Книгу можно купить в : Biblion.Ru 60р.
Оцените этот текст:


---------------------------------------------------------------
     Роберт Джордан "Око Мира", 1990 (Книга первая цикла "Колесо Времени")
     Robert Jordan "The Eye of The World", 1990 (Book One of The Wheel of Time)
     Перевод Т. Велимеев, А. Сизиков
     Изд-во "АСТ", 1996, серия "Век дракона"
     OCR & spellcheck by BACUMO Manuscript  http://manuscript.tripod.com
---------------------------------------------------------------

                           Харриет,
                           Навеки
                           Любимой всем сердцем,
                           Свету моей жизни.




     Время  от  времени дворец подрагивал, словно  сама земля содрогалась от
воспоминаний  и тяжко вздыхала,  не  желая поверить в случившееся. Солнечные
лучи,  прорываясь сквозь  трещины в стенах,  выхватывали  клубившуюся еще  в
воздухе  пыль.  Выжженные   отметины  пятнали   стены,  полы,   потолки.  На
вспучившихся  красках  и  позолоте  когда-то ярких  фресок виднелись широкие
черные мазки, хлопья сажи покрывали тела людей и животных, так и не сумевших
убежать  от  настигающего  их  безумия.  Мертвые  лежали  повсюду:  мужчины,
женщины, дети, -- искавшие спасения, когда в них из каждого коридора ударили
молнии,  когда их  объяло  подкравшееся сзади пламя,  когда  под  их  ногами
потекли каменные  плиты дворца,  в которых они  тонули  еще живыми, -- потом
воцарилось безмолвие. Но, в странном контрасте с окружающим, неповрежденными
остались  многоцветные  гобелены, сохранились  фрески. Лишь  там, где  стены
покосились,  творения  художников  были  попорчены. Мебель  с  превосходными
резными узорами, отделанная золотом и драгоценной костью,  стояла на прежних
местах,  только  кое-где  застывший  волнами  пол  опрокинул  стулья.  Удар,
поразивший разум и скрутивший рассудок, был нанесен  точно в цель, не  задев
роскошную обстановку.
     Льюс Тэрин Теламон бродил по дворцу,  ловко удерживая равновесие, когда
пол под ногами вздрагивал.
     -- Илиена! Любовь моя, где ты?
     Светло-серый плащ его потянул за  собой кровавый след, когда Льюс Тэрин
Теламон перешагнул через тело золотоволосой женщины; черты ее красивого лица
были искажены ужасом последнего мгновения  жизни, а открытые глаза застыли в
неверии.
     -- Где ты, жена моя? Куда все попрятались?
     В покосившемся зеркале на обожженном мраморе стены взор человека уловил
его  собственное  отражение. Королевские  одежды серого,  алого  и  золотого
цветов, --  одеяние,  некогда  великолепное,  из редкой  ткани,  привезенной
купцами  из-за  Мирового  Моря,  а  теперь  рваное  и  запачканное,  -- было
запорошено пылью, покрывавшей  и  лицо,  и волосы. На мгновение рука мужчины
коснулась эмблемы на  плаще -- черно-белый круг, цвета которого  разделялись
волной. Что-то он значил, этот символ. Но вышитый круг задержал  внимание не
надолго.  В  удивлении  Льюс  Тэрин Теламон  уставился  на  свое  отражение.
Высокий,  средних  лет, когда-то  красивый, но  теперь  седины в  его темных
волосах было гораздо больше,  морщины усталости  и забот  иссекли  лицо,  на
котором  выделялись  темные  глаза,  видевшие  слишком  многое.  Льюс  Тэрин
засмеялся и запрокинул голову; эхо покатило его смех по безжизненным залам.
     -- Илиена, любовь моя! Иди ко мне, жена! Ты должна увидеть это.
     Воздух  за его спиной зарябил,  задрожал и  уплотнился  в  человеческую
фигуру. Возникший словно бы ниоткуда мужчина стал осматриваться по сторонам,
неприязненно кривя губы. Не такой высокий, как Льюс Тэрин, он был облачен во
все  черное, за  исключением  ослепительно  белого  кружевного  воротника  и
отворотов высоких, до бедра, сапог, отделанных серебром. Он осторожно шагнул
вперед, брезгливо подхватив полы плаща, чтобы не коснуться им распростертого
тела. Пол дрогнул в  слабом толчке, но все внимание человека  в  черном было
приковано к смотрящему в зеркало и хохочущему мужчине.
     -- Повелитель Утра, -- произнес незнакомец, -- я пришел за тобой.
     Смех стих, как будто его и не было, и Льюс Тэрин, ничуть не удивленный,
повернулся.
     -- А-а, гость! У тебя есть Голос, незнакомец?  Скоро настанет время для
Песни,  все приглашены принять  в ней  участие. Илиена,  любовь  моя, у  нас
гость. Илиена, где же ты?
     Глаза  человека в черном  расширились,  взгляд метнулся к золотоволосой
женщине, затем обратно на Льюса Тэрина.
     -- Шайи'тан тебя побери, неужели порча уже так вцепилась в тебя?
     -- Это имя... Шай...  -- Льюс Тэрин вздрогнул и предостерегающе  поднял
руку. -- Не нужно было произносить это имя. Это опасно!
     -- Хоть это-то ты помнишь!  Опасно для  тебя,  глупец, не для меня. Что
еще ты помнишь? Вспоминай, идиот, ослепленный Светом! Я не допущу, чтобы все
кончилось, пока ты без памяти! Вспоминай!
     Минуту Льюс Тэрин, подняв руку, любовался узорами  копоти на ней. Затем
вытер руку о еще более грязное одеяние и повернулся к незнакомцу:
     -- Кто ты такой? Чего тебе надо?
     Человек в черном развернул плечи и надменно произнес:
     -- Когда-то меня называли -- Элан Морин Тедронай, но теперь...
     --  Предавший  Надежду,  -- прошептал Льюс Тэрин.  Воспоминания  начали
пробуждаться, но он мотнул головой, испугавшись их.
     -- Значит, кое-что ты помнишь. Да, Предавший Надежду! Так люди называли
меня, а тебя они прозвали Драконом, но я -- не ты, я не принял нового имени.
Они дали его мне, стремясь меня оскорбить,  но я заставил их склониться пред
этим именем и служить ему. А  как ты поступишь со своим именем? После  этого
дня люди будут звать тебя -- Убийца Родичей. Тебе нравится новое имя?
     Льюс Тэрин обводил взглядом разоренный зал.
     --  Илиена должна быть здесь и  встречать гостя, -- отсутствующим тоном
пробормотал он, затем сказал во весь голос: -- Илиена, где же ты?
     Пол  вздрогнул,  тело   золотоволосой  женщины   шевельнулось,   словно
откликаясь на призыв. Льюс Тэрин не замечал ее. Элан Морин скривился.
     -- Посмотри на  себя, --  сказал он с презрением.  -- Было время, и  ты
первым стоял среди  Слуг.  Было  время,  и  ты  владел  Кольцом  Тамерлина и
восседал на Высоком  Троне. Было время,  и ты призывал к себе Девять  Жезлов
Владычества. Взгляни на себя  теперь! Жалкое  растерзанное  создание.  Но  и
этого тебе мало. Ибо ты унизил меня в Зале Слуг. Ты одолел меня пред Вратами
Пааран Дизен.  Но теперь я более велик.  Я не дам тебе  умереть в неведении.
Когда  ты  умрешь,  последней  твоей  мыслью  будет  мысль  о  твоем  полном
поражении,  ты  осознаешь, сколь оно  глубоко.  Если  я вообще позволю  тебе
умереть!
     --  Не  могу понять,  куда делась  Илиена.  У  нее  найдутся  для  меня
неласковые слова, если  она  подумает, что  я прячу  от нее  гостя. Надеюсь,
беседа с ней  понравится тебе, а  ее-то она точно обрадует. Но предупреждаю:
ты  рискуешь  провести  остаток дней  своих,  рассказывая  ей обо  всем, что
знаешь.
     Отбросив черный плащ за спину, Элан Морин воздел руки.
     -- Как жаль, --  посетовал он, -- что  здесь  нет  кого-нибудь из твоих
Сестер. Я никогда не был  искушен в Исцелении, а сейчас я  --  последователь
иной силы. Но ни одна из них не смогла  бы дать тебе больше нескольких минут
ясного  ума, даже  если  ты и  не успел бы сокрушить  ее  первой.  То, что я
сделаю,  сослужит  неплохую  службу  и для  моих целей.  -- Его  улыбка была
неожиданна и жестока.--Но, боюсь, Шайи'таново исцеление отличается  от всего
того, что тебе известно. Исцелись, Льюс Тэрин!
     Он простер руки, и свет потускнел, словно бы тень легла на солнце.
     Боль вспыхнула в Льюсе Тэрине,  и  он закричал; крик  исторгся из самой
глубины его души, крик, который он  не  мог  остановить. Огонь опалил его до
мозга костей, по жилам хлынула кислота. Он выгнулся дугой и рухнул спиной на
мраморный  пол,  ударившись  головой.  Сердце   бешено  колотилось,  готовое
вырваться  из  груди, каждый  удар  пульса  вновь  вгонял  в него пламя.  Он
беспомощно содрогался и извивался в конвульсиях, его череп, грозя взорваться
от  боли,  превратился  в  источник  неимоверных  страданий.  Хриплые  вопли
разносились по всему дворцу.
     Медленно, очень  медленно боль отступила. Она  отпускала  Льюса  Тэрина
долго, чуть ли не тысячу  лет; он  лежал на полу,  дрожа и судорожно  хватая
воздух горящим ртом. Казалось, прошла еще тысяча лет,  прежде чем Льюс Тэрин
сумел приподняться, напрягая непослушные мышцы-медузы; его качало из стороны
в сторону, когда он, опираясь на ладони и колени, встал на четвереньки. Взор
Льюса Тэрина упал на золотоволосую  женщину, и вопль, сорвавшийся с его уст,
не  мог  сравниться  ни  с  одним криком, что  прежде вырвала из  него боль.
Шатаясь,  едва не падая, он подполз к  жене. Чуть ли не  все оставшиеся силы
ушли на то, чтобы  подтянуть Илиену к себе  и обнять. Дрожащими руками Льюис
Тэрин убрал волосы с лица женщины, вглядываясь в ее широко раскрытые глаза.
     --  Илиена! Да  поможет мне  Свет,  Илиена! --  Он склонился  над  ней,
стараясь  прикрыть собой, еле сдерживая  в  горле рыдания и  стоны человека,
которому незачем больше жить. -- Нет, Илиена! Нет!
     -- Ты можешь вернуть ее,  Убийца Родичей. Великий Повелитель Тьмы может
оживить ее, если ты будешь служить ему. Если будешь служить мне.
     Льюс Тэрин поднял голову, и облаченный в черное человек невольно шагнул
назад, увидев его горящие ненавистью глаза.
     -- Десять  лет,  Предатель, -- тихо  произнес Льюс Тэрин --  тихо,  как
звучит  обнажаемый клинок.  -- Десять лет, как твой  гнусный хозяин разрушил
мир. А теперь это. Я...
     -- Десять лет! Ты,  жалкий  глупец!  Эта война длится не десять лет,  а
идет  с  начала времен. Ты  и я сражались  в тысячах битв на  каждом обороте
Колеса,  тысячи  тысяч  раз, и  мы  будем сражаться  до  тех  пор,  пока  не
остановится время и не восторжествует Тень!
     Последние слова он выкрикнул, взметнув вверх сжатый кулак, и теперь уже
Льюс  Тэрин отшатнулся,  с трудом переводя  дыхание,  заметив,  как сверкают
глаза Предателя.
     Осторожно  Льюс  Тэрин опустил  Илиену,  нежно  провел  пальцами по  ее
волосам. Когда он встал,  слезы застилали взор, но голос его отдавал холодом
и металлом.
     --  Что бы ты  ни сделал,  этому  не будет  прощения, Предатель, но  за
смерть Илиены я уничтожу тебя, и твой хозяин не поможет тебе. Готовься к...
     -- Вспомни,  ты, глупец! Вспомни  тщету  своего нападения  на  Великого
Повелителя Тьмы!  Вспомни ответный удар! Вспомни! Даже теперь Сто  Спутников
раздирают мир на части, и каждый день еще сто человек присоединяются  к ним.
Чья  рука погубила Илиену Солнечноволосую, Убийца Родичей?  Не  моя. Нет, не
моя! Чья рука поразила  всякую жизнь, которая несла в себе  хоть каплю твоей
крови, всех, кто  любил тебя, всех,  кого  любил ты? Не моя, Убийца Родичей.
Нет, не моя. Вспомни все, и ты узнаешь цену за сопротивление Шайи'тану!
     Внезапно по лицу  Льюса Тэрина, покрытому копотью  и грязью, покатились
капли пота. Он вспомнил: туманное воспоминание, похожее на сон во сне, но он
понял, оно -- правда.
     Стены  отразили  дикий  рев  человека, вдруг открывшего, что  душа  его
проклята навеки, проклята за  деяния  его  собственных рук. Он стал царапать
лицо, словно желая  вырвать глаза и  не видеть того, что содеял. Везде, куда
бы  Льюс  Тэрин ни  устремлял взгляд, он видел мертвых. Были они растерзаны,
изломаны,   опалены   огнем,   наполовину  поглощены   камнем.  Везде   были
безжизненные лица  тех,  кого он знал, тех, кого он  любил. Старые  слуги  и
друзья детства, верные  соратники, прошедшие с ним через многие годы битв. И
его дети. Его сыновья и дочери, замершие навсегда, лежащие словно  сломанные
куклы. Все пали от его руки. Лица детей обвиняли, невидящие глаза вопрошали,
-- и слезы его  не стали для  них ответом.  Смех Предателя стегал, как кнут,
заглушая стоны. Льюс Тэрин больше не мог видеть эти  лица, терпеть эту боль.
Не мог вынести всего этого. В отчаянии он потянулся к Истинному Источнику, к
попорченному Саидин, и Переместился.
     Местность  оказалась  ровной  и  пустынной.  Поблизости несла свои воды
река,  широкая  и прямая, но Льюс Тэрин ощущал,  что на сотню лиг  вокруг не
было ни  души. Он был  один,  в таком одиночестве, в каком  может  пребывать
человек, пока жив, но от воспоминаний тем не менее убежать не удалось. Глаза
преследовали  его, преследовали по  бесконечным пещерам разума.  Он  не  мог
спрятаться от них. Глаза  его детей. Глаза Илиены. Слезы  блеснули  на щеках
Льюса Тэрина, когда он поднял лицо к небу.
     -- Свет, прости меня!
     Он не верил, что прощение придет. За то, что он сделал, -- нет. Но Льюс
Тэрин Теламон все равно кричал, обращаясь к  небу, моля  о том,  чего не мог
получить, моля о прощении, не веря в то, что может быть прощен.
     Он по-прежнему  касался Саидин, мужской половины силы,  которая  правит
Вселенной  и вращает  Колесо Времени,  и ощущал маслянистое пятно, пачкающее
его поверхность, -- пятно ответного удара Тени,  пятно, которое  обрекло мир
на гибель. Из-за него. Так как в гордыне  своей он возомнил, что люди  могут
сравниться  с Создателем, что они  могут восстановить созданное Творцом,  но
людьми же испорченное. В гордыне своей он верил в это.
     Льюс  Тэрин потянулся к Истинному Источнику, жадно припав к  нему,  как
умирающий от жажды  -- к сосуду с водой. Он стал быстро черпать Единую Силу,
больше, чем мог направить без посторонней помощи, и кожу его словно охватило
пламенем. Напрягаясь  изо  всех сил,  он  заставил себя  вобрать еще больше,
стараясь вычерпать все.
     -- Свет, прости меня! Илиена!
     Воздух обратился в  пламя, огонь стал  жидким сиянием. С  неба  ударила
молния, и всякий, кто хоть на миг бы узрел ее, выжег бы себе  глаза и ослеп.
Сорвавшись с небес, огненная стрела пронзила Льюса Тэрина Теламона и прожгла
себе  путь в недра земли. Едва она коснулась скалы, как та обратилась в пар.
Земля заметалась и  затряслась, словно живое существо в предсмертной агонии.
Исчез сияющий  стержень,  на одно биение  сердца связавший  землю и небо,  и
земля пошла волнами, словно море в бешеный шторм. Плавящиеся  скалы взлетели
вверх на сотни футов, вздыбилась стонущая  земля, взметнув еще выше пылающий
фонтан, С воем примчались ветры --  с севера и с  юга, с востока и с запада.
Они  с  хрустом  переламывали  деревья, словно  те  были  тонкими прутиками,
яростные порывы своими ударами  и пронзительным свистом как бы помогали горе
расти все выше к небу. Все выше к небу, все выше.
     Наконец ветры стихли, земля успокоилась, подрагивая в  такт отдаленному
грохоту.  От Льюса Тэрина  Теламона не осталось и следа.  Там, где он стоял,
теперь, устремившись на мили в небо,  возвышалась гора; пышущая жаром земных
глубин лава  еще  выплескивалась из  обломанной верхушки.  Катаклизм сдвинул
русло прежде прямой реки в сторону; теперь она большой дугой огибала гору, и
в самой середине реки, разделяя ее на  два  рукава,  возник длинный  остров.
Тень от горы  почти  достигала острова,  ее мрачная полоса легла на  равнину
печатью зловещего пророчества. Какое-то время единственным звуком был глухой
протестующий гул.
     Воздух  над островом замерцал  и сгустился.  Появилась фигура человека.
Мужчина  в  черном  стоял  и  разглядывал  огненную  гору,  поднявшуюся  над
равниной. Черты его лица исказились от ярости и презрения.
     -- Ты не  уйдешь так просто, Дракон. Меж  нами еще не все кончено. И не
кончится -- до скончания времен!
     Затем он исчез, а гора и остров остались одни. Остались ждать.

     И пала Тень на землю, и раскололся Мир, как камень. И отступили океаны,
и сгинули горы, и народы  рассеялись по восьми сторонам Мира.  Луна была как
кровь, а  солнце как  пепел.  И  кипели моря, и  живые позавидовали мертвым.
Разрушено было все, и все  потеряно, все, кроме памяти, и одно  воспоминание
превыше  всех прочих -- о том, кто принес Тень и Разлом Мира. И имя ему было
-- Дракон.

     (из Алет нин Таэрин алта Камора,
     Разлом Мира.
     Неизвестный автор, Четвертая Эпоха)


     И  явилось это  в  те дни, как являлось раньше и как будет являться  не
раз, -- Тьма тяжко легла на землю и омрачила сердца людей, и увяли листья, и
пожухли травы, и умерла надежда. И возопили люди к Создателю, говоря: О Свет
Небес,  Свет   Мира,   пусть  гора  родит  Обещанного,   о  котором  говорят
пророчества,  как  то  было  в  эпохах  прошедших  и как то  будет в  эпохах
грядущих. Пусть  Принц Утра споет земле  о  зеленеющей  траве  и о  долинах,
полнящихся агнцами. Пусть  длань Повелителя  Рассвета укроет  нас  от Тьмы и
великий меч справедливости защитит нас. Пусть вновь несется Дракон на ветрах
времени.

     (из Харал Дрианаан тэ Каламон,
     Цикл Дракона.
     Неизвестный автор, Четвертая Эпоха)








     Вращается  Колесо  Времени,   приходят  и  уходят   Эпохи,  оставляя  в
наследство  воспоминания,  которые  становятся  легендой. Легенда  тускнеет,
превращаясь в  миф,  и даже миф  оказывается давно  забыт,  когда Эпоха, что
породила  его, приходит вновь. В  Эпоху, называемую Третьей  Эпохой,  Эпоху,
которая еще будет, Эпоху, давно минувшую, поднялся ветер в  Горах Тумана. Не
был ветер началом. Нет ни начала, ни конца оборотам Колеса Времени. Оно само
-- начало всех начал.
     Ветер,  что родился под пиками, вечно одетыми в облака, давшие горам их
название, дул  на восток, через  Песчаные  Холмы,  что до Разлома Мира  были
берегом  великого  океана. Он  устремился  в  Двуречье,  в  буреломный  лес,
прозванный  Западным  Лесом,  и  врезался  в  двух  человек, идущих  рядом с
лошадью,  запряженной  в  двуколку.  Они  спускались  по  усеянному  камнями
проселку, который назывался Карьерная Дорога. Ветер  дышал  ледяным  холодом
снежных зарядов, хотя весна должна была наступить уже добрый месяц назад.
     Порывы  ветра  налетели  на  Ранда ал'Тора, прижали плащ  к его  спине,
обернули  вокруг  ног шерстяную ткань серо-бурого цвета,  а затем  принялись
трепать край плаща. Ранд подумал, что стоило бы одеться потеплее, взять  еще
одну рубаху или накинуть плащ потяжелее. Попытка справиться  с плащом  одной
рукой  -- в другой он сжимал лук с наложенной на тетиву стрелой -- ни к чему
хорошему не привела:  пока он возился с  плащом, тот ухитрился зацепиться за
колчан, висящий у Ранда возле бедрам
     Когда сильный порыв ветра выдернул плащ у него из рук, Ранд через спину
косматой гнедой кобылы взглянул на отца. Он чувствовал себя  немного неловко
из-за  своего желания  убедиться, что Тэм все еще рядом, но такой уж выдался
день.  Завывал ветер, но,  когда вой утихал, стояла тишина.  Тихий скрип оси
двуколки   звучал   неестественно   громко.  В  лесу   не   пели  птицы,  не
пересвистывались на ветках белки. Ранд этого и не ждал.-- в такую-то весну.
     Зелеными были только те деревья, что не сбросили на зиму листья и хвою.
Камни  и  корни деревьев оплетала  коричневая спутанная паутина прошлогодних
побегов куманики. Среди трав больше всего было  крапивы, попадались растения
с  колючками и репьями,  некоторые, когда их подминал под  себя неосторожный
сапог,  отвратительно воняли.  В глубокой тени  плотно стоящих  деревьев еще
сохранились белые  снеговые тропки. Туда  не могли пробиться солнечные лучи,
не имевшие ни нужной силы, ни тепла. Бледное  солнце  зацепилось за верхушки
деревьев на востоке,  но свет его был подернут темной рябью, будто смешанный
с тенью. Утро было тревожным, наводящим на малоприятные размышления.
     Без всякой задней мысли  Ранд потрогал на хвостовике стрелы прорезь для
тетивы, готовый одним плавным движением подтянуть ее к щеке -- как  учил его
Тэм. На фермах зима  выдалась тяжелой,  худшей из всех, что помнили старики,
но в горах она  должна была  оказаться  еще более  жестокой, если судить  по
количеству волков, устремившихся с гор в Двуречье. Волки совершали набеги на
овчарни  и нацеливались  на хлева, чтобы добраться до скотины и лошадей.  За
овцами  повадились и медведи --  и  это там, где медведей  годами не видели.
Выходить со  двора с наступлением темноты стало небезопасно. Столь же часто,
как и  овцы,  добычей  зверей  становились  люди, и не только  после  захода
солнца.
     По  другую сторону  от Белы  равномерно шагал Тэм, используя  копье как
дорожный посох и не обращая внимания на ветер, который играл его  коричневым
плащом, развевая его,  точно знамя. Время от времени он  легонько похлопывал
кобылу  по  боку,  чтобы  та не останавливалась.  Плотного  телосложения,  с
могучей грудью  и  с широким  лицом, в это  утро он был единственной  опорой
реального мира,  словно  камень  в  самой  середине  медленно  проплывающего
видения. Пусть морщинисты его загорелые щеки, пусть седина выбелила когда-то
темные  волосы, но в нем была прочность -- поток мог бурлить вокруг него, но
сбить  его  с  ног был  не в  силах. Тэм  спокойно шагал по дороге.  Волки и
медведи были, как он говаривал, "зверье что надо", и любой, кто держит овец,
должен  их  опасаться,  но  им  лучше не  пытаться остановить Тэма  ал'Тора,
направляющегося в Эмондов Луг.
     Виновато  вздрогнув,  Ранд  вернулся  к  наблюдению  за  своей стороной
дороги: деловитость  Тэма напомнила ему о собственных обязанностях. Ранд был
на голову выше  отца, выше любого в округе, но телосложением мало походил на
Тэма, за  исключением, пожалуй, широких плеч. Серые глаза и рыжеватые волосы
достались Ранду, как утверждал  Тэм, от  матери. Она была нездешней, и  Ранд
плохо ее помнил, разве что  улыбающееся лицо, хотя каждый год  -- весной,  в
Бэл Тайн, и летом, в День Солнца,.-- приносил цветы на ее могилу.
     В повозке лежали два  маленьких бочонка яблочного бренди  Тэма, там  же
находились восемь больших бочек яблочного сидра -- небольшая, доля спиртного
из зимних  запасов. Каждый год  Тэм доставлял такой груз в гостиницу "Винный
Ручей",  чтобы было  что выпить в  Бэл Тайн. Он заявил,  что этой весной его
может  остановить  только нечто большее, чем просто  волки и холодный ветер.
Из-за волков-то они и не были в деревне несколько недель. В эти дни даже Тэм
не уходил с фермы  надолго. Но относительно бренди и сидра  Тэм дал слово, а
для Тэма было важно исполнить обещанное, -- даже если ему придется  отложить
доставку груза до кануна Праздника. А Ранд только рад был выбраться с фермы,
почти так же рад, как и самому Бэл Тайну.
     Ранд  следил за своей стороной дороги  и вдруг почувствовал, что за ним
кто-то  наблюдает. Какое-то время он старался не обращать на это внимания --
среди деревьев  ничто не шелохнулось, не раздалось  ни звука,  только  ветер
шумел. Но ощущение не только не исчезло, оно стало сильнее. Волоски на руках
шевельнулись, по коже пробежал зуд,  ее защипало, словно бы ее кололи тысячи
иголок.
     Ранд раздраженно перехватил лук,  чтобы почесать руки, и  приказал себе
не поддаваться  фантазиям. С его стороны леса ничего не  было, а Там  сказал
бы, если что-то произошло с его стороны. Ранд бросил взгляд через плечо... и
прищурился. Не  более  чем  в  двадцати  спанах за  ними по дороге следовала
верхом на лошади фигура в плаще, лошадь и всадник одинаково черные, унылые и
без единого светлого пятна.
     Скорее машинально, Ранд отступил на шаг, к борту повозки.
     Плащ скрывал всадника до голенищ сапог,  капюшон был надвинут так,  что
не позволял  ничего разглядеть.  Ранд  смутно  подумал, что во всаднике есть
что-то странное, взгляд  притягивало остающееся  в тени  лицо под капюшоном.
Видны были лишь неясные  очертания лица,  но у  Ранда возникло ощущение, что
смотрит он  прямо в  глаза верховому.  И взгляда он отвести не мог. В животе
появилась вызывающая тошноту слабость. Под капюшоном Ранд видел только тень,
но ощущал ненависть, ощущал так же  остро, как  будто смотрел в перекошенное
от злобы лицо, -- ненависть ко всему живому. И  сильнее всего -- ненависть к
нему.
     Вдруг Ранд споткнулся  о подвернувшийся  под ногу камень, и  взгляд его
оторвался  от  темного  всадника.  Он пошатнулся и,  выронив лук на  дорогу,
уцепился рукой за упряжь Белы, -- если бы не это, он  наверняка бы грохнулся
спиной  наземь. Испуганно фыркнув, кобыла остановилась и  повернула  голову,
чтобы увидеть, что ее там схватило.
     Тэм хмуро глянул на Ранда поверх спины Белы:
     -- Что там с тобой, парень?
     -- Всадник, -- выдохнул Ранд, выпрямляясь. -- Кто-то чужой едет за нами
по пятам.
     -- Где?  -- Старший поднял копье  с широким наконечником  и  пристально
посмотрел назад.
     -- Там, на... -- Слова застряли  у Ранда в горле, когда  он повернулся,
чтобы показать преследователя. Дорога была пуста.  Не  веря своим глазам, он
всмотрелся  в  лес по обе  стороны дороги.  Среди деревьев с  голыми ветвями
спрятаться  было  никак нельзя, но там не было  ни  намека на лошадь  или на
всадника. Его глаза  встретились  с сомневающимся взглядом  отца. -- Он  был
там. Человек в черном плаще и на черной лошади.
     -- Не сомневаюсь в твоих словах, парень, но куда он делся?
     -- Не знаю, но он там был.
     Ранд поднял лук  и стрелу, торопливо проверил оперение, приложил стрелу
и  наполовину натянул  лук,  но  сразу же ослабил тетиву. Целиться было не в
кого.
     -- Он был!
     Тэм покачал седеющей головой:
     -- Ну, если  ты  так говоришь, парень...  Пойдем  посмотрим.  От лошади
останутся отпечатки копыт, даже на такой почве.
     Он развернулся и сделал несколько шагов, его плащ хлопал на ветру.
     -- Если мы обнаружим  следы,  то будем уверены в том, что он был здесь.
Если же нет... Что ж,  значит, эти дни заставляют человека  думать,  что  он
что-то видит.
     Вдруг Ранда  осенило, что такого странного было  во всаднике, не считая
того, был  ли  он  вообще. Ветер, который стегал Тэма и  его, оказался  не в
силах приподнять полы того черного плаща. У Ранда разом пересохло во рту. Он
должен был сообразить  это. Отец  прав; это утро  играет  нехорошие  шутки с
воображением. Но Ранду в это  как-то не верилось.  Вот только  как высказать
отцу, что незнакомец, --  похоже, просто растворившийся в воздухе, -- одет в
плащ, которому нет дела до ветра?
     Обеспокоенно нахмурившись,  Ранд всматривался в окружающий лес, который
теперь выглядел иначе, чем раньше.  Юноша свободно бегал по лесу, чуть ли не
с  того  возраста, как  начал ходить. Учился  плавать в озерцах  и  речушках
Приречного  Леса,  что за  последними фермами  к востоку от  Эмондова  Луга.
Бродил  по Песчаным Холмам -- о которых многие в Двуречье говорят,  будто те
приносят  несчастье.  Однажды он,  вместе со  своими лучшими друзьями  Мэтом
Коутоном и Перрином Айбара, добрался  до самых подножий  Гор Тумана, намного
дальше того,  куда решалось зайти большинство жителей Эмондова Луга, для тех
событием  было  и путешествие в соседнюю деревню, к  Сторожевому Холму или к
Дивен  Райд.  Но  нигде  Ранду  не  встретилось  мест,  к которым  следовало
относиться с опаской. Однако сегодня Западный Лес не походил на тот лес, что
он помнил. Человек, который исчезает так неожиданно, столь же внезапно может
и появиться, возможно, даже прямо перед ними.
     --  Нет, отец,  не надо!  -- Когда  Тэм,  удивленный, остановился, Ранд
спрятал свой румянец, натянув поглубже капюшон плаща. -- Наверное, ты  прав.
Незачем искать то, чего здесь нет. Нет смысла впустую тратить время, мы  как
раз успеем добраться до деревни и укрыться от этого ветра.
     --  Чтобы согреться, мне хватит трубки и кружки эля, -- медленно сказал
Тэм. Он ухмыльнулся: -- А ты, по-моему, очень хочешь увидеть Эгвейн.
     Ранд вымученно улыбнулся. Сейчас  ему  меньше  всего хотелось думать  о
дочке мэра. Мысли его и так были в крайнем беспорядке. За последний год она,
когда бы они  ни  встретились, постоянно сбивала  его с  толку. И, что  хуже
всего, она, похоже, не сознавала  этого. Нет, Ранду  определенно не хотелось
забивать себе сейчас голову еще и мыслями об Эгвейн.
     Ранд надеялся, что отец не заметил,  как  он  испуган, когда  Тэм вдруг
сказал:
     -- Помни пламя, парень, и пустоту.
     Этому необычному  упражнению  Ранда научил  Тэм.  Сконцентрироваться на
язычке  пламени и  отправить в  него  все  свои сильные  чувства  --  страх,
ненависть,  гнев,  --  пока  разум не станет пуст.  Стань  един  с пустотой,
говорил  Тэм, и ты будешь способен на все. Никто  больше в Эмондовом Лугу не
говорил так. Но на  ежегодных состязаниях лучников, в день Бэл Тайна, победы
все время одерживал Тэм -- со своими пламенем и пустотой. Ранд спросил себя,
удастся ли ему самому стать одним из первых, если совладает с пустотой и она
ему  поможет.  Упоминание  Тэма означало, что отец все  заметил,  но  больше
ничего об этом тот не сказал.
     Тэм  причмокнул, погоняя  лошадь, и они пошли по  дороге дальше, причем
старший зашагал с таким видом, будто ничего не  произошло и ничего произойти
и не могло. Ранд попробовал, подражая ему, достичь пустоты в своем сознании,
но постоянно мысли соскальзывали на образ всадника в черном плаще.
     Ему  хотелось  верить,  что  Тэм  прав  и  всадник  --  лишь  игра  его
воображения,  но он очень хорошо помнил то ощущение ненависти. Кто-то был. И
этот кто-то затаил на него зло.  Ранд не оглядывался, пока не оказался среди
высоких, островерхих, крытых соломой домов Эмондова Луга.
     Деревня находилась вблизи Западного Леса, который к околице мало-помалу
редел, но несколько деревьев стояли возле крепких каркасных домов. Местность
полого опускалась к  востоку. Фермы,  огороженные плетнями поля и  пастбища,
перемежаемые иногда заплатами  рощиц, стеганым одеялом покрывали Двуречье за
деревней вплоть  до Приречного Леса с его путаной сетью  речушек и прудов. К
западу земля была  весьма плодородной, и трава на  тучных пастбищах росла  в
изобилии почти все годы, но фермы  в Западном Лесу можно было пересчитать по
пальцам. Но даже их не было на мили вокруг от Песчаных Холмов, не говоря уже
о Горах Тумана, что возвышались за  лесом и,  хотя и вдалеке, ясно виднелись
из Эмондова Луга. Некоторые заявляли, что в  тех  местах слишком много скал,
-- будто где-то в Двуречье их не было, -- другие утверждали, что те места не
приносят  счастья. Кое-кто ворчал вполголоса о том,  что нет никакого  проку
жить к горам ближе, чем нужно. Что бы ни было тому причиной, но только самые
смелые обзаводились фермами в Западном Лесу.
     Как только двуколка въехала в  деревню, сразу вокруг нее стайками стали
кружиться  ребятишки  и собаки.  Бела  терпеливо  брела  вперед,  не обращая
внимания на  галдящих  мальчишек, что  вертелись  у  нее под  носом, играя в
пятнашки и гоняя обручи. В прошлые месяцы детям было не до веселья и  игр на
улице:  страх  перед  волками  удерживал  их по  домам,  даже  когда  погода
смягчилась. Казалось, наступающий Бэл Тайн заново научил их играть.
     Близкий Праздник сказывался  и на  взрослых. Широкие ставни  распахнуты
настежь, и почти в каждом  окне хозяйки в  передниках и с  длинными  косами,
заправленными  под  головные   платки,  проветривали  простыни  и   взбивали
перекинутые через подоконники  и свешивающиеся  из окон  перины. Пробивается
листва  на  деревьях  или  нет,  но ни одна  женщина  не позволит  Бэл Тайну
наступить раньше, чем будет закончена весенняя приборка.  В  каждом дворе на
заборах  висели  коврики,  и  ребятишки,  которые  не  оказались  достаточно
проворными,  чтобы сбежать на улицу, вымещали обиду за крушение своих планов
на  половиках,   поднимая  клубы  пыли  плетеными  выбивалками.  Там  и  тут
рачительные хозяева  ползали по крышам, проверяя, какой урон  нанесла зима и
не нужно ли позвать кровельщика, старого Кенна Буйе.
     Не  раз  Тэма  останавливали  для  короткого  разговора.  Его  и  Ранда
несколько недель не было в деревне, и каждый  хотел узнать, как обстоят дела
на ферме. Из Западного Леса уже  прибыло несколько человек. Тэм рассказал об
ущербе, причиненном зимними вьюгами, одна хуже другой, о ягнятах, родившихся
мертвыми, о бурых пашнях, где должно было уже прорасти зерно, о выгонах, где
давно  должна  бы зеленеть  трава,  о воронах, сбивающихся  стаями там,  где
раньше   годами   вили  гнезда   певчие  птицы,  Хмурые  разговоры  на  фоне
приготовлений к Бэл Тайну, и еще больше озабоченных покачиваний  головами. И
так со всех сторон.
     Большинство мужчин пожимали плечами и говорили: "Что ж, переживем, будь
на то воля Света". Кое-кто ухмылялся и добавлял: "И если не будет на то воли
Света, все равно переживем".
     Такова была жизнь людей  Двуречья. Народа, которому приходится смотреть
на  то,  как град побил его зерно, как  волки уносят  его ягнят, и  которому
нужно начинать все заново -- неважно, сколько лет это продолжается, -- такой
народ  так  просто  не  уступит.  Почти  все  те,  кто  быстро  сдался,  уже
давным-давно умерли.
     Тэм не остановился бы из-за Вита Конгара, если  бы тот не протянул свои
ноги  поперек улицы -- ни проехать, ни  пройти. Конгары, как и Коплины, (эти
две семьи  так  перемешались, что никто точно не знал,  где кончается одна и
начинается  другая) -- от Дивен Райд  и до Сторожевого Холма, а  может, и до
Таренского Перевоза были известны как вечно чем-то недовольный, постоянно на
что-то жалующийся да еще и причиняющий всякие беспокойства народец.
     -- Мне нужно передать это Брану  ал'Виру, Вит,  -- сказал Тэм, кивая на
бочонки в  повозке, но тощий Вит оказался упрям.  Он с кислой миной разлегся
на своем крыльце, а не на крыше,  хотя та явно нуждалась во внимании мастера
Буйе. Готовностью  взяться  за  какое-либо дело второй раз или закончить раз
начатое  Вит не  славился. Многие  из  Коплинов  и Конгаров походили этим на
него, а кто не был похож, оказывался еще хуже.
     -- Ну,  ал'Тор, что будем делать с Найнив? -- вопросил Конгар. -- Нам в
Эмондовом Лугу такая Мудрая без надобности.
     Тэм тяжело вздохнул:
     -- Это не наша забота, Вит. Мудрая -- дело женщин.
     -- Да ладно,  надо же что-то  делать,  ал'Тор. Она  говорила, что будет
мягкая зима. И добрый урожай. А  теперь  спроси-ка  у нее, что она  слышит в
ветре, так она лишь нахмурит брови, посмотрит сердито да ногой топнет.
     -- Если ты спросишь ее так, как спрашиваешь обычно, Вит, -- сказал Тэм,
не теряя выдержки, -- считай, что тебе  повезло,  если она не поколотит тебя
своим посохом. А сейчас, если ты не против, это бренди...
     -- Найнив ал'Мира  чересчур  молода для Мудрой,  ал'Тор. Если ничего не
делает Круг Женщин, значит, должен вмешаться Совет Деревни.
     -- Какое тебе дело до Мудрой, Вит Конгар? -- взвился женский голос. Вит
дернулся и поджал ноги, когда из дома показалась его  жена. Дейз Конгар была
вдвое больше мужа в обхвате, без единой унции жира и с грубыми чертами лица.
Она свирепо глядела на мужа, уперев руки в бедра. -- Ты лезешь в дела  Круга
Женщин,  а вот  посмотрим,  как тебе  понравится  есть собственную  стряпню.
Которую ты будешь готовить не  на  моей кухне. И как  ты  будешь сам стирать
свою одежонку, и как тебе  будет спаться одному на кровати. Которая будет не
под моей крышей!
     -- Но, Дейз, -- заскулил Вит, -- я только...
     -- С вашего  позволения,  Дейз,  -- сказал  Там.  -- Вит! Да осияет вас
Свет!
     Он пустил Белу шагом в обход тощего малого. Покамест внимание Дейз было
поглощено мужем, но в любой момент до нее могло дойти,  с кем беседовал Вит.
И тогда...
     Именно  поэтому  Тэм  и Ранд  и не принимали  приглашений  остановиться
ненадолго  и перекусить или выпить чего-нибудь горячего. Едва завидев  Тэма,
добрые  хозяйки  Эмондова  Луга  делали  стойку,  словно  гончие,  почуявшие
кролика. Любая  из них в точности  знала, кто  в самый раз  подойдет  в жены
вдовцу с хорошей фермой в придачу, пускай даже и в Западном Лесу.
     Ранд  шел в  этом  отношении  почти вровень с Тэмом, а иногда, может, и
опережал отца. Не раз, когда Тэма не оказывалось рядом, его почти загоняли в
угол, не оставляя иного способа к бегству, кроме проявления невоспитанности.
Усадив  на  стул  подле  кухонного  очага, его потчевали печеньем,  медовыми
пряниками и пирожками с мясом. И всегда  глаза хозяйки взвешивали и обмеряли
Ранда с такой  же точностью, как весы и мерные ленты торговца, пока сама она
толковала: мол, угощенье по  вкусу ни в  какое сравнение  не идет с тем, что
готовит ее вдовая сестрица,  или кузина, которая  всего-то на год ее старше.
Тэму, конечно, не стоит брать молоденькую, убеждала его хозяйка. Хорошо, что
он  так  любил  свою жену, -- это  сулит  только хорошее той, кто станет его
женой, -- но уж больно долго Тэм в трауре. Ему нужна хорошая женщина. Это же
очевидно,  утверждала  добровольная  сваха,  что  мужчине  не  обойтись  без
женщины, которая  заботилась бы о  нем  и оберегала  от волнений. Хуже всего
бывало с теми, которые, многозначительно помолчав после такого вступления, с
нарочитой небрежностью спрашивали потом, сколько сейчас лет ему.
     Как  у  большинства   двуреченцев,  в  натуре  Ранда  ярко  проявлялось
упрямство. Чужеземцы иногда говорили, что по этой, чуть ли  не главной черте
характера  всегда можно узнать  людей  из Двуречья:  те вполне  могут давать
уроки  упрямства мулам  и учить  этому  камни. Хозяйки большей  частью  были
добрыми  и  славными женщинами, но Ранд терпеть не мог, когда его к  чему-то
принуждают,  и  из-за их обращения  чувствовал себя так, будто  его погоняют
палками.  Поэтому  теперь он шагал быстро  и всем  сердцем  хотел, чтобы Тэм
поторопил Белу.
     Вскоре  улица  вышла  на  Лужайку  -- широкую  площадь посреди деревни,
обычно поросшую  толстым  травяным  ковром.  Этой весной на  Лужайке,  среди
желтовато-бурой  жухлой травы  и  черноты  голой земли,  проглядывали  всего
несколько островков  новой  зелени.  Неподалеку вышагивали  вперевалку  пара
дюжин  гусей, оглядывая землю  маленькими блестящими глазками, но  не находя
ничего, что  заслуживало бы их внимания. Кто-то привязал корову попастись на
скудной растительности.
     На западной  стороне  Лужайки  из-под Камня  брал начало  Винный Ручей,
который никогда не иссякал. Его  течение было  настолько  сильным, что могло
сбить человека с ног, а  вода оправдывала название ручья своей свежестью. От
этого истока, быстро  расширяясь, торопливо  текла на восток Винная Река, ее
берега  заросли ивой  до мельницы  мастера Тэйна и даже  дальше, пока она не
разделялась на  дюжины протоков  в болотистых дебрях Приречного  Леса. Возле
Лужайки  через  прозрачный поток  были  переброшены  два низких  огражденных
мостика  и  еще  один, пошире  и  покрепче,  чтобы  мог  выдержать  повозки.
Фургонный  Мост отмечал  место,  где Северная Дорога, идущая  от  Таренского
Перевоза  и Сторожевого  Холма, становилась Старым Трактом,  ведущим к Дивен
Райд. Чужестранцы иногда находили забавным, что  одна  и та  же дорога имеет
разные названия: одно --  к северу, а  другое -- к югу. Но таков был обычай,
который,  сколько помнили в Эмондовом Лугу, был всегда, и значит, так тому и
быть. Для народа Двуречья вполне резонная причина.
     На  дальней  стороне  мостков  виднелись  подготовленная  к  Бэл  Тайну
земляная насыпь для  костров и три аккуратные поленницы дров, почти такой же
высоты,  что  и дома. Какой  бы  ни был Праздник,  костры должны  гореть  на
Лужайке, но не на самой траве, даже такой, как сейчас, а на очищенной земле.
Возле Винного Ручья десятой два пожилых женщин устанавливали Весенний Шест и
негромко напевали. Очищенный от сучков, прямой, гладкий ствол ели возвышался
на десять  футов,  даже когда  его  опустили в  вырытую  для  него яму. Чуть
поодаль  сидели скрестив ноги  несколько девушек, слишком еще молодых, чтобы
им заплетали  косы. Они завистливо наблюдали  за  происходящим  и  время  от
времени подпевали работающим женщинам.
     Тэм  прицокнул на Белу, словно желая поторопить ее, на что она никак не
отреагировала, и  Ранд намеренно  отвел  глаза, чтобы не  видеть  того,  чем
заняты  женщины.  Утром  мужчинам надо будет  делать  вид, что они  удивлены
появлением  Шеста. Потом,  днем, незамужние  девушки  будут танцевать вокруг
Шеста,  обвивая  его  длинными цветными лентами  под  песни холостых мужчин.
Никто не знал, откуда  взялся этот обычай  -- еще один всегда существовавший
обычай, -- но  он был предлогом для песен и танцев, и никому  в Двуречье для
этого не нужен был иной предлог.
     Целый  день Бэл  Тайна  занимали  песни,  танцы,  угощения,  не  считая
состязаний по ходьбе, да и не только по ней. Призами награждались победители
в стрельбе из лука, лучшие в метании  камней из  пращи, во владении дорожным
посохом. Соревновались в разгадывании головоломок и загадок, в перетягивании
каната,  в  поднятии тяжестей  и бросках их на дальность. Полагались призы и
лучшему танцору, лучшему  певцу, лучшему скрипачу, самому быстрому в стрижке
овец, даже лучшим игрокам в шары и в дротики.
     Бэл Тайн  всегда проводится  тогда, когда бесповоротно наступила весна,
когда появляются на свет первые ягнята и когда зеленеют первые всходы. Но ни
у кого  и в мыслях не было теперь  отложить  его, пусть даже  холод не хочет
отступать. Каждому хотелось немного попеть и потанцевать.  Вдобавок ко всему
на Лужайке, по слухам, намечался  грандиозный фейерверк, -- разумеется, если
первый в этом году торговец появится  вовремя. Толки об этом стали предметом
досужих  пересудов -- с последнего фейерверка прошло  уже десять лет, но  об
этом событии все еще вспоминали.
     Гостиница "Винный Ручей" стояла на  восточном краю Лужайки, сразу возле
Фургонного Моста.  Первый этаж  ее был  сложен  из  речного камня,  хотя  на
фундамент пошли более древние камни, привезенные, поговаривали, чуть ли не с
гор. На  втором этаже,  чьи  побеленные  стены выступали, нависая над нижним
этажом,  вокруг всего здания,  в задних  комнатах  жил с  женой  и  дочерьми
Бранделвин ал'Вир, содержатель гостиницы и вот  уже двадцать  лет бессменный
мэр Эмондова Луга. Красная черепичная крыша -- одна такая во всей деревне --
чуть поблескивала в слабых лучах солнца,  а над тремя из дюжины высоких труб
на крыше поднимались дымки.
     К южному концу здания, в стороне  от речки, примыкали остатки еще более
обширного каменного фундамента, бывшего когда-то частью гостиницы -- так, по
крайней мере, говорили. Теперь в самой его середине возвышался огромный  дуб
со  стволом, имевшим  в  обхвате шагов  тридцать, и  с  сучьями  толщиной  с
человека. Летом  под  его раскидистую  крону  Бран  ал'Вир  выносил столы, и
посетители могли в свое удовольствие посидеть в тенечке, наслаждаясь вином и
прохладным ветерком,  проводя время за беседой или разложив доску для игры в
камни.
     -- Вот мы и на месте,  парень. --  Тэм  протянул  было руку  к поводьям
Белы, но та уже остановилась прямо у  входа в гостиницу. --  Знаешь,  дорога
оказалась легче, чем я думал, -- довольно усмехнулся он.
     Не  успела  ось  повозки скрипнуть  в  последний  раз,  как  из  дверей
гостиницы появился  Бран  ал'Вир,  направляясь  к двуколке легкой  походкой,
необычной  для человека, который был вдвое  толще любого  другого  мужчины в
деревне.  Широкая  улыбка  сияла  на  его  лице,  редкие  седые  волосы были
аккуратно  расчесаны. Невзирая на холод, содержатель гостиницы был  только в
жилетке, живот его обтягивал белоснежный,  без единого  пятнышка, фартук. На
шее висел серебряный медальон в виде чашечных весов.
     Медальон,  а  вместе с  ним набор  чашечных весов  нормальных размеров,
предназначенных для взвешивания  монет  купцов, приезжающих  из  Байрлона за
шерстью  и  табаком, являлся символом  должности  мэра. Бран носил  медальон
только при заключении сделок с купцами и на празднествах, званых обедах н на
свадьбах.  Для праздника он  надел  его  рановато, но  ведь сегодняшняя ночь
будет Ночью Зимы,  ночью перед Бэл  Таймом, когда всяк  мог ходить по гостям
почти  до  утра,  обмениваясь  маленькими  подарочками,  слегка  закусывая и
выпивая в  любом доме.  "После такой зимы,-- подумал Ранд,--  он,  наверное,
считает Ночь Зимы удобным предлогом не ждать до завтра".
     --  Там! -- воскликнул мэр, спеша к Тэму и Ранду. -- Да сияет надо мной
Свет,  я так  рад наконец увидеть тебя! И тебя, Ранд. Как поживаешь, мальчик
мой?
     -- Отлично, мастер ал'Вир, -- ответил Ранд. -- А как вы, сэр?
     Но внимание Брана уже переключилось на Тэма:
     -- Я уже начал думать, что в этом году тебе не удастся привезти бренди.
Раньше ты с этим делом никогда так не тянул.
     -- Не хотелось  в  эти  дни  оставлять  ферму  без присмотра,  Бран, --
отозвался Там. -- Волки эти кругом. Да еще и погода.
     Бран крякнул:
     -- Как мне хочется, чтобы хоть кто-нибудь заговорил не о погоде. Все на
нее жалуются, а кое-кто, кому следует соображать получше, ждет, что я наведу
порядок и в погоде. Вот сейчас я битых полчаса объяснял миссис ал'Донел, что
ничего не могу поделать с аистами. Н-да, знать бы, что она хотела от меня...
-- Он покачал головой.
     -- Дурной знак,-- раздался скрипучий голос, -- в Бэл Тайн нет на крышах
аистиных гнезд.
     К  Тэму  и  Брану  прошествовал  угловатый  и  потемневший,  как старое
корневище, Кенн  Буйе, опиравшийся  на такой же высокий и узловатый, как  он
сам, посох. Кенн пытался смотреть глазками-бусинками сразу на обоих мужчин.
     -- Грядет нечто худшее, попомните еще мои слова.
     -- Ты стал предсказателем, толкуешь  знаки,  а? --сухо осведомился Тэм.
-- Или, как Мудрая, слушаешь  ветер?  Несомненно, его  тут хватает. Недалеко
отсюда что-то происходит.
     --  Смейтесь,  смейтесь, коли  хочется, -- пробормотал Кенн, -- но если
тепла недостанет, чтобы зерно поскорее дало  всходы, то до жатвы опустеет не
один погреб с овощами. Следующей зимой в Двуречье не останется никого, кроме
волков и воронов. И хорошо, если  следующей зимой. То же может случиться и в
эту.
     -- Ну и  что означают  сии предположения? -- язвительно поинтересовался
Бран.
     Кенн одарил его сердитым взглядом:
     --  Много хорошего о Найнив  ал'Мира я  не скажу. Ты это  знаешь.  Одно
скажу: она слишком  молода, чтобы... Ладно, неважно.  Круг Женщин возражает,
когда  Совет  Деревни всего лишь обсуждает их дела, хотя сами лезут  в наши,
когда вздумается, что бывает почти всегда, или так кажется...
     -- Кенн, -- перебил его Тэм, -- какой во всем этом смысл?
     -- Еще какой,  ал'Тор!  Спроси Мудрую, когда кончится зима, и она уйдет
от  ответа.  Может, она не  хочет  нам  рассказывать, что ей говорит  ветер.
Может,  она  слышит,  что зима не  кончится. Может, всего  лишь то, что зима
будет длиться до тех пор, пока не повернется Колесо и не кончится Эпоха. Вот
тебе и смысл.
     --  А  еще, может, овцы научатся летать, -- парировал Тэм.  Бран воздел
руки:
     -- Да сохранит  меня Свет от дураков. Кенн, ты -- в Совете  Деревни,  а
повторяешь болтовню Коплина.  Ладно, выслушай  меня. У нас  хватает  забот и
без...
     Резкий рывок за рукав и приглушенный голос отвлекли Ранда  от разговора
старших:
     -- Пойдем, Ранд, пока они тут спорят. Пока тебя на работу не запрягли.
     Ранд глянул  вниз и усмехнулся. Рядом с двуколкой, изогнувшись жилистым
телом,  словно старающийся  сложиться вдвое аист,  притаился  Мэт Коутон. Ни
Тэм, ни Бран, ни Кенн его не заметили.
     Карие глаза Мэта, как обычно, блестели озорством.
     -- Мы с Дэвом заловили большого старого барсука, он ворчит вовсю -- его
ж прямо из норы выдернули. Вот мы его сейчас на Лужайку выпустим и поглядим,
как девушки забегают.
     Улыбка Ранда стала шире; хоть это и не казалось ему таким забавным, как
год-другой назад, но Мэт,  похоже, так никогда и не повзрослеет. Ранд бросил
взгляд на отца. Трое  мужчин, по-прежнему  занятые разговором,  говорили уже
чуть ли не все разом.
     Ранд сказал, понизив голос:
     -- Я обещал разгрузить сидр. Так что можно встретиться попозже.
     Мат закатил Глаза:
     -- Таскать бочки! Пусть  я сгорю, да лучше мне в камни  играть со своей
младшей сестренкой.  Что  ж, я знаю  кое-что получше барсука. В Двуречье  --
чужаки. Прошлым вечером...
     Ранд едва не задохнулся от волнения.
     -- Человек верхом на  лошади?  -- спросил он, решившись. --  Человек на
черной лошади, в черном плаще? И плащ на ветру не шевелится?
     Мэт проглотил ухмылку, и голос его упал до хриплого шепота:
     -- Ты  тоже его видел? Я думал, что только я. Не смейся, Ранд, но он до
смерти меня напугал.
     --  И не собираюсь. Он и меня  испугал.  Готов  поклясться, он так меня
ненавидел,  что хотел убить.  -- При  этом воспоминании Ранд содрогнулся. До
того  дня он  и не предполагал, что кто-то может  захотеть его убить,  убить
по-настоящему. Такого в  Двуречье  еще не было. Кулачный бой может быть  или
борцовская схватка, но не убийство.
     -- Не знаю  насчет  ненависти. Ранд, но все равно  он и  так достаточно
жуткий. Он просто сидел на своей лошади и  смотрел на меня, у самой деревни,
на околице, и все, но я испугался  как никогда в жизни. Всего на мгновение я
отвел взгляд -- что,  сам понимаешь, оказалось нелегко, -- потом  смотрю,  а
его и нет. Кровь и пепел!  Вот уже три дня,  как это произошло, а он  все из
головы не  идет.  Все  время  через  плечо  оглядываюсь.  --  Мэт  попытался
засмеяться, но смех походил скорее на кваканье или карканье. -- Занятно, как
в тебя может вцепиться испуг. Начинаешь думать о всяком таком, странном. Мне
даже пришло  в голову, буквально на  минутку, что это мог быть Темный. -- Он
попытался рассмеяться еще раз, но теперь смех совсем застрял у него в горле.
     Ранд  глубоко  вздохнул и, то ли желая напомнить самому себе, то  ли по
какой другой причине, стал читать наизусть:
     --  Темный  и все  Отрекшиеся заключены  в  Шайол Гул,  что за  Великим
Запустением,  заключены  Создателем в миг Творения,  заключены  до скончания
времен. Рука  Создателя оберегает  мир, и Свет  сияет  для всех  нас. --  Он
перевел дыхание и сказал: -- Кроме  того, если он и освободился, что Пастырю
Ночи делать в Двуречье -- подстерегать фермерских сынков?
     --  Не знаю. Но,  по-моему, этот  всадник... зло.  Не  смейся. Я  готов
поклясться. Может, то был Дракон.
     -- Да-а, ты просто  переполнен жизнерадостными мыслями, а? -- проворчал
Ранд. -- Твои речи похуже Кенновых.
     --  Моя  мама всегда твердила, что за мной придет Отрекшийся, если я не
перестану себя плохо  вести. Если когда-нибудь я увижу кого-то, похожего  на
Ишамаэля или Агинора, то это наверняка будет кто-нибудь из них.
     -- Всех матери  стращают  Отрекшимися, -- сдержанно сказал Ранд,  -- но
большинство вырастают из таких сказок. Раз уж речь  зашла об этом, то, может
быть, он Человек Тени?
     Мэт пристально посмотрел на Ранда:
     -- Я не был так напуган с тех...  Нет, я вообще не был так испуган,  не
помню за собой такого.
     -- Я тоже. Отец думает, что меня смутили тени под деревьями.
     Мэт мрачно кивнул и облокотился о колесо повозки.
     -- Вот-вот, и мой па то  же самое. Я рассказал Дэву  и  Эламу Даутри. С
тех  пор  они  озираются  по сторонам, как ястребы,  но  ничего не заметили.
Теперь Элам считает, что я  хотел  надуть его.  Дэв думает, что  этот черный
заявился с Таренского  Перевоза -- какой-нибудь ворюга, охочий  до  овец или
цыплят. Куриный вор, надо же!
     Мэт оскорбленно замолчал.
     --  Может,  все  это сплошная  глупость,  -- подвел итог Ранд. -- Может
быть, он всего-навсего тот, кто крадет овец.
     Он попытался вообразить  себе эту  картину, но  это было все  равно что
представить здоровенного  волчину,  притаившегося  вместо  кошки  у  мышиной
норки.
     -- Знаешь, мне совсем не понравилось,  как  он на  меня посмотрел.  Да,
видно, и тебе тоже, раз ты так ухватился  за мои слова. Нам надо кому-то все
рассказать.
     -- Уже рассказали, Мэт, друг  другу -- и  не поверили. Представь  себе,
как ты  сумеешь убедить мастера ал'Вира в существовании этого малого,  когда
он такого в глаза не видел? Да он пошлет нас к Найнив, чтобы удостовериться,
не больны ли мы.
     -- Нас же двое. Никто не поверит, что мы оба это выдумали.
     Ранд  почесал макушку,  задумавшись,  что ответить. В  деревне  Мэт был
притчей во языцах.  Немногим повезло избежать его шуточек. Если где-то белье
шлепнулось с бельевой  веревки в грязь или расстегнувшаяся подпруга сбросила
фермера  на дорогу, тут  же всплывало имя Мэта, которого  рядом  могло и  не
быть. Лучше уж совсем ничего, чем Мэт-свидетель.
     Чуть погодя Ранд сказал:
     -- Твой отец  поверил  бы  мне, заяви  я  такое,  но  вот мой... --  Он
взглянул в сторону Тэма, Брана  и Кенна  и  понял, что смотрит прямо в глаза
отцу. Мэр все еще отчитывал угрюмо молчащего теперь Кенна.
     --  Доброе  утро,  Мэтрим,  --  весело сказал Там, подтягивая  один  из
бочонков с бренди  поближе к  борту повозки. -- Вижу, ты пришел помочь Ранду
разгрузить сидр. Хороший мальчик.
     При  первых  же словах  Тэма Мэт вскочил  на  ноги и  начал пятиться  в
сторонку.
     -- Доброго вам утра, мастер ал'Тор! И  вам, мастер ал'Вир, мастер Буйе.
Да сияет над вами Свет. Мой па послал меня...
     -- Несомненно, послал, -- сказал  Тэм. -- И нет сомнений, что поскольку
ты -- парень, который делает работу по дому сразу, не откладывая, то ты свою
уже выполнил. Что  ж, чем раньше, ребятки, сидр окажется в подвале у мастера
ал'Вира, тем раньше вы сможете увидеть менестреля.
     --  Менестреля! --  воскликнул  Мэт, замерев  на  полдороге.  В  то  же
мгновение Ранд спросил:
     -- Когда он здесь будет?
     За всю жизнь Ранд мог припомнить только двух менестрелей,  появлявшихся
в Двуречье.  Одного  из них  он  видел, когда был совсем малышом  и сидел на
плечах  у Тэма.  То, что  здесь на Бэл  Тайн  будет менестрель,  с  арфой, с
флейтой,  со всеми историями и прочим... В Эмондовом Лугу станут лет  десять
обсуждать этот Праздник, даже если никакого фейерверка и не будет.
     --  Глупость,  --  буркнул  Кенн,  но умолк, придавленный  взглядом,  в
который Бран вложил весь авторитет мэра.
     Тэм прислонился к борту повозки, опершись рукой о бочонок с бренди:
     -- Да, менестрель, и уже  здесь. Если верить мастеру ал'Виру, то сейчас
он в гостинице, в своей комнате.
     --   Да,  да,  явился  в  глухую  полночь.  --  Содержатель   гостиницы
неодобрительно покачал головой. -- Дубасил в парадную дверь,  пока не поднял
на  ноги  весь дом. Если  б не Праздник, велел  бы ему  поставить  лошадь  в
конюшню  и  спать  в  стойле  вместе  с  ней, менестрель  ты  там  или  нет.
Представьте себе этакое пришествие посередь ночного мрака.
     Ранд  изумленно  вытаращил  глаза.  Никому и на  ум  не придет выйти за
околицу ночью,  да  еще  в  эти дни, тем более в одиночку. Кровельщик что-то
пробурчал  себе под нос, но в этот  раз так  тихо,  что Ранд расслышал всего
одно-два слова. "Безумец" и "странный".
     -- На нем не было черного плаща?  -- вдруг спросил Мэт.  Живот  мастера
Брана заколыхался от смеха:
     --  Черного! Да у него плащ как  и у всякого  менестреля,  что я видел.
Больше заплат, чем самого плаща, да и такой расцветки, что вы  и представить
себе не можете.
     Ранд был поражен  своим  громким смехом,  смехом,  полным неподдельного
облегчения.  Нелепо вообразить внушающего ужас всадника  в  черном одеянии в
роли менестреля, но... Он смущенно прикрыл рот ладонью.
     -- Видишь, Тэм, -- сказал Бран. -- С тех пор как наступила зима, в этой
деревне было  очень  мало смеха. Теперь всего  лишь  плащ менестреля  принес
веселье.  Уже  за  одно  это  стоит раскошелиться,  раз он приехал из самого
Байрлона.
     -- Говорите  что хотите, --  неожиданно произнес Кенн.  -- Я  все равно
утверждаю,  что  это глупая  трата  денег. И  эти фейерверки, на  которых вы
настояли и за которыми послали.
     -- Значит, фейерверки есть, -- сказал Мэт, но Кенн гнул свое:
     --  Они  должны  были прибыть еще месяц назад,  с  первым  в  этом году
торговцем, но  торговец не явился, разве не так?  А если  он не  прибудет до
завтра, что мы будем делать с этими самыми фейерверками? Что, устроим другой
Праздник, лишь бы запустить их? И то если он их привезет, конечно.
     --  Кенн, -- вздохнул Тэм, -- у тебя  к людям столько же доверия, как у
кого-нибудь из Таренского Перевоза.
     -- Так где же он тогда? Ответь мне, ал'Тор.
     --  Почему  вы нам ничего  не сказали? -- обиженно спросил  Мэт. -- Вся
деревня радовалась бы этому известию  не меньше, чем  самому менестрелю. Ну,
или почти так же.  Вы же видите, как  все  приободрились только от  слухов о
фейерверке.
     -- Вижу, вижу, -- отозвался Бран, искоса посмотрев на кровельщика. -- И
знай я  наверняка, кто пустил  эти слухи... Вспомни я,  например, того,  кто
прилюдно  жаловался,  как   дорого   обходятся  кое-какие  вещи.  Хотя  ведь
подразумевалось, что о них никому не будет сказано  ни слова и они останутся
в тайне.
     Кенн прочистил горло:
     -- Для такого ветра мои кости слишком стары. Если  не возражаете,  то я
пойду  гляну,  не  согласится ли миссис ал'Вир приготовить горячего  вина  с
пряностями, чтобы мне согреться. Мэр. Ал'Тор.
     Последние слова  Кенн произносил уже на ходу, направляясь  к гостинице.
Когда дверь за ним захлопнулась, Бран вздохнул.
     --  Иногда мне  кажется, -- сказал  он, --  что Найнив  права насчет...
Ладно, сейчас это неважно. Эй, молодежь,  задумайтесь-ка  на минутку. Верно,
каждый радуется предстоящему фейерверку, но фейерверк-то пока -- не  больше,
чем слух.  Пораскиньте  мозгами,  что  станется  с людьми, если  торговец не
появится здесь вовремя -- после такого ожидания и предвкушения веселья. А  с
этой  погодой  так вполне  может  обернуться: кто  знает, когда  он приедет.
Менестрелю они радовались бы в пятьдесят раз больше.
     -- И  чувствовали бы себя в пятьдесят  раз хуже, если бы тот не пришел,
-- медленно сказал Ранд. -- После чего и Бэл Тайн был бы людям не в радость.
     -- У тебя, оказывается, есть голова на плечах, когда захочешь ее к делу
применить,  -- сказал  Бран. -- Придет день, Тэм, и  этот  парнишка будет  в
Совете  Деревни. Попомни мои слова. Даже сейчас он наглупил  бы меньше,  чем
некоторые.
     -- А повозку так никто и не разгружает, -- сказал Тэм, вспомнив о деле.
Он  вручил первый бочонок с бренди мэру.  --  Мне  бы сейчас сесть к жаркому
огоньку, закурить  трубочку и попросить у тебя кружку твоего доброго эля. --
Тэм пристроил второй  бочонок  с бренди себе на плечо. -- Мэтрим,  я уверен,
Ранд  обязательно  скажет  тебе  за помощь спасибо. Вспомните-ка: чем скорее
сидр окажется в подвале...
     Когда Тэм и Бран вошли в гостиницу, Ранд повернулся к другу:
     -- Не нужно мне помогать. Того барсука Дэв долго удерживать не станет.
     -- М-да, а почему? -- без особой  надежды в  голосе  сказал Мэт. -- Как
там сказал твой па: чем  скорее сидр  будет  в подвале... -- Обхватив  бочку
сидра  двумя руками,  он потрусил к  гостинице. -- Может быть, Эгвейн где-то
рядом. Одно  удовольствие смотреть на тебя, как  ты стоишь, уставясь на нее,
словно бычок на мясника с ножом. Развлеченьице не хуже барсука!
     Ранд, который  укладывал  в  двуколку лук и  колчан,  так и замер.  Ему
действительно удалось  выкинуть Эгвейн из  головы. Само  по  себе  это  было
необычно. Но Эгвейн наверняка где-то  рядом  с гостиницей. Не много  шансов,
что удастся избежать встречи  с нею.  Конечно  же, ведь в  последний раз  он
видел ее несколько недель назад.
     -- Ну, идешь? -- окликнул его Мэт от дверей.  -- Я не говорил, что  все
буду делать один. Ты еще не в Совете Деревни.
     Ранд рывком поднял бочку и направился вслед за Мэтом. Может, Эгвейн тут
вообще  и  близко  нет.  Странно,  но  такая  мысль  вовсе не  улучшила  ему
настроения.




     К  тому времени, когда Ранд и Мэт понесли первые бочки через общий зал,
мастер  ал'Вир   уже  наполнил   пару  кружек  лучшим  темным   элем  своего
собственного приготовления, из одного из бочонков, уложенных подле стены. На
верху бочонка, прикрыв глаза и обернув хвост вокруг себя, примостился Царапч
--  рыжий гостиничный  кот. Тэм  стоял  перед огромным очагом, сложенным  из
речного камня, и набивал  трубку с длинным  чубуком табаком из  полированной
табакерки,  что хозяин  гостиницы  всегда  держал  на  каминной полке. Камин
занимал  добрую  половину  стены  большой  квадратной  комнаты,  его верхняя
перемычка  находилась  на  высоте  человеческого  плеча, и тепло от  яркого,
потрескивающего в очаге пламени вытеснило холод за дверь.
     Ранд предполагал, что в этот час полного забот дня накануне Праздника в
общей зале не окажется никого, за исключением Брана,  отца и кота, но  перед
огнем, в креслах  с высокими спинками, расположились еще четыре члена Совета
Деревни,  считая и  Кенна.  Они  держали в руках  кружки, а  головы  сидящих
окутывал голубовато-серый дым. На сей  раз перед  ними не  лежали  доски для
игры в камни, и все книги Брана стояли на своих местах,  на полочке напротив
камина.  Мужчины   даже  не  разговаривали,  молча  уставившись  в  эль  или
постукивая в нетерпении чубуками  трубок по зубам, словно ждали, когда к ним
присоединятся Бран и Тэм.
     Заботы не были редкостью в  эти  дни для Совета Деревни, ни в Эмондовом
Лугу, ни в Сторожевом Холме, ни в Дивен Райд. И даже для Совета в  Таренском
Перевозе, хотя кто знает, думают ли о чем-либо люди из  Таренского Перевоза.
Лишь двое мужчин у камина, кузнец Харал  Лухан и мельник  Джон Тэйн, мельком
глянули на вошедших парней. Мастер Лухан, однако, не просто глянул. Могучие,
в буграх  мускулов, руки кузнеца были  с ляжку обычного человека. Он до  сих
пор не снял  длинный  кожаный фартук, словно его срочно позвали на  собрание
прямо от кузнечного горна. Кузнец  смерил ребят хмурым взглядом, неторопливо
выпрямился  в  кресле,  полностью сосредоточившись  на  тщательном  уминании
табака в трубке.
     Ранд, заинтригованный,  приостановился,  но затем  едва сдержал взвизг,
когда Мэт лягнул его, угодив по  лодыжке.  Он требовательным  кивком  указал
Ранду  на  дверь в дальней части  общей  залы и  заторопился туда, не ожидая
ответа. Чуть прихрамывая, Ранд, не так быстро, поспешил следом.
     -- В чем дело-то? -- спросил Ранд, едва оказавшись в коридоре,  ведущем
в кухню. -- Ты мне чуть ногу не...
     -- В  старом Лухане,  -- сказал Мэт,  вглядываясь через плечо  Ранда  в
общий зал. -- По-моему, он подозревает, что именно я... --  Он вдруг оборвал
фразу,  когда из кухни  торопливым шагом  вышла миссис ал'Вир, распространяя
вокруг себя запах свежеиспеченного хлеба.
     На  подносе, который  она  несла в руках, стояли  тарелки с соленьями и
сыром  и  лежало  несколько  караваев  с  хрустящей  корочкой,  которыми она
славилась в Эмондовом Лугу.  Вид и  запах еды напомнил вдруг Ранду, что этим
утром, перед выходом с фермы, он съел лишь краюху хлеба. В животе у Ранда, к
его смущению, заурчало.
     Миссис  ал'Вир, стройная женщина с толстой седеющей  косой, перекинутой
через плечо, по-матерински улыбнулась:
     -- На кухне всего этого с избытком, если вы оба проголодались; впрочем,
я  никогда не  встречала  мальчиков  вашего  возраста,  которые  бы не  были
голодны. Или любого другого возраста, если уж об этом речь. Правда, если вам
захочется, -- этим утром я пеку медовые пряники.
     Она  была  одной  из  немногих  замужних женщин  в  округе,  которые не
набивались  Тэму  в  свахи.  Ее  по-матерински   доброе  отношение  к  Ранду
проявлялось в теплых улыбках и небольшом угощении всякий раз, когда бы он ни
зашел  в гостиницу, но таким же образом она поступала и по отношению ко всем
молодым парням  в округе.  Если же  она  порой поглядывала на  него с  более
далеко  идущими намерениями,  то дальше  взглядов она, по крайней  мере,  не
заходила, за что Ранд был глубоко ей признателен.
     Не  дожидаясь ответа,  миссис  ал'Вир  умчалась в общий зал. Немедленно
раздался  скрежет отодвигаемых  кресел, когда мужчины повставали с  мест,  и
похвалы хозяйке. Бесспорно, она  стряпала лучше всех  в Эмондовом Лугу, и на
мили  вокруг  не  было  человека,  который  бы  с  радостью не  ухватился за
подвернувшуюся возможность оказаться у нее в гостях за обеденным столом.
     -- Медовые пряники, -- облизываясь, сказал Мэт.
     -- После, -- твердо ответил ему Ранд, -- или мы никогда не закончим.
     Над лестницей в погреб, как  раз рядом с дверью на кухню, висела лампа,
другая ярко  освещала  сам погреб  с каменными стенами. Лишь в самых дальних
его углах притаилась  полумгла.  На  деревянных полках,  протянувшихся вдоль
стен и поперек  комнаты,  стояли  бочонки с бренди и сидром, а также бочки с
элем и вином, в некоторые из них вместо затычек были вбиты  краны. На многих
бочках  имелись  собственноручные  пометки  Брана  ал'Вира,  который   мелом
надписывал год, когда они были куплены, у какого торговца  и в каком  городе
изготовлено содержимое. Но весь эль и  все бренди были от  фермеров Двуречья
или же сделаны самим Браном.  Торговцы и  даже купцы продавали иногда бренди
или эль из других краев, но они никогда не были так  же хороши, как местные,
стоили кучу денег, и их никто не просил больше одного раза.
     -- Ну, -- сказал  Ранд,  когда они  поставили свои бочонки на полки, --
что ты такого натворил, раз тебе приходится прятаться от мастера Лухана?
     Мэт пожал плечами:
     --  Да  так,  вообще-то  ничего.  Сказал  Адану  ал'Каару  и  паре  его
дружков-сопляков -- Ивину Финнгару  и Дагу  Коплину, --  что  фермеры видели
гончих-призраков, изрыгающих пламя, которые  бежали через лес.  Они  скушали
это за милую душу, как топленые сливки.
     --  И  за это  мастер  Лухан на тебя осерчал? -- с  сомнением в  голосе
спросил Ранд.
     -- Не  совсем. --  Мэт помолчал, затем тряхнул головой. -- Видишь ли, я
обсыпал двух его собак мукой, так что они стали совсем белые. Потом выпустил
их возле дома  Дата. Откуда мне  было знать, что они рванут прямо домой? Это
уж  точно  не моя вина.  Не оставь миссис Лухан двери  открытыми, собаки  не
забежали  бы  внутрь. Я вовсе не думал вывалять в муке  весь  ее дом. -- Мэт
хохотнул. -- Смешно, она выгнала из дома старого Лухана и собак, всех троих,
-- веником.
     Ранд одновременно смеялся и морщился.
     -- На твоем месте я бы больше беспокоился из-за Элсбет Лухан, чем из-за
кузнеца. Она почти так же  сильна, а характер у нее  намного  хуже. Хотя это
все равно. Может, если ты, пройдешь быстро, он тебя и не заметит.
     По лицу Мэта можно было понять, что шутки Ранда  он воспринимает  более
чем серьезно.
     Тем не менее, когда они направились через общий зал обратно, торопиться
нужды  не  было.  Шестеро мужчин сдвинули  свои кресла перед  камином тесным
кружком.  Тэм,  сидя  спиной  к  огню,  говорил  тихим  голосом,  а   другие
наклонились к нему, слушая  его так  внимательно, что  навряд ли заметили бы
даже стадо овец, прогони  его мимо  них.  Ранду захотелось  подойти поближе,
чтобы услышать, о чем идет разговор, но Мэт дернул его за рукав и  посмотрел
умоляющим взглядом. Со вздохом Ранд пошел за Мэтом к двуколке.
     Вернувшись, на  верху лестницы  ребята  обнаружили  поднос  с  горячими
медовыми  пряниками,  заполнившими коридор своим  ароматом. Там же оказались
две  кружки и  кувшин  горячего сидра  с  пряностями.  Вопреки  собственному
решению подождать со  сладким.  Ранд, как до него вдруг дошло, две последние
ходки от повозки в подвал пытался жонглировать бочонком и горячим, с  пылу с
жару, пряником.
     Пока Мэт  отводил  душу  пряниками,  Ранд установил последнюю  бочку на
полку, смахнул крошки с губ и сказал:
     -- Ну, что там о мене...
     По лестнице  простучали  шаги,  и  в  погреб  торопливо  скатился  Ивин
Финнгар, его толстощекое лицо  просто-таки светилось  от желания  поделиться
новостями.
     -- В деревне чужаки! -- Он с трудом перевел дыхание и  искоса глянул на
Мэта.  -- Никаких гончих-призраков я не видал, но слышал, что кто-то обсыпал
мукой собак мастера Лухана. И слышал еще, что у миссис Лухан есть кое-кто на
примете, кого надо искать.
     Тех лет, что  разделяли  Ранда  и  Мэта  с Ивином, которому исполнилось
всего  четырнадцать, обычно  хватало,  чтобы быстренько разобраться со всем,
что тот  скажет. На  этот раз парни переглянулись и затем почти одновременно
заговорили.
     -- В деревне? -- спросил Ранд. -- Не в лесу?
     -- Его плащ  был  черным?  Ты разглядел  его лицо? -- перебивая  друга,
сказал Мэт.
     Ивин непонимающе переводил взгляд с одного на другого, потом, когда Мэт
угрожающе шагнул к нему, быстро заговорил:
     -- Конечно же, я разглядел его лицо.  И  плащ у  него --  зеленый. Или,
может, серый. Все время  меняется.  Кажется,  он  будто  исчезает  там,  где
встанет. Иногда, если он не шевелится,  его даже не заметишь, хоть и глядишь
прямо на него. А ее плащ -- голубой как  небо, и в десять  раз наряднее, чем
любые праздничные одежды, что я видел. И к тому же она в десять раз красивее
всех,  кого я  в жизни  встречал.  Она  высокородная леди,  как  в  сказках.
Наверное, так.
     -- Ее? --  сказал Ранд. -- О ком ты  говоришь?  Он  уставился  на Мэта,
который заложил руки за голову и зажмурился.
     -- О них-то я и хотел рассказать тебе, -- проворчал Мэт, -- до того как
ты  втянул  меня...  -- Он оборвал фразу  и  открыл  глаза,  чтобы  пронзить
взглядом  Ивина. --  Они  прибыли  прошлым вечером, --  продолжил Мэт  через
мгновение, -- и сняли комнаты в гостинице. Я видел, как они прискакали. А их
лошади. Ранд! Я никогда не видывал таких высоких лошадей или  таких холеных.
Они  выглядели  так,  будто  могут  скакать  вечно.  По-моему, он  у  нее  в
услужении.
     --  На службе, --  вмешался,  не  утерпев,  Ивин.  --  В сказаниях  это
называется -- быть на службе. Мэт продолжал, словно не слыша Ивина:
     --  Во   всяком  случае,  он  ей  подчиняется,   делает  все,  что  она
приказывает. Только он не похож на наемного слугу. Может, воин. Ты бы видел,
как он носит меч, кажется, что меч -- его часть, рука или нога. По сравнению
с ним купеческие охранники просто шавки. А она, Ранд! Я никогда и вообразить
себе не мог никого похожего на нее. Она точно из менестрелевых преданий. Она
словно... словно... -- Он умолк, окидывая Ивина сердитым взглядом. -- Словно
высокородная леди, -- закончил он со вздохом.
     --  Но  кто они такие? -- спросил Ранд.  Не  считая купцов,  раз  в год
приезжающих  закупать табак и шерсть,  и  торговцев, чужеземцы  никогда, или
почти никогда, не  появлялись в Двуречье. Может, в Таренском Перевозе, но не
так  далеко к югу.  К тому же большинство купцов и  торговцев  наезжали сюда
многие  годы  подряд,  так  что  их  не  считали на  деле  чужаками.  Просто
нездешними. Минуло  добрых  пять  лет с той  поры,  как в  последний  раз  в
Эмондовом  Лугу  появлялся настоящий  чужак,  да и  тот пытался  скрыться от
какой-то неприятности, приключившейся с ним в Байрлоне, а от какой  -- никто
в деревне не понял. Он надолго не задержался. -- Чего им надо?
     -- Чего  им  надо? -- воскликнул Мэт.  -- Мне  все равно, чего им надо.
Чужаки, Ранд, и такие чужаки, какие тебе и не снились. Вдумайся в это!
     Ранд открыл было рот, но так ничего и не сказал. Всадник в черном плаще
действовал ему на нервы так же, как на нервы  кошке  бегущая за  ней собака.
Выглядело же все зловещим  совпадением: трое чужаков рядом с деревней в одно
и  то же  время. Трое, если только плащ того, о  ком говорил Ивин, --  плащ,
меняющий цвет, -- никогда не становится черным.
     -- Ее зовут Морейн, -- сказал  Ивин, воспользовавшись возникшей паузой.
-- Я слышал, как он обращался к ней. Морейн, так он ее называл. Леди Морейн.
А его имя -- Лан. Мудрой она, может, и не нравится, а мне понравилась.
     -- С чего ты взял, что Найнив ее невзлюбила? -- спросил Ранд.
     --  Она  спрашивала дорогу  у  Мудрой этим утром, -- ответил Ивин, -- и
назвала  ее  --  "дитя".  --  И  Ранд,  и  Мэт  тихо  присвистнули,  а  Ивин
затараторил, торопясь рассказать.  -- Леди Морейн  не  знала, что Найнив  --
Мудрая.  Она  извинилась, когда это  выяснилось.  Да,  извинилась.  И  стала
говорить о травах,  о  том.  кто  есть кто  в Эмондовом  Лугу, и  с  тем  же
уважением к Найнив, как и все женщины  в деревне, и вопросов было много. Она
о  жителях узнавала: о том,  сколько человеку лет,  долго  ли он тут прожил,
и...  да я всего и не упомню. В любом случае, Найнив отвечала ей так, словно
раскусила недозрелую ягоду-сладину. Потом,  когда леди Морейн отошла, Найнив
смотрела  ей  вслед, будто... будто... ну, не очень  одобрительно, я  бы так
сказал.
     -- Это  все? -- сказал  Ранд. -- Ты же  знаешь характер Найнив. Когда в
прошлом  году  Кенн назвал  ее  "дитя",  она стукнула его  по  голове  своим
посохом, а  он  все-таки из Совета  Деревни  и, кроме  того, по  летам  ей в
дедушки годится.  Она же  вскипает по любому  поводу, но долго  не сердится,
если только добивается своего.
     -- По мне, так слишком... Слишком долго, -- пробормотал Ивин.
     --  Мне нет дела до того, кого бьет Найнив,  -- фыркнул Мэт, --  до тех
пор пока это не я. Судя по всему, наш Бэл  Тайн будет самым лучшим из  всех.
Менестрель, леди -- чего можно еще пожелать? Кому нужен фейерверк?
     -- Менестрель? -- Ивин едва не заверещал от восторга.
     -- Пойдем, Ранд, -- продолжал Мэт, не обращая внимания на мальчишку. --
Тут мы уже закончили. Тебе надо бы взглянуть на того приятеля.
     Он взбежал по лестнице, следом карабкался Ивин, канюча:
     --   Что,   и  в  самом  деле  менестрель,  а,   Мэт?  Это  не  как  те
гончие-призраки, правда? Или лягушки?
     Ранд задержался только  для того,  чтобы потушить лампу, потом поспешил
за Мэтом и Ивином.
     В общем зале к группе у камина присоединились Рауэн Хэрн и Сэмил Кро, и
в результате тут  собрался  Совет Деревни в  полном  составе. Теперь говорил
Бран ал'Вир,  его обычно грубовато-добродушный голос был сейчас так тих, что
от тесно сдвинутых кресел доносился  лишь приглушенный рокот. Свои слова мэр
подчеркивал,  ударяя  толстым  указательным пальцем  по ладони другой руки и
поочередно вглядываясь каждому в  лицо. Все кивали, соглашаясь со всем,  что
он говорил, хотя Кенн, в отличие от остальных, кивал с большой неохотой.
     То, каким  тесным кружком они расположились, говорило о теме обсуждения
больше, чем ярко раскрашенная вывеска. О чем бы ни  шла речь,  дело касалось
исключительно Совета Деревни, по крайней мере пока. Члены Совета могли бы не
понять Ранда, попытайся тот подслушать. Юноша неохотно отошел в сторону. Еще
оставался менестрель. И те чужаки.
     На  дворе Белы и двуколки  не  было -- о них  позаботились Хью или Тэд,
конюхи  гостиницы.  Мэт и Ивин стояли в  нескольких шагах от парадной  двери
гостиницы, уставившись друг на друга, ветер трепал их плащи.
     -- Говорю  в  последний раз, -- рявкнул Мэт,  -- я не пытаюсь одурачить
тебя. Менестрель  здесь.  А теперь вали  отсюда!  Ранд, скажи этой  бараньей
башке, что я говорю правду, может, тогда он от меня отвяжется!
     Поплотнее  закутавшись  в плащ, Ранд шагнул вперед на  помощь  Мэту, но
слова  замерли у  него  на языке, а  на затылке зашевелились волосы. За  ним
опять  наблюдали. Это ощущение не  походило на то чувство, какое возникло от
всадника в капюшоне, но радости от этого все равно  было  мало, особенно так
скоро после той неожиданной встречи.
     Быстрый  взгляд  на  Лужайку, и Ранд увидел то  же,  что и  раньше,  --
играющая  ребятня,  люди, занятые  подготовкой Празднества,  и  никого,  кто
смотрел  бы  в его сторону. Одиноко возвышался ожидающий праздника  Весенний
Шест. Суета и ребячьи  крики заполняли боковые  улочки. Все было так, как  и
должно было быть. Если не считать того, что за Рандом наблюдали.
     Тогда что-то подсказало юноше повернуться кругом и взглянуть  вверх. На
крало черепичной крыши гостиницы расселся большой ворон, порывы ветра  с гор
чуть  покачивали его. Ворон  склонил  голову  набок, блестящий  черный  глаз
смотрел прямо... как почудилось Ранду, прямо на него. Он почему-то поверил в
это, и внезапно жаркая волна гнева захлестнула юношу.
     -- Мерзкий пожиратель падали, -- пробормотал он.
     -- Мне уже смотреть надоело, -- пожаловался Мэт, и Ранд  понял, что его
друг подошел к нему и тоже неодобрительно рассматривает ворона.
     Друзья переглянулись, затем, как один, потянулись за камнями.
     Два  камня летели точно... но  ворон отшагнул  вбок;  камни просвистели
там, где только  что стояла птица.  Захлопав крыльями,  ворон  опять склонил
голову  набок,  без  всякой боязни  уставившись  на  юношей мертвенно-черным
глазом, ничем не выказывая, что произошло.
     Ранд, оцепенев от ужаса, уставился на птицу.
     -- Ты видел когда-нибудь ворона, который вел бы себя так? -- спросил он
негромко.
     Мэт, не отрывая взгляда от птицы, покачал головой:
     -- Никогда. Да и вообще ни у какой птицы таких повадок не припомню.
     --  Скверная  птица,  --  раздался  позади женский  голос,  мелодичный,
несмотря на  нотки  отвращения,  звучащие в нем,  -- ворону не  доверяли и в
лучшие времена.
     С пронзительным карканьем ворон так резко  взмыл в воздух, что с кромки
крыши на землю опустились два черных пера.
     Пораженные,  Ранд  и  Мэт  развернулись,   провожая  взглядами  ворона,
стремительно  пролетевшего над  Лужайкой  и  направившегося  в  сторону  Гор
Тумана,  которые поднимались  за Западным  Лесом и,  как  обычно,  упирались
своими вершинами в облака. Птица  превратилась в темное пятнышко на западе и
вскоре исчезла из виду.
     Ранд перевел  изумленный взгляд на женщину. Она тоже следила за полетом
птицы,  но теперь  уже повернулась, и ее глаза встретились с глазами  юноши.
Ранд не мог вымолвить  ни слова, он мог только смотреть. Это, должно быть, и
есть  леди  Морейн, и она  во всем оказалась  такой,  как ее описывали Мэт и
Ивин, во всем и даже больше.
     Когда  Ранд услышал, как  она назвала  Найнив "дитя",  то представил ее
старой, что на поверку оказалось совсем не так.
     Он вообще не мог определить  возраст незнакомки.  На первый взгляд  ему
показалось, что она так же молода, как и Найнив,  но  чем дольше он смотрел,
тем больше склонялся  к  мысли, что она старше Найнив. Вокруг больших темных
глаз  лежала печать  зрелости, намек на то знание, которое никому не суждено
обрести молодым. На миг Ранду почудилось,  что ее глаза -- глубокие омуты, в
которые  он  погружается  с головой.  И  стало  понятным, почему Мэт и  Ивин
назвали  ее  леди  из  преданий  менестреля.  Женщина держала  себя с  таким
достоинством  и  властностью, от которых испытываешь чувство неловкости и от
которых ноги становятся словно ватные. Хотя она была едва по грудь Ранду, но
осанка  делала  ее  рост  таким, каким ему и  следовало  бы  быть, и поэтому
высокий Ранд чувствовал себя не в своей тарелке.
     Женщина  совершенно не  походила  ни на  кого,  с кем  Ранд  встречался
раньше. Широкий капюшон плаща обрамлял ее лицо и мягкие локоны темных волос.
Он никогда не видел взрослую женщину  с волосами, не заплетенными  в косу; в
Двуречье каждая девушка с нетерпением ждала того дня, когда деревенский Круг
Женщин объявит, что она уже взрослая и может носить  косу. Одежды незнакомки
тоже были необычными. Плащ,  сшитый из небесно-голубого  бархата,  с богатым
серебряным шитьем  -- листья, виноградные  лозы,  цветы  шли  по  его краям.
Платье,  по  сравнению  с плащом более  темного синего оттенка,  в  разрезах
которого проглядывала кремовая ткань, переливалось, когда женщина двигалась.
Шею ее обвивало  ожерелье  из  тяжелых золотых  звеньев;  еще одна  золотая,
изящной   работы  цепочка,  лежащая   на  волосах,  поддерживала   маленький
сверкающий  голубой камень  на лбу. Широкий пояс  плетеного золота охватывал
талию  леди, а  на указательном пальце левой руки блестело золотое кольцо  в
виде змея, пожирающего собственный хвост. Ранду никогда не доводилось видеть
подобного кольца, хотя  он сразу  узнал  Великого  Змея  -- символ еще более
древний, чем само Колесо Времени.
     Наряднее,  чем любые праздничные одежды, сказал Ивин, и  он был прав. В
Двуречье никто и никогда так не одевался. Никогда.
     -- Доброе утро, миссис... э-э... леди Морейн! --  Кровь бросилась Ранду
в лицо из-за того, что он произнес это так неловко.
     --   Доброе  утро,   леди   Морейн!  --  эхом  вторил  ему  Мэт,  более
благополучно, но не намного.
     Она  улыбнулась, и в Ранде проснулась готовность что-нибудь сделать для
нее, все, что  в  его силах, лишь бы  это могло  оправдать то, что  он стоит
рядом с  нею. Он понимал, что она улыбается им всем,  но,  казалось,  улыбка
предназначалась только ему одному.  На самом  деле все  походило на  то, что
менестрелевы сказки обернулись былью. На лице Мэта застыла глупая улыбка.
     -- Вы знаете  мое  имя, -- сказала она довольным тоном. Как будто  о ее
приезде, сколь бы краток  он ни был, не будут толковать в деревне целый год!
-- Но вы должны звать меня просто Морейн, а не леди. А как зовут вас?
     Прежде чем  кто-то из юношей успел сказать хоть слово,  вперед выскочил
Ивин:
     --  Меня зовут Ивин Финнгар, леди.  Это  я  сказал  им  ваше  имя,  вот
потому-то  они  его  и  знают. Я слышал,  как его произносил  Лан,  но я  не
подслушивал.  Никто  вроде вас раньше не  приезжал  в  Эмондов Луг. И  еще в
деревне будет на Бэл Тайн менестрель. А сегодня -- Ночь Зимы.  Вы зайдете ко
мне в дом? Моя мама печет яблочный пирог.
     -- Надо  будет  заглянуть,  -- ответила Морейн,  положив  руку Ивину на
плечо. Ее глаза  блеснули радостным удивлением, хотя больше оно  ни в чем не
проявилось. -- Я не знаю,  насколько  мне удастся сравниться с  менестрелем,
Ивин. Но вы  все  должны  звать меня Морейн. --  Она выжидающе взглянула  на
Ранда и Мэта.
     -- Я -- Мэтрим Коутон, ле... э-э... Морейн,  -- сказал Мэт  и деревянно
поклонился, затем, пунцовый от смущения, выпрямился.
     Ранд  подумал, стоит ли ему делать что-нибудь такое наподобие того, как
поступают мужчины в сказаниях, но,  по примеру Мэта, лишь произнес свое имя.
По крайней мере, сейчас язык у него не заплетался.
     Морейн перевела взгляд с него на Мэта и  обратно. Ранд подумал,  что ее
улыбка  -- едва заметная, уголками губ --  была теперь похожа на ту, которая
обычно бывала у Эгвейн, когда та скрывала какой-нибудь секрет.
     -- Пока я буду  в  Эмондовом  Лугу, у  меня, видимо, найдутся кое-какие
небольшие поручения, -- сказала Морейн. -- Может, вы пожелаете помочь мне?
     Она засмеялась, услышав, как они заторопились согласиться.
     --  Вот,  -- сказала  Морейн,  и удивленный  Ранд почувствовал, как она
вложила ему в ладонь монету и крепко сжала его кулак своими пальцами.
     -- Не нужно, -- начал было Ранд, но она  отмахнулась от его возражений,
одаряя монетой  Ивина,  а  затем и  Мэта,  сжав ему руку точно так же, как и
Ранду.
     -- Конечно, нужно, --  сказала она.  -- Вы  же  не можете  работать  за
просто так. Примите это на  память и храните у себя -- и будете помнить, что
согласились явиться  ко мне, когда я  попрошу  об этом. Теперь между нами --
узы.
     -- Никогда не забуду, -- пискнул Ивин.
     --  Позже  нам  нужно  будет поговорить, -- сказала она.  --  и  вы мне
расскажете все о себе.
     -- Леди... я хотел сказать, Морейн... -- нерешительно начал Ранд, когда
она  повернулась.  Женщина  остановилась  и  взглянула  через  плечо,  и  он
проглотил  комок  в горле, прежде  чем продолжить:  --  Зачем вы  приехали в
Эмондов Луг? -- Выражение ее лица не изменилось, но Ранду вдруг  захотелось,
чтобы  он  не задавал этого вопроса,  хотя юноша и не понимал, почему у него
возникло  такое ощущение. Поэтому  он сам поспешил все  объяснить: --  Прошу
прощения,  я не хотел  показаться  невежливым.  Просто дело  в  том,  что  в
Двуречье  никто  не  приезжает,  не   считая  купцов  и  торговцев,  которые
появляются, когда снег не слишком глубок и можно сюда добраться из Байрлона.
Почти никто. И уж точно никто, кто  был бы похож  на вас. Люди из купеческой
охраны  говорят порой, что здесь самая глухомань, и, по-моему, так и  должно
казаться любому нездешнему. Мне просто интересно.
     Улыбка Морейн медленно исчезла, будто она что-то припомнила. Минуту она
молча смотрела на Ранда.
     -- Я изучаю историю, -- произнесла Морейн  наконец, --  собираю  старые
сказания.  Место,  которое вы зовете  Двуречьем,  всегда интересовало  меня.
Когда могу,  я  посвящаю  свое время  изучению историй  о том, что случилось
когда-то, здесь и в других местах.
     -- Историй? -- сказал Ранд. -- Что  вообще  происходило в Двуречье, что
заинтересовало бы  кого-то вроде... я хочу сказать, что могло здесь когда-то
случиться?
     -- А как же еще называть наши места, если не Двуречьем? -- добавил Мэт.
-- Так всегда его называли.
     -- Когда вращается Колесо Времени, --  сказала  Морейн, наполовину  про
себя и  устремив взор  вдаль,  -- страны меняют множество названий.  Человек
носит множество имен, множество лиц. Различных лиц, но всегда это один и тот
же человек.  Однако никому не ведом Великий Узор,  что  плетет Колесо,  даже
Узор Эпохи. Мы можем лишь наблюдать, и изучать, и надеяться.
     Ранд изумленно уставился  на нее,  не в силах вымолвить ни слова,  даже
спросить, о чем она сказала. Он не был уверен, что эти слова предназначались
для них. Как  отметил  про  себя  Ранд, Ивин  и  Мэт будто  онемели, а  Ивин
вдобавок стоял, разинув рот.
     Морейн опять посмотрела на ребят, и все трое чуть  встряхнулись, словно
проснувшись.
     -- Мы  побеседуем позже, --  сказала  она.  Никто не  сказал в ответ ни
слова. -- Позже.
     Морейн направилась к  Фургонному Мосту, не  ступая по траве,  а  словно
скользя над ней. Плащ ее раздался в стороны, словно крылья.
     Когда она отошла, высокий  мужчина, которого Ранд  не замечал, пока тот
не шагнул от парадной двери гостиницы, последовал за Морейн, положив руку на
большую рукоять своего меча. Темное его одеяние имело серо-зеленый цвет, оно
сливалось  с  листвой или тенью, а его плащ, который трепал  ветер, принимал
разные  оттенки  серого,  зеленого,  бурого  цветов.  Плащ  этот  временами,
казалось, исчезал, сливаясь с тем, что было за ним. Длинные волосы  мужчины,
тронутые  на висках  сединой, были  схвачены узким кожаным ремешком.  На его
обветренном  лице, словно высеченном из камня, -- сплошные грани и углы,  --
морщин, вопреки седине в волосах, не  было. Когда  он двинулся, то  Ранду он
сразу напомнил волка.
     Проходя мимо  троих  ребят, он  окинул  каждого острым взглядом голубых
глаз, холодным, как  зимний рассвет. Он  словно оценивал их в уме, и ни одна
черточка его лица не выдала того, каким оказался итог.  Мужчина ускорил шаг,
чтобы  догнать  Морейн,  затем пошел у нее  за плечом,  наклонившись к ней и
что-то говоря. Ранд перевел дыхание, которое невольно сдерживал.
     -- Это  был Лан, -- хрипло, как будто тоже старался не дышать, произнес
Ивин. -- Готов поспорить, что он -- Страж.
     -- Не будь дураком. -- Мэт засмеялся неуверенным дребезжащим смехом. --
Все Стражи --  в сказках. Так или  иначе, у  Стражей доспехи и  мечи  все  в
золоте  и  драгоценностях,  и  они  проводят  жизнь  на  севере,  в  Великом
Запустении, сражаясь со злыми тварями, и все такое прочее.
     -- Он может быть Стражем, -- упорствовал Ивин.
     -- Ты что, видел на нем золото или драгоценные каменья?  --  иронически
спросил Мэт. -- У нас в Двуречье водятся троллоки? У нас же  овцы! Знать бы,
что могло такого интересного для нее случиться здесь.
     --  Что-то да  могло,  --  медленно  произнес  Ранд.  --  Поговаривают,
гостиница стоит здесь тысячу лет, а может, и больше.
     -- Тысячу лет одни овцы, -- сказал Мэт.
     --  Серебряная монета! -- воскликнул  Ивин. -- Она мне дала  серебряную
монету! Подумать только, что я могу купить, когда появится торговец!
     Ранд разжал руку и увидел монету,  которую  ему  вручила  Морейн,  и от
удивления чуть не выронил ее. Он не сразу узнал толстую серебряную монету  с
выпуклым изображением женщины, удерживающей на высоко поднятой ладони язычок
пламени, но он не раз наблюдал за тем, как Бран ал'Вир взвешивал монеты, что
купцы  привозили  из дюжины  стран, и  имел представление о ее ценности.  На
такую  уйму серебра в  Двуречье  можно вполне купить хорошего  коня,  и  еще
останется.
     Ранд  посмотрел  на Мэта и  увидел то же  ошеломленное  выражение,  что
наверняка  было сейчас и на его лице. Повернув ладонь  так, чтобы монету мог
заметить только Мэт,  но  никак не Ивин, он вопросительно поднял  бровь. Мэт
кивнул, и с минуту они обалдело глядели друг на друга.
     -- Что за работу она имела в виду? -- в конце концов промолвил Ранд.
     -- Не знаю, -- с твердостью в голосе  сказал Мэт, -- мне все равно. И я
не  истрачу ее.  Даже  когда  появится торговец. С этими словами он  засунул
монету  в карман куртки. Кивнув,  Ранд медленно сделал то же самое со  своей
монетой.  Он решил, что  Мэт прав, хотя и не был  уверен почему. Нельзя, раз
монета досталась от нее. Он не смог сообразить, на что еще может пригодиться
серебро, но...
     -- По-твоему,  я  тоже  должен сохранить свою? -- Муки  нерешительности
ясно читались на физиономии Ивина.
     -- Не должен, если не  хочешь,  --  успокоил его Мэт. Ивин всмотрелся в
монету, покачал головой и запихнул серебро в карман.
     -- Я оставлю ее, -- печально произнес он.
     -- Еще остается менестрель, -- сказал Ранд, и мальчишка встрепенулся.
     -- Если он уже проснулся, -- добавил Мэт.
     -- Ранд, -- спросил Ивин, -- менестрель здесь?
     -- Увидишь, -- со смехом ответил  Ранд, Ясное дело,  Ивин все  равно не
поверит, пока собственными глазами не увидит менестреля. --  Рано или поздно
он спустится из своей комнаты.
     По ту сторону  Фургонного Моста  раздались радостные возгласы, и, когда
Ранд увидел, что послужило поводом для них, он уже засмеялся от всей души. К
мосту,  сопровождаемый  беспорядочной толпой  деревенских  -- от  седовласых
стариков до  только-только  научившихся  ходить малышей, -- двигался высокий
фургон,  который тащила  восьмерка  лошадей. Округлый парусиновый  верх  был
увешан  снаружи  множеством  узелков  и  котомок,   смахивающих  на  гроздья
винограда.  Наконец-то  прибыл торговец. Чужаки  и  менестрель, фейерверк  и
торговец. Судя по всему, намечался самый лучший Бэл Тайн из всех.




     Под  перестук гремящих горшков  фургон торговца прогрохотал  по тяжелым
балкам  Фургонного  Моста.   По-прежнему  окруженный  толпой  деревенских  и
пришедших на Праздник фермеров, торговец остановил лошадей перед гостиницей.
Со  всех  сторон к громадному фургону с большими,  выше человеческого роста,
колесами стекался народ, все  взоры  были  прикованы к торговцу, сидевшему с
вожжами в руках.
     Человека в фургоне -- бледного,  щуплого мужчину с  костлявыми руками и
большим крючковатым носом  --  звали Падан Фейн. Фейн, всегда улыбающийся  и
смеющийся, словно над  ему  одному  известной шуткой, каждую  весну, сколько
помнил себя Ранд, являлся в Эмондов Луг со своим фургоном и упряжкой.
     Дверь гостиницы распахнулась, едва только восьмерка, позвякивая сбруей,
остановилась,  и,  предводительствуемый мастером ал'Виром  и Тэмом, появился
Совет Деревни. Члены Совета вышагивали  нарочито медленно,  даже Кенн Буйе в
сопровождении нетерпеливых воплей всех прочих, требовавших  кто булавок, кто
кружев, кто книг  или  еще доброй  дюжины видов  всевозможных товаров. Толпа
неохотно расступалась, пропуская процессию,  и  тут же поспешно смыкалась за
нею. Адресованные торговцу возгласы не  смолкали. Большинство сбежавшихся  к
фургону требовало новостей.
     С точки зрения жителей деревни, иголки, чай и тому подобное -- не более
чем половина груза  в фургоне. Столь же,  если не более  важно  любое  слово
извне,  известия  из  мира  за  пределами  Двуречья.  Одни  торговцы  просто
рассказывают, что  знают,  вываливая  все сразу  в одну кучу  и предоставляя
деревенским  самим  в этой  куче разбираться. Из  других  почти каждое слово
приходилось  вытягивать чуть ли не клещами,  они разговаривали  нехотя и без
особой вежливости.  Фейн, однако, говорил охотно, зачастую с подковырками, и
истории свои заводил надолго, делясь разнообразными подробностями, превращая
рассказ в представление,  вполне сравнимое  с представлением  менестреля. Он
просто  наслаждался  всеобщим вниманием, расхаживая  с гордым  видом, словно
петух, ловя на  себе взгляды слушателей. Ранду пришло в голову, что Фейну не
доставит  особой  радости  узнать, что  в  Эмондовом Лугу оказался настоящий
менестрель.
     Торговец, с нарочитой  тщательностью занявшийся привязыванием поводьев,
уделил Совету и селянам одинаковое внимание, которое при всем желании вообще
трудно  было  назвать вниманием.  Фейн  небрежно  кивнул  всем  и  никому  в
отдельности.  Он  улыбался,  ничего  не говоря, и  рассеянным  взмахом  руки
приветствовал тех,  с кем  был особо  дружен,  хотя его дружеские  отношения
всегда  отличались необычайной  сдержанностью и  никогда  не заходили дальше
похлопываний по спине.
     Все  громче  становились  просьбы  рассказать о  новостях,  но Фейн  не
торопился,  перекладывая  какие-то  предметы  у  сиденья,  пока  напряженное
ожидание толпы  не достигло такого накала,  к  которому он  стремился.  Лишь
Совет хранил  молчание,  в соответствии  с достоинством, приличествующим его
положению, только облако табачного дыма выдавало нетерпение членов Совета.
     Ранд и Мэт  втиснулись  в толпу, подбираясь к фургону  как можно ближе.
Ранд наверняка бы застрял на полпути, не вцепись  ему в рукав Мэт, который и
вытянул его прямо за спины членов Совета.
     --  Я  уж подумал,  что  ты  весь  Праздник  проторчишь  на  ферме,  --
перекрывая  гам, выкрикнул Перрин  Айбара. На полголовы ниже Ранда, курчавый
подмастерье  кузнеца  был  коренастым,  с  широкой  грудью,  словно  полтора
человека в обхвате, с могучими, под стать  самому мастеру Лухану,  плечами и
руками. Перрин легко  бы протолкался через  столпотворение, но это было не в
его  характере.  Он  пробирался  между  людьми  с осторожностью,  не забывая
извиняться, хотя на  него  вряд ли кто обращал внимание  -- оно целиком было
отдано  торговцу. Но  Перрин  все  равно  извинялся  и  старался  никого  не
толкнуть,  когда  прокладывал себе дорогу  сквозь толпу к  Ранду и  Мэту. --
Представляете, -- сказал он, когда  наконец  добрался до них, -- Бэл Тайн  и
торговец, оба вместе. Держу пари, что и фейерверк будет.
     --  Да  ты  и  четверти  всего  не  знаешь,  -- засмеялся  Мэт.  Перрин
подозрительно оглядел его, затем вопросительно посмотрел на Ранда.
     --  Это верно! -- крикнул Ранд, затем взмахнул рукой на увеличивающуюся
толпу и  гаркнул во  весь голос: -- Потом! Я  объясню все позже... Потом,  я
сказал!
     В  этот же миг  Падан Фейн  поднялся с сиденья  фургона, и толпа  сразу
притихла.  Последние  слова  Ранда  громом  прокатились в полнейшей  тишине,
застигнув торговца с поднятой рукой, в драматической позе и с открытым ртом.
Все изумленно  воззрились на  Ранда. Костлявый низенький человек  в фургоне,
который уже приготовился своими первыми словами приковать к  себе все взоры,
пронзил Ранда колючим, испытующим взглядом.
     Ранд вспыхнул,  ему страшно захотелось стать  ростом с  Ивина, чтобы не
возвышаться над толпой. К  тому же его приятели неловко  подались в сторону.
Всего  год прошел с тех пор,  как Фейн впервые стал признавать их за мужчин.
Обычно у Фейна не  находилось  времени  для  кого-то  чересчур  юного, чтобы
купить  у  него какой-нибудь товар  по хорошей  цене. Ранд  надеялся, что  в
глазах торговца он не скатится вновь до уровня детишек.
     Громко откашлявшись, Фейн одернул тяжелый плащ.
     -- Нет, не потом, -- заявил торжественно торговец, снова воздев руку.--
Сейчас я расскажу вам. -- Широким движением руки он словно разбрасывал слова
над толпой. -- Вы думаете, что у вас, в Двуречье, беды, разве не так? Что ж,
во  всем мире беды: от Великого  Запустения и  к  югу,  до Моря Штормов,  от
Океана  Арит на западе до Айильской Пустыни на  востоке. И даже дальше. Зима
оказалась  куда  более  жестокой,  чем  вы  даже  можете  вообразить,  такой
холодной,  что от мороза  у вас  кровь стыла  в жилах и трещали кости? Да-а!
Зима  оказалась  холодной и жестокой везде.  В Пограничных  Землях вашу зиму
назвали  бы весной. Но, весна не приходит, говорите  вы? Волки убивают ваших
овец? Наверно, волки нападали  и на людей? Дела обстоят именно так? А теперь
вот  что.  Весна  запаздывает везде. Везде  волки,  алчущие  любой плоти,  в
которую можно впиться клыками, будь то овца,  корова  или  человек. Но  есть
вещи похуже, чем волки или зима. Есть те, кто был бы рад, если б ему грозили
только ваши маленькие неприятности.
     Падан Фейн сделал драматическую паузу,
     --  Что  может быть  хуже волков,  убивающих  овец и людей?  -- спросил
громко Кенн Буйе. Остальные согласно Загудели.
     --  Люди, убивающие людей! -- откликнулся  торговец зловещим тоном. Его
ответ вызвал потрясенный шепот, который стал явственнее, когда он продолжил.
-- Я хочу сказать, что это --  война. В Гэалдане -- война,  война и безумие.
Снег в Лесу Даллин красен от людской крови. Воронами и криками воронов полно
небо.  Армии  идут  к  Гэалдану.  Государства, великие  рода и  великие мужи
посылают солдат на бой.
     --  Война?  --  Язык  мастера ал'Вира с трудом справился с  непривычным
словом.  В Двуречье никто никогда не имел ничего общего с войной.  -- Почему
они затеяли войну?
     Фейн ухмыльнулся, и у Ранда появилось чувство,  что тот насмехается над
жителями  деревни,  отрезанной  от  мира,  и  над  их  неведением.  Торговец
склонился к мастеру ал'Виру, словно бы желая поделиться с ним некоей тайной,
но шепот его, предназначенный не только мэру, был услышан всеми:
     --  Поднят  стяг Дракона,  и  собираются войска, чтобы выступить против
него. Или поддержать его.
     Один  долгий вздох  пронесся над  всеми собравшимися,  и Ранд  невольно
вздрогнул.
     -- Дракон! -- застонал кто-то.-- Темный свободен и в Гэалдане!
     -- Не Темный,  -- прорычал Харал Лухан. --  Дракон --  это не Темный. И
вообще, это -- Лжедракон!
     -- Давайте послушаем, что  скажет мастер Фейн, -- повысил голос мэр, но
не  так-то просто  оказалось утихомирить  всех. Со всех сторон кричали люди,
мужчины и женщины, стараясь перекричать друг друга.
     -- Ничем не лучше Темного!
     -- Мир-то Дракон разломал?
     -- Он все начал! Он -- причина Времен Безумия!
     --  Ты пророчества  знаешь? Когда  возродится  Дракон,  худшие  кошмары
покажутся тебе самыми нежными мечтаниями!
     -- Он еще один Лжедракон. Он должен им быть!
     --  Да какая разница? Вспомни  последнего Лжедракона.  Он тоже развязал
войну. Погибли тысячи, разве не так, Фейн? Он осадил Иллиан.
     --  Злые времена!  Двадцать  лет никто  не  объявлял  себя Возрожденным
Драконом, а теперь  -- уже третий за последние пять  лет. Злые времена! Одна
погода чего стоит!
     Ранд  обменялся  взглядами с Мэтом  и  Перрином. Глаза Мэта сверкали от
возбуждения,  но Перрин обеспокоенно  хмурился. Ранд  помнил истории  о  тех
людях,  что  называли  себя  Возрожденными  Драконами.  Даже  если  все  они
оказывались потом  Лжедраконами, погибая или бесследно исчезая,  не исполнив
ни  одного из пророчеств, все равно они успевали  содеять немало зла.  Войны
сокрушали целые государства, города и села предавались огню. Мертвые падали,
как листья осенью, беженцы забивали  дороги, словно овцы маленький загончик.
Так рассказывали  торговцы  и  купцы, и в  Двуречье никто обладающий здравым
смыслом не сомневался в этом.  Как говаривали некоторые, когда вновь родится
подлинный Дракон, миру настанет конец.
     -- Прекратите! -- закричал мэр.  -- Тихо! Хватит  чесать языки и тешить
свое воображение. Пусть мастер Фейн расскажет нам об этом Лжедраконе.
     Шум начал стихать, но Кенн Буйе молчать не намеревался.
     -- Это на самом деле Лжедракон? -- спросил кровельщик угрюмо,
     Мастер ал'Вир, опешив, заморгал, затем накинулся на Буйе:
     -- Не будь старым дураком, Кенн! Но тот уже вновь распалил толпу.
     -- Он не может оказаться Возрожденным Драконом! Да поможет нам Свет, он
не может им быть!
     -- Ты старый дурак, Буйе! Тебе что, этих бед мало?
     -- Следующим  еще Темного  назови!  Да  ты одержим Драконом, Кенн Буйе!
Хочешь на нас беду накликать?
     Кенн  вызывающе обвел  взором  стоящих  вокруг  себя,  пытаясь  смутить
взглядом сердито уставившихся на него, и возвысил голос:
     -- Я не слышал, чтобы Фейн говорил о Лжедраконе. А вы слышали? Протрите
глаза!  Есть где-нибудь всходы, что поднялись хотя  бы до колена?  Почему до
сих  пор  зима, когда с месяц как положено быть весне? -- Раздались  гневные
возгласы, чтобы Кенн попридержал язык. -- Я  молчать не буду! Хоть мне и  не
по нраву этот разговор, но я не стану прятать голову под корзину, когда люди
из   Таренского   Перевоза   придут  резать   Мне  горло.   И   я  не  стану
попустительствовать забавам Фейна. Говори ясно, торговец. Что тебе известно?
А? Этот человек -- Лжедракон?
     Если Фейн и был встревожен новостями, что он принес, или смущен ссорой,
причиной которой стал, то ничем  этого не  показал. Он  лишь пожал плечами и
почесал нос худым пальцем.
     -- М-м, насчет  этого... кто может сказать, пока это  не кончится и  не
случится?  --  На секунду  он умолк,  растянув  губы  в своей  таящей секрет
ухмылке и обежав взглядом лица людей, столпившихся вокруг, будто раздумывая,
как на них подействует то, что он скажет, и найдут ли они это занятным. -- Я
знаю, -- произнес Фейн нарочито небрежным тоном, --  что он обладает  Единой
Силой. Другие же -- нет.  И он  может ее направлять. Земля разверзается  под
ногами его врагов, крепкие стены  рушатся от его голоса. Молнии  являются на
его зов и  бьют куда он укажет. Вот что я слышал, и слышал от людей, которым
верю.
     Воцарилось гробовое молчание.  Ранд  взглянул  на своих друзей. Перрину
новости вовсе не нравились, но Мэт по-прежнему выглядел возбужденным.
     Тэм,  на  вид лишь чуть-чуть менее  спокойный, чем обычно, потянул мэра
поближе к себе, но не успел он ничего сказать, как прорвало Ивина Финнгара.
     --  Он  же сойдет  с  ума  и  погибнет!  В  сказаниях мужчины,  которые
направляют  Силу,  всегда сходят  с  ума, а  потом чахнут  и умирают. Только
женщины могут управлять ею. Разве он этого не знает?
     Ивин едва увернулся от затрещины.
     -- Хватит  тебе  об  этом, мальчишка! --  Кенн потряс узловатым пальцем
перед  лицом Ивина. -- Выкажи надлежащее почтение старшим и  оставь это дело
взрослым. Убирайся отсюда!
     -- Полегче, Кенн, -- проворчал Тэм. -- Мальчик всего-навсего любопытен.
Незачем так кипятиться.
     -- Не веди себя как ребенок, -- добавил Бран, -- и хоть сейчас вспомни,
что ты член Совета.
     С каждым словом Тэма и мэра морщинистое  лицо Кенна  наливалось кровью,
пока наконец не стало почти багровым.
     -- Да вы понимаете,  о  каких женщинах говорит  этот сопляк?! Нечего на
меня  хмуриться,  Лухан,  и ты  не смотри так, Кро.  Это  порядочная деревня
приличного народа, и уже плохо то, что Фейн тут вещает о Лжедраконе, который
использует Силу, а тут  еще этот одержимый Драконом мальчишка приплел сюда и
Айз Седай.  Кое  о  чем вовсе не стоит говорить, и  мне  нет дела  до  того,
позволят  или нет этому шуту-менестрелю рассказывать те сказки, что взбредут
ему в голову. Это и неуместно, и неприлично!
     -- Никогда я не видел, не слышал и не нюхал ничего такого, о чем нельзя
было бы говорить, -- сказал Тэм, но Фейн еще не закончил свою речь.
     --  Айз Седай уже  в этом замешаны, -- громко заговорил торговец. -- Их
отряд поскакал из  Тар Валона на юг.  Если он владеет Силой, то никто, кроме
Айз Седай,  не одолеет  его,  они  с ним будут  сражаться  и попытаются  его
одолеть, и в одной из битв одолеют. Если одолеют.
     Кто-то  в  толпе  громко  застонал,  и  даже  Тэм и  Бран  встревоженно
обменялись хмурыми взглядами. Толпа разбилась на тесные группки, а некоторые
поплотнев закутались в плащи, хотя ветер к этому времени уже стихал.
     -- Конечно же, его одолеют! -- выкрикнул кто-то.
     -- Да, их всегда в конце концов били, этих Лжедраконов.
     -- Его должны победить, как же иначе?
     -- А если не победят?
     Тэм наконец, улучив момент,  что-то  стал тихо говорить мэру  на ухо, и
Бран, время от времени кивая и не обращая внимания на гомон, выслушал его, а
потом рявкнул во весь голос:
     --  Слушайте  все!  Успокойтесь и  послушайте!  --  Выкрики  перешли  в
приглушенное  бормотание. -- Это уже не просто новости из внешнего мира. Это
должно  быть  обсуждено на Совете Деревни. Мастер  Фейн, если  вы  не против
присоединиться  к  нам  в гостинице,  то мы  хотели бы  задать вам несколько
вопросов.
     --  Добрая  кружка горячего  вина  с  пряностями оказалась бы для  меня
сейчас кстати, --  усмехнувшись, ответил  торговец. Он  спрыгнул с  фургона,
вытер  руки о куртку и с  готовностью  оправил  плащ.  -- Вас  не  затруднит
присмотреть за моими лошадьми?
     -- А я хочу  услышать, что он скажет!  -- раздался протестующий выкрик,
потом еще несколько.
     -- Вы не можете так просто увести  его! Меня жена послала за булавками!
--  Это  заговорил  Вит  Конгар;  он  горбился  под  пристальными  взглядами
остальных, но стоял на своем.
     -- Мы тоже хотим задать вопросы! -- крикнул кто-то из глубины толпы. --
Я...
     -- Тихо! -- гаркнул мэр, добившись испуганного молчания. -- Когда Совет
получит ответы  на  свои вопросы, мастер Фейн вернется  и расскажет вам  все
новости. И продаст вам  горшки  и булавки.  Эй,  Тэд! Уведи лошадей  мастера
Фейна в стойла.
     Тэм и Бран пошли  рядом с торговцем,  прочие члены  Совета -- вслед  за
ними, и вся  процессия чинным шагом направилась к гостинице "Винный Ручей" и
скрылась за  плотно закрывшейся дверью, которая  захлопнулась перед носом  у
тех, кто хотел проскользнуть вслед за Советом. На стук откликнулся лишь мэр:
     -- Ступайте по домам!
     Люди бесцельно кружили  перед гостиницей, переговариваясь, обсуждая то,
что сказал  торговец,  и что это означает, то, о чем спросит Совет, и почему
им  должны  дать все  услышать  и задать свои  собственные вопросы.  Кое-кто
пробовал  заглянуть внутрь через  фасадные  окна, а некоторые даже  пытались
расспрашивать Хью  и Тэда, но о чем  они  хотели узнать,  им и самим было не
очень-то  ясно. Два флегматичных  конюха в  ответ лишь бурчали  и продолжали
методично распрягать  лошадей Фейна, одну за другой  уводя в  конюшню. Когда
последняя лошадь оказалась в стойле, к фургону конюхи уже не вернулись.
     Ранд не обращал внимания на толпу. Он присел на край древнего каменного
фундамента, завернулся в плащ  и уставился на  дверь гостиницы. Гэалдан. Тар
Валон.  Сами названия  городов и стран звучали  необычно  и  волнующе. О тех
местах  он  знал   только  понаслышке,  от  торговцев  и  по  историям,  что
рассказывали охранники купцов.  Айз Седай,  войны, Лжедракон... сказки перед
камином  поздним вечером,  когда  единственная  свеча  отбрасывает  на стену
причудливые  тени, когда за ставнями завывает ветер. Вообще-то  Ранд считал,
что ему хватает волков и буранов.. Но там, за границами Двуречья, все должно
быть  совсем  по-другому,  как  будто  живешь  в  сказаниях  менестреля.   В
приключении. В одном долгом приключении. Всю жизнь.
     Жители  деревни мало-помалу расходились, по-прежнему ворча и  покачивая
головами. Вит Конгар приостановился, чтобы посмотреть  внутрь оставленного у
гостиницы фургона, словно предполагал  обнаружить  другого спрятавшегося там
торговца.  Наконец осталось  всего несколько  человек, одна  молодежь. Мэт и
Перрин неспешным шагом подошли к Ранду.
     --  Не понимаю, как менестрелю удастся его переплюнуть,  -- возбужденно
сказал Мэт. -- Эх,  знать бы,  доведется ли хоть одним глазком увидеть этого
Лжедракона?
     Перрин тряхнул лохматой головой:
     -- Что-то мне не  хочется смотреть  на него. Может, где-нибудь в другом
месте, но не в Двуречье. Не здесь, если это означает войну.
     -- Конечно,  не  здесь, если  из-за  этого  тут появятся Айз  Седай, --
добавил Ранд. -- Или ты позабыл, кто вызвал Разлом? Начать его мог и Дракон,
но ведь именно Айз Седай разрушили мир.
     -- Я  слышал однажды рассказ, --  медленно  сказал Мэт, -- от охранника
купца, что  закупал здесь шерсть. Он говорил, будто Дракон может возродиться
в час величайшей нужды в нем и спасет всех нас.
     -- Что ж, значит, он глуп, если верит в такое, -- твердо сказал Перрин.
-- А ты был дураком, раз его слушал, -- В голосе его не было гнева; он редко
выходил из себя. Но иногда его сердили неуемные фантазии Мэта, и на этот раз
в тоне его проскользнула  нотка раздражения. -- Сдается мне, потом он заявил
еще, что мы все живем в новой Эпохе Легенд.
     --  Я не говорил, что  поверил,  -- возразил  Мэт. --  Я  всего-навсего
слышал это. И Найнив тоже слышала, и я подумал тогда, что она готова содрать
шкуру  и с меня, и с охранника. Он сказал -- это  я  про  охранника, --  что
многие люди в это верят, только боятся говорить вслух. Боятся Айз Седай  или
Детей  Света. После  того, как на нас наткнулась Найнив, он больше ничего не
стал говорить. Она передала его слова купцу, и тот заявил, что для охранника
это была последняя поездка с ним.
     -- Вот  и  хорошо, -- сказал Перрин.  -- Дракон собирается нас спасать?
Звучит так, словно я с Коплином разговариваю.
     -- Что за нужда должна  быть, чтобы нам захотелось Дракона в спасители?
-- сказал  задумчиво Ранд.  -- Это почти  то же самое,  что просить помощи у
Темного.
     -- Об этом он не говорил, -- смущенно ответил Мэт. -- И про новую Эпоху
Легенд  --  ничего. Он  сказал, что появление Дракона  разорвало бы  мир  на
части.
     -- Ага, наверняка это спасет нас, -- сухо отозвался Перрин. -- Еще один
Разлом.
     -- Чтоб  я  сгорел! --  заворчал Мэт.  --  Я лишь пересказываю  то, что
говорил охранник.
     Перрин покачал головой:
     -- Я только надеюсь, что Айз Седай и этот Дракон, настоящий он или нет,
останутся там, где они сейчас. Может, Двуречье переживет и без них.
     -- Ты думаешь, они на самом деле Друзья Темного? -- Мэт глубокомысленно
насупил брови.
     -- Кто? -- спросил Ранд.
     -- Айз Седай.
     Ранд глянул на Перрина, тот пожал плечами.
     -- Сказания... -- начал он медленно, но Мэт перебил его:
     -- Не во всех сказаниях говорится, что они служат Темному, Ранд.
     -- О Свет, Мэт, -- промолвил Ранд, -- они же вызвали Разлом.  Чего тебе
еще надо?
     --  Да я  так, раздумываю. --  Мэт вздохнул,  но в следующий миг  снова
ухмылялся: -- Старый Байли Конгар  утверждает, что их не  существует. Ни Айз
Седай. Ни Друзей Темного. Говорит,  что это все россказни. Он заявлял, что и
в Темного не верит.
     Перрин фыркнул:
     -- Коплинские разговоры от Конгара. Чего еще можно ждать?
     -- Старый Байли называл Темного  по  имени. Держу пари,  этого-то ты не
знал.
     -- Свет! -- выдохнул Ранд. Ухмылка Мэта стала еще шире:
     -- Это произошло прошлой весной, как раз перед тем, как гусеница озимой
совки  появилась на  его полях, и больше ни на чьих.  Как раз перед этим все
его домашние  слегли с желтоглазой  лихорадкой. Я все слышал. Он по-прежнему
говорит,  что  не верит, но теперь,  когда  я  как-то  попросил его  назвать
Темного по имени, он швырнул в меня чем-то тяжелым.
     -- Ты  в самый раз  глуп для того, чтобы поступать так, да. Мэт Коутон?
-- Темные волосы в перекинутой через плечо косе Найнив топорщились от гнева.
Ранд смущенно  поднялся на ноги. Стройная и едва ли по плечо Мэту, Мудрая на
миг показалась ему выше любого  из них,  и никакого  значения не Имели ни ее
молодость,  ни ее красота.  -- Нечто  подобное в отношении  Байли  Конгара я
подозревала, но мне думалось, что хоть у тебя окажется больше  ума, чтобы не
насмехаться  над  ним  таким  образом.  Может, для  женитьбы  ты уже  вполне
взрослый,  но,  по правде говоря, Мэтрим Коутон, тебя  нельзя  отпускать  от
материнского передника. Следующий номер, который ты выкинешь, -- тебе самому
взбредет в голову называть Темного по имени.
     -- Нет, Мудрая, -- запротестовал Мэт, который готов  был отдать все что
угодно, лишь бы оказаться сейчас подальше от этого места и от Найнив. -- Это
старый Байл... я хотел сказать, мастер Конгар, не я! Кровь и пепел, я...
     -- Поменьше мели языком, Мэтрим!
     Ранд выпрямился, хотя  на него Мудрая и не посмотрела.  Перрин выглядел
столь же сконфуженным. Позже кто-то из них почти наверняка будет возмущаться
вслух тем,  что их  отчитала  женщина,  да еще и не  намного старше, --  так
поступали все после нагоняя от Найнив, но только если она не могла услышать,
-- однако  разница  в годах  всегда  превращалась в  пропасть, когда ребятам
доводилось сталкиваться с нею лицом  к  лицу. Особенно  когда Найнив  бывала
сердита.
     Своим посохом --  толстым с  одного  конца и  гибким, словно прутик,  с
другого  -- она  могла  задать  взбучку любому, кто, по ее  мнению, поступал
глупо, -- по голове, рукам, ногам, -- невзирая на его возраст и положение.
     Внимание Ранда было так поглощено Мудрой, что поначалу он и не заметил,
что  она пришла  не  одна.  Когда Ранд осознал  свой промах,  он  решил было
потихоньку улизнуть, что бы потом ни сказала или ни сделала Найнив.
     В  нескольких  шагах от  Мудрой стояла  Эгвейн и с  живейшим  интересом
наблюдала  за происходящим. Ростом с Найнив и  с такими же темными волосами,
она сейчас  была  воплощением  настроения Найнив --  руки скрещены на груди,
губы плотно,  неодобрительно сжаты. Капюшон мягкого  серого плаща скрывал ее
лоб, в карих глазах -- ни смешинки.
     По справедливости, думал Ранд, то, что он на два года ее старше, должно
бы давать ему преимущества, но все  обстояло  совершенно  иначе. И в  лучшие
времена у него никогда не был хорошо подвешен язык для болтовни  с девушками
деревни,  в отличие от Перрина,  но, когда на него смотрела Эгвейн, смотрела
такими широко раскрытыми глазами, словно отдавая ему все свое внимание, все,
до последней капли, он совсем терял нить разговора и говорил  что угодно, но
не о том, о чем хотел. Может,  как только  Найнив закончит  с выволочкой, он
сумеет  как-нибудь  исчезнуть.  Но Ранд понимал, что смыться ему не удастся,
хотя почему -- не понимал.
     --  Хватит  тебе  глядеть  как ополоумевшему  ягненку, Ранд  ал'Тор, --
сказала Найнив,  -- и лучше расскажи мне, почему  вы болтаете о  том, о  чем
вам, трем телкам-переросткам, должно бы держать рот на замке.
     Ранд вздрогнул и отвел глаза от Эгвейн; та,  когда Мудрая обратилась  к
Ранду,  наградила его улыбкой, приведя в полное замешательство. Голос Найнив
был резок, но на  лице ее  появилась  понимающая  улыбка...  Но  тут  громко
засмеялся  Мэт,  и улыбка пропала, а  Мэт, поймав  взгляд Найнив,  подавился
смехом, превратившимся в глухое карканье.
     -- Ну, Ранд? -- потребовала Найнив.
     Уголком глаза Ранд видел, что Найнив по-прежнему улыбается. Что  такого
забавного она заметила?
     -- Нет ничего необычного, что мы толкуем об  этом, Мудрая,  -- поспешил
объяснить Ранд. -- Торговец -- Падан  Фейн... э-э... мастер  Фейн  -- привез
вести  о Лжедраконе в Гэалдане, и о войне, и об Айз  Седай. Совет счел своим
долгом расспросить его подробнее. О чем же еще нам говорить?
     Найнив качнула головой:
     --  Вот,  значит,  почему фургон  торговца  стоит словно  брошенный.  Я
слышала, как народ хлынул к нему, но я не могла уйти от миссис Айеллин, пока
у нее не прошел приступ лихорадки. Совет расспрашивает торговца о событиях в
Гэалдане, так?  Насколько я их знаю,  они зададут все неправильные вопросы и
ни одного  правильного.  Ладно,  Кругу Женщин придется  заняться этим, чтобы
выяснить хоть что-то полезное.
     Решительно поправив плащ на плечах, Найнив скрылась в гостинице.
     Эгвейн не последовала за Мудрой. Когда  дверь гостиницы захлопнулась за
Найнив, девушка подошла и встала перед Рандом. Хмурое выражение исчезло с ее
лица,  но от  пристальных немигающих глаз  Ранд  чувствовал себя не  в своей
тарелке. Он повернулся к  приятелям, но те  отошли  в сторону, ухмыляясь  во
весь рот.
     -- Напрасно ты позволил Мэту втянуть себя в дурацкую болтовню, Ранд, --
серьезно, как  сама Мудрая,  сказала Эгвейн, затем вдруг хихикнула. -- Видел
бы ты себя  со стороны. У тебя такой же вид, как в тот раз, когда  Кенн Буйе
поймал вас с Мэтом на своих яблонях, вам тогда было по десять лет.
     Ранд  переступил с  ноги на  ногу и  оглянулся на  друзей.  Те стояли в
отдалении, Мэт что-то говорил, оживленно жестикулируя.
     -- Будешь  танцевать со мной завтра? -- Это было вовсе не то, что хотел
сказать Ранд. Он не думал о танце с нею, но готов был отдать все, лишь бы не
чувствовать себя  таким дураком  едва ли не  при каждом разговоре с  Эгвейн.
Именно так он чувствовал себя и сейчас.
     Эгвейн улыбнулась уголками рта.
     -- В полдень, -- сказала она. -- С утра я буду занята.
     Донесся возглас Перрина: "Менестрель!"
     Эгвейн повернулась в его сторону, но Ранд взял ее за руку:
     -- Занята? Чем?
     Несмотря  на  прохладу,  она  откинула  капюшон  плаща  и  с  напускной
небрежностью  поправила волосы.  Последний  раз, когда Ранд видел Эгвейн, ее
волосы темными  волнами ниспадали ниже плеч,  и их удерживала красная лента;
теперь же они были заплетены в длинную косу.
     Он  уставился  на косу, словно та превратилась  в ядовитую змею,  потом
украдкой  глянул на  Весенний Шест,  который одиноко  возвышался на Лужайке,
готовый  к завтрашнему  празднику. Утром незамужние женщины будут  танцевать
вокруг  Шеста.  У  Ранда  комок застрял  в  горле. Ему как-то  в  голову  не
приходило, что Эгвейн достигнет брачного возраста одновременно с ним.
     -- Из того, что кому-то  уже хватает лет, чтобы обзаводиться семьей, --
проворчал он, -- вовсе не  вытекает, что они  так  и поступят.  Тем более --
сразу же.
     -- Конечно, нет. Или вообще никогда.
     Ранд захлопал глазами:
     -- Никогда?
     -- Мудрая почти никогда  не выходит замуж. Ты же  знаешь, меня  обучает
Найнив. Она говорит,  у  меня есть  дар, так  что  я могу  научиться слушать
ветер. Найнив говорит, не все  Мудрые на это способны, даже если и заявляют,
что могут слушать ветер.
     -- Мудрая! -- присвистнул Ранд.  Он не заметил, как  угрожающе блеснули
глаза Эгвейн. -- Да Найнив будет здесь Мудрой еще  пятьдесят лет! А может, и
дольше. Ты что, собираешься провести у нее в ученицах всю жизнь?
     --  Есть  другие  деревни,  --  ответила  запальчиво Эгвейн. --  Найнив
говорит, деревни  к северу от Тарена всегда выбирают Мудрую из дальних мест.
Считается, что тогда у нее в деревне не будет любимчиков.
     Изумление Ранда растаяло столь же быстро, как и возникло.
     -- Не в Двуречье? Так я больше тебя не увижу...
     -- А тебе это  не нравится?  Что-то  в последнее  время  ты  и виду  не
подавал, что тебя волнует нечто подобное.
     -- Никто  никогда не покидал Двуречья, -- продолжал Ранд. --  Разве что
из Таренского Перевоза, но они  там все с приветом. Мало чем схожи с народом
Двуречья.
     Эгвейн раздраженно вздохнула:
     -- Ладно, я,  может,  тоже  с  приветом. Может, мне хочется  досмотреть
чужие  края,  те,  о которых  я только  слышала.  Об  этом  ты  когда-нибудь
задумывался?
     -- Конечно, задумывался. Иногда даже мечтал, но я понимаю разницу между
грезами и жизнью.
     -- А я так -- нет?  -- взбешенно бросила девушка и резко  повернулась к
Ранду спиной.
     -- Я не о тебе, я о себе говорил. Эгвейн!
     Она  рывком  оправила плащ,  словно  отгородившись от  юноши стеной,  и
решительно сделала  несколько шагов  в сторону. Ранд  расстроенно потер лоб.
Как так происходит? Уже не первый раз она  находила в его  словах тот смысл,
Который он в  них никогда не вкладывал. В ее теперешнем настроении любая его
оплошность наверняка  ухудшит положение, а он был  совершенно  уверен: почти
все, что он скажет, будет ошибкой.
     Тут  к Ранду подошли Мэт и  Перрин.  Эгвейн  и бровью  не повела. Парни
нерешительно посмотрели на нее, потом наклонились к Ранду.
     --  Морейн и  Перрину  дала  монету, --  сказал Мэт. -- Как нам.  -- Он
помолчал, потом добавил: -- И он видел всадника.
     --  Где?  --  встрепенулся  Ранд.  --  Когда? Кто  еще  его  видел?  Ты
кому-нибудь говорил?
     Перрин поднял большие ладони, останавливая поток вопросов:
     -- По вопросу за раз. Я заметил его на краю деревни, когда он следил за
кузницей,  вечером, в сумерках. У меня аж мурашки по коже забегали. Я сказал
мастеру  Лухану, вот  только, когда  он посмотрел,  там никого не  было.  Он
сказал,  что  меня  обманули  тени.  Но  пока  мы   гасили  горн  и  убирали
инструменты,  он свой самый большой  молот  держал под рукой. Раньше он  так
никогда не делал.
     -- Значит, он тебе поверил, -- сказал Ранд, но Перрин пожал плечами:
     -- Не знаю. Я спросил,  зачем ему молот, если мне  померещилось  что-то
среди  теней, а он ответил что-то насчет  волков, обнаглевших настолько, что
стали  появляться в деревне. Может,  он решил, что я  видел именно их,  хотя
мастер  Лухан  должен бы  знать: я вполне  могу  отличить  волка от человека
верхом  на коне, даже  в вечернем сумраке. Я знаю, что я видел, и  никому не
заставить меня поверить в другое.
     --  Я  тебе  верю,  --  сказал  Ранд.  --  Я  тоже  его  видел.  Перрин
удовлетворенно хмыкнул, словно раньше не был уверен в этом.
     -- О чем  это вы  говорите? -- неожиданно раздался требовательный голос
Эгвейн.
     Ранду вдруг  захотелось разговаривать  шепотом.  Знай  он,  что она  их
услышит, он бы  так и  сделал. Мэт и  Перрин, с  глупыми улыбками  до  ушей,
наперебой принялись  рассказывать Эгвейн  о  своих  неожиданных встречах  со
всадником в черном плаще, но Ранд хранил молчание. Он был уверен, что знает,
какие слова она скажет, когда его друзья закончат свои истории.
     -- Найнив оказалась права, -- заявила Эгвейн куда-то  в небо, едва двое
юношей умолкли. -- Ни одного из вас нельзя отпускать  далеко от материнского
подола. Люди ездят верхом на лошадях,  это вам известно. Но  из-за этого они
не превращаются в страшилищ из менестрелевых сказок.
     Ранд  кивнул про  себя -- именно  такого ответа  он  и  ожидал. Тут  же
досталось от Эгвейн и ему:
     -- А  ты эти слухи распускаешь. Порой ты, Ранд ал'Тор, как будто вообще
ничего не  понимаешь. Зима и так была страшной, а ты еще принимаешься пугать
детей.
     Ранд состроил кислую гримасу:
     -- Ничего я не  распускаю,  Эгвейн. Но я видел то, что видел, а видел я
вовсе не фермера, ищущего заблудившуюся корову.
     Эгвейн набрала полную  грудь  воздуха, но что она намеревалась сказать,
никто не узнал: дверь гостиницы  распахнулась, и из нее торопливо, будто  за
ним гнались, выскочил седой взлохмаченный человек.




     Дверь, грохнув,  захлопнулась за спиной  седого худого мужчины, который
волчком крутанулся на месте  и уставился  на  нее. Его  можно было бы счесть
высоким,  если  бы он  не сутулился, но двигался он  с живостью, создававшей
обманчивое  представление о  его возрасте. Плащ мужчины  выглядел  лоскутным
одеялом,  заплатки всевозможных размеров и  очертаний трепетали от  каждого,
даже самого легкого порыва ветра  сотнями разноцветных пятен. На самом деле,
как  успел  разглядеть  Ранд,  плащ был  достаточно толстым, что бы  там  ни
утверждал мастер  ал'Вир:  цветастые  заплаты  служили  большей  частью  для
украшения.
     --  Менестрель! -- взволнованно прошептала  Эгвейн. Седой мужчина резко
развернулся, плащ взметнулся  в воздух, открыв длинную  необычную куртку  с.
мешковатыми рукавами и большими карманами. Густые, такие же белоснежные, как
и волосы,  висячие  усы;  угловатое  его  лицо наводило на  мысль о  дереве,
пережившем суровые времена. Мужчина высокомерно указал на Ранда и его друзей
чубуком  своей  трубки, длинным, с необычной резьбой. В воздухе повис дымный
хвост.
     Голубые, все замечающие глаза впились  в  ребят из-под  белых кустистых
бровей.
     Ранд с интересом рассматривал  незнакомца, особенно  его заинтересовали
глаза. В Двуречье  у всех были  темные глаза, как и у  большинства  купцов и
охранников,  да  и  у  всех,  кого  он  видел  в  жизни. Конгары  и  Коплины
насмехались  над серыми  глазами  Ранда, пока однажды в  конце концов  он не
съездил кулаком  Эвалу Коплину  по  носу, --  Мудрой  пришлось тогда всерьез
потрудиться. Ранд задумался: а есть ли в мире такие страны, где темных  глаз
нет ни у кого? Может, и Лан из таких краев?
     --  Что  это  за  место  такое?  -- спросил менестрель глубоким  низким
голосом, который звучал громче голоса обыкновенного человека. Его звуки даже
на открытом воздухе будто заполняли огромное помещение и отражались от стен.
--  Какие-то  недотепы  из деревни на  холме сказали мне, что до  темноты  я
доберусь сюда,  правда, забыв  упомянуть, что для этого мне надо  выехать до
полудня. Когда  я наконец достиг цели, продрогнув до костей и мечтая лишь  о
теплой постели, этот хозяин гостиницы брюзжал целый  час, словно я  какой-то
приблудный свинопас  и словно не  меня ваш Совет Деревни  пригласил показать
свое искусство на этом вашем празднике. И он до сих пор даже  не  удосужился
уведомить  меня, что именно  он  --  мэр.  --Менестрель  замолчал,  переводя
дыхание,  окинул всех  взглядом и  сразу  же продолжил:  --  И  вот, когда я
спустился вниз выкурить  трубку перед камином  и пропустить  кружечку эля, в
общем зале все мужчины уставились  на меня, будто я самое меньшее -- любимый
родственничек, припершийся одолжить у  них деньжат.  Один престарелый дедуля
взялся поучать  меня,  какие сказания мне  следует рассказывать,  а какие не
нужно, а потом  девчушка  крикнула, чтоб я  убирался,  и пригрозила угостить
меня хорошим ударом дубины, дабы я быстрее пошевеливался. Ну где это видано,
чтобы так обращались с менестрелем?
     На  лицо Эгвейн стоило посмотреть: она  широко раскрытыми от  изумления
глазами  разглядывала  менестреля,  представшего  перед  нею   во  плоти,  и
удивление боролось в ней с желанием броситься на защиту Найнив.
     -- Прошу прощения, мастер Менестрель,  -- сказал  Ранд. Он понимал, что
самым глупейшим образом ухмыляется. -- Это была наша Мудрая, и...
     --  Та  маленькая  стройная  прелестница? -- воскликнул  менестрель. --
Мудрая вашей деревни? Как, да в ее лета ей бы лучше  кокетничать  с молодыми
парнями, а не предсказывать погоду и лечить болезни!
     Ранд переступил  с ноги на ногу.  Он надеялся, что  Найнив  никогда  не
узнает  о высказываниях  менестреля. По крайней мере, пока не закончится его
выступление.   Перрин   вздрогнул  от  слов   менестреля,  а  Мэт  беззвучно
присвистнул, словно у них обоих появились одни и те же мысли.
     --  Мужчины  -- это Совет Деревни, -- продолжал Ранд. -- Уверен, они не
хотели показаться  невежливыми. Понимаете, мы  только что  узнали  о войне в
Гэалдане,  о человеке, называющем себя  Возрожденным Драконом. О Лжедраконе.
Об Айз  Седай, спешащих  туда из  Тар  Валона.  Совет старался выяснить,  не
окажемся ли мы здесь в опасности.
     -- Старые новости, даже в Байрлоне, --  облегченно вздохнул менестрель,
-- а сюда вести доходят в самую последнюю очередь. -- Он замолчал, оглянулся
на деревенские дома и сухо добавил:  --  Или почти  в  последнюю.  --  Потом
взгляд его  зацепился за  фургон, одиноко стоящий перед гостиницей, упираясь
оглоблями в землю. -- Вот как. По-моему, я  там, в гостинице, признал Падана
Фейна.  --  Голос  его  по-прежнему  был глубок,  но удивительная  звучность
исчезла, сменившись презрением. -- Фейн всегда быстро приносит плохие вести,
а самые худшие -- еще быстрее. В нем больше от ворона, чем от человека.
     --  Мастер  Фейн часто  бывает в Эмондовом Лугу, мастер  Менестрель, --
сказала Эгвейн, нотка  неодобрения проскользнула  через стену восхищения. --
Он всегда полон веселья, и хороших вестей Фейн  приносит гораздо больше, чем
недобрых.
     Менестрель зыркнул на нее, потом широко улыбнулся:
     -- Какая премиленькая девица! К вашим  волосам подошли бы бутоны роз. К
сожалению, сейчас я  не могу достать розы прямо  из воздуха, но не затруднит
ли вас  постоять завтра рядом со  мной во время  моего представления?  Чтобы
подать мне флейту, когда я попрошу, и кое-какие прочие инструменты. Я всегда
выбираю в помощницы самую очаровательную девушку, какую удастся мне найти.
     Перрин тихо заржал, а Мэт, который и так едва сдерживал смех, захохотал
во весь голос. Ранд обалдело захлопал глазами.  Эгвейн свирепо посмотрела на
него, и  он  даже не улыбнулся.  Она выпрямилась и  заговорила преувеличенно
спокойным тоном:
     -- Благодарю вас, мастер Менестрель. Я буду рада помочь вам.
     --  Том Меррилин, -- сказал менестрель. Они уставились на него. -- Меня
зовут  Том  Меррилин, а не мастер Менестрель. -- Он подтянул пестрый плащ, и
внезапно  голос  его вновь  зазвучал  будто  в  огромном  зале:  --  Некогда
Придворный Бард, сейчас  я  действительно  достиг  высокого  звания  Мастера
Менестреля, однако зовут меня просто -- Том  Меррилин, а менестрель -- всего
лишь  звание, которым я очень горд.  -- С этими словами  он отвесил  поклон,
очень  церемонно  и при  этом так  искусно  взмахнул  полой  плаща,  что Мэт
захлопал в ладоши, а Эгвейн задохнулась от восхищения.
     --  Мастер...  э-э...  мастер  Меррилин,  --  произнес  Мэт, не  совсем
уверенный  в  том,  какую  форму  обращения  из  названных Томом  Меррилином
выбрать, -- что  сейчас происходит  в Гэалдане? Вам  что-нибудь известно  об
этом Лжедраконе? Или об Айз Седай?
     -- Парень, я  что,  похож  на торговца?  -- буркнул менестрель, выбивая
трубку, постукивая  по ней ладонью. Он засунул ее внутрь то  ли плаща, то ли
куртки  -- Ранд не поручился  бы  за  то,  куда и как она  исчезла. --  Я --
менестрель, а не разносчик сплетен. И стою на том, чтобы ничего не  знать об
Айз Седай. Так намного спокойнее.
     -- Но война, -- с жаром заикнулся было Мэт, однако его сразу же оборвал
мастер Меррилин:
     --  В войнах,  паренек,  одни глупцы убивают других  глупцов по  самому
глупому поводу.  Каждый  должен зарубить это  себе на носу. Я здесь -- из-за
своего искусства.  --  Неожиданно  он  ткнул пальцем  в  Ранда: --  Вот  ты,
приятель. Ты высокий.  Ты еще не  совсем вырос, но сомневаюсь, что  в округе
найдется мужчина  твоего  роста.  И еще, держу пари, мало у  кого  в деревне
глаза такого  цвета. С  рукоятью топора  за  плечами ты -- айилец,  такой же
высокий. Как твое имя, парень?
     Ранд нерешительно назвался -- в растерянности,  потешается над ним этот
человек или нет, а менестрель уже принялся за Перрина:
     -- А ты сложением почти огир. Очень похоже. Как тебя зовут?
     --  Ну, если я еще встану себе на плечи, -- засмеялся Перрин. -- Боюсь,
я и Ранд всего-навсего простые люди,  мастер Меррилин, а не выдуманные твари
из ваших сказаний. Я -- Перрин Айбара.
     Том Меррилин дернул себя за ус:
     --  Вот как.  Выдуманные создания  из  моих сказаний.  Выдуманные,  да?
Сдается мне, вы, парни, порядком попутешествовали.
     Ранд держал рот на замке: наверняка сейчас они стали мишенью для шутки,
но Перрин заговорил:
     -- Мы все  доходили  до Сторожевого Холма и Дивен Райд.  Не многие  тут
забирались так далеко. --  Он не хвастался: Перрин редко хвастался, это было
не в его привычке. Он говорил лишь правду.
     --  Мы  все  повидали  Трясину, --  добавил  Мэт,  а  вот  в его голосе
слышалось хвастовство. --  Это  болото на дальнем  конце  Мокрого Леса.  Там
вообще никто не бывает -- везде полно топей и зыбучих песков, --  только мы.
И к Горам Тумана никто  не ходит, а мы ходили один раз. Во всяком случае,  к
их подножию.
     -- Вот так  далеко, да?  -- негромко проговорил менестрель,  теперь  не
переставая поглаживать усы. Ранду показалось, что этим он скрывает улыбку, и
юноша заметил, как Перрин хмурится.
     -- Заходить в горы  -- к несчастью.  -- Мэт будто оправдывался, что  не
ходил дальше. -- Это всем известно.
     --  Это  совершенная  глупость,  Мэтрим Коутон,  -- гневно прервала его
Эгвейн. --  Найнив говорит... -- Она осеклась, щеки ее порозовели, а взгляд,
которым она  окинула  Тома  Меррилина, отнюдь не светился  дружелюбием,  как
раньше. -- Неправильно, так... Это не... -- Девушка покраснела еще больше  и
умолкла. Мэт прищурился, словно ему  в голову  закралось  подозрение о  том,
каким должно было быть продолжение.  -- Ты права, дитя, -- сказал сокрушенно
менестрель. -- Я смиренно прошу прощения. Я здесь  для того, чтобы выступать
и веселить людей. Ах, ах, всегда мой язык доставляет мне неприятности!
     --  Может, мы и  не странствовали так  далеко, как  вы,  --  решительно
заявил Перрин, -- но какое значение может иметь то, насколько высок Ранд?
     --   Сейчас-сейчас,   парень.  Чуть  погодя  я   дам  тебе  возможность
попробовать поднять меня, но ты не сможешь оторвать мои  ноги от  земли.  Ни
ты, ни твой  высокий друг -- Ранд,  правильно? -- и никто другой. Ну, что вы
об этом думаете?
     Перрин насмешливо фыркнул:
     -- Думаю, могу поднять вас прямо сейчас.
     Но когда он шагнул вперед, Том Меррилин жестом остановил его:
     -- Позже,  парень, позже. Когда соберется побольше зевак. Артисту нужна
публика.
     С  того  момента,  как из  гостиницы  появился  менестрель,  на Лужайке
собралось десятка  два человек --  от  молодых мужчин  и  девушек до  детей,
которые,  затаив  дыхание  и с широко раскрытыми глазами,  выглядывали из-за
спин  более старших зрителей. Все  словно бы ждали  от  менестреля  каких-то
чудес. Седой мужчина оглядел стоящих вокруг него  --  как будто пересчитывая
их, -- затем едва заметно качнул головой и вздохнул:
     -- По-моему, лучше  кое-что  вам  показать,  так,  маленький  образчик.
Такой,  чтоб  вы  смогли  поделиться  впечатлениями  с  другими.  А?  Просто
небольшой кусочек того, что вы увидите завтра на своем празднике.
     Менестрель  отступил  на  шаг  назад, затем  внезапно,  одним  прыжком,
изогнувшись  и  сделав  в  воздухе  сальто,  оказался  на   кромке   старого
фундамента,  лицом  к  зрителям. Более  того, в его  руках,  едва  он  успел
приземлиться, затанцевали три шарика -- красный, белый и черный.
     Вздох  изумления  и  удовольствия  пронесся над  зрителями.  Даже  Ранд
позабыл о своей  досаде.  Он улыбнулся Эгвейн и получил  в ответ восхищенную
улыбку, затем  они оба  повернули  головы и  с нескрываемым  интересом стали
смотреть на менестреля.
     -- Вы хотите услышать сказания? -- торжественно заговорил Том Меррилин.
-- Хорошо, вы их услышите. Я сделаю так, что они оживут у вас перед глазами.
--  Откуда  ни возьмись к трем шарикам добавился  синий,  потом -- зеленый и
желтый. -- Сказания о великих войнах и  великих героях, для  мальчиков и для
мужей.  Для  женщин  и  девочек, полный  Цикл Аптаригайн. Сказания об Артуре
Пейндраге Танриале,  Артуре  Ястребином  Крыле.  Артуре,  Верховном  Короле,
который когда-то правил всеми землями от Айильской Пустыни до Океана Арит, и
даже теми, что лежат еще  дальше. Дивные истории о необычных народах и чужих
землях,  о Зеленом Человеке, о Стражах и троллоках, об  огир и  Айил. Тысяча
Сказаний об  Анла, Мудрой Советнице.  "Джаэм Победитель Великанов". Как Сюэа
приручила Джейина Далекоходившего. "Мара и три глупых короля".
     -- Расскажите нам о Ленне! -- выкрикнула Эгвейн. -- О том, как он летал
на  луну в брюхе у  огненного  орла. Расскажите  о  его  дочери  Салии,  что
странствует среди звезд.
     Ранд  скосил  глаза  на  Эгвейн,  но  она  вся  была  захвачена  речами
менестреля.  Ей  никогда  не  нравились  истории  о  приключениях  и  долгих
странствиях.  Любимыми  у  нее  были забавные  рассказы,  еще  она  отдавала
предпочтение историям,  где  женщины  хитростью  брали верх  над  теми,  кто
считался самым умным. Ранд был  уверен: она попросила  исполнить  сказание о
Ленне и Салии  с тем, чтобы сунуть колючку ему под  рубаху.  Несомненно, она
могла бы  понять,  что большой мир -- не место для  народа Двуречья. Слушать
сказания о приключениях, даже мечтать о  приключениях -- это одно,  и совсем
другое -- когда они происходят с тобой.
     --  А-а,  эти   старые  предания,  --  сказал  Том  Меррилин,  и  танец
разноцветных шариков вдруг изменился, разбившись на два  отдельных кольца по
три  шара. -- Предания из той Эпохи, что,  как  поговаривают, предшествовала
Эпохе Легенд. А может, и еще более древней. Но я, представьте себе, знаю все
предания об эпохах, которые уже миновали и которые еще предстоят. Об Эпохах,
когда  люди были владыками  неба и звезд,  и  об Эпохах,  когда  человек мог
бродить с животными  как брат,  и об Эпохах  Чудес,  и  об Эпохах  Ужаса. Об
Эпохах, которые  кончились  огнем, дождем пролившимся с  небес, и об Эпохах,
последний час которых пришел со снегом  и льдом, покрывшими землю  и моря. Я
знаю все предания, и я все  расскажу вам.  Сказания о Великане Моске,  о его
Огненном Копье, что протягивалось через весь мир, и  о  войнах, что он вел с
Элсбет,  Королевой  Всего  Сущего.  Сказание о Целительнице  Матрис,  Матери
Дивного Инда.
     Шарики летали  теперь между  руками Тома  Меррилина двумя сплетающимися
кольцами. Он говорил  нараспев  и медленно  поворачивался,  словно оценивая,
какое впечатление он произвел на зрителей.
     -- Я  расскажу  вам о конце  Эпохи  Легенд, о  Драконе,  о его  попытке
выпустить  Темного в мир людей. Я расскажу вам о Времени Безумия,  когда Айз
Седай  разбили  мир  вдребезги;  о Троллоковых Войнах,  когда  люди бились с
троллоками за господство над землей; о Войне Ста Лет, когда люди сражались с
людьми и возникали государства наших дней.  Я расскажу о приключениях мужчин
и  женщин, богатых  и  бедных, великих  и  малых,  гордых  и скромных. Осада
Столпов  Неба. "Как Достойная Кэрил мужа от храпа излечила".  Король Дэрит и
Падение Рода...
     Внезапно  все кончилось.  Том просто подхватил шарики в воздухе и умолк
на полуслове.  Ранд не заметил,  когда  к  слушателям присоединилась Морейн.
Подле нее, у  плеча, находился  Лан, но, чтобы  увидеть его, Ранду  пришлось
посмотреть дважды. Минуту Том  глядел на Морейн  искоса,  замерев на месте и
лишь пряча шарики в рукава просторной куртки. Потом  поклонился  ей,  широко
отведя в сторону полу плаща.
     -- Прошу прощения, но вы наверняка не местная?
     -- Леди! -- с жаром произнес свистящим шепотом Ивин. -- Леди Морейн.
     Том прищурился, потом поклонился еще ниже:
     --  Еще  раз  прошу прощения...  э-э... леди.  Я  не  хотел  показаться
непочтительным.
     Морейн жестом отмахнулась от извинений:
     --  Не волнуйтесь, все в  порядке,  Мастер  Бард.  И зовите меня просто
Морейн. Да, я здесь чужая, путник, как и вы, далеко  от дома  и близких. Для
чужака мир может стать опасным местом.
     -- Леди Морейн собирает предания, -- влез в разговор  Ивин. -- Предания
о том,  что происходило  в Двуречье. Только  не знаю,  что же, заслуживающее
сказания, могло бы здесь случиться.
     -- Надеюсь, вам  понравятся и мои предания... Морейн.  Том наблюдал  за
ней  с явной опаской.  Похоже,  встреча с нею не обрадовала его.  Ранд вдруг
задумался, какие развлечения могут  быть у такой леди, как она,  в городе --
например,  в  Байрлоне  или  в  Кэймлине.  Наверняка  им  не   сравниться  с
выступлением менестреля.
     --  Это  вопрос вкуса,  Мастер  Бард,  -- ответила Морейн. -- Некоторые
истории я люблю, некоторые -- нет. Том тем не менее склонился еще ниже:
     -- Уверяю вас, ни одна из моих историй не покажется вам неприятной. Они
доставят  вам удовольствие и  развлекут  вас. И  вы оказываете  мне  слишком
высокую честь. Я простой менестрель, и ничего более.
     Морейн ответила  на  его  поклон  снисходительным  кивком.  На миг  она
показалась  не  просто  леди,  как  назвал  ее Ивин,  милостиво  принимающей
подношение  от  одного  из  подданных,  а  кем-то  более важным.  Потом  она
повернулась и пошла в сторону, Лан -- следом: волк, идущий по берегу рядом с
плавно скользящим но водной глади лебедем. Том долго смотрел на них, насупив
густые брови и  поглаживая  длинные усы костяшками пальцев,  смотрел  до тех
пор, пока они. не оказались на середине  Лужайки. Ему это вовсе не по  душе,
подумал Ранд.
     -- Вы еще немного пожонглируете, а? -- задал вопрос Ивин.
     -- Глотать огонь! -- воскликнул Мэт.  -- Мне хочется посмотреть, как вы
глотаете огонь.
     -- Арфу! -- раздался голос из толпы. -- Поиграйте на арфе!
     Кто-то потребовал еще и флейту.
     В  этот  момент дверь  гостиницы  отворилась, и  оттуда вывалился Совет
Деревни, следом показалась Найнив.  Падана  Фейна Ранд не разглядел:  скорей
всего, торговец решил остаться  в гостиничном  тепле  и уюте,  в компании  с
подогретым вином.
     Пробормотав что-то о "крепком  бренди", Том Меррилин тат  же спрыгнул с
древнего  фундамента. Игнорируя крики зрителей, он  устремился  в  гостиницу
мимо членов Совета, проскользнув в дверь, прежде чем все они успели выйти.
     -- Что  он о себе возомнил?  Он кто вообще, менестрель  или  король? --
раздраженно бросил Кенн Буйе. -- Спросите меня, и я скажу: уйма денег, и все
впустую.
     Бран  ал'Вир  чуть  повернулся,  проводив  взглядом  менестреля,  потом
покачал головой:
     -- Этот человек может доставить больше хлопот, чем он того стоит.
     Найнив, занятая своим плащом, громко фыркнула:
     --  Беспокойся  о менестреле,  если  есть охота,  Бранделвин ал'Вир.  В
Эмондовом Лугу, по крайней мере, хоть он может сказать о Лжедраконе побольше
вашего.  Но  как бы ты не  тревожился, здесь  есть и еще кое-кто, о ком тебе
следовало бы побеспокоиться.
     --  С вашего  позволения, Мудрая,  -- твердо  сказал  Бран,  --  будьте
любезны оставить на мое усмотрение тех, кто мог бы меня обеспокоить. Госпожа
Морейн и  мастер Лан  -- постояльцы в моей гостинице и добропорядочные, я бы
сказал,  респектабельные  люди. Никто из них не  обзывал  меня глупцом перед
всем Советом. Никто из них  не говорил Совету, что не у всех его  участников
хватает ума.
     -- Похоже, половине из них я еще и польстила, -- парировала Найнив. Она
зашагала прочь,  ни разу не  оглянувшись,  оставив Брана двигать  челюстью в
поисках достойного ответа.
     Эгвейн  обернулась к Ранду, словно собиралась с  ним  заговорить, затем
вместо этого  бросилась  за  Мудрой.  Ранд понимал,  что должен быть  способ
удержать  ее в Двуречье,  но то, до  чего  смог додуматься, он не был  готов
принять, даже если этого хочет она. И то, что девушка столько раз заявляла о
своем нежелании, заставляло его чувствовать себя еще хуже.
     --  Этой  молодухе  нужно замуж, -- заворчал Кенн Буйе,  покачиваясь на
носках.  Багровое  лицо  его  потемнело  больше  прежнего.  -- Ей  недостает
должного  уважения  к  мужчинам.  Мы  --  Совет  Деревни,  а  не  мальчишки,
подметающие ее двор, и...
     Мэр  устало  выдохнул  через  нос  и  внезапно   повернулся  к  старому
кровельщику:
     --  Замолчи,  Кенн!  Хватит  поступать так, словно  ты  Айил  с  черной
повязкой на лице!  --  Худой кровельщик,  оторопев, застыл,  вытянувшись  на
носках.  Никогда  мэр не позволял гневу  брать над  ним верх.  Бран  свирепо
смотрел на Кенна. --  Сгореть  мне  на месте,  но  нам нужно  заняться более
насущными делами,  чем  обсуждение этих  глупостей.  Или ты  хочешь доказать
правоту Найнив?
     С этими словами он, тяжело шагая, вернулся в  гостиницу и  захлопнул за
собой дверь.
     Члены  Совета  глянули на  окаменевшее лицо  Кенна,  потом  двинулись в
разные  стороны --  все,  кроме Харала Лухана,  который,  негромко  о чем-то
говоря, пошел рядом  с кровельщиком. Кузнец был единственным  человеком, кто
мог убедить Кенна внять голосу разума.
     Ранд направился навстречу отцу, его друзья потянулись за ним.
     -- Я ни разу не видел мастера ал'Вира таким взбешенным, -- было первое,
что сказал Ранд, получив от Мэта полный недовольства взгляд.
     --  Мэр и Мудрая редко приходят к согласию, -- сказал Тэм, -- а сегодня
согласия между ними меньше обычного. Вот и все. То же самое в любой деревне.
     --  А  что  о Лжедраконе?  -- задал Мэт вопрос,  к  которому добавилось
нетерпеливое ворчание Перрина:
     -- Что об Айз Седай?
     Тэм медленно покачал головой:
     -- Мастер Фейн знает не намного больше того, что уже успел сказать. Для
нас мало интересного. Битвы выиграны или проиграны. Города  сданы  или снова
отбиты. Все -- в Гэалдане, хвала Свету.  За его пределы война  не вышла, или
же это последнее, о чем узнал мастер Фейн.
     -- Про битвы мне интересно, -- произнес Мэт, а Перрин добавил:
     -- Что он про них сказал?
     -- Для  меня  битвы интереса не представляют, Мэтрим, -- сказал Тэм. --
Но я уверен, что попозже он  с радостью все : про  них вам выложит. Главное,
нам не следует  тревожиться  о них  здесь, -- как решил  Совет. Мы не  видим
причин, по которым Айз Седай могут появиться тут на пути на юг. Что касается
обратного путешествия,  я  думаю,  вряд  ли им захочется проезжать через Лес
Теней и переправляться через Белую.
     Ранд  и  его друзья  при  этих словах  насмешливо фыркнули. Имелось три
причины,  по которым никто не появлялся в  Двуречье иначе как с севера -- со
стороны   Таренского   Перевоза.   Первая,   разумеется,  --   Горы  Тумана,
возвышающиеся на западе, а на востоке путь надежно перекрывала  Трясина.  На
юге текла  река  Белая,  получившая  свое  название  от  пены,  вскипающей в
бурлящем столкновении быстрого  потока  со  скалами и валунами.  А  за Белой
лежал  Лес  Теней. Мало кто  из двуреченцев когда-либо  переправлялся  через
Белую,  и совсем  немногие из них смогли вернуться.  Лес Теней протянулся на
юг, по всеобщему мнению, на сотню или даже  больше миль,  без дорог и жилья,
но зато там было полным-полно волков и медведей.
     -- Значит,  для нас  все этим  и кончится, -- сказал  Мэт. В голосе его
слышалось по меньшей мере разочарование.
     --  Не совсем,  --  отозвался Тэм.  --  Послезавтра мы отправим людей в
Дивен Райд, в Сторожевой Холм и еще в  Таренский Перевоз договориться о том,
чтобы выставить дозоры. Верховые вдоль Белой и Тарена, а между ними --пешие.
Сделать бы это сегодня,  но со мною согласился один  мэр. Остальным никак не
решиться  попросить кого-нибудь  провести  весь Бэл  Тайн верхом  на лошади,
носясь по всему Двуречью.
     -- Но,  по-моему, вы говорили, что нам тревожиться не о чем,  -- сказал
Перрин, и Тэм отрицательно качнул головой:
     -- Я  сказал, что  не  следует, я не  говорил, что не должны. Я  знавал
людей, погибших потому, что они были убеждены: того, что случиться не может,
никогда и не случится. Кроме того,  сражения сорвут с насиженных мест разный
люд.  Большинство будут  лишь стараться  обрести  защиту,  но другие  станут
искать  возможность поживиться в смуте.  Первым  мы протянем руку помощи, но
вторым мы должны быть готовы дать от ворот поворот.
     Внезапно заговорил Мэт:
     -- А можем и  мы поучаствовать  в этом  деле? Я, например, очень  хочу.
Знаете, я могу ездить верхом, как и всякий в деревне.
     -- Тебе  хочется несколько  недель холода  и  скуки,  сна урывками  под
открытым  небом? -- засмеялся  Тэм. -- Наверняка  это все,  что  там  будет.
Надеюсь, только это.  Мы  далеко в стороне даже от пути беженцев. Но если ты
решился, поговори  с мастером ал'Виром. Ранд, нам пора отправляться, обратно
на ферму.
     Ранд заморгал от неожиданности:
     -- Я думал, мы останемся на Ночь Зимы.
     -- Дела требуют позаботиться о ферме, и ты мне будешь нужен.
     -- Даже если так, мы все равно можем задержаться на пару часов. И еще я
хотел вызваться в дозор.
     -- Мы отправляемся немедленно, -- отрезал отец Ранда тоном, не терпящим
возражений. Потом, более  мягко,  добавил: -- Завтра мы  вернемся, и у  тебя
будет  время переговорить с мэром.  И на Праздник времени хватит. А сейчас у
тебя есть пять минут, потом встречаемся в конюшне.
     --  Ты пойдешь со  мной и Рандом в дозорные? -- спросил Мэт у  Перрина,
когда  Тэм ушел.  --  Готов поспорить, ничего подобного раньше в Двуречье не
случалось. Что ж,  если мы доберемся до Тарена, нам, может, удастся  увидеть
даже солдат и кто знает, что еще. Даже Лудильщиков.
     -- Думаю,  пойду  с вами, -- медленно сказал  Перрин, -- если я не буду
нужен мастеру Лухану, вот так.
     -- В Гэалдане война, -- перебил его Ранд. С трудом он понизил голос: --
Война в Гэалдане, Айз Седай Свет знает где, и ни первого,  ни  второго здесь
нет. Зато  есть  человек в черном  плаще, или  вы о нем уже забыли? Два  его
друга смущенно переглянулись.
     -- Извини, Ранд,  -- пробормотал  Мэт.  -- Но не так уж часто  выпадает
случай  сделать  что-то поинтересней,  чем  подоить коров  моего  па.  -- Он
выпрямился под удивленными взглядами. --  Да, я  их дою, и к тому  же каждый
день.
     -- Черный всадник, -- напомнил друзьям Ранд.  --  Что, если  он кому-то
наделает бед?
     --  Может, он беженец, спасающийся от  войны,  --  с  сомнением  сказал
Перрин.
     -- Кто бы он ни был, -- заявил Мэт, -- дозоры его найдут.
     -- Возможно,  --  сказал  Ранд,  -- но похоже,  он исчезает, когда  ему
хочется. Лучше, если они будут знать об этом, когда станут его искать.
     -- Мы расскажем  обо всем мастеру ал'Виру,  когда вызовемся в дозор, --
сказал Мэт, -- он расскажет Совету, а они передадут караульным.
     -- Совет! -- недоверчиво сказал Перрин. --  Нам очень повезет, если мэр
не расхохочется нам в лицо. Мастер Лухан и отец Ранда и без того уже думают,
что мы оба от теней шарахаемся.
     Ранд вздохнул:
     -- Если  мы хотим рассказать о  всаднике, то  можно сделать  все  прямо
сейчас. Сегодня мэр будет смеяться не громче, чем завтра.
     -- Может, -- сказал Перрин,  искоса глянув на Мэта, -- нам  попробовать
отыскать еще кого-нибудь,  кто  его  видел?  Сегодня вечером мы расспросим в
деревне каждого.
     Мэт помрачнел, но ничего не сказал. Все поняли, что Перрин имел в виду:
нужно найти других свидетелей, понадежнее Мэта.
     --  Завтра он не  станет смеяться громче,  --  добавил  Перрин, заметив
нерешительность  Ранда. -- Когда  мы  пойдем к мэру, я бы с радостью взял  с
собой еще кого-нибудь. Мне сгодится хоть половина деревни.
     Ранд задумчиво  кивнул. Он уже почти слышал, как смеется мастер ал'Вир.
Побольше свидетелей точно не повредит. И если  они трое заметили этого типа,
то и другие наверняка его видели. Должны были видеть.
     -- Ладно, завтра. Вы вдвоем вечером найдете, кого сможете, и завтра  мы
пойдем к мэру. А после...
     Парни молча  смотрели на него, и ни  один  не задал вопрос,  что будет,
если им не удастся  найти никого, кто  бы видел человека в черном плаще. Тем
не менее вопрос ясно читался  в их глазах, и ответа на него у Ранда не было.
Он тяжело вздохнул.
     -- Мне, пожалуй, пора идти. А то отец уже, наверное, гадает, куда это я
запропастился.
     Провожаемый словами прощания, он спешным шагом прошел во двор  конюшни,
где, упершись в землю оглоблями, стояла двуколка с большими колесами.
     Конюшня представляла собой длинное, узкое строение с высокой двускатной
соломенной крышей. Внутри, по обе стороны от  прохода, располагались стойла,
устланные  соломой.  Свет,  проникающий из  открытых двойных дверей на обоих
концах конюшни, не мог рассеять царящий тут сумрак. В восьми стойлах хрупали
овсом    лошади   торговца,   в    шести    других   переступали    копытами
тяжеловозы-дхурраны мастера  ал'Вира, которых он обычно сдавал  внаем, когда
фермерам нужно было вывезти груз, что оказывался не  под силу их лошадям. Из
остальных  стойл заняты были всего лишь три. Ранд прикинул в  уме,  что  без
труда  мог  бы   определить,  кому   какое  животное  принадлежит.  Высокий,
широкогрудый черный жеребец,  который  яростно встряхивал  головой и  прядал
ушами, наверняка  конь  Лана. Холеная  белая кобыла с выгнутой шеей, которая
переступала ногами с той же грацией, как и танцующая девушка, пусть даже и в
стойле,  могла  принадлежать  только   Морейн.   Третья  незнакомая  лошадь,
мускулистый,  поджарый  мерин  бурой  масти,   в  самый  раз  подходил  Тому
Меррилину.
     Тэм  стоял  в  глубине  конюшни,  держа  Белу  под  уздцы   и  негромко
разговаривая с  Хью  и  Тэдом.  Не успел  Ранд  сделать и двух  шагов внутрь
конюшни, как его отец кивнул конюхам, вывел Белу и без  слов взял  Ранда под
руку, проходя мимо него. Они  молча запрягли косматую  кобылу.  Тэм выглядел
так глубоко погруженным в свои  мысли, что Ранд держал  язык за  зубами.  Он
вообще  и не думал, что ему  удастся убедить отца в существовании всадника в
черном  плаще  --  еще  меньше,  чем  мэра.   Завтра,  когда  друзья  найдут
кого-нибудь  из  тех,  кто  видел  этого  человека,  времени  на  все  будет
достаточно. Если они вообще найдут хоть кого-то.
     Когда двуколка,  дернувшись,  покатила вперед,  Ранд, быстрым шагом идя
сбоку от повозки, подхватил с ее задка лук, неловко повесил  колчан на пояс.
У  последнего ряда деревенских домов он наложил на  оружие стрелу, приподнял
лук  и наполовину натянул  тетиву.  Вокруг ничего  не  было видно, не считая
деревьев, по  большей части  без листьев,  но  плечи его  напряглись. Черный
всадник  мог  настичь их раньше,  чем они узнали бы об этом. Тогда не хватит
времени натянуть тетиву  лука,  если только Ранд не будет  готов  к стрельбе
заранее.
     Он  знал, что долго так удерживать  лук не сможет. Ранд  сам  смастерил
этот  лук, и  Тэму, одному из немногих  в  округе, удавалось натянуть тетиву
оружия полностью, до щеки. Юноша решил выбросить  черного всадника из головы
и думать  о  чем-нибудь другом.  Но это оказалось непросто  -- кругом темной
стеной стоял лес, и плащи хлопали на ветру.
     --  Отец, -- в конце  концов сказал Ранд, -- я не понимаю, зачем Совету
понадобилось  расспрашивать  Падана Фейна. -- С усилием он оторвал взгляд от
леса  и посмотрел  мимо Белы  на Тэма. -- По-моему, решение вы приняли сразу
же, прямо у фургона. Мэр пугается любого недоумка, толкующего об Айз Седай и
Лжедраконе здесь, в Двуречье.
     -- У  каждого человека свои странности. Ранд. Даже  у лучших  из людей.
Возьми  Харала  Лухана. Мастер  Лухан  --  сильный и храбрый  мужчина, но он
смотреть не может на то, как забивают скот. Становится бледный как полотно.
     --  А какое это имеет  отношение  хоть к чему-то?  Всем  известно,  что
мастер Лухан не выносит вида крови, и никто, кроме Коплинов  и Конгаров, и в
голову этого не берет.
     --  Сейчас  объясню, парень. Люди не всегда думают или  ведут себя так,
как ты  мог  бы ожидать.  Эти люди... пусть град  вбивает их зерно в  грязь,
пусть ветер срывает крыши в округе, пусть волки убивают половину их скота, а
они закатают рукава и  начнут все сызнова. Они бы поворчали,  но у  них  нет
лишнего  времени.  Но только подкинь им  мысль об Айз Седай  и Лжедраконе  в
Гэалдане, и вскоре они станут задумываться о том, что Гэалдан не так далеко,
хоть  и по ту сторону Леса Теней, о  том, не слишком ли близко к востоку  от
нас проходит  прямая дорога от Тар Валона до Гэалдака. Как  будто  Айз Седай
вместо  пути  через  Кэймлин  и  Лугард  выберут  буераки   в  глухомани!  К
завтрашнему утру половина деревни пребывала бы в убеждении, что вся та война
вот-вот обрушится на нас.  Переубедить их -- дело не одной и не двух недель.
Веселенький получился бы Бэл Тайн! Поэтому Бран и  подбросил  им другую тему
для размышлений раньше, чем они сами успели додуматься до чего-нибудь иного.
Они увидели, что Совет занялся обсуждением новостей, и  к этому времени люди
услышат, что мм решили. Люди выбрали нас в Совет Деревни потому, что  верят:
мы основательно  обдумаем состояние  дел и придем  к решению, которое  будет
наилучшим для всех. Они  полагаются на  нас.  Даже на мнение Кенна, который,
по-моему,  посторонним многого не  говорит. Во всяком случае,  люди услышат,
что  тревожиться не о чем, и поверят. Это  не означает, что они не  могли бы
прийти к тому же выводу или что они не пришли бы в конечном счете к нему, но
Совет поступил так  вот почему: он  не  хотел  испортить  Праздник, и теперь
никто  не  будет неделями  мучиться  тревожными мыслями  о том, что  вряд ли
произойдет. Если же все так плохо сложится и  это случится...  что ж, дозоры
вовремя нас  предупредят, и мы сделаем все, что сможем. Хотя я по-настоящему
не верю, что дела обернутся именно так.
     Ранд  надул щеки. По-видимому, быть членом Совета гораздо более сложное
дело, чем  он  предполагал.  Двуколка  с громыханием катилась  по  Карьерной
Дороге.
     -- Кто-нибудь  кроме Перрина  видел того странного всадника? -- спросил
Там.
     -- Мэт,  но... -- Ранд моргнул, потом  уставился  на отца поверх  спины
Белы: -- Ты мне веришь? Мне нужно вернуться. Я должен им рассказать!
     Ранд уже  повернулся, готовый бежать обратно в деревню,  но окрик  Тэма
остановил его.
     -- Постой, парень, погоди! Неужели ты думаешь, что я без всякой причины
так долго откладывал наш разговор?
     Ранд  неохотно  вновь пошел  рядом с поскрипывающей двуколкой;  впереди
терпеливо шагала Бела.
     -- Теперь ты веришь? Почему мне нельзя рассказать Другим?
     -- Очень скоро они узнают.  По  крайней  мере, Перрин. Насчет Мэта я не
уверен.  Как  можно быстрее нужно  доставить  известия на фермы,  ведь через
час-другой  в Эмондовом Лугу всем старше шестнадцати -- по крайней мере тем,
у кого есть голова на плечах, --  будет  известно, что рядом прячется чужак,
которого вряд ли кто  пригласил бы на Праздник. Зима была  и без того плоха,
чтобы еще вдобавок перепугать младших до полусмерти.
     -- На Праздник? -- сказал Ранд. -- Если бы ты видел его, то захотел бы,
чтобы он держался подальше от деревни, миль так  за  десять,  не ближе. Или,
может, за сотню.
     -- Может, и так, --  спокойно сказал Тэм. -- Возможно, он лишь беженец,
спасающийся от смуты в Гэалдане, или, более вероятно, вор, который надеется,
что здесь ему воровать будет легче, чем в Байрлоне или в Таренском Перевозе.
Пускай даже так, но ни у  кого в округе нет лишнего, чтобы позволить украсть
что-нибудь. Если человек бежит от  войны... ну, это все равно  не оправдание
тому,  что  он пугает людей. Когда  караульные возьмутся  за дело,  они либо
обнаружат, либо отпугнут его.
     -- Надеюсь, дозоры  его отпугнут. Но почему ты поверил мне теперь, хотя
утром считал, что мне все померещилось?
     -- Тогда, парень, я поверил своим  глазам, а они ничего не увидели.  --
Тэм качнул седеющей головой. -- Похоже, только молодые видят этого типа. Все
вышло  наружу,  когда  Харал  Лухан  упомянул  о том,  что Перрин  от  теней
вздрагивает. Его к тому же видел  старший сын Джона Тэйна, а еще --  сынишка
Сэмила Кро, Бандри. Ладно; когда четверо заявляют, что они  видели нечто, --
и все надежные ребята, -- мы стали думать: может, это и существует, неважно,
видим мы его или нет. Разумеется, все, за  исключением Кенна. Так или иначе,
именно поэтому  мы  направляемся  домой.  Если никого из нас не будет,  этот
чужак, глядишь,  натворит  там бед. Я бы и  завтра  не возвращался,  не будь
Праздника. Но  мы не станем узниками  в собственных домах только потому, что
где-то поблизости шатается этот тип.
     -- Я не знал о Бане и Леме, --  сказал  Ранд. -- Перрин с  Мэтом хотели
сходить завтра к мэру, но мы опасались, что он нам не поверит.
     -- Седина в волосах -- не короста в мозгах, -- сухо  сказал Тэм. -- Так
что давай, гляди в оба. Может, я тоже ухитрюсь его заметить, появись он еще.
     Ранд послушно  стал  глядеть в  оба,  как  и  было ведено. Он удивился,
поняв, что шаг его стал легче. С плеч будто камень свалился. Страх не исчез,
но  был теперь не таким гнетущим. Он и Тэм, как и утром, шагали по Карьерной
Дороге одни, но каким-то образом Ранд чувствовал, что с ними -- вся деревня.
Разница была в том, что другие теперь тоже знали и верили:
     Не  существовало ничего  такого,  что мог  бы сделать  всадник в черном
плаще и с чем не могли бы сообща справиться жители Эмондова Луга.




     Ко времени, когда двуколка  достигла фермы, солнце уже  прошло половину
своего пути  к закату. Жилой дом на ферме  был не  очень большим и  мало чем
напоминал некоторые  разросшиеся  усадьбы дальше к востоку,  -- те поселения
росли  год  от  года,  расширяясь,  чтобы  вместить  в  себя  многочисленные
семейства: в  Двуречье под одной крышей  зачастую жили три-четыре  поколения
семьи, включая  всевозможных тетушек, дядюшек, кузенов и племянников. В этом
отношении  Тэм и Ранд совсем не походили  на остальных фермеров: в  Западном
Лесу только они вели хозяйство вдвоем.
     В доме без всяких  пристроек почти  все комнаты  находились  на  первом
этаже. На втором этаже  были только  две спальни да чердачная кладовая  -- в
мансарде под самой крышей с крутыми скатами. Если не считать того, что после
зимних  вьюг на крепких деревянных стенах почти не осталось побелки, дом был
в  хорошем состоянии и  ремонта не требовал.  Солома на  крыше подновлена, а
двери и ставни -- выровнены и ладно пригнаны, петли смазаны.
     Дом, сарай и каменный загон для овец располагались в углах треугольного
двора фермы, на который отважились выйти прогуляться  несколько цыплят  -- в
надежде  выкопать что-нибудь из мерзлой земли. Возле  загона стояли открытый
навес, где стригли овец,  и  каменный наклонный желоб поилки. Неподалеку  от
полей, между двором и деревьями, смутно вырисовывался высокий конус сушильни
над плотно пригнанными  досками ее стены. Немногие  из  фермеров  в Двуречье
могли прожить только продажей шерсти и табака.
     Ранд  заглянул  в загон,  и на  него  уставился  вожак стада,  баран  с
тяжелыми витыми рогами, но остальные  черномордые овцы продолжали безмятежно
лежать или стоять, уткнувшись в кормушки. На боках  у них курчавилась густая
шерсть, но для стрижки было еще очень холодно.
     --  Не думаю,  чтобы здесь  появлялся человек  в черном плаще. --  Ранд
повернулся к отцу, который медленным шагом обходил дом, держа наготове копье
и внимательно осматривая почву. -- Овцы не были бы так спокойны, появись тот
поблизости.
     Тэм кивнул, но обхода не прервал. Обойдя вокруг дома, он осмотрел землю
возле сарая и овечьего загона. Тэм проверил даже коптильню и сушильню. Потом
вытянул ведро  воды из колодца,  зачерпнул из него пригоршню,  понюхал воду,
осторожно коснулся кончиком  языка. Внезапно Тэм рассмеялся  и одним глотком
воду выпил.
     -- По-моему, его не было, -- сказал он Ранду, вытирая руку о куртку. --
Из-за этих  людей и лошадей, которых не могу ни  увидеть, ни  услышать, я на
все  смотрю шиворот-навыворот. -- Он перелил  воду из  колодезного  ведра  в
другое и направился к дому -- с копьем в одной  руке и ведром в другой. -- Я
что-нибудь сготовлю  на  ужин.  И раз уж мы здесь,  не помешало  бы  сделать
кое-какую работенку.
     Ранд  поморщился, с сожалением подумав о Ночи Зимы в Эмондовом Лугу. Но
Тэм прав.  Работы  на  ферме  всегда  невпроворот;  не успеешь развязаться с
одной, как приспели еще две. Он поколебался, но лук  и колчан далеко убирать
не стал.  Если  появится  этот жуткий всадник,  то под рукой лучше  иметь не
только мотыгу.
     Первым делом  нужно заняться Белой.  Ранд  распряг ее, отвел  в  сарай.
Поставив лошадь в стойло  рядом с коровой, он сбросил плащ и, обтерев кобылу
пучками сухой  соломы, вычистил ее  парой  скребниц.  Взобравшись  по  узкой
лестнице на  сеновал, сбросил  для  лошади  сена.  Подумав,  Ранд высыпал  в
кормушку Белы ковш овса, хотя  его оставалось маловато и, если не потеплеет,
запас придется растягивать надолго. Корову доили только утром, еще до света,
правда, теперь, пока цепко держалась зима, молока она  давала раза в  четыре
меньше обычного.
     Овцам корма было задано на два дня -- их бы сейчас выпустить на выпасы,
но ничто в  округе такого названия не заслуживало, -- и Ранд только долил им
воды. Яйца  тоже  нужно собрать.  Их  оказалось  всего  три.  Куры,  похоже,
набрались ума-разума и научились их прятать лучше.
     Взяв  мотыгу. Ранд  направлялся за дом, к  огороду, когда Тэм вышел  во
двор, уселся  на  скамейку перед сараем и, прислонив  рядом копье,  принялся
чинить  упряжь.  Лук,  лежавший  на  плаще   в  шаге   от   Ранда,  излишней
предосторожностью теперь не казался.
     Немногие сорняки пробились на свет, но их оказалось гораздо больше, чем
всего  остального.  Капуста  задержалась  в росте, лишь  местами  показались
всходы  бобов и гороха, а на свеклу не было даже  намека. Конечно,  посажено
было  еще не  все,  только небольшая часть,  в надежде,  что  холода  успеют
закончиться и  удастся собрать урожай до того, как  погреб  опустеет.  Много
времени  прополка не отняла,  что  в  прошлые годы обрадовало бы  Ранда,  но
сейчас он задумался: что они будут делать, если в этот год не удастся ничего
собрать? М-да, не очень-то приятная мысль. Так, теперь -- дрова.
     Ранду казалось: долгие годы  уже миновали с тех пор, когда ему не нужно
было колоть дрова. Но жалобы  и брюзжание тепла в доме не сохранят,  так что
он  сходил за  топором,  прислонил лук с  колчаном  к колоде  и  принялся за
работу.  Сосна -- для  жаркого, быстрого пламени, дуб  -- для долгого  огня.
Вскоре Ранд вспотел и сбросил с себя  плащ. Когда рядом с ним  выросла груда
поленьев,  он уложил  их  в  поленницу у стены дома,  рядом  с уже  готовыми
штабелями дров. Почти все они доходили до крыши. Обычно к  весне от поленниц
мало что оставалось и об их пополнении не заботились, но в этот год все было
по-иному. Колоть и укладывать, колоть  и укладывать -- Ранд целиком  ушел  в
ритм  работы  с  топором и  укладки штабелей. Рука  Тэма, коснувшаяся  плеча
юноши, вернула того к реальности, и на миг он от неожиданности зажмурился.
     Пока Ранд работал, подкрались серые  сумерки, и быстро наползала ночная
мгла. Бледно-тусклая луна тяжело  расплылась на  верхушках деревьев,  словно
готовая  сорваться  и упасть на голову. Ветер стал холоднее, -- Ранд этого и
не заметил, -- и гнал по темнеющему небу драные клочья облаков.
     --  Давай,  парень,  умойся,  и будем  ужинать. Я уже наносил  воды для
горячей ванны перед сном.
     --  В  самый  раз   мне   чего-нибудь  горяченького.  --  сказал  Ранд,
подхватывая плащ и набрасывая его на  плечи. Пот пропитал рубаху, и ветер, о
котором разгоряченный колкой  дров  Ранд совсем  позабыл, теперь,  когда  он
отложил топор в сторону, пытался заморозить его. Ранд подавил зевок и, дрожа
от  холода, собрал вещи. -- И поспать  не помешает. Я мог бы  проспать  весь
Праздник.
     --  На  что  готов поспорить?  -- улыбнулся  Тэм,  и Ранд ухмыльнулся в
ответ: он  ни за что не пропустит  Бэл  Тайн, даже  если  придется не  спать
неделю. Никто не пропустил бы.
     Тэм  не пожалел свечей; в большом, выложенном камнями очаге потрескивал
огонь, просторная комната радушно встречала  теплом. Кроме камина, в комнате
сразу притягивал взор огромный дубовый  стол --  такой  длинный, что за него
одновременно могла сесть дюжина, а то и больше, человек, хотя с тех пор, как
умерла мать  Ранда,  редко  выпадали дни,  когда  за ним  собиралось столько
народу.  Вокруг  стола  стояли  стулья  с   высокими  спинками,  вдоль  стен
выстроились  комоды  и   сундуки,  добротно   сработанные   самим   Тэмом  и
отличающиеся красотой  отделки.  К  огню был  повернут стул-с подушечкой  на
сиденье, который  Тэм  называл  своим  читальным  креслом. Ранд  предпочитал
читать растянувшись  на ковре  перед камином.  Полка  с  книгами, висящая  у
двери, выглядела не такой длинной, как в гостинице "Винный Ручей", но ведь и
достать  книги  было  не   так  просто.  Редкие  торговцы  привозили  больше
"горсточки" книг, да и те всегда раскупались в один момент.
     Комната, на  первый взгляд, не казалась такой уж прибранной, как дома у
большинства  фермерских  жен: Тэмова  подставке  для  трубки  и "Путешествия
Джейина  Далекоходившего"  лежали  на столе, еще одна книга, переплетенная в
дощечки,  покоилась  на подушечке  читального  кресла;  со  скамьи, сбоку от
камина, свисали требующие починки  ремни упряжи, рядом  на  стуле --  стопка
рубах,  которые нужно  заштопать.  В  общем,  если  комната и  не  выглядела
безупречной,  то все равно в  ней  было вполне чисто и опрятно,--  на взгляд
тех, кто жил в доме, -- ив ней было тепло и уютно, благодаря огню, пылающему
в камине. Здесь  можно  было  забыть  о  холоде за стенами.  Здесь  ничто не
напоминало о Лжедраконе. Ни о войне, ни об Айз Седай. Никаких людей в черных
плащах. Аромат из котелка,  висящего  над очагом, растекался по комнате,  и,
вдохнув его, Ранд почувствовал волчий голод,
     Тэм  помешал  в  котелке  деревянной  ложкой  с  длинной  ручкой, затем
зачерпнул для пробы:
     -- Чуть-чуть подождем.
     Ранд  поспешил  вымыть  лицо  и  руки, --  кувшин  и  тазик  стояли  та
умывальнике  возле двери.  Юноша  мечтал о горячей ванне,  чтобы смыть пот и
выгнать из себя озноб, но это --  потом, когда будет время нагреть  в задней
комнате большой котел с водой.
     Тэм порылся в шкафу и достал длинный, в полруки, ключ. Он вставил его в
большой железный замок на двери и повернул. В ответ на вопросительный взгляд
Ранда отец сказал:
     --  Осторожность не помешает. Может,  это  моя  причуда, или, вероятно,
погода  затемнила  мой разум,  но... --  Тэм  вздохнул и подбросил  ключ  на
ладони. -- Займусь-ка я задней дверью. -- И он скрылся в глубине дома.
     Ранд попытался припомнить, запиралась ли  когда-нибудь дверь  его дома,
хоть однажды.  В  Двуречье двери не запирал никто. В  этом не было нужды. По
крайней мере, пока.  Сверху, из спальни Тэма, донесся скрежет, как  будто по
полу  протащили что-то  тяжелое.  Ранд  нахмурился. Если Тэму не  взбрело  в
голову  переставлять сейчас мебель, то  он мог лишь выдвинуть из-под кровати
свой старый сундук. Еще одно, чего на памяти Ранда никогда не случалось.
     Ранд наполнил маленький  чайник водой,  повесил его  на крюк над огнем,
затем  стал накрывать на стол. Миски и ложки он вырезал  сам. Ставни еще  не
были  закрыты, и  время от  времени  он посматривал в  окно, однако на дворе
стояла глухая ночь и все, что ему удавалось разглядеть, -- это тени от луны.
Там вполне мог затаиться черный всадник, но Ранд старался об этом не думать.
     Когда вернулся Тэм, Ранд изумленно уставился на него: широкий ремень на
поясе  Тэма оттягивал меч,  с бронзовой цаплей на  черных ножнах,  еще  одна
цапля украшала рукоять. Раньше Ранду доводилось видеть людей с мечами, -- но
то были охранники купцов. Да  еще, конечно, Лан.  Что у  его отца может быть
меч.  Ранду  и в  голову  не приходило. Не считая  цапель, оружие во  многом
походило на меч Лана.
     -- Откуда это? -- спросил Ранд. -- Ты  его купил у торговца? Сколько он
стоит?
     Тэм  медленно вытянул клинок;  огненные отблески заиграли на  блестящем
лезвии.  Меч ничем  не напоминал  прямые простые  клинки, что  Ранд  видел у
купеческих охранников. Ни золото, ни самоцветы не  украшали оружия, но Ранду
оно все равно казалось благородным. Клинок был  немного изогнут и заострен с
одной  стороны,  на  стали виднелось  клеймо --  цапля. Короткая крестовина,
сработанная в виде витого шнура, отделяла рукоять от клинка. Клинок выглядел
непрочным, чуть  ли  не хрупким -- по сравнению с  обоюдоострыми  и толстыми
мечами охранников купцов, теми вполне можно было рубить деревья.
     --  Он мне достался  очень  давно,  -- сказал Тэм,  --  и очень  далеко
отсюда.  И заплатил я очень дорого: два медных котла --  чересчур  много  за
него. Твоя мать этой покупки не одобрила, но она  всегда была мудрее меня. В
те времена я  был молод, и тогда такая цена не казалось мне чрезмерной. Мама
всегда хотела, чтобы я от него избавился, и  не  раз  я  подумывал, что  она
права и нужно просто отдать его.
     В  свете  пламени  клинок  переливался  желто-алыми  всполохами.   Ранд
зачарованно  любовался им --  он частенько грезил, что  у  него когда-нибудь
будет меч.
     -- Отдать его? Как можно отдать такой меч? Тэм хмыкнул:
     --  Много ли  от него проку,  когда пасешь  овец? Поля им не  вспашешь,
хлеба не сожнешь. --  Минуту он смотрел  на меч,  словно  раздумывая, на что
может  сгодиться подобная  вещь. В конце  концов  он отвел  от  него тяжелый
взгляд.  -- Но  если  только  меня  не  одолевают  самые  дурные  и  мрачные
предчувствия,  если  счастье от  нас и впрямь отвернулось, то, может быть, в
следующие несколько дней мы будем  радоваться, что я вытащил его  из старого
сундука. -- Клинок плавно скользнул в ножны, и  Тэм с недовольным выражением
отер руку о рубаху. --  Мясо, должно быть, уже готово.  Я разложу,  а ты чай
завари.
     Ранд кивнул  и, хотя и  горел нетерпением узнать все поподробнее,  взял
металлическую коробку с чаем. Для чего Тэму понадобилось покупать меч? Ранду
трудно было это представить. И где  бывал Тэм? Далеко ли? Из Двуречья вообще
никто не уходил; по крайней мере, считанные единицы. У Ранда имелось смутное
подозрение, что его отец бывал в  чужих  краях,  а не только в  Двуречье, --
ведь мать Ранда была чужестранкой, -- но меч?.. У него накопилась  уже целая
уйма вопросов к тому времени, как они собрались сесть за стол.
     Вода для чая сильно кипела, и  Ранду  пришлось  обхватить ручку чайника
тряпкой, чтобы снять его с крюка. Жар чувствовался даже сквозь  ткань. Когда
юноша  выпрямился у камина,  дверь содрогнулась от  тяжкого удара -- от него
хрустнул замок. Из головы сразу же  вылетели  всякие  мысли о мече и горячем
чайнике в руке.
     -- Кто-то из соседей, -- неуверенно сказал Ранд. -- Мастер Доутри хотел
одолжить... -- Но  ферма Доутри, их ближайшего соседа, была  в часе  ходьбы,
даже при дневном свете,  а Орен Доутри, каким бы  бесстыдным  просителем  ни
был, вряд ли в ночную темень высунет нос из дома.
     Тэм  тихо поставил  миски с тушеным мясом на стол. Медленно отодвинулся
от стола. Обе его ладони легли на рукоять меча.
     -- Не думаю... -- начал было он, но тут дверь с грохотом распахнулась и
искореженные детали замка разлетелись по полу.
     Дверной  проем  заполнила  фигура  крупнее  любого  человека, виденного
Рандом, -- фигура в черной, до колен кольчуге, с шипами на запястьях, локтях
и  плечах. Одна рука незнакомца сжимала тяжелый меч с  искривленным клинком,
напоминающим косу, другая -- заслоняла глаза, будто защищая их от света.
     Ранд почувствовал что-то вроде огромного  облегчения. Кто бы то ни был,
--  это  не  всадник  в  черном плаще.  Потом  юноша заметил  упирающиеся  в
притолоку  крученые бараньи  рога,  растущие из головы  существа, а там, где
должны  были быть рот  и нос, скалилось волосатое рыло.  Ранд успел осознать
все это за один глубокий вдох, а  потом, издав жуткий вопль,  не  размышляя,
метнул горячий чайник в нечеловеческую голову.
     Кипяток  выплеснулся из чайника и потек по морде, тварь  взревела, в ее
вое  слышался крик  боли и  звериное  рычание. В  миг, когда чайник  попал в
звериное рыло, сверкнул меч Тэма. Рев сразу же сменился хрипом и бульканьем,
и огромная фигура стала заваливаться на  спину. Не успела тварь упасть,  как
мимо нее  попыталась  вломиться  в  дверь  другая. Ранд разглядел  уродливую
голову, увенчанную острыми шипами  рогов,  прежде  чем Тэм  ударил  снова, и
теперь два громоздких тела загораживали дверь. Он услышал, как отец кричит:
     -- Беги, парень! Прячься в лесу!
     Тела в дверном проеме дергались -- другие нападающие старались выволочь
их  наружу. Тэм  подсунул плечо под массивную столешницу; крякнув от усилия,
он опрокинул стол поверх клубка тел.
     --  Их слишком много, не сдержать! Через заднюю  дверь! Бегом! Бегом! Я
-- следом!
     Ранд повернулся, и стыд -- за то, что так быстро послушался приказа, --
ожег его. Ему захотелось остаться и помочь отцу, хотя чем помочь, он не имел
ни малейшего представления. А страх ухватил  его за горло, и ноги сами несли
прочь.  Ранд  вылетел  из  комнаты, побежал в  глубь  дома,  так быстро, как
никогда  в жизни.  Грохот, треск  и  крики,  доносящиеся от  передней двери,
преследовали его по пятам.
     Ранд взялся за засов на задней двери, когда взгляд его упал на железный
замок, который никогда не запирался. Если не считать того, что Тэм запер его
именно сегодня. Оставив  засов на  месте,  юноша метнулся  к боковому  окну,
поднял раму  и толкнул ставни. Полумрак  сумерек уже  сменился ночною мглой.
Медленно плывущие по диску полной луны облака пятнали  двор  фермы  неясными
тенями, которые будто гонялись одна за другой.
     Тени, сказал себе Ранд.  Всего лишь тени. Задняя дверь скрипнула, когда
кто-то, или что-то,  налег на нее, пытаясь  открыть.  В горле у  Ранда разом
пересохло.  Глухой удар  сотряс дверь и  добавил  ему прыти;  он выскользнул
через окно,  словно заяц, прячущийся в нору, и съежился  у стены  под окном.
Внутри, в комнате, с громким и резким звуком раскололось дерево.
     Ранд  заставил себя приподняться к углу  окна и одним  глазом  заглянул
внутрь. Многого он  в  темноте не  разобрал,  но  то, что увидел,  оказалось
предостаточно,  даже  больше, чем ему хотелось.  Дверь  косо висела на одной
петле,  и  в комнату  осторожно  заходили  смутные  фигуры,  переговариваясь
низкими  гортанными   голосами.  Ранд  ничего  не  понял,   --  наречие,  не
предназначенное  для  человеческого  слуха, звучало неприятно  и  грубо.  На
топорах, копьях, шипастых  доспехах сверкали случайные лунные блики. По полу
шаркали тяжелые башмаки и доносился ритмичный перестук, словно бы от копыт.
     Ранд облизнул пересохшие губы. Сделав глубокий, судорожный вдох, он изо
всех сил крикнул:
     -- Они подбираются сзади! -- Вначале вместо  крика  раздалось  какое-то
сдавленное хрипение,  но  потом в конце концов слова обрели смысл и силу, на
что он уже едва надеялся. -- Я снаружи! Беги, отец!
     С последними словами Ранд рванул прочь от дома.
     Вслед ему из задней комнаты понеслись яростные крики на странном грубом
языке.  Громко  и отчетливо  разлетелось  вдребезги стекло,  и  позади юноши
что-то с глухим шумом бухнулось  на  землю. Ранд догадался, что  один из тех
решил просто проломиться  через окно, а не протискиваться в него, но он и не
подумал оглянуться,  чтобы удостовериться в верности  своей догадки.  Словно
лис,  убегающий от своры гончих, Ранд  устремился  в ближайшую тень,  где не
было лунного  света,  как  бы направляясь к лесу,  затем бросился  на землю,
скользнул в сторону сарая и  его огромной,  еще более глубокой тени.  Что-то
упало  ему  на  плечи, и  Ранд заметался  и  заизвивался,  сам  не  понимая,
старается он убежать или бороться, пока вдруг не  обнаружил, что сражается с
новым черенком для мотыги, который накануне доделывал Тэм.
     Идиот! Несколько  мгновений он  лежал, пытаясь унять неровное  дыхание.
Дурак Коилин, вот  идиот! Ранд стал  пробираться  вдоль задней стены  сарая,
волоча черенок за собой. Подмога небольшая,  но лучше, чем ничего. С опаской
он выглянул за угол, окидывая взглядом двор фермы и дом.
     Твари,  которая  выпрыгнула следом  за  ним, видно  не было.  Она могла
оказаться где угодно. Естественно, выслеживая его. Даже могла подкрадываться
к нему вот в этот самый миг.
     Слева  от Ранда, в овечьем загоне, раздавалось испуганное блеяние; овцы
метались,  будто пытаясь вырваться на волю. Смутные фигуры, похожие на тени,
маячили у освещенных  окон, и во тьме сталь лязгала о сталь.  Внезапно  одно
окно осыпалось  дождем стекла  и щепок: из него  выскочил Тэм, по-прежнему с
мечом в руке. Он приземлился на ноги, но  вместо того, чтобы бежать от дома,
бросился вокруг  него,  не обращая  внимания на  уродливых  тварей,  которые
полезли за ним из разбитого окна и из двери.
     Ранд  смотрел, не веря  своим глазам. Почему Тэм  не попытался убежать?
Потом понял: Тэм слышал его голос у задней двери.
     -- Отец! -- выкрикнул Ранд. -- Я уже здесь! Тэм развернулся на бегу, но
побежал не к Ранду, а в сторону от него.
     -- Беги, парень! -- крикнул он, махнув мечом, словно делая знак кому-то
впереди. -- Прячься!
     С дюжину громадных фигур устремилось  за ним,  ночной воздух  разорвали
режущие слух крики и пронзительный вой.
     Ранд прыгнул  обратно  в  тень  за  хлевом. Из дома  -- в  случае, если
какая-то из  тварей останется внутри,  --  его  здесь не  увидят.  Он был  в
безопасности, по крайней мере на время. Он, но не Тэм. Тэм, который пытается
увести  от  него  этих тварей.  Пальцы Ранда до  боли в  костяшках  стиснули
черенок от мотыги,  и он сцепил зубы, чтобы  сдержать горький смех. Ручка от
мотыги. Столкнуться лицом к лицу с одним из этих чудовищ всего лишь с палкой
в  руках  --  это  не то же  самое, что забавляться  с Перрином  схваткой на
посохах. Но бросить Тэма...
     --  Если  я  буду  двигаться  так, будто подкрадываюсь  к  кролику,  --
прошептал он себе, -- они никогда меня не услышат и не  увидят. -- Вселяющие
ужас крики эхом  отдавались во тьме, и Ранд  попытался проглотить вставший в
горле  комок.  -- Больше похожи на стаю оголодавших волков. -- Беззвучно  он
скользнул от сарая к лесу, сжимая ручку от мотыги так, что ныли пальцы.
     Вначале окружившие  со всех  сторон  деревья  успокоили  Ранда. Деревья
помогут ему спрятаться от  напавших  на ферму существ -- кем бы они ни были.
Однако  лунные тени,  когда он  крался  по лесу, двигались кругом,  и  стало
казаться,  будто  тьма  в лесу  тоже меняется  и  двигается. Деревья, неясно
вырисовывающиеся впереди, стали выглядеть какими-то  недобрыми; ветви злобно
изгибались к человеку. На самом  ли деле это  только деревья и  сучья?  Ранд
почти слышал ворчание и еле сдерживаемые в глотках  смешки тех, кто поджидал
его. Вой преследователей Тэма не тревожил ночь, но в безмолвии, пришедшем на
смену  крикам, юноша вздрагивал  всякий раз,  когда  в порывах  ветра  ветки
скреблись друг о друга. Он пригибался все ниже и ниже и ступал все медленнее
и медленнее. Из страха, что его услышат, Ранд едва осмеливался дышать.
     Вдруг протянувшаяся  сзади рука накрыла его рот, и запястье юноши сжало
железной  хваткой.  Свободной   рукой  Ранд,   чтобы  хоть  как-то  сдержать
напавшего, яростно махнул через плечо.
     -- Не сломай мне шею, парень, -- услышал он хриплый шепот Тэма.
     Напряжение спало, превратив мускулы Ранда в кисель. Когда отец выпустил
его,  он  упал на четвереньки, тяжело дыша,  словно пробежал несколько миль.
Там опустился рядом, опершись на локоть.
     -- Я бы и не пытался так поступать, если б сообразил,  как  ты вырос за
последние  пару  лет,  --  тихо  произнес  Там.  Его  глаза  все время чутко
наблюдали  за окружающей тьмой.  -- Но  нужна  была уверенность, что  ты  не
вскрикнешь. У некоторых троллоков слух как у собаки. А может, и лучше.
     --  Но  троллоки только... --  Ранд  не  закончил фразу.  Теперь уже не
только сказки, после сегодняшнего вечера -- не только. Те твари могли вполне
быть  троллоками или даже самим Темным. -- Ты уверен? --  прошептал он. -- Я
о... троллоках?
     -- Да, уверен. Но что занесло их в Двуречье?.. До сегодняшнего вечера я
ни  одного  не видел,  но разговаривал  с людьми,  кто  с  ними сталкивался,
поэтому кое-что  мне известно.  Может, достаточно,  чтобы  мы остались живы.
Слушай  внимательно. Троллоки в темноте видят  лучше, чем человек, но  яркий
свет их слепит, по крайней мере на время. Наверное, поэтому-то нам и удалось
удрать, хоть их и было много. Некоторые могут выслеживать по  запаху или  по
звуку, но, говорят, они ленивы. Долгой погони они не любят.
     Услышанное не слишком обрадовало Ранда.
     -- В сказаниях они ненавидят людей и служат Темному.
     -- Если  кому и место в стаде Пастыря Ночи,  парень, так это троллокам.
Убивать для них --  удовольствие, так мне говорили. Но на  этом мои познания
кончаются, добавлю лишь еще одно: доверять им  можно, только если они боятся
тебя, да и тогда не больно-то. Вот и все.
     Ранд задрожал. Он не думал, что ему  захочется  встречаться с тем, кого
боятся троллоки.
     -- По-твоему, они еще гонятся за нами?
     --  Может, да, а  может, и нет. Соображают они,  похоже, туго. Когда мы
оказались в лесу, я без особых хлопот отправил тех, что ломились за  мной, в
сторону  гор. -- Там пошарил справа от  себя, затем положил  руку  поближе к
мечу. -- Однако лучше действовать так, словно бы они неподалеку.
     -- Ты ранен.
     -- Говори потише. Это всего-навсего царапина, и все равно сейчас ничего
не  сделать.  Хорошо  хоть вроде потеплело. -- С  тяжелым вздохом Тэм лег на
спину. -- Возможно, ночь не будет для нас очень плохой.
     Из самой  глубины сознания Ранда всплыли несбыточные мечты о куртке и о
теплом плаще. Деревья защищали от самых сильных пронизывающих порывов ветра,
но все  равно  он  впивался  морозными  кинжалами  и  чуть  не  резал  тело.
Нерешительно Ранд дотронулся до лба Тэма и вздрогнул.
     -- Ты весь горишь. Тебе нужно к Найнив.
     -- Чуток погодя, парень.
     -- У  нас  нет времени.  Идти неблизко,  ив  темноте.  Юноша  с  трудом
поднялся на  ноги и  попытался  приподнять  отца. Вырвавшийся  у Тэма сквозь
сжатые зубы стон заставил  Ранда торопливо,  но осторожно  опустить  его  на
землю.
     -- Дай мне немного передохнуть, мальчик мой. Я устал.
     Ранд в досаде стукнул себя кулаком по бедру. Укрывшись в доме, где есть
огонь и одеяла,  много воды  и в избытке ивовой коры, он готов был ждать  до
рассвета,  а потом  -- запрячь Белу и  отвезти Тэма в  деревню. Здесь же нет
огня, нет  одеял, нет двуколки, нет Белы.  Но  эти твари по-прежнему в доме.
Если  Тэма  нельзя  отнести домой,  то, может,  удастся кое-что  из  нужного
принести сюда, к  Тэму. Если троллоки ушли.  Должны же  они  уйти  рано  или
поздно.
     Ранд глянул на ручку от мотыги, потом отбросил ее. Он вытащил меч Тэма.
Клинок  тускло блестел в бледном лунном сиянии.  Странно  было чувствовать в
ладони  длинную рукоять; своей тяжестью меч  непривычно  оттягивал  руку. Он
взмахнул мечом несколько  раз в воздухе  и  со  вздохом  опустил его. Рубить
воздух -- легко и  просто. Если придется иметь  дело с троллоком, не побежит
ли он вместо этого со всех ног или не застынет ли, похолодев, на месте, не в
силах пошевелиться, пока  троллок будет  замахиваться  одним из тех страшных
клинков и пока... Хватит! Этим никак не поможешь!
     Когда Ранд повернулся, собираясь идти, Тэм поймал его за руку:
     -- Куда ты собрался?
     --  Нам нужна  повозка,  -- мягко ответил Ранд.  -- И одеяла. -- Он был
потрясен тем, как легко высвободил рукав из руки отца.  --  Отдыхай, я скоро
вернусь.
     --  Будь  осторожен, -- выдохнул Тэм.  Ранд не  мог разглядеть в лунном
свете лица Тэма, но чувствовал на себе его взгляд.
     -- Хорошо.
     Так же осторожен, как мышь, угодившая в гнездо ястреба, подумал он.
     Бесшумно, словно тень, Ранд скользнул в темноту. Ему вспомнилось, как в
детстве он  много раз  играл в лесу  с  друзьями в пятнашки:  подбираешься к
приятелю, стараясь, чтобы он тебя не услышал, пока  не  положишь руку ему на
плечо. Вот только с троллоками в пятнашки играть как-то не хотелось.
     Пробираясь по лесу, Ранд пытался сообразить, что делать. Выйдя к опушке
леса, он  успел  придумать  и отбросить  уже  с десяток  всяких планов.  Все
упиралось в одно: есть еще троллоки на ферме или  их нет? Если они убрались,
тогда он  просто  зайдет в  дом  и  возьмет  все,  что нужно.  Если  же  они
по-прежнему там, то... В этом случае ничего не остается, кроме как вернуться
к Тэму, Последнее  Ранду  не нравилось,  но  что хорошего,  если  его просто
убьют?
     Ранд  вглядывался  в  постройки  фермы. В лунном свете темными  пятнами
стояли сарай и загон для овец. Но светились окна на фасаде, и свет вырывался
из  прямоугольника открытой передней двери. Что это?  Свечи, что зажег отец,
или там засели троллоки?
     От пронзительного крика козодоя  Ранд  дернулся и  подскочил  на месте,
потом,  содрогаясь всем телом, осел у  дерева. Такого с  ним еще  никогда не
случалось.  Он лег  на  живот и медленно пополз,  неуклюже держа  меч  перед
собой. Вжимаясь  в землю,  стараясь  не поднимать головы.  Ранд добрался  до
загона.
     Скорчившись у  задней  стенки, сложенной из  камней, он прислушался. Ни
единый звук не нарушал ночную тишь. Юноша осторожно приподнялся  и посмотрел
поверх стенки во двор фермы. У освещенных окон и двери не мелькало ни единой
тени. Сначала  Бела и двуколка, или же  одеяла  и все остальное? Выбрать ему
помог свет. В сарае было темно. Внутри могло ждать что угодно, а что  именно
-- он узнает не  раньше, чем  станет слишком поздно. По крайней мере то, что
ждет в доме, можно увидеть заранее.
     Решив снова  лечь на  землю,  он вдруг  замер. Не  слышалось ни единого
звука. Овцы  должны были уже успокоиться и уснуть, хотя это  и маловероятно,
-- даже в  самый глухой ночной час несколько  овец  всегда не  спали,  шурша
чем-то в загоне  и  время от времени блея. Ранд  с трудом различил темнеющие
неподвижные холмики. Одна овца лежала совсем рядом с ним.
     Стараясь не шуметь, он перегнулся через стенку и протянул руку к смутно
видневшемуся  бугорку.  Пальцы  уткнулись   в  завитки  шерсти,  затем  Ранд
почувствовал что-то влажное -- овца не шевелилась. Из  горла вырвался шумный
выдох, он отпрянул назад и едва не выронил меч,  упав на землю возле загона.
Они убивают ради забавы. Ранд вытер дрожащую руку о землю.
     Со злостью он напомнил самому себе, что ничего не  изменилось. Троллоки
сделали  свое кровавое  дело и ушли. Повторяя это себе,  он полз  через двор
фермы,  стараясь прижиматься  ниже, но  при этом не забывая оглядываться  по
сторонам. Ранд никогда не предполагал, что когда-нибудь позавидует червякам.
     Приблизившись к дому, юноша  привалился к  стене, как  раз  под выбитым
окном,  и прислушался.  Ровный  глухой шум  крови  в  ушах был самым громким
звуком, что он услышал. Медленно-медленно Ранд приподнял голову и заглянул в
окно.
     В  золе очага  вверх  дном  валялась  кастрюля. По  всей  комнате  было
разбросано расщепленное, изрубленное дерево, из мебели в целости не осталось
ничего. Даже стол лежал на боку, две ножки его  торчали неровными обрубками.
Все ящики  комодов  выдернуты и  разломаны,  дверцы  буфетов --  распахнуты,
многие висели на одной петле. Содержимое шкафчиков валялось поверх обломков,
сверху  все  было  обсыпано  белым.  Судя  по  всему  --  мукой  и  солью из
рассеченных мешков, сброшенных с полки у камина. Довершали  картину разгрома
четыре скрюченных тела, кучей лежавшие среди обломков мебели. Троллоки.
     Одного из них Ранд признал по бараньим рогам. Другие. были очень похожи
на  первого,  несмотря  на   некоторые  различия,  --  отвратительная  смесь
человеческих лиц; изуродованных рогами, перьями, шерстью и звериными рылами.
Их  руки,  почти человеческие,  только подчеркивали уродство.  На двоих были
тяжелые башмаки;  у двух других ноги оканчивались  копытами. Не  мигая, Ранд
смотрел  на  них до рези в глазах.  Ни один  из троллоков не шевелился. Они,
должно быть, мертвы. А Тэм ждет.
     Ранд  вбежал  в  дверь  и   остановился:  в  ноздри  ударило  зловоние.
Единственное, с  чем он мог сравнить этот запах, -- хлев, который не чистили
месяцами. Стены измараны мерзкого вида пятнами. Дыша  через  рот.  Ранд стал
торопливо пробираться через царящий вокруг беспорядок. В каком-то из буфетов
должен быть бурдюк.
     Шорох за спиной морозным ознобом прошелся по позвоночнику, и Ранд резко
развернулся, зацепившись за  обломок стола  и едва не  упав. Он удержался на
ногах и застонал  сквозь зубы, которые наверняка  застучали бы, не стисни он
их так, что заныла челюсть.
     Один из троллоков поднимался на ноги. Над волчьим рылом горели запавшие
глаза. Тусклые,  лишенные  всякого  выражения глаза, но  все  равно чересчур
человеческие.  Волосатые,  заостренные  уши  непрерывно  подрагивали.  Тварь
переступила через тело одного из своих мертвых  товарищей  острыми козлиными
копытами.  Такая же, как и  на других,  черная  кольчуга терлась  о  кожаные
штаны, громадный, изогнутый косой меч болтался у чудища на боку.
     Тварь что-то невнятно произнесла, гортанно и грубо, затем сказала:
     --  Другие уйти. Нарг остаться. Нарг умный. -- Слова  были  искажены  и
плохо   понятны:   их  произносила   пасть,  вовсе  не  приспособленная  для
человеческой речи. Как казалось Ранду, их тон должен был быть успокаивающим,
но  юноша не в силах был оторвать глаз от длинных и острых, покрытых пятнами
зубов, которые сверкали всякий  раз,  когда это  создание разевало пасть. --
Нарг знать, кто-то когда-то вернется обратно. Нарг ждать. Меч не нужен тебе.
Брось меч.
     Пока троллок говорил, Ранд еще не понимал, что обеими руками сжимал меч
Тэма,  направив  дрожащее  острие  в  огромную  тварь.  Ее  голова  и  плечи
возвышались  над юношей,  широкая  грудь и могучие плечи не  шли ни  в какое
сравнение с телосложением мастера Лухана.
     -- Нарг не  делать больно, --  жестикулируя, троллок  подступил  на шаг
ближе. -- Ты брось меч.
     Темные волосы на тыльной стороне его рук густотой походили на мех.
     -- Стань где стоял, -- сказал Ранд, стараясь, чтобы голос не дрожал. --
Зачем вы это сделали? Зачем?
     -- Влжа дайг ротхда! -- Рык быстро превратился в оскал улыбки. -- Брось
меч.  Нарг не делать больно.  Мурддраал хочет говорить  с  тобой. --  Что-то
промелькнуло по исказившейся морде. Страх. -- Другие вернутся, ты говорить с
Мурддраалом. -- Троллок сделал еще один шаг, большая  рука дернулась к эфесу
меча-косы. -- Ты брось меч.
     Ранд облизнул губы. Мурддраал!  Наихудшие из сказаний расхаживают наяву
нынче ночью. Явись  Исчезающий,  и  троллоки  покажутся по  сравнению с  ним
смирными овечками. Но если этот  троллок вытащит свой тяжелый  клинок, то не
останется уже ни единого шанса. Ранд вымученно улыбнулся дрожащими губами.
     -- Ладно. -- Пальцы  сильнее  сжали рукоять меча, он опустил руки вниз.
-- Я поговорю.
     Волчья улыбка превратилась в рычание, и троллок бросился на юношу. Ранд
никогда  бы  не  поверил,  что  такая огромная тварь способна  двигаться так
быстро.  В отчаянии он  вскинул меч. Чудовищно-громадное тело обрушилось  на
него, отшвырнув к стаю. От навалившейся тяжести нельзя было вздохнуть. Когда
они упали на пол -- троллок сверху, -- Ранд стал бороться за глоток воздуха.
Он  бешено  сопротивлялся,   отталкивая  ищущие  деисте  и   толстые   руки,
увертываясь от щелкающих челюстей.
     Вдруг троллок судорожно  дернулся и  затих. Порядком  помятый,  весь  в
ушибах, чудом не  задохнувшийся,  Ранд  только и  мог что  лежать,  не  веря
случившемуся. Тем  не  менее  он  быстро  пришел  в  себя, по  крайней  мере
настолько, чтобы  выползти  из-под  тела  троллока.  Из-под  мертвого  тела.
Окровавленный клинок торчал из самой середины  троллоковой спины. Все же меч
он  поднял вовремя.  Пальцы Ранда  были  липки от  крови, поперек груди  шла
быстро  темнеющая,  кровавая  полоса. Ранда  замутило.  Его  трясло  как  от
пережитого ужаса, так и от облегчения -- он все еще жив.
     Другие  вернутся, сказал  троллок. Другие  троллоки вернутся обратно на
ферму, в дом. И Мурддраал, Исчезающий. В сказаниях говорится, что Исчезающие
футов двадцати ростом,  с горящими огнем глазами,  что  они скачут верхом на
тенях,  словно бы  на  лошадях. Когда Исчезающий  сворачивает в сторону,  он
пропадает  и никакая стена  ему не помеха. Ранд решил, что надо сделать  то,
зачем он пришел, и побыстрее отсюда удирать.
     Закряхтев от усилия, Ранд перевернул тело троллока, чтобы вытащить меч,
-- и  чуть  не  бросился наутек, когда  открытые  глаза  уставились на него.
Только потом он сообразил, что смотрят они сквозь поволоку смерти.
     Ранд  вытер руки  о превратившуюся  в  лохмотья тряпку -- еще утром она
была рубашкой Тэма -- и выдернул меч. Очистив от  крови клинок, он с тяжелым
чувством бросил тряпку на пол. На уборку нет  времени, подумал  он с нервным
смехом и, чтобы унять его, с силой стиснул зубы.  Ранд не  понимал, можно ли
будет  отчистить  дом,  чтобы  тот вновь обрел  уютный,  обжитой  вид.  Этой
отвратительной вонью наверняка пропитались все балки. Но сейчас  нет времени
размышлять об  этих делах. Нет времени на уборку. Может, нет времени  уже ни
на что.
     Ранд был уверен, что о каких-то нужных вещах он позабыл, но Тэм ждал, а
троллоки возвращались. Он стал собирать то, о чем успел вспомнить. Шерстяные
одеяла из спален наверху, чистое полотно, чтобы перевязать  рану Тэма. Плащи
и куртки. Мех для воды, который он  обычно брал с собой, когда  выгонял овец
на пастбище. Чистую рубаху.  Выдастся ли  минута, чтобы переодеться, Ранд не
знал,  но  при  первой же  возможности  он хотел скинуть с себя  испачканную
кровью одежду. Маленькие мешочки с ивовой корой и другими  лечебными травами
оказались сейчас частью темной неопрятной кучи на  полу,  и  заставить  себя
прикоснуться к ней он был не в силах.
     Принесенное  Тэмом   ведро   по-прежнему  стояло  у  камина,  чудом  не
опрокинутое и не загаженное.  Ранд наполнил  мех, а  оставшейся водой наспех
ополоснул руки. Еще раз напоследок обвел все взглядом, припоминая, не  забыл
ли чего. Среди  разгрома он  заметил свой лук, переломанный надвое  в  самом
толстом месте. С болью в душе он  уронил обломки на пол. Хватит  и того, что
уже собрано, решил Ранд и сложил все снаружи, у двери.
     Последнее, что он сделал, перед тем как покинуть дом,  -- отыскал среди
беспорядка фонарь с заслонками. В нем еще оставалось немного масла. Засветив
его от свечи, юноша задвинул  заслонки -- отчасти от  ветра,  но  больше для
того, чтобы не  привлечь внимания,  -- и заторопился во  двор,  с  фонарем в
одной руке и  мечом  -- в  другой.  Вряд  ли  он  мог  сказать  заранее, что
обнаружит в сарае. Загон для овец дал ему понять, что не стоит  надеяться на
многое. Но  чтобы доставить Тэма в Эмондов Луг,  ему  нужна повозка,  а  для
двуколки нужна Бела. Поэтому приходилось на что-то надеяться.
     Двери  сарая  были  распахнуты  настежь, одна  покачивалась на  ветру и
поскрипывала. На первый взгляд все внутри было как обычно. Потом взор  Ранда
упал на пустые стойла, их дверцы оказались  сорваны с петель.  Бела и корова
исчезли. Торопливо  Ранд  прошел в  глубину сарая. Двуколка лежала  на боку,
половина спиц в колесах оказалась выломана. От одной оглобли остался обрубок
длиной всего в фут.
     Отчаяние  от  безысходности положения, в  которое он попал, переполнило
Ранда. Он не был уверен,  что сможет донести Тэма до деревни, даже если отец
и выдержит такую  дорогу.  Боль могла убить Тэма скорее,  чем  жар. Так  или
иначе, но это единственная  оставшаяся возможность. Все,  что можно сделать,
сделано. Ранд развернулся и шагнул было к выходу, когда взгляд его зацепился
за отрубленную оглоблю, валяющуюся на засыпанном соломой полу. Неожиданно он
улыбнулся.
     Поспешно юноша поставил фонарь на пол, рядом положил меч  и в следующее
мгновение  уже  ухватился  руками  за  двуколку  и  напряг все  силы,  чтобы
перевернуть ее. С сухим треском посыпавшихся спиц повозка стала на колеса, а
потом  Ранд,  подсунув плечо,  опрокинул  ее  на другой борт.  Целая оглобля
теперь  торчала  прямо.  Подхватив  с земли  меч.  Ранд  рубанул  по  хорошо
высушенному ясеню. К его радостному удивлению,  от его ударов во все стороны
полетели щепки,  и  Ранд отрубил  оглоблю  быстрее, чем ему это удалось бы с
помощью отточенного топора.
     Когда оглобля упала на пол,  Ранд с интересом посмотрел на лезвие меча.
Даже отлично заточенный  топор должен был затупиться о столь твердое, старое
дерево, но  клинок  казался таким же блестящим и острым,  как  и раньше.  Он
дотронулся до лезвия большим пальцем и поспешил сунуть палец в  рот.  Лезвие
до сих пор было острым как бритва.
     Но  удивляться  времени  не  было.  Задув фонарь  --  не хватало  еще в
довершение  всего  спалить  дотла сарай, -- Ранд  поднял  оглобли  и побежал
обратно к дому, чтобы забрать оставленные там вещи.
     Все вместе оказалось  страшно неудобной ношей. Пока он, спотыкаясь, шел
по распаханному полю, оглобли от двуколки,  хоть и не тяжелые, так и вело из
стороны в  сторону, и  удержать  их,  норовящих  выскользнуть или  удариться
концами о землю, было не так  просто.  Однако в лесу оказалось еще хуже: они
задевали за стволы, и юноша не раз попадал  оглоблями себе  по  ногам. Проще
было бы их просто волочь  по земле, но тогда  за ним оставался бы отчетливый
след. Поэтому  Ранд  намеревался терпеть  неудобство  своей ноши  как  можно
дольше.
     Тэм  лежал там, где он его и оставил, и,  похоже,  спал. Ранд, внезапно
испугавшись, сбросил свою поклажу  и положил руку  отцу на лоб. Да, как он и
надеялся, Тэм спал; он по-прежнему дышал, хотя жар стал сильнее.
     Прикосновение потревожило Тэма, и в дремотном тумане он прошептал:
     --  Это ты,  мальчик мой? Волновался за тебя. Грезы дней умерли. Ночные
кошмары.
     Тихо бормоча, он опять забылся.
     --  Не  беспокойся, -- сказал Ранд. Он  укрыл Тэма  от ветра курткой  и
плащом. -- Я быстро отнесу тебя к Найнив.
     Прежде чем  продолжить  говорить, чтобы убедить себя и чтобы  успокоить
Тэма, он стянул с себя  измаранную кровью  рубаху, почти не замечая холода и
стремясь  поскорее избавиться  от  нее, и  торопливо надел  чистую.  Сбросив
грязную  рубаху.  Ранд  почувствовал себя так, словно принял ванну. -- Очень
скоро мы будем под надежной крышей, в деревне,  и  Мудрая  сделает  все  как
надо. Вот увидишь, все будет хорошо.
     Эта мысль  стала теперь  для  Ранда лучом  надежды. Юноша натянул  свою
куртку  и   склонился  над.  Тэмом,   занявшись  его  раной.  Они   будут  в
безопасности, как только окажутся в деревне,  и  Найнив  вылечит  Тэма. Надо
только донести отца туда.




     В лунном  свете  Ранд  не  мог ясно  разглядеть,  с  чем  ему  пришлось
столкнуться, но рана Тэма казалась всего лишь неглубоким порезом, проходящим
по ребрам,  не  больше ладони  в  длину.  Юноша недоверчиво  качнул головой.
Случалось, отец получал раны и побольше этой и все равно продолжал работать,
ну, может, лишь промыв  их. Торопливо Ранд осмотрел и ощупал  Тэма  с головы
до, ног в поисках того,  что является причиной жара,  но обнаружил  лишь эту
резаную рану.
     Такой небольшой,  этот порез  все же внушал серьезные опасения;  и хотя
Тэм весь пылал так, что у Ранда  сжались челюсти, тело вокруг раны на  ощупь
было словно печка. Такой жар может или убить, или оставить от  человека одну
оболочку. Водой  из бурдюка  Ранд смочил кусок полотна и  положил его на лоб
Тэма.
     Ранд  старался не причинять Тэму боли, обмывая  и перевязывая рану,  но
слабое  бормотание отца порой все же прерывалось тихими стонами. Окоченевшие
ветви нависали вокруг них, угрожающе  покачиваясь под  порывами ветра. Когда
троллоки,  не  сумев  найти его  и Тэма, вернутся на  ферму и  обнаружат  ее
по-прежнему пустой, они отправятся  восвояси.  Ранд пытался убедить  себя  в
этом, но беспричинный разгром в доме, полная его бессмысленность оставляли в
душе  мало места для такой веры. Поверить тому, что эти  создания так просто
откажутся  от возможности  убить всех  и  каждого, кого  могут  найти,  было
опасно, и позволить себе попасться на такую удочку Ранд не мог.
     Троллоки. О  Свет, троллоки!  Создания из сказок менестреля  явились из
ночи и вламываются в дверь. И Исчезающий. Сияй Свет надо мной. Исчезающий!
     Вдруг  Ранд очнулся от своих  мыслей  и понял, что держит в неподвижных
руках  свободные  концы  повязки.  Застыл,  словно  кролик,  завидевший тень
ястреба, с презрением подумал он.  Гневно мотнув головой, он затянул повязку
на груди Тэма.
     Знание  того, что нужно  сделать, даже то, что дело уже идет на лад, не
отогнало  его  страхов.  Когда  троллоки  вернутся,  они  наверняка   начнут
обшаривать лес вокруг  фермы,  искать следы убежавших от  них людей.  Убитый
Рандом троллок убедит их, что эти люди не так далеко. Кто знает, что сделает
Исчезающий  или  что  он может сделать?  В  придачу  ко всему в голове Ранда
вертелось  замечание отца о слухе троллоков, оно  звучало в ушах так громко,
будто только что сказанное.  Он боролся с сильным желанием  прикрыть ладонью
рот  Тэма,  приглушить  его  стоны  и  бормотание. Некоторые  выслеживают по
запаху.  А что я могу с этим поделать? Ничего. Больше  тратить время впустую
на тревожные раздумья о проблемах, решить которые ты не в состоянии, нельзя.
     -- Нельзя шуметь, -- прошептал Ранд в ухо отцу. -- Троллоки вернутся.
     Тэм хрипло произнес успокаивающим шепотом:
     -- Ты все так же прекрасна, Кари. Все так же прекрасна, как девушка.
     Ранд  сжал зубы.  Матери  вот уже  пятнадцать лет нет в живых. Если Тэм
считает, что она до сих пор жива, его состояние еще хуже. Как удержать  отца
от разговоров, сейчас, когда молчание может означать жизнь?
     -- Мать хочет, чтобы ты не разговаривал, -- зашептал Ранд. Горло ему на
миг сжало.  У нее были  самые  ласковые руки, он очень хорошо  помнил их. --
Кари хочет, чтобы ты успокоился. Вот. Попей.
     Тэм жадно  припал к  бурдюку, но, глотнув  пару раз,  отвернул голову в
сторону  и  снова  стал  нежно  что-то  говорить,  очень тихо. Ранд  не  мог
разобрать  ни  слова, и  ему оставалось  надеяться, что этого  не  услышат и
рыщущие окрест троллоки.
     Не мешкая Ранд  принялся  за дело. Тремя  одеялами он соединил оглобли,
срубленные  с  двуколки, соорудив импровизированные носилки.  Он мог взяться
только за один их конец, а другой тащить по земле, но  жаловаться нечего. От
последнего одеяла Ранд ножом отрезал длинную полосу и привязал  ее  концы  к
оглоблям.
     Осторожно,  как только  мог,  юноша стал  укладывать  Тэма  на носилки,
болезненно  морщась   при  каждом  его   стоне.  Отец  всегда  казался   ему
несокрушимым. Ничто  не  могло  причинить  ему  вреда; ничто  не  могло  его
остановить или  хотя  бы помешать  ему. Теперешнее  состояние  Тэма едва  не
отнимало у  Ранда те крохи  мужества, которые  ему  удалось собрать.  Но  он
должен делать то, что делал. Лишь это двигало Рандом. Должен.
     Когда Тэм  в  конце концов оказался на носилках. Ранд немного помешкал,
затем снял с него ремень с ножнами. Странное ощущение овладело юношей, когда
он застегнул ремень у себя на поясе. Вместе ремень, ножны и меч весили всего
несколько фунтов, но, когда он вложил  клинок  в  ножны, ему показалось, что
его тянет к земле огромная тяжесть.
     Ранд сердито  выбранил себя. Сейчас не время для всяких глупых выдумок.
Это всего-навсего большой нож. Сколько раз он видел в мечтах, что на боку  у
него -- меч, а сам он участвует  в каких-то приключениях.  Если этим клинком
он  смог  сразить одного  троллока,  то, наверное,  сможет  схватиться  и  с
другими. Вот  только он очень хорошо понимал, что все случившееся  в доме на
ферме  --  чистой воды удача. И в своих  мечтах-приключениях Ранд никогда не
стучал зубами от страха,  не убегал, спасая свою жизнь, в непроглядную ночь,
и в них не было отца, находящегося на грани жизни и смерти.
     Торопливо Ранд  подоткнул последнее одеяло,  положил бурдюк  с  водой и
оставшееся полотно рядом с отцом на носилки.  Глубоко вздохнув,  он встал на
колени между оглоблями,  просунул голову под полосу одеяла, которая легла на
плечи,  и  пропустил  ее  под  мышки.  Когда Ранд  ухватился  за  оглобли  и
выпрямился, большая часть поднятого им веса пришлась на плечи. Это оказалось
не очень-то удобно. Стараясь идти ровным шагом, он направился в Эмондов Луг,
волоча за собой носилки.
     Ранд уже принял решение: выбраться к Карьерной Дороге и по  ней  идти к
деревне. У дороги опасность  будет  самой  большой, сомневаться  в  этом  не
приходилось, но  Тэм  точно  не  дождется  помощи, если  Ранд  заблудится  в
темноте, пытаясь выбраться к деревне через лес.
     Во тьме  юноша почти выскочил на Карьерную Дорогу, прежде чем узнал ее.
Когда он понял, где очутился,  то у него перехватило дыхание, будто кто сжал
горло. Поспешно развернув носилки, Ранд потянул их обратно за деревья, потом
остановился, чтобы  перевести  дух  и успокоить колотящееся сердце. Все  еще
тяжело дыша, он повернул на восток, в сторону Эмондова Луга.
     Идти между  деревьями оказалось гораздо труднее,  чем  стащить  Тэма  с
дороги,  ночь  тут  явно не  помощница, но  шагать по самой дороге  было  бы
безумием. Идея заключалась  в том, чтобы добраться до деревни, не встречаясь
с  троллоками;  даже  так, чтобы и не видеть их. Ранд  исходил из  того, что
троллоки,  все еще охотясь  за ними, рано  или  поздно  сообразят, что  люди
отправились в  деревню. Скорей  всего, они пошли  именно  туда,  а Карьерная
Дорога -- самый вероятный  путь. На самом деле, -- Ранд отдавал себе в  этом
отчет,  -- он подобрался к дороге ближе, чем ему того хотелось.  Ночь и тени
под голыми деревьями навряд ли послужат хорошим укрытием и не спрячут его от
взгляда с дороги.
     Лунного  сияния, просачивающегося через обнаженные ветви, хватало ровно
на то, чтобы обманывать взгляд, когда Ранд  пытался  понять,  что у него под
ногами. На  каждом  шагу  корни  норовили подставить подножку,  прошлогодние
заросли куманики опутывали  ноги.  Порой  он  едва  не  падал  --  когда  на
внезапных неровностях почвы нога вместо твердой земли не чувствовала ничего,
кроме  пустоты, или же когда  он,  сделав шаг  вперед,  спотыкался, ударяясь
носком о вдруг, выросший там бугор. Бормотание Тэма  сменялось стонами боли,
когда оглобля слишком резко подскакивала на корневище или камне.
     До  рези в глазах Ранд  всматривался в окружающую тьму, и неуверенность
заставляла его  прислушиваться  к шорохам  ночи так, как  никогда раньше. От
любого  поскрипывания  в ветвях, от случайного  шуршания сосновых иголок  он
застывал на месте, напрягая слух, едва осмеливаясь дышать из страха, что мог
не услышать какой-то предостерегающий звук, из страха,  что именно его-то он
и услышал. Ранд делал очередной шаг вперед только тогда, когда  был  уверен,
что виновник встревожившего его шума -- лишь ветер.
     Мало-помалу  в  мышцы  рук  и  ног вползала  усталость,  подстегиваемая
ветром, который ни в грош не ставил плащ и куртку Ранда. Поначалу  не  очень
тяжелые, носилки теперь тянули к земле. Он стал чаще спотыкаться. Постоянная
борьба за то, чтобы не упасть, отнимала столько же сил,  сколько  уходило на
то,  чтобы тащить  носилки.  Ранд встал еще до рассвета,  занялся  делами по
хозяйству, и,  даже  не считая  дороги в  Эмондов Луг и  обратно, за день он
переделал свою обычную  работу. Другим вечером  он лежал бы сейчас у камина,
почитывая  какую-нибудь  книгу из  небольшого  собрания  Тэма,  а  потом  бы
отправился спать. Пронизывающий холод  пробирал до костей, а пустой  желудок
напоминал, что он ничего не ел  с тех пор, как угостился  медовыми пряниками
миссис ал'Вир.
     Ранд упрекнул себя, что не захватил с фермы ничего съестного. Несколько
минут ничего не  решали. Несколько минут на то, чтобы отыскать хлеба и сыра.
За эти три-четыре  минуты  троллоки все равно не  вернулись бы. Или  хотя бы
только хлеб. Разумеется, миссис ал'Вир усадит его за  стол  и поставит перед
ним чего-нибудь горяченького, как только они с отцом доберутся до гостиницы.
Наверное,  это будет  тарелка с  толстым  куском мяса  молодого  барашка,  с
поднимающимся над ней паром. И хлеб, который  она  печет  собственноручно. И
горячий чай, да побольше.
     --  Они  потоком  хлынули через  Стену Дракона, --  вдруг  произнес Там
сильным, гневным голосом, -- и залили страну кровью. Сколько погибло за грех
Ламана?
     От неожиданности Ранд чуть не упал. Он  устала опустил волокуши и вылез
из  "сбруи".  Плечи,  натертые  полосой одеяла, горели.  Он повел  затекшими
плечами, разгоняя  кровь, и встал на колени рядом с Тэмом, Нашаривая бурдюк,
юноша всматривался в  просветы между  стволами,  тщетно стараясь  в  тусклом
лунном  свете разглядеть дорогу, что  была  не  далее двадцати  шагов. Кроме
теней, там ничего не двигалось. Кроме теней -- ничего.
     -- Нет  никакого  потока троллоков, отец. По крайней мере, нет  сейчас.
Скоро мы будем вне опасности, в Эмондовом Ауту. Выпей немного воды.
     Рукой, которая, казалось,  обрела прежнюю силу, Тэм отстранил бурдюк и,
ухватов  Ранда за ворот, подтянул к себе так близко, что тот почувствовал на
своей щеке тепло от охваченного жаром тела отца.
     -- Их  называют дикарями,  --  с настойчивостью  сказал  Тэм. -- Глупцы
заявляли,  будто их можно смести как мусор. Сколько сражений было проиграно,
сколько городов сожжено, прежде  чем они повернулись лицом, к правде? Прежде
чем государства  вместе поднялись против них? -- Он ослабил хватку, и печаль
наполнила его голос: -- Поле у Марата устлано  мертвыми, и не слышно никаких
звуков, кроме карканья воронья и жужжания мух. Обезглавленные башни Кайриэна
факелами полыхают в ночи.  На веем  пути  до  Сияющих  Стен  они  сжигали  и
убивали, прежде чем их отбросили. На всем пути до...
     Ранд зажал  отцу рот рукой.  Звук  раздался вновь  --  ритмичный глухой
стук;  с  какой  стороны  он доносился,  нельзя было понять  из-за  деревьев
вокруг. Перестук стих, затем, когда подул ветер, стал слышнее. Нахмурившись,
Ранд медленно повернул голову, стараясь определить, откуда  он идет. Уголком
глаза  он уловил едва  заметное  движение, и в  тот же миг нагнулся,  закрыв
собой Тэма. Ранд был поражен тем, как крепко сжал рукоять меча, но почти все
свое внимание сосредоточил на Карьерной Дороге, словно в целом мире для него
существовал единственно этот проселок.
     Качающиеся  тени  на  востоке  разорвались,  распавшись   на  лошадь  и
всадника, следом  за  ними -- движущиеся рысью громоздкие  высокие фигуры. В
лунном сиянии поблескивали наконечники копий и лезвия секир. У Ранда  даже и
мысли  не возникло  о том, что  это жители деревни, спешащие  на подмогу. Он
знал, кто это  такие.  Он  почувствовал это -- словно  песком проскребли  по
костям --  даже  раньше, чем они приблизились настолько,  что в лунном свете
обрисовался  плащ  с  капюшоном,  в  который  был  закутан  верховой,  плащ,
свисавший  с его плеч,  не колеблемый ветром.  Все  фигуры казались  черными
пятнами  в ночи,  а  стук лошадиных  копыт звучанием  походил на  шаги любой
другой лошади, однако эту лошадь Ранд узнал бы из тысячи.
     За мрачным всадником  замаячили существа из ночных кошмаров, с  рогами,
со  звериными мордами, клювастые: двумя  цепочками, друг  за другом, в ногу,
словно  подчиняясь  одному разуму, -- сапоги и копыта одновременно громыхали
по  земле, -- рысили  троллоки.  Когда  они  пробегали мимо. Ранд  успел  их
сосчитать: двадцать. Он поразился:  какой  человек осмелился бы  повернуться
спиной к троллокам? Или хотя бы к одному троллоку.
     Колонна исчезла в западном направлении, глухой топот стихал во тьме, но
Ранд оставался на месте,  не шевелясь, едва  дыша. Что-то  шептало ему: надо
быть  уверенным,  абсолютно  уверенным,  что  троллоки  убрались  достаточно
далеко, и только потом можно  двинуться дальше. Не скоро  он вздохнул полной
грудью и с опаской начал выпрямляться.
     На  этот  раз лошадь  возникла  совершенно  беззвучно.  Темный  всадник
возвращался  в  жуткой тишине, его призрачная. лошадь  останавливалась через
каждые несколько  шагов, медленно  ступая  по  дороге.  Порывы  ветра  стали
сильнее, он завывал между деревьями -- плащ верхового висел не шелохнувшись.
При  каждой  остановке капюшон  поворачивался из стороны  в  сторону,  будто
всадник вглядывался  в лес, что-то  высматривая. Лошадь  вновь остановилась,
как раз напротив Ранда, темный  Провал  в  капюшоне повернулся в ту сторону,
где юноша пригнулся над своим отцом.
     Ранд   судорожно   стиснул  рукоять  меча.  Он  почувствовал   на  себе
пристальный  взгляд, совсем  как этим  утром, и вновь задрожал от излучаемой
чужаком  ненависти,  пусть  даже всадник и не  видел  его. Этот закутанный в
плащ, словно  в саван, человек ненавидел все живое,  всех и вся. Несмотря на
холодный ветер, бисеринки пота выступили на лбу Ранда.
     Потом лошадь двинулась дальше -- несколько беззвучных шагов, остановка,
--  и  вскоре Ранд видел лишь  едва  различимое  в ночи пятно на дороге. Оно
могло быть  уже  чем  угодно,  но  он  ни на  миг не отрывал  взгляда. Юноша
опасался, что  потеряй он  это расплывчатое пятно  из виду --  ив  следующее
мгновение всадник на неслышной лошади возникнет прямо перед ним.
     Внезапно тень  устремилась  обратно, пронесшись мимо  бешеным  галопом.
Всадник  смотрел  только вперед,  мчась на запад, в ночь,  к Горам Тумана. В
сторону фермы.
     Ранд осел  на землю,  жадно  глотая воздух и утирая  холодную  испарину
рукавом. Его  больше не волновало,  почему приходили  троллоки.  Будет  куда
лучше,  если он никогда не узнает причину их появления, до тех пор, пока все
это не закончится.
     Ранд  поднялся  на   дрожащих   ногах,  торопливо  осмотрел  отца.  Тэм
по-прежнему бормотал, но так тихо, что юноша не мог  разобрать его слова. Он
попытался  напоить отца,  но  вода  лишь  полилась по  его  подбородку.  Тэм
закашлялся, захлебнувшись струйкой, попавшей в рот, затем вновь  забормотал,
словно продолжая разговор.
     Ранд плеснул еще воды на полотно, положил его на лоб Тэма, убрал бурдюк
и опять впрягся в волокуши.
     Он пошел вперед, словно после хорошею ночного сна, но новых сил хватило
ненадолго.  Сначала усталость скрывалась за  пеленой  страха,  но  туманящая
дымка быстро рассеялась, хотя сам страх и остался. Вскоре Ранд опять ковылял
вперед,  стараясь   не   обращать   внимания  на   голод   и  ноющие  мышцы,
сосредоточившись  лишь на том, чтобы переставлять ноги и не  спотыкаться при
этом.
     В  мыслях  ему   рисовался  Эмондов  Луг,  распахнутые  ставни,   дома,
светящиеся  огнями  в   Ночь  Зимы,   люди,  обменивающиеся  поздравлениями,
заходящие в гости друг к другу; скрипки заполняют улицы разными мелодиями --
и "Джаэмова Причуда"  и "Цапля  в Полете". Харал Лухан в одиночку  употребит
слишком  много бренди и  --  как всегда в таких случаях  --  голосом, как  у
лягушки-быка, затянет  "Ветер в Ячмене", пока жена не утихомирит его, а Кенн
Буйе решит доказать, что вполне может станцевать так же, как и раньше, а Мэт
наверняка  что-то такое планирует,  и оно пойдет не так, как  он замыслил, и
всяк  будет уверен,  что  именно Мэт всему виной, даже  если никто не сумеет
этого доказать. Ранд  при  мысли  о  том,  как все могло бы  быть,  чуть  не
улыбнулся.
     Через какое-то время Тэм опять заговорил:
     -- Авендесора. Говорят, у него не бывает семян, но они принесли черенок
в Кайриэн, молодое деревце. Чудесный королевский дар, подарок Королю.
     Хотя голос Тэма звучал гневно, Ранд едва его слышал и понимал речь отца
с трудом. Тот, кто разобрал бы  слова Тэма, наверняка услышал бы и  носилки,
волочащиеся по земле. Ранд продолжал идти, прислушиваясь вполуха.
     -- Они  никогда не заключали  мира.  Никогда.  Но они принесли  молодое
деревце,  в  знак мира. Оно  росло сотни  лет.  Сто лет мира  с теми, кто не
заключал никакого мира с  чужаками. Зачем он его  срубил?  Зачем? Кровь была
ценой за Авендоралдера. Кровь стала ценой за гордость  Ламана. -- Бормотание
Тэма вновь стало невнятным..
     Измотанный  Ранд  пытался  понять, что за горячечные видения  одолевают
теперь Тэма.  Авендесора.  Считалось, что  Древо  Жизни  обладает множеством
чудотворных свойств,  но  о молодом  деревце  не  говорилось  ни в  одном из
сказаний,  и   "они"  не  упоминались  нигде.  Было  лишь  одно  дерево,   и
принадлежало оно Зеленому Человеку.
     Еще этим утром Ранд счел бы за глупость размышлять о Зеленом Человеке и
Древе Жизни. Они были всего  лишь сказками. Разве? Этим утром  троллоки тоже
были сказками.  Может быть, все  сказания столь  же правдивы, как и новости,
что  приносят  купцы и  торговцы, все эти менестрелевы предания  и  все  эти
сказки,  что рассказывают вечерами у камина.  Того и  гляди, он вполне может
встретить Зеленого Человека, или великана-огир, или дикаря-айильца, с черной
повязкой на лице.
     Ранда  отвлек  от  его  мыслей  Тэм,  который опять  заговорил,  иногда
невнятно бормоча, иногда достаточно громко для того, чтобы можно было понять
его  слова. Время  от  времени  он  замолкал,  тяжело  и  часто  дыша, затем
продолжал говорить, словно и не останавливался.
     -- ...в  битве всегда жарко, даже в снегу. Горячка боя. Жар крови. Лишь
смерть холодна. Склон горы... единственное место, где не пахнет кровью. Надо
увести от ее  запаха и  ее вида...  услышали  детский плач. Порой их женщины
сражаются  вместе  с мужчинами,  но  почему  они разрешили ей  идти, я не...
родила  здесь  в одиночестве, прежде  чем умереть  от ран...  укрыла ребенка
своим  плащом, но ветер... сдул плащ... ребенок, весь посинел от  холода. Он
тоже должен был умереть... изойдя плачем. Плача на снегу. Я не могу оставить
тут ребенка... своих детей у нас нет...  всегда знал, что ты хочешь детей. Я
знал, что ты примешь это близко к сердцу, Кари. Да, любимая. Ранд -- хорошее
имя. Хорошее.
     Внезапно ноги Ранда ослабели. Запнувшись, он упал  на колени. От толчка
Тэм застонал, а  полоса  одеяла врезалась в  плечи Ранда,  но он ни стона не
услышал, ни  боли не почувствовал. Выпрыгни из кустов сейчас прямо перед ним
троллок, он  просто непонимающе уставился бы  на него. Юноша посмотрел через
плечо на Тэма, который  опять ушел в пучину бессловесного шепота. Горячечный
бред, подумал  Ранд тупо. От  жара всегда плохие сны, а  эта  ночь  --  ночь
кошмаров, даже и без жара.
     --  Ты  --  мой отец,  --  громко  сказал  он,  протянув руку  назад  и
коснувшись Тэма, -- и я...
     Жар был еще сильнее. Намного сильнее.
     Помрачневший, Ранд с трудом встал на ноги. Тэм что-то  шептал, но юноша
запретил  себе  слушать.  Налегая  всем  весом  на  импровизированную  сбрую
волокуши,  он  пытался   все  мысли  направить  на  то,  чтобы  переставлять
налившиеся свинцом  ноги,  на то,  чтобы поскорей добраться  до  безопасного
Эмондова Луга. Он мой отец. Это был только горячечный бред. Он мой отец. Это
был горячечный бред, и только. Свет, кто же я?




     Пока Ранд упрямо тащился через лес, сквозь голые ветви стал пробиваться
серый рассвет.  Сначала юноша его не замечал. Когда же наконец заметил,  что
сумрак  понемногу  рассеивается,  то удивился. Неважно, о чем  говорили  ему
глаза,  -- он никак  не  мог поверить, что целую ночь добирался  от фермы до
Эмондова Луга. Конечно же, идти по привычной, надежной Карьерной Дороге днем
--  совсем не то  же  самое, что  продираться  через  ночной  лес.  С другой
стороны, казалось, прошли уже дни,  как он видел на дороге всадника в черном
плаще, и минули чуть ли не недели, как он и Тэм сели было ужинать. Он больше
не чувствовал,  как  матерчатая полоса  режет  плечи, но если уж говорить об
этом,  он вообще не  чувствовал ни  онемевших плеч, ни ног. Однако  из груди
Ранда с хрипом вырывалось тяжелое дыхание, горло я  легкие  давно уже горели
словно от огня, а от голодных спазмов в желудке его чуть не тошнило.
     Незадолго до рассвета Тэм  замолчал. Ранд не помнил точно, когда слышал
в  последний раз бормотание  Тэма, но теперь остановиться и выяснить,  что с
отцом, он не отваживался. Остановись он сейчас -- вряд ли заставит себя идти
дальше.
     Каково бы ни было состояние Тэма, Ранд ничем помочь ему  не мог, только
тащить волокуши. Единственная надежда -- впереди, в деревне. Юноша боролся с
усталостью, стараясь ускорить  шаг, но одеревенелые  ноги не слушались, и он
продолжал медленно и тяжело идти  вперед.  Он почти не замечал ни холода, ни
ветра.
     Откуда-то  потянуло слабым  запахом  горящего дерева. По  крайней мере,
Ранд  уже почти пришел, раз смог ощутить  дымок из деревенских труб.  Однако
появившаяся     на    его    лице    усталая    улыбка    сразу    сменилась
нахмуренно-встревоженным выражением. Дым тяжело стлался в воздухе -- слишком
тяжело и густо. В такую погоду в каждом камине мог ярко пылать огонь, но все
равно дым был слишком плотным. Мысленно Ранд  опять увидел бегущих по дороге
троллоков. Троллоки шли с  востока, со стороны Эмондова Луга.  Юноша пытался
разглядеть дома на околице, готовый позвать на помощь первого,  кого увидит,
пускай  даже  им  окажется Кенн Буйе или кто-то из  Коплинов. Слабый голос в
подсознании  настойчиво убеждал надеяться на то, что  там кто-то сможет  ему
помочь.
     Внезапно сквозь  голые  ветви последних деревьев показался дом,  и Ранд
продолжал шагать  вперед. Когда  он, пошатываясь, вошел  в деревню,  надежда
сменилась горестным отчаянием.
     Вместо  половины  домов  Эмондова Луга громоздились  груды  почерневших
булыжников.  Из  обугленных  балок  грязными  пальцами  торчали  закопченные
кирпичные трубы. Тонкие струйки дыма все еще поднимались над развалинами. По
пожарищам  бродили  жители  деревни,  некоторые  еще  в  ночных  одеждах,  с
перепачканными сажей лицами, где вытаскивая уцелевшую кастрюлю, а где просто
с несчастным  видом  вороша  палкой  обгоревшие  обломки. То  немногое,  что
удалось  спасти  от  огня,  перегораживало  улицы;  стояли  высокие зеркала,
полированные  комоды, высокие буфеты, вокруг -- стулья и столы с наваленными
на них матрасами и бельем, кухонной утварью, тонкими стопками одежды, прочим
имуществом.
     Разрушение пронеслось  через деревню, похоже,  беспорядочно.  На  одной
улице  стояло  в  ряд  пять  целехоньких  домов,  а  в  другом  месте  среди
прокатившегося опустошения одиноко возвышался единственный уцелевший дом.
     На дальнем берегу Винного Ручья, окруженные группой людей,  гудели  три
громадных  костра,  сложенных  на Бэл Тайн. Ветер клонил  к  северу  толстые
столбы густо-черного дыма, в котором просвечивали беззаботные  искорки. Один
из дхурранских тяжеловозов  мастера ал'Вира волок что-то по земле -- Ранд не
мог разобрать, что именно, -- в сторону Фургонного Моста, к кострам.
     Заметив  между  деревьями  Ранда, к  нему  заспешил  Харал Лухан  --  с
испачканным копотью лицом, сжимая толстыми пальцами тяжелый, как у лесоруба,
топор. Кряжистый  кузнец был одет лишь  в измаранную сажей ночную  рубашку и
башмаки, на груди  его сквозь разорванную ткань виднелся воспаленный красный
ожог. Возле волокуши кузнец опустился на  колено.  Глаза  Тэма были закрыты,
дыхание оставалось слабым и затрудненным.
     -- Троллоки,  да, мальчик?  --  спросил Ранда мастер Лухан охрипшим  от
дыма голосом. -- Здесь тоже. Здесь тоже. Считай как хочешь, но, раз мы живы,
нам, по сравнению с другими, еще повезло.  Ему нужна Мудрая. Но, ради Света,
где же она? Эгвейн!
     Пробегавшая  мимо Эгвейн,  руки  которой были  заняты  разорванными  на
полосы для  перевязки простынями, оглянулась, но  не замедлила шаг. Ее глаза
смотрели  куда-то далеко; из-за темных  кругов под глазами они казались  еще
больше,  чем  на самом  деле.  Потом  она  заметила  Ранда  и  остановилась,
судорожно вздохнув.
     -- О Нет, Ранд, твой отец? Он?.. Пойдем, я провожу тебя к Найнив.
     Ранд слишком устал  и был слишком  ошеломлен увиденным, чтобы говорить.
Всю  ночь Эмондов Луг  представлялся ему  островком безопасности. Теперь  же
ему, похоже, оставалось одно --  уставиться в смятении растерянным  взглядом
на  покрытое   дымными   разводами   платье  Эгвейн.  Он  отметил  необычные
подробности, словно они  имели  для  hero большую важность.  Нижние пуговицы
сзади  на платье были  пришиты  криво.  А руки  у  Эгвейн  --  чистые.  Ранд
удивился: почему у нее чистые руки, а на щеках -- пятна сажи?
     Мастер Лухан,  видимо, понял, что  творится  на душе  у юноши.  Положив
топор на  оглобли,  кузнец подхватил заднюю часть волокуш и мягко двинул  их
вперед, подталкивая Ранда идти за Эгвейн. Юноша, словно бы во сне, заковылял
следом за девушкой. У него мелькнула  мысль: откуда мастер  Лухан узнал, что
те  твари  --  троллоки, но  мелькнула  лишь  на краткий  миг. Раз троллоков
распознал Тэм, то почему бы и мастеру Лухану их не узнать?
     -- Все сказания -- правда, -- пробормотал Ранд.
     -- Похоже, что так, парень, -- сказал кузнец. -- Похоже, что так.
     Ранд вряд  ли слышал  его. Он целиком  сосредоточился  на том, чтобы не
отстать от  стройной  фигурки  Эгвейн. Юноша  собрался с  силами  -- как раз
настолько,  чтобы у него появилось  желание поторопить  девушку, -- хотя, по
правде говоря, Эгвейн старалась идти так, чтобы двое мужчин поспевали за ней
со своей  ношей. Она  провела  их к дому Колдера, что находился на полпути к
Лужайке.  Чернели подпалинами края соломенной кровли, сажа покрывала беленые
стены. От домов на другой стороне улицы остались лишь каменные фундаменты да
две  груды  обгорелых балок  и золы. Первая была прежде домом Берина  Тэйна,
одного из  братьев  мельника. На  месте  другой когда-то  стоял  дом  Абелла
Коутона. Отца Мэта. Даже дымовые трубы обвалились.
     -- Подожди здесь, --  сказала Эгвейн  и взглянула  на них, будто ожидая
ответа. Они же просто молча стояли, и девушка, что-то  прошептав, убежала  в
дом.
     -- Мэт, -- произнес Ранд. -- Он не?..
     -- Он жив, --  сказал кузнец. Опустил носилки и медленно выпрямился. --
Я видел его совсем  недавно. Чудо, что хоть кто-то  из нас жив.  То, как они
вломились в мои дом и в кузню, заставило бы подумать, что у меня есть золото
или драгоценности. Одному Элсбет раскроила череп сковородой.  Этим утром она
лишь  взглянула  на оставшееся  от нашего  дома  пепелище и, прихватив самый
большой молот, какой  смогла  откопать в развалинах  кузницы, отправилась за
деревню охотиться -- на тог случай, если кто-то из них прячется там,  вместо
того чтобы унести ноги. Я почти могу пожалеть ту тварь,  которую она найдет.
--  Кузнец кивнул на дом Колдера. --  Миссис Колдер  и еще несколько  тех, у
кого уцелели дома, приютили раненых  и оставшихся  без  крыши  над  головой.
Когда Мудрая осмотрит Тема, мы найдем ему  постель. Может быть, в гостинице.
Мэр  уже  предлагал,  но Найнив  говорит,  что раненые  пойдут  на  поправку
быстрее, если им не будет тесно.
     Ранд опустился на колени. Поведя плечами, он сбросил одеяльную упряжь и
стал  поправлять  плащ  на  Тэме. Тэм не двигался,  ничего не  говорил  и не
стонал, даже когда одеревенелые пальцы Ранда неловко  толкали его. Но он еще
дышал. Мой отец. Все прочее -- горячечный бред.
     -- Что, если они вернутся? -- подавленно сказал Ранд.
     -- Колесо  плетет так, как хочет  Колесо,  -- с  беспокойством в голосе
сказал мастер Лухан.  -- Если  они вернутся... Ну, сейчас они ушли.  Так что
разберем обломки, восстановим разрушенное. --  Он вздохнул, лицо  его  стало
разглаживаться,  он постучал костяшками  пальцев  по пояснице. Только сейчас
Ранд  впервые понял, что  дюжий  мужчина  устал так же,  как и  он, если  не
больше. Кузнец смотрел на деревню,  сокрушенно качая головой.  --  Не думаю,
что сегодняшний день подходит для Бэл Тайна. Но мы проведем его. Как всегда.
-- Он вдруг подхватил топор, а лицо его отвердело. -- Меня тоже ждет работа.
Не тревожься,  парень. Мудрая позаботится о нем, а Свет позаботится обо всех
нас.  Если же Свету  будет не до нас, что ж,  мы сами о себе позаботимся. Не
забывай: мы из Двуречья.
     Пока кузнец шагал  прочь, Ранд, по-прежнему стоя на коленях,  посмотрел
на  деревню, впервые  посмотрел по-настоящему.  Мастер Лухан  прав,  подумал
юноша; его поразило то, что он совсем не удивлен увиденным. Люди по-прежнему
Копались в развалинах своих домов, но даже за  то  короткое  время, что Ранд
был  здесь, в  их  действиях уже  появилась осмысленность.  Он  почти ощущал
растущую  решимость. Но си  все терялся  в догадках. Троллоков они видели; а
видели ли Они всадника в черном плаще? Почувствовали ли они его Ненависть?
     Из дома Колдера появились Найнив и Эгвейн, и Ранд вскочил на ноги. Или,
скорее, попытался вскочить; он споткнулся, пошатнулся и чуть не упал лицом в
пыль.
     Мудрая  опустилась на колени  подле  носилок, лишь мельком взглянув  на
юношу. Ее платье и лицо были испачканы еще больше, чем у Эгвейн, вокруг глаз
темнели  круги,  хотя  руки  тоже  были  чистыми.  Она  ощупала  лицо  Тэма,
приоткрыла  большими  пальцами   его  веки.  Нахмурившись,  Найнив  откинула
покрывала  и  сдвинула  повязку,  чтобы  взглянуть  на рану. Не  успел  Ранд
посмотреть, что под повязкой, как она вернула одеяло и плащ на место, нежным
движением подтянув их Тэму на шею -- словно укутывая на ночь ребенка.
     -- Здесь я ничем не могу помочь, -- произнесла она. Опершись  на колени
ладонями, она распрямилась. -- Мне очень жаль, Ранд.
     Несколько  мгновений  юноша  непонимающе  смотрел  на  то,  как  Найнив
повернулась и пошла к дому, потом кинулся к ней, схватил за руки и развернул
лицом к себе.
     -- Он же умирает! -- выкрикнул Ранд.
     -- Я знаю, -- просто сказала она, и он почувствовал слабость в ногах от
ее прозаичного тона.
     -- Вы должны что-то сделать. Вы должны. Вы же -- Мудрая!
     Боль исказила  черты Найнив, но  лишь  на мгновение,  потом решительное
выражение  вновь вернулось  на  ее  осунувшееся лицо с Ввалившимися глазами,
голос был тверд и бесстрастен:
     -- Да, я -- Мудрая. Я  знаю, что могу сделать с помощью своих лекарств,
и знаю, когда  это поздно. Ты что, думаешь, я не стала бы помогать, будь это
в  моих  силах?  Но я не  могу. Не могу. Ранд. И есть  другие, кому я нужна.
Люди, которым я могу помочь.
     -- Я принес его  к вам так быстро, как только мог, -- с трудом  ворочая
языком,  сказал он. Пусть деревня --  в развалинах,  но здесь была  надежда,
здесь  была  Мудрая.  И   когда  надежда  исчезла,  Ранд  почувствовал  себя
опустошенным.
     -- Я знаю, что ты сделал,  -- мягко сказала Найнив. Она ласково провела
рукой по его щеке. -- Это не твоя вина. Ты сделал больше, чем смог бы кто-то
иной.  Извини,  Ранд,  но  мне нужно ухаживать за другими. Боюсь,  наши беды
только-только начались.
     Ранд безучастно смотрел вслед Найнив, пока за ней не закрылась дверь. В
голове у него билась только одна мысль: она ему помочь не может.
     Когда  Эгвейн бросилась ему на грудь,  он от неожиданности отступил  на
шаг  назад.  В  другое  время  такое ее  крепкое объятие вызвало  бы  у него
довольную ухмылку;  сейчас  же  он лишь молча смотрел  на дверь,  за которой
исчезли его надежды.
     --  Мне так жаль, Ранд, -- сказала  девушка, уткнувшись ему в грудь. --
Свет, почему я ничего не могу сделать? Ранд ошеломленно обнял ее.
     -- Я знаю. Я...  Я должен что-то сделать, Эгвейн. Не знаю,  что именно,
но  я не могу  вот так  просто дать ему...  -- Голос его сорвался, и она еще
сильнее обняла юношу.
     --  Эгвейн! -- громко позвала из  дома  Найнив. Эгвейн  вздрогнула.  --
Эгвейн, ты мне нужна! И не забудь вымыть руки!
     Девушка освободилась из рук Ранда:
     -- Ей нужна моя помощь, Ранд.
     -- Эгвейн!
     Ему почудилось всхлипывание,  когда она побежала  от него. Потом Эгвейн
скрылась за дверью, а он остался  один  возле волокуш. Минуту он смотрел  на
Тэма,  не  чувствуя ничего,  кроме опустошенности  и безнадежности. Внезапно
лицо Ранда стало решительным.
     -- Мэр знает, что надо делать, -- произнес он, снова берясь за оглобли.
-- Мэр знает.
     Бран  ал'Вир  всегда  знал,  что  делать.  Усталый,  но  не  утративший
упорства, Ранд отправился к гостинице "Винный Ручей".
     Еще один  дхурранский  жеребец  прошел мимо Ранда,  ремни  упряжи  были
обвязаны вокруг  больших лодыжек, торчащих из-под грязного одеяла. По  земле
волоклись поросшие  грубой шерстью  руки, из-под завернувшегося угла  одеяла
виднелся козлиный  рог.  Двуречье -- не место для ставших жуткой реальностью
сказаний. Откуда бы ни были  троллоки, они наверняка явились  из мира извне,
оттуда, где были Айз  Седай, Лжедраконы, и одному Свету ведомо, какие еще из
сказаний менестреля ожили  в тех краях. Но  не  здесь,  не  в Двуречье. Не в
Эмондовом Лугу.
     По пути к Лужайке некоторые  окликали Ранда от  развалин  своих  домов,
спрашивали,  не  нужно  ли  ему помочь.  Даже если кто-то оказывался  совсем
близко, даже  если шел рядом с ним, он все равно почти  не слышал никого, --
лишь  приглушенный  шепот  звучал  в  его  ушах. Не  вдумываясь в слова,  он
старался  отвечать,  что помощь не  нужна, что и сам справится. Ранд едва ли
замечал, когда  его  оставляли  в  покое,  кто  с встревоженным лицом, кто с
обещанием прислать к нему Найнив. В голове у него билась одна мысль, лишь об
одном  он  разрешил себе  думать. Бран  ал'Вир  сможет что-то  предпринять и
поможет Тэму. Юноша  старался особенно не рассуждать о  том, как именно.  Но
мэр сумеет что-нибудь сделать, что-нибудь придумает.
     Разрушения, которые обрушились на половину деревни, гостиницу почти  не
затронули. Несколько подпалин на стене, но  красно-черепичная крыша блестела
так  же  ярко,  как  и обычно.  Однако  от  фургона  торговца  остались лишь
почерневшие  железные  ободья колес, привалившиеся  к обугленному фургонному
остову,  сейчас  лежащему на земле.  Большие  круглые обручи, поддерживающие
парусиновый верх фургона, покосились в разные стороны.
     На  камнях  древнего  фундамента  сидел,  скрестив  ноги  и   аккуратно
отстригая  маленькими ножницами  опаленные  края лоскутков на  своем  плаще,
менестрель. Завидев Ранда, он отложил плащ и ножницы,  потом, не  спрашивая,
нужна ли Ранду помощь, соскочил на землю и подхватил носилки сзади.
     --  Внутрь?  Конечно,  конечно.  Не  беспокойся, мальчик.  Ваша  Мудрая
позаботится о нем. Я видел, как она работает, прошлой ночью, -- у нее ловкие
руки и  уверенность в своем искусстве. Все могло оказаться и  хуже.  Кое-кто
минувшей  ночью умер. Может, и немногие, но  для меня и один  человек -- уже
много. Исчез старый Фейн, а  это самое худшее. Троллоки сожрут  что  угодно.
Благодари  Свет,  что твой  отец  здесь и  еще  жив,  потому что Мудрая  его
вылечит.
     Ранд  не слушал менестреля -- Он мой отец!  -- обращая на его  голос не
больше внимания, чем на  жужжание мухи. Он больше не вынесет сочувствия,  не
вынесет попыток  подбодрить,  поддержать его. Не сейчас.  Только после того,
как Бран ал'Вир скажет ему, как помочь Тэму.
     Вдруг Ранд  понял,  что прямо перед ним  дверь  гостиницы,  на  которой
что-то  намалевано.-- изогнутая линия,  проведенная головешкой, нарисованная
углем перевернутая слезинка. После всего происшедшего Ранд не удивился  даже
этому: Клык Дракона на дверях гостиницы "Винный Ручей". Его не интересовало,
почему кому-то  захотелось обвинить  содержателя гостиницы или  его семью  в
приверженности ко злу или накликать на гостиницу несчастье, но  ночь убедила
юношу в одном. Возможно все. Все что угодно!
     Менестрель подтолкнул Ранда, тот поднял щеколду и вошел.
     В общей зале  никого, кроме  Брана  ал'Вира,  не было,  и там к тому же
царил  холод -- ни у  кого не нашлось  времени растопить камин. Мэр сидел за
одним из столов: склонив седую  голову над листом  пергамента,  макая перо в
чернильницу,  с  хмурой  сосредоточенностью  на  лице.  Ночная рубашка  была
наскоро заправлена  в  штаны  и  складками  висела  на  поясе. Мэр рассеянно
почесывал босой ногой другую. Ступни были грязными, словно он не раз выходил
на улицу, не заботясь о том, чтобы надеть башмаки, -- несмотря на холод.
     -- Что у вас за заботы? -- спросил мэр, не поднимая  головы. -- Давайте
побыстрее. У меня две дюжины дел, которые нужно сделать сию же минуту, и еще
больше нужно было сделать час  назад. Так что времени или терпения у меня не
много. Ну? Выкладывайте!
     --  Мастер  ал'Вир? -- произнес  Ранд. --  Это  мой  отец.  Мэр вскинул
голову.
     --  Ранд? Тэм! -- Он отбросил перо и вскочил, опрокинув стул. -- Может,
Свет  не совсем покинул нас.  Я боялся, что вы  оба мертвы. Через  час после
ухода  троллоков  в  деревню  галопом  Примчалась Бела,  взмыленная,  тяжело
дышащая, словно бежала всю дорогу от фермы, вот я и подумал... Ладно, сейчас
не  до этого.  Отнесем  его наверх. --  Мэр перехватил носилки сзади, плечом
оттеснив менестреля. -- Вы, мастер  Меррилин, сходите за Мудрой. И передайте
ей, что  я  просил поторопиться и у меня есть на  то причины! Лежи спокойно.
Там. Скоро мы  тебя  уложим  в хорошую,  мягкую постель. Идите,  менестрель,
идите же!
     Том  Меррилин  исчез  в  дверях раньше, чем  Ранд успел вымолвить  хоть
слово.
     -- Найнив  ничего не может  сделать. Она  сказала, что  не  в силах ему
помочь. Я знаю... Я надеялся, что вы что-нибудь придумаете.
     Мастер ал'Вир взглянул на Тэма повнимательней, затем качнул головой:
     -- Посмотрим, мальчик. Посмотрим. -- Но уверенности в его словах больше
не слышалось. -- Давай отнесем его в постель. Он наконец спокойно отдохнет.
     Ранд позволил отвести себя  к лестнице в  дальней части общего зала. Он
всеми силами старался удержать в душе уверенность в том,  что  с  Тэмом  все
обойдется, но понимал, что надежды на благополучный исход тают,  а сомнение,
звучавшее в словах мэра, окончательно подкосило его.
     На  втором   этаже  гостиницы   находилось  полдюжины  уютных,   хорошо
обставленных  комнат, окнами  выходящих  на Лужайку.  В основном  их снимали
торговцы или гости из Сторожевого Холма или Дивен Райд, но наезжавшие каждый
год  купцы частенько удивлялись,  обнаружив  в  такой  глуши  столь  удобные
номера. Сейчас три  из них были заняты,  и  мэр  направил Ранда к  одной  из
пустующих комнат.
     Нижнее стеганое и тонкие  шерстяные одеяла  быстро  откинули на  спинку
широкой  кровати,  и  Тэма  осторожно  уложили  на толстую  пуховую  перину,
подсунув  ему  под  голову   подушки,  набитые  гусиным  пухом.  Когда  Тэма
перекладывали  с носилок на  постель,  с его губ  сорвался лишь приглушенный
хрип, даже не стон, но мэр отмахнулся от  тревожного взгляда Ранда, приказав
ему развести огонь, чтобы прогреть  комнату. Пока  Ранд раскладывал в камине
дрова  из дровяного ларя и  поджигал  растопку, Бран  раздвинул  занавеси на
окне, впустив в комнату утренний свет, затем принялся осторожными движениями
умывать лицо Тэма.  К  возвращению  менестреля от пламени в очаге в  комнате
стало тепло.
     -- Она не придет,  -- заявил Том  Меррилин,  тихо  войдя в комнату.  Он
повернулся к Ранду, сдвинув густые белые брови: -- Ты не сказал, что она уже
осматривала его. Она мне чуть голову не оторвала.
     --  Я думал...  Я  не  знаю...  может,  мэр что-нибудь  сделает, сможет
заставить  ее осмотреть...  --  Ранд,  в  волнении  судорожно  сжав  кулаки,
повернулся от камина к Брану: -- Мастер ал'Вир,  что мне  делать? -- Толстяк
растерянно  покачал  головой,   положил  на  лоб  раненого   свежее  влажное
полотенце, стараясь  не встречаться глазами с Рандом. --  Я не  могу  просто
стоять  и  смотреть,  как  он  умирает,  мастер  ал'Вир.  Я  должен   что-то
предпринять. -- Менестрель шевельнулся, словно  собираясь что-то сказать. --
Что вы можете предложить? Я готов испробовать все.
     -- Я лишь хотел спросить, -- произнес Том, уминая большим пальцем табак
в  своей трубке с длинным мундштуком, -- знает ли  мэр, кто нацарапал на его
двери  Клык Дракона? -- Он посмотрел в чашечку трубки,  затем перевел взгляд
на Тэма и со вздохом сжал  зубами незажженную трубку. -- Похоже, мэра кто-то
сильно  невзлюбил.   Или,  вероятно,  кому-то  пришлись  не  по   нраву  его
постояльцы.
     Ранд  бросил на  менестреля  полный  раздражения взгляд  и  отвернулся,
уставившись в огонь.  Его мысли танцевали, словно язычки пламени, и,  словно
пламя, неотвязно кружились  вокруг  одного. Он  не должен сдаваться.  Он  не
может стоять  в  стороне и смотреть, как  умирает Тэм.  Мой отец, в отчаянии
подумал он.  Мой отец.  Когда спадет жар,  можно  будет выяснить  и  это. Но
сначала -- сбить жар. Вот только как?
     Губы  Брана ал'Вира,  скользнувшего глазами по спине Ранда,  сжались, а
взгляд,  которым  он  окинул  менестреля,  привел бы  в  замешательство даже
медведя, но Том, будто ничего не замечая, просто выжидающе смотрел на мэра.
     --  Вероятно, дело  рук кого-то из  Конгаров или Коплинов, --  в  конце
концов  вымолвил  мэр,  --  хотя  один  Свет  знает,  кого  именно  из  них.
Расплодилась  их  семейка, и  если  есть  что сказать  худое о  ком-то,  они
непременно об этом  заявят, если же нет, то  все равно  брякнут какую-нибудь
гадость. По сравнению с ними Кенн Буйе просто соловей.
     --  А  эти грузчики,  которые  заявились как  раз перед  рассветом?  --
спросил  менестрель.  -- От них несло не так сильно, как от троллоков, и  им
всем  так хотелось узнать, когда начнется Праздник, будто они  ослепли  и не
видели, что полдеревни превратилось в пепел.
     Мастер ал'Вир мрачно кивнул:
     -- Одна семейка. Все они походят друг на друга. Этот дурень Дарл Коплин
полночи провел требуя от меня, чтобы я выставил из гостиницы  госпожу Морейн
и мастера Лана да выслал обоих из деревни, хотя, не будь их, о какой деревне
вообще могла идти речь?
     Ранд  слушал разговор  мэра  и  менестреля  вполуха, но последняя фраза
привлекла его внимание:
     -- А что они сделали?
     --  Ну как,  она с  чистого ночного неба  вызвала молнию, --  отозвался
мастер ал'Вир. -- Швырнула ее  прямехонько в троллоков. Наверное, ты видывал
деревья, разнесенные молнией в щепки. Так вот, троллоки оказались не крепче.
     -- Морейн? -- произнес Ранд недоверчиво, и мэр кивнул.
     -- Госпожа Морейн. А мастер  Лан был словно ураган, с этим своим мечом.
Мечом? Да этот человек сам был оружием, и сразу в десяти местах,  или же так
казалось. Пусть я сгорю,  но я бы ни за что  не поверил, не выйди за дверь и
не увидь  своими глазами... --  Он провел рукой по лысине.  -- Визиты в Ночь
Зимы  только-только  начались,  наши руки  были  полны  подарков  и  медовых
пряников, на уме одно вино, и тут зарычали собаки, и вдруг эти двое выбежали
из гостиницы, помчались по деревне с криками о троллоках. Я подумал было: не
стоило  им пить так много вина. После всего... еще и троллоки? Потом, прежде
чем кто-то понял,  что происходит, эти... эти твари оказались уже на улицах,
прямо  среди нас,  разя  наотмашь  людей мечами, поджигая дома, воя так, что
кровь стыла в жилах.  -- Мэр от  омерзения даже  закашлялся. --  Мы все лишь
бегали, словно цыплята от лиса, забравшегося на птичий двор, пока мастер Лан
не вселил в нас твердость.
     -- Не нужно быть  к себе столь суровым, -- сказал Том. -- Вы вели  себя
так, как могли. Не все троллоки, что лежат там, сражены теми двумя.
     --  Хм-м... м-да, ладно, -- мастер  ал'Вир  кивнул.  -- Все еще  трудно
поверить  -- так много всего. Айз Седай в Эмондовом Лугу.  А мастер  Лан  --
Страж.
     --  Айз  Седай?  --  прошептал   Ранд.  --  Не  может  такого  быть!  Я
разговаривал с ней. Она не... Она не...
     -- По-твоему, на них есть метки, да?  -- криво усмехнулся мэр. -- У них
на  спинах  выведено:  "Айз  Седай"  --  или,  может  быть: "Опасно, держись
подальше!"?  -- Вдруг он хлопнул себя  ладонью по лбу. -- Айз  Седай!  Ах  я
старый дурак, совсем свой ум порастерял! Есть одна  возможность.  Ранд, если
ты  захочешь ею воспользоваться. Я не стану тебе советовать  так поступать и
не знаю, нашлось бы у меня самого мужество, окажись я на твоем месте.
     --  Какая возможность?  -- спросил Ранд. -- Я  готов рискнуть, если это
поможет.
     -- Айз Седай умеют Исцелять, Ранд.  Пусть я сгорю, парень, ты же слышал
сказания. Они могут исцелять тех, кому не помогают лекарства. Менестрель, вы
должны помнить это лучше  меня. Чуть ли не во  всех  менестрелевых преданиях
действуют Айз Седай.  Почему вы ничего не говорите, а  молчите и  позволяете
мне трепать языком?
     -- Я здесь чужак,  -- сказал Том, вожделенно  глядя на свою незажженную
трубку, -- а почтенный Коплин не одинок в своем нежелании иметь какие бы  то
ни было дела с Айз Седай. Лучше, чтобы такая идея исходила от вас.
     -- Айз  Седай, -- пробормотал Ранд, пытаясь представить себе:  женщина,
которая улыбалась ему, явилась чуть ли  не из сказаний. Помощь от Айз Седай,
как говорят сказания,  порой оказывалась гораздо хуже, чем отсутствие всякой
поддержки, она  подобна отраве в пироге, и в их дарах всегда  есть крючок --
как  в наживке для  рыбы. Внезапно монета  в кармане, монета,  которую Ранду
вручила Морейн,  показалась  ему  раскаленным угольком. Он  с большим трудом
удержался, чтобы не выхватить ее из кармана куртки и не вышвырнуть в окно.
     --  Никто не хочет  впутываться в дела Айз Седай,  -- медленно произнес
мэр. -- Я вижу  единственный шанс, но решиться на него не пустяк. За тебя  я
думать не могу, но от госпожи Морейн... Морейн Седай, нужно бы говорить так,
я видел  только хорошее.  Иногда, -- он  бросил  на  Тэма  многозначительный
взгляд, -- приходится хвататься за случай, даже если радости от него мало.
     -- Некоторые сказания -- в известной мере преувеличения, -- добавил Том
так, словно  слова из него вытягивали каминными щипцами. -- Некоторые. Кроме
того, есть ли у тебя выбор, мальчик?
     -- Никакого, -- вздохнул Ранд. Тэм до сих пор не пошевелился, глаза его
запали, как будто он болел уже неделю. -- Я... Я пойду поищу ее.
     --  На той стороне мостков, -- сказал менестрель, -- где... избавляются
от  мертвых троллоков.  Но будь осторожен, мальчик.  Айз  Седай поступают по
своему  усмотрению, исходя  из  своих  собственных соображений -- которые не
всегда такие, как думают другие.
     Последние слова  он крикнул  уже вслед Ранду,  в  закрывающуюся  дверь.
Юноше пришлось на бегу придерживать меч за рукоять, чтобы не зацепить ногами
за ножны, -- он  решил  не снимать пояс с мечом, чтобы не терять времени.  С
грохотом  Ранд  скатился по  лестнице  и  вылетел  из  гостиницы,  забыв  об
усталости.  Раз  есть  возможность  спасти  Тэма -- какой  бы слабой  она ни
казалась, -- то  можно не  вспоминать о бессонной ночи, по крайней мере пару
часов. О  том, что спасение -- в руках  Айз Седай, о том, какой  будет цена,
ему думать не хотелось. А  что касается того,  чтобы прямо сейчас  предстать
перед Айз Седай... Ранд глубоко вздохнул и попытался идти быстрее.
     Сразу же за последними домами  северной части деревни,  сбоку от дороги
на Сторожевой  Холм, на  обочине  со  стороны Западного  Леса,  жарко пылали
костры. По-прежнему ветер клонил от деревни черные столбы жирного дыма, но в
воздухе все равно висел тошнотворный приторно-сладковатый запах, похожий  на
чад  от жаркого, оставленного  на вертеле  на несколько  лишних  часов. Ранд
подавился запахом, потом судорожно,  с трудом сглотнул, поняв, отчего  такое
зловоние. Хорошенькое  применение для  костров к Бэл Тайну. За огнем следили
мужчины, обвязавшие рты и носы тряпками,  но по гримасам на лицах было ясно,
что  уксус, которым пропитаны куски  материи, помогал плохо. Даже если уксус
перебивал вонь, они все-таки знали:  зловоние никуда не делось,  и понимали,
чем заняты.
     Двое  мужчин  отвязывали  ремни   тяжеловоза-дхурранца  от  троллоковых
лодыжек. Лан, присев на корточки возле  тела,  откинул  одеяло, открыв плечи
троллока  и  козлорылую  голову.  Когда  подбежал  Ранд,  Страж  отодрал  от
ощетинившегося  шипами  плеча  троллоковой  кольчужной рубахи  металлический
значок: кроваво-красный эмалевый трезубец.
     -- Ко'бал, -- сообщил Лан.  Он подбросил значок на ладони и с ворчанием
подхватил его на лету. -- Это означает пока семь разных стай.
     Неподалеку  от  него  Морейн,  сидевшая на  земле скрестив ноги, устало
покачала головой.  Жезл, целиком  покрытый  резьбой в виде цветов,  вьющихся
растений и виноградных  лоз, лежал  у  нее на коленях,  а платье имело такой
измятый вид, будто его не гладили год. Она проговорила:
     --  Семь  стай.  Семь!  Так  много  не  действовали  заодно  со  времен
Троллоковых  Войн.  Плохие  вести:  одна  другой  хуже.  Я  боюсь,  Лан.   Я
рассчитывала, что мы опередим события, но мы можем опоздать -- как никогда.
     Ранд смотрел на Морейн во все глаза, не в силах вымолвить ни слова. Айз
Седай. Он старался убедить  себя, что она не выглядит иначе теперь, когда он
узнал,  на  кого... на что он  смотрит, и, к  его  удивлению,  она ничуть не
изменилась.  Она  больше  не  была  прежней:  с  растрепанной  прической,  с
выбивающимися локонами волос, со слабой полоской сажи на носу, -- однако  на
самом деле она не изменилась ни в чем. Определенно, что-то в ней должно было
быть особенное, что-то от Айз Седай. С другой стороны, если внешность должна
отражать ее сущность и если  сказания правдивы, тогда она обязательно должна
была походить больше на  троллока, чем на красивую женщину, чье благородство
ни в коей мере не умаляет то,  что она сидит  на пыльной земле. И она  может
помочь Тэму. Какова бы ни оказалась цена, это -- самое главное.
     Ранд глубоко вздохнул:
     -- Госпожа  Морейн... Я хотел сказать, Морейн Седай!  Оба повернулись и
посмотрели на него, и он застыл под ее взглядом.  Не под  тем, что был у нее
на Лужайке: спокойным, улыбчивым, внимательным. На лице Морейн лежала печать
усталости,  но глаза ее  смотрели по-ястребиному остро. Это  был взгляд  Айз
Седай.  Сокрушителей мира.  Хозяев  марионеток,  что  дергают  за  ниточки и
заставляют  троны  и  государства  плясать согласно  замыслам, ведомым  лишь
женщинам из Тар Валона.
     --  Чуть больше света во тьме,  -- прошептала Айз  Седай.  Она повысила
голос: -- Как твои сны. Ранд ал'Тор? Тот ошеломленно уставился на нее:
     -- Мои сны?
     -- Такой ночью  человеку могут сниться дурные сны.  Ранд.  Если и  тебе
снились кошмары, расскажи мне о них. Иногда я могу избавить от плохих снов.
     --  Нет  ничего  плохого  в моих... Мой отец. Он ранен.  Не  больше чем
царапина,  но  жар  сжигает его.  Мудрая не поможет. Она  говорит, что не  в
силах. Но сказания... --  Морейн  приподняла бровь,  и  он замолк:  в  горле
запершило.  Свет,  есть  ли хоть  одно сказание,  где  Айз Седай не  была бы
злодейкой? Ранд  посмотрел на Стража,  но Лана, казалось, больше интересовал
мертвый  троллок, чем  слова  Ранда. Мямля и запинаясь под взглядом  Морейн,
юноша  продолжил: -- Я... э-э... говорят, Айз Седай  могут исцелять. Если вы
поможете ему...  что-нибудь  сможете  для него  сделать... какой бы ни  была
цена... Я хочу сказать... -- Он  вздохнул и торопливо закончил: -- Я заплачу
любую цену, которая в моих силах, если вы поможете ему. Любую!
     --  Любую цену, -- задумчиво  протянула Морейн. -- О плате мы поговорим
позже, Ранд,  если вообще  такой разговор состоится. Я не даю обещаний. Ваша
Мудрая свое дело знает. Я сделаю что смогу, но не в  моей  власти остановить
вращение Колеса.
     -- Рано или поздно смерть приходит ко всем, -- угрюмо сказал  Страж, --
если они не служат Темному, и лишь дураки готовы платить такую цену.
     Морейн хмыкнула:
     -- Не будь таким  мрачным,  Лан. У нас  есть  основание для  праздника.
Маленький повод, но он есть. -- Опершись на жезл, она поднялась с земли.  --
Отведи меня к своему  отцу, Ранд.  Я помогу ему  как  сумею.  Слишком многие
здесь вообще отказываются  принимать мою  помощь. Они тоже слышали сказания,
-- добавила она сухо.
     -- Он в гостинице, -- сказал Ранд. -- Вот туда. И спасибо вам. Огромное
спасибо!
     Морейн и Лан пошли за ним,  но Ранд вскоре намного опередил их -- таким
быстрым был его шаг. Снедаемый нетерпением, он  подождал,  пока они  нагнали
его, потом опять устремился вперед, и опять ему пришлось остановиться.
     -- Пожалуйста, поспешите, --  настойчиво попросил Ранд, которому так не
терпелось доставить  обретенных  помощников к Тэму, что  ему и в  голову  не
пришло: поторапливать Айз Седай несколько опрометчиво. -- Жар сжигает его.
     Лан бросил на Ранда свирепый взгляд:
     -- Ты что, не видишь, она устала? Даже с ангриалом, то, что она сделала
прошлой ночью, -- это все равно что бегать вокруг деревни с мешком камней на
спине. Неважно, что она сказала, но я не знаю, стоишь ли ты этого, пастух.
     Ранд захлопал глазами и прикусил язык.
     --  Спокойнее,  друг  мой,  -- сказала  Морейн. Не  замедляя шага,  она
протянула руку и  похлопала  Стража  по плечу. Лан оберегающе возвышался над
нею,  словно только его  присутствие могло придать ей  сил. -- Ты стремишься
постоянно заботиться обо мне. Почему  бы ему  так же не беспокоиться о своем
отце? -- Лан сердито нахмурился,  но  промолчал. --  Я  приду так скоро, как
смогу. Ранд, обещаю тебе.
     Ранд не знал, чему верить: беспощадности ее  глаз  или  спокойствию  ее
голоса -- не  мягкому, а  твердо-властному. Или  же, наверное, -- и  тому, и
другому. Айз Седай.  Теперь  он связан словом. Ранд умерил  шаг, идя рядом с
Морейн, и  стал  гнать от себя мысли  о том, какой  может  оказаться цена за
спасение Тэма, цена, которую они обсудят позднее.




     Еще в дверях взгляд Ранда метнулся  к отцу -- его отцу, кто  бы что  ни
говорил. Там по-прежнему лежал  неподвижно, его глаза все еще  были закрыты,
дышал он затрудненно, слабо и с хриплым присвистом. Седой менестрель оборвал
разговор  с  мэром,  который  опять склонился над кроватью,  поправляя  Тэму
одеяло,  -- и  встревоженно посмотрел на Морейн.  Айз Седай его не замечала.
Она  не обращала внимания  ни  на  кого, кроме  Тэма,  но смотрела  на  него
напряженно и внимательно, хмуря брови.
     Том сжал нераскуренную трубку зубами, опять вынул ее изо рта  и сердито
уперся в нее взглядом.
     --  Человеку  даже покурить не  дадут спокойно, --  пробормотал он.  --
Лучше  схожу проверю,  не  стащил  ли мой  плащ какой-нибудь  фермер,  чтобы
потеплее укрыть свою корову. Пожалуй, трубку я могу покурить в другом месте,
И  менестрель торопливо вышел  из  комнаты.  Лан  проводил Тома  пристальным
взглядом,  его  лицо,  словно  вырубленное  из  камня, было  лишено  всякого
выражения.
     -- Не нравится  мне этот человек. В  нем  есть  что-то такое, чему я не
доверяю. Его седину я прошлой ночью не видел.
     --  Он там был, --  сказал  Бран, с  сомнением  рассматривая Морейн. --
Должен был быть. Не у камина же ему плащ подпалило.
     Ранду было все равно, провел менестрель ночь прячась в конюшне или нет.
     -- Мой отец? -- умоляюще  обратился он к Морейн. Бран открыл рот, но не
успел вымолвить и слова, как заговорила Морейн:
     -- Оставьте меня с ним, мастер ал'Вир. Сейчас вы ничего не можете здесь
сделать, только помешаете.
     Минуту  Бран  колебался,  разрываясь  между  неприятием того,  что  ему
указывают в  собственной  его гостинице, и нежеланием  ослушаться Айз Седай.
Наконец он выпрямился и похлопал Ранда по плечу:
     -- Пойдем, мальчик. Давай оставим Морейн Седай  с ее... э-э... ее... Ты
вполне сможешь  подать мне руку  и помочь спуститься по лестнице. Не успеешь
моргнуть, как Тэм попросит свою трубку и кружку эля.
     --  Можно я останусь? -- попросил Ранд Морейн, хотя  она,  казалось, не
замечала никого,  кроме Тэма. Рука Брана сжала плечо Ранда, но он не обратил
на  пожатие  внимания. --  Позвольте, а?  Я  не буду вам  мешать. Вы даже не
заметите, что я здесь. Он же мой отец!  -- добавил он с горячностью, которая
поразила его самого  и от  которой глаза мэра  изумленно  расширились.  Ранд
надеялся,  что  все  припишут  его  запальчивость усталости  или  напряжению
оттого, что он имеет дело с Айз Седай.
     -- Да, да,  -- нетерпеливо сказала Морейн. Она  небрежно бросила плащ и
жезл на единственный в комнате стул и затем поддернула рукава своего платья,
обнажив до  локтей руки. Ее внимание полностью  занимал Тэм,  даже когда она
говорила.
     -- Сядь там. И ты тоже, Лан. -- Морейн махнула рукой на  длинную скамью
у  стены.  Ее взгляд медленно прошелся  по Тэму:  с  ног до головы, но Ранда
кольнуло чувство, что она  каким-то  образом смотрит  сквозь него. -- Можете
разговаривать, если хотите, -- рассеянно продолжила она, -- но негромко. Ну,
ступайте же,  мастер  ал'Вир.  Это  комната  больного, а  не  зал  собраний.
Проследите, чтобы меня не беспокоили.
     Мэр недовольно проворчал, но, разумеется, не так громко, чтобы услышала
Морейн, сжал  напоследок  плечо  Ранда, затем послушно, хотя  и с  неохотой,
закрыл за собой дверь.
     Что-то  тихо  говоря,  Айз Седай встала на колени  у  кровати  и  мягко
возложила руки на грудь Тэма. Она закрыла глаза и долгое время не шевелилась
и ничего не произносила.
     В преданиях  чудеса Айз Седай всегда сопровождались  яркими вспышками и
ударами грома или иными явлениями, указывающими на свершение  великих деяний
и  на действия  могучих  сил.  На  ту  силу.  На  Единую  Силу, черпаемую из
Истинного Источника, который приводит в движение Колесо Времени. Ранду вовсе
не  хотелось  думать об этом -- о Силе, что  окутывала  сейчас  Тэма,  и его
самого  в  той  комнате, куда устремилась  Сила.  Она уже действовала в этой
деревне  -- что  само по себе  плохо. Однако, по мнению  Ранда, Морейн могла
просто уснуть. Но ему  показалось, что дыхание Тэма  стало легче.  Наверное,
она все же что-то делает.  Юноша так  напряженно вслушивался и всматривался,
что вздрогнул, когда негромко заговорил Лан:
     -- Прекрасное оружие. Нет ли случайно цапли и на самом клинке?
     На  мгновение  Ранд  уставился  на  Стража  непонимающим  взглядом.  Он
совершенно забыл о мече Тэма из-за этой сделки с Айз Седай. Больше оружие не
казалось ему тяжелым.
     -- Да, есть. А что она такое делает?
     -- Не думал  я  найти клейменный цаплей меч в таком  месте, -- произнес
Лан.
     --  Это моего отца.  --  Ранд  глянул  на  меч  Лана,  рукоять которого
виднелась из-под плаща;  оба меча были по виду очень  схожи, правда,  оружие
Стража цапли не украшали. Юноша вновь перевел взор на кровать.  Дыхание Тэма
звучало спокойнее; хрипы исчезли. Ранд был совершенно в этом уверен. -- Отец
купил его давным-давно.
     -- Странная покупка для овечьего пастуха.
     Ранд бросил на  Лана косой взгляд. Чтобы чужак из праздного любопытства
интересовался  мечом? Да еще чтобы так поступал Страж...  Тем не менее юноша
посчитал нужным ответить воину:
     -- Отец никогда им не пользовался, я это знаю. Он говорил, что  от него
не было никакого  проку. То есть до минувшей ночи. До тех  пор я  и не знал,
что у него был меч.
     -- Он назвал его бесполезным, да? Должно быть, он  не всегда так думал.
-- Лан на миг коснулся пальцем ножен на поясе Ранда. -- Есть края, где цапля
-- знак мастера фехтования,  мастера клинка. Этому мечу,  наверное, пришлось
проделать  необычный и  долгий путь, чтобы очутиться в руках пастуха овец из
Двуречья.
     Невысказанного  вопроса Ранд словно бы и не заметил. Морейн по-прежнему
не  шевелилась. Да  делает ли  что-нибудь Айз Седай?  Он  вздрогнул  и потер
ладонью руку,  не совсем уверенный  --  хочет ли он вообще  знать,  что  она
делает. Айз Седай.
     Затем в голове у  него возник вопрос,  тот вопрос, задавать который ему
не хотелось, но на который нужен был ответ.
     --  Мэр...  -- Он  откашлялся,  глубоко  вздохнул. --  Мэр сказал,  что
единственные, благодаря кому от деревни что-то осталось, -- это вы и она. --
Ранд заставил себя взглянуть на Стража. --  Если бы вам сказали о человеке в
лесу... человеке, который приводит людей в ужас одним лишь взглядом... могло
бы  это вас остановить? Человек, лошадь которого ступает совсем беззвучно? А
ветер не колеблет  его плаща? Могли  бы вы узнать, что надвигалось? Могли бы
вы и Морейн Седай предотвратить случившееся, знай вы об этом человеке?
     -- Нет, не будь с нами рядом полудюжины моих сестер, -- сказала Морейн,
и Ранд вздрогнул. Она по-прежнему стояла на коленях у кровати, но уже отняла
руки от Тэма и полуобернулась к Ранду и Лану, сидящим на скамье. Голос ее не
изменился, но взгляд пригвоздил Ранда к стене. -- Знай я, покидая Тар Валон,
что здесь  окажутся  троллоки и  Мурддраал,  я  взяла  бы с собой  полдюжины
сестер, дюжину, пусть даже мне пришлось бы тащить их за  шиворот.  По-моему,
мало что  изменило  бы и предупреждение за  месяц. Наверное, ничего. Сделано
лишь столько, сколько можно сделать в  одиночку, даже с помощью Единой Силы,
а  здесь вчерашней  ночью  рассеялось  по  округе,  скорей  всего, за  сотню
троллоков. Целый кулак.
     -- Все равно лучше  узнать,-- резко сказал Лан, жестко  глядя на Ранда.
-- Когда точно ты его видел и где?
     -- Сейчас это не имеет никакого значения,  -- сказала Морейн. -- Мне не
хотелось бы, чтобы мальчик  считал,  что в чем-то провинился, когда никакого
порицания  он не  заслуживает.  Если кого и винить,  то  меня. Тот вчерашний
мерзкий ворон, его поведение должны  были насторожить меня. И тебя тоже, мой
старый  друг.  --  Морейн  недовольно прищелкнула  языком.  --  Я  оказалась
чрезмерно самонадеянной, на грани  высокомерия, в своей уверенности, что так
далеко  прикосновение  Темного не  распространится. Что оно  пока еще не так
опасно. Была так уверена!
     Ранд моргнул:
     -- Ворон? Я не понимаю.
     --  Пожиратели  падали.  --  Рот  Лана  скривился  от   отвращения.  --
Прихлебатели  Темного  зачастую  находят  соглядатаев  среди  созданий,  что
питаются падалью. В основном среди воронов и ворон. Иногда, в городах, среди
крыс.
     Быстрая дрожь пробежала по спине Ранда. Вороны и вороны в соглядатаях у
Темного! Сейчас  здесь  повсюду  вороны  и  вороны.  Прикосновение  Темного,
сказала  Морейн. Темный  все  время был тут --  он знал, -- но если идешь  в
Свете, стараешься прожить хорошую жизнь и  не называешь Темного по имени, он
не  может навредить тебе. В это  верил всякий,  каждый впитал  это с молоком
матери. Но Морейн, кажется, говорила...
     Взгляд Ранда  упал на Тэма,  и  все прочие  мысли вылетели из головы. С
лица  отца  заметно  спал лихорадочный румянец, и  дыхание  его стало  почти
нормальным. Ранд устремился было к нему, но его удержал за руку Лан.
     -- Вы сделали это!
     Морейн покачала головой и вздохнула:
     -- Нет еще. Надеюсь,  только  пока --  нет. Троллочье оружие выковано в
кузницах  долины,  называемой  Такан'дар,  на  склонах   самого  Шайол  Гул.
Некоторые клинки несут на себе скверну этого места --  зерна зла в  металле.
Это оскверненное оружие наносит раны, которые не заживают сами или  вызывают
смертельно опасные лихорадки,  необычные болезни,  с которыми  не справиться
лекарственными  снадобьями.  Я облегчила страдания твоего отца, но отметина,
эта  порча, по-прежнему  в  нем.  Оставь  ее так,  и  она вновь проявится  и
уничтожит его.
     -- Но  вы не оставите его! -- В словах Ранда звучала наполовину мольба,
наполовину требование. Он был ошеломлен, сообразив, как разговаривает с  Айз
Седай, но она, казалось, не обратила внимания на его тон.
     -- Нет,  не оставлю, -- легко согласилась она. -- Я очень устала, Ранд,
и минувшей  ночью мне было не до сна.  Обычно это  не имеет значения, но для
такой  раны... Это,  -- Морейн  достала из сумки  что-то завернутое  в белый
шелк,  -- это ангриал. -- Она  заметила выражение  лица  Ранда.  --  Так  ты
знаешь, что такое ангриал. Хорошо.
     Невольно Ранд  отстранился подальше от нее и от того, что она держала в
руках. В считанных сказаниях упоминаются ангриалы  --  эти  древние реликвии
Эпохи Легенд,  которыми пользовались Айз Седай для претворения в жизнь своих
величайших  чудес.  Ранд испуганно взирал на  то, как Морейн  освобождает от
шелковых  покровов гладкую статуэтку  из драгоценной  кости,  потемневшую от
времени до темно-коричневого цвета. Высотой  не  более  чем в  ладонь Морейн
фигурка  представляла  собой женщину  в ниспадающих одеждах,  с длинными, до
плеч, волосами.
     -- Мы утратили  секрет  их изготовления, -- сказала  она. --  Так много
утеряно, что, возможно, он никогда не будет  вновь  раскрыт. Сохранилось так
мало, что Престол Амерлин скрепя сердце позволила мне взять ангриал с собой.
Эмондову Лугу и твоему отцу  повезло,  что она дала свое  разрешение.  Но на
многое не  надейся. Сейчас,  даже  с  ним, мне  не  удастся сделать  намного
больше,  чем  я смогла  бы  вчера без него, а  порочное  воздействие сильно.
Прошло время, рана успела нагноиться.
     -- Вы поможете ему! -- горячо сказал Ранд. -- Я знаю, вы сможете.
     Морейн улыбнулась, чуть изогнув губы.
     -- Посмотрим.
     Потом она повернулась к Тэму. Одну руку Морейн положила  ему на лоб;  в
ладони  другой она  держала фигурку  из  кости. Глаза закрыты,  на  лице  --
выражение полной сосредоточенности. Казалось, она почти не дышала.
     -- Тот всадник, о котором ты  говорил,  --  тихо произнес Лан, --  тот,
который вверг тебя в ужас, -- это был, несомненно, Мурддраал.
     -- Мурддраал! -- воскликнул  Ранд. --  Но Исчезающие --  двадцати футов
ростом и... -- Слова замерли у него на устах под невеселой усмешкой Стража.
     -- Иногда,  овечий пастух, в  историях все намного больше, чем на самом
деле.  Поверь  мне,  правды  в  случае  с  Получеловеком  и   так   хватает.
Получеловек,  Таящийся, Исчезающий, Человек Тени: имена  зависят от того,  в
каких ты краях,  но означают они одно -- Мурддраал. Исчезающие -- троллоково
отродье,  почти  имеющие  те  особенности   человеческого  племени,  которым
воспользовались  Повелители Ужаса для  создания  троллоков. Почти.  Но  если
человеческие черты усилить,  то получится  такая  же скверна, что  есть  и в
троллоках. Получеловек обладает некоей силой, которая имеет начало в Темном.
Только слабейшая  Айз Седай  потерпит поражение,  столкнувшись с  Исчезающим
один  на один,  но множество людей, храбрых  и  верных,  пали  от их рук. Со
времен войн, которыми завершилась  Эпоха Легенд, с тех пор как были заточены
Отрекшиеся,  они  являются  тем  разумом,  который  приказывает  троллоковым
кулакам, где  наносить  удары. В дни  Троллоковых Войн Полулюди под  началом
Повелителей Ужаса вели троллоков в битвы.
     -- Он меня испугал до смерти, -- еле слышно вымолвил Ранд. -- Он только
глянул на меня, и... -- Он содрогнулся.
     -- Не нужно  стыдиться,  овечий пастух. Они пугают  и  меня. Я встречал
людей,   которые  всю  жизнь   были  солдатами,   и   они,   столкнувшись  с
Получеловеком,  застывали  на  месте,  словно  птица  под взглядом змеи.  На
севере,  в  Пограничных Землях  вдоль  Великого Запустения, есть  поговорка.
Взгляд Безглазого -- страх.
     -- Безглазого? -- спросил Ранд, и Лан кивнул в ответ.
     --  Мурддраал  видит как орел, в темноте  или  на  свету, но у него нет
глаз. Я готов к кое-каким более опасным делам, чем столкновение лицом к лицу
с Мурддраалом.  Морейн Седай  и я вдвоем  пытались убить  того, кто  был тут
прошлой ночью, и ничего не вышло. У Получеловека везение самого Темного.
     Ранд сглотнул комок в горле:
     -- Троллок говорил, что Мурддраал хочет  говорить со мною.  Я не  знаю,
что бы это могло означать.
     Лан вскинул голову -- глаза словно голубые камни:
     -- Ты говорил с троллоком?
     -- Не  совсем так, -- промямлил Ранд. Пристальный взгляд Стража  держал
его цепко, словно силок. -- Говорил  он. Он сказал, что мне не будет  ничего
плохого,  что  Мурддраал хочет  поговорить со мной.  Потом он попытался меня
убить. -- Ранд облизнул губы и рукой провел по гладкой коже на рукояти меча.
Короткими, немного сумбурными фразами он рассказал о возвращении на ферму  и
в дом. --  Но я убил его раньше, -- закончил он объяснение. -- На самом деле
случайно. Он набросился на меня, а я держал в руке меч.
     Лицо Лана немного смягчилось, -- если камень может смягчиться.
     -- Даже  если  так, тебе  есть о  чем рассказывать,  овечий пастух.  До
прошлой ночи к югу от Пограничных Земель не многие мужчины могли похвастать,
что видели троллока, и намного меньше среди них было тех, кому удалось убить
его.
     -- И еще меньше тех, кто убил троллока  один на один, -- устало сказала
Морейн. -- Все сделано, Ранд. Лан, помоги мне встать.
     Страж  устремился к ней, но быстрее него к кровати рванулся Ранд.  Кожа
Тэма  на  ощупь  была  прохладной,  хотя  лицо  его  оставалось   бледным  и
изможденным, словно он  давно  не выходил  на солнце. Глаза Тэма по-прежнему
были закрыты, но дышал он глубоко, как будто спал.
     -- С ним все будет в порядке? -- озабоченно спросил Ранд.
     -- После отдыха -- да, -- сказала Морейн. -- Несколько недель в постели
и  он будет  здоров, как  раньше. --  Опираясь  на  руку  Лана, она  сделала
несколько нетвердых шагов. Страж подхватил плащ и жезл с подушечки на стуле,
чтобы усадить  ее,  и  она со  вздохом опустилась на  сиденье.  С  неспешной
тщательностью Морейн завернула ангриал в шелк и уложила его в поясную сумку.
     Плечи Ранда  задрожали,  и,  чтобы  удержаться от радостного смеха,  он
закусил губу. В  то  же время ему пришлось провести рукой  по глазам,  чтобы
вытереть слезы.
     -- Спасибо вам!
     -- В Эпоху Легенд,  --  продолжала Морейн, -- некоторые Айз Седай могли
раздуть  самую малую  искру жизни  и здоровья, оставшуюся в человеке. Те дни
прошли, и возможно, навсегда. Столь многое было потеряно -- не только секрет
изготовления ангриалов. Если бы помнили, то сколь многое можно было сделать,
о чем мы и мечтать не смеем. Очень, очень мало нас теперь. Почти все таланты
исчезли, а большинство из оставшихся стали, судя по всему, слабее. В больном
должны оставаться воля и  силы, чтобы даже сильнейшие из нас могли преуспеть
на пути Исцеления.  Большая удача, что твой отец сильный человек -- и душой,
и телом.  Как  бы то ни было, он много труда потратил на борьбу за жизнь, но
все силы, что остались,  теперь нужны ему  для  выздоровления. Оно потребует
времени, но порчи больше нет;
     -- Я ваш вечный должник, -- сказал юноша Морейн, не поднимая взгляда от
Тэма,  -- и сделаю для вас все,  что  могу. Все! -- Он  припомнил разговор о
цене, а потом и свое обещание. Стоя на коленях подле Тэма, Ранд был готов ко
всему, даже больше, чем раньше, но до сих  пор не решался взглянуть  на нее.
-- Все. Если только это не причинит вреда, деревне или моим друзьям.
     Морейн подняла руку в отстраняющем жесте:
     -- Только если ты считаешь это необходимым. Но  мне  все равно хотелось
бы поговорить с тобой. Нет никаких  сомнений, что ты  уедешь одновременно  с
нами, и потом мы с тобой сможем побеседовать подробно.
     --  Уехать! -- воскликнул Ранд, с трудом поднявшись на ноги. -- Неужели
на самом деле так  плохо? По-моему,  у всех на уме одно: начать  отстраивать
все заново. Мы, люди Двуречья, народ оседлый. Никто никогда не уезжал.
     -- Ранд...
     -- Да  и  куда нам идти?  Падан  Фейн  говорит,  погода везде  такая же
плохая. Он...  он... торговец. Троллоки:..  -- У Ранда  сжало горло,  и  ему
очень захотелось, чтобы Том Меррилин не рассказывал ему, что едят  троллоки.
--  По-моему,  лучшее, что нужно сделать, --  это остаться здесь,  откуда мы
родом, в Двуречье, а потом все уляжется. У, нас зерно посеяно, и для стрижки
скоро будет  уже  тепло.  Не знаю, кто: завел этот  разговор  о  том,  чтобы
уехать, -- кто-то из Коплинов, готов поспорить,--но кто бы это ни был...
     --  Овечий пастух, -- вмешался Лан, -- ты бы слушал, вместо того  чтобы
болтать.
     Ранд уставился на них обоих. До него  дошло, что  он бессвязно лепетал,
перескакивая  с  одного на другое,  а  она в это время  пыталась ему  что-то
втолковать. С ним пыталась говорить Айз Седай! Юноша лихорадочно стал искать
слова для извинений, но Морейн улыбнулась ему.
     --  Я понимаю, что ты чувствуешь.  Ранд,  -- сказала она,  и  ему стало
неловко оттого, что она действительно понимает. -- Не думай  больше об этом.
--  Ее  губы  сжались,  и она  покачала  головой.  --  С  этим, по-моему,  я
справилась  неважно. Наверное, мне сначала надо было отдохнуть. Уехать нужно
будет именно тебе, Ранд. Уехать отсюда должен ты, ради блага своей деревни.
     --  Я? --  Голос сорвался, и он  выдавил снова:  -- Я?  --  На этот раз
получилось чуть лучше. -- Почему это мне надо уезжать? Я  ничего не понимаю.
Не хочу я никуда уезжать!
     Морейн посмотрела на  Лана, и тот  расцепил сложенные на груди руки. Он
взглянул на Ранда из-под кожаной головной повязки, и у юноши вновь появилось
такое чувство, будто его взвешивают на невидимых весах.
     -- Знаешь  ли ты, -- неожиданно сказал Лан,  -- что на некоторые дома в
деревне не напали?
     --  Да  ведь  полдеревни  --  пепелище,  --  возразил  Ранд,  но  Страж
отмахнулся от этих слов.
     --  Некоторые  из  домов  подожгли  лишь  для пущей  сумятицы. А  после
троллоки не обращали на  них никакого внимания, как  и на  людей, что из них
выбегали,  если  те  не  оказывались ненароком  на  острие  истинной  атаки.
Большинство  из  тех,  кто прибыл  сюда из окрестных ферм,  и  шерстинки  от
троллока не видели, даже издали. Они  и не  догадывались, что здесь какие-то
беды, пока не увидели деревню.
     -- Я слышал о Дарле Коплине, -- медленно произнес Ранд. -- Полагаю, что
это до него не дошло.
     -- Атакованы  были  две фермы, -- продолжал  Лан. -- Ваша и  еще  одна.
Из-за Бэл  Тайна все, кто жил  на второй ферме, уже были  в деревне. Не одна
жизнь  оказалась спасена  из-за  того,  что Мурддраал не знаком  с  обычаями
Двуречья. Праздник и  Ночь Зимы сделали его задачу почти невыполнимой, но он
этого не знал.
     Ранд посмотрел на Морейн, откинувшуюся на спинку стула, но она молчала,
приложив палец к губам.
     -- Наша ферма и чья еще? -- наконец спросил он.
     -- Ферма Айбара,  --  отозвался Лан. -- Здесь же, в Эмондовом Лугу, они
ударили сперва  по кузнице, затем напали на дом кузнеца  и  на  дом  мастера
Коутона.
     Во рту у Ранда вмиг пересохло.
     -- Это безумие! -- Он старался подобрать слова для ответа и  вздрогнул,
когда Морейн выпрямилась.
     --  Не безумие.  Ранд,  --  сказала она. --  Обдуманный  план. Троллоки
заявились в  Эмондов Луг не наудачу, и они  поступали не так, как обычно, --
из удовольствия убивать и поджигать, хотя и  то и другое очень им по  нраву.
Они знали, за чем или, вернее, за кем пришли.  Троллоки явились  сюда, чтобы
убить или захватить  юношей  определенного  возраста, которые живут  рядом с
Эмондовым Лугом.
     -- Моего  возраста? -- Голос Ранда дрогнул,  но ему было  все равно. --
Свет! Мэт. Что с Перрином?
     -- Живы и здоровы, -- успокоила его Морейн, -- ну, немного в саже.
     -- Бан Кро и Лем Тэйн?
     -- Были вне опасности, -- сказал Лан. -- По крайней мере, испугались не
больше, чем прочие.
     -- Но они тоже видели всадника,  Исчезающего, и лет им столько, сколько
мне.
     -- С  дома мастера Кро и соломинки не упало,  --  сказала Морейн, --  а
мельник  со своим семейством  благополучно  проспал бы набег  на деревню, не
разбуди его шум. Бан на десять месяцев тебя старше, а Лем на восемь  месяцев
младше. -- Она сухо  улыбнулась  удивленному Ранду. -- Я говорила тебе,  что
задавала вопросы. И я еще сказала: юноши определенного возраста. Между тобой
и  твоими  друзьями разница -- всего лишь  недели. Именно вас троих  и искал
Мурддраал, вас и больше никого.
     Ранд беспокойно заерзал, почувствовав, что не хочет, чтобы она смотрела
на  него такими  глазами: ее  взгляд  словно проникал в. душу  и читал самые
потаенные его мысли, в самых дальних уголках.
     -- Чего им от нас надо? Ведь мы простые фермеры, пастухи!
     --  Это вопрос, на который в Двуречье ответа не найти,  -- тихо сказала
Морейн, -- но ответ важен. Троллоки, появившиеся там, где их не видели почти
две тысячи лет, -- это говорит о многом.
     -- Во многих сказаниях речь идет о набегах троллоков, -- упрямо  сказал
Ранд. -- Раньше  их просто у  нас не было.  С троллоками постоянно сражаются
Стражи.
     Лан фыркнул:
     -- Мальчик, я готов был сражаться с троллоками в Великом Запустении, но
не  здесь, за  шесть  сотен лиг  к югу от  него. Набег такой  яростный,  как
минувшей ночью, я мог ожидать в Шайнаре или в любой из Пограничных Земель.
     -- В ком-то одном из парней, -- произнесла Морейн, -- или во всех троих
есть нечто, чего опасается Темный.
     --  Это...  это  невозможно.  --  Ранд добрел  до окна  и уставился  на
деревню,  на людей среди  развалин. --  Я не  верю, что  это  случилось, это
просто невозможно. -- Что-то на  Лужайке привлекло его взгляд. Он всмотрелся
и понял, что  это почерневший обрубок Весеннего Шеста.  Веселый Бэл Тайн,  с
торговцем, и с менестрелем, и с чужаками. Ранда передернуло,  и он  отчаянно
замотал  головой:  -- Нет. Нет,  я  простой  пастух!  Темному  незачем  мною
интересоваться.
     -- Он  приложил много сил  и средств, --  мрачно сказал Лан,  --  чтобы
провести так много троллоков,  не  подняв шума  и  тревоги, так далеко -- от
Пограничных Земель до  Кэймлина и  дальше. Хотел  бы  я  знать,  как  это им
удалось. Неужели ты веришь, что они  пришли  всего лишь затем, чтобы спалить
несколько домов?
     --  Они еще  вернутся,  -- добавила Морейн. Ранд открыл было рот, чтобы
возразить Лану, но замечание Морейн остановило его. Он повернулся к ней:
     -- Вернутся?  Вы не можете их остановить? Как прошлой ночью, хотя вас и
застали врасплох? А теперь вам известно, что они здесь.
     -- Возможно, -- ответила Морейн. -- Я могла бы  послать в Тар Валон  за
некоторыми  сестрами,  но  им  потребуется  время  на  нелегкий  путь  сюда.
Мурддраал  тоже знает,  что я здесь, и, вероятно, нападать не  станет --  по
крайней мере, в открытую, -- нуждаясь в подкреплении: нужны еще Мурддраалы и
побольше троллоков. С призванными Айз Седай и Стражами троллоков можно будет
отогнать, хотя сколько для этого понадобится сражаться, я не знаю.
     Перед мысленным взором  Ранда  пробежали  картины: весь Эмондов  Луг --
огромное  пепелище.  Пылают  фермы.  И  Сторожевой  Холм,  и Дивен  Райд,  и
Таренский Перевоз. Кругом пепел и кровь.
     -- Нет, -- произнес он и почувствовал, как внутри что-то оборвалось. --
Поэтому-то я и должен ехать? Троллоки не вернутся, если меня здесь не будет.
-- Последняя кроха упрямства заставила  его  прибавить: -- Если они в  самом
деле явились за мной.
     Брови Морейн приподнялись, как будто она удивилась тому, что его в этом
еще не убедили.
     -- Ты  хочешь  держать пари,  поставив  в  заклад свою  деревню, овечий
пастух? -- спросил Лан. -- Все свое Двуречье?
     Упрямство Ранда тут же улетучилось.
     -- Нет, -- вновь сказал он и опять ощутил  внутри  какую-то пустоту. --
Перрину и Мэту тоже придется уйти, да? -- Покинуть Двуречье.  Оставить дом и
отца. По крайней мере, Тэму  должно стать  лучше. По крайней мере, ему нужно
услышать  от отца, что все  сказанное на Карьерной Дороге  -- вздор.  --  Мы
могли бы, наверное, отправиться в Байрлон или даже в Кэймлин.  Я слышал, что
в Кэймлине людей больше,  чем во всем Двуречье. Там мы будем в безопасности.
-- Ранд попробовал засмеяться, но  смех прозвучал  совершенно  неискренне.--
Бывало, я  мечтал о том, чтобы повидать Кэймлин. Никогда не предполагал, что
все может обернуться таким вот образом.
     Повисло долгое молчание, потом заговорил Лан:
     -- Я бы не считал Кэймлин безопасным местом.  Если ты  так сильно нужен
Мурддраалу,  то  до  тебя  доберутся   и  там.  Стены  --  не  преграда  для
Получеловека.  А ты будешь круглым дураком,  если не веришь, что ты очень им
нужен.
     Ранд  думал, что у него  такое подавленное настроение,-- дальше некуда,
но после слов Лана он еще больше пал духом.
     -- Есть  безопасное  место,  --  негромко  произнесла  Морейн,  и  Ранд
навострил уши. -- В Тар Валоне  ты будешь среди Айз Седай и  Стражей. Даже в
ходе  Троллоковых  Войн войска  Темного  опасались  атаковать Сияющие Стены.
Единственная  попытка  штурма  обернулась  их величайшим  поражением,  самым
тяжелым за все то время. И Тар  Валон  хранит знания, которые мы, Айз Седай,
собирали  со  Времени Безумия.  Некоторые  отрывки  даже  датируются  Эпохой
Легенд.  В Тар  Валоне,  и только  там, ты сможешь узнать, что нужно от тебя
Мурддраалу. Почему ты лужен Отцу Лжи. Это я обещаю.
     Путешествие в Тар  Валон  --  просто  немыслимо.  Путешествие туда, где
вокруг него  будут  Айз Седай. Да,  Морейн исцелила Тэма -- или,  по крайней
мере, выглядело так, что она это  сделала, -- но  куда деваться от всех этих
сказаний? И  так-то  не очень уютно  себя чувствуешь, когда рядом в  комнате
одна Айз Седай, а каково будет в городе,  где они везде?.. И она все  еще не
назвала цену за все. Цена была всегда -- так говорится в преданиях.
     -- Как  долго проспит  мой отец?  -- наконец вымолвил Ранд. -- Я... Мне
нужно с ним поговорить. Нельзя, чтобы он проснулся  и увидел,  что  меня нет
рядом. -- Ему почудилось,  будто он  услышал, как облегченно  вздохнул  Лан.
Юноша пытливо взглянул на него, но лицо Стража ничего не выражало.
     --  Не  стоит  его будить  до нашего отъезда, --  сказала Морейн.  -- Я
думаю, отправиться нужно вскоре после наступления темноты. Даже единственный
день  промедления может  стать роковым. Будет лучше,  если  ты  оставишь ему
записку.
     -- Уезжать на ночь глядя? -- с сомнением заметил Ранд, и Лан кивнул.
     --  Получеловек  очень  скоро  сможет  обнаружить,  что мы  уехали. Нам
незачем облегчать ему задачу.
     Ранд возился с одеялами. До Тар Валона -- путь неблизкий.
     --  В  таком  случае...  В таком  случае  лучше я  пойду разыщу Мэта  и
Перрина.
     --  Я  сама займусь этим.  --  Морейн  проворно поднялась на  ноги и  с
неожиданно вновь обретенной энергией набросила свой плащ на плечи.
     Она положила  руку на  плечо юноше, и тот с огромным  трудом сдержался,
чтобы не отстраниться. Морейн не сжимала его плечо, но хватка была железная,
-- так палка с рогулиной надежно удерживает змею.
     --  Будет лучше,  если этот  разговор останется между нами.  Понимаешь?
Если кто-то из тех, кто нарисовал Драконий Клык на двери гостиницы, узнает о
наших планах, они могут доставить нам кучу неприятностей.
     -- Да, я понимаю. -- Ранд облегченно перевел дыхание,  когда она убрала
руку.
     --  Я попрошу миссис ал'Вир принести тебе поесть, -- Продолжила Морейн,
как бы не  замечая  его  реакции. --  Потом  тебе нужно поспать. Даже  после
отдыха тебе сегодня ночью предстоит тяжелая поездка.
     Дверь за  ними закрылась, и  Ранд остался стоять,  глядя  на  Тэма,  --
глядя, но ничего не видя. До самой этой минуты он не  осознавал, что Эмондов
Луг тоже  часть его души, как и сам он -- часть Эмондова  Луга. Он понял это
именно сейчас, потому что  чувствовал, как мучительно и больно расставание с
родной  деревней.  Его  ищет Пастырь  Ночи.  Это невозможно  --  он всего-то
фермер,  -- но пришли троллоки, и в одном Лан прав.  Ранд не может рисковать
деревней, понадеявшись на то, что Морейн ошибается. Он даже не  может никому
сказать, от Коплинов наверняка хлопот не оберешься, прослышь они хоть что-то
подобное. Ему придется поверить Айз Седай.
     -- Не разбуди его  ненароком,  --  сказала  миссис ал'Вир,  когда  мэр,
войдя, закрыл за собой и за женой дверь.
     От  покрытого   полотенцем   подноса,  который  она  держала  в  руках,
распространялись соблазнительные запахи Горячей еды. Миссис ал'Вир поставила
поднос  на сундук подле  стены,  затем решительно  потянула  Ранда прочь  от
кровати.
     --  Миссис  Морейн  сказала мне обо  всем,  что  тебе  нужно,  --  тихо
проговорила она, -- но среди ее указаний истощения у изголовья Тэма не было.
Я принесла тебе немножко поесть. Давай-ка, чтобы не остыло.
     -- По-моему,  не стоило ее так называть,  -- сварливо заметил Бран.  --
Правильнее бы Морейн Седай. Она могла рассердиться.
     Миссис ал'Вир любя шлепнула мужа по щеке.
     --  Предоставь  мне  беспокоиться  об  этом.  У нас  с нею  был  долгий
разговор. И говори потише. Если разбудишь  Тэма, то за  это  ответишь мне  и
Морейн Седай.  --  Она  подчеркнуто выделила голосом  титул  Морейн,  отчего
требование Брана стало чуть ли не смешным. --  Так, вы двое,  не путайтесь у
меня  под ногами. -- Нежно  улыбнувшись мужу,  миссис  ал'Вир  повернулась к
Тэму.
     Мастер ал'Вир расстроенно глянул на Ранда:
     --  Она -- Айз Седай. Половина женщин в деревне  ведут себя так, словно
она  из Круга  Женщин, а  оставшиеся -- словно она троллок. Ни одна из  них,
похоже, не понимает, что, когда рядом Айз  Седай, нужно быть осмотрительнее.
Мужчины  все время  на нее косятся,  но они-то хоть не делают ничего такого,
что может разозлить ее.
     Осмотрительнее, подумал Ранд. Слишком поздно быть осмотрительным.
     -- Мастер ал'Вир, -- медленно произнес  он, -- вы не знаете, на сколько
ферм напали?
     -- Пока я слышал,  что только на две, считая и  вашу. --  Мэр помолчал,
нахмурившись, затем пожал плечами:  --  Судя по  тому,  что здесь случилось,
это, наверное,  не  все. Будь  так, я бы  порадовался,  но...  Ладно, еще до
исхода дня мы, скорей всего, услышим и узнаем больше.
     Ранд вздохнул. Нет смысла спрашивать, чья была вторая ферма.
     -- Здесь, в  деревне, они... Я хочу сказать, ничего не было такого, что
подсказало бы, зачем они сюда пришли?
     -- Зачем,  мальчик? Не знаю, ради чего они заявились, может, просто для
того,  чтобы  убить всех нас. Все  было  так,  как  я рассказывал. Загавкали
собаки, а  Морейн Седай  и Лан бегали по улицам, затем кто-то  закричал, что
загорелся  дом мастера Лухана и кузница.  Запылал дом Абелла Коутона  -- это
странно; он же почти в центре деревни. Так или иначе, но троллоки были среди
нас, были  везде. Нет, не думаю, что  они пришли  за чем-то. --  Он  коротко
хохотнул и замолк, бросив опасливый взгляд на жену. Та  не отводила  взгляда
от  Тэма.  -- Сказать по  правде, -- продолжил  мастер  ал'Вир тихо, -- они,
кажется,   пришли  в  замешательство,  как  и  мы.  Сомневаюсь,  чтобы   они
обрадовались, обнаружив тут Айз Седай или Стража.
     -- Да уж вряд ли, -- ухмыльнулся Ранд.
     Если Морейн  сказала  правду об  этом,  то,  скорей всего,  правду  она
сказала  и  об остальном. Ранд  подумал было о том, чтобы спросить совета  у
мэра, но мастер ал'Вир явно знал об  Айз Седай не  намного больше, чем любой
другой в деревне. Кроме того, ему не очень хотелось рассказывать даже мэру о
том, что он знает,  --  о  том, что, происходит, по словам Морейн. Он не был
уверен, чего боится больше -- того, что его поднимут на смех, или того,  что
ему  поверят.  Юноша провел большим  пальцем по рукояти меча Тэма.  Его отец
побывал во внешнем мире; и он должен знать  об Айз Седай больше, чем мэр. Но
если Тэм на  самом деле бывал вне  Двуречья, тогда, быть может, его  слова в
Западном  Лесу...  Юноша  с  силой провел  руками  по  волосам, разгоняя эту
вереницу мыслей.
     -- Тебе нужно поспать, парень, -- сказал мэр.
     -- Да-да, нужно, -- присоединилась к нему миссис ал'Вир. -- Ты же почти
валишься с ног.
     Ранд удивленно уставился на нее. Он  даже не  заметил, когда она отошла
от его отца. Да, ему нужно поспать; и от этой мысли он зевнул.
     -- Можешь прилечь на  кровать в соседней комнате, -- сказал мэр. -- Там
уже камин разожгли.
     Ранд  посмотрел  на  отца. Тэм по-прежнему спал глубоким сном,  и юноша
снова зевнул.
     -- Я бы здесь остался, если не возражаете. Пока он не проснется.
     Решение этого вопроса мэр предоставил миссис ал'Вир: уход за больным --
ее дело. Она поколебалась и согласно кивнула.
     -- Но  ты  не  будешь  его  будить,  пусть он проснется  сам.  Если  ты
потревожишь его сон...
     Ранд попытался было сказать, что  будет выполнять  все ее распоряжения,
но  слова  потерялись в  очередном  зевке. Миссис ал'Вир  с улыбкой покачала
головой:
     -- Ты-то точно  уснешь  сразу  же. Если хочешь  остаться,  то подвинься
поближе к огню. И перед сном выпей немного говяжьего бульона.
     -- Обязательно, -- сказал Ранд. Он готов был согласиться со всем,  лишь
бы остаться в этой комнате. --И я не стану его будить.
     --  Да  уж,  прослежу, чтобы не  разбудил,  --  сказала  миссис  ал'Вир
твердым, но добродушным голосом. -- Я принесу тебе подушку и пару одеял.
     Когда в  конце концов дверь  за четой ал'Вир  закрылась, Ранд  подтащил
единственный в комнате  стул к кровати, поставив  его  так, чтобы можно было
смотреть на  Тэма, и устроился на нем. Миссис ал'Вир была права, говоря, что
ему надо вздремнуть, -- при каждом зевке у него трещали челюсти, -- но  пока
еще  засыпать ему  нельзя.  Тэм в  любую минуту может проснуться, и,  скорей
всего, ненадолго. Нужно подождать.
     Он морщился и вертелся на стуле, рассеянно отодвигая эфес меча подальше
от ребер.  Ранд постоянно возвращался к запрету Морейн что-либо рассказывать
кому бы то ни было, но, в  конце концов, это  же Тэм. Это...  Он  решительно
сжал челюсти. Мой отец. Моему отцу я могу рассказать все.
     Ранд  поерзал немного и откинул голову на  высокую спинку стула. Тэм --
его отец, и  никто не может  приказать ему говорить или не говорить со своим
отцом. Ему  просто нужно подождать и не заснуть, пока  не проснется Тэм. Ему
просто нужно...




     Ранд  бежал,  сердце  бешено  колотилось,  и  он  в смятении  оглядывал
окружающие  его  со всех  сторон голые  холмы.  В  эту  местность  весна  не
опоздала, -- сюда  она вообще никогда не приходила, да и не придет. Ничто не
росло  на  этой  промерзшей  земле,  хрустевшей  под сапогом,  лишь  кое-где
виднелись клочки  лишайника. Ранд  протиснулся  между валунов высотой в  два
человеческих  роста,  припорошенных  слоем пыли, словно  на них  никогда  не
падала  ни  единая капля  дождям Солнце -- распухший кроваво-красный  шар --
немилосердно палило, сильнее, чем в  самый жаркий  летний полдень;  его лучи
жгли глаза, оно словно застыло на  месте в опрокинутом  свинцово-сером котле
неба, где на  горизонте  клубились  и  перекатывались пронзительно-черные  и
серебристо-серые  облака.  Но   от  крутящегося  облачного   водоворота   не
чувствовалось даже самого  слабого  порыва ветра,  и,  несмотря на  зловещее
солнце, воздух обжигал зимним холодом.
     Ранд на бегу оглянулся через плечо, но преследователей своих не увидел.
Лишь унылые  холмы да черные зубья гор, над которыми курились плюмажи темных
дымов,  сливающихся вверху с беспорядочно крутящимися облаками. Хоть  погоню
он  и  не  заметил,  но  услышал  ее:  следом  несся  вой,  трубые,  азартно
улюлюкающие голоса, предвкушающие скорую кровавую развязку  вопли. Троллоки.
Все ближе, а силы на исходе.
     В  отчаянном  броске Ранд  вскарабкался на  вершину  острого,  как нож,
гребня горы и со стоном упал на  колени. Скальная стена тысячефутовым утесом
отвесно обрывалась в громадное ущелье. Бледная туманная дымка  окутывала дно
каньона, по ее плотно-серой поверхности пробегали мрачные волны, накатываясь
и разбиваясь об утес внизу, но гораздо медленнее, чем неторопливые океанские
валы.  На  мгновение  клубы  тумана  наливались   красным,  будто  под  ними
вспыхивали,  и угасали громадные  языки пламени. В невидимых глубинах долины
рокотал гром, в сумраке  высверкивали  молнии,  устремляясь порой  вверх,  к
небу.
     Но  не  сама  долина  отняла  у  Ранда   силы  и   наполнила  его  душу
безысходностью.  Из самой  середины  клубящихся Ларов вздымалась гора,  гора
выше  любой из Гор Тумана,  что он видел,  гора столь же мрачная, как потеря
всех  надежд. Именно этот черный  пик, кинжалом вонзившийся в  небеса,  стал
источником опустошенности и отчаяния.  Он  никогда не видел  ее  прежде,  но
узнал.  Воспоминание  о  ней ускользнуло  от  него, словно  ртуть,  едва  он
попытался ухватить его, но воспоминание  об этой горе было с  ним. Он  знал:
эта память -- с ним.
     Невидимые пальцы коснулись Ранда,  потянули за руки и за ноги,  пытаясь
утащить к горе. Тело дернулось, готовое подчиниться. Руки и ноги напряглись,
будто он мог впиться пальцами рук  и ног в камень.  Призрачные струны обвили
сердце, притягивая его, призывая к горному шпилю. Слезы заструились по лицу,
и  он осел на  землю. Он чувствовал,  как воля его вытекает,  словно вода из
дырявого  ведра. Еще  немного, и он  пошел бы на зов. Он повиновался бы ему,
сделал  бы так, как  приказывали. Внезапно он понял, что в нем осталось  еще
чувство -- гнев. Подталкивать  его, тянуть его, будто он овца, которую ведут
в загон?  Гнев свернулся тугим  клубком, и Ранд вцепился в него, как тонущий
хватается в наводнение за утлый плот.
     Служи мне,  прошелестел голос в безмолвии мыслей. Знакомый голос.  Ранд
был  уверен: прислушайся  он внимательней,  и он узнает его. Служи мне. Ранд
замотал головой, стараясь выбросить голос из головы. Он погрозил черной горе
кулаком. Служи мне!
     -- Да поглотит тебя Свет, Шай'итан!
     Внезапно запах смерти  окутал его. Над ним нависла выступившая из теней
фигура в плаще цвета запекшейся  крови, фигура с лицом... Он не хотел видеть
лица,  смотрящего на него. Он и думать не хотел об этом  лице. Самая мысль о
нем причиняла боль, превращая разум в горящие угли. Рука протянулась к нему.
Не думая о том, что может сорваться с  обрыва, он отпрянул в  сторону. Нужно
бежать. Как  можно  дальше.  Он  падал,  переворачиваясь  в воздухе, пытаясь
кричать, но для крика не хватало воздуха, воздуха не хватало ни на что.
     Внезапно голые холмы  исчезли,  он  больше  не  падал.  Жухлая  побитая
морозом трава  сминалась  под  сапогами;  она напоминала цветы.  Он чуть  не
рассмеялся, увидев растущие тут и там деревья и кусты без  единого  листика,
усеивающие холмистую равнину, что  окружала  его теперь. Позади в  отдалении
возвышалась одинокая гора, с обломанной и расщепленной вершиной, но от  этой
горы не веяло ни страхом, ни отчаянием. Простая гора, хотя здесь для  нее --
странное место: других гор поблизости не было.
     Возле горы протекала  широкая река,  на острове посреди реки раскинулся
город,  какой  мог  быть в сказаниях менестреля, город,  окруженный высокими
стенами, которые под  теплыми лучами солнца отливали белизной и серебром. Со
смешанным  чувством  облегчения и радости  Ранд направился к этим стенам, за
которыми -- он откуда-то знал -- обретет убежище и спокойствие души.
     Подойдя ближе к стенам, он различил устремившиеся  ввысь  башни, многие
из  них  соединялись между собой  чудными переходами,  висящими  в  воздухе.
Высокие арки  мостов перекинулись с берегов реки  к  городу на острове. Даже
издалека можно было разглядеть кружево каменной кладки пролетов этих мостов,
кажущихся чересчур изящными и хрупкими, чтобы противостоять напору бурлящего
под ними быстрого потока. За этими мостами -- убежище. Убежище!
     Вдруг морозный озноб пробежал по костям, холодный пот  выступил у Ранда
на  спине,  а  воздух вокруг  него  стал отдавать  сыростью и  зловонием. Не
оглянувшись,  он бросился  бежать,  бежать  от преследователя, чьи леденящие
пальцы задели его спину и дернули за плащ, бежать от поглощающей свет фигуры
с  лицом,  которое... Ему  не удавалось припомнить лица,  один лишь  ужас от
него. Он не хотел вспоминать это лицо. Он бежал, и земля мелькала у него под
ногами,  неровные холмы и  плоская равнина... ему захотелось  завыть бешеной
собакой. Чем  быстрее  старался  он бежать,  тем дальше  отодвигались  белые
сверкающие  стены и  убежище. Они становились все  меньше и  меньше, пока не
превратились в  бледное пятнышко на горизонте. Холодная рука  преследователя
ухватила Ранда за ворот. Если эти пальцы коснутся  его, то он сойдет с  ума.
Или хуже. Намного хуже.  И в тот же миг,  когда эта уверенность овладела им,
он споткнулся и рухнул...
     -- Неееееет! -- завопил он.
     ...И охнул,  когда булыжники мостовой вышибли из него дух. С изумлением
озираясь, он поднялся на ноги. Он стоял  на дороге, ведущей к одному из  тех
переброшенных  через реку  чудесных мостов. Мимо Ранда шли улыбающиеся люди,
люди, одетые в  такие  яркие одежды, что невольно  вспоминался цветущий луг.
Некоторые заговаривали  с  ним,  (но  он не понимал их, хотя слова  казались
знакомыми.  Лица были доброжелательны, и люди жестами  приглашали Ранда идти
вперед,  через  мост  со  сложным  каменным  узором,  вперед,  к  сияющим  с
серебристыми  проблесками  стенам  и  высящимся за  ними  башням.  Вперед, к
убежищу, что ждало его там.
     Он слился  с  толпой,  текущей  через  мост в город,  сквозь  массивные
ворота, врезанные в  высокие первозданно чистые стены. За стенами начиналась
страна  чудес,  где  самое  скромное здание  выглядело  дворцом.  Как  будто
строителям приказали взять камень, кирпич, черепицу, изразец и создать такую
красоту, от которой у смертного должно захватить  Дух.  На  любое здание, на
каждый памятник  нужно было смотреть широко раскрытыми от удивления глазами.
Музыка  плыла  по  улицам, сотня разных песен,  но все  они  объединялись  с
гомоном толпы  в  одну  величественную,  преисполненную  радости  и гармонии
мелодию.  Ароматы  нежных  благовоний, острых пряностей,  множества  цветов,
удивительных  кушаний струились в воздухе, -- здесь словно  были собраны все
самые приятные в мире запахи.
     Улица,  по  которой Ранд вошел в город,  -- широкая, вымощенная гладким
серым  камнем,  -- вела  его прямо  к  центру.  Впереди вырисовывалась самая
большая и  самая высокая  в этом городе башня -- ослепительно  белая,  будто
свежевыпавший снег. Эта башня  стояла там, где для Ранда было убежище, и она
олицетворяла собой знание, которое он искал.  Но  города этого Ранд не видел
раньше ни во  сне, ни  наяву. Разве будет  иметь какое-то  значение, если он
ненадолго задержится на пути к башне? Он  свернул в узкую улицу, где  давали
представление    жонглеры,   окруженные   уличными   торговцами,   наперебой
предлагающими неизвестные Ранду фрукты.
     Перед  ним, дальше  по  улице, стояла  белоснежная башня.  Та же  самая
башня. Чуть  помешкав, он свернул за угол.  В дальнем  конце этой улицы тоже
возвышалась  белая башня. Он упрямо повернул на другую улицу, еще на одну, и
всякий раз взор  его натыкался на белую, как  алебастр, башню. Ранд бросился
бежать прочь  от нее... и  застыл,  опешив. Перед  ним вновь  выросла  белая
башня. Он не решался оглянуться назад, опасаясь увидеть ее и там.
     Лица  вокруг юноши по-прежнему были дружелюбны, но на них лежала теперь
печать  разбитой надежды,  надежды, которую  разрушил  он.  По-прежнему люди
приглашали его  идти вперед  -- но умоляющими  жестами. Идти к  башне. В  их
глазах застыло крайнее отчаяние, и лишь он мог выполнить их просьбу, лишь он
мог спасти их.
     Очень хорошо, подумал он.  В  конце концов,  башня была там, куда  он и
хотел попасть.
     Едва Ранд сделал первый шаг, как разочарование покинуло окружающих и их
лица озарились улыбками. Они пошли вместе  с ним, и  маленькие  дети усыпали
его  путь  лепестками  цветов.  В замешательстве Ранд посмотрел через плечо,
чтобы выяснить, кому предназначены эти  цветы,  но позади  него были  только
радостно улыбающиеся люди, машущие ему руками. Должно быть, цветы для  меня,
подумал он и удивился, почему такая мысль вдруг не кажется ему необычной. Но
мимолетное удивление сразу же растаяло; все было так, как и должно быть.
     Сначала запел один человек, затем к нему присоединился другой, и вскоре
голоса всех зазвучали в  величественном  гимне. Ранд по-прежнему  не понимал
смысла слов, но множество переплетающихся  созвучий  провозглашали радость и
спасение. Музыканты  забавлялись в  текущей  вокруг толпе, присоединяя  свои
флейты, арфы, барабаны к всеобщему славословию, и все песни,  что  он слышал
раньше, сливались воедино без единой  фальшивой ноты. Вокруг Ранда танцевали
девушки, обвивая его  шею гирляндами из душистых цветов, осыпая цветами  его
плечи. Они улыбались  ему, их восторженность  росла с  каждым его шагом. Ему
оставалось  только  улыбаться в  ответ. Ноги  сами хотели кружиться  в  этом
танце, и едва  он  подумал  об этом, как начал танцевать,  причем так, будто
знал  все движения  с  детства.  Он запрокинул голову и засмеялся; ноги  его
ступали легче и  быстрее, чем  когда он  танцевал с... Он  не мог  вспомнить
имени, но оно и не казалось важным.
     Это твоя  судьба,  прошелестел  голос у  него в  голове,  и шепот нитью
вплелся в победный гимн.
     Толпа,  что несла  Ранда, словно  прутик на  гребне  волны, хлынула  на
гигантскую площадь в центре города, и сейчас он впервые разглядел, что белая
башня возвышается над огромным, бледного мрамора, дворцом, скорее изваянным,
чем   построенным,  с   гнутыми  стенами,   выпуклыми   куполами,  изящными,
устремленными  к  небу шпилями.  От  этого великолепия  Ранд в благоговейном
трепете затаил дыхание. Широкая лестница из первозданно чистого белого камня
вела от площади ко дворцу, и у подножия ступеней люди остановились, но песнь
их  зазвучала  еще  громче.  Голоса  нарастали, окрыляя  его.  Твоя  судьба,
прошептал голос, теперь настойчивый и энергичный.
     Он больше не танцевал, но и не остановился. Без  колебаний он взошел по
лестнице. Ему -- туда.
     На  верху  лестницы  перед  ним  предстали  массивные  двери,  покрытые
орнаментом в  виде завитков,  столь  сложным и искусным, что  ему невозможно
было представить  себе резец  такой тонкий, который  бы вырезал его. Створки
ворот распахнулись, и Ранд вошел. Ворота с гулким стуком, похожим  на раскат
грома, закрылись за ним.
     -- Мы ждали тебя, -- прошипел Мурддраал.

     Ранд  резко  сел прямо, вытянувшись  струной,  глотая  воздух  и дрожа,
тараща глаза.  Там  спал на  кровати. Понемногу  дыхание юноши  выровнялось.
Полусгоревшие  поленья  потрескивали   в  камине,  возле  каминного  прибора
аккуратная горка угля  -- кто-то побывал здесь, пока  он спал, и позаботился
об  этом.  На  полу,  у  его  ног,  лежало  одеяло:  оно сползло, когда Ранд
проснулся.  Исчезли  и изготовленные им на  скорую  руку  волокуши, у  двери
висели плащи, его и Тэма.
     Не  слишком  твердой  рукой  Ранд  утер  холодную  испарину  с  лица  и
задумался, не привлечет ли он внимание Темного, если назовет его по имени не
наяву, а во сне.
     За  окном  сгустились сумерки; высоко  в  небе висела  луна,  круглая и
толстобокая,  над Горами  Тумана зажглись вечерние звезды. Ранд проспал весь
день. Он потер ноющий бок. По-видимому, пока он спал, рукоять меча вдавилась
ему в  ребра.  Нечего  удивляться, что  ему  снились кошмары:  затекший бок,
пустой желудок, да еще и прошлая ночь.
     В  животе у Ранда  заурчало, он  поднялся, потянулся и подошел к столу,
где  миссис ал'Вир  оставила  поднос.  Юноша снял  белую салфетку.  Хотя  он
проспал  довольно долго, говяжий  бульон  не  остыл  и  хлебец  с  хрустящей
корочкой был  еще  теплым.  Здесь явно чувствовалась заботливая рука  миссис
ал'Вир -- она принесла  другой поднос. Раз она решила, что тебе нужно поесть
горячего, то не отступится, пока еда не окажется у тебя внутри.
     Ранд с жадностью глотнул немного бульона, положил на. ломоть хлеба мясо
и сыр,  накрыл  сверху еще одним куском хлеба и сунул все это в рот. Откусив
пару раз сколько смог, он вернулся к кровати.
     Похоже,  миссис  ал'Вир  не  обделила своим  вниманием  и Тэма.  Он был
раздет,  вычищенная одежда аккуратно сложена на прикроватном столике, одеяло
подтянуто к самому  его подбородку. Когда Ранд коснулся лба отца, Тэм открыл
глаза.
     -- Вот и ты, мальчик мой! Марин говорила, что ты здесь, но я даже сесть
не мог,  чтобы  взглянуть  На  тебя. Она сказала,  ты очень устал,  и, по ее
мнению, не стоит тебя будить только ради того, чтоб посмотреть на тебя. Даже
Брану переубедить  ее не под  силу, если она  вобьет себе что-то  в  голову.
Голос  Тэма  был  слаб,  но взгляд --  ясен и тверд. Айз Седай  была  права,
подумал Ранд. Отлежавшись, отец будет здоров, как и прежде.
     --  Может, тебе  принести чего-нибудь  перекусить?  Миссис  ал'Вир  тут
поднос оставила.
     --  Она  меня уже  накормила...  если  так можно сказать.  Хотелось  бы
чего-нибудь еще, одним бульоном сыт не будешь. Как не быть плохим снам, если
у человека один бульон в... -- Тэм неловко выпростал руку из-под покрывала и
прикоснулся к мечу на поясе у Ранда. -- Значит, это был  не сон. Когда Марин
сказала  мне, что я заболел, мне  подумалось,  что  я... Но  с тобой  все  в
порядке. Это самое главное. Что с фермой?
     Ранд глубоко вздохнул.
     -- Троллоки  перебили  овец.  Думаю,  и  корову они же  увели,  а  дому
требуется  большая уборка.  -- Он  выдавил  слабую  улыбку.  --  Нам повезло
больше, чем другим. Полдеревни сожжено.
     Ранд рассказал  Тэму  обо всем,  что случилось, или почти обо всем. Тэм
слушал  внимательно  и  задавал  точные  вопросы,  так  что  скоро  Ранд уже
рассказывал  о своем возвращении из  леса в  дом, на ферму, отсюда  недалеко
было и до  убитого им троллока. Ему пришлось рассказать  и о том, как Найнив
заявила,  что Тэм умирает,  -- чтобы объяснить, почему лечением  занялась не
Мудрая, а Айз  Седай. При этом  известии -- Айз  Седай в Эмондовом Лугу -- у
Тэма расширились глаза. Но Ранд не  счел необходимым  касаться  каждого шага
путешествия  с  фермы, или  своих страхов, или  Мурддраала  на дороге.  И уж
естественно,  он ни словом не обмолвился о своих кошмарах, привидевшихся ему
подле  постели отца.  Тем более  юноша  не видел никаких причин  упоминать о
бессвязном горячечном бреде. Не время. Правда, еще оставался рассказ Морейн:
избежать его было нельзя.
     -- Что ж,  такой рассказ  сделал бы честь  менестрелю, -- тихо произнес
Тэм, когда Ранд закончил свою  историю. -- Чего же  хотели троллоки  от вас,
ребята? Или сам Темный, да поможет нам Свет?
     --  По-твоему,  она лгала? Судя по  словам мастера ал'Вира, она сказала
правду: напали только  на две  фермы.  И про дом мастера  Лухана, и  про дом
мастера Коутона -- тоже правда.
     Минуту Тэм задумчиво молчал, потом произнес:
     -- Перескажи-ка мне,  что она говорила. Припомни в точности ее слова --
что она говорила.
     Ранд  постарался  вспомнить.  Кому  когда-либо  приходилось  вспоминать
точные слова, которые он слышал?  Ранд пожевал губами и  почесал затылок,  и
понемногу копание в памяти дало свои плоды.
     --  Больше мне ничего не приходит  на  память, -- закончил он.  -- Я не
совсем уверен, что она сказала именно так, но точнее вспомнить не могу.
     -- Годится. Все так, да? Видишь ли, парень, Айз Седай -- хитроумны. Они
не  лгут  тебе прямо в глаза,  но правда, которую говорят  Айз Седай,  -- не
всегда та правда, о которой ты думаешь. Будь с нею настороже.
     -- Я слышал сказания, -- с обидой ответил Ранд. -- Я не ребенок.
     --  Да,  ты  не ребенок,  конечно  же. --  Тэм тяжело  вздохнул,  потом
досадливо пожал  плечами.  --  Мне  бы  надо пойти вместе  с тобой. Мир  вне
Двуречья ничего общего не имеет с Эмондовым Лугом.
     Вот  и  настал удачный момент,  чтобы порасспросить Тэма  о том, как он
ушел из Двуречья, и обо всем прочем, но Ранд им не воспользовался. Наоборот,
он оторопел.
     --  Только и всего? Я думал,  ты попробуешь уговорить меня выкинуть эти
мысли  из головы.  Мне казалось, у  тебя найдется  сотня причин, чтобы  я не
уходил.
     Ранд понял:  в душе своей он лелеял надежду, что у Тэма будет эта сотня
причин, и причем убедительных.
     -- Может, и не сотня,  --  хмыкнул Тэм, --  но кое-какие причины  на ум
пришли. Если троллоки явились за тобой, то в Тар Валоне ты будешь целее, чем
где-нибудь тут. Только заруби себе на носу: будь осторожен. У Айз Седай свои
причины, чтобы  поступать так  или иначе,  и эти причины -- не всегда те,  о
которых думаешь ты.
     -- Менестрель что-то похожее говорил, -- медленно произнес Ранд.
     -- Значит, он знает,  о  чем  говорит. Слушай  чутко, думай крепко и не
распускай язык. Вот добрый совет для  любых дел вне Двуречья, но особенно --
с  Айз Седай. И со  Стражами. Сказать что-то Лану -- все равно  что  сказать
Морейн.  Коли он  Страж, то связан с нею узами, будь уверен, -- как и в том,
что этим утром взошло солнце, и нет у него такого секрета, который останется
тайной для нее.
     Ранд  мало что  знал об узах между Айз Седай  и Стражами, хотя  эти узы
играли важную роль во всех известных ему сказаниях  о Стражах. Что-то такое,
имеющее отношение  к  Силе, дар Стражу или, может, нечто  вроде  обмена. Как
утверждали  предания.   Стражи  получали   от  этого  всяческие  блага.  Они
выздоравливали  гораздо  быстрее, чем  другие  люди,  могли  намного  дольше
обходиться без сна, без воды и еды. По общему мнению, еще не видя троллоков,
они  могли  ощущать присутствие их,  окажись  те  поблизости,  как  и прочих
созданий Темного,  -- этим  объясняется  попытка  Лана и Морейн предупредить
деревню еще до троллочьего  нападения.  О том,  что приобретали  Айз  Седай,
сказания умалчивали,  но  Ранд ни на минуту не поверил бы, что они от  этого
ничего не имели.
     -- Я  буду  осторожен, --  сказал  Ранд. -- Просто хотелось бы знать, с
какой стати. Нет же никакого смысла. Почему я? Почему мы?
     -- Я тоже хотел бы знать, мальчик мой. Кровь и пепел, мне тоже хотелось
бы  это  знать.  -- Тэм тяжело  вздохнул. --  Ладно, что проку  в  стараниях
загнать  разбитое яйцо обратно  в скорлупу? Когда  тебе нужно уходить? Через
день-другой  я  встану  на ноги, и мы сможем подумать  о том,  чтобы завести
новое стадо. У Орена Доутри имеется хороший скот, которым он, может, захочет
поделиться, раз уж с выпасами туго, да и Джон Тэйн не откажет.
     --  Морейн... Айз  Седай  распорядилась, чтобы ты  оставался в постели.
Недели,  она  сказала. -- Тэм открыл было  рот, но Ранд продолжал:  -- И она
договорилась об этом с миссис ал'Вир.
     --  Гм. Что ж, может, я  сумею  переубедить  Марин. --  Особой надежды,
однако, в голосе Тэма не  слышалось. Он бросил на  Ранда  острый  взгляд. --
Судя по  тому,  как  ты постарался увильнуть от  ответа, уходить  тебе нужно
очень скоро. Завтра? Или сегодня вечером?
     -- Сегодня вечером, -- тихо произнес Ранд, а Тэм опечаленно кивнул:
     -- Да. Что  ж, если это должно быть сделано, то лучше не мешкать.  Ну а
насчет  "недель"  мы  еще  посмотрим.  --  Он  дернул  за  одеяло  больше  с
раздражением, чем с  силой. --  Наверное, через  несколько  дней все равно я
двинусь за тобой. Нагоню по дороге. Посмотрим, сумеет ли Марин удержать меня
в постели, когда я захочу встать.
     Раздался легкий стук в дверь, и в комнату сунул голову Лан.
     -- Быстрее прощайся, овечий пастух, и идем. Возможны неприятности.
     -- Неприятности? --  переспросил  Ранд,  и Лан  не  терпящим возражений
тоном рявкнул на него:
     -- Именно! Поторапливайся!
     Ранд  поспешно схватил плащ. Он стал  расстегивать  ремень меча, но Тэм
остановил его:
     -- Оставь себе. Тебе он наверняка  пригодится больше, чем мне,  а лучше
бы  -- будь  на то  воля  Света  --  никому  из нас. Будь осторожен, парень.
Слышишь?
     Не обращая внимания на непрекращающееся  ворчание Лана, Ранд наклонился
и крепко обнял Тэма.
     -- Я вернусь. Обещаю тебе!
     -- Конечно, вернешься, -- засмеялся Тэм. Он слабой рукой  прижал к себе
на прощание  Ранда и  похлопал его по спине напоследок. -- Я  знаю. К твоему
возвращению у  меня будет вдвое больше  овец, чтоб  тебе было  чем заняться.
Теперь иди, а не то этот приятель еще ненароком поранится.
     Ранд помедлил,  пытаясь  найти  слова, чтобы  спросить о том, о чем  не
хотел спрашивать, но Лан, не вытерпев ожидания, вошел в комнату, схватил его
за руку и выволок его в  коридор. Страж был облачен в  матово поблескивавшую
металлом рубаху  серо-зеленых чешуйчатых доспехов. Голос  Лана  срывался  от
гнева:
     -- Нам нужно торопиться! Тебе непонятно слово "неприятности"?
     В коридоре уже ждал Мэт, в плаще и куртке, с луком в руке. На поясе его
болтался колчан.  Мэт  беспокойно качался  на  пятках и поглядывал в сторону
лестницы. Во взгляде его читалось нетерпение пополам со страхом.
     --  Это не  очень-то похоже на  сказания,  а, Ранд? -- хриплым  голосом
произнес он.
     --  Что  за неприятности?  --  спросил  Ранд, но  вместо  ответа  Страж
устремился мимо него вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Мэт
рванул за ним, махнув Ранду рукой, чтобы он бежал следом.
     Пожав плечами под накинутым плащом, юноша догнал спутников внизу. Общая
зала  была  слабо  освещена;  половина  свечей уже  догорела,  большая часть
остальных  оплыли в  огарки. Кроме Лана, Мэта и Ранда, здесь никого не было.
Мэт стоял возле  одного из окон,  выходящих на Лужайку, выглядывая наружу, и
при этом, похоже,  старался, чтобы его не заметили. Лан чуть приоткрыл дверь
и через щель всматривался во двор гостиницы.
     Решив  узнать  причину  такого  внимания,  Ранд  подошел к  ним.  Страж
проворчал,  чтобы  он  поостерегся, но приоткрыл  дверь пошире,  чтобы  дать
возможность выглянуть и Ранду.
     Сначала тот  не совсем осознал увиденное. Толпа односельчан, около трех
дюжин,  окружила  сгоревший  остов  фургона  торговца,  ночь  отступила   от
нескольких пылающих факелов. Лицом к собравшимся и спиной к гостинице стояла
Морейн, с  нарочитой  небрежностью  опираясь  на жезл.  Впереди  толпы  Ранд
разглядел  троих: Хари  Коплина, его  братца  Дарла и Били  Конгара.  Там же
находился Кенн  Буйе, который, по всей видимости, чувствовал себя не в своей
тарелке.  Ранд был потрясен, увидев,  как  Хари  размахивает  кулаком  перед
Морейн.
     -- Убирайся из Эмондова Луга! -- кричал женщине угрюмолицый фермер.
     Несколько голосов  в  толпе поддержали  его, но не очень  решительно, и
вперед  никто  не полез. Очевидно,  в  толпе,  чувствуя  локоть другого, они
готовы  были выступить  против  Айз Седай, но выделяться  из толпы  никто не
спешил.  Никому  не  хотелось встать напротив Айз Седай,  у которой есть все
основания обижаться на них.
     --  Это ты  привела  чудовищ!  -- орал Дарл. Он  взмахнул  факелом  над
головой, и раздались нестройные выкрики "Ты привела их!" и "Это твоя вина!",
среди которых выделялся голос кузена Дарла -- Били.
     Хари ткнул локтем Венна Буйе, и старый кровельщик  поджал губы и бросил
на него косой взгляд.
     -- Эти твари... эти  троллоки не появлялись, пока не пришли вы, -- едва
слышно  промямлил Кенн. С мрачным видом он  покрутил головой  из  стороны  в
сторону,  как  бы желая  оказаться  где-нибудь  в  другом месте и  выискивая
подходящую дорогу.  -- Вы -- Айз Седай.  Нам в Двуречье никто из вас  и  вам
подобных даром не нужен! От Айз Седай одни беды, они их  на хвосте приносят.
Если вы останетесь, их будет еще больше.
     Речь  его  у  собравшихся  селян  отклика  не нашла,  и  Хари  выглядел
разочарованным и сердито хмурил брови. Вдруг он  выхватил  у Дарла  факел  и
вытянул его в сторону Морейн.
     -- Убирайся! -- заорал он. -- Или мы тебя сожжем!
     Повисла  гробовая тишина,  люди испуганно  попятились.  Народ Двуречья,
если на него нападали, мог дать  сдачи, но насилие вовсе не было в обычае, и
угрожать  людям  было  для двуреченцев  чуждо,  если  не считать  случайного
размахивания  кулаками.  Кенн  Буйе, Били Конгар и  Коплины остались впереди
односельчан одни. К тому же у Били был такой вид, будто он готов дать деру.
     Хари,  почувствовав  отсутствие  поддержки,  беспокойно  вздрогнул,  но
быстро оправился.
     -- Убирайся! -- выкрикнул он снова, ему вторил Дарл и едва слышно Били.
     Хари  свирепо  обернулся  к  остальным.  Большинство  отводили  глаза в
сторону.
     Неожиданно из теней  выступили Бран ал'Вир и Харал Лухан и остановились
в  стороне от  Айз Седай  и  от  толпы. В руке  мэр небрежно держал  большой
деревянный молоток, которым обычно вбивал краны в бочки.
     --   Тут  кто-то  предлагает  спалить   мою   гостиницу?  --  вкрадчиво
осведомился мастер ал'Вир.
     Оба, Коплина сделали шаг назад, а Кенн Буйе бочком отошел  от них. Били
Конгар юркнул в толпу.
     -- Нет,  -- быстро сказал Дарл. -- Мы этого никогда наговорили, Бран...
э-э-э, мэр. Бран кивнул.
     -- Тогда я, верно, слышал, как ты грозишь постояльцам моей гостиницы?
     -- Она -- Айз Седай! --  гневно начал Хари, но слова застряли у него  в
горле, когда шевельнулся Харал Лухан.
     Кузнец просто  потянулся,  вытянув  над  головой  руки,  сжав  огромные
кулачищи до  хруста в суставах, но  Хари смотрел на него так, словно один из
этих кулаков сунули ему под нос. Харал сложил руки на могучей груди.
     -- Прошу прощения, Хари. Я не хотел тебя перебивать. Что ты говоришь?
     Однако  Хари,  похоже,  вообще  утратил  всякое  желание  говорить,  он
ссутулился, опустил плечи, словно пытаясь сжаться и исчезнуть с глаз долой.
     --  Удивляюсь я вам,  люди! --  гневно  выпалил Бран. --  Пайт ал'Каар,
минувшей ночью у твоего парнишки  была сломана нога, но сегодня я видел, как
он ходил,  -- это ведь ее заслуга, разве  нет?  Эвард Кэндвин, ты валялся на
брюхе  с  разрубленной  спиной,  словно  выпотрошенная  рыба,  пока  она  не
возложила на тебя руки. А теперь все выглядит так, будто поранили тебя месяц
назад, и я не ошибусь, утверждая, что от твоей раны останется только шрам. А
ты, Кенн, -- кровельщик попытался скрыться  в толпе, но остановился, неловко
ежась  под пристальным  взглядом Брана, --  я был бы потрясен,  встретив тут
кого-то из Совета Деревни, Кенн, а уж тебя... Твоя рука до сих пор безвольно
болталась бы сбоку, вся в ожогах и ушибах, не будь здесь ее. Если у тебя нет
благодарности, то и стыда нет, так?
     Кенн приподнял было правую руку, потом сердито отвел от нее взгляд.
     -- Не стану отрицать того, что она сделала, -- заворчал он пристыженно.
-- Она помогла мне и другим, -- продолжал Кенн заискивающим тоном, -- но она
же Айз  Седай,  Бран. Если  эти троллоки пришли не из-за  нее, то почему они
вообще  пришли?  Мы, в Двуречье, не хотим иметь ничего общего  с  Айз Седай.
Пусть она вместе со своими неприятностями держится от нас подальше.
     Несколько  человек, предусмотрительно из глубины толпы, выкрикнули: "Не
надо нам Айз Седай  с их  неприятностями!",  "Прогнать ее!", "Прочь, выгнать
ее!", "Чего они пришли, если не из-за нее?"
     Лицо  Брана стало наливаться  гневом,  но он не успел сказать  и слова,
Морейн  неожиданно  подняла  вверх свой  резной жезл и  завертела  его двумя
руками над головой. Толпа  охнула,  вслед за ней и  Ранд,  когда из кончиков
крутящегося жезла ударило шипящее белое пламя -- словно огненные наконечники
копья.  Даже  Бран  и  Харал чуть  подались назад. Морейн  резким  движением
выбросила руки перед собой, держа  посох параллельно  земле, но бледные огни
по-прежнему пульсировали,  пылая ярче  факелов. Народ шарахнулся в  стороны,
заслоняя руками глаза, которым стало больно от яркого блеска.
     -- К чему  пришла кровь Аэмона?  -- Голос  Айз Седай не был громок,  но
перекрывал весь шум. --  Народец, что вздорно  спорит по пустякам  за  право
спрятаться,  подобно кроликам?  Вы  забыли,  кем вы были,  забыли, какими вы
были, а я надеялась, что осталась  какая-то малая  часть, какая-то  память в
вашей  крови и  плоти.  Какие-то крупицы, чтобы  закалить  вас  в преддверии
долгой ночи.
     Никто  не  произнес ни слова.  Оба  Коплина  выглядели  так, будто  они
никогда больше рта не раскроют.
     Бран произнес:
     -- Забыли,  кем  мы  были? Мы  --  те,  кем мы  всегда  и были. Честные
фермеры, пастухи, ремесленники. Народ Двуречья!
     -- На юге, -- сказала Морейн, -- лежит река, которую вы называете Белой
Рекой, однако далеко к  востоку  отсюда люди  зовут  ее  тем  названием, что
принадлежит ей по праву: Манетерендрелле.  На Древнем  Языке -- Воды Горного
Приюта. Искрящиеся воды,  что некогда  протекали  через  страну храбрости  и
красоты. Две тысячи лет назад струилась  Манетерендрелле  мимо стен города в
горах, столь  прекрасного, что каменщики огир приходили  любоваться на него.
Повсюду и в этой местности  были разбросаны фермы и деревни, и в той, что вы
зовете Лесом Теней, и дальше. Но все эти люди  считали себя  народом Горного
Приюта, народом Манетерен. Королем их был Аэмон ал Каар ал Торин, Аэмон, сын
Каара, сына  Торина,  а Элдрин  ай Эллан ай  Карлан  -- была  его Королевой.
Аэмон,  муж столь бесстрашный,  что  величайшей  похвалой за храбрость, даже
среди его врагов, было сказать, что у  человека сердце Аэмона. Элдрин, столь
прекрасная,  что,  как   рассказывали,   цветы  раскрывали  лепестки,  чтобы
заслужить  ее  улыбку. Смелость и красота, мудрость  и  любовь, которых даже
смерти не разлучить. Оплачьте, если у вас есть сердце,  То, что они погибли,
то, что исчезла сама память о них. Оплачьте  то, что  пресекся их род. Потом
Морейн умолкла,  но никто не заговорил. Ранд, как и  все, целиком подпал под
власть  чар Морейн.  Когда она вновь заговорила,  он, как и остальные, жадно
вслушивался в каждое слово.
     --  Около  двух столетий Троллоковы Войны  опустошали мир, и, где бы ни
кипела битва,  стяг  с Красным  Орлом, знамя Манетерен,  реял  в  самой гуще
сражения. Воины Манетерен  были занозой в ступне Темного  и куманикой  в его
руках.  Пойте о Манетерен,  что никогда не  склонялась  перед Тенью. Пойте о
Манетерен, меч которой нельзя было сломать.
     Они  были далеко, воины  Манетерен, на Поле  Беккар,  прозванном  Полем
Крови,  когда пришло известие о том. что армия троллоков  идет на их родину.
Слишком далеко,  чтобы  сделать что-нибудь, кроме  как ждать вестей о гибели
родной страны, ибо  войска Темного намеревались  покончить  с нею. Сокрушить
могучий дуб, обрубив его корни. Слишком  далеко, чтобы  сделать  что-нибудь,
оставалось только скорбеть. Но они были народом Горного Приюта.
     Без колебаний, без раздумий о расстоянии, которое нужно преодолеть, они
двинулись маршем, с того самого поля победы, все еще покрытые пылью, потом и
кровью. День и ночь  шли они,  ибо  видели ужас, оставленный повсюду  армией
троллоков,  и никто  из  них не мог  уснуть, пока  такая  опасность  грозила
Манетерен. Они шли,  будто  ноги их обрели крылья, шли дальше и быстрее, чем
могли надеяться друзья или чем могли опасаться враги. В  другие дни об одном
лишь этом  походе слагали бы песни. Когда армии Темного устремились на земли
Манетерен, перед  ними стояли  воины Горного Приюта,  за  спиной у  них была
Тарендрелле.
     Кое-кто из жителей деревни  одобрительно зашумел, но Морейн  продолжала
говорить, будто не слыша их:
     -- Полчище,  вставшее  перед Манетерен,  могло  своим  числом устрашить
самое храброе  сердце.  Небо  было  черно  от  воронов;  земля  почернела от
троллоков. От троллоков и их союзников-людей. Троллоки и Приспешники Тьмы, в
десятках  десятков  тысяч  под  командованием  Повелителей Ужаса.  Ночью  их
походных  костров  было  больше,  чем  звезд  в  небе,  а  с  рассветом  над
троллоковыми  армиями  взметнулось  знамя  Ба'алзамона.  Ба'алзамон,  Сердце
Мрака. Древнее имя Отца Лжи. Темный  не мог освободиться из своего узилища в
Шайол  Гул, ибо,  будь  он со своими воинством,  никакие объединенные войска
рода людского не выстояли бы против него, но мощь его была здесь. Повелители
Ужаса  и  некое  зло,  что  установило  это  знамя,  от которого мерк  свет,
казалось, дополняли  одни  другое,  и холод заползал в души людей,  стоявших
лицом к лицу с ними.
     Однако  они  знали, что должны делать.  Их  родная  страна была  совсем
рядом,  за рекой. Они должны удержать это полчище и ту силу, что  явилась  с
ним, не пустить их в Горный  Приют. Аэмон  разослал  вестников. Была обещана
помощь, если им удастся выстоять у Тарендрелле не меньше трех дней.
     Три дня сдерживать врага,  который мог сокрушить их в первый же час. Но
каким-то   образом,  отразив  кровавую  атаку  и  отчаянно  обороняясь,  они
держались час, другой,  третий.  Три дня они сражались,  и  хотя  земля была
залита  кровью,  будто  на бойне, враг  не  захватил  ни единой переправы. К
исходу третьей ночи помощь не пришла" не явились и вестники, и сражались они
одни. Шесть дней. Семь. И на десятый день Аэмон познал горечь предательства.
Не пришло никаких подкреплений, и  дольше оборонять переправы через реку его
поредевшее войско не могло.
     --  Что же  они  сделали?  --  спросил  Хари. Свет факелов  дрожал  под
холодным ночным ветерком, но никто не думал плотнее закутаться в плащи.
     -- Аэмон переправился через Тарендрелле, -- сказала Морейн, -- разрушив
за собой переправы. И по всей стране он разослал весть, чтобы люди спасались
бегством, поскольку понимал: те силы,  что  идут с троллоковой ордой, найдут
способ  переправиться  через  реку.  Уже  когда  сообщения  были отправлены,
началась  переправа троллоков,  и  солдаты  Манетерен вновь вступили в  бой,
ценою своих жизней покупая те часы,  которые дали бы возможность спастись их
народу.  В городе Манетерен Элдрин отправляла свой народ  в лесные дебри и в
горные крепости.
     Но  некоторые не бежали. Сначала тонким ручейком,  потом бурным потоком
шли люди, но не прятаться,  а чтобы присоединиться к армии,  сражающейся  за
родной край. Пастухи с  луками, фермеры с вилами, дровосеки с топорами.  Шли
женщины, взвалив  на  плечи то оружие, которое смогли отыскать, шагали бок о
бок со своими  мужьями. Среди  тех,  кто отправился  в этот путь, не было ни
одного, кто бы не знал, что вернуться ему не суждено. Но это была их страна.
Это была земля их отцов, и она должна была стать землей их детей, и  они шли
платить за нее дорогой ценой. Ни  пяди  земли  они не уступали,  пока она не
пропитывалась кровью, но в конце концов армию Манетерен оттеснили, оттеснили
вот сюда, к  этому  месту,  что  вы зовете  Эмондовым  Лугом. И  здесь  орды
троллоков окружили их.
     В голосе Морейн слышались сдерживаемые холодные слезы.
     -- Мертвые троллоки и тела людей-предателей  громоздились курганами, но
все новые лезли и лезли через эти груды волнами смерти, и не  было им конца.
Конец мог быть только один. Ни один мужчина, ни одна женщина, что стояли под
знаменем  Красного Орла на заре  того дня, не дожили  до прихода ночи.  Меч,
который нельзя было сломать, был разбит вдребезги.
     В Горах Тумана, оставшись  одна в  опустевшем городе  Манетерен, Элдрин
почувствовала  гибель  Аэмона, и  сердце ее умерло  вместе с ним.  Там,  где
раньше было сердце, осталась лишь жажда мести,  мести за  свою любовь, мести
за свой народ и за свою страну.  В горе она потянулась к Истинному Источнику
и обрушила на троллоково  воинство Единую Силу. И тут же  погибли Повелители
Ужаса,  где бы они ни находились: на своих тайных советах  или в рядах своих
солдат, которых  они вели  в бой.  В  мгновение  ока  были  объяты  пламенем
Повелители Ужаса и генералы  полчищ Темного.  Огонь пожрал их  тела, и  ужас
охватил их только что победившее войско.
     Теперь  бежали  они,  словно  звери, спасающиеся  от  быстрого  лесного
пожара, не думая ни о чем, кроме бегства. На север и юг бежали они. Тысячами
тонули,  пытаясь  переправиться  через  Тарендрелле  без помощи  Повелителей
Ужаса;  в страхе  перед тем, что  преследовало их, они  сносили мосты  через
Манете-рендрелле. Там, где они обнаруживали людей, они  убивали  и  жгли, но
ими владела одна мысль -- бежать. И  они  бежали, пока наконец ни одного  из
них не осталось в землях Манетерен. Они рассеялись, словно пыль под натиском
урагана. Возмездие настигло всех, пусть и  запоздав, когда их преследовали и
убивали другие народы, другие армии в других странах. Из тех, кто участвовал
в резне на Аэмоновом Лугу, в живых не остался ни один.
     Но для  Манетерен цена оказалась высока. Элдрин  пропустила  через себя
Единой Силы  больше,  чем мог  бы справиться без  посторонней  помощи  любой
человек.  Едва пали  вражеские  генералы, погибла  и она,  и  пламя, которое
поглотило  ее,  поглотило  и  покинутый город  Манетерен,  даже  камни  его,
проникнув до нынешних горных утесов. Однако народ был спасен.
     Ничего  не  осталось от их ферм, от их деревень, от их великого города.
Кто-то мог бы сказать, что им не оставалось ничего, ничего, кроме как уйти в
другие  страны, где и начать все заново. Но не они. Такой ценой -- кровью  и
надеждами  на будущее -- заплатили они за свою землю, ценой, которой никогда
не платили раньше, и теперь были связаны с  этой землей узами крепче  стали.
Другие войны  разрушительно проносились  над миром в грядущих годах,  пока в
конце  концов  их  уголок мира не был  забыт  и пока наконец они не забыли о
войнах  и о  том,  как воевать.  Никогда более не возвысился  Манетерен. Его
взметнувшиеся ввысь шпили и плещущие фонтаны превратились в грезы, понемногу
стираясь из памяти народа. Но они, и дети их,  и дети их Детей держались  за
землю,  что  принадлежала им. Они держались  за  нее и  тогда,  когда долгие
столетия стерли  из  воспоминаний  причины  этого. Они держались за  нее  до
нынешних пор, до сегодняшнего дня, и они -- это  вы. Так оплачьте Манетерен.
Оплачьте то, что потеряно навеки!
     Огни  на  посохе Морейн  замерцали и погасли, и она  опустила  его так,
будто он весил добрую  сотню фунтов. Долгое время слышался лишь стон  ветра.
Затем мимо Коплинов протолкался вперед Пайт ал'Каар.
     --  Как-то  я  в  толк не возьму  ваш рассказ, --  произнес длиннолицый
фермер.  -- Я  не заноза  в ноге у  Темного, да и  не  буду  ею  никогда. Но
благодаря вам мой  Вил  может ходить, и  потому мне стыдно,  что я здесь. Не
знаю,  простите  ли вы меня, но,  захотите вы  того или  нет, я буду просить
прощения.  По  мне  --  так оставайтесь  вы  в  Эмондовом  Лугу  сколько вам
захочется.
     Быстро наклонив  голову,  почти  поклонившись, он  протолкался  обратно
через толпу. Тогда и прочие робко стали  бормотать извинения, стыдливо пряча
глаза и торопливо исчезая один за другим. Коплины, с кислыми, злыми лицами и
хмурясь еще  больше, поозирались  вокруг и растворились в  ночи без  единого
слова. Били Конгар успел уже испариться раньше, опередив своих кузенов.
     Лан потянул Ранда за куртку и закрыл дверь.
     --  Идем, парень.  -- Страж  направился  в  заднюю  часть гостиницы. --
Ступайте сюда, оба. Живее!
     Ранд   помедлил,   удивленно  переглянувшись   с  Мэтом.  Пока   Морейн
рассказывала  о прошлом, даже дхурраны мастера ал'Вира не оттащили бы его от
двери,  но  сейчас  нечто иное удерживало его на месте:  вот  оно, настоящее
начало,  -- выйти  из  гостиницы и отправиться  за  Стражем в  ночь...  Ранд
встряхнулся и постарался укрепиться в своем решении. Иного выбора, кроме как
уйти, у него нет, но он должен обязательно вернуться в Эмондов Луг, каким бы
далеким и долгим ни оказалось предстоящее ему путешествие.
     -- Чего ждете? -- спросил Лан, стоя в задних дверях, ведущих во двор из
общей залы. Вздрогнув, Мэт заспешил к нему.
     Пытаясь убедить себя  в том, что он на пороге грандиозного приключения,
Ранд направился вслед за Ланом и Мэтом через темную кухню во двор конюшни.




     Единственный  фонарь  с  полуприкрытыми  заслонками  свисал  с  гвоздя,
вбитого в опорный столб конюшни. Тусклый свет оставлял большую часть стойл в
глубоком  сумраке. Когда Ранд вошел в  конюшню со  двора, почти наступая  на
пятки Мэту и Стражу, Перрин, сидевший привалившись  спиной к дверце  стойла,
вскочил на ноги, зашуршав соломой. Тяжелый  плащ свисал с плеч, скрывая  всю
его крупную фигуру.
     Лан чуть приостановился, чтобы спросить:
     -- Ты посмотрел, где я сказал, кузнец?
     -- Я проверил, -- отозвался  Перрин. -- Кроме нас, здесь никого нет.  С
чего бы кому-то прятаться...
     --  Осторожность  и долгая жизнь идут  рука об руку,  кузнец. --  Страж
окинул  взглядом погруженную  в  тени конюшню  и  поднял глаза  к  еще более
глубоким   теням  сеновала,  потом   качнул  головой.  --  Нет  времени,  --
пробормотал он, похоже, споря с собой. -- Она сказала "поторопиться".
     И  словно  подкрепляя свои слова, он, широко шагая, прошел под фонарь к
пяти  привязанным  лошадям, уже  взнузданным  и оседланным. Двух  -- черного
жеребца и белую кобылу  -- Ранд уже видел раньше. Другие, если и не такие же
высокие  и  холеные,  несомненно,  производили  впечатление  лучших  из  тех
лошадей,  что могло предложить Двуречье. Быстро, но  тщательно Лан  принялся
проверять  сбрую  и  подпруги,  кожаные  ремешки,  которыми  были  привязаны
переметные сумы, бурдюки и скатки одеял позади седел.
     Ранд  неуверенно  улыбнулся  своим  друзьям,  изо  всех   сил  стараясь
выглядеть так, будто горит желанием отправиться в путь.
     Мэт, только сейчас заметив меч на поясе Ранда, ткнул в него пальцем.
     --  Решил податься в  Стражи?  -- Он засмеялся, потом, глянув на  Лана,
осекся.  Страж,  видимо, не  обратил  на  эти слова  внимания. --  Или  же в
купеческую охрану? -- продолжил Мэт с  ухмылкой,  которая, правда,  казалась
несколько  натянутой.  Он  взвесил  на  руке  свой  лук.  -- Оружие честного
человека тебе не очень-то подходит, да?
     О  том, чтобы похвастаться мечом, нарочито выставив  его напоказ, Ранд,
признаться,  подумывал, но присутствие  Лана остановило его.  В  его сторону
Страж и не глядел, но юноша был уверен, что тот замечает все вокруг. Поэтому
Ранд с преувеличенной небрежностью сказал:
     -- Он может оказаться полезным, -- словно  бы носить меч -- дело вполне
заурядное.
     Зашевелился Перрин, стараясь  что-то  скрыть под складками  плаща. Ранд
мельком  увидел  широкий  кожаный ремень  на поясе  подмастерья  кузнеца:  в
кожаную петлю на ремне была продета рукоять топора.
     -- Что это у тебя там? -- спросил он.
     -- Точно в купеческую охрану собрался. -- присвистнул Мэт.
     Лохматый парень так глянул на Мэта из-под насупленных бровей, что стало
понятно: шуточками  он  уже сыт  по  горло; затем  Перрин тяжело  вздохнул и
откинул полу плаща, демонстрируя топор. Тот не походил на обычный инструмент
лесоруба. Весь его вид  -- широкое,  полумесяцем, лезвие и  изогнутый шип на
обухе  -- делали  этот топор для Двуречья  вещью столь же  чуждой, как и меч
Ранда. Однако ладонь Перрина лежала на нем привычно.
     --  Мастер  Лухан сделал  его  года  два  назад  для  охранника  купца,
закупавшего шерсть. Но когда  работа  была закончена,  этот  тип не  захотел
платить оговоренную плату, а на меньшую мастер  Лухан  не соглашался. Он мне
его  отдал, когда  -- он кашлянул, потом  стрельнул  в  Ранда  тем же  самым
предостерегающим хмурым  взглядом,  каким  раньше одарил  Мэта,  -- ...когда
застал меня упражняющимся с ним. Он сказал, что я могу взять его, пока он не
решит сделать из него что-нибудь полезное.
     -- Упражняющимся, -- тихо заржал  Мэт, но, когда Перрин поднял  голову,
успокаивающе выставил вперед ладони. -- Ну ладно, ладно! Как ты  сам сказал.
Можно подумать, кто-то из нас знает, как обращаться с настоящим оружием.
     --  Вот этот лук --  настоящее  оружие, --  вдруг раздался  голос Лана.
Опираясь рукой на  седло своего высокого  вороного,  он  серьезно смотрел на
парней. -- Как  и те пращи, что  я видел у  деревенских  ребятишек. Хотя  вы
никогда и  не пользовались ими иначе,  как  для охоты на кроликов или  чтобы
отгонять волков  от овец,  они не перестают  быть оружием.  Все  может стать
оружием,  если у мужчины  или у женщины, которые  держат  его в руках,  есть
самообладание и желание пустить его в ход. Если хотите доехать до Тар Валона
живыми,  выкиньте  из  головы троллоков, она должна быть абсолютно пустой до
тех пор, пока мы не выедем из Двуречья, из Эмондова Луга.
     Лицо и голос Лана,  холодные,  как  смерть, и безжалостные, точно грубо
высеченное  надгробье,  стерли улыбки и оборвали треп.  Перрин поморщился и,
пряча топор,  натянул плащ.  Мэт уставился себе под  ноги и  принялся носком
сапога ворошить солому на полу конюшни. Страж хмыкнул и вновь занялся  своим
делом. Молчание затягивалось.
     -- Все это не очень-то похоже на сказания, -- вымолвил наконец Мэт.
     -- Не знаю,  --  угрюмо заметил Перрин.  -- Троллоки, Страж, Айз Седай.
Чего еще тебе надо?
     --  Айз  Седай, --  прошептал  Мэт  таким тоном, будто  ему сразу стало
холодно.
     --  Ты  ей веришь, Ранд? -- спросил  Перрин. --  То есть  я о том,  что
троллокам нужны мы?
     Втроем,  как  один, они  взглянули на  Стража. Лан, казалось, был занят
только  седельной  подпругой белой кобылы,  но  друзья отступили  поближе  к
воротам  конюшни,  подальше  от  него. Даже после  этого они  встали  тесным
кружком и заговорили вполголоса.
     Ранд покачал головой.
     -- Не  знаю, что и сказать, но  она говорила  правду:  напали только на
наши фермы. И  здесь, в  деревне, вначале напали на дом мастера Лухана и  на
кузницу. Я спрашивал у мэра. Столь же легко  поверить  в то, что они явились
за нашими головами, как и в любое другое, что я могу придумать.
     Внезапно Ранд понял, что оба его друга смотрят на  него, широко раскрыв
глаза.
     --  Ты  спрашивал  у мэра?  -- недоверчиво  произнес Мэт. -- Она велела
никому не говорить.
     -- Я ему и не  говорил, почему спрашиваю, -- возразил  Ранд. -- Вы что,
хотите сказать,  вообще ни  с кем  нельзя разговаривать? Вы никому  не  дали
знать, что уходите?
     Перрин пожал плечами и оправдывающимся тоном произнес:
     -- Морейн Седай сказала -- никому.
     --  Мы  записки оставили, --  сказал  Мэт.  -- Родным. Утром их найдут.
Ранд,  да  моя  мать считает, что  Тар Валон -- нечто совсем близкое к Шайол
Гул.  --  Он  хохотнул,  показывая,  что  не  разделяет этого  мнения.  Смех
прозвучал  не очень убедительно.  --  Она бы меня в подвал заперла, если  бы
решила, что мне только мысль такая взбрела в голову.
     -- Мастер Лухан упрям, как камень, -- добавил Перрин, -- а миссис Лухан
и  того пуще. Если б вы видели, как она роется  в том, что осталось от дома,
приговаривая, мол,  пусть  только троллоки вернутся,  она  им  такую  трепку
задаст...
     -- Пусть я сгорю. Ранд, -- сказал Мэт, -- да, я знаю, она -- Айз  Седай
и  все такое  прочее,  но  троллоки на самом деле здесь были. Она  приказала
никому не говорить. Если уж Айз Седай не знает,  как поступить верно, то кто
знает?
     --  Я  не знаю. --  Ранд  потер  лоб.  Болела голова  -- ему  никак  не
удавалось выбросить  из головы тот  сон.  -- Мой  отец  ей верит. По крайней
мере, он согласен с тем, что нам нужно уходить.
     Неожиданно в дверях появилась Морейн.
     -- Ты разговаривал со своим отцом  об этом? -- С головы до пят она была
облачена в  темно-серое, юбка с разрезом для  езды  верхом,  и  единственным
золотым украшением на ней сейчас было кольцо со змеем.
     Ранд посмотрел на ее  жезл -- пламя, что он видел, не  оставило никаких
следов, даже пятен копоти.
     -- Я не мог уйти, не сообщив об этом отцу.
     Она  на мгновение задержала на  Ранде свой взгляд,  поджала губы, потом
повернулась к другим.
     -- И вы тоже решили, что одной записки не будет достаточно?
     Мэт  и Перрин  заговорили,  перебивая  друг друга,  уверяя ее,  что они
только оставили записки, именно  так, как она сказала. Кивнув, Морейн жестом
заставила их замолчать и пристальным взглядом пронзила Ранда.
     -- Что сделано, то уже вплетено в Узор. Лан?
     --  Лошади готовы, --  сказал Страж, -- и  у  нас  достаточно провизии,
чтобы достичь Байрлона, и еще останется. Мы можем выступать  в любой момент.
Предлагаю прямо сейчас.
     -- Но не без  меня! -- В  конюшню проскользнула Эгвейн,  сжимая в руках
узелок. От удивления и неожиданности Ранд чуть не упал на месте.
     Меч Лана наполовину уже покинул ножны, когда  Страж увидел,  кто это, и
глаза его внезапно потускнели. Перрин и Мэт  залепетали, что никто из них не
рассказывал  Эгвейн  об  уходе. Айз  Седай их  уверений не слушала, а просто
смотрела на Эгвейн, задумчиво постукивая пальцем по губам.
     Капюшон темно-коричневого плаща Эгвейн надвинула, но он не скрывал того
вызывающего взгляда, которым она дерзко ответила Морейн.
     -- У меня все с собой. И  еда тоже. И я  тут не останусь. Скорей всего,
другой  возможности  повидать  мир  вне  Двуречья  мне  больше   никогда  не
подвернется.
     -- Это тебе  не поездка на пикник в  Мокрый Лес, Эгвейн, -- ухмыльнулся
Мэт. А когда девушка глянула из-под опущенных бровей, он шагнул назад.
     -- Спасибо, Мэт. Вот  уж не  знала. По-твоему, только вам троим хочется
посмотреть, что там, во внешнем мире? Я  мечтала об этом не меньше  твоего и
не намерена упускать этот случай.
     --  Как ты узнала, что  мы уходим? -- спросил  Ранд. -- Все  равно тебе
нельзя идти с нами. Мы же уезжаем не ради забавы. За нами охотятся троллоки.
     Эгвейн  укоризненно посмотрела  на него, и Ранд вспыхнул и  выпрямился,
кипя от негодования.
     -- Во-первых, -- с бесконечным  терпением сказала она ему, -- я увидела
крадущегося Мэта,  который  изо всех сил  старался,  чтобы его  не заметили.
Потом  я  увидела,  как  Перрин  пытался спрятать  под плащом  этот  нелепый
громадный топор. Я  знала, что Лан купил лошадь,  и  мне вдруг пришло на  ум
полюбопытствовать, зачем ему понадобилась еще  одна. И раз уж он купил одну,
почему  бы  ему  не купить  и другую? Сложив еще и Мэта  с Перрином, которые
шныряли вокруг,  похожие на телят,  прикидывающихся  лисами... ну, я увидела
лишь  один  ответ. Не  знаю, удивилась  я или  нет, Ранд, застав тебя здесь,
после всех  ваших  разговоров о своих мечтах. Раз в  этом замешаны  и Мэт, и
Перрин, мне, наверное, надо было понять, что и ты от них не отстанешь.
     -- Я должен идти, Эгвейн,  --  сказал  Ранд. --  Все  мы должны,  иначе
троллоки вернутся.
     -- Троллоки! -- недоверчиво  засмеялась Эгвейн. -- Ранд, если ты  решил
посмотреть  кусочек мира, это замечательно, но,  пожалуйста,  избавь меня от
своих дурацких россказней.
     -- Это правда, -- сказал Перрин, а Мэт начал было:
     -- Троллоки...
     --  Довольно,  --  произнесла  Морейн   негромко,,   но   беседа  мигом
оборвалась, словно ее ножом обрезало. -- Кто-нибудь еще заметил все это?  --
Голос  Морейн  был тихим, но Эгвейн  сглотнула  комок в горле и выпрямилась,
прежде чем ответить.
     --  Со вчерашней  ночи все только  и  думают  о  том, чтобы отстроиться
заново  и тому  подобное,  и что  делать,  если случившееся  повторится. Они
ничего не увидят, если только им под нос не  сунут. И я никому не говорила о
своих подозрениях. Ни единой живой душе.
     --  Очень  хорошо,  --  сказала  Морейн  через  минуту.  --  Ты  можешь
отправиться с нами.
     Выражение крайнего изумления промелькнуло на лице Лана.  Только на миг,
потом оно вновь стало внешне спокойным, но с уст Стража уже сорвались слова,
звеневшие от ярости:
     -- Нет, Морейн!
     -- Теперь это часть Узора, Лан.
     --  Это нелепо!  --  возразил он.  -- Нет ни  одной  причины, чтобы она
отправлялась с нами, и есть тысяча причин против этого.
     -- Для этого есть причина, -- холодно ответила  Морейн. -- Часть Узора,
Лан.
     На каменном лице Стража не отразилось ничего, но он медленно кивнул.
     -- Но, Эгвейн, -- сказал Ранд, -- за нами будут  гнаться троллоки. Пока
не окажемся в Тар Валоне, нам грозит опасность.
     -- Не пытайся меня запугать, я не откажусь, -- ответила она. -- Я еду.
     Ранду был знаком этот тон.  Его он не слышал  с тех пор, как она решила
однажды, что лазить по самым высоким деревьям -- дело в самый раз для детей,
но Ранд хорошо помнил эти нотки.
     -- Если, по-твоему,  забавно, когда  за тобой  гонятся  троллоки...  --
начал было он, однако Морейн не дала договорить.
     -- На  разговоры у нас нет времени. К рассвету  нам надо быть как можно
дальше отсюда.  Если  она  останется здесь, Ранд,  то поднимет  на  ноги всю
деревню,  не  успеем  мы  и  мили  проскакать,   и  это  наверняка  послужит
предупреждением для Мурддраала.
     -- Я бы этого не сделала, -- запротестовала Эгвейн.
     -- Она может  ехать  на  лошади  менестреля,  -- сказал Страж..-- Я ему
оставлю достаточно, чтобы он мог купить другую.
     -- Ну, это вряд ли получится, -- донесся с сеновала хорошо поставленный
голос Тома Меррилина. На сей раз меч Лана  вылетел  из ножен, и Страж, когда
поднял взгляд на менестреля, оружия не убрал.
     Том скинул вниз скатанное одеяло, затем забросил на спину флейту и арфу
в футлярах, а через плечо повесил переметные сумы.
     -- В этой деревне мне  теперь делать нечего, а с  другой стороны, в Тар
Валоне  я  представления ни  разу  не  давал. И  хотя  обычно  я предпочитаю
путешествовать  в  одиночку,  после  вчерашней  ночи  у   меня  нет  никаких
возражений против того, чтобы отправиться в путь в компании.
     Страж придавил Перрина суровым взглядом, и тот опасливо поежился.
     --  На  сеновал  я  и  не подумал  заглянуть,  -- пробормотал он.  Пока
долговязый  менестрель спускался  с  сеновала  по  приставной  лестнице, Лан
спросил подчеркнуто церемонно:
     -- Это тоже часть Узора, Морейн Седай?
     -- Все -- часть  Узора, мой старый  друг,  -- мягко ответила Морейн. --
Нам нельзя быть привередливыми. Но посмотрим.
     Том ступил на пол конюшни и повернулся от лестницы, стряхивая солому со
своего лоскутного плаща.
     --  Положительно, --  произнес он  спокойно,  --  я  требую, чтобы меня
приняли  в компанию. Много  часов я провел над  бессчетными кружками  зля  в
раздумьях о том, как окончу свои дни. Котла троллоков в моих планах не было.
-- Он искоса глянул на меч Стража. -- В этом нет нужды. Я не сыр, чтобы меня
пластать на ломтики.
     -- Мастер Меррилин, -- сказала Морейн, -- нам придется двигаться быстро
и  почти  наверняка в большой  опасности.  По-прежнему кругом троллоки, и мы
будем двигаться  ночами. Вы  уверены, что  хотите пуститься в путь  вместе с
нами?
     Том, насмешливо улыбнувшись, обвел всех взглядом.
     --  Если дорога  не  слишком опасна  для девушки,  вряд ли она окажется
слишком  опасной  для  меня.  К  тому  же   какой  менестрель  отказался  бы
столкнуться с маленькой опасностью ради выступления в Тар Валоне?
     Морейн кивнула, и Лан вложил меч в  ножны. Ранду вдруг стало интересно,
а что  произошло бы, если  бы  Том передумал или если бы  Морейн не кивнула.
Менестрель  начал  седлать свою  лошадь как ни в чем не бывало  и  как будто
схожие мысли не приходили ему в голову, однако Ранд заметил, что Том не один
раз бросал короткие взгляды на меч Лана.
     -- Итак, -- сказала Морейн. -- Что с лошадью для Эгвейн?
     -- Лошади  торговца  не  подойдут,  как  и дхурраны,  -- мрачно ответил
Страж. -- Сильные, но ни резвости, ни выносливости.
     -- Бела, -- сказал Ранд, схлопотав от Лана  взгляд,  от  которого юноше
захотелось проглотить язык. Но он понимал, что не в силах отговорить Эгвейн;
поэтому единственное, что оставалось, -- это помочь ей. -- Бела, может, и не
такая быстрая, как остальные, но зато она выносливая. Иногда я на  ней ездил
верхом. Она не отстанет.
     Лан заглянул в стойло Белы, что-то ворча себе под нос.
     --  Наверное, она  будет немного  лучше  прочих,  -- сказал  он в конце
концов, -- и не думаю, что есть выбор.
     -- Значит, она подойдет, -- сказала Морейн. -- Ранд, отыщи-ка седло для
Белы. И поторопись! Мы и так уже слишком долго мешкали.
     Торопливо Ранд  выбрал  седло и попону в упряжной, затем вывел Белу  из
стойла. Пока  он  прилаживал седло  на спину  кобылы,  та  в удивлении сонно
оглядывалась на него. Когда юноша ездил на ней верхом, он не седлал ее, и до
сих пор  Белу  под седлом  не  использовали.  Успокаивающе причмокивая. Ранд
затянул подпругу, и кобыла отнеслась к этой странной процедуре вполне мирно,
лишь пару раз тряхнув гривой.
     Взяв у Эгвейн котомку, он приторочил ее за седлом, пока девушка влезала
на кобылу и приводила в порядок свои юбки. Они не были пригодны для верховой
езды,  поэтому  ее ноги  в  шерстяных чулках оказались открыты  до колен. На
ногах  у Эгвейн были надеты такие же башмаки из мягкой кожи,  что носили все
деревенские девушки.  Для поездки  в  Сторожевой Холм,  не говоря  уж о  Тар
Валоне, они вовсе не годились.
     -- Я все равно считаю, что тебе не нужно ехать, -- сказал Ранд. -- Я не
выдумываю про троллоков. Но обещаю позаботиться о тебе.
     --  Скорей я  позабочусь о  тебе,  -- беспечно  ответила Эгвейн. На его
сердитый взгляд она  улыбнулась и, наклонившись, погладила юношу по волосам.
-- Я  знаю,  что я  у  тебя под присмотром,  Ранд. Мы друг  за другом  будем
приглядывать. А сейчас тебе лучше сесть на свою лошадь.
     Ранд  заметил,  что  остальные уже  в  седлах и ждут  его. Единственной
лошадью  без всадника  оставался Облако -- высокий, серый,  с белой гривой и
хвостом, принадлежавший раньше Джону  Тэйну. Ранд  залез  в седло, хотя и не
без труда, поскольку, едва он поставил ногу в стремя, серый вскинул голову и
прянул  в сторону,  после чего ножны меча запутались  в  ногах  у  юноши. Не
случайно  его  друзья  не  выбрали Облака. Мастер  Тэйн  частенько  спорил с
купцами, что его горячий серый обгонит любую купеческую лошадь, и Ранд знал,
что пари тот ни разу не проигрывал, а еще Ранд  знал, что Облако не  всякому
позволял  без хлопот  прокатиться в  седле.  Лану пришлось  немало выложить,
чтобы  уговорить  мельника  на такую сделку. Когда Ранд  устроился  в седле,
Облако загарцевал  сильнее, будто готов был  рвануть  с места в карьер. Ранд
потянул  поводья и  попытался думать,  что никаких неприятностей у  него  не
будет. Может, если он сумеет убедить в этом самого себя, то и лошадь удастся
убедить.
     Где-то  в  ночи гукнула сова,  и четверо деревенских  ребят вздрогнули,
только потом поняв, что это был за звук.  Они нервно  рассмеялись и стыдливо
переглянулись.
     -- В следующий раз мышь-полевка загонит нас на дерево, -- со сдавленным
смешком сказала Эгвейн. Лан покачал головой:
     -- Лучше бы это были волки.
     --   Волки!   --  восклицание   Перрина  привлекло  к   нему   внимание
всезамечающих глаз Стража.
     -- Волки  не любят троллоков,  кузнец, а троллоки не  любят волков, и с
собаками та  же история.  Если я слышу волков,  то могу быть уверен, что там
нас  не  поджидают троллоки. -- Лан двинулся в  залитую лунным сиянием ночь,
пустив своего высокого вороного шагом.
     За ним, нисколько  не колеблясь, тронулась  Морейн,  подле  Айз  Седай,
сбоку, держалась Эгвейн.  Ранд и  менестрель  замыкали  цепочку всадников --
вслед за Мэтом и Перрином.
     Позади гостиницы все было погружено в  темноту и тишину,  а конный двор
пятнали лунные  тени. Приглушенный стук копыт  вскоре стих в ночи. В сумраке
плащ Стража превратил его в тень среди теней. Только из-за того, что Лан вел
отряд, остальные не сбивались тесной кучкой возле него. Выбраться из деревни
незамеченными  будет непросто, решил  Ранд,  подъехав ближе  к  воротам.  По
крайней  мере, не  замеченными  односельчанами.  Деревня  мигала  множеством
бледно-желтых  огоньков, сейчас  в  ночи они казались  слабыми,  но в  окнах
мелькали силуэты  наблюдающих за происходящим на улице.  Никому не  хотелось
вновь оказаться застигнутыми врасплох.
     В глубокой тени  рядом с гостиницей, как раз у выезда со двора конюшни,
Лан резко остановился, коротким жестом приказав сохранять молчание.
     По Фургонному Мосту простучали башмаки, на мосту в лунном свете блеснул
металл.  Башмаки  дробно  протопали  через  мост,  заскрипели  по  гравию  и
приблизились к гостинице.  Из тени не  донеслось  ни звука. У Ранда возникло
подозрение, что его друзья слишком испуганы, чтобы издать хоть  писк.  Как и
он сам.
     Шаги  стихли возле гостиницы, в сумраке рядом с тусклым пятном света из
окон  общей залы.  Ранд ничего там не разглядел, пока  вперед не шагнул Джон
Тэйн, с копьем на крепком плече, в старой короткой кожаной куртке-безрукавке
с  нашитыми на груди стальными бляхами. Вместе с ним -- с дюжину  мужчин  из
деревни и с близлежащих ферм, -- кое-кто в шлемах или облаченные в отдельные
части доспехов, что раньше годами пылились  на чердаках, --  все при оружии:
одни с копьями, другие -- с топором лесоруба на длинной  ручке,  третьи -- с
заржавленной алебардой.
     Мельник всмотрелся в окно общей залы, затем повернулся, коротко бросив:
     -- Похоже, здесь все в полном порядке.
     Остальные  выстроились перед ним в неровную колонну по двое, и дозорные
зашагали в ночь, будто маршируя под три разных барабана.
     -- Пара троллоков  из стаи  Да'вол  могут  позавтракать  ими всеми,  --
проворчал Лан, когда стихли шаги дозорных, -- но  у них есть глаза и уши. --
Он развернул своего жеребца. -- За мной!
     Медленно и бесшумно Страж повел их обратно через двор конюшни,  вниз на
берег, через ивы и в  Реку Винный Ручей. Быстрая, холодная вода, поблескивая
водоворотами вокруг лошадиных ног,  лизала подметки  сапог всадников --  так
глубок был Винный Ручей у своего истока.
     Вскарабкавшись на противоположный берег, цепочка лошадей двигалась след
в след  под  искусным руководством Стража, держась в  стороне от деревенских
домов. Время от времени  Лан останавливался, поднимая руку,  чтобы никто  не
шумел, хотя никто ничего не видел и не слышал. Однако всякий раз вскоре мимо
всадников  проходил  какой-нибудь отряд  дозорных  из  селян  или  фермеров.
Понемногу уезжающие приближались к северной околице деревни.
     Ранд всматривался  в  высокие  островерхие  дома,  стараясь  получше их
запомнить. Хороший же из меня  искатель приключений, подумал он. Даже еще из
деревни  не  выехал, а уже по дому затосковал.  Тем не  менее  озираться  по
сторонам не перестал.
     Вереница всадников миновала последние жилые дома на околице и двинулась
по  полям  вдоль Северной  Дороги,  что  вела к  Таренскому  Перевозу.  Ранд
подумал,  что ночное  небо наверняка  нигде не  будет таким красивым,  как в
Двуречье. Ничем  не  замутненная  чернота  простиралась  в саму  вечность, и
мириады  звезд  мерцали в ней, подобные искоркам света  на гранях кристалла.
Луна, которую лишь тонкий ломтик  отделял от  полнолуния, висела так близко,
что до нее можно было достать рукой, стоило только потянуться...
     Черная тень медленно скользнула по серебристому лунному диску. Невольно
дернув за поводья.  Ранд остановил серого.  Летучая мышь, мелькнуло у него в
голове,  но  он понимал, что  это  не  так. Для  летучих  мышей самое  время
вечером, когда они  в сумерках ловят  мух  и  мошкару. Крылья, что несли это
создание,  могли  иметь  похожие  очертания,  но двигались  они  медленными,
мощными  взмахами  хищной  птицы.  И  оно охотилось.  То, как оно  скользило
туда-сюда  по широким длинным дугам, не оставляло  в этом никаких  сомнений.
Хуже всего дело  обстояло с его  размерами. Чтобы  летучая мышь выглядела на
фоне  луны  такой громадиной, она  должна  пролететь на расстоянии вытянутой
руки  от человека. Ранд попытался прикинуть, насколько далеко это создание и
насколько оно  велико. Туловище этого существа  должно быть  с  человеческий
рост,  а  размах  крыльев...  Оно  опять   пересекло  лик  луны,  неожиданно
сорвавшись вниз, и его поглотила ночная темень.
     Ранд не  замечал  Лана,  который, развернув  жеребца, подскакал к нему.
Страж ухватил его за локоть.
     --  Что ты  стоишь тут и на что  уставился, парень? Нам нужно двигаться
дальше.
     Остальные ожидали позади Лана.
     Надеясь  в душе  на  ответ,  что  он позволил страху  перед  троллоками
обмануть  свое зрение. Ранд рассказал Стражу об  увиденном. Он надеялся, что
Лан рассеет его  страхи, объяснив все появлением летучей мыши или  тем,  что
тень ему почудилась.
     Лан процедил сквозь зубы слово, которое, казалось,  оставило после себя
у него во рту отвратительный привкус:
     -- Драгкар.
     Эгвейн  и  остальные  двуреченцы  встревоженно  уставились  в  небо,  а
менестрель тихо охнул.
     -- Да, -- произнесла Морейн. -- Размеры слишком велики, чтобы надеяться
на что-либо другое. И если  у Мурддраала под началом  Драгкар, значит, скоро
ему станет  известно, где мы  находимся,  если он  этого пока  не знает. Нам
нужно двигаться еще быстрее, лучше выехать на дорогу. Мы успеем добраться до
Таренского Перевоза раньше Мурддраала, а он и его троллоки так же легко, как
мы, на другой берег не переправятся.
     -- Драгкар? -- спросила Эгвейн. -- А кто это?
     Вместо Морейн ей хриплым голосом ответил Том Меррилин:
     -- Во время войны, которой завершилась Эпоха Легенд, были созданы твари
много хуже троллоков и Полулюдей.
     При этих  словах Морейн резко повернулась к менестрелю. Даже темнота не
смогла скрыть пронзительность ее взгляда.
     Прежде  чем  кто-то еще  успел  задать  менестрелю вопрос,  Лан  принял
решение:
     -- Сейчас мы выедем на Северную Дорогу. Если вам дорога жизнь, следуйте
за мной, не отставайте и держитесь все вместе.
     Страж повернул коня, и все галопом поскакали вслед за ним.




     По плотно наезженной Северной Дороге лошади понеслись во весь опор, они
мчались  на  север,  гривы и  хвосты развевались  в  лунном  сиянии,  копыта
выбивали  ровный  ритм.  Впереди  скакал  Лан,  черная  лошадь  и   всадник,
облаченный в тень, были почти незаметны в холодной ночи.  Белая кобыла ни на
шаг  от  жеребца не отставала --  бледным  копьем пронзала  темноту.  Следом
скакали остальные, такой тесной цепочкой, будто Страж тянул их всех на одной
веревке.
     Серый  конь  Ранда  галопом  мчался  последним,  чуть  впереди  Том  --
Меррилин,  дальше  --  все  остальные.  Менестрель  ни разу  даже  головы не
повернул, глядя перед  собой  и только вперед. Если сзади появятся троллоки,
или Исчезающий  на своей беззвучно ступающей лошади, или та летающая  тварь,
Драгкар, то тревогу поднимать придется Ранду.
     Каждые  несколько минут Ранд вытягивал шею  и  оглядывался, цепляясь за
гриву Облака  и поводья. Драгкар... Хуже, чем  троллоки и Исчезающие, сказал
Том. Но небо было пусто,  а на  земле глаза видели  лишь тьму и тени.  Тени,
которые могли скрывать целую армию.
     Теперь, когда серого пустили свободно бежать, он призраком несся сквозь
ночь, с легкостью поддерживая темп Ланова жеребца. И Облако хотел бежать еще
быстрее.  Он стремился нагнать вороного. Приходилось твердой рукой осаживать
его,  дергая  поводья. Облако же, не обращая на  одергивания Ранда внимания,
рвался  вперед,  словно считал, что он на  скачках, борясь  со всадником  за
каждый шаг. Ранд слился с  седлом и поводьями,  чувствуя их каждым мускулом.
Он  лишь  желал,  чтобы лошадь  не заметила  тревоги  всадника.  Обнаружь ее
Облако, юноша потерял  бы  свое единственное реальное преимущество, сколь бы
непрочно оно ни было.
     Пригнувшись  к  шее  Облака, Ранд озабоченно  посматривал на Белу и  ее
всадницу. Когда он  говорил, что  косматая кобыла не отстанет  от  остальных
лошадей, то имел в виду отнюдь не такую скачку. Сейчас она вполне поспевала,
хотя он не думал, что  Бела  угонится  за другими. Лану не хотелось  брать с
собой Эгвейн. Снизит ли он из-за нее скорость, если Бела начнет сдавать? Или
же  он решит бросить ее? Айз Седай и Страж  считали, что Ранд и  его  друзья
чем-то  важны, но, как там  ни говорила Морейн об  Узоре,  он  не думал, что
Эгвейн значит для них что-то важное.
     Если Бела отстанет, он тоже останется сзади, что бы ни сказали Морейн и
Лан. Останется.  Там,  где  Исчезающий  и троллоки. Там, где  Драгкар.  Всей
душой, полной отчаяния, он безмолвно  приказывал Беле мчаться как ветер, без
слов  внушая  ей  быть  выносливой.  Скачи!  Кожу  защипало,  кости   словно
заморозило так,  что они  вот-вот расколются. Да  поможет ей Свет, скачи!  И
Бела скакала.
     Все  дальше и дальше  спешили  они на север  в  ночи, время сливалось в
размытое пятно. Тут  и там мелькали вспышками окошки ферм, затем сразу же, в
один миг, словно их и не было, исчезали. Неистовый собачий лай быстро стихал
позади или резко обрывался,  когда псы думали, что уже прогнали чужаков. Они
скакали во тьме, из которой внезапно  выступали придорожные деревья, а потом
так же  внезапно исчезали в  ней. Мрак, один лишь  мрак  окружал  их со всех
сторон, и  только редкий  крик ночной птицы, одинокий и  печальный,  нарушал
мерный перестук копыт
     Внезапно Лан  замедлил  бег  своего вороного, затем и  совсем остановил
колонну. Ранд не знал точно, сколько времени они уже скакали, но после такой
скачки тупая боль  разлилась по ногам. Впереди в ночной  мгле сверкали огни:
как будто небывалый рой светлячков завис между деревьев.
     Ранд в замешательстве сдвинул брови, глядя на  огоньки,  потом  чуть не
задохнулся  от  изумления.  Светлячки оказались  освещенными  окнами, окнами
домов, что теснились на склонах и на вершине холма. Это был Сторожевой Холм.
Ранду с трудом верилось, что они унеслись уже так далеко. Всадники проделали
весь этот путь,  наверное, быстрее,  чем когда-либо. По примеру  Лана Ранд и
Том Меррилин  спешились.  Облако стоял, опустив голову, бока его вздымались.
Клочья пены,  почти неразличимые на  дымчатых боках  коня, покрывали пятнами
его шею  и плечи. Ранд  подумал, что этой ночью  Облако нести своего  седока
больше не в состоянии.
     -- Больше всего мне хочется, чтобы все эти деревушки остались у меня за
спиной, --  заявил Том, -- а отдохнуть несколько часов было бы кстати.  Как,
мы достаточно оторвались, чтобы позволить себе передышку?
     Ранд потянулся, потирая костяшками пальцев поясницу.
     --  Если мы хотим остановиться на остаток ночи в  Сторожевом Холме, то,
может, лучше продолжить путь?
     Приблудившийся  порыв  ветра  донес из  деревни куплет песни, а  еще --
запахи стряпни, от которых у  Ранда потекли  слюнки. В Сторожевом Холме  все
еще  праздновали.  Там не было  троллоков, чтобы расстроить у них Бэл  Тайн.
Ранд  повернулся  к  Эгвейн. Она тяжело опиралась о  Белу, едва не  падая от
усталости.  Остальные  тоже  сползли с лошадей,  со  вздохами,  потягиваясь,
растирая  ноющие  мускулы. Лишь  Айз Седай  и  Страж  не выказывали  никаких
видимых признаков усталости.
     -- Я стерплю немного пения, -- слабым голосом заговорил Мэт. -- И может
быть, в  "Белом  Вепре" найдется горячий пирог с бараниной.  -- Помолчав, он
добавил: -- Дальше Сторожевого Холма я никогда не бывал. А "Белому Вепрю" ох
как далеко до "Винного Ручья".
     --  "Белый  Вепрь" не  так уж плох, -- сказал  Перрин. --  От пирога  с
бараниной я бы тоже не отказался И уймы горячего чая, чтобы выгнать холод из
костей.
     -- Нам нельзя останавливаться, пока мы не  переправимся через Тарен, --
резко сказал Лан. -- Только на несколько минут, и не дольше.
     -- Но лошади,  -- запротестовал  Ранд. -- Мы их загоним до смерти, если
поскачем этой ночью дальше. Морейн Седай, вы, конечно же...
     Он  видел,  как она ходит между лошадей, но не обращал особого внимания
на то, что делает Морейн: Теперь она проскользнула мимо него и положила руки
Облаку  на шею. Ранд замолчал. Вдруг лошадь с тихим ржанием вскинула голову,
чуть  не вырвав  поводья  из  рук  Ранда. Серый затанцевал на  месте с таким
норовом, словно  неделю  простоял в  конюшне. Не  сказав  ни  слова,  Морейн
направилась к Беле.
     -- Я и не  знал, что она  умеет такое, -- тихо  сказал Ранд Лану,  щеки
юноши горели.
     --  Все вы  склонны в  этом  сомневаться,  --  ответил Страж. -- Ты  же
наблюдал за нею у постели своего отца. Она изгонит всю усталость. Сначала из
лошадей, потом из вас.
     -- Из нас? А как же вы?
     -- Из меня  -- нет, овечий пастух. Пока я в  этом еще не нуждаюсь. И не
из самой себя. То, что она делает для других, она не может сделать для себя.
Усталым будет  скакать только  один  из нас. Вам лучше надеяться, что она не
слишком устанет до того, как мы достигнем Тар Валона.
     -- Слишком устанет для чего? -- спросил Ранд Стража.
     --  Ты оказался  прав насчет своей  Белы, Ранд, -- сказала Морейн, стоя
возле кобылы. -- У нее хорошее сердце и столько же упорства, как у всех вас,
двуреченцев. Странно, но она, похоже, устала меньше всех.
     Вопль распорол  тьму,  вопль, словно  сорвавшийся  с губ умирающего под
острыми  ножами человека, и низко, над  самыми головами  отряда, просвистели
крылья. Под тенью пронесшейся  над  отрядом твари сгустилась ночь. Испуганно
заржав, лошади дико заметались из стороны в сторону.
     Поток воздуха  от  крыльев Драгкара  обдал Ранда, --  и у него возникло
ощущение, как  от  прикосновения  липкого  ила, как  от сырой  мути  ночного
кошмара, когда стучат зубы. Он даже испугаться не успел, как с пронзительным
ржанием рванулся. встав на  дыбы, Облако,  неистово  мотая  головой,  словно
пытаясь  сбросить  какую-то  прицепившуюся  тварь. Ранда,  ухватившегося  за
поводья,  сбило с ног и проволокло по земле, а Облако ржал так,  будто волки
щелкали зубами, уже вплотную подбираясь к подколенным сухожилиям серого.
     Каким-то чудом юноша удержал  в руке  поводья, он с трудом  поднялся на
ноги,  снова  рискуя  оказаться  на земле, пока  серый беспорядочно  метался
туда-сюда. Дыхание Ранда стало тяжелым, судорожно-неровным. Нельзя позволить
Облаку вырваться и  убежать.  Отчаянно выбросив вперед руку, он  едва  сумел
перехватить поводья у морды серого. Облака вскинулся, встал на  дыбы, поднял
юношу в  воздух;  Ранду оставалось  лишь цепляться за уздечку, уповая на то,
что лошадь в конце концов успокоится.
     От удара о землю Ранд чуть не  откусил себе язык,  но  неожиданно серый
встал спокойно, раздувая ноздри и вращая глазами,  с дрожащими от напряжения
ногами. Ранд  тоже весь дрожал,  тяжело повиснув на поводьях.  Должно  быть,
бедному  животному  тоже  досталось,  подумал  он.  Юноша  сделал три-четыре
глубоких, с хрипом вдоха. Только потом он смог оглянуться по сторонам, чтобы
выяснить, что там с остальными.
     В отряде царил хаос. Все, натягивая поводья, едва удерживали при резких
рывках лошадей, дергающих головами, тщетно  стараясь  успокоить шарахающихся
животных, -- люди  и лошади беспорядочно кружили  по дороге. Только у двоих,
судя по всему, не возникло вообще никаких проблем с лошадьми.  Морейн сидела
в седле, выпрямив  спину, ее белая кобыла деликатно отступила  в  сторону от
всеобщей  сумятицы,  словно бы не случилось ничего необычного. Лан,  все еще
спешившийся, внимательно разглядывал небо, с мечом  в одной руке и поводьями
в другой; холеный вороной жеребец спокойно стоял рядом с ним.
     Шум  веселья  больше  не  доносился из  Сторожевого  Холма.  В  деревне
наверняка тоже услышали тот вопль. Ранд знал,  что они какое-то время  будут
внимательно  вслушиваться,  возможно,  и  выглянут   полюбопытствовать,  что
послужило  причиной этого вопля,  а  потом  вернутся  к своему  празднеству.
Вскоре они  позабудут про этот странный случай, воспоминание о  нем утонет в
песнях и в  угощениях,  в  танцах и в  шутках. Вероятно, когда они прослышат
новости из Эмондова Луга,  кто-то  и  припомнит  пронзительно-жуткий крик  и
будет  удивляться.  И  вот  начала  пиликать  скрипка,  чуть  погодя  к  ней
присоединилась флейта. Деревня вновь окунулась в праздник.
     --  На  коней!  -- отрывисто скомандовал  Лан. Вложив меч  в  ножны, он
вскочил в  седло.  -- Драгкар не  стал бы появляться, если бы уже не доложил
Мурддраалу  о нас. --  Ветер  донес еще один резкий взвизг -- издалека, куда
слабее, но от  этого не менее неприятный. Музыка в  Сторожевом  Холме  разом
оборвалась. --  Теперь  эта  тварь  следит  за нами,  отмечая наш  путь  для
Получеловека. А он не так далеко.
     Лошади, теперь не только освеженные, но и охваченные страхом, гарцевали
и шарахались от своих седоков, пытающихся есть в седла. Сыплющий проклятиями
Том Меррилин оказался на своем  мерине первым, за ним вскоре в седлах сидели
все остальные. Все, кроме одного.
     --  Поторопись,  Ранд!  --  крикнула  Эгвейн.  Драгкар  вновь  испустил
душераздирающий вскрик, и Бела пробежала несколько шагов, прежде чем девушке
удалось удержать кобылу. -- Скорее!
     Вздрогнув,  Ранд  понял,  что вместо  того,  чтобы сесть  на Облако, он
стоит, запрокинув  голову в небо в тщетной попытке обнаружить  источник этих
отвратительных, режущих слух воплей.  Более того,  неосознанным движением он
выхватил меч, будто готовясь сразиться с летающей тварью.
     Ранд  покраснел,  в душе  порадовавшись, что в темноте краску, залившую
его  лицо, никто не разглядит. Неуклюже, так  как в другой  руке  он  сжимал
поводья, он  сунул  клинок  в  ножны,  бросив  быстрый  взгляд на остальных.
Морейн, Лан и  Эгвейн  втроем  смотрели на него, хотя он и  не  знал, что им
удалось  разглядеть  лунном  сиянии. У других  седоков была  одна забота  --
удержать своих лошадей в  подчинении, что и поглощало  все их внимание. Ранд
оперся  рукой о  переднюю луку  и одним прыжком  оказался  в седле --  будто
только этим  всю  жизнь  и  занимался.  Если  кто-то  из  друзей  и  заметил
обнаженный меч,  наверняка  Ранд  об этом  вскоре узнает.  Потом будет время
побеспокоиться и об этом.
     Не успел Ранд устроиться в седле, как они снова поскакали галопом вверх
по дороге, мимо купола холма. В деревне загавкали собаки, так  что появление
отряда  совершенно незамеченным  не  прошло. Или,  может быть, собаки учуяли
троллоков, подумал  Ранд.  Лай  быстро пропал за  спиной,  вместе  с  огнями
деревни.
     Лошади неслись плотной группой. Лан снова приказал  растянуться в цепь,
но никому  не хотелось ни на миг остаться один  на один с ночью. Откуда-то с
высоты упал резкий крик. Страж уступил, и они вновь сбились вместе.
     Ранд  скакал  сразу  за Морейн  и  Ланом, серый всеми  силами  старался
вклиниться между вороным Стража и изящной кобылой Айз Седай. По  бокам юноши
мчались наперегонки Эгвейн  и менестрель, а друзья  Ранда теснились  позади.
Облако, подгоняемый криками Драгкара, бежал так, что Ранд и помыслить не мог
замедлить его бег,  даже  если бы и  хотел,  тем  не  менее серому никак  не
удавалось отыграть у двух других лошадей больше чем шаг.
     Леденящие крики Драгкара по пятам преследовали отряд в ночи.
     Упорная Бела  бежала, вытянув шею, с  развевающимися на скаку  гривой и
хвостом, ни шагу Не уступая большим лошадям. Айз  Седай нужно  было  сделать
нечто большее, чем просто избавить ее от усталости.
     На  лице  Эгвейн  сияла в  лунном свете восторженная  улыбка.  Коса  ее
развевалась, как гривы лошадей, и  глаза девушки блестели не только от луны,
в чем Ранд был уверен. Рот у него раскрылся от изумления, пока от попавшей в
горло мошки он не закашлялся.
     Должно быть, Лан задал какой-то вопрос, поскольку Морейн вдруг  громко,
перекрикивая ветер и топот копыт, сказала:
     -- Я  не  могу! Тем более на спине  скачущей  галопом лошади. Их не так
просто убить, даже когда видишь. Мы должны скакать дальше и надеяться.
     На полном скаку они пронеслись сквозь клочья тумана, почти прозрачного,
стлавшегося на высоте колен лошадей. Облако пролетел сквозь него в два шага,
и Ранд оторопело заморгал  -- не почудилось ли ему. В самом деле, для тумана
ночь была слишком  холодной. Еще один рвано-серый лоскут,  побольше первого,
промелькнул  мимо сбоку. Постепенно  дымка  росла,  будто  туман вытекал  из
земли. Над головами  яростно вскрикнул Драгкар. На несколько мгновений туман
окутал всадников и пропал, опять появился и исчез позади. Холодный как  лед,
он оставил на лице и руках Ранда промозглую сырость. Затем  перед всадниками
проступила  стена тускло-серого сумрака, которая внезапно окутала всадников.
Стук  копыт  словно  бы  увязал  в  ее  толще,  а  крики  сверху  доносились
приглушенно, как  сквозь  стену.  Ранду удалось  различить по обе стороны от
себя смутные очертания фигур Эгвейн и Тома Меррилина. Лан мчался впереди, не
сбавляя скорости.
     --  Все равно  нам нужно попасть в одно-единственное место! --  крикнул
он, голос звучал глухо, без повелительных ноток и непонятно откуда.
     --  Мурддраал хитер,  -- отозвалась  Морейн.  -- Я обращу  его хитрость
против него самого.
     Дальше они мчались во весь опор, не говоря больше ни слова.
     Темно-серый,  наплывающий  волнами  туман  затянул и небо,  и землю,  и
всадники, сами обернувшиеся тенями, будто плыли меж ночных  облаков. Исчезли
из виду даже ноги лошадей.
     Ранд поерзал  в  седле, отстраняясь от знобкого  тумана. Одно  дело  --
знать, что Морейн может творить  такое, даже видеть ее за подобным занятием;
но когда все это происходит с тобой,  оставляя влагу на  твоей коже,  -- это
совсем иное. Ранд понял,  что сдерживает  дыхание, и обозвал себя по-всякому
за  тупость: нельзя же скакать всю дорогу до Таренского  Перевоза вообще  не
дыша. Морейн применила Единую Силу на Тэме, и с ним вроде бы все в  порядке.
Однако ему  пришлось заставить  себя дышать нормально.  Воздух  был тяжелым,
хоть  и  холоднее обычного,  но  более эта ночь ничем не отличалась от любой
другой туманной ночи. Ранд сказал себе об этом, но, похоже,  убедить себя не
сумел.
     Лан разрешил  всем  держаться плотнее, чтобы  теперь  каждый мог видеть
контуры остальных в этой сырой, знобкой серости. Однако Страж по-прежнему не
замедлял бешеный бег своего жеребца. Лан и Морейн, мчась бок о бок, уверенно
вели  отряд  сквозь туман, словно ясно видели, что лежит  впереди. Остальным
оставалось только доверять им и скакать следом. И надеяться.
     Они мчались галопом, и те жуткие вопли, что преследовали их, слабели, а
потом  затихли совсем, но на душе легче не стало.  Лес и дома ферм,  луна  и
дорога  -- все было закутано в туманный саван и скрыто от глаз. Когда  отряд
проносился мимо ферм,  начинали лаять собаки, лай звучал в серой дымке глухо
и отдаленно, но больше -- никаких звуков, кроме монотонного перестука копыт.
В этом  невыразительном  мертвенно-бледном тумане не менялось ничего. О том,
сколько прошло времени,  не говорило ничего --  только усиливающаяся боль  в
бедрах и спине.
     Ранд  был уверен: должны пройти часы. Пальцы так долго сжимали поводья,
что он  сомневался, сможет ли  разжать их,  и  гадал,  в состоянии ли  будет
нормально ходить. Оглянулся юноша  всего  лишь раз. Сзади  в тумане метались
тени, но сколько их,  он определенно сказать не мог. Даже не знал, на  самом
ли деле  эти  тени  -- его  друзья.  Сквозь  плащ,  сквозь куртку и  рубашку
просочились холод и сырость, они проникли чуть ли не до костей, -- ощущение,
по  крайней мере, было именно  такое. В том,  что он не стоит  на  месте,  а
мчится  сквозь ночь, убеждали лишь бьющий  в лицо ветер  да перекатывающиеся
мускулы под шкурой его лошади.
     Наверняка должны были пройти часы.
     -- Медленнее! -- вдруг крикнул Лан. -- Подбирайте поводья.
     Ранд  был  так  поражен, что Облако  вклинился  между Ланом  и  Морейн,
вырвавшись  вперед на полдюжину  шагов, прежде чем Ранду  удалось остановить
своего серого. Тогда он смог изумленно оглядеться.
     Со всех сторон в тумане смутно вырисовывались дома,  непривычно высокие
для  Ранда. Раньше он никогда не бывал в этих местах, но часто слышал о них.
Своей высотой дома были обязаны  приподнятым фундаментам из рыже-коричневого
камня -- нелишняя  предосторожность, когда весной  Тарен выходит из берегов,
разливаясь после таяния снегов в Горах Тумана. Итак, они достигли Таренского
Перевоза.
     Лан пустил вороного боевого коня рысью вслед за Рандом.
     -- Не будь таким нетерпеливым, овечий пастух.
     Смутившись,  Ранд без всяких  оправданий занял  свое  место в  колонне;
отряд двинулся  дальше по  деревенской улице. Лицо Ранда пылало,  и с минуту
туман приятно холодил щеки.
     Не  видимая в тумане приплутавшая собака яростно залаяла на  всадников,
потом убежала прочь. Тут  и  там  засветились окошки -- засуетились какие-то
ранние  пташки.  Глухой стук копыт,  далекий собачий лай, --  больше поздний
ночной час не тревожил ни единый звук.
     Кое-кого из Таренского Перевоза Ранд встречал. Он постарался припомнить
то  немногое,  что знал  о  жителях  этой деревни.  Они  редко предпринимали
поездки  в  те места, что называли  "нижними  деревнями",  задирая  при этих
словах носы кверху, словно унюхав что-то неприятное. Те немногие, которых он
встречал,  носили   странные  имена,  типа  Бугрень  и  Камнебот.  Каждый  в
отдельности  и  все  вместе,  жители  Таренского  Перевоза  имели  репутацию
прожженных плутов и мошенников. Говорили, что  если вы пожали руку  человеку
из Таренского Перевоза, то надо не забыть после пересчитать свои пальцы.
     Лан и Морейн остановились возле высокого темного дома, который ничем от
других  домов  в  деревне  не   отличался.  Страж  спрыгнул  с  коня,  туман
водоворотом  закружился  вокруг  него,  поплыл  за  ним полосой,  когда  Лан
поднялся по лестнице к парадной двери.  Оказавшись  возле двери, что была на
высоте человеческого роста от улицы, Лан забарабанил по ней кулаком.
     -- Мне почему-то  казалось,  что ему нужна была  тишина, -- пробормотал
Мэт.
     Лан дубасил по двери, в окне соседнего дома загорелась свеча, раздались
негодующие крики, но Страж продолжал стучать.
     Внезапно дверь распахнулась, в проеме возник мужчина  в ночной рубашке,
болтающейся  у  голых лодыжек. Масляная  лампа у него  в руке выхватывала из
темноты узкое лицо с острыми чертами.  Он открыл рот для  гневной тирады, да
так и  остался стоять  с открытым ртом, выпучив  глаза, лишь вращая головой,
озирая кружащиеся лохмы тумана.
     -- Это еще что такое? -- произнес он. -- Что это такое?
     Холодные  серые усики  спиралью  вползли  в дверь,  и  человек поспешно
отступил от них.
     -- Мастер  Каланча,  --  сказал  Лан. -- Вы тот самый  человек, кто мне
нужен. Мы хотим переправиться на вашем пароме.
     --  Он  ни разу не  видел каланчи,  -- хихикнул  Мэт. Ранд  протестующе
махнул  рукой. Мужчина  с острым  лицом  приподнял  лампу  и  с  подозрением
всмотрелся вниз.
     Спустя минуту мастер Каланча сварливо заявил:
     --  Паром  ходит  днем. Никак не ночью. Никогда!  И не в  такой  туман.
Возвращайтесь, когда взойдет солнце и рассеется туман.
     Он было повернулся,  собираясь уйти,  но  Лан ухватил  его за запястье.
Паромщик  возмущенно  открыл рот и  втянул  воздух.  В свете лампы  блеснуло
золото -- Страж  стал  отсчитывать  ему в  ладонь монеты,  одну  за  другой.
Каланча  облизывал  губы, пока звякали монеты,  и  придвигал  голову ближе к
своей руке, будто не веря глазам.
     -- И столько же потом, -- сказал Лан, -- когда мы благополучно окажемся
на том берегу. Но отправляемся мы сейчас же.
     -- Сейчас же? -- Пожевав нижнюю губу, напоминающий лицом хорька мужчина
переступил с  ноги  на ногу  и вгляделся в затянутую  плотным туманом  ночь,
потом резко кивнул.  -- Значит, сейчас же. Ладно, руку  отпустите. Мне нужно
разбудить  моих перевозчиков. Не думаете же вы, что  я сам собираюсь  тянуть
паром, а?
     --  Я  буду ждать  у парома, -- без всякого выражения  сказал  Лан.  --
Недолго.
     Он выпустил руку паромщика.
     Мастер Каланча прижал руку со  стиснутыми в горсти золотыми  к груди и,
согласно кивая, суетливо захлопнул дверь бедром.




     Лан спустился по лестнице, велев  отряду спешиться  и  вести лошадей  в
поводу  за ним.  Снова им  пришлось  поверить, что Страж знает, куда  ведет.
Туман вился  у колен, пряча его ноги за молочно-бледной пеленой,  за которой
уже  в ярде не было ничего видно. Бледная  завеса  не оставалась. в  городке
такой  тяжелой,  как  на  Северной Дороге,  но  своих  спутников  Ранд  едва
различал.
     В  ночи, кроме них, не двигалась ни  одна живая душа. Еще  в нескольких
окнах  зажелтели  огни, но в толстых  слоях тумана  они расплылись  тусклыми
пятнами, и только этот смутный свет  рассеивал висящий  вокруг серый сумрак.
Иные  дома,  чуть  выступавшие из  бледной  дымки,  казалось, плыли  в  море
облаков, а те, что отчетливо выделялись в  ряду своих  прячущихся в  серости
соседей, словно стояли одни на мили вокруг.
     Одеревенело шагая вслед за  Стражем, болезненно морщась  от  тупой боли
после  долгой  скачки, Ранд  раздумывал,  нельзя  ли  оставшийся путь до Тар
Валона ему пройти пешком. Нет, конечно, сейчас идти пешком не намного лучше,
чем скакать верхом, но просто едва ли не единственной частью тела, которая у
него не болела, были ноги. По крайней мере, к ходьбе-то Ранд был привычен.
     Лишь раз  кто-то заговорил так громко, чтобы юноша  явственно расслышал
слова.
     -- Ты  должен  с этим справиться, --  произнесла Морейн  в ответ  на не
услышанные Рандом  слова Лана. -- Он  и так много  будет  помнить, и с  этим
ничего не поделать. Если я проявлюсь в его мыслях...
     Ранд  хмуро подтянул  на  плечах  промокший  плащ,  стараясь  держаться
поближе к остальным. Мэт и Перрин  что-то ворчали  недовольно себе  под нос,
сдавленно охая,  когда  натыкались  ногой на  невидимые камни,  кочки и тому
подобное. Том Меррилин тоже бормотал  разные слова: "горячая  еда", "огонь",
"подогретое вино", -- достигавшие ушей Ранда, но ни Страж, ни  Айз  Седай их
не замечали.  Эгвейн молча шагала одна, выпрямившись и  высоко держа голову.
Однако  у нее была какая-то мучительно нерешительная походка, поскольку она,
как и остальные из Двуречья, верхом ездить не привыкла.
     Вот и получила она свое приключение, мрачно подумал Ранд, и чем дальше,
тем больше он сомневался, замечает ли она такие  мелочи,  как туман, сырость
или холод.  Ему  казалось, что должна быть разница  между  тем, сам ты ищешь
приключения  или  тебя  насильно в него втравили.  Несомненно,  захватывающе
звучат  сказания: бешеная скачка сквозь  туман, а следом  гонится Драгкар  и
один Свет знает, что  еще. Эгвейн наверняка взволнована;  он  же ощущал лишь
холод и сырость и  был рад, что вокруг него деревенские дома, пусть даже эта
деревня и Таренский Перевоз.
     Вдруг во мраке Ранд ткнулся носом во что-то большое и теплое -- жеребец
Лана.  Страж  и  Морейн  остановились, потом  остановились  и все остальные,
принявшись теперь поглаживать и похлопывать своих лошадей, причем больше для
того,  чтобы успокоить не  животных,  а себя. Туман  стал немного  реже, что
позволило  им  увидеть друг друга пояснее,  но  и  только. Ноги  по-прежнему
скрывались в низких волнах серого  половодья. Туманные  валы поглотили  дома
совершенно.
     Ранд осторожно провел Облако  чуть вперед  и  с удивлением услышал, как
подошвы его сапог шаркнули по дощатому настилу.
     Паромная пристань.  Он  с  опаской отступил  назад, осадив серого. Ранд
слышал,  что  пристань в  Таренском  Перевозе...  это как  мост,  никуда  не
ведущий, кроме как на паром. По слухам, Тарен был широк и глубок, с коварным
течением  и  омутами,  в  которые  могло утянуть и  самого сильного  пловца.
Намного  шире  Реки Винный  Ручей,  решил  он.  Да  еще  и  туман  тут...  С
облегчением Ранд почувствовал под ногами привычную землю.
     Свирепое "шш-ш!" Лана  было столь же пронизывающим, как и туман.  Страж
взмахом  руки подозвал всех,  быстро шагнул к Перрину и  откинул  назад полы
плаща коренастого парня, выставив напоказ громадный топор. Все еще ничего не
понимая, Ранд послушно  отбросил  плащ с  плеча, открыв взорам свой меч. Лан
двинулся к своему жеребцу, когда в тумане появились качающиеся пятна света и
приглушенно зашуршали приближающиеся шаги.
     В   сопровождении   шести  молодцев  с  туповатыми  физиономиями   и  в
груботканой одежде явился мастер Каланча.  Факелы  в их  руках выжгли вокруг
них  лоскут  тумана. Когда они остановились, осветив отряд из Эмондова Луга,
серая стена окружающего тумана будто уплотнилась из-за отражающегося от  нее
света  факелов.  Паромщик внимательно оглядел всех с ног до макушки, склонив
голову набок, нос его  сморщился и зашевелился, как у принюхивающейся ласки,
опасающейся капкана.
     Лан  с  нарочитой  небрежностью  прислонился  к  седлу, причем рука его
подчеркнуто  случайно  легла  на  длинную рукоять меча.  Воздух  вокруг него
упруго сжался, словно металлическая пружина. Страж ждал.
     Ранд торопливо скопировал позу Лана, -- по крайней мере, так же положив
руку на меч.  У него и  в мыслях не было,  что ему удастся добиться такой же
смертоносной сутулости.  Если я попробую так сделать, они наверняка на  смех
меня подымут.
     Перрин подвигал в  кожаной петле  топор  и нарочито неспешно  расставил
ноги. Мэт положил ладонь на колчан, хотя  Ранд не был уверен, что тетива его
лука в хорошем состоянии, -- из-за всей  этой сырости. Том Меррилин с важным
видом выступил вперед, поднял руку, медленно повернул ладонь, показывая, что
она пуста.  Вдруг  он  резко  взмахнул  рукой, и  между  пальцев  менестреля
завертелся  кинжал.  Рукоять  шлепнула  в  ладонь,   и   Том,  сразу  приняв
безразличный вид, принялся подравнивать ногти острием.
     Раздался тихий восхищенный смех  Морейн. Эгвейн захлопала в ладоши, как
будто  смотрела  представление на Празднике,  потом уронила руки  и смущенно
потупилась, хотя и с трудом сдерживала улыбку.
     Каланче, похоже, было совсем не до смеха. Широко раскрытыми глазами  он
уставился на Тома, затем громко откашлялся.
     -- Кто-то говорил, что за переправу будет уплачено золота больше. -- Он
вновь оглядел всех мрачным бегающим взглядом. -- То, что вы дали мне раньше,
уже в надежном месте, ясно? Ни одной монеты вам не видать.
     -- Остальное  золото,  -- сказал  ему Лан, -- окажется  в ваших  руках,
когда мы ступим на другой берег. -- Страж чуть встряхнул зазвеневший кожаный
кошель у него на поясе.
     Тут же глаза паромщика метнулись на звон золота, но в  конце концов  он
кивнул.
     -- Ладно,  тогда этим  и  займемся,  --  пробормотал он  и прошагал  на
пристань  во главе шести своих помощников. Туман расступился перед факелами;
серые щупальца сомкнулись за ними, быстро  заполняя место, где стояли раньше
паромщик и его шестерка.
     Сам  паром  представлял  собой  деревянную  баржу  с  высокими бортами,
обшитыми досками, со сходнями, которые опускались  на берег  с носа и кормы.
Канаты толщиной с  человеческую руку,  проходящие вдоль бортов, крепились  к
массивным столбам  на  пристани. Дальше канаты  терялись  в  ночи  за рекой.
Подручные паромщика вставили факелы в железные держатели  по  бортам парома,
подождали,  пока  всех лошадей завели  на баржу,  затем подняли сходни.  Под
копытами и сапогами заскрипела палуба, и паром качнуло под  тяжестью людей и
животных.
     Каланча буркнул что-то,  заворчав, чтобы все держали лошадей  поближе к
середине и не мешали  перевозчикам. Он покрикивал на своих помощников, гоняя
их туда-сюда, пока они готовили паром  к отплытию, но те, невзирая на окрики
хозяина, двигались без всякого желания  и какой-либо спешки, на что паромщик
реагировал с полным равнодушием, зачастую обрывая распоряжение на полуслове,
чтобы приподнять факел повыше  и  еще раз вглядеться в туман. В конце концов
он совсем замолчал  и отошел на нос,  где встал, вперясь  взглядом в белесую
дымку, за которой пряталась река. Он не шевелился, пока один из перевозчиков
не тронул его за руку; тогда паромщик вздрогнул, свирепо оглянувшись.
     --  Что? А,  это ты?  Готовы? Давно пора.  Ну, парни, чего ждете? -- Он
взмахнул  руками  так  суматошно,  что  лошади  всхрапнули и  попятились. --
Отчаливай! Посторонитесь! Пошевеливайся!
     Работники  Каланчи засуетились,  исполняя распоряжение,  и  ,  паромщик
опять уставился в туман, нервно потирая куртку на груди.
     Паром  накренился,  когда  отдали  швартовы  и  его подхватило  сильное
течение,  затем  опять накренился, когда  направляющие тросы  удержали  его.
Перевозчики, по трое с каждого борта. крепко ухватились за канаты в передней
части парома и, что-то негромко  приговаривая, с  усилием  зашагали к корме,
изо всех сил борясь с окутанной сумраком рекой.
     Пристань  поглотил туман, узкие и длинные бледные ленты  его  плыли над
паромом между дрожащими огнями факелов. Течение покачивало баржу. Двигались,
казалось,  лишь перевозчики:  вперед,  чтобы ухватиться за канаты, и  назад,
подтягивая  паром  дальше,  --  упорно, непрерывно. Никто  не  разговаривал.
Ребята  сбились  в  кучку в самой  середине  парома.  Они слышали, что Тарен
гораздо шире, чем ближние реки, а из-за тумана его ширина для  них стала еще
громадной.
     Через какое-то время Ранд передвинулся  поближе к Лану. От рек, которые
нельзя  перейти  вброд,  или  переплыть,  или  хотя бы  окинуть взглядом, он
испытывал  какое-то  гнетущее  чувство,  как  и  любой человек,  никогда  не
видевший ничего шире или глубже прудов Мокрого Леса.
     -- А они на самом деле  могут попробовать  ограбить нас?  -- спросил он
тихо. -- Он ведет себя так, будто боится, что это мы хотим его ограбить.
     Страж окинул взглядом паромщика  и его помощников, -- похоже, никто  не
прислушивался к разговору, -- прежде чем ответить таким же тихим голосом:
     -- С туманом, что скрывает  их... ну, если что-то люди делают  в тайне,
они порой ведут себя с чужаками так,  как ни  за что не стали бы  поступать,
следи за ними  другие глаза.  И  скорее  всего, навредит незнакомцу тот, кто
более склонен  думать,  что  чужой навредит ему. Этот малый... Я считаю, что
продаст свою мать троллокам на  жаркое, если они  сойдутся в цене. Я немного
удивлен  твоим вопросом. В  Эмондовом  Лугу  я слышал, как  вы отзываетесь о
жителях Таренского Перевоза.
     -- Да, но... Ну, все говорят, что они... Но я никогда не думал, что они
и  вправду...  -- Ранд  решил: надо  положить конец всяким мыслям, будто  он
вообще хоть что-то знает о людях не из своей деревни. -- Он может рассказать
Исчезающему,  что мы переправились на пароме,  -- проговорил он  наконец. --
Может, он троллоков на наш след наведет.
     Лан скупо улыбнулся.
     -- Грабить незнакомцев --  это  одно, а  иметь дело с  Получеловеком --
нечто  совершенно  иное.   Ты  можешь  себе  представить,  чтобы  он  взялся
перевозить на пароме троллоков, да еще в такой туман, сколько бы золота  ему
ни посулили? Или  даже то,  как он разговаривает с Мурддраалом,  будь у него
выбор?  При  одной  мысли  об  этом паромщик будет бежать  целый  месяц  без
оглядки. Не  думаю, что нам стоит тревожиться о Друзьях Темного  в Таренском
Перевозе. Не здесь.  Мы  в безопасности...  на  время, по крайней  мере.  Во
всяком случае, такой поворот событий нам не грозит. Но придержи язык.
     Каланча  бросил  рассматривать  туман и  обернулся. Подавшись вперед  и
подняв вверх факел, он уставился на Лана и  Ранда, словно впервые их увидел.
Доски настила  поскрипывали под ногами  перевозчиков, иногда  глухо  стукало
копыто. Внезапно острые черты лица паромщика исказились, он дернулся, поняв,
что они наблюдают за  тем, как он  рассматривает их.  Подскочив, он  волчком
крутанулся на месте, опять принявшись высматривать противоположный берег или
еще что-то в наплывах непроглядного тумана.
     -- Больше ни слова,  -- сказал  Лан  так  тихо, что Ранд  едва-едва его
услышал.  --  Это плохие дни, чтобы говорить  о троллоках, о Друзьях Темного
или об Отце  Лжи, когда рядом чужие  уши. Подобный разговор может обернуться
худшим, чем нацарапанный на твоей двери Клык Дракона.
     У  Ранда  пропала  всякая  охота  продолжать  расспросы.  Подавленность
охватила  его  сильнее  прежнего.  Друзья  Темного! Как будто  мало  забот с
Исчезающим,  троллоками, Драгкаром.  При  виде  троллока хоть  разговаривать
можно.
     Неожиданно  из  тумана впереди  смутно  очертились  сваи.  Паром  глухо
толкнулся о берег,  и перевозчики торопливо  бросились  привязывать судно, а
потом  с  тяжелым  ударом  опустили  сходни. Мэт  и  Перрин во  всеуслышание
заявили,  что Тарен и  вполовину  не  так широк, как они слышали.  Лан повел
своего  жеребца вниз по  сходням, за ним  -- Морейн  и остальные. Когда Ранд
последним ступил за Белой на сходни, гневно завопил мастер Каланча:
     -- Эй, эй! Там! Где мое золото?
     -- Вы его получите, -- донесся откуда-то из тумана голос Морейн. Сапоги
Ранда  ступили  со сходней  на  деревянную пристань. --  И  серебряная марка
каждому вашему человеку, -- добавила Айз Седай, -- за быструю переправу.
     Паромщик  заколебался,  вытянув голову вперед, словно чуя опасность, но
перевозчики  при упоминании  о  серебре  оживились.  Некоторые  замешкались,
выхватывая из скоб факелы, но дружной гурьбой  все протопали по сходням мимо
Каланчи, не дав тому и рта раскрыть. С  угрюмым видом паромщик последовал за
своей командой.
     Пока Ранд  осторожно шел по пристани,  копыта  Облака в  тумане стучали
приглушенно. Серая стена здесь была плотнее, чем над рекой. В конце пристани
стоял Страж и раздавал монеты перевозчикам,  вокруг него потрескивали факелы
Каланчи  и его людей. Остальные, кроме Морейн, встревоженно жались за спиной
Стража. Айз Седай стояла чуть в стороне и смотрела на реку, хотя что она там
могла увидеть,  Ранду  было  совершенно  непонятно.  Знобко вздрогнув, юноша
подтянул насквозь промокший  плащ. Вот он и на самом деле вне Двуречья,  оно
казалось таким далеким, намного дальше, чем за рекой.
     --  Вот, --  произнес  Лан,  вручая  последнюю монету Каланче.  --  Как
договаривались. -- Он не стал убирать кошель, и мужчина с лицом хорька жадно
впился в него взором.
     Раздался громкий скрип, пристань  вздрогнула.  Каланча дернулся, голова
резко, как  на  шарнире,  мотнулась  в  сторону затянутого  туманом  парома.
Оставшиеся там факелы превратились в  пару расплывчатых блеклых клякс света.
Пристань  застонала,  и  с  оглушительным  треском  ломающегося  дерева  эти
пятна-близнецы наклонились, затем начали вращаться. Эгвейн ойкнула, а у Тома
вырвалось проклятье.
     --  Он отвязался! -- вскрикнул  Каланча. Хватая своих перевозчиков,  он
принялся  толчками  гнать их  к  концу  пристани.  -- Паром  отвязался,  вы,
дурачье! Ловите его! Ловите!
     После тычков Каланчи перевозчики сделали, спотыкаясь, несколько  шагов,
но потом  остановились. Неясные огоньки на пароме закружились быстрее, потом
еще быстрее. Туман  над ними клубился  вихрем, завиваясь в спираль. Пристань
дрожала.  Треск  и хруст ломающегося дерева наполнили  воздух,  когда  паром
начал разваливаться на части.
     -- Водоворот, -- произнес один из перевозчиков,  в  голосе  его  звучал
благоговейный страх.
     -- На Тарене нет водоворотов, -- бесцветно произнес Каланча. -- Никогда
не бывало водоворотов...
     --  Несчастный  случай.   --  Голос  Морейн  звучал   глухо  в  тумане,
превратившем ее, когда она отвернулась от реки, в тень.
     --  Несчастный, --  согласился ровным  тоном  Лан.  -- Похоже, какое-то
время вам никого не придется  переправлять через реку. Жаль, что вы потеряли
свое  судно на нашей  службе. -- Страж опять порылся  в  кошельке, что был у
него в руке. -- Это возместит вам потерю.
     На  минуту Каланча уставился  на  золото, блестевшее  в свете факела на
ладони  Лана, потом  он  сгорбился,  и взгляд  его  забегал  по его недавним
пассажирам. Ребята  из Эмондова Луга, плохо различимые сквозь туман,  стояли
молча.  С  испуганным  нечленораздельным  воплем  паромщик  выхватил  у Лана
монеты, крутанулся  на каблуках  и припустил бегом  в туман.  Его  подручные
отстали от него  лишь  на полшага, и свет  факелов рассеялся в тумане, когда
перевозчики исчезли вверх по реке.
     -- Больше нас здесь ничто не держит, -- сказала Айз Седай, будто ничего
из ряда вон выходящего  не случилось.  Взяв под уздцы свою белую кобылу, она
направилась прочь от пристани вверх по берегу.
     Ранд стоял,  разглядывая  скрытую туманом  реку.  Это  могло  оказаться
чистой  случайностью. Он  сказал, что никаких водоворотов,  но...  Вдруг  он
заметил,  что  остальных  уже не.  видно, и  торопливо  стал подниматься  по
отлогому берегу.
     Через три шага плотный туман исчез. Ранд встал как вкопанный и обалдело
оглянулся. По одну сторону  над берегом висел тяжелый туман, а  по другую --
раскинулось  ясное  ночное  небо,  по-прежнему  темное,  хотя  размытые края
лунного диска намекали, что рассвет уже недалек.
     Страж и Айз Седай совещались возле своих лошадей, в нескольких шагах от
границы  тумана.  Остальные  плотной группой  стояли чуть в  стороне; даже в
лунном полусумраке их нервозность была очевидной. Все взоры были прикованы к
Лану и Морейн,  и все, кроме Эгвейн, стояли в таких напряженных позах, будто
разрывались между опасением потерять  из виду эту  пару и  страхом подойти к
ним слишком близко. Ранд рысью пробежал последние несколько шагов до Эгвейн,
ведя  следом  Облако, и  она улыбнулась юноше. Он подумал,  что глаза у  нее
блестят не только от лунного сияния.
     -- Он  идет  вдоль реки, словно  его гонят в загон,  -- говорила Морейн
довольным тоном. -- В Тар Валоне  нет и десяти женщин, которым это под  силу
сделать в  одиночку. Не говоря уже о том, чтобы сотворить подобное со  спины
несущейся галопом лошади.
     -- Я нисколько не намерен высказывать недовольство,  Морейн  Седай,  --
сказал Том, в манере совершенно необычной для  него, -- но не лучше ли будет
скрывать нас и дальше?  Скажем, до Байрлона? Если  Драгкар обыщет этот берег
реки, мы потеряем все наше преимущество.
     -- Драгкар не  очень сообразителен, мастер Меррилин, -- холодно сказала
Айз Седай.  --  Грозный и  смертельно  опасный,  с  острым  взором,  но  ума
маловато. Он  доложит Мурддраалу,  что  этот  берег  реки  чист, а сама река
затянута  туманом на  мили в обе стороны. Мурддраалу станет известно  о  тех
особых усилиях, которых это  мне стоило. Он будет вынужден предположить, что
мы  можем ускользнуть  по реке, и  это задержит его. Ему  придется разделить
свои силы. Туман продержится еще долго, и Мурддраалу не понять, не уплыли ли
мы на лодке. Я могла бы оттянуть часть тумана к  Байрлону, но тогда Драгкару
не составит труда  обыскать  реку  целиком  за несколько  часов, и Мурддраал
точно узнает, куда мы направляемся. Том чмокнул губами и качнул головой.
     -- Приношу свои извинения, Айз Седай. Надеюсь, я не оскорбил вас.
     -- Э-э, Мо... э-э...  Айз Седай. -- Мэт умолк, чтобы  сглотнуть комок в
горле.  -- Паром... э-э... это вы...  то есть... я не понимаю зачем... -- Он
еще  что-то едва  слышно  промямлил,  замолк,  и  воцарилась  такая глубокая
тишина, что самым громким звуком, что расслышал  Ранд,  было его собственное
дыхание.
     Наконец Морейн  заговорила, и  голос  ее  в  звенящей тишине  прозвучал
резко:
     --  Вы все  хотите  объяснений, но,  начни я объяснять вам каждое  свое
действие, у  меня больше  ни на что не останется времени. -- Облитая  лунным
сиянием, Айз Седай словно стала выше ростом, угрожающе возвышаясь  над ними.
-- Запомните: я  намерена доставить вас в целости и сохранности в Тар Валон.
Это единственное, что вам нужно знать.
     -- Если мы  так  и будем  тут стоять, --  вмешался  Лан, -- то Драгкару
вовсе не потребуется обыскивать реку. Если я правильно  помню... -- Он повел
своего коня дальше, вверх по речному берегу.
     Ранд перевел дыхание, как будто движение Стража отпустило что-то у него
в  груди.  Он  услышал  вздохи остальных,  даже  Тома,  и  припомнил  старую
поговорку. Лучше плюнуть в глаза волку, чем перечить Айз Седай. Тем не менее
напряжение спало. Больше  Морейн не казалась такой угрожающе высокой --  она
была едва ли ему по грудь.
     -- Видно, нам  не  удастся  немного  отдохнуть,  -- сказал с  затаенной
надеждой  в голосе Перрин,  зевнув  во  весь  рот. Эгвейн, устало  вздохнув,
привалилась к Беле.
     В   этом   вздохе   Ранд   впервые   уловил   какой-никакой  намек   на
разочарованность.  Может, теперь ей станет понятно, что  это  вовсе не таков
грандиозное  приключение. Затем Ранд виновато вспомнил, что он, в отличие от
нее, проспал весь день.
     -- Нам нужно  отдохнуть, Морейн Седай, -- сказал он. -- В конце концов,
мы же всю ночь проскакали верхом.
     --  Тогда предлагаю  взглянуть,  что  там  для нас у Лана,  --  сказала
Морейн. -- Идемте.
     Она  повела их вверх по берегу, в  лес за  рекой. От голых ветвей  тени
стали еще плотнее. Через добрую сотню спанов от Тарена открылся темный холм,
с большой поляной перед ним. Когда-то давнее  половодье подмыло и опрокинуло
на  этом месте  целую рощицу, превратив ее в огромный плотный клубок, на вид
сплошную массу перепутанных стволов, ветвей и корней. Морейн остановилась, и
неожиданно низко над землей возник огонек, приближаясь  из-под нагромождения
деревьев.
     Из-под холма, вытянув перед собой обломок факела, вылез Лан и встал.
     -- Нежданных  гостей не  было,  -- сказал он Морейн. -- И дрова,  что я
припас, до сих пор сухие, так что я развел небольшой костерок. Мы отдохнем в
тепле.
     -- Вы рассчитывали, что у нас будет здесь привал? -- удивленно спросила
Эгвейн.
     -- Место  казалось вполне  подходящим, --  ответил  Лан.  -- При  любых
обстоятельствах лучше быть предусмотрительным.
     Морейн взяла у него из рук факел.
     -- Вы позаботитесь о лошадях? Когда закончите, я займусь вами. А сейчас
я хочу поговорить с Эгвейн. Эгвейн?
     Ранд смотрел, как обе женщины нагнулись и исчезли под громадным завалом
древесных  стволов. Там оказался низкий  вход, в который можно было с трудом
пролезть. Свет факела пропал.
     Во вьюках, приготовленных Ланом,  были, помимо прочего, уложены торбы и
немного овса, но расседлывать лошадей  Страж  не позволил.  Вместо этого  он
достал путы, также упакованные в седельные вьюки.
     --  Без седел  им  отдыхать  было б  удобней, но, если придется  быстро
уходить, заново седлать их времени не будет.
     -- По-моему, они  выглядят так, будто  им вообще  не  нужен  отдых,  --
сказал Перрин, пытаясь накинуть торбу на морду своей  лошади. Та, прежде чем
дать ему  возможность набросить лямки, пару раз вскинула голову. Облако тоже
заставил  Ранда  потрудиться -- только с  третьего  раза  ему удалось надеть
торбу на серого.
     -- Нужен, --  сказал Лан.  Он  выпрямился, стреножив своего жеребца. --
Да, скакать они еще могут. Дай им  волю,  они помчатся изо всех  сил, и  еще
быстрее, а потом упадут замертво от изнурения, которого и  не почувствуют. Я
бы  предпочел, чтобы  Морейн Седай  не  делала того, что она  делает. но это
необходимо.  --  Он  похлопал  жеребца по шее, и тот  качнул головой, как бы
благодаря Стража. -- Следующие несколько дней,  пока они  не  оправятся, нам
нужно их  придерживать.  Придется скакать  намного  медленнее,  чем  мне  бы
хотелось. Но, если повезет, этого будет достаточно.
     -- Это то?.. -- Мэт  громко  сглотнул. -- Это то, о чем она говорила? О
нашей усталости?
     Ранд потрепал Облако по шее и уставился взглядом  в никуда. Несмотря на
то,  что  она  сделала  для Тэма,  ему как-то не  хотелось, чтобы  Айз Седай
использовала Силу на нем. Свет, так же, как она позволила парому утонуть!
     --  Нечто  вроде  этого, -- криво  усмехнулся  Лан. -- Но вам не грозит
загнать себя до  смерти. Не понадобится, если только дела  не пойдут намного
хуже, чем сейчас. Думайте обо всем только как о дополнительном ночном сне.
     Внезапно  душераздирающий вопль Драгкара эхом  прокатился над затянутой
туманом рекой.  Даже  лошади застыли.  Вновь, уже ближе, донесся крик, потом
опять, словно иглами вонзаясь в череп Ранда. Затем крики стали слабеть, пока
не затихли совсем.
     -- Повезло, -- выдохнул Лан. -- Тварь обыскивает реку, высматривая нас.
-- Страж быстро пожал плечами и  продолжил вдруг совершенно прозаически:  --
Давайте внутрь.  Мне  хватит горячего чаю и  еще чего-нибудь, чтобы  не было
пусто в животе.
     Первым  в лаз, ведущий  в глубь  путаницы  деревьев,  согнувшись  в три
погибели, на четвереньках  пополз вниз  по короткому туннелю  Ранд. В  конце
прохода он, по-прежнему скорчившись, остановился. Впереди открылась пещера с
неровными  стенами, образованная  переплетением  стволов  и  ветвей,  вполне
просторная, чтобы вместить весь отряд. Под низким сводом выпрямиться во весь
рост  могли  только  женщины.  Дым  от  небольшого  костерка,  горевшего  на
основании  из  речной  гальки,  поднимался  вверх  и  уходил  наружу   через
переплетение ветвей, -- оно было таким плотным, что наружу не пробивалось ни
единого проблеска пламени, но тяга оказалась  достаточной.  Морейн  и Эгвейн
сидели лицом друг к другу у костра, скрестив ноги и откинув в стороны плащи.
     -- Единая  Сила,  -- говорила  Морейн,  -- берет  начало  от  Истинного
Источника   --  движущей  силы   Создания,  силы,  которая  волей  Создателя
заставляет  вращаться  Колесо Времени.  --  Она вытянула  руки перед собой и
сложила ладонями вместе. -- Саидин, мужская половина Истинного  Источника, и
Саидар, женская половина, действуют друг против друга и одновременно вместе,
составляя  эту  силу. Саидин... --  она подняла руку,  затем уронила  ее, --
запятнан  прикосновением Темного, словно вода с  тонкой пленкой  прогорклого
масла,  плавающего  наверху.  Вода по-прежнему  чиста,  но  коснуться ее, не
запачкавшись  при  этом, нельзя. Безопасно  можно  пока пользоваться  только
Саидар.
     Эгвейн  сидела спиной  к Ранду. Он  не  видел ее  лица, но девушка  вся
подалась вперед, жадно ловя каждое слово Айз Седай.
     Сзади  Ранда пихнул  Мэт,  что-то  пробурчав  при  этом,  и тот вполз в
древесную  пещеру.  На появление  Ранда  ни Морейн, ни  Эгвейн  не  обратили
никакого  внимания.  Вслед за ним втиснулись остальные мужчины, они сбросили
промокшие плащи и расположились вокруг костра, протягивая руки к теплу. Лан,
пролезший  внутрь  последним, вытащил из укромного уголка в стене  бурдюки с
водой  и  кожаные мешки, достал  чайник и  занялся приготовлением чая. Он не
обращал внимания на разговор  женщин, но  друзья Ранда  забыли  о том, чтобы
греть  руки  над  огнем,  и  в  открытую таращили глаза.  Том делал вид, что
всецело занят набиванием  своей резной  трубки, но его  выдавало  то, как он
немного  наклонился в  сторону Айз  Седай. Морейн  и  Эгвейн вели себя  так,
будто, кроме них, никого вокруг не было.
     --  Нет, -- сказала Морейн, отвечая на вопрос, который  Ранд прослушал,
-- Истинный Источник нельзя вычерпать до конца, так же как нельзя  вычерпать
реку  мельничным  колесом. Источник  --  это река,  а  Айз Седай  -- водяное
колесо.
     --  И вы думаете, я могу научиться? -- спросила Эгвейн. Она вся сгорала
от нетерпения. Ранд  никогда  не видел ее такой красивой и такой  далекой от
него. -- Я смогу стать Айз Седай?
     Ранд вскочил, треснувшись головой о бревна низкого свода. Том Меррилин,
схватив юношу за руки, дернул его обратно.
     --  Не будь дураком, --  прошептал ему менестрель. Том бросил взгляд на
женщин  --  ни одна  из  них, видимо, ничего  не заметила --  и сочувственно
посмотрел на Ранда. -- Теперь, мальчик, это уже не в твоих силах.
     --  Дитя  мое, -- мягко  сказала Морейн,  --  лишь очень  немногим дано
научиться прикасаться к Истинному  Источнику и применять Единую Силу.  Одних
можно обучить  в  большей степени, других -- в меньшей.  Ты -- одна  из тех,
кого можно пересчитать по пальцам, -- кому  учиться не нужно. В конце концов
способность прикасаться к  Истинному Источнику придет к тебе сама, хочешь ты
того  или  нет. Однако  без обучения в Тар  Валоне  ты  никогда не научишься
полностью  направлять  ее,   и  ты  можешь  погибнуть.  Мужчины,  обладающие
способностью воздействовать на Саидин с рождения, разумеется, погибают, если
их не отыщут Красные Айя и не "укротят"...
     Том издал горлом  сдавленный звук, а Ранд обеспокоенно заерзал. Мужчины
вроде тех, о ком  говорила Айз Седай, были  редки -- за всю свою жизнь  Ранд
слышал  только  о трех,  и,  благодарение  Свету,  их никогда  не  бывало  в
Двуречье, -- но разрушения, причиненные ими, до того как их находили Красные
Айя,  были  всегда  такими большими, что  вести  о них  расходились повсюду:
войны,  землетрясения,  сметавшие с лица земли  целые  города. Ранд  никогда
по-настоящему не задумывался,  что  делают Айя. Судя по  сказаниям, Айя были
объединениями  у Айз  Седай ft все больше  плели интриги  и  вздорили  между
собой, но  все  предания  сходились в  одном.  Первоочередным  своим  долгом
Красные  Айя  считали  предотвращение  нового Разлома Мира и  исполняли его,
выискивая любого мужчину, который хотя бы мечтал об обладании  Единой Силой.
У Мэта и Перрина был такой вид, словно им разом захотелось очутиться дома, в
своих постелях.
     --  ...но  некоторые  женщины  тоже  погибают.   Трудно  обучиться  без
надлежащего руководства. Женщины, которых  нам  не  удалось  найти, те,  кто
выживает, часто становятся... ну, в этой части мира они могут стать  Мудрыми
в своих деревнях. --  Айз Седай задумчиво помолчала. -- Древняя кровь сильна
в Эмондовом Лугу, и древняя кровь поет. В тот момент,  как я увидела тебя, я
узнала  о  твоем  предназначении.  Айз  Седай  не   может  не  почувствовать
присутствия женщины, способной направлять силу или  которая близка к  своему
преображению. -- Морейн порылась в поясной сумке и извлекла из нее небольшой
голубой  драгоценный  камень  на золотой  цепочке, что  она  раньше носила в
волосах.  --  Ты  очень  близка  к  своему  преображению,  к своему  первому
прикосновению.  Будет лучше,  если  я проведу  тебя  через  него.  Тогда  ты
избежишь... неприятных последствий, от которых страдают  те, кому приходится
самим находить свой путь.
     Эгвейн взглянула на камень, глаза  ее расширились,  и она несколько раз
провела языком по губам.
     -- Это... в нем есть Сила?
     -- Разумеется, нет, --  отрезала Морейн. -- В предметах нет  Силы, дитя
мое. Даже ангриал --  всего  лишь  инструмент. Это  просто красивый  голубой
камень. Но он может испускать свет. Давай.
     Руки Эгвейн задрожали,  когда  Морейн положила  камень  на  кончики  ее
пальцев. Девушка попыталась было отдернуть ладони, но Айз  Седай одной рукой
удержала ее за запястья, а другой ласково коснулась щеки Эгвейн.
     -- Смотри  на камень, -- тихо  произнесла Айз  Седай. -- Лучше так, чем
неумело идти ощупью в одиночку.  Освободи свой разум  от всего постороннего,
сосредоточься на камне. Освободи свои мысли и ни о чем не думай. Есть только
камень  и  пустота.  Я  начну.  Доверься  и позволь мне  вести тебя. Никаких
мыслей. Расслабься.
     Пальцы Ранда  впились в колени; он до боли стиснул челюсти.  У  нее  не
должно получиться. Не должно.
     В  камне вспыхнуло сияние  -- одна вскоре  погасшая голубая вспышка, не
ярче  светлячка,  но Ранд  вздрогнул,  как от боли, словно она ослепила его.
Эгвейн и Морейн с отрешенными лицами пристально смотрели на камень. Блеснула
еще одна вспышка,  потом еще одна, пока  лазурный огонек не запульсировал  в
такт биению сердца. Это Морейн. Не Эгвейн.
     Еще  один,  последний,  слабый голубой проблеск,  и камень  вновь  стал
простой безделушкой. Ранд затаил дыхание.
     Еще  несколько  мгновений Эгвейн продолжала  всматриваться  в маленький
камень, затем подняла взгляд на Морейн.
     --  Я...  По-моему,  я  почувствовала...  что-то,  но...  Наверное,  вы
ошибаетесь во мне. Извините, если я напрасно отняла у вас время.
     -- Не напрасно, дитя мое. -- Легкая улыбка удовлетворения скользнула по
губам Морейн. -- Последний огонек был только твоим.
     -- Да? -- воскликнула Эгвейн, затем сразу  же помрачнела. -- Но он ведь
был едва заметен.
     -- А теперь ты ведешь себя как глупая деревенская девчонка. Большинству
из  тех, кто  приходит в Тар Валон, нужно многие месяцы  учиться, прежде чем
они  добьются  того,  что  ты  сейчас  сделала.   Ты  можешь  далеко  пойти.
Когда-нибудь, возможно, даже  станешь Престолом Амерлин, если будешь усердно
учиться и упорно работать.
     --  Так вы думаете?.. -- С восторженным криком Эгвейн обвила руками Айз
Седай. -- О, благодарю вас! Ранд, ты слышал? Я буду Айз Седай!




     Перед  тем как  все  легли спать,  Морейн поочередно, стоя  на коленях,
возложила каждому руки на голову. Лан заворчал, что это ему не  нужно и  что
ей следует поберечь силы, но остановить ее не пытался. Эгвейн самой хотелось
новых впечатлений,  Мэт и  Перрин явно побаивались предстоящего,  но в то же
время  и  возразить  боялись. Том дернулся было  от руки  Айз  Седай, но она
схватила  его   седую  голову,  одарив  взглядом,  не  допускающим  подобных
глупостей.  В течение всей процедуры  менестрель хмурился. Убрав  руки с его
шевелюры, Морейн насмешливо улыбнулась. Менестрель нахмурился еще больше, но
выглядел он посвежевшим. Как и все.
     Ранд вжался в нишу между двумя стволами,  надеясь, что его  не заметят.
Едва он привалился спиной к неровной стене, как глаза стали слипаться, и ему
пришлось заставлять себя держать  их открытыми. Поднеся кулак  ко рту, юноша
постарался скрыть зевок. Немножко сна, час-другой, и он будет в порядке. Тем
не менее Морейн не забыла о нем и не пропустила.
     Ранд вздрогнул от прикосновения к  своему  лицу ее прохладных пальцев и
сказал:
     -- Мне не... --  Глаза его изумленно расширились. Усталость  вытекла из
него,  словно  поток,  бегущий  по   склону  холма;  тупая,  тягостная  боль
отступила, растворясь в  смутные воспоминания,  и исчезла.  Ранд  ошарашенно
уставился на Морейн. Та лишь улыбнулась и отняла руки.
     -- Вот и  все, --  сказала  Морейн с усталым вздохом, и юноша вспомнил,
что для себя она такое сделать не может.  Да,  она лишь выпила немного  чая,
отказавшись  от хлеба и сыра,  которые ей настойчиво предлагал Лан, а  потом
прикорнула  подле  костра.  Казалось,  она  уснула  сразу  же,  едва  только
завернулась в плащ.
     Остальные, за  исключением Лана, улеглись там, где  нашлось  достаточно
места, чтобы вытянуться, хотя Ранд не мог представить, зачем это нужно. Себя
он  чувствовал так, словно  уже провел  целую  ночь в мягкой  постели. Но не
успел он прислониться спиной  к бревнам, как волной накатил сон. Когда часом
позже  Лан легким толчком разбудил его, у Ранда  было такое ощущение,  будто
отдыхал он три дня подряд.
     Страж  разбудил  всех,  кроме Морейн,  и  строго  шикал  на любой звук,
который мог бы потревожить ее  сон. И все равно  он  не позволил им  надолго
задержаться в уютной древесной пещере. Солнце не успело высоко подняться над
горизонтом, --  всего  на два  своих диаметра, -- а все следы  ночевки  были
уничтожены и отряд уже верхом двигался  в  сторону  Байрлона, --  не  спеша,
чтобы поберечь лошадей.  Глаза Айз  Седай  были затуманены, но в  седле  она
сидела прямо и уверенно.
     Над  рекой  по-прежнему  висел  густой  туман,  серая стена противилась
попыткам  тусклого  солнца  развеять  ее  и   скрывала  Двуречье.  Ранд  все
посматривал через плечо, надеясь в последний раз увидеть родные места, пусть
даже Таренский Перевоз, пока туманный вал на берегу реки не пропал из виду.
     -- Никогда не думал,  что окажусь так далеко от дома, -- произнес Ранд,
когда река и туман  спрятались за деревьями. -- Помните, когда-то Сторожевой
Холм казался неблизким путем? -- Всего два дня назад. А кажется -- вечность.
     --  Через  месяц-другой мы  вернемся, --  сказал  Перрин  неестественно
напряженным голосом. -- Подумай, что дома говорить будем.
     -- Даже троллоки не могут  гоняться за нами  вечно,  -- сказал  Мэт. --
Сгореть мне,  не могут. -- Тяжело вздохнув, он привстал в стременах и тяжело
опустился в седло, словно не поверив собственным словам.
     -- Тоже мне, мужчины! -- фыркнула Эгвейн. -- У вас на носу приключение,
о котором  вы  все  время болтали,  а уже говорите о доме.  -- Она вздернула
подбородок,  однако  Ранд уловил в  ее голосе дрожь, уловил  именно  сейчас,
когда Двуречья нельзя было увидеть.
     Ни  Морейн,  ни  Лан  не  пытались  успокоить  ребят, ни единым  словом
уверить, что они, конечно же, вернутся домой. Ранд гнал от себя мысли о том,
что это могло означать. Даже отдохнув, он был слишком полон разных сомнений,
чтобы искать еще лишнюю причину для беспокойства. Сгорбившись в седле, юноша
принялся грезить, как он  бок о бок с Тэмом пасет овец, ухаживает за ними на
пастбище с густыми сочными травами,  как поют  весенним  утром  жаворонки. О
поездке  в Эмондов Луг, о Бэл Тайне, -- какой он обычно бывает: с танцами на
Лужайке, нисколько не думая о том, что  можно запутаться в своих ногах. Ранд
ухитрялся уходить в такие мысли надолго.
     Дорога   в  Байрлон  заняла  почти   неделю.   Лан  ворчал   что-то   о
медлительности путешествия, но  именно он задавал темп и заставлял остальных
держать его. Себя же и своего жеребца, Мандарба, -- Лан сказал, что  это имя
на  Древнем Языке означает  "Клинок", -- он  не очень щадил. Страж  покрывал
расстояние вдвое больше, чем они, галопом посылал своего вороного вперед, --
меняющий цвет плащ кружился  и  вился на ветру,  --  ведя разведку местности
впереди, или отставал, чтобы осмотреть оставленные отрядом следы. Однако как
только  кто-либо  другой  пытался чуть  ускорить бег  своей  лошади, тут  же
раздавалось  резкое напоминание  беречь  животных и язвительное замечание  о
преимуществах пешего хода при нападении  троллоков. Даже  Морейн доставалось
от  Стража, когда она позволяла  белой  кобыле прибавить шаг. Кобыла звалась
Алдиб; на Древнем Языке  -- "Западный  Ветер", ветер,  что приносит весенние
дожди.
     Рейды Стража ни разу не выявили  никакого признака погони  либо засады.
Об  увиденном он  сообщал  лишь Морейн, и так  тихо, что  подслушать не было
никакой возможности, а  остальным Айз Седай говорила  только то,  что, по ее
мнению, им следовало знать. Поначалу Ранд оборачивался не  переставая.  И не
он один. Не раз Перрин проводил пальцами по топору, а Мэт скакал со стрелой,
наложенной  на тетиву,  -- на первых порах.  Но  на  дороге не появлялось ни
троллоков, ни фигур в черных плащах, а в небе не пролетал Драгкар. Понемногу
Ранду начинало  казаться, что они, наверное, и в  самом деле ускользнули  от
преследователей.
     Лес, даже там,  где  деревья  росли  гуще,  не  был  таким  уж  хорошим
укрытием.  К северу от Тарена своей цепкой хватки зима не ослабляла с тем же
упорством, что и в  Двуречье.  Купы сосен, елей, болотного мирта, тут и  там
островки  лавра и  других пахучих кустарников  ярко выделялись на фоне голых
серых ветвей. Даже почек на ветвях  не  было.  Кое-где лишь отдельные побеги
новой поросли пробивались на бурых лугах, лежавших под гнетом зимних снегов.
Да  и  по  большей  части  здесь  пускали  ростки  жгучая   крапива,  грубый
чертополох, резко пахнущие травы. На обнаженной почве лесного настила до сих
пор тенистыми заплатами-сугробами под низкими  ветвями вечнозеленых деревьев
упорно  держался  последний снег.  Все постоянно кутались в  плащи:  скудное
солнце  совсем  не  грело, а  ночной холод  пробирал  до костей.  Птиц, даже
воронов, здесь было едва ли больше, чем в Двуречье.
     Ничего  неправильного  в медлительности их движения  не было.  Северный
Большак -- Ранд продолжал называть дорогу именно так, хотя и подозревал, что
тут, к  северу  от Тарена, у  нее может быть другое название, -- все так  же
бежал прямо на север, но по настоянию Лана их путь огибал тракт и  шел через
лес столь  же часто, как  и по  самой наезженной дороге. Деревня, или ферма,
или  любой признак  человека или  поселения, хоть  их  и попадалось немного,
заставляли отряд  сворачивать  в сторону и делать крюк, обходя  их. За  весь
первый день  Ранд  не заметил никаких  свидетельств того,  что  в этих лесах
когда-то бывали люди, -- не считая самой дороги. Ему пришло на ум, что, даже
когда он  добирался до  подножий  Гор  Тумана,  он  не  был  так  далеко  от
человеческого жилья, чем в этот день.
     Первая ферма, что он увидел, -- большой каркасный дом и высокий амбар с
остроконечной,  крытой  соломой  крышей,  над  каменной  трубой  поднимается
завиток дыма, -- стала для него потрясением.
     --  Она ничем не отличается от наших, -- сказал Перрин, хмуро  глядя на
отдаленные строения, еле различимые между деревьями. По  двору фермы  ходили
люди, пока не ведающие о путниках.
     --  Конечно же, отличается,  -- сказал Мэт. -- Просто мы не так близко,
чтобы что-то заметить.
     -- Да говорю тебе, никакой разницы, -- настаивал Перрин.
     -- А должна быть. В конце-то концов, мы севернее Тарена.
     -- Тихо, вы, оба, -- рыкнул Лан.  -- Нам не нужно,  чтобы нас заметили,
запомнили? Сюда! -- Он свернул в чащу, на запад, направляясь в обход фермы.
     Оглянувшись, Ранд решил, что Перрин прав. Ферма во  многом  походила на
любую из  ферм  вокруг  Эмондова Луга.  Маленький мальчик  тащил от  колодца
ведро, а ребята постарше  возились с  овцами  за  огородкой. Даже  сарай для
сушки табака.  Но Мэт  тоже  прав. Мы  севернее  Тарена.  Она  должна чем-то
отличаться.
     На ночевку  они всегда останавливались, когда  последний  свет  дня еще
цеплялся за небо, и выбирали поляны с уклоном -- для стока  воды и защиты от
ветра,  который только  менял  направление, но  стихал очень  редко.  Всегда
небольшой, их костерок был заметен не ближе, чем всего с нескольких ярдов, и
как только заваривался чай, пламя гасили, а угольки и золу прикалывали.
     На первом привале, до захода солнца, Лан начал обучать юношей обращению
с оружием, что те взяли с собой. Начал он с лука. Проследив, как Мэт с сотни
шагов  выпустил  три стрелы в  нарост  размером  с  человеческую  голову  на
потрескавшемся стволе сухого мирта, Страж велел ребятам стрелять по очереди.
Перрин повторил  достижение Мэта, а Ранд, призвавший пламя и пустоту, полное
спокойствие,  которое позволило луку стать  частью его или ему  стать частью
лука, уложил свои три стрелы так тесно,  что  их  наконечники почти касались
друг друга. Мэт одобрительно похлопал Ранда по плечу.
     -- Теперь, если у вас всех  будут луки, -- холодно сказал Страж,  когда
парни начали  было  ухмыляться,  -- и  если троллоки согласятся не подходить
близко и дадут вам воспользоваться этим оружием... -- Ухмылки разом исчезли.
-- Дайте-ка  мне посмотреть,  чему я  могу вас  научить, на случай, если они
подойдут вплотную.
     Лан показал Перрину несколько  приемов обращения  с топором, оснащенным
огромным  лезвием; поднять топор на кого-то  имеющего  оружие  --  совсем не
похоже на  то,  как рубить дрова или размахивать им просто так,  из  забавы.
Продемонстрировав подмастерью  кузнеца серию уклонений, блоков, парировании,
атакующих ударов, он занялся потом, обучением Ранда. Не дикие прыжки кругом,
рубя вокруг  мечом,  что было  на  уме  у Ранда,  а мягкие движения,  плавно
перетекающие одно в другое, почти танец.
     -- Махать  клинком -- это еще не все, --  сказал Лан, -- хотя некоторые
считают  именно  так.  Разум  -- часть клинка,  причем большая.  Очисти свой
разум, овечий пастух. Освободи его от ненависти или страха, от  всего. Выжги
их  дотла.  И вы тоже послушайте.  Применить это  можно  и для топора, и для
лука, для копья или для посоха, даже действуя голыми руками.
     Ранд уставился на него.
     -- Пламя и пустота, -- удивленно произнес  он. -- Вы это имеете в виду,
правда? Мой отец учил меня очень похоже.
     В ответ Страж окинул его бесстрастным взглядом.
     --  Держи  меч, как я  тебе показал,  овечий пастух. Я  не могу  за час
превратить туповатого деревенского парня в  мастера  клинка, но,  может, мне
удастся добиться, чтобы ты не настрогал ломтиками свои ноги.
     Ранд вздохнул и сжал меч перед собой обеими руками. Морейн наблюдала за
ними без всякого выражения на лице, но следующим вечером она предложила Лану
продолжать занятия.
     По вечерам путники  ели то же самое, что и днем, и на завтрак: лепешку,
сыр  и  сушеное  мясо;  кроме  того, вместо воды  вечером был горячий чай. И
вечерами всех развлекал  Том. Лан ни за что не разрешил бы менестрелю играть
на арфе или флейте -- Страж говорил, что нет нужды будить всех окрест, -- но
Том жонглировал и рассказывал  предания.  "Мара и  три  глупых короля",  или
какой-нибудь из  сотен рассказов об Анле --  Мудрой  Советнице,  или  что-то
иное, о доблестях,  о приключениях, вроде Великой Охоты за  Рогом, но всегда
со счастливым концом и радостным возвращением домой.
     Однако  хоть  местность  вокруг  была  мирной, хоть  между  деревьев не
мелькали  троллоки,  хоть  среди   облаков  не  показывался  Драгкар,  Ранду
казалось, что напряжение все возрастает,  неважно, исчезла уже опасность или
нет.
     Однажды  утром  Эгвейн проснулась и принялась  расплетать свои  волосы.
Краешком глаза Ранд наблюдал  за  ней, укладывая свое одеяло. Каждый  вечер,
когда  тушили  костер, каждый заворачивался  в  одеяла, кроме  Эгвейн  и Айз
Седай. Две женщины  всякий раз отходили  в  сторону от остальных, беседовали
час или два  и возвращались, когда все уже засыпали. Эгвейн расчесывала свои
волосы,  сто  раз  проводя по ним  гребнем;  Ранд  специально  считал,  пока
приторачивал переметные сумы и скатку позади седла.  Потом  девушка спрятала
гребень,  перебросила  распущенные  волосы  через  плечо и  натянула капюшон
плаща.
     Потрясенный, он спросил:
     -- Что ты делаешь?
     Она, искоса взглянув на него, ничего не ответила. Ранд вдруг сообразил,
что впервые заговорил  с ней за те два  дня, что минули с ночи в убежище под
стволами деревьев на берегу Тарена, но это его не остановило.
     -- Всю жизнь  ты  только и ждала дня, чтобы заплести волосы в  косу,  а
теперь отказалась от этого? С чего бы? Потому что она свои не заплетает?
     --  Айз Седай  не заплетают своих волос, -- просто сказала  она. --  По
крайней мере, пока не захотят.
     -- Ты же не Айз Седай. Ты -- Эгвейн  ал'Вир из Эмондова Луга, и у всего
Круга Женщин случился бы припадок, увидь они тебя сейчас.
     -- Дела Круга Женщин тебя не касаются, Ранд ал'Тор. И я буду Айз Седай.
Как только приеду в Тар Валон.
     Ранд хмыкнул.
     -- Как только приедешь в Тар Валон! Зачем? Ради Света, скажи мне. Ты же
никакой не Друг Темного.
     --  А  по-твоему, Морейн  Седай  -- Друг Темного?  Да? --  Эгвейн, сжав
кулаки, резко  повернулась к нему  лицом, и  он  был  почти  уверен, что она
вот-вот ударит его. -- После того как она спасла деревню? После того как она
спасла твоего отца?
     --  Я не  знаю, кто  она  есть,  но кем бы она  ни  была, это ничего не
говорит об остальных. Сказания...
     -- Да когда же ты  повзрослеешь, Ранд! Забудь всякие россказни  и разуй
пошире глаза.
     -- Мои глаза видели, как она потопила паром! Попробуй возрази! Раз вбив
себе что-то в голову, ты и с места не сдвинешься, даже  если сказать, что ты
пытаешься стоять на воде. Если бы ты не была такой ослепленной Светом дурой,
то поняла бы!..
     --  Дура,  я? Дай-ка я скажу  тебе  кое-что, Ранд ал'Тор! Ты  --  самый
упрямый, самый тупоголовый, набитый шерстью!..
     -- Эй, вы, двое, вы что, пытаетесь поднять на ноги всех на  десять миль
окрест? -- вопросом оборвал перепалку Страж.
     Замерев  на месте с открытым ртом,  с  трудом  пытаясь улучить  момент,
чтобы вставить хоть слово. Ранд  вдруг  понял, что  кричит во все горло. Что
орут они оба.
     Лицо Эгвейн заалело до бровей, она отбежала в  сторону, коротко бросив:
"Мужлан!" -- что, казалось, относилось в равной мере и к Стражу, и к Ранду.
     Осторожно обернувшись, Ранд оглядел  лагерь. На него  смотрели все,  не
только  Страж.  Мэт  и  Перрин  --  с  побледневшими  лицами.  Том  --  весь
напряженный, будто готовый бежать или  драться.  Морейн. Лицо Айз  Седай  не
выражало ничего,  но глаза, казалось,  просверлили его насквозь. В  отчаянии
Ранд попытался  точно  вспомнить, что  он такого  нагородил об  Айз Седай  и
Друзьях Темного.
     -- Пора  в путь,  --  сказала Морейн. Она повернулась  к Алдиб, и  Ранд
поежился, будто его выпустили из капкана. Чему он был очень удивлен.
     Через две ночи, сидя у неярко горящего костерка, Мэт  слизнул с пальцев
последние крошки сыра и сказал:
     -- Знаете, по-моему, мы от них отделались.
     Лан растворился в ночи, в последний раз осматривая лес. Морейн и Эгвейн
отошли  в  сторону  для  одной из своих бесед.  Том со своей  трубкой клевал
носом, и юноши у костра оказались предоставлены самим себе.
     Перрин, бесцельно вороша палкой чуть тлеющие угольки, ответил Мэту:
     -- Если мы от них отделались, то почему Лан все еще ездит на разведку?
     Почти заснув. Ранд перекатился на бок, повернувшись спиной к костру.
     --  Они потеряли нас у Таренского  Перевоза.  --  Мэт лежал  на  спине,
закинув руки за голову, уставясь в  лунное небо.  -- Даже если на самом деле
гнались за нами.
     -- Ты думаешь, Драгкар преследовал нас потому, что мы  ему понравились?
-- спросил Перрин
     --  Я  говорю,  пора  бросить  беспокоиться  о троллоках  и прочем,  --
продолжал  Мэт, словно Перрин ничего и не говорил,  -- и начать подумывать о
том, чтобы посмотреть мир.  Мы там, откуда приходят сказания. Как по-вашему,
на что похож настоящий город?
     -- Мы и идем в Байрлон, -- сонно произнес Ранд, но Мэт фыркнул.
     -- Байрлон --  всяко  очень  хорошо, но мне доводилось видеть ту старую
карту  мастера ал'Вира. Если мы повернем на юг, когда достигнем Кэймлина, то
дорога приведет прямо в Иллиан, а там и дальше.
     -- А что такого особенного в Иллиане? -- зевая, спросил Перрин.
     --  Во-первых, -- ответил Мэт,  -- в  Иллиане нет  на каждом  шагу  Айз
Седай...
     Пала тишина, и Ранд разом  проснулся. Морейн вернулась раньше обычного.
С ней была Эгвейн, но  именно  Айз Седай, стоящая на краю светового круга от
пламени костра,  приковала  к  себе всеобщее внимание. Мэт так  и  лежал  на
спине,  открыв рот  и  уставясь  на нее. В глазах  Морейн,  словно  в темных
полированных камнях, плясало пламя. У Ранда мелькнула в  голове мысль: а как
долго она там стоит?
     -- Парни просто... -- начал Том,  но Морейн заговорила, перекрывая  его
слова.
     -- Несколько дней передышки, и вы готовы все забыть. -- Ее тихий ровный
голос резко контрастировал с огнем в глазах. -- День  или два спокойствия, и
вы уже забыли о Ночи Зимы.
     -- Мы не забыли, -- сказал Перрин. -- Просто...
     По-прежнему не повышая голоса, Айз Седай обошлась с ним так же, как и с
менестрелем.
     --  Вы  все так считаете? Вы все  просто сгораете от нетерпения,  чтобы
удрать в  Иллиан и  забыть о  троллоках, о  Полулюдях,  о  Драгкаре? --  Она
окинула  всех  троих взглядом -- от холодного  блеска  глаз вкупе с  обычным
тоном ее  голоса Ранд почувствовал  себя  очень неуютно, но  Морейн  не дала
никому и  рта раскрыть. -- За вами  троими гонится Темный, за одним  или  за
всеми, и если  я  позволю вам удрать, куда взбредет в ваши головы, то он вас
схватит. Чего бы ни добивался Темный, я буду противиться этому всеми силами,
поэтому  послушайте  и  запоминайте: это  --  правда. Я  не позволю  Темному
заполучить вас, прежде я сама вас уничтожу.
     Было нечто  такое в  ее  голосе,  сухая  прозаичность,  которая убедила
Ранда.  Айз Седай  сделает  в точности  то,  что  сказала,  --  если  сочтет
необходимым. Этой  ночью сон не шел к нему, и не к нему  одному.  Даже  храп
менестреля  раздался не раньше,  чем  погас последний уголек.  На  этот  раз
Морейн никому не предложила помочь уснуть.
     Все эти  вечерние  беседы Эгвейн  с Айз Седай камнем лежали  на  душе у
Ранда.   Когда  бы  они  ни  исчезали  во  тьме,  немного  отойдя  подальше,
уединившись от  остальных,  ему  хотелось узнать,  о чем  они  говорят,  что
делают. Что Айз Седай делала с Эгвейн?
     Однажды  вечером Ранд  дождался, пока  все улеглись,  а  Том  захрапел,
словно пила, что вгрызается в дубовый сук. Тогда он, прижав  к себе  одеяло,
скользнул в  сторону.  Пользуясь каждой  крохой ловкости, что  он  приобрел,
подбираясь к  кроликам, юноша двигался  вместе  с лунными  тенями,  пока  не
притаился  между  ветвей  высокого  болотного  мирта  с  плотными,  широкими
листьями стоявшего недалеко от Морейн и  Эгвейн, которые сидели  на  упавшем
стволе, поставив рядом небольшой зажженный фонарь.
     --  Спрашивай,  -- говорила Морейн,  -- и  если  я  смогу ответить тебе
сейчас,  то  отвечу.  Дело в том, что есть многое, к чему ты не готова, есть
вещи, которые ты не сможешь понять,  пока не изучишь другие, которые, в свою
очередь, требуют знания третьих. Но спрашивай о чем хочешь.
     --  Пять Сил, -- задумчиво сказала Эгвейн. -- Земля, Ветер, Огонь, Вода
и Дух. Наверное,  несправедливо, что  мужчины могут быть самыми  сильными во
владении Землей и Огнем. Почему они обладают наиболее могучими Силами?
     Морейн рассмеялась.
     -- Ты так  думаешь, дитя мое? Есть ли  скала  столь несокрушимая, чтобы
ветер  и вода не смогли бы сточить  ее до основания, а огонь  столь сильный,
что его не может загасить вода или задуть ветер?
     Эгвейн  замолчала ненадолго,  рассеянно  ковыряя носком  башмака лесной
мох.
     --  Это  они...  они   --  те,  кто...  пытался  освободить  Темного  и
Отрекшихся,  разве  нет?  Мужчины  Айз  Седай?  -- Она  глубоко вздохнула  и
торопливо заговорила:  --  Женщины не принимали в этом участия. Это  мужчины
сошли с ума и разломали мир.
     --  Ты испугана, -- сурово  сказала  Морейн. -- Если бы  ты осталась  в
Эмондовом Лугу, то  со временем стала бы Мудрой. Ведь  таковы были намерения
Найнив?  Или же ты сидела бы в  Круге Женщин  и заправляла  делами  Эмондова
Луга, хотя Совет  Деревни  считал бы,  что  это  делает  он. Но ты поступила
немыслимо.   Ты  ушла  из  Эмондова  Луга,   покинула  Двуречье  в   поисках
приключений.  Ты  хотела  этого, но боялась. И упорно  не  позволяешь  своим
страхам взять над  тобою верх.  Иначе ты не спрашивала  бы  меня  о том, как
женщина  может  стать  Айз Седай.  Иначе ты не перевернула  бы  свою  жизнь,
отбросив обычаи и условности за забор.
     -- Нет, -- возразила  Эгвейн.  -- Я не боюсь.  Я просто хочу стать  Айз
Седай.
     -- Для тебя лучше,  если бы ты боялась, но надеюсь, ты будешь держаться
своей уверенности. В  эти дни немногие женщины  обладают даром, чтобы  стать
посвященными, намного меньше имеют желание ими стать. -- Голос Морейн звучал
так,  будто она принялась  размышлять  вслух. -- Наверняка никогда раньше не
бывало  двоих  в  одной  деревне. Да,  древняя кровь  по-прежнему  сильна  в
Двуречье.
     Ранд  пошевелился в  тени. Под его  ногой  хрустнула  ветка. Он тут  же
застыл  на месте,  покрывшись холодным потом и почти не дыша, но ни одна  из
женщин не оглянулась.
     -- Двоих?  -- воскликнула  Эгвейн. --  А кто еще? Это  Кари? Кари Тэйн?
Лара Айеллан?
     Морейн в досаде прищелкнула языком, потом строго сказала:
     -- Забудь  о  том,  что  я сказала.  Боюсь,  ее  дорога лежит в  другую
сторону.  Пусть  тебя  беспокоит  твое  собственное  положение.  Ты  избрала
нелегкий путь.
     -- Я не поверну обратно, -- сказала Эгвейн.
     -- Пусть будет так, как будет. Но тебе по-прежнему нужны  уверения, а я
не могу дать их тебе так, как ты того хочешь.
     -- Я не понимаю.
     --  Ты хочешь узнать, что Айз Седай -- добрые  и безгрешные, что именно
порочные и злые мужчины из легенд вызвали Разлом Мира, а не женщины. Да, это
были мужчины, но  они были не более  порочны, чем любые  другие мужчины. Они
были безрассудны, но не воплощали собой зло. Айз Седай, которых ты встретишь
в Тар Валоне, -- те же люди, они ничем не отличаются от любых других женщин,
кроме того дара, что выделяет  нас.  Они -- смелые  и  малодушные, сильные и
слабые, добрые и жестокие,  сердечные и  холодные. То, что  ты  станешь  Айз
Седай, не изменит твоей сути.
     Эгвейн тяжело вздохнула.
     -- Наверное, я и была этим испугана -- тем, что Сила изменит меня. Этим
и троллоками.  И  Исчезающими.  И... Морейн Седай,  во имя  Света, почему же
троллоки явились в Эмондов Луг?
     Айз  Седай  резко  обернулась и  посмотрела прямо  на  прячущегося  под
ветвями мирта  Ранда.  У того  перехватило дыхание; взгляд  ее был  столь же
безжалостным, как  тогда,  когда она  угрожала  юношам, и у Ранда  появилось
такое чувство,  что ее взор может проникнуть сквозь толстые листья болотного
мирта. Свет, что она сделает, когда обнаружит меня здесь подслушивающим?
     Стараясь  слиться  с самыми глубокими тенями,  Ранд двинулся  назад. Не
сводя взгляда  с женщин, он ненароком  зацепился за сучковатую корягу и чуть
не свалился  в сухой кустарник,  который  непременно выдал  бы  его  треском
ломающихся  ветвей  -- звуком  взрывающегося фейерверка.  Тяжело дыша,  Ранд
пополз назад на четвереньках, не хрустнув ни единой веточкой, -- то ли из-за
везения, то ли  благодаря старанию. Сердце колотилось так,  что своим стуком
могло само выдать Ранда. Дурень! Подслушивать Айз Седай!
     Пробравшись  к  месту,  где  спали  остальные,  он  ухитрился беззвучно
скользнуть между ними. Лан пошевелился, когда Ранд улегся  и натянул на себя
одеяло,  но  Страж  со  вздохом  перевернулся  на  спину.  Он  всего-навсего
ворочался во сне. Ранд беззвучно и облегченно выдохнул.
     Минутой   позже   из   сумрака  появилась  Морейн,  она   остановилась,
внимательно рассматривая  фигуры спящих. Лунное  сияние  ореолом разливалось
вокруг  нее.   Ранд  зажмурился  и  задышал  ровно,  все   время  напряженно
прислушиваясь,  не раздадутся ли  приближающиеся  шаги.  Никто не  подходил.
Когда он открыл глаза, Морейн уже ушла.
     Когда Ранд наконец уснул, сон его был тревожен и полон сновидениями, от
которых  бросало  в пот:  в  них все  мужчины  Эмондова  Луга объявляли себя
Возрожденными Драконами, а у всех женщин в прическах сверкали голубые камни,
такие же, какой носила Морейн. Подслушивать Морейн  и Эгвейн  Ранд больше не
решался.
     Неторопливое  путешествие тянулось  шестой день.  Негреющее солнце тихо
скользило к верхушкам  деревьев,  а горсточка  облаков-перьев высоко в  небе
медленно плыла  на север. На миг ветер дунул сильнее, и Ранд натянул плащ на
плечи, что-то пробурчав. Ему хотелось  знать,  доберутся ли они когда-нибудь
до Байрлона. Расстояния, которое преодолел отряд после переправы, уже вполне
хватило бы,  чтобы доехать от  Таренского Перевоза  до  Белой  Реки, но Лан,
когда бы Ранд  ни  спрашивал у него,  отвечал, что  это  просто  коротенькая
прогулка и она вряд ли заслуживает  того, чтобы называться  путешествием. От
таких замечаний настроение юноши ничуть не улучшалось.
     Впереди между деревьев показался Лан, возвращающийся из своей очередной
вылазки. Он придержал коня и поехал рядом с Морейн, склонив к ней голову.
     Ранд поморщился,  но спрашивать ничего не стал. Лан  попросту пропускал
все подобные вопросы мимо ушей.
     Одна  Эгвейн,  едва  заметив возвращающегося  Лана,  немного отстала от
Морейн, как будто они условились об этом заранее. Айз Седай могла вести себя
так, будто Эгвейн за старшую среди двуреченцев, но все равно она ни слова не
говорила  девушке  о  том,  что  докладывал  Страж.  Перрин  вез  лук  Мэта,
погрузившись в глубокое,  задумчивое молчание,  которое,  похоже, охватывало
его  все  больше  и больше,  по мере  того  как  они  все  дальше  и  дальше
оказывались  от   Двуречья.  Неспешная   поступь  лошадей   позволяла   Мэту
тренироваться  в   жонглировании  тремя  маленькими  камешками   под  зорким
присмотром  Тома Меррилина. Менестрель,  как и Лан, тоже каждый  вечер давал
уроки.
     Лан закончил свой доклад Морейн, и она повернулась в седле, оглянувшись
на  отряд.  Ранд  постарался  расслабиться,  чтобы  не  одеревенеть  под  ее
взглядом. Не задержался  ли на нем ее взгляд  на миг дольше,  чем  на ком-то
другом? Его чуть не замутило при мысли, что Морейн известно, кто подслушивал
во мраке той ночью.
     -- Эй, Ранд,  --  окликнул Мэт, -- а я могу  жонглировать четырьмя!  --
Ранд махнул в ответ рукой  и не посмотрев в сторону друга. -- Говорю тебе, я
раньше тебя научился четырьмя. Я... Гляньте-ка!
     Они въехали на  вершину низкого холма,  а под ними,  в  какой-то  миле,
проглядывая между окоченевшими деревьями и  вытянувшимися  вечерними тенями,
раскинулся Байрлон. Захлопав глазами, Ранд разинул рот, пытаясь одновременно
и улыбнуться.
     Город окружал  бревенчатый частокол, высотой футов в двадцать, по  всей
его  длине  возвышались деревянные  сторожевые  вышки.  За  стенами, в лучах
заходящего солнца, ярко  сверкали шиферные и черепичные крыши, и над ними из
труб  медленно плыли  вверх перышки  дымков.  Сотни  труб. Ни  одной  крытой
соломой крыши не было видно. Широкая дорога бежала из города на восток и еще
одна -- на запад, и на каждой из них виднелось  не  меньше дюжины фургонов и
вдвое больше  запряженных волами повозок, все они  направлялись  к палисаду.
Вокруг города были  разбросаны фермы, их было  больше к северу, тогда как на
юге считанные единицы нарушали однообразие леса, но Ранду бы хотелось, чтобы
их  там  вообще не  было. Он же больше, Эмондова  Луга,  Сторожевого Холма и
Дивен Раин вместе взятых! А может, вдобавок еще и Таренского Перевоза!
     -- Вот это, значит, и  есть город, -- выдохнул Мэт, наклоняясь вперед к
шее лошади и изумленно всматриваясь в открывшуюся картину.
     Перрин лишь покачал головой:
     -- Как может столько людей жить в одном месте?
     Эгвейн  просто удивленно разглядывала  город.  Том  Меррилин  глянул на
Мэта, затем закатил глаза и распушил усы:
     -- Тоже мне, город! -- фыркнул он.
     -- А ты, Ранд? -- сказала Морейн. -- О чем  ты  подумал, впервые увидев
Байрлон?
     -- Я подумал, что он очень  далеко от моего  дома, -- медленно произнес
он, вызвав язвительный смешок Мэта.
     --  Однако  вам  предстоит идти дальше,  -- сказала Морейн. --  Намного
дальше. Но иного выбора нет, кроме как бежать и прятаться. И опять бежать --
всю свою оставшуюся жизнь. И  жизни ваши будут коротки. Вам нужно помнить об
этом, когда путешествие станет тяжелым. Иного выбора у вас нет.
     Ранд  обменялся  взглядами с Мэтом и  Перрином.  Судя по  их лицам, они
думали о том  же, о чем и он сам. Как  она  может говорить о каком-то выборе
после того, что раньше сказала? За нас сделала выбор Айз Седай.
     Морейн продолжала так, словно их мысли не были ей совершенно понятны:
     -- Здесь снова  начинаются опасности.  В пределах этих стен  следите за
тем, что вы говорите. Прежде всего -- ни слова о троллоках, Полулюдях и тому
подобном. Вы даже думать  не  должны  о Темном. В Байрлоне кое-кто любит Айз
Седай гораздо  меньше, чем в Эмондовом Лугу, здесь могут оказаться  и Друзья
Темного. --  Эгвейн  ойкнула, а Перрин  что-то пробурчал. Мэт побледнел,  но
Морейн  спокойно  продолжила:  -- Мы  должны  привлекать  как  можно  меньше
внимания.  -- Лан уже  сменил свой плащ, переливающийся серым и  зеленым, на
другой, обычного темно-коричневого  цвета,  хотя и  превосходного  покроя  и
тонкой пряжи.  Меняющий цвета плащ стал  большой выпуклостью в одной из  его
переметных сум.  -- Своими собственными именами мы здесь  не пользуемся,  --
говорила Морейн. -- Тут я известна как Элис, а Лан -- как Андра.  Запомните.
Хорошо.  Пока нас  не  догнала  ночь,  нужно оказаться  за этими стенами. От
заката и до восхода солнца ворота Байрлона закрыты.
     Лан во главе отряда направился вниз  по холму, через лес, к бревенчатой
стене. Дорога вела мимо полудюжины ферм, -- близко к ней не было ни одной, и
никто  из  фермеров, заканчавающих свои дневные работы, путников не замечал,
--  и  упиралась  в  тяжелые  деревянные  ворота,  обитые широкими  полосами
кованого железа. Они были плотно закрыты, хотя солнце еще не село.
     Лан  подъехал  к  стене  вплотную  и  дернул  за  обтрепанную  веревку,
болтающуюся рядом с воротами. По ту сторону частокола брякнул колокол. Сразу
же над  срезом стены  появилось  сморщенное лицо под мятой суконной шапкой и
уставилось в проем между двумя обтесанными концами бревен.
     --  Ну  и  что  это все  такое, а?  Чересчур  поздно в эти  дни,  чтобы
открывать  ворота.  Слишком  поздно, говорю  я.  Идите в обход, к Воротам на
Беломостье,  если  хотите... --  Кобыла Морейн  отделилась от отряда,  чтобы
человек  на стене мог ясно разглядеть всадницу. Неожиданно морщины сложились
в щербатую  улыбку, и человек, казалось, чуть не разорвался между разговором
и  исполнением своих  обязанностей.  --  Я не  знал, что  это  вы,  госпожа.
Подождите. Я сейчас спущусь. Только подождите. Я иду. Уже иду!
     Голова  исчезла из виду, но до Ранда все равно доносились  приглушенные
крики, чтобы они не уходили, что стражник уже идет. С громким ржавым скрипом
правая  створка  ворот  медленно  отворилась.  Приоткрывшись  так,  чтобы  в
образовавшуюся щель могла проехать лошадь, створка  остановилась,  из-за нее
высунулся привратник, вновь сверкая в улыбке сохранившимися зубами, и тут же
отошел назад, пропуская отряд. Морейн въехала вслед за Ланом, позади  нее --
Эгвейн.
     Ранд  пустил Облако  за Белой и оказался на  узкой  улочке,  на которую
выходили высокие  деревянные заборы и склады -- большие и  без окон, широкие
двери  закрыты  крепко-накрепко.  Морейн  и  Лан  уже спешились,  и  с  ними
разговаривал тот самый человечек со  сморщенным лицом, Ранд тоже соскочил  с
коня.
     Низенький  человечек,  в видавшем виды плаще  и штопаной куртке,  мял в
руке  суконную шапку  и  тараторил,  быстро  кивая головой.  Он  внимательно
оглядел тех, кто спешился позади Лана и Морейн, и покачал головой.
     -- Народ с низин, -- ухмыльнулся человечек. -- С чего  бы вам,  госпожа
Элис,  заниматься  тем,  чтоб подбирать  всяких  низинников с  застрявшей  в
волосах соломой? -- Потом  он перевел взгляд на Тома Меррилина. --  А вот вы
не с овечками возитесь. Помнится, я пропускал вас несколько дней тому назад,
точно. Что, не по вкусу пришлись ваши фокусы там, в низинах, а, менестрель?
     -- Надеюсь, вы забудете, что выпускали нас, мастер Эвин, -- сказал Лан,
вкладывая монету привратнику в руку. -- И что впускали обратно -- тоже.
     -- Нет нужды  в  этом, мастер  Андра.  Нет нужды.  Вы мне прилично дали
перед  отъездом.  Прилично. -- Тем не менее монета из руки Эвина пропала так
же незаметно и мгновенно, словно он сам был  менестрелем. -- Я не  говорил и
не  скажу. Тем паче этим, Белоплащникам, -- с хмурым видом закончил Эвин. Он
решил было сплюнуть, но глянул на Морейн и передумал.
     Ранд  заморгал, но рот держал на  замке. Другие  поступили так же, хотя
это, по-видимому, Мэту далось с  трудом. Дети Света, изумленно подумал Ранд.
В  историях,  которые рассказывали  о  Детях  торговцы, купцы  и  купеческие
охранники, было все: от ненависти до восторга, но сходились они  на том, что
Чада Света ненавидят Айз Седай  так же, как и Приспешников Тьмы. Ранду стало
интересно, все ли это неприятности или еще нет.
     -- Дети -- в Байрлоне? -- спросил Лан.
     -- Туточки, -- привратник качнул головой. -- Явились, как мне помнится,
в тот  самый день, в какой вы отбыли. Здесь они никому по душе не  пришлись.
Большинство-то, конечно, это при себе держит.
     -- Сказали они, почему они здесь? -- с настойчивостью в голосе спросила
Морейн.
     --  Почему  они  здесь, госпожа? -- Эвин  был так  поражен, что позабыл
кивать  Головой.  -- Конечно, они говорили почему... Ох, я и забыл.  Вы ж  в
низинах были.  Похоже, кроме блеяния овец, ничего и не слышали. Они сказали,
что явились из-за  того, что происходит  там, в Гэалдане. Дракон, знаете ли,
--  ну,  тот,  который  себя называет  Драконом.  Они  говорят,  этот  малый
распространяет зло, -- которое, по-моему, он и есть, --  и они  здесь, чтобы
покончить  с ним,  вот  только он-то  там,  в  Гэалдане,  а  вовсе  не  тут.
Хорошенькое оправдание,  чтобы совать свой  нос в дела  других людей,  так я
считаю.  Уж  кое у  кого  на дверях  появился  Клык Дракона. --  На этот раз
привратник сплюнул.
     --  Значит, они  тут натворили  дел? -- сказал  Лан,  и  Эвин энергично
закивал головой.
     --  Не  то  чтобы  они  этого  не добивались,  по-моему,  но губернатор
доверяет им не больше моего. Он позволил кое-кому из  них, где-то десятку за
раз,  появляться в стенах города,  от чего они вне себя. Я слышал, остальные
стоят лагерем чуть к северу. Держу пари, у фермеров они в печенке сидят, все
время  заглядывая им через плечо. А те, что в городе, только шляются в своих
белых плащах, нос воротя от  честного народа. Это у них называется "ходить в
Свете",  порядок,   значит,  такой.   Не  раз  дело  доходило  до  драки   с
фургонщиками,  и рудокопами, и  плавильщиками, да со всеми, даже со стражей,
но губернатор хочет, чтоб все  было тихо-мирно, так,  как до  сих пор. Я так
скажу: если они выслеживают зло, то  почему они не в Салдэйе?  Там, наверху,
слышал,  смута  какая-то.  Или  не  в Гэалдане?  А  внизу,  говорят, большое
сражение было. Очень большое.
     Морейн негромко вздохнула.
     -- Я слышала, в Гэалдан направлялись Айз Седай.
     -- Да-да, госпожа, было такое. -- Эвин вновь закивал. -- Все верно, они
и  явились в  Гэалдан, поэтому-то битва и началась -- так я слышал. Говорят,
некоторые  из  тех Айз  Седай  погибли.  А  может,  и все. Знаю, кое-кто  не
одобряет Айз Седай, но я так скажу: кто иной может остановить Лжедракона? А?
И тех  проклятых идиотов, кто возомнил себя  мужчиной Айз Седай или кем-то в
этом  роде?  Как насчет них?  Конечно, кое-кто  говорит  -- не Белоплащники,
заметьте,  и не я, но кое-какой народец, -- что,  может, этот малый и впрямь
Возрожденный  Дракон.  Слышал  я,  он  кой  на  что  способен.  Единую  Силу
применяет. Потому за ним толпами и идут.
     --  Не  будь  дураком, --  перебил его Лан, и  лицо Эвина сморщилось  в
обиженной мине.
     -- Я лишь  говорю, что слышал, почему бы и  нет? Только то, что слышал,
мастер Андра.  Говорят,  -- кое-кто говорит, -- что он двинул свое войско на
восток  и на юг, на Тир.  -- Голос Эвина  стал мрачно многозначительным.  --
Поговаривают, он называет их Народом Дракона.
     -- Имена значат мало, -- тихо сказала  Морейн. Если что-то услышанное и
встревожило  ее, то она ничем этого не выдала. -- Если хочется, можешь своих
мулов назвать Народом Дракона.
     -- Навряд  ли захочется, госпожа, --  хихикнул Эвин.  --  Уж точно не с
Белоплащниками  за забором.  Да  на  имечко  такое,  сдается  мне,  никто  и
отзываться не  станет. Понятно, к чему вы клоните,  но...  о  нет,  госпожа.
Только не моих мулов.
     -- Вне всяких сомнений, мудрое решение, -- сказала Морейн. -- А  сейчас
нам пора идти.
     -- И не беспокойтесь, госпожа, -- сказал привратник, с живостью закивав
головой. -- Я никого  не видел. -- Эвин метнулся к воротам  и  проворно стал
закрывать створку, дергая ее на себя. -- Никого не видел и ничего не слышал.
-- Ворота  с  глухим стуком затворились,  и он, потянув за веревку, задвинул
засов.  --  Вообще-то,  госпожа,  эти  ворота  уже  несколько  дней  как  не
открывались.
     -- Да осияет тебя Свет, Эвин, -- сказала Морейн. Потом  она направилась
прочь от ворот. Ранд разок глянул через плечо -- Эвин все так же стоял перед
воротами. Казалось, он полою плаща потирал монету и хихикал.
     Путь  отряда шел по немощеным улицам, где с трудом разъехались  бы  два
фургона,  прохожих не встречалось,  по сторонам  тянулись склады, да  иногда
попадались высокие деревянные заборы. Ранд шагал рядом с менестрелем.
     -- Том, а что там такое было про Тир и Народ Дракона? Тир -- это  город
где-то далеко на юг, у Моря Штормов, разве не так?
     -- Кариатонский Цикл,-- коротко бросил Том. Ранд моргнул. Пророчества о
Драконе.
     -- В Двуречье  никто  не  рассказывал э-э... эти предания.  По  крайней
мере, в Эмондовом Лугу.  Если б  кто-то  рассказал, Мудрая шкуру бы  с  него
живьем спустила.
     -- Полагаю, из-за этого вполне могла бы, -- хмуро сказал Том. Он глянул
на Морейн,  идущую впереди с Ланом, решил, что  она  его  слов не услышит, и
продолжил: -- Тир -- самый большой порт на Море Штормов, а Твердыня  Тира --
крепость,  которая  его  защищает.  Говорят,  Твердыня  -- первая  крепость,
возведенная после Разлома Мира, и за все времена она никогда не была -взята,
хотя не  одна  армия  пыталась  штурмовать ее.  Одно  из Пророчеств  гласит:
Твердыня Тира никогда не падет, пока к ней не  явится Народ Дракона.  Другое
гласит,    что     Твердыня     не    падет     до     тех     пор,     пока
Мечем-Которого-Нельзя-Коснуться не  завладеет  рука Дракона.  -- Том скривил
губы. --  Падение  Твердыни будет одним  из главных  доказательств того, что
Дракон возродился. Может, Твердыня будет стоять, пока я не стану прахом.
     -- Меч, которого нельзя коснуться?
     --  Так говорится. Не  знаю,  меч ли  это вообще.  Что бы  это ни было,
хранится  оно  в  Сердце Твердыни --  центральной  цитадели крепости. Никто,
кроме  Великих  Лордов Тира, не имеет права входить  туда, и они  никогда не
говорили  о том,  что  находится внутри. Во всяком случае,  уж наверняка  не
менестрелю.
     Ранд нахмурился.
     -- Твердыня не  падет, пока Дракон не завладеет  мечом,  но как это ему
удастся, если только Твердыня уже не пала? Что, предполагается, будто Дракон
будет Великим Лордом Тира?
     -- Для этого возможностей  немного, -- сдержанно сказал менестрель.  --
Тир ненавидит все, что связано с Силой, даже больше, чем Амадор, а Амадор --
оплот Детей Света.
     -- Тогда как же Пророчество может исполниться? -- спросил Ранд. -- Я не
возражаю, если Дракон  никогда не возродится,  но в  пророчестве, которое не
может  исполниться,  как-то мало  смысла. Звучит  так, будто предание должно
убедить людей, что Дракон никогда не возродится. Разве не так?
     --  Ты задаешь  очень  много  вопросов,  мальчик,  --  сказал  Том.  --
Пророчество, которое  исполняется с легкостью,  немногого  стоит, верно?  --
Вдруг голос его оживился. -- Ну, вот мы и пришли. Вот только куда!
     Лан остановился  возле  одного деревянного, высотой  в  рост  человека,
забора, который  на вид ничем  не отличался от тех, что они  миновали. Страж
орудовал  клинком кинжала между  двух  досок.  Вдруг  он  довольно  хмыкнул,
потянул,  и под  его рукой  кусок забора отъехал  в  сторону, словно створка
ворот.  Это  и  в  самом  деле оказались  ворота, хотя, как  разглядел Ранд,
открываться они  должны были изнутри, о  чем говорила металлическая щеколда,
которую Лан и поднял кинжалом.
     Морейн сразу же  прошла внутрь, ведя в поводу Алдиб. Лан махнул  рукой,
приказывая остальным  следовать  за  ней,  потом замкнул цепочку; заперев за
собой ворота.
     По ту сторону забора Ранд  обнаружил  двор конюшни  при  гостинице.  Из
кухни долетал  гомон суеты  и звон  посуды, но что  поразило юношу, так  это
размеры здания: оно занимало раза  в два больше места, чем гостиница "Винный
Ручей", и было вдобавок четырехэтажным. Добрая  половина окон ярко светилась
в  сгущающихся  сумерках.  Ранд  дивился  этому  городу,  в  котором   может
размещаться так много чужаков.
     Кавалькада прошла  уже полдвора, когда в  широкой арке  ворот громадной
конюшни  возникли  три человека в  грязных холщовых фартуках. Один  из  них,
жилистый парень,  единственный  без навозных вил  в  руках,  шагнул  вперед,
размахивая руками.
     --  Эй!  Эй!  Отсюда нельзя входить!  Нужно  пройти  в обход  и въехать
спереди!
     Рука Лана вновь отправилась к  кошельку, но в этот момент из  гостиницы
торопливо вышел еще  один мужчина,  такой  же  широкий в обхвате, как мастер
ал'Вир. За ушами его торчали пучки волос, а по ослепительно белому переднику
в нем безошибочно угадывался хозяин гостиницы.
     -- Все  в порядке, Матч, -- сказал этот человек. --  Все в порядке. Эти
люди -- гости, которых ждут. Займись-ка их лошадьми, живо.  Хорошенько о них
позаботься.
     Матч угрюмо шлепнул  себя  по лбу, затем,  взмахнув рукой, подозвал  на
подмогу своих товарищей.  Ранд и остальные поспешно сняли седельные  вьюки и
скатки, а содержатель гостиницы повернулся к  Морейн. Он отвесил ей глубокий
поклон и заговорил с искренней улыбкой:
     -- Добро пожаловать, госпожа Элис! Добро пожаловать! Как приятно видеть
вас, вас и мастера Андру,  вас обоих.  Очень  приятно. Так не  хватало вашей
изысканной речи. Очень не хватало.  Должен заметить, я  обеспокоился, вы вот
ушли в низины,  и  все такое. Ну, я хочу  сказать,  в такое время  -- погода
совсем  с  ума посходила,  и  по  ночам волки  воют  прямо  под стенами.  --
Неожиданно он хлопнул обеими ладонями по своему объемистому животу и покачал
головой. -- Ну вот,  я тут стою, болтаю без  умолку,  а нет чтобы пригласить
вас вовнутрь. Проходите. Проходите! Горячий ужин и теплая постель -- вот что
вам нужно. А здесь -- все лучшее в Байрлоне. Все самое лучшее!
     -- И горячие ванны, надеюсь,  тоже,  мастер Фитч? -- спросила Морейн, а
Эгвейн мечтательно откликнулась:
     -- О да.
     -- Ванны? --  сказал содержатель гостиницы. -- Разумеется, самые лучшие
и  самые горячие  в Байрлоне. Заходите.  Добро пожаловать в  "Олень  и Лев"!
Добро пожаловать в Байрлон!




     В гостинице, как свидетельствовали  шум и движение, царила сущая суета.
Отряд из Эмондова Луга проследовал  за мастером Фитчем через  заднюю дверь и
вскоре оказался в самой середине обтекающего их непрерывного потока мужчин и
женщин в длинных передниках, несущих тарелки с  едой и уставленные графинами
подносы в высоко  поднятых руках. Разносчики вполголоса  торопливо бормотали
извинения, проскакивая перед носом у кого-нибудь из гостей,  но шага ни разу
не замедлили. Один из мужчин, получив срочные распоряжения от мастера Фитча,
бегом умчался.
     -- Боюсь, гостиница набита почти битком, -- сказал  Морейн, содержатель
гостиницы. -- Чуть не по  самые стропила. И в  каждой гостинице города то же
самое. С  зимой  у нас просто... ну,  как только сошел снег и они все смогли
спуститься  с гор,  город  попросту  наводнил  -- да,  именно это  слово, --
наводнил всякий люд с рудников и плавилен,  и  все рассказывают истории одна
другой ужасней. Волки  и еще  хуже, много хуже. Такие  истории  рассказывают
люди, когда просидят  взаперти всю зиму. Не думаю,  чтобы  там, наверху, еще
кто-то остался, -- так много их у нас оказалось.  Но не тревожьтесь.  Может,
будет  немного тесновато, но  для вас и мастера  Андры я все сделаю в лучшем
виде. И для  ваших друзей, разумеется, тоже. -- Он с любопытством раз-другой
глянул  на  Ранда  и  прочих;  в  них  всех,  кроме  Тома,  одежда  выдавала
деревенских  жителей; а плащ менестреля тоже делал Тома  необычным спутником
для путешествия вместе с "госпожой Элис" и "мастером Андрой". -- Можете быть
уверены, все будет в лучшем виде.
     Ранд удивленно  взирал  на круговерть и старался  не встать ненароком у
кого-нибудь на пути, хотя прислуге, казалось,  было на это  в высшей степени
наплевать.  Ранд  задумался  над  тем, как  это  мастер  ал'Вир  и его  жена
справляются в  "Винном  Ручье" одни, обходясь  порой  лишь небольшой помощью
своих дочерей.
     Мэт и Перрин заинтригованно тянули шеи в сторону общей залы, из которой
всякий  раз, как  распахивалась широкая дверь в  конце  коридора, накатывала
волна смеха,  пения  и веселых  возгласов.  Лан бросил пару слов о  том, что
пойдет  разузнать новости,  и суровая  фигура Стража  скрылась за хлопнувшей
дверью, поглощенная валом веселья.
     Ранду хотелось пойти за  ним, но принять ванну ему хотелось еще больше.
Можно  глянуть на общество и  веселье прямо  сейчас,  но  общая зала  больше
оценит его появление в умытом виде. Судя по всему,  Мэт  и Перрин испытывали
сходные чувства; Мэт исподтишка почесывался.
     -- Мастер Фитч,  --  сказала Морейн, -- я слышала, тут, в  Байрлоне, --
Дети Света. Наверное, и неприятности есть?
     -- О, не беспокойтесь о них, госпожа Элис.  Они  все  подстраивают свои
обычные каверзы.  Заявляют,  что Айз Седай в  городе. --  Морейн  приподняла
бровь, а хозяин  гостиницы развел толстыми руками. -- Не тревожьтесь.  Это у
них не  новое.  В  Байрлоне нет  Айз  Седай,  и  губернатору  это  известно.
Белоплащники считают, что если они покажут Айз Седай, тех нескольких женщин,
которых они  объявили Айз Седай,  то народ всех Детей Света впустит в город.
Что  ж, думаю, кое-кто  так  бы и поступил. Кое-кто. Но большинство-то людей
понимает, что замышляют Белоплащники, и поддерживает  губернатора. Никому не
хочется смотреть, как чинят зло какой-нибудь безобидной старушке только ради
того, чтобы у Детей имелся предлог для разжигания страстей.
     -- Рада  слышать, --  сдержанно  сказала Морейн. Она положила ладонь на
руку содержателя гостиницы. -- Мин все еще здесь? Если она  тут, я хотела бы
с  ней поговорить. -- Ответ  мастера Фитча Ранд не  расслышал, тут появились
слуги,  назначенные проводить  гостей  в  ванные  комнаты. Морейн  и  Эгвейн
скрылись  следом  за полной  женщиной  с  подкупающей улыбкой  и  с  охапкой
полотенец  в  руках.  Менестрель, Ранд и  его  друзья  отправились за  тощим
темноволосым пареньком по имени Ара.
     Ранд  пытался   расспрашивать  Ару  о   Байрлоне,  но  тот  отделывался
словом-другим, заметив лишь, что у Ранда забавный выговор, а потом все мысли
о расспросах  вылетели у Ранда из  головы, когда  он увидел  ванную комнату.
Дюжина высоких медных  лоханей стояли кружком  на вымощенном плитками  полу,
имевшем легкий наклон для стока воды к центру просторной комнаты с каменными
стенами.   На  табурете  возле  каждой  лохани   гостей  поджидали  мохнатое
полотенце, аккуратно сложенное, и большой кусок желтого мыла, а над очагами,
занимавшими всю стену, нагревались  вместительные железные котлы с водой. От
другой стены горящие в большом камине  поленья  пылали  жаром, добавляя  еще
тепла.
     -- Почти так же хорошо, как дома, в "Винном Ручье",  --  сказал Перрин,
без особого почтения к истине. Том захохотал, а Мэт хихикнул.
     -- Похоже, мы прихватили с собой Коплина и даже не заметили.
     Ранд  скинул с  плеч  плащ и сбросил  одежду, пока Ара наполнял  четыре
медные  лохани. Спутники Ранда  отстали от  него  ненамного.  Как только вся
одежда  грудами легла на  табуреты, Ара  принес каждому  по  большому  ведру
горячей воды  и  ковшики. Закончив с  этим,  он  уселся на табурет у  двери,
привалившись спиной к стене, и скрестил руки  на груди, явно  погрузившись в
собственные размышления.
     Пока  все  намыливались  и смывали  недельную, въевшуюся  в кожу  грязь
ковшами обжигающе горячей воды, было не  до разговоров. То же продолжалось и
во время долгого отмокания в лоханях; Ара налил такой  горячей воды, что все
влезали в ванны медленно, с охами и вздохами блаженства.  В комнате, вначале
просто теплой, повис горячий туман. Долго не слышалось никаких звуков, кроме
протяжных расслабленных вздохов, когда распускались тугие узлы мускулов и из
костей  понемногу  стал  уходить  тот  холод, который,  как  путешественники
считали, засел там навсегда.
     -- Нужно еще что-нибудь? -- неожиданно спросил Ара. Не ему бы толковать
о  выговоре других  людей; он да и мастер Фитч говорили так, будто рот у них
кашей набит. -- Еще полотенец? Горячей воды?
     -- Нет, ничего, -- сказал Том  своим звучным голосом.  Смежив веки,  он
лениво махнул рукой. -- Иди и наслаждайся вечером. Позже я позабочусь, чтобы
за свои труды ты получил  соответствующее  вознаграждение.  -- Он еще глубже
опустился в ванну -- над водой остались только глаза и нос.
     Взгляд Ары пробежался  по  табуретам  позади  ванн,  куда  была свалена
одежда и пожитки.  Он  глянул  на лук, но дольше задержался на  мече Ранда и
топоре Перрина.
     -- Что,  в низинах тоже тревожно?  -- вдруг спросил он. -- В Речье, или
как вы их там зовете?
     --  Двуречье,  -- сказал  Мэт,  отчетливо проговаривая каждый слог.  --
Называется -- Двуречье. А что до тревог, то почему...
     -- А что значит "тоже"? -- спросил Ранд. -- Тут как, что-то неладно?
     Перрин, нежась в горячей воде, бормотал:
     -- Хорошо! Хорошо!
     Том чуть приподнялся и раскрыл глаза.
     -- Тут? -- хмыкнул Ара. -- Неладно? Рудокопы помахали кулаками на улице
перед рассветом -- это не беда. Или... -- Он замолчал и с минуту разглядывал
всех. -- Я имел в виду беспорядки, навроде как в Гэалдане, -- наконец сказал
он.  --  Нет,  думаю, нет.  В  низинах  ничего,  кроме  овечек,  да? Не надо
обижаться. Просто я хотел сказать, что там, внизу, все тихо-мирно. Я слышал,
в Салдэйе появились недавно  троллоки.  Но ведь это-то в Пограничных Землях,
разве нет? --  Он закончил фразу, но остался сидеть с открытым ртом, а потом
захлопнул его, явно удивленный своим многословием.
     Ранд напрягся при слове "троллоки"  и  попытался скрыть свое состояние,
выжимая  мочалку   над   головой.   Когда   парень  продолжил  говорить,  он
расслабился, но не у всех рот оказался на замке.
     -- Троллоки? -- фыркнул, усмехнувшись, Мэт. Ранд плеснул на него водой,
но Мэт лишь  утерся,  ухмыляясь во весь  рот. -- Дай-ка  я  расскажу тебе  о
троллоках.
     Тут заговорил Том:
     -- А если не дать? Мне уже  немного наскучило слушать от тебя пересказы
собственных историй.
     --  Он  --  менестрель, -- произнес  Перрин, а Ара насмешливо глянул на
него.
     -- Я видел плащ. Вы собираетесь давать представление?
     -- Э, минуточку,  --  запротестовал Мэт. -- Что  значит "я пересказываю
Томовы истории"? Вы что, все?..
     -- Просто ты рассказываешь их не так, как Том, -- торопливо оборвал его
Ранд, а Перрин подхватил на лету:
     -- И все время  чего-нибудь добавляешь от себя, пытаясь  улучшить, чего
никогда не получается.
     -- И ты вечно все  путаешь, --  прибавил Ранд. -- Лучше оставь сказания
Тому.
     Парни  говорили так  быстро,  что  Ара ошеломленно  переводил  взгляд с
одного на  другого, сидя  с открытым ртом.  Мэт тоже  уставился на них  так,
будто  они  все  разом  спятили.  Ранд  обдумывал,  как  бы  заставить  Мэта
заткнуться иначе, чем наброситься на него.
     С  грохотом распахнулась дверь, впустив Лана  -- бурый плащ  переброшен
через плечо, -- вместе  со  струей прохладного воздуха, который  моментально
разрядил туман.
     -- Итак,  --  произнес Страж, потирая руки --  это именно то,  что  мне
надо.  -- Ара подхватил ведро, но Лан отмахнулся. -- Нет, не нужно,  я сам о
себе позабочусь. -- Бросив плед на один из  табуретов, он выпроводил банщика
из комнаты, невзирая на  его протесты, и захлопнул за ним дверь.  Минуту Лан
подождал,  склонив  голову  набок и прислушиваясь, потом  обернулся к  своим
спутникам: голос его был холоден, а взгляд вонзился в Мэта: -- Хорошо, что я
вовремя  вернулся, фермерский простофиля. Разве ты  не слышал, что  вам было
сказано?
     -- Да я ничего не сделал, -- возразил Мэт. -- Я просто хотел рассказать
ему о троллоках, а не о... -- Он умолк и под взглядом Стража вжался в спинку
ванны.
     -- Ни слова о  троллоках,  -- жестко сказал  Лан.  -- Даже  не думай  о
троллоках. -- Гневно раздувая ноздри, он стал наполнять свою ванну. -- Кровь
и пепел, заруби себе на носу: у Темного есть глаза и уши там,  где ты меньше
всего ожидаешь. А если Дети Света прослышат, что вами интересуются троллоки,
то воспылают  желанием заполучить вас в свои руки. Для них это все равно что
назвать вас Друзьями Темного. Может, к такому ты и не  привык, но пока мы не
доберемся туда, куда направляемся, держи свое доверие при себе, если госпожа
Элис или я не  велим тебе поступать иначе.  -- Мэт  даже вздрогнул  от того,
каким тоном было произнесено имя Морейн.
     --  Этот  парень кое о чем  не захотел говорить, --  сказал Ранд.  -- О
чем-то, что он счел неприятностями, но решил не рассказывать.
     -- Вероятно, о Детях, -- сказал Лан, подливая в  ванну побольше горячей
воды. -- Большинство людей  считают, что  от  них  одни  неприятности.  Хотя
некоторые  так не думают, а вас он почти  совсем не знает и потому решил  не
рисковать. Вы вполне могли бы побежать к Белоплащникам, откуда ему знать.
     Ранд  помотал головой; судя по услышанному, это местечко уже  оказалось
похуже, чем мог быть Таренский Перевоз.
     -- Он говорил, что троллоки были в... в Салдэйе, это правда? -- спросил
Перрин.
     Лан швырнул загремевший пустой ковш на пол.
     -- Хочется  поболтать об этом, да? Троллоки всегда бывают в Пограничных
Землях,  кузнец.  Просто  хорошенько  вбейте  себе  в голову, что  мы  хотим
привлекать к себе столько же внимания,  сколько мышь в поле.  Запомните это.
Морейн желает доставить  вас  всех в  Тар  Валон живыми,  и, если  это можно
сделать, я сделаю, но если вы хоть чем-то причините ей вред...
     После этих слов в купальне повисла гробовая тишина, не нарушаемая никем
и потом, когда все одевались.
     Наконец мужчины  вышли из  купальни; в  конце  коридора стояла  Морейн,
рядом с нею -- стройная девушка,  немного выше ее  ростом. По крайней  мере,
Ранд  подумал,  что  это  девушка,  хотя   ее  темные  волосы  были  коротко
подстрижены и одета она была по-мужски -- в мужскую рубашку и штаны.  Морейн
что-то сказала, и  девушка  окинула  мужчин острым взглядом, затем кивнула и
поспешила уйти.
     -- Ну ладно, --  сказала Морейн, когда они подошли поближе. -- Уверена,
ванна вернула вам аппетит. Мастер Фитч приготовил для нас отдельный кабинет.
--  Повернувшись  и указывая дорогу,  она  стала  не  очень  последовательно
говорить об  отведенных им комнатах  и  столпотворении в городе, о  надеждах
хозяина гостиницы на  то,  что Том благосклонно  отнесется к просьбе оказать
внимание обществу в общей зале и развлечет его  музыкой  и  историей-другой.
Она ни разу не упомянула о девушке, словно бы ее не было.
     В отдельном кабинете стоял полированный  дубовый обеденный стол, вокруг
него -- дюжина стульев, на полу -- толстый ковер. Когда они вошли, Эгвейн, с
блестящими после купания волосами, волной лежащими  на плечах, грела руки  у
камина,  где  потрескивал  огонь.  Она повернулась  и взглянула на вошедших.
Долгая тишина в купальне  дала Ранду  уйму  времени для размышлений. Твердое
напоминание Лана никому не доверять и особенно Ара, опасавшийся доверять им,
заставили  юношу осознать, как  на  самом деле  они одиноки. Видимо, они  не
могут положиться ни  на кого, кроме себя,  и Ранд по-прежнему не был уверен,
насколько можно доверять Морейн или Лану. Только самим себе. А Эгвейн -- все
та  же Эгвейн. Морейн говорила, что это  так или иначе с ней случилось бы --
прикосновение  к  Истинному  Источнику.  Она  не   в  состоянии  бороться  с
неизбежным, и, значит, ее вины в этом нет. И она по-прежнему та же Эгвейн.
     Ранд  открыл было рот, чтобы извиниться, но Эгвейн повернулась  к  нему
спиной раньше, чем он  успел вымолвить хоть слово. Упершись взглядом в спину
девушки. Ранд проглотил  все, что намеревался сказать. Ладно, все в порядке.
Если она хочет быть такой, я поделать ничего не в силах.
     Затем  в комнату  суетливо  вошел мастер  Фитч в сопровождении  четырех
женщин в белых передниках, таких же длинных, как у него самого; они принесли
деревянное  блюдо с  тремя  жареными  цыплятами, столовое  серебро, глиняные
тарелки и накрытые миски. Женщины тут  же принялись  накрывать на стол, пока
хозяин кланялся Морейн.
     --  Примите  мои извинения, госпожа Элис, что заставил вас ждать, но  в
гостинице  так много народу, что  просто чудо, если удается вообще обслужить
кого-нибудь.  Боюсь, это  вовсе не  та еда. Просто  цыплята, немного  репы и
горошка, еще немного  сыра.  Да, это  совсем не  то. Примите  мои  искренние
извинения.
     -- Да это целое пиршество, -- улыбнулась Морейн. -- Для таких тревожных
дней -- действительно пиршество, мастер Фитч.
     Содержатель  гостиницы   опять  поклонился.   Его  клочковатые  волосы,
торчащие во все стороны,  будто он постоянно пробегал по ним руками, сделали
поклон  весьма  комичным, но  улыбка  была  такой  довольной, что любой  мог
рассмеяться вместе с ним, но никак не над ним.
     --  Большое  спасибо,  госпожа  Элис!  Примите  мою  благодарность.  --
Выпрямившись,  мастер  Фитч  озабоченно  нахмурился  и   смахнул   со  стола
воображаемую пылинку уголком своего передника. -- Разумеется, это не то, что
я мог бы предложить вам год назад. Совсем не то. Зима.  Да-а.  Это все зима.
Мои погреба пустеют, а рынок  все еще  скуден. И кто может винить фермерский
люд?  Кто? Нет никаких  разговоров о  том,  когда соберут  следующий урожай.
Вообще никаких разговоров. Волки умяли баранину и говядину,  предназначенную
для людского стола, и...
     Вдруг  до  него,  видимо,  дошло, что  тему  для разговора  с  гостями,
готовящимися к спокойной уютной трапезе, он выбрал не совсем удачно.
     -- О, мне пора бежать. А то на уме одна стариковская болтовня, такой уж
я. Стариковская болтовня. Мари, Синда, дайте этим добрым  людям покушать без
помех.  --  Мастер  Фитч взмахнул  руками,  прогоняя  женщин,  и,  когда  те
выскочили  из  комнаты, повернулся, чтобы  еще  раз  поклониться Морейн.  --
Надеюсь,  вам  понравится ужин, госпожа  Элис. Если понадобится еще  что-то,
только  скажите, и я мигом принесу. Только скажите.  Это просто удовольствие
служить вам  и мастеру Андра.  Просто удовольствие. --  Он отвесил  еще один
низкий поклон и ушел, тихо прикрыв за собою дверь.
     Все это время Лан стоял, опершись о стену, словно  задремав.  Сейчас же
он  устремился к  двери и в два прыжка очутился  возле  нее.  Приложив ухо к
дверной филенке, он внимательно прислушался -- Ранд успел медленно досчитать
до тридцати, -- затем рывком распахнул дверь и выглянул в коридор.
     -- Они ушли, -- сказал Лан наконец, закрыв дверь. -- Можем говорить без
опаски.
     -- Я знаю, вы  говорите -- никому не доверять, -- сказала Эгвейн, -- но
коли вы  с  подозрением относитесь  к хозяину,  то как мы можем оставаться в
этой гостинице?
     -- Я подозреваю  его не  больше, чем любого другого, -- ответил Лан. --
Но пока мы не достигнем Тар Валона, я буду  сомневаться в каждом. Там я буду
относиться с подозрением только к половине окружающих.
     Ранд начал  было улыбаться, решив,  что Страж пошутил. Но потом  понял,
что на  лице  Лана не  было и намека  на шутку. Да,  он  действительно готов
подозревать людей в Тар Валоне. Да есть ли где-то безопасное место?
     --  Он преувеличивает,  -- успокоила Морейн.  -- Мастер Фитч -- хороший
человек,  честный и  заслуживающий  доверия. Но любит  поговорить и из самых
лучших побуждений мог бы ненароком упустить словечко, которое скользнет не в
то ухо. И я еще  ни  разу не останавливалась в  гостинице,  где  бы половина
служанок не подслушивала под дверями и не тратила на сплетни времени больше,
чем  на перестилание постелей.  Ладно, давайте сядем за стол, пока  наш ужин
совсем не остыл.
     Они расселись за столом, Морейн во главе, Лан -- на другом конце стола,
и некоторое время было не до разговоров:  каждый наполнял свои тарелки. Этот
ужин  нельзя  было назвать пиром, но после почти недели одних лишь лепешек и
сушеного мяса такая трапеза могла показаться пиршеством.
     Спустя немного времени Морейн спросила:
     -- Что ты разузнал в общей зале?
     Ножи и  вилки  замерли  в  воздухе, и все  взгляды  сосредоточились  на
Страже.
     --  Хорошего мало, --  ответил Лан. -- Эвин  был прав, по крайней мере,
если судить по слухам. В Гэалдане было сражение, и Логайн вышел победителем.
На устах у всех дюжина всяких рассказов, но все они сходятся на этом.
     Логайн? Должно быть, это Лжедракон.  Впервые  Ранд услышал,  как  этого
человека называют  по  имени. Причем Лан  говорил таким тоном, будто  знавал
его.
     -- Айз Седай? -- тихо спросила Морейн, и Лан качнул головой.
     -- Не знаю. Кто-то говорит, что все они  погибли, а кто-то --  что нет.
-- Он хмыкнул. -- Кое-кто даже утверждает, что они  переметнулись к Логайну.
Ничего достоверного,  а  у  меня  не  было  ни малейшего  желания  проявлять
излишний интерес.
     -- Да,  -- сказала Морейн. --  Хорошего  мало. -- Глубоко вздохнув, она
вернулась к ужину. -- А что по поводу нашего положения?
     --  В этом отношении  новости  лучше.  Никаких  странных  происшествий,
никаких  чужаков, которые могут оказаться Мурддраалом,  и  точно нет никаких
троллоков. А Белоплащники заняты тем,  что плетут интриги против губернатора
Айдана, потому  что  тот  не  хочет с ними  сотрудничать.  Они нас даже и не
заметят, пока мы сами не привлечем внимания к себе.
     --  Хорошо,  --  сказала Морейн.  --  Это  совпадает с тем, что сказала
прислуга в купальне. У сплетен свои достоинства. Итак,  -- она обратилась ко
всем членам отряда,  -- нам еще предстоит долгий путь, но минувшая неделя не
была легкой,  поэтому я  намерена  пробыть  здесь  эту ночь и  завтрашнюю  и
выехать   послезавтра  рано  утром.  --  Молодежь   радостно   заухмылялась:
как-никак,  впервые  в  городе.  Морейн  улыбнулась,  но  все  равно  строго
спросила: -- Что на это скажет мастер Андра?
     Лан бесстрастным взором обвел ухмыляющиеся лица.
     -- Вполне терпимо, если они все-таки запомнят, что я им сказал.
     Том хмыкнул в усы.
     -- Эти деревенские потеряются в... городе.
     Он вновь хмыкнул и покачал головой.
     Так как гостиница была  переполнена, новоприбывшим  предоставили только
три  комнаты:  одну  --  для Морейн  и  Эгвейн и две  -- для  мужчин.  Ранду
предстояло  делить комнату  с Ланом  и Томом,  она находилась  на  четвертом
этаже,  в  задней  части  здания,  под самым  скатом  крыши,  с единственным
маленьким окошком, выходящим на конный  двор. Уже пала глубокая ночь, и свет
из окон гостиницы  ложился на землю желтыми лужицами. Эта  комната, с самого
начала небольшая, после  того как поставили дополнительную кровать для Тома,
стала еще меньше,  хоть кровати и  были узкими.  И к тому же,  как обнаружил
Ранд, растянувшись на  одной  из  них, еще и жесткими. Явно не  самая лучшая
комната.
     Том задержался ненадолго -- только для  того, чтобы достать из футляров
флейту  и арфу, --  а  потом  ушел,  немного  попрактиковавшись  в  принятии
величественных поз. Лан отправился вместе с ним.
     Странно, заметил про себя Ранд, недовольно ворочаясь на постели. Неделю
назад он бы, словно  сорвавшийся  с горы камень, скатился вниз  по лестнице,
выпади возможность поглядеть выступление  менестреля, даже  пронесись только
слух  о нем. Но  он слушал Томовы предания каждый  вечер целую неделю, и Том
ведь будет здесь  завтрашним вечером и  следующим, а горячая  ванна ослабила
жгуты мускулов, которые, как он думал, туго переплелись едва ли не навсегда,
и от горячей -- впервые за неделю -- еды в нем медленно растекалась вялость.
Сквозь сон ему пришла в голову мысль: знал ли Лан этого Лжедракона, Логайна?
Внизу  раздались приглушенные  возгласы  -- общая  зала  радостными  криками
приветствовала появление Тома, но Ранд уже уснул.

     Каменный  коридор был сумрачен и затенен, в нем -- один только Ранд. Он
не  мог  сказать, откуда  пробивался свет, каким бы тусклым тот ни  был;  на
голых серых стенах не было ни свечей, ни фонарей, не было вообще ничего, что
объясняло  бы  смутное  неясное  освещение.  В  неподвижном  сыром   воздухе
разносился отдаленный глухой звук  мерно капающей воды. Чем бы это  ни было,
это  вовсе не  гостиница.  Нахмурившись,  Ранд  потер лоб. Гостиница? Голова
разламывалась от боли, и  трудно было удержать в ней нить  мысли. Что-то там
насчет... гостиницы? Так или иначе, но эта мысль исчезла.
     Ранд облизал губы --  хотелось пить.  Его мучила ужасная жажда, он  был
весь  как пересохший  сухарь.  Решиться  его  заставил  этот  капающий звук.
Выбирать  не  из  чего, есть  лишь  жажда,  и  он направился в сторону этого
мерного "кап-кап-кап".
     Коридор все тянулся  и  тянулся  вперед,  его  не  пересекал  ни единый
переход, в нем ничего не менялось, ни в малейшем отношении. Его монотонность
нарушали  лишь простые двери, расположенные попарно друг против  друга через
правильные  промежутки,  растрескавшееся  дерево  было  сухим,  несмотря  на
влажный  воздух.  Перед  юношей  отступали  по   коридору  тени,  остающиеся
неизменными, а капель не приближалась  ни на шаг. Устав от однообразия, Ранд
решил свернуть в одну из этих дверей. Она с легкостью открылась, и он шагнул
через порог в мрачную палату с каменными стенами.
     Одна  стена рядом  сводчатых  арок выходила на  серокаменный балкон, за
которым  открывалось  небо,  подобного  которому  Ранд   никогда  не  видел.
Чересполосица облаков --  черных и серых, красных и оранжевых -- протянулась
по   небосводу,  словно  их  гнали  ураганные  ветры,  бесконечно  плетя   и
переплетая. Никто ни разу не видел такого неба -- его просто не могло быть.
     Ранд оторвал взгляд от балкона, но остальная часть комнаты оказалась не
лучше. Необычные изгибы и странные углы, словно эта комната  волей какого-то
случая возникла  в расплавившемся, а потом застывшем камне, -- колонны будто
выросли из серого пола. В огромном  камине ревело пламя, напоминая кузнечный
горн, в который  мехи гонят воздух, но жара огонь не давал. Очаг был выложен
необычными  овальными  камнями:  они  лишь  выглядели  камнями,  гладкими  и
влажно-блестящими,  несмотря на яростные языки  пламени, если смотреть прямо
на них, но стоило глянуть на них краешком глаза, как они превращались в лица
мужчин  и женщин, корчащихся  в страшных муках, разевающих рты  в безмолвном
крике.  В центре комнаты  стояли стулья с высокими  спинками  и полированный
стол,  совершенно обычные, но их  привычность лишь  подчеркивала  странность
остального.  На стене висело одинокое зеркало,  но обыкновенным оно вовсе не
было. Когда Ранд взглянул в него, то вместо своего отражения увидел размытое
пятно. Но все прочее в комнате зеркало показывало верно.
     У камина  стоял человек. Войдя в комнату,  Ранд сначала его не заметил.
Не  увидеть его он не мог, он готов  был  поклясться, что здесь никого  нет,
пока  не  взглянул  на мужчину.  Облаченный  в  темные  одежды превосходного
покроя, тот,  казалось, предстал  в расцвете  зрелости, и Ранд  подумал, что
женщины, наверное, должны считать его привлекательным.
     -- Снова встречаемся мы лицом к лицу, -- произнес  мужчина,  и в тот же
миг его рот и глаза превратились в  расщелины, ведущие в  бесконечные пещеры
пламени.
     С  воплем  Ранд  попятился  прочь  из  комнаты, так  стремительно,  что
споткнулся,  перелетел  коридор  и,   ударившись  о  противоположную  дверь,
распахнул ее. Ранд извернулся и вцепился в дверную ручку, чтобы не упасть на
пол, -- и понял, что широко раскрытыми глазами смотрит в ту каменную комнату
с невероятным небом в проеме арок, ведущих на балкон, и камин...
     -- Так легко от меня тебе уйти не удастся, -- сказал мужчина.
     Ранд повернулся на ватных ногах, вывалился из комнаты, чуть не упав. На
этот  раз  коридора  не  было.  Ранд застыл  на месте,  пригнувшись  и  весь
сжавшись, недалеко от полированного стола; он уставился на мужчину, стоящего
возле  камина. По крайней мере, это было  лучше, чем смотреть на камни очага
или на небо.
     --  Это  сон, -- сказал  Ранд, выпрямившись. Он услышал, как за спиной,
щелкнув, захлопнулась дверь. -- Это что-то вроде кошмара.
     Юноша зажмурился, попытавшись проснуться. Когда он был ребенком, Мудрая
говорила: если  так  сделать в кошмарном сне, то  он кончится. Мудрая?  Что?
Лишь  бы  мысли не разбегались.  Лишь бы голова  перестала так болеть, тогда
удастся нормально соображать.
     Ранд открыл глаза. Комната никуда не делась, все было,  где  и  раньше:
балкон, небо. Человек у камина.
     --  Это сон? -- сказал  мужчина. -- Какая разница? -- Опять на  миг его
рот  и глаза стали  глазками в  вечное горнило. Голос человека не изменился;
казалось, он вообще не заметил того, что произошло.
     На этот раз  Ранд  вздрогнул, но от  вопля  удержался. Это --  сон. Это
должно быть сном.  Но все  равно он  отступил, пятясь, до двери,  не отрывая
взгляда от  человека  у камина,  и  попробовал повернуть ручку двери.  Та не
шевельнулась -- дверь оставалась закрытой.
     --  Кажется,  тебя  мучает  жажда,  --  сказал мужчина возле камина. --
Выпей!
     На  столе,  сверкая  золотом,  стоял кубок,  украшенный  орнаментом  из
рубинов и аметистов. Раньше его там  не было. Ранд дрожал, как в ознобе. Это
всего-навсего сон. Во рту пересохло, словно в пустыне.
     -- Да, немножко, --  сказал Ранд,  поднимая  кубок. Мужчина, пристально
наблюдая за ним, чуть наклонился вперед,  опершись рукой о спинку  стула. От
аромата приправленного пряностями  вина у Ранда закружилась голова, будто он
был так измучен жаждой, словно бы ничего не пил много дней подряд. Не пил?
     Задержав руку  с кубком на полпути ко  рту, юноша замер. Между пальцами
мужчины, сжавшими спинку стула, с едва слышным шипением вились струйки дыма.
И  глаза   его  просто  впились  в  Ранда,  быстро  вспыхивая  пламенем  меж
полуопущенных век.
     Ранд облизал губы и, не пригубив, поставил вино обратно на стол.
     -- Мне не так хочется пить, как я думал.
     Человек   вдруг  выпрямился   с   ничего  не   выражающим   лицом.  Его
разочарование не  проявилась  бы с большей  очевидностью,  даже  если  бы он
выругался.  Ранду  стало  интересно,  что же  было в  вине.  Но, разумеется,
интерес этот  совсем  дурацкий. Это же все сон.  Тогда почему сон  никак  не
прекратится?
     -- Что вам нужно? -- спросил Ранд. -- Кто вы?
     Пламя полыхнуло в глазах и во рту человека -- Ранду  почудилось, что он
слышит, как оно ревет и бушует.
     --  Некоторые называют  меня Ба'алзамоном. Ранд  вдруг вновь оказался у
двери, бешено дергая за ручку. Всякие мысли о  снах исчезли. Темный! Дверная
ручка не шелохнулась, но он продолжал ее поворачивать.
     -- Ты -- тот? -- внезапно произнес Ба'алзамон. -- Этого тебе от меня не
скрыть.  Ты  даже не сможешь сам  спрятаться  от  меня, ни  на самых высоких
горах, ни в самых глубоких пещерах. Я знаю тебя всего, вплоть до мельчайшего
волоска.
     Ранд повернулся, встав лицом к мужчине -- лицом к Ба'алзамону. Кадык  у
него  дернулся. Кошмар. Он дотянулся  до ручки и надавил на  нее  еще  один,
последний раз, потом выпрямился.
     -- Ты  надеешься на  славу? -- сказал Ба'алзамон. -- На силу?  Они тебе
сказали, что Око Мира  будет служить тебе? Какая  может быть слава  или сила
для  марионетки? Нити,  которыми  тебя заставляют двигаться, плелись веками.
Твой отец был выбран Белой Башней, словно жеребец, заарканенный и влекомый к
назначенной доле. Твоя мать в их планах была не более чем племенной кобылой.
И эти планы ведут к твоей смерти.
     Руки Ранда сжались в кулаки.
     --  Мой отец -- хороший  человек, а  моя мать была доброй женщиной.  Не
смей так говорить о них! Языки пламени захохотали.
     -- Так-так,  в конце концов, в тебе есть какой-никакой характер. Может,
ты  и  есть  тот.  Хорошего  это  тебе  мало  сулит. Престол  Амерлин  будет
использовать  тебя,  пока  ты  не  зачахнешь,  --  точно  так  же,  как  они
использовали Давиана, и Юриэна Каменного Лука, и Гвайра Амаласана, и Раолина
Проклятье   Тьмы.   Точно  так  же,   как  ныне  используют   Логайна.  Буду
использовать, пока от тебя не останется ничто.
     -- Я не знаю... -- Ранд помотал  головой. Единственный миг ясности ума,
рожденный гневом, миновал. Даже когда он попытался обрести его вновь, ему не
удалось   вспомнить,  как  он  этого  добился  в  первый  раз.  Мысли  Ранда
разбегались  и  кружились.  Он  вцепился  в  одну,  словно  в  кружащийся  в
водовороте  плот.  Ранд с трудом  выдавливал  слова,  голос с  каждым словом
становился все увереннее и громче:
     --  Ты... же  заточен...  в Шайол Гул.  Ты  и  все  Отрекшиеся заточены
Создателем до скончания времен.
     -- До скончания времен? -- передразнил Ба'алзамон. -- Ты живешь, словно
жук под  скалой,  а думаешь, что твой липкий ил -- это вся вселенная. Смерть
времени даст мне такую власть, о которой ты, червь, и мечтать не смеешь.
     -- Ты заточен...
     -- Дурак, никогда я не был  заточен!  -- Огонь его лица забушевал  так,
что  Ранд  отступил назад, заслонясь ладонями. Пот на  руках  мигом высох от
полыхнувшего жара.  -- Я стоял за плечами Льюса Тэрина Убийцы Родичей, когда
он совершал то, что дало ему прозвище. Именно я  нашептал  ему убить  жену и
детей,  и всех родственников, всех живых существ, которых он любил и которые
любили  его. Именно я одарил  его минутой здравого  рассудка, дабы он узнал,
что  совершил. Слышал  ли  ты,  червь,  какой вопль  издает  человек,  когда
отлетает его  душа? Тогда  он  мог поразить меня. Он  не одолел бы меня,  но
попытаться мог. А  вместо этого он обрушил на себя свою любимую Единую Силу,
так  много, что земля разверзлась и вознесла Драконову Гору,  отметившую его
могилу.
     Тысячью годами позже я послал троллоков грабить юг, и три столетия  они
беспощадно  опустошали  мир. Эти ослепленные  говорили, что  в итоге я  буду
разбит, но Второе Соглашение, Договор Десяти Государств, распалось и не было
возобновлено,  и кто остался,  чтобы тогда противостоять мне? Я шепнул в ухо
Артуру Ястребиное Крыло, и по всей стране Айз Седай умерли. Я шепнул  вновь,
и Верховный Король послал свои войска через Океан Арит, через  Мировое Море,
и тем скрепил одной печатью две судьбы. Вынес приговор своим грезам о единой
стране и едином народе  и  определил ту судьбу, что еще грядет. Я  был у его
смертного одра, когда ему все советники говорили, что его жизнь могут спасти
лишь Айз  Седай.  Я сказал,  и он  отправил своих  советников  на  костер. Я
сказал,  и последними словами  Верховного Короля стали слова  о том, что Тар
Валон должен быть разрушен.
     Когда таким людям, как он, не устоять против меня, какие шансы у  тебя,
у жабы, притаившейся возле лесной лужицы? Ты будешь служить мне или же, пока
не  умрешь, будешь плясать  на нитях, за которые станут дергать Айз Седай. А
потом ты будешь моим. Мертвые принадлежат мне!
     -- Нет, -- невнятно пробормотал Ранд, -- это сон. Это сон!
     -- Ты считаешь,  что  в  своих  снах  укроешься  от  меня?  Смотри!  --
Ба'алзамон простер руку в повелительном жесте, и голова Ранда повернулась за
ней, хотя он и не поворачивал ее, -- он совсем не хотел ее поворачивать.
     Кубок  исчез со стола.  Там,  где он стоял,  сжалась  в комок  огромная
крыса,  она щурилась на  свету, осторожно принюхивающаяся. Ба'алзамон согнул
палец,  и крыса с писком выгнула спину,  передние лапы повисли в воздухе,  а
сама  она неуклюже балансировала на  задних.  Палец согнулся еще  больше,  и
крыса опрокинулась на спину, отчаянно дергая лапами, скребясь и хватаясь ими
за  ничто,  пронзительно  визжа,  а  спинга  ее  все  сгибалась,  сгибалась,
сгибалась.  Раздался  отчетливый сухой  треск, как  от сломавшегося прутика,
крыса  содрогнулась всем тельцем и затихла, оставшись лежать,  согнутая чуть
ли не вдвое.
     У Ранда комок встал в горле.
     --  Всякое  может  случиться во сне,  -- промямлил он. Не  оглядываясь,
юноша  с размаху опять ударил кулаком  по двери. Рука отозвалась  болью,  но
проснуться все равно не удалось.
     -- Тогда ступай к  Айз  Седай.  Ступай  в  Белую  Башню и  расскажи им.
Расскажи  Престолу Амерлин  об  этом... сне.  --  Мужчина расхохотался; Ранд
ощутил  жар огненного  дыхания  на своем  лице.  --  Это единственный способ
отделаться  от них. Тогда они не  станут  использовать тебя. Нет, не станут,
когда узнают, что мне известно  об этом. Но вот позволят ли  они  тебе жить,
чтобы ты повсюду  болтал о том,  чем  они  занимаются? Ты такой непроходимый
глупец и  готов  поверить  в то,  что  позволят? Прах многих  подобных  тебе
развеян на склонах Драконовой Горы.
     -- Это -- сон, -- тяжело дыша, выдавил Ранд. -- Это -- сон, и я  сейчас
проснусь.
     -- Да? Проснешься?
     Уголком глаза  Ранд заметил, что палец мужчины  начал поворачиваться  в
его сторону.
     -- Ты сейчас проснешься?
     Палец согнулся, и Ранд закричал, когда его тело начало сгибаться назад,
мышцы дрожали от напряжения, и спина все прогибалась и прогибалась.
     -- А проснешься ли ты?

     Ранд  судорожно  дернулся во тьме,  руки  сжали ткань.  Одеяло. Бледный
лунный  свет лился через единственное  окошко. Смутные очертания двух других
кроватей.  С  одной  из  них  раздается  храп,  словно  рвущийся  холст: Том
Меррилин. В золе камина мерцают красным несколько угольков.
     Значит, это был сон, как тот кошмар  в гостинице  "Винный Ручей" в день
Бэл  Тайн, --  все, что  он  слышал  и что  он делал, смешалось  со  старыми
преданиями и всякими невесть откуда взявшимися  вздорными  россказнями. Ранд
подтянул одеяло повыше,  на  плечи, но дрожал-то он совсем не  от холода.  К
тому  же  ужасно болела  голова. Может, Морейн удастся  сделать  что-нибудь,
чтобы  эти  сны прекратились?  Она говорила,  что может помочь,  если  будут
кошмары.
     Вздохнув, Ранд лег обратно на постель. Неужели эти сны такие уж плохие,
чтобы кинуться с просьбой о помощи к Айз Седай? С другой стороны, разве все,
что  он  уже  сделал,  не втянуло его во что-то  еще более таинственное?  Он
покинул Двуречье, ушел с Айз Седай. Но ведь  тогда не было иного выбора. Так
есть ли какой другой  выбор, кроме как довериться ей?  Айз Седай? Подумать о
таком так  же страшно, как  и видеть эти  сны. Ранд  свернулся калачиком под
одеялом, стараясь обрести душевный  покой  тем  способом,  какому его научил
Тэм, но сон вернулся не скоро.




     Солнечная полоска наползла на узкую кровать и в конце  концов пробудила
Ранда от глубокого, но беспокойного сна. Он сунул голову под подушку, солнца
от этого меньше  не стало, да и спать-то больше не хотелось. За  тем, первым
сном  приходили и  другие. Припомнить  их  не удавалось, но и  первого Ранду
хватило, так что других и даром не нужно было.
     Со  вздохом Ранд  отпихнул подушку и сел, с хрустом потянувшись.  Тупая
боль, которая, как он полагал, исчезла после  купания,  вернулась. И  голова
болела по-прежнему. Последнее  не  удивляло.  Одного того сна  с  лишком  бы
хватило,  чтобы  у любого  была  головная  боль  на неделю.  Прочие сны  уже
изгладились из памяти, но не этот.
     На других кроватях никого не было.  Солнечные  лучи круто  падали через
окошко в комнату -- окно  поднялось над  горизонтом уже  высоко. В такой час
дома, на ферме, Ранд  бы давно приготовил себе перекусить  и  уже  с головой
окунулся в дневные заботы. Сердито ворча, Ранд вылез из постели. Надо еще на
этот город  посмотреть, а его  разбудить не удосужились.  Ладно  хоть кто-то
позаботился налить воды в кувшин для умывания, и она еще теплая.
     Ранд быстро умылся и оделся, помедлив немного с мечом Тэма в руках. Лан
и Том, разумеется, оставили в комнате  свои переметные  сумы и скатки одеял,
но меча  Стража  нигде не  было заметно. Лан  расхаживал по Эмондову  Лугу с
мечом  задолго  до  первых признаков беды. Ранду  подумалось,  что  не  худо
последовать примеру  более опытного  человека. Твердя  себе,  что  это не из
простого тщеславия, не из-за частых мечтаний о том, чтобы пройтись по улицам
настоящего города с мечом на боку, он застегнул пояс и перебросил плащ через
плечо, будто мешок.
     Прыгая через две ступеньки, Ранд торопливо спустился в кухню. Наверняка
это именно то местечко, где можно  наскоро перекусить, а в свой единственный
день  в  Байрлоне  нет  смысла тратить время попусту --  и так  уже  сколько
потерял. Кровь и пепел, могли, бы меня и разбудить.
     На кухне мастер Фитч препирался  с толстой женщиной, чьи руки  были  по
локоть в пшеничной  муке, -- явно повариха. Хотя, скорее, это она отчитывала
его, грозно размахивая пальцем  у  него  под  носом. Прислуживающие девушки,
судомойки  и  мальчишки-поварята  носились  по своим  делам, старательно  не
обращая внимания на происходящее рядом.
     -- ...мой Усатик -- хороший кот,  -- колко говорила повариха, -- и я не
стану слушать других слов, понятно вам? Жаловаться на то, что он делает свою
работу чересчур добросовестно, -- вот как называется то, с чем вы явились ко
мне, если у меня спросить.
     --  А  у меня жалобы, --  ухитрился  вставить мастер  Фитч. --  Жалобы,
сударыня. Половина гостей...
     --  Не хочу и  слышать  об  этом!  Просто  не  стану слушать.  Если  им
вздумалось жаловаться на  моего котика, то пусть они и  стряпают. Мой бедный
старый котик, который просто честно делает свою работу, и я, мы пойдем туда,
где нас будут ценить, раз уж не ценят тут.  --  Женщина  развязала фартук  и
начала снимать его через голову.
     --  Нет!  --  взвизгнул  мастер Фитч и  кинулся  останавливать ее.  Они
закружились,  словно  в  танце:  повариха,  пытающаяся  снять   передник,  и
содержатель гостиницы, старающийся надеть его обратно на нее.
     --  Нет, Сара, --  пыхтел мастер Фитч.  -- Не нужно этого. Не нужно,  я
говорю!  Что я стану без тебя  делать? Усатик  -- славный  кот. Превосходный
кот. Он самый лучший кот в Байрлоне. Если кто-то еще станет жаловаться, то я
скажу ему, что  он должен быть  благодарен коту, раз тот делает свою работу.
Да-да, благодарен. Не надо уходить. Сара? Сара!
     Повариха остановила их кружение и высвободила  передник  из рук хозяина
гостиницы.
     -- Тогда ладно.  Хорошо. --  Сжимая передник в  руках, она  все  еще не
завязывала  его. --  Но если вы надеетесь, что у меня что-то будет  готово к
полудню,  лучше вам  убраться отсюда и  дать мне  заняться делом. Гостиница,
может, и ваша, но уж кухня -- моя. Если  только  вы сами не хотите  заняться
стряпней? -- Она сделала движение, словно вручая передник мастеру Фитчу.
     Тот,  широко  разведя  руки,  попятился.  Он  открыл  было  рот,  затем
остановился и в первый  раз оглянулся вокруг.  Кухонная прислуга усердно  не
замечала  повариху и  хозяина, а Ранд принялся усиленно шарить  по карманам,
хотя, не считая той монеты, что ему дала Морейн, в них почти ничего не было:
несколько  медяков  и разная мелочь. Карманный  нож и точило.  Две  запасные
тетивы и моток бечевки, которая, как он считал, может пригодиться.
     -- Я уверен, Сара, --  сказал мастер Фитч, тщательно подбирая слова, --
что все будет приготовлено с твоим обычным совершенством.
     С   этими  словами   он   в   последний  раз  обвел  кухонную  прислугу
подозрительным взглядом и удалился  затем с  таким достоинством, какое сумел
напустить на себя.
     Сара подождала, пока тот не ушел, и быстро  затянула завязки передника,
потом посмотрела на Ранда.
     --  Думаю, тебе хочется чего-нибудь поесть, а? Что ж, давай, заходи, --
она усмехнулась. -- Да  не  кусаюсь я, не кусаюсь, неважно, что ты видел то,
чего не следовало. Циэль, дай-ка пареньку хлеба, сыра и молока. Это все, что
сейчас есть. Садись-ка, парень. Твои друзья все ушли, кроме одного, который,
как  я понимаю,  неважно себя чувствует,  и,  сдается мне, ты  тоже не прочь
пойти прогуляться.
     Одна  из  служанок, пока Ранд устраивался у стола на табурете, принесла
поднос.  Юноша  занялся едой, и  повариха  вновь  принялась месить тесто для
хлеба, но разговора не оставила.
     -- Не бери в голову то, что ты сейчас тут видел.  Мастер Фитч -- вполне
достойный мужчина, хотя  и лучший из вас -- не самый сговорчивый. Этот народ
жалуется, словно делать ему больше  нечего, вот он и раздражен, а из-за чего
весь сыр-бор? Им что, хочется вместо дохлой крысы найти пять живых?  Хотя на
Усатика не похоже -- оставлять за  собой свою работенку неприбранной. Да еще
и больше дюжины? Усатик бы столько крыс в гостиницу ни за что бы не впустил,
да  никогда! К  тому же тут опрятно, все время убирают, чего этим-то  тварям
сюда рваться? Да еще все с  переломанными хребтами. -- Она покачала головой,
удивляясь всем этим странным делам.
     Хлеб и сыр во рту у Ранда по вкусу мигом стали пеплом.
     -- У них хребты сломаны?
     Повариха махнула рукой, обсыпанной мукой.
     -- Думай о более радостных  вещах -- так я смотрю на жизнь. Знаешь, тут
менестрель. Вот прямо в  эту минуту, в общей зале. Но погоди, ты же вроде  с
ним пришел?  Ты из тех, кто приехал с госпожой Элис  прошлым вечером, верно?
По-моему, да. У меня самой, наверное,  вряд ли выпадет минутка на менестреля
поглядеть,  особенно сейчас,  когда в  гостинице полно  постояльцев,  причем
большинство  из них  всякая шантрапа, спустившаяся  с  копей. -- Она со всей
силы звучно шлепнула по тесту. -- Совсем не того сорта людишки, раньше мы бы
их и на  порог  не пустили, терпим лишь в эти  времена, когда они весь город
заполонили. Но, по-моему, они  оказались получше  некоторых.  Да-а, а я ведь
менестреля не видела с самого начала зимы, и...
     Ранд механически жевал, не чувствуя вкуса, не слушая монолога поварихи.
Мертвые  крысы,  с  переломанными   хребтами.  Он  торопливо  доел  завтрак,
запинаясь  на каждом слове, поблагодарил  за  хлеб и сыр и поспешил вон. Ему
обязательно нужно с кем-нибудь поговорить.
     Большая зала "Оленя и Льва",  за  исключением  своего назначения, имела
мало общего с  залой в "Винном Ручье". Она оказалась вдвое шире и раза в три
длиннее, а  стены  ее были  расписаны  красочными картинами:  необыкновенные
здания, окруженные садами высоких деревьев и  клумбами ярких  цветов. Вместо
одного огромного камина на  всю залу,  здесь жарко горело по одному в каждой
стене, и все пространство заполняло множество столов, и почти каждый табурет
или скамья были заняты.
     Все мужчины, сжимая в зубах  трубки,  а в  руках --  кружки, склонились
вперед,  целиком  увлеченные одним:  на  столе  посередине  залы стоял  Том,
многоцветный  плащ  переброшен через  спинку стула рядом с ним.  Даже мастер
Фитч замер с большой серебряной кружкой с крышкой и тряпочкой для  полировки
в неподвижных руках.
     -- ...гарцуя,  серебристые  копыта  и  гордые, выгнутые дугой  шеи,  --
звучным голосом говорил  Том, и в то же время каким-то образом казалось, что
он  не только  скачет  верхом  на  коне,  но  и  что он  -- один из  длинной
кавалькады всадников.  --  Они вскидывали головы,  и развевались шелковистые
гривы. Тысяча бьющихся на ветру  знамен заслоняли радугу на бескрайнем небе.
От сотни  медноголосых  труб дрожал  воздух, а  грохот барабанов разносился,
словно  гром. Радостные крики волна  за  волной катились  от тысяч зрителей,
катились по гребням крыш и между башен  Иллиана, но ни грохота, ни тишины не
слышали  уши   тысячи   всадников,  чьи  очи   и  сердца   горели  священным
устремлением.  Вперед  и вперед  скакала  Великая Охота за Рогом, мчалась на
поиски Рога Валир, который должен призвать героев минувших Эпох из могильных
объятий на битву за Свет...
     В те ночи у костра,  когда  отряд  Морейн  скакал  на север, менестрель
называл  такое  исполнение   Простой  Декламацией.   Предания,  говорил  он,
рассказываются одним из трех голосов: Возвышенный Слог, Простая Декламация и
Обыкновенный  Стиль, причем последний подразумевал простой  пересказ истории
--  так,  будто  ты  беседуешь со  своим  соседом  о видах  на  урожай.  Том
рассказывал  тогда  предания именно в  Обыкновенном, но  ни в коей  мере  не
скрывая своего пренебрежительного отношения к исполнению в подобной манере.
     Ранд,  не входя  в  залу, прикрыл дверь  и  привалился к стене. От Тома
сейчас совета не получить. Морейн... как  бы она поступила, если бы ей стало
известно?
     Ранд заметил, как  проходящие мимо с удивлением  поглядывают на него, и
понял, что размышляет если и  не вслух, то вполголоса. Одернув куртку, юноша
выпрямился. Нужно с  кем-нибудь  поговорить.  Повариха  сказала, что  кто-то
остался  в  гостинице.  Едва сдерживаясь, чтобы  не бежать,  он  зашагал  по
коридору.
     Стукнув в  дверь  комнаты,  в которой ночевали его друзья,  и  просунув
голову  вовнутрь,  Ранд обнаружил  там Перрина, который,  до сих пор еще  не
одетый,  лежал в постели. Перрин повернул голову на звук открывшейся  двери,
увидел  Ранда, затем опять  смежил  веки. В углу Ранд заметил прислоненные к
стене лук и колчан Мэта.
     --  Слышал, ты  неважно  себя  чувствуешь,  --  сказал  Ранд, заходя  в
комнату. Он подошел к Перрину и сел на соседнюю  кровать. -- Я просто  хотел
поговорить. Я... -- Он вдруг понял, что не знает, с чего начать.  -- Если ты
болен,  --  произнес Ранд,  привстав, -- то тебе, наверное, надо бы поспать.
Ладно, тогда я пойду.
     -- Не  знаю, смогу ли я когда-нибудь опять  уснуть, -- вздохнул Перрин.
-- Мне, если хочешь знать,  приснился жуткий сон, и уснуть никак не удается.
А  Мэт оказался  довольно-таки  шустр, раз  успел рассказать тебе. Утром  он
поднял меня на  смех, когда я объяснил, почему слишком устал,  чтобы идти  с
ним, но  ему тоже что-то  снилось. Почти всю ночь напролет  я слышал, как он
ворочается и бормочет, и можешь  мне не говорить, что  он крепко спал ночью.
--  Перрин уронил  на  лицо  широкую ладонь, закрывая глаза.  --  Свет, но я
устал. Может, сумею встать, если полежу тут  часок-другой. Если из-за  этого
кошмара  мне  не  удастся посмотреть на  Байрлон,  Мэт  мне  все уши  о  нем
прожужжит.
     Ранд  медленно  опустился  обратно  на  кровать. Облизнул  губы,  затем
выпалил:
     -- Он убил крысу?
     Перрин опустил руку и уставился на друга.
     -- И ты  тоже? -- наконец смог он произнести. Когда Ранд кивнул, Перрин
произнес: --  Хотел бы  я оказаться  дома. Он мне сказал... он сказал... Что
нам делать? Ты Морейн говорил?
     -- Нет. Пока нет. Может, ничего и не скажу. Не знаю. А ты?
     --  Он  сказал...  Кровь  и пепел,  Ранд,  я не  знаю. -- Перрин  резко
приподнялся на локте. -- Ты думаешь, Мэту снился тот же  сон? Он смеялся, но
ему было не до смеха. А когда  Я сказал, что из-за этого сна не могу уснуть,
то выглядел он как-то подозрительно.
     -- Может,  и тот же, -- сказал  Ранд.  Он  почувствовал  облегчение,  а
вместе с  ним и ощущение вины, -- что, оказывается, не на него  одного такая
напасть.
     --  Я собираюсь спросить совета  у Тома, -- сказал Ранд.  --  Он многое
повидал в мире. Ты... ты  не считаешь, что нам нужно рассказать все  Морейн,
да?
     Перрин повалился обратно на подушку.
     -- Ты же слышал предания об Айз Седай. По-твоему,  Тому можно доверять?
Мы  вообще  хоть кому-то  можем доверять?  Ранд, если мы  выберемся из  этой
передряги живыми, если  когда-нибудь вернемся  домой и ты услышишь  от  меня
хотя  бы  словечко о том,  чтобы оставить Эмондов Луг,  даже  о  том,  чтобы
сходить в Сторожевой Холм, пни меня хорошенько. Ладно?
     --  О  чем разговор, -- ответил  Ранд, растягивая губы в  улыбке, такой
жизнерадостной,  на  какую только  был способен. -- Мы  обязательно вернемся
домой. Давай, вставай. Мы же в настоящем  городе, и у  нас целый день, чтобы
поглядеть на него. Где твоя одежда?
     --  Ты иди. Я просто  немножко  полежу. --  Перрин опять  прикрыл глаза
рукой. -- Ты иди. Я тебя через час или два найду.
     -- Многое потеряешь, -- сказал Ранд,  поднявшись. -- Подумай о том, что
упустишь. -- Он остановился у дверей. --  Байрлон. Сколько  раз мы говорили,
что однажды увидим Байрлон?
     Перрин лежал с закрытыми глазами  и не промолвил ни слова. Через минуту
Ранд шагнул за порог и затворил за собою дверь.
     В коридоре юноша  прислонился к стене, улыбки  как не бывало. Голова до
сих пор болела; лучше не стало, наоборот, хуже. Вряд ли он придет в  большой
восторг от Байрлона,  по крайней мере, не сейчас. Пожалуй, ничего не  смогло
бы сейчас вызвать у Ранда воодушевления.
     Мимо  прошла  служанка  со  стопкой простыней  в  руках и  с  интересом
оглянулась   на  него.  Прежде  чем  она  успела  заговорить  с  Рандом,  он
заторопился  по  коридору,  горбясь  под плащом. До  конца выступления  Тома
пройдет  не один час.  А  пока можно оглядеться вокруг. Может, удастся найти
Мэта и узнать, не появлялся ли в его снах Ба'алзамон. На этот раз спускаться
по лестнице Ранд стал помедленнее, потирая висок.
     Ступеньки кончились возле кухни, и юноша решил выйти отсюда. Он  кивнул
Саре, но когда  повариха, казалось, решила продолжить  беседу с того  места,
где она  прервалась в прошлый раз, Ранд поспешил шмыгнуть  к  выходу. Конный
двор оказался пуст, не считая Матча, стоявшего в дверях конюшни, да один  из
конюхов нес туда на  плече какой-то мешок. Ранд  кивнул и Матчу, но  старший
конюх свирепо глянул на него и скрылся в конюшне. Ранд не терял надежды, что
остальные  в  городе  больше схожи  с Сарой, а  отнюдь  не с  Матчем. Полный
решимости посмотреть на то, каков он, этот самый город, юноша ускорил шаг.
     Около распахнутых  ворот, ведущих с  конного  двора,  он остановился  и
обвел взглядом улицу. Она была полна народу,  люди теснились на  ней, словно
овцы в загоне, -- закутанные в плащи и куртки до самых глаз, шапки надвинуты
поглубже от холода, шли они быстрым  шагом, то и дело обгоняя  один другого,
будто их  гнал ветер,  свистевший в кровлях  домов, они толкали друг друга и
проходили мимо, почти не обмениваясь ни словом приветствия, ни взглядом. Все
-- чужаки, подумал Ранд. Никто из них никого не знает.
     Кругом  к  тому  же  витали необычные  запахи  -- острые,  и кислые,  и
душистые, образуя вместе такую  смесь, от которой у Ранда засвербило в носу.
И  в самый разгар  Праздника он ни разу не видел столько людей, толпящихся в
одном  месте.  Даже вполовину меньше. А это только одна улица. Мастер Фитч и
повариха говорили, что весь город чуть ли не битком  набит. Целый город... и
так?
     Ранд попятился от ворот, подальше от улицы, запруженной народом. Как-то
нехорошо  уйти  и бросить  Перрина,  больного,  в  постели.  А что, если Том
закончит свое повествование, пока Ранд будет бродить по городу? Менестрель и
сам мог потом уйти, а поговорить с кем-нибудь обязательно нужно. Лучше всего
немного   обождать.   Повернувшись  спиной  к  кишащей  людьми  улице.  Ранд
облегченно вздохнул.
     Голова  разболелась, и возвращаться обратно  в гостиницу  ему совсем не
хотелось -- эта мысль нисколько не привлекала.  Юноша присел на перевернутый
бочонок  возле  стены  гостиницы с  надеждой,  что  холодный  воздух  умерит
головную боль.
     Время от времени в дверях конюшни  возникал Матч и удивленно поглядывал
на Ранда  и даже один раз  прошел по двору, и тогда юноша встретил брошенный
искоса недобрый взгляд  конюха. Что, если этому человеку не по душе сельский
люд? Или его привело в замешательство то, как их приветствовал  мастер Фитч,
после того  как он пытался не пустить их отряд с заднего двора? Может, он --
Друг Темного, подумал  Ранд,  надеясь, что подобная  идея  рассмешит его, но
веселого в ней было  мало.  Ранд  провел рукой  по эфесу меча  Тэма. Вообще,
веселого осталось не так много.
     -- Пастух с мечом, отмеченным клеймом цапли, -- раздался низкий женский
голос.  -- Такого хватит, чтобы я поверила во  что угодно. В какой  ты беде,
парень из низин?
     Вздрогнув, Ранд как ужаленный вскочил  на ноги. Рядом  с  ним стояла та
девушка с коротко остриженными волосами, которую он видел с Морейн, выйдя из
купальни. Она, как и тогда,  была  одета в мужские куртку и  штаны. Девушка,
как решил Ранд, выглядела чуть старше его,  с темными глазами, даже  темнее,
чем у Эгвейн, и необыкновенно внимательными.
     -- Ты -- Ранд, верно? -- продолжала она. -- Мое имя -- Мин.
     --  Ни  в  какой я не  в  беде, --  сказал  Ранд. Он  не знал,  что  ей
рассказала  Морейн,  но предупреждение Лана  не  привлекать внимания  помнил
хорошо. --  С чего  ты взяла, что я в беде? Двуречье -- тихие края, а мы все
-- люди мирные. Бедам там нет места, если только  они  грозят  не  посевам и
овцам.
     --  Мирные?  -- сказала Мин со  слабой  улыбкой. -- Слыхивала я  людей,
которые  толковали  про вас,  народ Двуречья. Слышала шутки  про пастухов  с
дубовыми головами,  да  и  к тому же здесь  есть  люди,  что  сами  бывали в
низинах.
     -- С дубовыми головами? -- переспросил Ранд, сдвинув брови. -- Что  еще
за шутки?
     -- Те, кто знают, -- продолжала девушка, словно он ничего и не говорил,
-- говорят,  что  все вы ходите  с  улыбками, полны  вежливости,  прямо-таки
податливые  и  мягкие,  словно масло.  По крайней мере,  внешне.  Внутри же,
утверждают, вы все тверды, как старое дубовое корневище.  Ткните  посильнее,
говорят, и  обнаружите камень. Но в тебе или в твоих друзьях камень зарыт не
так  глубоко. Словно  бы  бурей сорвало с  него  почти весь дерн.  Морейн не
рассказывала мне всего, но я вижу то, что вижу.
     Старое дубовое корневище? Камень? Что-то не очень похоже на речи купцов
и их людей. Хотя от последних слов Ранд вздрогнул.
     Он быстро  оглянулся вокруг: двор конюшни был пуст, а ближайшие окна --
закрыты.
     -- Я не знаю никого, кого зовут... как там, еще раз?
     -- Тогда, если угодно, госпожа Элис, -- сказала Мин с лукавым видом, от
которого у Ранда на щеках проступил румянец. -- Рядом нет никого, кто мог бы
нас услышать.
     -- Почему ты думаешь, что у госпожи Элис есть другое имя?
     --  Потому  что  она  сказала мне, -- ответила Мин с таким терпением  в
голосе, что он вновь вспыхнул.  -- Думаю, не потому, что  у нее был выбор. Я
увидела,  что  она... иная... сразу  же.  Когда  она  останавливалась  здесь
раньше,  по пути в  низины.  Ей  обо мне было известно. Я разговаривала с...
другими, как она, раньше.
     -- Увидела? -- спросил Ранд.
     -- Ну, по-моему, к Детям ты не побежишь. Навряд ли, учитывая, кто  твои
спутники. Белоплащникам не понравилось бы то, что я делаю, точно так же, как
и то, что делает она.
     -- Я не понимаю.
     --  Она говорит, что я  вижу части Узора. -- Мин коротко рассмеялась  и
покачала головой. -- По мне,  это звучит слишком  грандиозно. Просто когда я
смотрю на людей, я кое-что вижу и иногда  знаю, что  это значит. Я смотрю на
мужчину и женщину, которые  друг  с другом даже и не разговаривали,  и знаю,
что они поженятся. И они на самом деле женятся. Вот такие дела.  Она хотела,
чтобы я взглянула на вас. На всех вас вместе:
     Ранда охватила дрожь.
     -- И что же ты увидела?
     --  Когда  вы вместе? Искры кружатся вокруг вас,  их тысячи, и огромная
тень, темнее, чем полночный мрак. Она столь густа, что я удивлена, почему ее
никто не замечает. Искры стремятся заполнить тень, а тень пытается поглотить
искры.  --  Девушка  пожала  плечами.  -- Вы  все завязаны вместе во  что-то
опасное, но большего я разобрать не могу.
     -- Все мы? -- пробормотал Ранд. -- Эгвейн тоже? Но они  же приходили не
за... то есть...
     Мин, казалось, не заметила его оговорки.
     -- Девушка? Она часть этого. И менестрель. Все вы. Ты влюблен в нее. --
Ранд ошарашенно  взглянул  на  Мин. -- Я  могу  сказать  об этом без  всяких
образов. Она  тоже любит тебя, но она не для тебя, и ты не для нее. Не  так,
как вам обоим хочется.
     -- Что это все значит?
     -- Когда  я  смотрю на  нее,  передо  мной встает та же картина,  как и
тогда, когда я смотрю на... госпожу Элис. И другое тоже, другое, чего мне не
понять, но я знаю, что это означает. Она от этого не откажется.
     --  Это  все  глупости,  -- с  неловкостью сказал  Ранд. Головная  боль
ослабла, превратившись в  тягостное онемение; голову словно  шерстью набили.
Ему  хотелось  убраться от этой девушки и всего, что она  видит. И еще... --
Что ты видишь, когда смотришь на... остальных?
     -- Всякое, --  сказала Мин с усмешкой,  словно бы знала, о чем на самом
деле  хотел спросить юноша.  -- У Стр... э-э... мастера Андры  вокруг головы
семь  разрушенных башен, и младенец  в  колыбели, держащий  меч, и... -- Она
качнула головой. -- Люди вроде  него  -- понимаешь? -- всегда обладают столь
многими  образами,  что они  вытесняют  друг  друга.  Самые яркие  образы  у
менестреля:  мужчина  -- не  он  сам, -- который жонглирует  огнем, и  Белая
Башня,  а для  мужчины в  этом нет никакого смысла.  Самое отчетливое, что я
видела  у  большого  курчавого  парня, -- это волк,  и  сломанная  корона, и
цветущие  вокруг  него деревья. А у другого -- красный орел,  око на чашечке
весов,  кинжал  с рубином,  рог  и  смеющийся  лик.  Есть  и другое,  но  ты
понимаешь, о чем я. В этот раз я ничего не могу толком разобрать или понять.
     Потом  девушка  подождала, все улыбаясь, пока  Ранд не откашлялся и  не
спросил:
     -- А что про меня?
     Улыбка Мин внезапно сменилась безудержным смехом.
     -- То же, что  и у остальных.  Меч, который не  меч, золотая  корона из
лавровых листьев, посох нищего, ты, льющий воду на песок, окровавленная рука
и  раскаленное добела  железо, три женщины, стоящие над твоими погребальными
носилками, черная скала, влажная от крови...
     -- Ладно,  --  перебил  обеспокоенным голосом  Ранд. --  Не стоит всего
перечислять.
     -- Чаще всего  вокруг  тебя мне видятся  молнии,  одни ударяют в  тебя,
другие   вырываются   из   тебя.   Не   знаю,   что  это   означает,   кроме
одного-единственного.  Мы  с тобой вновь встретимся. -- Мин кинула  на юношу
лукавый взгляд, будто она тоже этого не понимала.
     --  Почему  бы  нам  и  не встретиться?  --  сказал  Ранд.  --  Я  буду
возвращаться домой этой дорогой.
     --  Полагаю,  да,  этой, --  усмешка вдруг вернулась  на  лицо девушки,
кривая и загадочная, и Мин легонько дотронулась до щеки Ранда. -- Но если  я
расскажу тебе обо всем, что видела, ты станешь таким же курчавым, как и твой
широкоплечий друг.
     Ранд  отпрыгнул  назад от  руки  Мин,  словно  от  раскаленной докрасна
железки.
     -- О чем это ты? А крыс ты не видишь? Или сны там?
     -- Крыс! Нет,  никаких крыс.  А сны -- это ты  про них придумал, а  для
меня -- это не сны.
     Ранд подумал: а не сумасшедшая ли она, с такой вот ухмылочкой?
     --  Мне пора идти, --  сказал он,  бочком  обходя девушку. -- Я...  Мне
нужно встретиться со своими друзьями.
     -- Ладно, ступай. Но тебе не убежать.
     Ранд если и не припустил бегом, то с каждым  шагом он шел все быстрее и
быстрее.
     -- Беги, если  хочешь!  --  крикнула  девушка ему вдогонку.  -- Тебе не
убежать от меня!
     Ее смех  погнал Ранда через конный двор и дальше, на  улицу,  в людскую
толчею. Последние  слова  Мин  были  слишком  похожи  на  те,  что  произнес
Ба'алзамон. Торопливо пробираясь в толпе. Ранд то и дело натыкался на людей,
за  что получал злые взгляды и резкие слова, но юноша не замедлил шага, пока
не оказался за несколько кварталов от гостиницы.
     Вскоре он вновь стал обращать внимание на окружающее.  Хотя голова была
словно воздушный шар,  он все равно  изумленно оглядывался и поражался. Ранд
думал, что Байрлон -- величественный город, если  в точности  не такой,  как
города в Томовых преданиях. Он бродил по широким улицам, в большинстве своем
мощенных каменными плитами, по узким  кривым переулкам, -- там, куда заводил
его случай и людской поток.  Ночью прошел дождь, и  незамощенные улицы толпы
прохожих истоптали в грязь, но грязные улицы для Ранда были не  в диковинку.
В Эмондовом Лугу мощеной улицы не найдешь, как ни ищи.
     Дворцов здесь точно  не было, и считанные дома оказались намного больше
тех, что  остались в родных краях, но у всех зданий крыши были из шифера или
черепицы  -- такой же красивой, что  и на "Винном Ручье". Ранд решил, что  в
Кэймлине наверняка найдется один  или два дворца.  Что касается гостиниц, то
их он  насчитал девять, ни одна не меньше "Винного Ручья", большинство такие
же огромные, как "Олень и Лев", а ведь осталась уйма  улиц, которых Ранд еще
не видел.
     Чуть   ли  не  на   каждом  шагу  попадались  лавки,  с  навесами   над
выставленными  прилавками,  на   которых   громоздились  груды  всевозможных
товаров: от одежды  и материи до книг, от горшков до сапог. Здесь  словно бы
рассыпался груз сотни купеческих  фургонов. Ранд так  таращил глаза  вокруг,
что  не  раз  ему  приходилось  поспешно  ретироваться  под  подозрительными
взглядами  лавочников. Когда первый  окинул  его подобным  взором, юноша  не
понял,  почему  тот так на  него  посмотрел. Когда же Ранд  сообразил, в чем
дело, то  было рассердился, но  вспомнил, что  здесь он  -- чужак. Все равно
много купить он  не  мог.  Ранд охнул, когда разглядел,  как  много  медяков
меняют на дюжину сморщенных  яблок  или горсточку ссохшейся репы, -- такая в
Двуречье шла бы на корм лошадям, но люди, видимо, были готовы  платить и  за
нее.
     По  мнению  Ранда,  народу в городе было предостаточно.  В первое время
неисчислимость людей  ошеломила  его. Некоторые носили одежды куда  изящнее,
чем  у любого в Двуречье, -- почти такие же  прекрасные,  как у Морейн, -- и
совсем на  немногих Ранд заметил длинные, до лодыжек, подбитые мехом шубы. У
гостиниц о  чем-то  переговаривались  рудокопы  -- сгорбленные  и  с обликом
людей,  которые  всю  жизнь  проводят  за  тяжелой  работой  под  землей. Но
большинство встреченных Рандом по виду ничем  -- ни платьем, ни  наружностью
--  не отличались от тех, с кем он вырос. Ранд ожидал, что в них должно быть
нечто отличающее их от прочих. На  самом же деле  некоторые так  походили на
двуреченцев  лицом,  что  он  вполне  мог  вообразить,  что  они --  близкие
родственники той или иной знакомой ему семьи в округе Эмондова Луга. Вон тот
беззубый, седоволосый тип, с ушами, как  ручки  у кувшина, тот, что сидит на
скамье у гостиницы,  тот, что уткнулся  мрачным  взором в  пустую  кружку  с
крышкой, вполне мог  приходиться кузеном Били Конгару. Узколицый, со впалыми
щеками портной, шьющий перед дверями своей мастерской,  мог оказаться братом
Джона Тэйна, у него  даже была  такая же проплешина на макушке. Мужчина, как
две капли воды похожий на Сэма Кро, толкнул Ранда, проходя  мимо него, когда
юноша повернул за угол, и...
     Не веря  глазам. Ранд  уставился на  маленького  костлявого человечка с
длинными  руками  и большим  носом, в одежде,  больше смахивающей на  связки
лохмотьев,  который  торопливо  проталкивался  сквозь толпу. Запавшие глаза,
грязное лицо, он выглядел изможденным,  словно не спал несколько дней кряду,
но Ранд мог  бы поклясться... Тут оборванец заметил его, застыл на месте, не
обращая  никакого  внимания  на  толкающих  его  людей.  Последние  сомнения
улетучились из головы у Ранда.
     -- Мастер Фейн! -- заорал он. -- Мы все думали, что вас...
     В один миг торговец  рванул прочь, но Ранд, петляя, устремился за  ним,
то  и  дело  бросая через  плечо  извинения  прохожим,  на  которых нечаянно
налетал.  Сквозь толпу  он  успел заметить, как  Фейн  шмыгнул в  проулок, и
свернул следом.
     Несколько шагов по  переулку,  и торговец  уткнулся  в  высокий  забор.
Тупик.  Ранд, поскользнувшись,  резко остановился, едва не  въехав  плечом в
стену  дома, а  Фейн обернулся к юноше, с опаской пригибаясь  и  отступая  в
сторону. Он выставил грязные ладони  перед собой, защищаясь от Ранда.  В его
одежде  зияла не  одна  прореха, а плащ  был  затаскан и превратился в такие
драные лохмотья, как будто побывал в переделке,  которая вовсе  не пошла ему
на пользу.
     -- Мастер Фейн? -- нерешительно произнес Ранд. --  В  чем дело? Это  я,
Ранд ал'Тор из Эмондова Луга. Мы все думали, что вас захватили троллоки.
     Фейн  резко  дернул рукой и, по-прежнему пригибаясь, боком,  по-крабьи,
сделал несколько шагов к выходу из переулка. Он пытался пройти мимо  Ранда и
при этом не приближаться к нему.
     -- Нет! -- надтреснутым голосом вскрикнул торговец. Он постоянно вертел
головой,  будто стараясь увидеть все  происходящее на улице за спиной Ранда.
--  Не  упоминай...  --  Фейн понизил  голос  до  хриплого шепота и повернул
голову,  бросая  на  Ранда  быстрые,  косые  взгляды.  --  ...их.  В  городе
Белоплащники.
     -- У них  нет  причины беспокоить нас, -- сказал Ранд. --  Пойдемте  со
мной в  "Олень и Лев". Я  там остановился с друзьями. Большинство из них  вы
знаете. Они будут рады видеть вас. Мы все думали, что вы умерли.
     -- Умер? -- негодующе перебил торговец. -- Только не Падан Фейн! Падану
Фейну  известно,  куда  прыгать  и  куда  приземляться.  --  Он оправил свои
лохмотья, будто они были праздничным одеянием. -- Всегда знал и всегда  буду
знать. Я проживу долго. Дольше, чем... -- Внезапно лицо торговца вытянулось,
а  пальцы впились в одежду  на  груди. --  Они  сожгли мой фургон и все  мои
товары. По какой  такой  причине, а? Мне не удалось  забрать своих  лошадей.
Моих  лошадей, но  этот старый  толстяк, содержатель гостиницы, запер  их  в
своей конюшне. Пришлось шагать очень быстро, чтобы мне не  перерезали горло,
и чего я добился? Все, что у меня  было, все  нажитое -- все ж  погибло, все
пропало. Ну, где же справедливость? Разве это справедливо?
     --  Ваши  лошади в  целости  и сохранности стоят  в конюшне  у  мастера
ал'Вира.  Можете  забрать  их  в любое время. Если  вы  пойдете  со  мной  в
гостиницу, уверен, Морейн поможет вам вернуться в Двуречье.
     -- А-а-а! Она... она же Айз Седай, да? -- Опасливо-сдержанное выражение
промелькнуло  на  лице  Фейна.  --  Может,  хотя... --  Он  помолчал, нервно
облизывая губы. --  А долго вы  пробудете в этой...  Как там? Как ты  назвал
ее?.. "Олень и Лев"?
     --  Мы уезжаем завтра, -- сказал  Ранд. -- Но какое это имеет отношение
к...
     -- Ты просто не знаешь, -- проскулил Фейн, -- что значит  набитое брюхо
и хороший ночной сон в мягкой постели.  С той ночи я  глаз  не сомкнул ни на
минуту.  От бега  мои  башмаки совсем развалились,  а то,  что мне  пришлось
есть... --  Лицо торговца скривилось. -- Я и на милю не хочу подходить к Айз
Седай, -- он почти выплюнул последние слова, -- даже  на десятки  миль,  но,
может, придется. У меня нет выбора, разве не так? Самая мысль о том, что она
взглянет  на  меня, о  том,  что ей известно, где  я... -- Фейн  потянулся к
Ранду,  будто  хотел  ухватиться за  куртку юноши, но руки  его  замерли  на
полпути,  судорожно задрожав, и  торговец отшатнулся. -- Обещай мне,  что не
скажешь  ей.  Я боюсь  ее.  Не нужно ей говорить, не надо, чтобы  Айз  Седай
знала, что я жив. Обещай. Обещай!
     --  Обещаю,  -- успокаивающе сказал  Ранд.  --  Но нет  никаких  причин
бояться ее. Идемте со мной. По крайней мере, поедите чего-нибудь горячего.
     --  Может быть. Может  быть. -- Фейн задумчиво почесал  подбородок.  --
Завтра, ты говоришь? В это время...  Ты не  забудешь своего обещания?  Ты ей
не?..
     -- Я не дам ей вас обидеть, -- сказал Ранд, подумав  о том, как это ему
удастся -- удержать Айз Седай от того, что бы она ни задумала.
     -- Она не причинит мне вреда, -- сказал Фейн. -- Нет, не причинит. Я ей
не позволю.
     В один миг торговец зайцем шмыгнул мимо Ранда и нырнул в толпу.
     -- Мастер Фейн! -- окликнул Ранд. -- Подождите! Он выскочил из переулка
как  раз вовремя,  чтобы увидеть мелькнувший  в  толпе драный плащ торговца,
когда  тот метнулся за угол дома на соседней  улице.  Окликая торговца, Ранд
побежал за ним, свернул  за  угол. Он успел  заметить чью-то  спину,  тут же
врезался в нее и упал вместе с прохожим в грязное месиво.
     -- Ты что, не видишь, куда идешь? -- донеслось из-под Ранда ворчание, и
он в удивлении вскочил на ноги.
     -- Мэт?
     Мэт  сел прямо и,  свирепо  глядя на  Ранда,  с  мрачным видом принялся
счищать грязь с плаща.
     -- Ты точно превратился в городского  человека. Спишь все утро,  бежишь
сломя голову  прямо по людям. -- Поднявшись на ноги, Мэт уставился  на  свои
запачканные руки, что-то пробурчал и вытер их о плащ. -- Слушай, ты  никогда
не догадаешься, кого я, по-моему, только что видел.
     -- Падана Фейна, -- сказал Ранд.
     -- Падана Фей... Откуда ты знаешь?
     -- Я с ним разговаривал, но он убежал.
     --  Так трол... -- Мэт  осекся  и с  опаской огляделся кругом,  но люди
текли мимо,  не  удостаивая парней даже взглядом. Ранд  обрадовался, что его
друг  хоть немного  научился осмотрительности.  -- Так они  его не  сцапали.
Интересно, а чего он  вот так, без единого словечка,  ушел из Эмондова Луга?
Наверное,  тоже тогда пустился в  бега  и не  останавливался, покуда  тут не
очутился. Но почему же он убежал сейчас?
     Ранд покачал головой. Лучше бы он этого не делал -- ему показалось, что
голова вот-вот оторвется и упадет.
     -- Непонятно,  знаю лишь, что он боится Мо... госпожи Элис. --  Следить
за тем,  что у тебя на языке, оказалось  не  так-то  легко. -- Он не  хотел,
чтобы  она  знала,  что  он  здесь. Он заставил  меня  пообещать, что  я  не
проговорюсь.
     --  Ну, у  меня эта тайна как за каменной стеной, -- сказал Мэт. -- Мне
тоже хочется, чтобы она не узнала, где я был.
     --  Мэт? -- Люди  по-прежнему  проплывали  мимо,  не обращая на  парней
никакого внимания, но  Ранд все равно понизил голос  и склонился  поближе  к
другу. -- Мэт,  тебе снились этой ночью  кошмары? С человеком, который  убил
крысу?
     Мэт не мигая уставился на него.
     -- У тебя тоже? -- выдавил он наконец.  -- Сдается мне, и у  Перрина. Я
почти  выспросил его этим утром, но... Ему наверняка снились. Кровь и пепел!
Теперь кто-то заставляет нас видеть сны. Ранд, я хочу, чтобы  никто не знал,
где я был.
     -- Утром по всей  гостинице валялись  дохлые крысы. -- Говоря об  этом.
Ранд  не  испытывал  такого  страха, как раньше.  Он вообще мало  что сейчас
чувствовал. --  Со  сломанными хребтами. -- От собственного  голоса у  Ранда
звенело  в  ушах. Если  он заболел, то лучше, наверное, обратиться к Морейн.
Юноша удивился: мысль о том, что Единую Силу используют на нем, нисколько не
обеспокоила его.
     Мэт глубоко вздохнул, подтягивая плащ, и оглянулся,  словно раздумывая,
в какую сторону пойти.
     -- Что происходит с нами, Ранд? Что?
     --  Не  знаю.  Я  собираюсь  спросить совета  у Тома. О том,  стоит  ли
говорить... кому-то еще.
     -- Нет!  Только не ей. Может быть, ему,  но не ей. Такая его горячность
поразила Ранда.
     -- Значит, ты ему веришь? -- Ему незачем было уточнять, кого друг имеет
в виду,  говоря  "ему",  --  выражение  лица Мэта  подсказало,  что тому все
понятно.
     -- Нет, -- медленно произнес  Мэт. --  Это случайности, вот и все. Если
мы ей расскажем, а  он лжет, то тогда, может быть, ничего не случится. Может
быть. Но,  может быть, именно то, что он появился в наших снах, как раз... Я
не  знаю. --  Он помолчал. --  Если мы ей  не  скажем, может, нам  еще будут
сниться разные сны. С крысами или без крыс, но кошмары лучше, чем... Помнишь
паром? Я за то, чтобы оставить это в тайне.
     -- Договорились. -- Ранд вспомнил паром... и угрозу Морейн тоже, но все
это происходило чуть ли не целую вечность тому назад. -- Хорошо.
     -- А Перрин никому не скажет? -- продолжал Мэт, раскачиваясь на носках.
-- Нам нужно  вернуться к нему. Если он ей расскажет, то она и нас раскусит.
Можно поспорить. Пошли.
     Мэт сорвался с места и  устремился в толпу,  Ранд стоял  и  смотрел ему
вслед, пока Мэт  не  вернулся  и  не схватил  его  за руку. Ранд заморгал от
прикосновения, а потом пошел за Мэтом.
     -- Да что с тобой творится? -- спросил Мэт. -- Ты что, опять уснул?
     --  Кажется,  я простудился, --  сказал  Ранд. Голова была словно  туго
натянутый барабан и почти такой же пустой.
     --  Когда  вернемся в гостиницу, тебе нужно выпить куриного бульона, --
посоветовал  Мэт.  Он так  и  продолжал  беспрестанно  болтать,  пока друзья
пробирались   по  забитым  людьми   улицам.  Ранд  изо   всех  сил  старался
прислушиваться и  даже порой вставлял  словечко-другое, но беседа  требовала
таких усилий. Он не устал --  спать совсем  не хотелось. Он лишь чувствовал,
как его несет словно  бы  по  течению. Спустя какое-то время Ранд сообразил,
что уже рассказывает Мэту о Мин.
     -- Кинжал с рубином, а? -- сказал Мэт. -- Мне это нравится. Хотя насчет
ока  ничего не скажу. Ты уверен, она ничего не  выдумывала? Сдается мне, она
должна бы знать, что все это значит, раз уж она и вправду предсказательница.
     -- Она не говорила, что она предсказательница, --  возразил Ранд.  -- Я
верю, она  что-то видит.  Вспомни,  когда  мы  кончили  мыться, Морейн  ведь
разговаривала с нею. И она знает, кто такая Морейн.
     Мэт неодобрительно посмотрел на друга.
     -- По-моему, это имя мы условились не произносить.
     --  Да,   --  пробормотал   Ранд.  Он  с  силой  потер  виски   руками.
Сосредоточиться на чем-нибудь было так трудно.
     -- Кажется, ты и в самом деле заболел, -- сказал Мэт, хмурясь. Вдруг он
дернул Ранда за рукав, чтобы тот остановился. -- Глянь-ка на них.
     По улице  в  сторону Ранда и  Мэта  вышагивали трое мужчин в  кирасах и
конических  стальных  шлемах,  начищенных  до  зеркально-серебряного блеска.
Сверкала  даже  кольчуга у них на руках.  Длинные  плащи, непорочно белые, с
вышитой слева на груди эмблемой -- солнце с расходящимися лучами -- казались
просто невероятными на грязной,  с  лужами  улице. Руки мужчин  покоились на
эфесах мечей, и смотрели  они вокруг себя  с таким видом, будто  взирали  на
гадов,  выползших из-под прогнившей колоды. Тем не  менее никто  на  них  не
оглядывался. Казалось, никто их даже не замечал. Вместе с тем этой троице не
приходилось проталкиваться  через толчею:  людской водоворот как бы случайно
расступался перед мужчинами в белых плащах, давая им шагать свободно, и этот
кусочек пустого пространства двигался вместе с ними.
     -- По-твоему,  это --  Дети Света? --  громким голосом осведомился Мэт.
Какой-то прохожий холодно глянул на него и ускорил шаг.
     Ранд  кивнул.  Дети Света.  Белоплащники. Люди,  которые ненавидят  Айз
Седай. Люди, которые указывают народу, как надо жить, доставляя неприятности
тем, кто отказывался подчиняться их требованиям. Если сгоревшие фермы и даже
худшее можно назвать таким мягким словом, как "неприятности". Мне, наверное,
нужно  быть  испуганным, подумал  Ранд. Или же  заинтригованным.  Во  всяком
случае, хоть чуть-чуть. Вместо этого он равнодушно наблюдал за этой троицей.
     -- Что-то они мне не очень-то  по  душе,  --  сказал Мэт. --  Больно уж
самодовольные, а?
     -- Да  ну их, --  сказал Ранд. --  Гостиница. Нам  нужно  поговорить  с
Перрином.
     -- Совсем как Эвард Коплин. Тот тоже  всегда нос задирает. -- Мэт вдруг
заухмылялся, в  глазах  загорелся  огонек.  --  Помнишь,  как он сверзился с
Фургонного Моста и пошлепал домой мокрый  с ног до  головы?  С него спесь на
месяц сбило.
     -- Ну, и при чем тут Эвард?
     --  Видишь во-он там? -- Мэт  указал  на  опирающуюся оглоблями о землю
двуколку,  что  стояла  в  переулке   впереди  Детей.  Единственный  колышек
удерживал дюжину уложенных на повозку бочек. -- Смотри.
     Посмеиваясь, он нырнул в скобяную лавку слева от Ранда.
     Ранд  посмотрел  ему  вслед,  понимая,  что  надо  что-то  предпринять.
Подобный огонек в глазах Мэта не сулил ничего хорошего -- тот явно собирался
выкинуть одну из своих шуточек. Но, странное дело. Ранд и сам предвкушал то,
что будет, -- чего  бы ни  собирался натворить Мэт. Что-то шептало ему, мол,
такое  чувство  неправильно,  это  опасно,  но  Ранд  все  равно улыбался  в
предвкушении дальнейшего.
     Через минуту показался Мэт, наполовину  высунувшись из чердачного  окна
под черепичной крышей лавки. В руке  у него появилась праща,  она уже начала
крутиться. Взор Ранда вновь вернулся к  двуколке.  Почти  сразу же  раздался
резкий треск, колышек, подпиравший бочки, сломался,  и в  то же мгновение  с
переулком поравнялись Белоплащники. Народ бросился врассыпную от скатившихся
по оглоблям бочек, которые с грохотом понеслись по улице, разбрызгивая грязь
и  мутную  воду. Трое  Детей  запрыгали  с не  меньшей прытью,  чем  прочие,
выражение превосходства на их  лицах сменилось оторопью. Кое-кто из прохожих
растянулся на земле,  обдав других фонтанами брызг,  но те трое  двигались с
проворством, легко уворачиваясь от бочек. Но летящей во все стороны грязи им
избежать не удалось, и она заляпала их белые одеяния.
     Из  переулка,  размахивая  руками  и  гневно крича, выскочил  бородач в
длинном фартуке, но один взгляд на троицу, тщетно пытающуюся отряхнуть грязь
со своих плащей, -- и он исчез в переулке даже быстрее, чем появился оттуда.
Ранд глянул на крышу лавки --  Мэта  там не  было. Такая меткость  под  силу
любому мальчишке из  Двуречья, но результат превзошел всякие  ожидания. Ранд
не смог удержаться от смеха; шутка была совершенно дурацкая, в духе Мэта, но
все  равно было смешно.  Когда  Ранд  вновь повернулся лицом к  улице,  трое
Белоплащников смотрели прямо на него.
     -- Ты увидел нечто смешное, да?
     Говорящий  стоял  чуть впереди  остальных.  Его немигающий  взгляд  был
надменен, в глазах вспыхивали искорки, словно ему было ведомо что-то важное,
нечто неизвестное больше никому.
     Смех Ранда враз оборвался. Он и Чада Света остались наедине с бочками и
грязью. У людей вокруг как-то тут же нашлись неотложные дела в других концах
улицы, подальше от них.
     --  Страх пред Светом сковывает  твой  язык?  --  От  гнева  узкое лицо
Белоплащника вытянулось еще больше. Он недоверчиво посмотрел  на  эфес меча,
выглядывающий   из-под  плаща   Ранда.   --   Возможно,  ты  несешь  за  это
ответственность,  да?  --  У  него, в отличие от двух  других, на плаще  под
вышитым солнцем красовался золотой бант.
     Ранд  попытался  прикрыть  меч  полой,  но  плащ  вместо  этого  совсем
соскользнул с  плеча.  Где-то  в  глубине  души  у  юноши  возникло  крайнее
изумление  тем, как  он  себя ведет,  но мысль эта была  какой-то далекой  и
отстраненной.
     -- Всякое случается, -- сказал Ранд. -- Даже с Детьми Света.
     Узколицый мужчина приподнял бровь.
     --  Ты  так опасен, юнец?  -- Белоплащник был  по виду ненамного старше
Ранда.
     --  Клеймо цапли, Лорд  Борнхальд,  -- предостерег  узколицего  один из
стоящих позади.
     Узколицый вновь бросил  взгляд на эфес  Рандова меча, -- у всех на виду
блестела  бронзовая цапля,  --  и  глаза Белоплащника мгновенно расширились.
Затем он поднял взор, всмотрелся в лицо Ранда и недоверчиво хмыкнул.
     --  Он  слишком  молод. Ты -- нездешний, да? --  холодно  спросил  он у
Ранда. -- Откуда ты? |
     -- Я только что  приехал в Байрлон. -- Легкий зуд  пробежал  по рукам и
ногам  Ранда. Он почувствовал прилив  крови,  почти осязаемое тепло. --  Вы,
случаем, не знаете хорошей гостиницы?
     -- Ты уклоняешься от моих вопросов,  -- перебил его Борнхальд. -- Какое
зло в тебе, что ты не отвечаешь мне?
     Его  спутники  шагнули   вперед  и  встали  по   бокам   Борнхальда,  с
посуровевшими бесстрастными  лицами.  Хоть  пятна грязи  никуда  не  делись,
теперь в этой троице ничего смешного не было.
     Нервное   возбуждение  охватило   Ранда  целиком,  сердце   лихорадочно
колотилось.  Ему хотелось  смеяться, он чувствовал себя просто замечательно.
Слабый голосок в голове  кричал: что-то не  так, но  юноша мог думать лишь о
том,  что его  переполняет  энергия, она готова  вырваться наружу. Улыбаясь,
Ранд качался  на  пятках и  ждал, что произойдет  дальше.  В глубине души он
отстраненно размышлял над тем, во что все выльется.
     Лицо  предводителя  Белоплащников  налилось  краской.  Другой  на  дюйм
вытянул свой меч, демонстрируя  сталь клинка, и заговорил дрожащим от ярости
голосом:
     -- Когда Дети  Света  задают  вопросы, деревенщина  ты  Сероглазая, они
требуют ответов, иначе...
     Узколицый  оборвал  его  гневную тираду,  положив  руку  ему  на грудь.
Борнхальд кивком указал на дальний конец улицы.
     Явилась  Городская Стража -- дюжина мужчин в круглых стальных  шапках и
коротких  кожаных куртках  с  железными  заклепками,  держа дубины в  руках,
словно  бы  они  знали,  как с  ними управляться.  Стражники молча стояли  в
ожидании, шагах в десяти от Белоплащников и Ранда.
     -- Этот город  утратил  Свет, -- прорычал  тот, что  наполовину вытащил
свой  меч.  Он повысил голос  и  крикнул  Страже:  -- Байрлон стоит  в  Тени
Темного!
     Повинуясь жесту Борнхальда, он со стуком вогнал клинок обратно в ножны.
     Борнхальд вновь повернулся к Ранду. Глаза его сверкали всеведением.
     -- Приспешникам Темного не  скрыться от нас,  юнец, даже  в городе, что
стоит в Тени. Мы еще встретимся. Можешь быть в этом уверен!
     Он   развернулся  на  каблуках  и,   сопровождаемый  по  пятам   обоими
спутниками, зашагал прочь, словно бы Ранд перестал для него существовать. По
крайней  мере, в эту минуту.  Когда Белоплащники дошли до запруженной людьми
части улицы,  то, как и  раньше,  вокруг  них сразу  образовалась та  же, на
первый   взгляд  случайная,   пустота.  Стражники   потоптались   на  месте,
разглядывая  Ранда,  затем  пристроили  дубинки  на  плечи и  отправились за
троицей в белых  плащах. Им пришлось пробивать себе дорогу в  толпе криками:
"Дорогу Страже!" Мало кто уступал им путь, да и то неохотно.
     Ранд  по-прежнему  качался  на  пятках, ожидая  чего-то.  Зуд был таким
сильным, что он едва не дрожал; он чувствовал, будто весь горит.
     Из лавки вышел Мэт, изумленно посмотрел на Ранда большими глазами.
     -- Нет, ты не заболел, -- заявил он. -- Ты спятил!
     Ранд глубоко  вздохнул, и  возбуждение разом улетучилось, словно воздух
из  проколотого  пузыря.  Теперь,  когда  все  миновало,   он  был  потрясен
происшедшим, осознание того, что он только что совершил, нахлынуло на  него.
Облизнув сухие губы, юноша встретил пристальный взгляд Мэта.
     --  Наверно,  нам  сейчас  лучше вернуться  в  гостиницу,  -- нетвердым
голосом произнес он.
     -- Да, -- сказал Мэт. -- Это уж точно. Думаю, и впрямь лучше вернуться.
     Улица вновь стала заполняться народом, и не  один прохожий  окинул двух
парней  внимательным взором, шепча при этом что-то своему спутнику. Ранд был
уверен:  слух  о  происшедшем  разойдется  широко.  Какой-то безумец пытался
затеять драку с тремя Чадами Света. Есть о чем  потолковать.  Может,  именно
сны-то и лишают меня разума.
     Несколько  раз друзья, заблудившись, плутали по одним и тем же  улицам,
но вскоре случай свел их с Томом Меррилином, который величественно вышагивал
в  этом  столпотворении.  Менестрель  налево и направо  говорил,  что  вышел
размять ноги  и глотнуть свежего воздуха, но любому, кто дважды посмотрел на
его многоцветный плащ, он заявлял звучным голосом:
     -- Я -- в "Олене и Льве", но только этот вечер.
     Первым сбивчиво рассказывать Тому  о снах и о своих сомнениях, говорить
Морейн о кошмаре или нет, начал  Мэт, а Ранд лишь поправлял  и дополнял его,
поскольку в том, как они запомнили этот сон, были различия. Или, может,  сон
каждого  из  них сам чем-то немного отличался, подумал Ранд. Тем  не менее в
главном их впечатления сходились.
     Ребята  успели выложить немногое,  прежде чем Том стал слушать со  всем
вниманием. Едва Ранд  упомянул Ба'алзамона, как менестрель  сграбастал их за
плечи и приказал попридержать языки, приподнялся на цыпочки, оглядывая толпу
поверх голов, а потом вытолкнул парней из толчеи в тупичок  переулка, где не
было  ни  души,  лишь  валялось  несколько  корзин  да   неподалеку  лежала,
свернувшись клубком  от  холода,  рыжая  собака --  худющая,  с  выпирающими
ребрами.
     Том  пристально  всмотрелся в людской  поток,  выискивая  взглядом,  не
остановился ли  кто их  подслушать,  затем  повернулся к  Ранду и  Мэту. Его
голубые глаза  буравили их  насквозь. Время  от  времени  менестрель  бросал
настороженные взгляды на улицу.
     -- Даже не произносите  этого имени там,  где его  могут услышать чужие
уши, -- голос Тома был тих, но настойчив. -- И даже там, где  они лишь могли
бы услышать его. Это очень опасное  имя, даже если по улицам не шляются Дети
Света.
     Мэт фыркнул.
     -- Мог  бы я порассказать о  Детях Света, -- произнес он, искоса глянув
на Ранда.
     Том не обратил на эти слова никакого внимания.
     -- Если хоть один из вас видел  этот сон... -- Он яростно подергал себя
за ус. -- Расскажите мне все, что помните. Во всех подробностях.
     Слушая, менестрель продолжал настороженно оглядываться.
     --  ...он называл  мужчин, которых,  как  утверждал,  использовали,  --
сказал под конец Ранд.  Он  постарался припомнить  еще  что-нибудь. -- Гвайр
Амаласан. Раолин Проклятие Тьмы.
     -- Давиан, --  добавил Мэт,  не дав другу продолжить. -- Юриэн Каменный
Лук.
     -- И Логайн, -- закончил Ранд.
     -- Опасные имена, -- промолвил Том. Глаза его, казалось, сверлили ребят
еще  упорнее, чем раньше.  -- Одно другого опаснее, как и то, первое. Теперь
уже мертвы  все, не считая Логайна.  Некоторые мертвы  давным-давно.  Раолин
Проклятие Тьмы вот уже два тысячелетия. Но все равно имя его опасно. Для вас
лучше не произносить эти имена вслух даже наедине с собой. Большинству людей
ни одно из них ничего не скажет, но услышь их кто-то не тот...
     -- Но кто они были такие? -- спросил Ранд.
     --  Люди,  --  ответил  Том.  --  Люди,  что  потрясли столпы  небес  и
поколебали основы мира. -- Он покачал головой. --  Это неважно.  Забудьте  о
них. Ныне они -- Прах.
     --  А... их  использовали,  так, как он сказал? --  спросил  Мэт.  -- И
убили?
     --  Можно сказать, что их  убила  Белая Башня.  Можно сказать и так. --
Губы Тома на миг сжались, и он вновь качнул головой.  --  Но использовали?..
Нет, этого я не понимаю. Один Свет знает, сколько планов у Престола Амерлин,
но этого я не понимаю.
     Мэт задрожал.
     -- Он столько всего наговорил. Всяких сумасшедших вещей. Всякое такое о
Льюсе Тэрине Убийце Родичей, Артуре Ястребином  Крыле. И об Оке Мира. Во имя
Света, что бы это такое могло означать?
     --  Легенда,  -- медленно произнес  менестрель. -- Может быть. Такая же
известная, как  Рог  Валир, по крайней мере, в Пограничных  Землях.  Там  на
поиски  Ока  Мира  отправляются  юноши  -- точно  так  же,  как  из  Иллиана
отправляются на поиски рога. Может быть, и легенда.
     -- Что  же нам  делать,  Том? -- спросил Ранд. --  Рассказать ей? Таких
снов мне больше не хочется. Может, она что-то сделает.
     --  А  может, нам  не  понравится  то,  что  она  захочет  сделать,  --
проговорил Мэт.
     Том изучающе смотрел на юношей, что-то взвешивая в уме и поглаживая усы
костяшками пальцев.
     -- Я  бы  советовал промолчать. Не  говорить никому,  по крайней  мере,
какое-то время. Если на то  пошло, всегда можно передумать. Если придется...
Но  как только  сказал, то --  все,  вы  уже повязаны с  гораздо худшим, чем
раньше, с... с нею. -- Неожиданно менестрель выпрямился, сутулость его почти
исчезла. --  Другой парень! Говорите, у него был тот же сон? У  него  хватит
ума, чтобы держать рот на замке?
     -- Думаю, да, -- произнес Ранд в то же мгновение, когда Мэт сказал:
     -- Мы шли обратно в гостиницу, чтобы предупредить его.
     -- Да ниспошлет  Свет, чтоб мы не  опоздали! -- Том уже  широким  шагом
устремился из переулка -- плащ хлопал его по  лодыжкам, заплаты трепетали на
ветру.  Менестрель,  не останавливаясь, глянул через  плечо. --  Ну? Или вам
ноги колышками к земле прибили?
     Ранд  и  Мэт  поспешили за  ним, но  Том  не  стал дожидаться, пока они
догонят  его. На сей раз  он не останавливался, чтобы заговаривать с людьми,
глазевшими на  его плащ,  или с теми, кто  сам приветствовал менестреля. Том
рассекал запруженные народом улицы, словно на них никого не было, Ранд и Мэт
почти бежали следом за ним. К "Оленю и Льву" они примчались намного быстрее,
чем рассчитывал Ранд.
     В дверях  гостиницы  Том  и юноши столкнулись  со  спешившим  на  улицу
Перрином, который на ходу накидывал  на  плечи плащ. Налетев на них, он чуть
не упал.
     -- Я шел вас  искать, -- проговорил, тяжело дыша, Перрин своим друзьям,
когда утвердился на ногах. Ранд подхватил его под руку.
     -- Ты о сне кому-нибудь говорил?
     -- Скажи, что не говорил, -- потребовал Мэт.
     -- Это очень важно, -- произнес Том. Перрин в замешательстве смотрел на
них.
     -- Нет, не говорил.  Я с кровати-то встал меньше часа назад. -- Плечи у
него  поникли. -- Я весь извелся от головной боли, стараясь не думать о сне,
а говорил о нем еще меньше. Почему вы ему сказали? -- Перрин  мотнул головой
в сторону менестреля.
     --  Нам пришлось с  кем-то поговорить, не то мы бы  совсем спятили,  --
ответил Ранд.
     -- Я объясню позже, -- прибавил Том, многозначительно поведя глазами на
людей, снующих туда-сюда по коридору "Оленя и Льва".
     -- Хорошо, --  медленно  произнес  Перрин,  по-прежнему с виду сбитый с
толку.  Вдруг  он  шлепнул  себя  по лбу. --  Из-за  вас из головы  чуть  не
вылетело, почему я вас разыскивать пошел, -- не хотелось, а пришлось. Найнив
здесь.
     -- Кровь  и  пепел!  --  взвизгнул  Мэт.  --  Как  она  сюда добралась?
Морейн... Паром...
     Перрин хмыкнул.
     -- По-твоему, такая мелочь, как  потонувший паром, остановит ее? Найнив
разыскала Каланчу --  не  знаю, как  он ухитрился  перебраться обратно через
реку,  но она сказала,  он прятался у себя  в  спальне и даже  близко к реке
подходить  не  желал,  -- так  или иначе,  она застращала паромщика, и  тому
пришлось  разыскать лодку,  чтобы туда поместилась и  Найнив, и ее лошадь, и
перевезти  их на  другой  берег.  Самому. Она  лишь дала  ему  чуток времени
разыскать одного из своих перевозчиков, чтоб посадить того за второе весло.
     -- О, Свет! -- выдохнул Мэт.
     -- А что она тут делает? -- Ранд сгорал от желания узнать об  этом. Оба
друга, и Мэт, и Перрин, одарили его презрительными взглядами.
     -- Она явилась за нами, -- сказал Перрин. -- Она сейчас с... с госпожой
Элис, и там такая холодина, что, того гляди, снег пойдет.
     -- Может, нам просто исчезнуть куда-нибудь на время? -- спросил Мэт. --
Мой отец говорит,  что только дурак сует руку  в осиное  гнездо без  крайней
нужды.
     Тут вмешался Ранд.
     -- Она не  заставит нас вернуться. Ей должно  было  хватить  Ночи Зимы,
чтобы  понять это.  А  если она  не уразумеет, то нам  придется заставить ее
понять.
     С  каждым  словом  Ранда брови Мэта поднимались  все выше, а когда  тот
закончил говорить, он тихо присвистнул.
     -- Ты когда-нибудь пробовал  заставить Найнив  понять  то, чего она  не
желает  понимать?  Я пробовал.  Говорю  же, нам надо схорониться до вечера и
тогда потихоньку проскользнуть внутрь.
     -- Судя по моему впечатлению от этой молодой женщины, -- сказал Том, --
я думаю,  она не успокоится, пока не добьется своего.  Если ей станут чинить
препоны и не  позволят получить  желаемого  немедленно, она будет продолжать
свои попытки,  пока не  привлечет к нам внимания, которое нам совершенно  не
нужно.
     Это   заявление   сразу   положило   конец   разговорам.  Все   четверо
переглянулись, глубоко вздохнули  и шагнули  через порог  -- с таким  видом,
словно им предстояло встретиться лицом к лицу с троллоками.




     Перрин шел впереди, все дальше в глубь гостиницы. Ранд был так поглощен
мыслями о том, что скажет  Найнив,  что увидел  Мин  лишь  тогда, когда  она
схватила  его  за  руку  и оттащила в сторону.  То,  что  Ранд  остановился,
остальные заметили, только сделав еще несколько шагов по коридору. Потом они
тоже остановились, нетерпеливо поджидая его и в то же время не горя желанием
продолжать свой путь.
     -- Для этого, парень, у нас нет времени, -- грубовато сказал Том.
     Мин пронзила беловолосого менестреля взглядом.
     --  Иди  пожонглируй чем-нибудь,  -- огрызнулась  она, оттаскивая Ранда
подальше от спутников.
     -- У меня и вправду нет  времени, -- сказал ей Ранд. -- И тем более его
нет для выслушивания новых глупостей о том, чтобы убегать и тому подобное.
     Он попытался было высвободить руку,  но как только юноша вырывался, Мин
опять хватала его за рукав.
     --  И у меня нет времени для глупостей. Да успокойся же! -- Она бросила
быстрый  взгляд  на остальных, затем  придвинулась ближе к Ранду и  понизила
голос: -- Совсем недавно прибыла женщина -- пониже меня,  молодая, с темными
глазами  и  с темными,  заплетенными в косу  до талии волосами. Она -- часть
этого тоже, вместе со всеми вами.
     Минуту Ранд  растерянно смотрел  на Мин.  Найнив?  Она-то  тут при чем?
Свет, да я-то сам тут при чем?
     -- Это... это невозможно.
     -- Ты ее знаешь? -- прошептала Мин.
     -- Да, и она никак не может быть замешана в... в то, что вы...
     -- Искры, Ранд. Войдя, она встретилась с госпожой Элис, и тут-то вокруг
них вспыхнули искры. Вчера я не могла увидеть искр,  только тогда, когда вас
было  трое-четверо, но сегодня они все явственнее  и ярче. -- Она посмотрела
на  друзей Ранда, нетерпеливо  ждущих его, и, вздрогнув, опять повернулась к
юноше.  --  Просто чудо, что гостиница еще  не загорелась.  Сегодня вы в еще
большей опасности. С того момента, как появилась она.
     Ранд оглянулся  на  своих  спутников.  Том,  кустистые  брови  которого
сошлись на  переносице углом, был  уже готов  поторопить  Ранда и  словом, и
делом.
     -- Она не  сделает  нам ничего плохого, -- сказал Ранд Мин. -- А сейчас
мне нужно идти.
     На этот раз ему удалось высвободиться.
     Проигнорировав  ее   негодующее  восклицание,  юноша  присоединился   к
остальным, и они  опять двинулись по коридору.  Ранд оглянулся один раз. Мин
погрозила ему кулаком и топнула ногой.
     -- Что она сказала толкового? -- спросил Мэт.
     -- Найнив -- часть этого, -- не подумав, брякнул Ранд, потом бросил  на
Мэта  испепеляющий  взгляд, который застал того с открытым уже  для  вопроса
ртом. И  тут  только  до  Мэта  дошло, в  чем  дело, -- это  стало  видно по
выражению его лица.
     -- Часть чего? -- негромко  поинтересовался Том. -- Этой девушке что-то
известно?
     Пока Ранд собирался с ответом, заговорил Мэт.
     -- Конечно же, она часть этого, -- сердито сказал он. Часть того самого
невезения, которое  обрушилось на нас с  Ночи Зимы. Может,  появление Мудрой
для  вас  не  такое уж грандиозное  событие,  но  я  лично с большей  охотой
повстречался бы здесь с Белоплащниками.
     -- Она видела, как приехала Найнив, -- сказал  Ранд. -- Видела, как она
разговаривала с госпожой Элис, и  решила, что она имеет какое-то отношение к
нам.
     Том искоса  посмотрел на юношу, хмыкнул, взъерошил  усы,  но остальные,
похоже, не имели ничего против такого объяснения.  Таить  секреты  от друзей
Ранду  было не  по  душе, но секрет Мин мог бы  оказаться для  нее  столь же
опасным, как и любая их тайна -- для них самих.
     Вдруг  перед одной  из дверей  Перрин остановился, и его крупная фигура
показалась странно нерешительной. Он  глубоко вздохнул,  посмотрел на  своих
спутников, вздохнул еще раз, затем медленно открыл  дверь и  вошел.  За  ним
цепочкой  потянулись и  остальные. Последним оказался Ранд, который и закрыл
за собой дверь -- с крайней неохотой.
     Глазам его предстала та самая комната, где они ужинали прошлым вечером.
В камине потрескивало яркое  пламя, в самой середине  стола стоял изысканный
серебряный поднос,  на нем  --  сверкающие  серебряные  кувшин и  кубки.  На
противоположных концах стола, не сводя глаз  друг с  Друга,  сидели Морейн и
Найнив. Остальные стулья пустовали. Руки Морейн, неподвижные, как и ее лицо,
покоились на столе. Найнив сжимала в кулаке кончик переброшенной через плечо
косы и теребила его потихоньку -- как обычно делала на Совете Деревни, когда
упрямо  держалась  своего  мнения.  Хотя  сейчас,  пожалуй, упрямства  в  ее
движениях ощущалось  еще  больше. Перрин  был  прав.  Несмотря  на огонь,  в
комнате  словно бы царил  леденящий холод,  и исходил  он от двух  женщин за
столом.
     Лан, привалившись  плечом к каминной  полке, смотрел в пламя и растирал
руки.  У стены,  натянув на голову капюшон  плаща  и  упрямо выпрямив спину,
стояла Эгвейн. Том, Мэт и Перрин неуверенно переминались у дверей.
     Стесненно  поводя  плечами,  Ранд  шагнул к  столу.  Иногда  приходится
хватать волка  за уши, напомнил он себе. Однако на  память  пришла  и другая
старая поговорка. Когда схватил волка за  уши, то держать его так же опасно,
как и отпустить. Ранд ощутил на себе взгляд Морейн, потом Найнив, и ему враз
стало жарко, но он все равно сел -- между ними.
     На миг все в  комнате замерли, как  вырезанные из дерева фигурки, потом
Эгвейн  и  Перрин, под  конец и  Мэт, преодолевая внутреннее  сопротивление,
подошли к столу  и расселись -- тоже в середине, как и Ранд. Эгвейн натянула
капюшон поглубже, наполовину скрыв свое лицо; сидящие за  столом старательно
избегали смотреть друг на друга.
     --  М-да,  --  хмыкнул  Том,  по-прежнему  стоя  у  двери.  --  Большое
достижение.
     --  Поскольку  собрались все,  --  произнес  Лан, отойдя  от  камина  и
наполняя  вином один  из  кубков, --  может, вы в конце  концов  согласитесь
выпить это. -- Он протянул кубок Найнив, которая подозрительно посмотрела на
него. -- Не  нужно бояться, -- терпеливо  сказал  Лан. -- Вы же видели: вино
принес хозяин  гостиницы, и подсыпать туда чего-нибудь ни  у  кого из нас не
было никакой возможности. Не бойтесь выпить.
     При  слове  бойтесь губы Мудрой  гневно  сжались, но  кубок она  взяла,
буркнув:
     -- Благодарю.
     -- Мне интересно, -- сказал Лан, -- как вы нас нашли.
     -- Мне тоже. -- Морейн чуть подалась  вперед. -- Может, у  вас  теперь,
когда Эгвейн и ребят привели к вам, появится желание разговаривать?
     Прежде чем ответить Айз Седай, Найнив пригубила вина.
     --  Кроме как в Байрлон,  идти вам было  некуда.  Хотя  для  верности я
направилась  по вашим следам.  Петляли  вы, конечно,  порядком.  Но  потом я
решила, что вряд ли вы рискнете встречаться с добропорядочными людьми.
     -- Вы... отправились по  нашим следам?  -- произнес  Лан, по-настоящему
удивленный, -- впервые, как припомнил Ранд. -- Должно быть, я стал беспечен.
     --  Следов вы оставляли очень мало, но я умею читать следы так же, если
не лучше, как  и любой мужчина в Двуречье, не считая, пожалуй, Тэма ал'Тора.
-- Поколебавшись,  она  добавила:  -- Пока был жив мой отец,  он брал меня с
собой на охоту и  учил всему, чему хотел  бы научить сыновей, которых у него
никогда не было.
     Она  с  вызовом  устремила свой взор на Лана, но тот  лишь одобрительно
кивнул.
     -- Если вам удалось пройти по следу, который я постарался скрыть, то он
учил вас хорошо. Такое немногим под силу, даже в Пограничных Землях.
     Неожиданно Найнив  спрятала лицо в  кубок.  Ранд  вытаращил глаза.  Она
покраснела от  смущения. Смущенной  Найнив не видели никогда. Разъяренной --
да; сыплющей оскорблениями -- частенько; но  потерявшей самообладание --  ни
разу. Сейчас  же  ее щеки горели румянцем,  и  она  старалась скрыть  краску
смущения.
     --  Может быть,  теперь, --  тихо  сказала  Морейн,  --  вы ответите на
некоторые мои вопросы. На ваши я ответила.
     -- С огромным ворохом менестрелевых россказней, -- возразила Найнив. --
Единственные факты, о которых мне известно,  -- это  то, что четырех молодых
ребят, один Свет знает зачем, увела с собой Айз Седай.
     -- Вам  же говорили, о  чем здесь не знают, -- резко сказал Лан. --  Вы
должны научиться сдерживать свой язык.
     --  С  какой  стати? --  спросила  Найнив.  --  С какой  стати я должна
помогать  вам скрываться  или  что  там  еще?  Я  приехала забрать  Эгвейн и
мальчиков обратно в Эмондов Луг, а не для  того, чтобы помогать вам в тайном
похищении.
     Тут вмешался Том, заговорив насмешливым голосом:
     --  Если вы хотите, чтобы они -- или же вы сами  -- вновь  увидели свою
деревню, то вам лучше  быть поосторожнее. В  Байрлоне найдутся готовые убить
ее, -- он кивком указал на Морейн,  -- за то, кто  она такая. И его тоже. --
Менестрель указал на  Лана, затем внезапно шагнул вперед и уперся кулаками в
стол.  Он  навис  над  Найнив, его  длинные усы  и густые брови  вдруг разом
угрожающе встопорщились.
     Глаза  Мудрой  расширились,  и она  отшатнулась от  него;  затем Найнив
вызывающе  выпрямила спину,  которая  стала словно  деревянная.  Том  этого,
видно, не замечал, а продолжал зловеще-спокойным тоном:
     --  На  молву,  на  один  лишь  слушок они  поползут  в  эту  гостиницу
кровожадными  муравьями. Так  сильна  их  ненависть,  их желание  убить  или
поймать  любого   подобного  этим  двоим.  А   девушка?  А  парни?  Вы?  Для
Белоплащников вы все равно заодно с ними. Вам вряд ли придется по нраву, как
они  задают  свои вопросы,  особенно  если  в  дело  замешана  Белая  Башня.
Вопрошающие у Белоплащников заранее считают  вас виновными, а для такой вины
приговор у них  один. Устанавливать  истину у  них нет ни малейшего желания:
они уверены,  что  уже знают ее.  Все,  чего  они хотят  добиться при помощи
раскаленного железа и клещей, -- это признание. Лучше запомните: есть тайны,
о  которых слишком опасно говорить вслух, даже если  вы  думаете, что знаете
тех, кто  их  слышит. --  Том  выпрямился,  проворчав: -- По-моему, я  часто
говорю людям эти слова, но уже бывает слишком поздно.
     -- Хорошо сказано, менестрель, --  произнес Лан.  Страж снова посмотрел
оценивающим взглядом. -- Я поражен тем, что вы так обеспокоены.
     Том пожал плечами:
     -- Всем известно, что я тоже прибыл вместе с вами. Мне не по душе мысль
о том,  как  Вопрошающие с раскаленным железом требуют от меня раскаяться  в
грехах и идти во Свете.
     -- Вот, -- резким тоном сказала  Найнив, -- вот еще одна причина, чтобы
они утром  же отправились со мною  домой. Или, коли на то пошло, сегодня же.
Чем скорее мы окажемся подальше от  вас  на обратном пути в Эмондов Луг, тем
лучше!
     -- Мы  не  можем, --  произнес  Ранд  и обрадовался,  что  тут же разом
загомонили и его друзья. Ответом  им стал рассерженный взгляд Найнив --  она
не обделила им никого. Но первым заговорил он, и все умолкли, оглядываясь на
него.  Даже  Морейн  откинулась  на спинку стула,  наблюдая  за  ним  поверх
сложенных  "пирамидкой"  пальцев.   Ранд  постарался  не  отводить  взгляда,
встретившись глазами с Мудрой. --  Если  в  Эмондов  Луг вернемся  мы, то  и
троллоки  тоже  вернутся.  Они...  выслеживают  нас.  Не  знаю   почему,  но
выслеживают.  В Тар  Валоне нам, может, удастся  выяснить почему.  Может, мы
разузнаем, как прекратить погоню за нами. Это единственный выход.
     Найнив вскинула руки.
     --  Ты говоришь совсем как Тэм!  Он сам заявился на  деревенский сход и
самолично пытался убедить всех и каждого. На Совете Деревни он уже пробовал.
Свет знает, как твой,.. Госпожа Элис, -- она  вложила в это имя целый фургон
издевки, -- ухитрилась заставить его поверить -- обычно у него  бывает кроха
здравого смысла, больше, чем у многих мужчин. В любом  случае, большую часть
времени Совет -- это шайка глупцов, но он не так глуп для этого, и никто еще
не оказался столь безрассудным. Они сошлись на том, что вас нужно разыскать.
Потом Тэм стал настаивать, что он должен отправиться за вами, а сам на ногах
едва  стоял.  Должно  быть,  безрассудство  передается  у  вас  в  семье  по
наследству.
     Мэт покашлял, затем пробормотал:
     -- А что там мой па? Что он сказал?
     -- Он опасается, что тебе взбредет в голову испробовать свои шуточки на
чужеземцах и ты добьешься  того, что за какую-нибудь выходку тебя хорошенько
вздуют.  Похоже, что это его тревожило  больше, чем... сама госпожа Элис. Да
что там, он никогда не отличался большим умом, чем ты.
     Мэт выглядел несколько неуверенным, не зная, как принять сказанное, или
как отвечать, или даже стоит ли отвечать.
     --  Надеюсь,  --  нерешительно  начал  Перрин.  --  То есть,  по-моему,
наверное, и мастер Лухан тоже не очень-то обрадован моим уходом.
     -- А  что, по-твоему, должен  был  обрадоваться?  -- Найнив  возмущенно
покачала головой и  посмотрела  на  Эгвейн. --  Скорее  всего, мне  не стоит
удивляться  этой  легкомысленной выходке -- такого от вас  троих можно  было
ждать, -- но я думала, что у других найдется больше рассудительности.
     Эгвейн отодвинулась назад и спряталась за Перрина.
     --  Я  оставила записку,  -- едва  слышно  произнесла  девушка. Она все
натягивала  капюшон  плаща,  словно  боялась,   что  Мудрая  заметит  ее  не
заплетенные в косу волосы. -- Я все объяснила.
     Лицо Найнив потемнело.
     Ранд вздохнул. С языка Мудрой уже готово  было  сорваться ругательство,
которое,  судя  по всему, будет весьма  злым и хлестким. Если в порыве гнева
она примет решение -- к примеру,  если скажет, что намерена вновь увидеть их
в Эмондовом Лугу, неважно, кто  и  что заявляет, --  то сдвинуть  ее с этого
будет практически невозможно. Ранд открыл рот, но...
     -- Записку! -- начала Найнив, и в то же мгновение Морейн сказала:
     -- Мы с вами должны спокойно побеседовать, Мудрая.
     Если б Ранд мог остановиться, то он бы  так и  поступил, но  слова  уже
полились, будто вместо рта он открыл затворы шлюза.
     -- Все это очень хорошо, но  ровным  счетом ничего не меняет. Вернуться
мы не можем. Нам нужно идти дальше.
     Он говорил все медленнее и тише и под конец чуть ли не шептал, а Мудрая
и Айз Седай обе смотрели на него.  Ранда одарили такими взглядами, словно бы
он  влез  в  разговор  женщин, касающийся  дел  Круга  Женщин,  эти  взгляды
говорили,  что  он  сунулся  в дела,  в  которых ничего  не  смыслит.  Юноша
откинулся на спинку стула  и  съежился, мечтая очутиться где-нибудь в другом
месте.
     -- Мудрая, -- произнесла Морейн, -- вы должны поверить, что со мной они
в большей безопасности, чем будут дома, в Двуречье.
     -- В большей! -- отметая всякие возражения, вскинула  голову Найнив. --
Именно  вы и  привели их сюда  --  сюда,  где кругом  Белоплащники. Те самые
Белоплащники, от  которых  -- если менестрель говорит правду  --  из-за  вас
могут пострадать эти несмышленыши. Скажите же мне, в какой-такой они большей
безопасности, Айз Седай?
     --  Есть  множество  опасностей, от которых  я не смогу  их уберечь, --
согласилась Морейн, -- как и вы не сможете уберечь их  от удара молнии, если
они   отправятся  домой.  Но   не   молнии  нужно  им  опасаться,  даже   не
Белоплащников. Темного и послушных орудий Темного. От этого я могу защитить.
Эту  защиту  мне, как  и каждой Айз  Седай, дает  прикосновение  к Истинному
Источнику, прикосновение к Саидар.
     Найнив  скептически  поджала  губы. От гнева рот  у Морейн тоже сжался,
однако она продолжила, голос ее звенел на грани терпения.
     -- Даже те несчастные мужчины, которые обнаружили у себя способность  к
владению   Силой,  на   короткое   время   обретали   многое,  хотя  изредка
прикосновение  к  Саидин  оберегало  их,  а  иногда  порча  делала  их более
уязвимыми. Но я,  как и любая Айз Седай, могу распространить  свою защиту на
тех, кто рядом со мною.  Никакой Исчезающий не причинит  им  вреда -- до тех
пор пока  они рядом со мною, как сейчас. Ни один троллок не приблизится и на
четверть  мили, чтоб  об  этом не узнал Лан,  который чувствует исходящее от
троллоков  зло.  Если  ребята  вернутся  с  вами в Эмондов  Луг, сможете вы,
Мудрая, дать им хотя бы половину этого?
     --  Сколько у  вас соломенных  пугал,  -- сказала Найнив. --  У  нас  в
Двуречье есть поговорка: "Дерет ли медведь волка или волк медведя -- кролику
всегда худо". Ведите свои споры где-нибудь в другом месте,  а народ Эмондова
Луга оставьте в покое.
     --  Эгвейн, -- чуть  помедлив,  произнесла  Морейн, --  забирай  всех и
оставь ненадолго меня с Мудрой наедине.
     Лицо  Морейн было бесстрастным; Найнив  расправила плечи, словно борец,
готовящийся к схватке, в которой дозволены любые приемы.
     Эгвейн  вскочила на  ноги, ее стремление держаться  с достоинством явно
вошло в противоречие с  желанием избежать столкновения с Мудрой по поводу не
заплетенных в  косу  волос. Тем не  менее  выполнить просьбу Морейн  особого
труда  не составило --  она лишь  обвела парней взглядом. По полу заскрипели
торопливо  отодвигаемые  стулья,  послышалось  вежливое  бормотание  Мэта  и
Перрина, которые изо всех сил старались не рвануть к двери бегом. Даже  Лан,
повинуясь жесту Морейн, направился к дверям, потянув за собой Тома.
     Следом  за  ними  вышел и  Ранд, Страж закрыл  дверь  и  занял  пост  в
коридоре. Провожаемые взглядом Лана, все пошли  по коридору -- им не дали ни
малейшего   шанса   подслушать.  Когда   они   удалились   настолько,  чтобы
удовлетворить Стража, Лан прислонился к стене и замер в  этой позе. Даже без
своего  меняющего цвет плаща он был так незаметен и неподвижен, что узнать о
его присутствии можно было только налетев на него.
     Менестрель проворчал  себе под нос, что у него найдутся дела повеселей,
и  ушел, напоследок бросив  через плечо:  "Помните, о чем я говорил". Больше
уходить, похоже, никому не хотелось.
     -- О чем это он? -- рассеянно спросила  Эгвейн, глаза ее были прикованы
к  двери,  за  которой  остались  Морейн и Найнив.  Она продолжала  теребить
волосы,  словно разрываясь между необходимостью продолжать скрывать, что они
больше не заплетены в косу, и желанием откинуть капюшон плаща.
     -- Да так, дал  нам  один  свет,  --  сказал  Мэт.  Перрин пронзил  его
взглядом.
     --  Он посоветовал не разевать рта, пока мы до конца не уверены в  том,
что собираемся сказать.
     -- Похоже, совет и  в  самом деле хороший, -- заметила Эгвейн,  но было
ясно, что по-настоящему ее интересует отнюдь не это.
     Мысли  Ранда  занимало  другое. Как могло получиться, что  Найнив стала
частью  всего этого? Как вообще они впутались в дело вместе с  троллоками, с
Исчезающими, с появляющимся во снах  Ба'алзамоном? Это безумие. Интересно, а
Мин рассказала Морейн о Найнив? О чем они там говорят?
     Ранд  уже  потерял счет времени, когда в конце концов  дверь открылась.
Через порог шагнула Найнив  и вздрогнула, увидев Лана. Страж что-то негромко
произнес,  отчего она гневно дернула  головой, затем он проскользнул в дверь
мимо нее.
     Мудрая  повернулась к  Ранду, и тут он впервые сообразил, что остальные
потихоньку  улизнули. Ему совсем не  хотелось оставаться  с  Мудрой  один на
один,  но  теперь,  когда  он  встретился  глазами  с  Найнив,  удрать  было
невозможно. Какой  изучающий взгляд, подумал он  озадаченно.  О  чем  же они
говорили? Он невольно подтянулся, когда она подошла к нему вплотную.
     Найнив указала на меч Тэма.
     -- Кажется, это тебе теперь  в самый раз, хотя я бы предпочла не видеть
тебя с ним. Ты повзрослел, Ранд.
     -- За неделю-то?  -- засмеялся  юноша, но смех звучал  фальшиво,  и она
покачала головой,  словно бы  он не понял ее. -- Она вас убедила? -- спросил
он.
     -- Это и  вправду единственный  выход.  -- Ранд помолчал, раздумывая об
искрах Мин.-- Вы идете с нами?
     Глаза Найнив широко раскрылись от удивления:
     --  Идти  с  вами!  С  чего  бы это?  До  моего  возвращения  за делами
присматривает Мавра Маллен из Дивен Райд, но она хотела вернуться домой  как
можно  быстрее. Я  все еще надеюсь уговорить вас проявить  побольше здравого
смысла и поехать обратно вместе со мною.
     -- Мы  не  можем. -- Ранду почудилось  у двери,  по-прежнему  открытой,
какое-то шевеление, но в коридоре они с Найнив были одни.
     -- Ты говорил мне об этом, и она тоже, -- нахмурилась Найнив. -- Если б
во все это не оказалась замешана она... Айз Седай нельзя доверять. Ранд.
     -- Вы говорите так, словно и вправду  нам верите,  --  медленно  сказал
юноша. -- Что произошло на деревенском сходе?
     Прежде чем  ответить, Найнив оглянулась  на  дверной проем --  никакого
движения там сейчас заметно не было.
     -- Эго была настоящая битва,  но ей не нужно знать, что мы не справимся
сами  со своими делами.  И  я  уверена  только  в одном: пока ты с нею, ты в
опасности.
     --  Что-то случилось,  -- настаивал он. --  Почему  вы хотите, чтобы мы
вернулись,  если  думаете, будто  есть  хоть тень  той  возможности, что  мы
окажемся правы? И почему вообще  вы?..  Скорей всего, послали  бы мэра, а не
Мудрую.
     --  Да,  ты  действительно  повзрослел.,--  Найнив  улыбнулась,   и  от
удивления он  переступил  с ноги  на ногу. -- Я  могу вспомнить те  времена,
когда тебе и в  голову  не пришло бы спрашивать, куда я намереваюсь идти или
как стану поступать,  что бы и где бы ни произошло. И было это  всего неделю
назад.
     Ранд прокашлялся и продолжал с настойчивостью:
     -- Какое это имеет значение? Почему вы все-таки здесь?
     Мудрая мельком глянула на открытую дверь, затем взяла юношу под руку.
     -- Давай прогуляемся и заодно поговорим.
     Ранд  позволил увести себя, и когда  они оказались достаточно далеко от
двери, чтобы их не могли услышать, она заговорила вновь:
     --  Как я уже  сказала,  сход  превратился в битву. С тем,  что кого-то
нужно за вами  послать,  согласились все,  но  деревня  раскололась  на  две
группы.  Одни  требовали  вызволить вас,  хотя  по  поводу того,  как  этого
достичь, разгорелся  спор не  на  шутку,  принимая во  внимание то,  что  вы
оказались с... кем-то вроде нее.
     Юноша был рад, что Найнив не забывает следить за своими словами.
     -- А другие поверили Тэму? -- сказал он.
     -- Не до конца, но и они считали, что не дело  для вас  оказаться среди
чужаков, особенно  в  компании с  кем-то вроде нее. Тем  не менее,  так  или
иначе, но  почти каждый мужчина вызвался  отправиться на розыски.  И Тэм,  и
Бран ал'Вир, с  должностными весами на шее, и Харал Лухан, -- пока Элсбет не
усадила  его на место. Даже Кенн  Буйе. Убереги меня Свет от мужчин, которые
думают волосами на груди. Хотя не знаю, есть ли из них кто-то другой породы.
--  Она  энергично  втянула  воздух  носом  и  посмотрела  вверх  осуждающим
взглядом.  --  В любом случае, я поняла, что  пройдет день, а то  и  больше,
прежде чем они что-то решат, и почему-то...  почему-то  я  была уверена, что
оттягивать нам никак нельзя. Поэтому я  созвала Круг Женщин и объяснила, что
нужно  сделать. Не скажу,  чтобы  им это  понравилось,  но мою  правоту  они
признали. Вот поэтому я здесь: потому что мужчины в округе Эмондова  Луга --
упрямцы с шерстью вместо мозгов. Наверняка они до сих пор спорят о том, кого
послать, хотя я и оставила весточку, что займусь этим сама.
     Рассказ  Найнив объяснял  ее  присутствие  в Байрлоне,  но ни в  чем не
убедил Ранда. Она  по-прежнему продолжала уговоры, намереваясь забрать ребят
обратно с собой.
     -- Что она вам сказала?  -- спросил Ранд. Несомненно, Морейн разобьет в
пух  и прах любой довод, но если найдется  хоть один,  который она упустила,
лучше о нем знать.
     --  То  же самое, только гораздо  больше, -- ответила Найнив.  -- И она
хотела  узнать  о  вас, мальчики.  Чтобы понять,  может ли она  найти ответ,
почему вы...  привлекли  подобное внимание,  какое на вас обрушилось...  так
сказала она. -- Найнив помолчала, искоса наблюдая за Рандом  уголком  глаза.
-- Она старалась не  выдать этого,  но больше всего ей хотелось  узнать,  не
родился ли кто из вас за пределами Двуречья.
     При этих  словах лицо Ранда напряглось, как кожа, натянутая на барабан.
Он умудрился хрипло хихикнуть.
     -- О  странных же вещах она думает. Надеюсь, вы убедили ее,  что мы все
родом из Эмондова Луга.
     --  Разумеется, -- сказала Найнив. Но ответила она с  заминкой, в  одно
биение сердца,  такой  короткой, что если бы Ранд не  был  настороже,  то он
вполне мог ничего не заметить.
     Юноша попытался что-нибудь сказать, но язык не слушался его. Она знает.
В конце-то концов,  она Мудрая, и кому, как не Мудрой,  полагается знать все
обо всех. Если она знает, значит, то был  не горячечный бред.  О, помоги мне
Свет, отец!
     -- С тобой все в порядке? -- спросила Найнив.
     --  Он сказал...  сказал,  что я... не его  сын.  Когда он  бредил... в
лихорадке. Он говорил, что нашел меня. Я думал, что это был просто...
     В горле у Ранда запершило, и он замолчал.
     -- Ох,  Ранд. -- Она протянула руки и обхватила  его лицо ладонями. Для
этого ей пришлось привстать на цыпочки. -- В лихорадке люди говорят странные
вещи.  Путано  и  неверно.  Послушай меня.  Тэм ал'Тор,  когда был юношей не
старше тебя, убежал  на поиски приключений. Я даже помню, как он вернулся  в
Эмондов Луг -- зрелый мужчина с рыжеволосой женой-чужестранкой и младенцем в
пеленках.  Я помню, с  какой  самозабвенной  любовью и радостью  Кари ал'Тор
баюкала  ребенка,  какого я никогда раньше не видела  ни у  одной  женщины с
младенцем. Ее дитя, Ранд, ты. А теперь выпрямись и довольно глупить.
     -- Конечно, -- произнес Ранд. Я был рожден не в Двуречье.-- Конечно. --
Может  быть, у Тэма  был бред от лихорадки, а может, младенца он нашел после
битвы. -- Почему вы ей не рассказали?
     -- До этого нет дела никакому чужаку.
     --  А  остальные все родились в Двуречье?.. --  Но, едва задав  вопрос,
Ранд мотнул головой. -- Нет, не нужно отвечать. Это и не мое дело.
     Однако  хорошо бы  знать, есть ли  у  Морейн  особый  к  нему  интерес,
вдобавок к тому, который она питает ко всем парням вместе. Разве нет?
     -- Да, это не твое дело, -- согласилась Найнив. -- Это, может, не будет
иметь ровным счетом никакого значения. Скорей всего,  она просто ищет ощупью
причину, почему эти твари гонятся за вами. За всеми вами.
     Ранд криво ухмыльнулся:
     -- Значит, вы верите, что они преследуют нас.
     Найнив сокрушенно покачала головой.
     -- С  тех пор как ты ее встретил, ты, вне всяких сомнении, уже научился
извращать смысл слов.
     --  Что  вы  собираетесь  делать?  --  спросил  Ранд.  Найнив  изучающе
посмотрела на него -- юноша твердо встретил ее взгляд.
     -- Сегодня  я собираюсь принять ванну.  Что до  остального,  то нам еще
придется поразмыслить, правда?




     Мудрая ушла, и Ранд  направился в общую залу.  Ему  нужно было услышать
людской  смех,  чтобы постараться выкинуть из головы сказанное Найнив  и  те
неприятности, которым она могла стать причиной.
     Зала и в самом деле оказалась набита битком, но  никто не смеялся, хотя
занят  был каждый стул и каждая скамья и  люди  стояли вдоль стен. Том вновь
давал представление, взобравшись на стол у дальней стены, его величественные
жесты видны  были  каждому.  Вновь  звучала  "Великая Охота  за  Рогом", но,
разумеется, недовольных не нашлось.  Имелось столько сказаний  о  каждом  из
Охотников, которых  к тому же  было не  пересчитать, что  два  повествования
никогда не были схожи. Полностью это сказание заняло бы у Тома семь вечеров,
целую неделю. Единственный звук вплетался в мелодию арфы и голоса менестреля
-- потрескивание поленьев в каминах.
     -- ...В  восемь сторон света скакали Охотники,  к восьми столпам небес,
где  веют ветры времени  и  рок хватает, словно  за  прядь волос,  великих и
малых. И вот величайший из Охотников  --  Рогош  из  Талмура,  Рогош Орлиный
Глаз,  прославленный  при дворе  Верховного  Короля, боялись Рогоша  даже на
склонах Шайол Гул... -- Охотники всегда представлялись могучими героями, все
как один.
     Ранд  заприметил двух своих друзей и  пристроился  на краешке скамейки,
втиснувшись рядом с  Перрином.  Плывущие в  залу из кухни  дразнящие  запахи
напомнили юноше о том, что он голоден, но даже те, перед кем на столе стояли
тарелки,  не  обращали  на  еду внимания.  Девушки,  которым  положено  было
прислуживать  гостям, застыли в восторженном оцепенении, теребя передники  и
зачарованно глядя на менестреля, и,  похоже, ни до кого иного никому дела не
было. Лучше слушать, чем жевать, какой бы замечательной ни казалась стряпня.
     -- ...со дня  ее рождения Темный пометил Блайс как свою любимицу, но не
таковой была она -- никакой не Друг Темного, Блайс из Матучина! Крепкая, как
ясень,  стояла  она,  гибкая,  как  ивовая  ветвь,   прекрасная,  как  роза.
Золотоволосая Блайс. Готовая скорее умереть, чем сдаться. Но чу! Эхом катясь
от городских башен, запели трубы, пронзительно и громко. О прибытии героя  к
ее двору возвестили герольды. Загрохотали барабаны, и грянули фанфары! Рогош
Орлиный Глаз идет засвидетельствовать свое почтение...
     "Сделка Рогоша Орлиного Глаза" подошла к концу, но Том остановился лишь
для  того,  чтобы  промочить  горло  кружечкой  эля,  а  затем  приступил  к
исполнению "Привала  Лайана". За  ним,  в свою очередь, последовали "Падение
Алетлориэла", "Меч Гайдала Кейна"  и "Последняя  Скачка  Буада  из Албайна".
Вечер тянулся,  паузы становились все  дольше, и  когда  Том сменил  арфу на
флейту,   всем  стало  ясно:  на  этот  вечер  сказания  кончились.  К  Тому
присоединились  двое мужчин -- с барабаном и украшенными чеканкой цимбалами,
но сели они рядом со столом, на котором расположился менестрель.
     При  первых  же  тактах  "Ветра, который  качает  иву"  трое парней  из
Эмондова Луга дружно  начали хлопать в ладоши, и не они одни. В Двуречье эту
песню любили, и в Байрлоне, похоже, к ней тоже были неравнодушны.  Тут и там
разные голоса подхватывали слова, а  если кто-то не попадал в лад, то соседи
на него не шикали.

     Любовь моя прошла, унесенная прочь
     ветром, который качает иву,
     и весь край жестоко избит,
     ветром, который качает иву.

     Но крепче к себе прижму я ее
     в сердце и в памяти
     и силой ее закалю свою душу,
     ее любовь согреет моего сердца струны,
     встану там, где когда-то мы пели,
     хоть холодный ветер качает иву.

     Вторая песня была  не столь  грустной. На  самом деле  "Лишь одно ведро
воды"  по  сравнению  с прочими оказалось даже веселее  обычного, что вполне
могло быть  замыслом менестреля.  Народ  бросился сдвигать столы, освобождая
место для танцев, и вскоре стены уже вздрагивали от ритмичного притоптывания
и царящей  суматохи. После первого танца раздался радостный смех,  и танцоры
вернулись  на  скамейки,  держась  за бока, а на их место устремились  новые
желающие.
     Том заиграл начальные такты "Летящих диких гусей", затем подождал, пока
люди разместятся для быстрого танца -- рила.
     -- Пойду-ка разомну ноги, -- произнес Ранд, вставая. Перрин двинулся за
ним следом. Мэт решил пойти потанцевать  последним и  посему  обнаружил, что
остался сторожить плащи в компании с Рандовым мечом и топором Перрина.
     -- Не забудьте, мне-то тоже хочется! -- крикнул Мэт вдогонку друзьям.
     Танцоры  выстроились  двумя длинными рядами, мужчины  напротив  женщин.
Вначале барабан, а затем и цимбалы стали отбивать ритм, и все танцоры начали
в такт приседать. Девушка напротив Ранда, с темными косами, напомнившими ему
о доме, застенчиво  улыбнулась  юноше, потом подмигнула, совсем без робости.
Флейта Тома затянула мелодию, и Ранд двинулся вперед, навстречу темноволосой
девушке; она запрокинула голову и засмеялась, когда он закружил ее и передал
следующему мужчине в ряду.
     Все в зале смеются, подумал Ранд, ведя в танце новую партнершу, -- одну
из  девушек-служанок, в бешено  развевающемся переднике. И тут Ранд приметил
единственное неулыбающееся лицо: у  одного  из  каминов  горбатился мужчина,
через все его лицо, наискось, от виска до челюсти, шел шрам, перекашивая нос
и  оттягивая  книзу угол  рта.  Мужчина  поймал  пристальный  взгляд юноши и
скривился, Ранд в смущении отвернулся. Может, из-за этого-то шрама человек и
не мог улыбаться.
     Ранд  подхватил  следующую партнершу и  закружился с  нею,  прежде  чем
отправить ее дальше. Еще три женщины станцевали С ним, а музыка убыстрялась,
потом  к  нему вернулась первая  темноволосая  девушка,  последовал  быстрый
переход, и ряды полностью  перемешались.  Девушка  смеялась не  переставая и
вновь подмигнула ему.
     Мужчина  со шрамом продолжал хмуро  наблюдать  за юношей. Ранд сбился с
шага, щеки его вспыхнули. У него и в мыслях не было смущать этого малого; он
и в самом  деле не предполагал,  что его  взгляд будет  так воспринят. Юноша
повернулся  встретить  очередную  партнершу,  и  мужчина  тотчас  вылетел из
головы. Следующей партнершей Ранда оказалась Найнив.
     Ранд затоптался  и чуть  не упал,  изо всех  сил  стараясь не  отдавить
молодой женщине ноги. Она же танцевала  с грациозностью, которой хватило  бы
на двоих, и все время улыбалась.
     -- А  мне казалось, что ты  был танцором получше, -- засмеялась Найнив,
когда они менялись партнерами.
     В эту  краткую  паузу он едва  сумел  собраться и вдруг обнаружил,  что
танцует с Морейн. Если Ранду казалось, что с Мудрой у него ноги заплетались,
то это не шло ни в какое сравнение с тем, что он чувствовал с Айз Седай. Она
плавно  скользила  по  полу,  платье  кружилось  вокруг  нее;  а  он  дважды
споткнулся и чуть не упал. Морейн сочувственно ему улыбнулась, от чего юноше
стало  ничуть не  легче. Следующая партнерша, которую  преподнес ему рисунок
танца, позволила юноше облегченно вздохнуть, хоть ею и оказалась Эгвейн.
     Ранд немного пришел в себя и потверже встал на ноги. В конце-то концов,
он уже не раз танцевал с ней и не один год.
     Волосы Эгвейн по-прежнему не были заплетены в  косу, но  она прихватила
их сзади красной лентой. Наверняка  никак не  могла решить,  кому угодить --
Морейн  или  Найнив, со злорадством подумал  Ранд. Девушка  смотрела с таким
видом, будто хотела что-то сказать,  но ничего  не  сказала,  а заговаривать
первым  в его намерения не входило. После  того, как она оборвала  его в том
кабинете, где они ужинали накануне, --  нет уж. Они сдержанно  смотрели друг
на дружку и, ничего не говоря, танцевали -- каждый сам по себе.
     Когда рил  кончился.  Ранд  даже  обрадовался возможности вернуться  на
скамью к сгорающему от нетерпения Мэту. Пока он усаживался, заиграла музыка,
другой  танец -- джига. Мэт  уже устремился к  танцующим, когда на  скамейку
опустился Перрин.
     -- Видел ее? -- начал Перрин, еще даже не успев сесть. -- Видел?
     -- Ты про кого? -- спросил в ответ Ранд. -- Про Мудрую  или про госпожу
Элис? Я танцевал с обеими.
     -- Ай... Госпожа Элис  тоже? --  воскликнул Перрин.  --  Я  танцевал  с
Найнив.  Я и знать  не  знал, что она  танцует.  Дома она вообще никогда  не
танцевала.
     -- Да-а, интересно, -- задумчиво протянул Ранд, -- а что сказал бы Круг
Женщин про танцующую Мудрую? Может, потому-то и не танцевала.
     Потом музыка,  хлопки в ладоши и пение стали такими оглушительными, что
разговаривать оказалось просто  невозможно. Ранд  и  Перрин  тоже  принялись
хлопать в ладоши -- танцоры  кружились в середине  залы. Несколько раз  Ранд
ловил на себе взгляды мужчины со шрамом. С таким шрамом  человек вправе быть
чересчур  чувствительным, но Ранд не понимал, как ему нужно поступить, чтобы
еще больше не ухудшить сложившееся положение. Юноша сосредоточился на музыке
и старался не смотреть в сторону того типа.
     Танцы  и  пение  продолжались  весь  вечер.  В  конце  концов  служанки
спохватились  и  вспомнили  о  своих обязанностях  --  и  Ранд  с  жадностью
накинулся на горячее тушеное  мясо и хлеб.  Все  ели  там,  где  сидели  или
стояли.  Потом  Ранд  станцевал еще три  танца,  и  теперь, обнаружив  своей
партнершей Найнив,  да и Морейн  тоже, собственными ногами он владел  лучше,
чем раньше. На  этот  раз  обе  похвалили  его,  отчего  юноша тут же  начал
запинаться.  И опять  он танцевал с Эгвейн;  девушка  пристально смотрела на
Ранда темными глазами, и  все время  казалось, что она вот-вот заговорит, но
так ни слова и не промолвила. Ранд был таким же разговорчивым, как и она, но
с полной уверенностью  мог заявить, что ни капли не хмурился на нее, что  бы
там ни говорил Мэт, когда он вернулся к скамейке.
     Ближе к полуночи  Морейн ушла. Эгвейн,  торопливо бросив взгляд сначала
на Айз Седай, а потом на Найнив, поспешила за Морейн. Мудрая с непроницаемым
лицом посмотрела им вслед, а затем неторопливо присоединилась к танцующим  и
после  этого танца  тоже ушла,  с  таким видом, будто  заткнула за  пояс Айз
Седай.
     Вскоре  Том  уложил  флейту в  футляр,  добродушно споря  с теми,  кому
хотелось, чтобы менестрель остался в зале подольше. За Рандом и его друзьями
в общую залу зашел Лан.
     --  Отправляемся рано, -- сказал Страж, нагибаясь к ним  поближе, чтобы
его услышали сквозь шум и гам веселья, -- и было  бы  неплохо вам отдохнуть,
пока есть время.
     --  Здесь тип один на меня пялился, -- сказал Мэт. -- Со-  шрамом через
лицо. Вы не думаете, что он может оказаться... м-м... одним из тех друзей, о
которых вы нас предупреждали?
     -- С  таким  вот? --  произнес Ранд, проводя пальцем через нос к уголку
рта.  -- И на  меня  тоже он смотрел. -- Он оглядел  залу. Народу  понемногу
убывало, а большинство оставшихся собралось кучкой около Тома. -- Теперь его
здесь нет.
     -- Я видел этого  человека,  -- сказал Лан. -- По словам мастера Фитча,
он --  шпион Белоплащников. Нас он  не должен  беспокоить.  -- Может,  и  не
должен, но Ранд видел, что Страж чем-то встревожен.
     Ранд глянул на Мэта,  на лице у  того застыло выражение, которое всегда
означало, что  он что-то скрывает.  Шпион  Белоплащников? Неужели Борнхальду
так захотелось проучить нас?
     -- Рано отправляемся? -- спросил Ранд. -- Очень рано? -- Может быть, им
и удастся уйти до того, как что-то случится.
     -- С первыми лучами солнца, --  ответил Страж. Когда все вышли из общей
залы и направились к  лестнице, Мэт напевал себе  под нос какую-то  песенку,
Перрин то  и дело останавливался, чтобы повторить  новые па,  которым только
что научился. К ним  присоединился Том, пребывая в превосходном расположении
духа. Лицо Лана ничего не выражало.
     -- А  где же ночует Найнив? -- спросил Мэт. -- Мастер Фитч говорил, что
мы заняли последние комнаты.
     --  Она  в  одной комнате, -- сухо  сказал Том,  -- с  госпожой Элис  и
девушкой.
     Перрин присвистнул сквозь зубы, а Мэт пробормотал:
     --  Кровь и пепел! За все  золото  в Кэймлине не хотел бы я оказаться в
шкуре Эгвейн!
     Не в первый раз Ранду захотелось,  чтобы Мэт  мог  говорить  о чем-либо
серьезно дольше пары минут. В данный момент им  в их собственных шкурах тоже
приходилось несладко.
     -- Я пойду попью молока, -- сказал  Ранд. -- Думаю, поможет  уснуть. --
Хоть бы сегодня ночью не было снов. Лан окинул юношу острым взглядом.
     -- Что-то не то в этот вечер. Не уходи далеко. И помни: мы отправимся в
путь  независимо от того, проснешься  ты, чтобы усидеть  в  седле, или  тебя
придется к нему привязывать.
     Страж зашагал вверх по ступеням, остальные -- следом за ним, их веселье
как рукой сняло. Ранд остался в коридоре один. После того,  как  рядом  было
столько людей, теперь здесь казалось совсем одиноко.
     Юноша поспешил на кухню, где судомойка еще занималась своими делами. Из
большого глиняного жбана она нацедила ему кружку молока.
     Когда Ранд вышел из кухни, потягивая молоко, из глубины коридора к нему
двинулась тускло-черная размытая фигура,  поднимая бледные  руки и откидывая
скрывающий лицо  капюшон.  Плащ висел на незнакомце  неподвижно,  а  лицо...
человеческое,  но бледно-белое и  одутловатое, как  слизняк под  валуном,  и
безглазое.  Гладкое,  как  яичная  скорлупа,  от  сальных  черных  волос  до
мучнистых щек. Ранд поперхнулся, расплескав молоко.
     --  Ты -- один  из них, мальчик, -- произнес Исчезающий хриплым шепотом
-- словно напильником провели по кости.
     Ранд попятился, выронив кружку. Ему хотелось убежать, но все, на что он
оказался  способен, -- это переставлять  по  одной  дрожащие и спотыкающиеся
ноги. Он не мог отвести  глаз от этого безглазого лица; оно притягивало его,
желудок  скрутило. Он попытался позвать на помощь, просто завопить  -- горло
окаменело. Каждый судорожный вздох причинял боль.
     Исчезающий  плавно  скользнул  ближе  к  Ранду.  В  его  широких  шагах
угадывалась   гибкая  беспощадная  грация,  словно  у  извивающейся  гадюки,
сходство  подчеркивалось  перекрывающимися  черными  пластинками  чешуйчатой
брони на  груди.  Тонкие бескровные губы  кривились  в  жестокой улыбке,  от
которой  становилось еще больше не по себе  после взгляда на гладкую бледную
кожу  там, где  должны  были быть глаза. По сравнению с  этим голосом  голос
Борнхальда казался задушевным и ласковым.
     -- Где остальные? Я знаю, они здесь. Говори, мальчик,  и я позволю тебе
жить.
     Спина  Ранда  уперлась  в дерево -- оглянуться и посмотреть,  во что, в
дверь  или в стену, он себя заставить не  мог. Теперь, когда отступать стало
некуда, юноша  уже был не в  состоянии двинуть ногой. Он дрожал  всем телом,
наблюдая, как  Мурдраал скользит все ближе и ближе. С каждым его шагом дрожь
Ранда становилась все сильнее.
     -- Говори, слышишь, иначе...
     Сверху  донесся  быстрый  перестук  сапог  --  с  лестницы,  дальше  по
коридору,  и  Мурддраал оборвал  фразу,  резко развернувшись.  Плащ  его  не
шелохнулся. В тот же миг  голова Исчезающего запрокинулась,  словно  бы этот
безглазый  взгляд  мог проникнуть  за  деревянную стену. В мертвенно-бледной
руке возник меч -- клинок такой же черный, как плащ. От этого клинка тусклый
свет в коридоре словно бы  померк. Топот сапог раздался громче, и Исчезающий
волчком крутанулся обратно  к Ранду -- одним движением, словно тело его было
без костей. Взметнулся черный клинок; узкие губы разошлись, из отверстия рта
вырвалось рычание.
     Крупно дрожа, Ранд понял, что  сейчас  умрет.  Темная, как непроглядная
ночь, сталь мелькнула у него над головой... и замерла.
     --   Ты  принадлежишь  Великому   Повелителю  Тьмы,  --   скрипучий,  с
придыханием голос, словно когтями скребли по шиферу, резал слух.  --  Ты  --
его.
     Повернувшись, Исчезающий превратился в  размытую кляксу  и  метнулся по
коридору прочь от  Ранда. Тени  в  конце  коридора  потянулись к Мурддраалу,
обняли, и он исчез.
     С последних  ступеней  лестничного  пролета  спрыгнул  Лан,  с грохотом
приземлился, в руке -- меч.
     Ранд невероятным усилием вновь обрел дар речи.
     -- Исчезающий, -- с натугой выдохнул он. -- Это был...
     И только  сейчас юноша вдруг вспомнил про  свои меч. Очутившись лицом к
лицу с Мурддраалом, он напрочь о нем позабыл. Непослушной рукой Ранд вытащил
клинок, клейменный цаплей, не думая о том, не поздновато ли он спохватился.
     -- Он побежал туда!
     Лан рассеянно кивнул; по-видимому, он прислушивался к чему-то иному.
     --  Да.  Он  уходит, исчезает. Ладно,  времени гнаться  за  ним нет. Мы
отправляемся сейчас, овечий пастух.
     По  лестнице нестройно  загремели  шаги, вниз спустились Мэт, Перрин  и
Том, обвешанные одеялами и  седельными вьюками. Мэт  на ходу  затягивал свою
скатку, неуклюже сжимая лук под мышкой.
     -- Отправляемся?  -- сказал  Ранд. Вложив  меч в ножны,  он забрал свои
вещи у Тома. -- Сейчас? На ночь глядя?
     -- Ты хочешь  подождать, когда вернется  Получеловек, овечий пастух? --
раздраженно отозвался Страж. -- Тебе хватит одного или их нужно с полдюжины?
Ему известно, где мы сейчас.
     -- Я опять поеду с вами, -- заявил Том Стражу, -- если у вас нет особых
возражений. Слишком многие помнят, что я прибыл вместе с вами. Боюсь, еще до
завтра  этот городок  станет не самым подходящим местом для тех, кого сочтут
вашими друзьями.
     -- Можете отправляться с нами или скакать к  Шайол  Гул, Менестрель. --
Страж с силой вогнал меч в ножны.
     Мимо них из задней двери стрелой вылетел конюх, и затем в сопровождении
мастера Фитча появилась Морейн,  за ними  показалась Эгвейн,  сжимая в руках
замотанный  наспех  в шаль узелок.  И Найнив. Эгвейн выглядела  перепуганной
чуть ли не до слез, но лицо Мудрой застыло маской холодного гнева.
     -- Отнеситесь к этому со всей серьезностью, -- говорила Морейн хозяину.
-- У вас  здесь утром  наверняка  будут неприятности.  Вероятно, Приспешники
Тьмы;  может, и того хуже. Когда  это произойдет,  не медля дайте им понять,
что мы ушли. Не оказывайте сопротивления. Просто дайте знать тому, кто бы ни
явился, что ночью мы уехали, и  больше  они вас тревожить не будут. Им нужны
мы.
     -- Не волнуйтесь о всяких  там  неприятностях, -- весело отвечал мастер
Фитч. --  Ни  чуточки. Пусть только  кто-нибудь  попробует доставить хлопоты
моим постояльцам... ну,  они  быстро получат  от ворот  поворот  --  от моих
парней  и  от меня. Мы с  ними быстренько управимся. И  они  ни словечка  не
услышат о том,  куда  или когда  вы  ушли,  и даже о том, были ли вы  вообще
когда-нибудь здесь. В такой любезности никакого  проку! Здесь о вас никто ни
словечка не промолвит. Ни словечка!
     -- Но...
     -- Госпожа  Элис,  если  вы  собираетесь уезжать,  то мне  нужно  пойти
присмотреть за вашими лошадьми, чтобы все было в должном порядке.
     Он  выдернул свой  рукав  из  руки Морейн  и  рысцой побежал в  сторону
конюшни.
     Морейн с досадой вздохнула.
     -- Вот ведь упрямец! Он не будет слушать.
     -- Вы думаете, троллоки, преследуя нас, могут явиться сюда? --  спросил
Мэт.
     --  Троллоки! -- фыркнула Морейн. -- Разумеется, нет! Опасаться следует
многого другого, и не в последнюю очередь того, каким образом нас разыскали.
-- Проигнорировав насупленный взгляд  Мэта, она продолжила: -- Исчезающий не
сможет  поверить, что мы останемся здесь, теперь, когда нам известно, что он
нас  обнаружил,  однако  мастер Фитч  чересчур  беспечно относится к Друзьям
Темного. Он считает их негодяями, скрывающимися под покровом ночи, но Друзей
Темного можно  встретить в  лавках и на  улицах  любого города и в верховных
советах тоже. Мурддраал мог послать их разузнать о наших планах.
     Морейн повернулась  на каблуках и вышла,  Лан ни на  шаг не отставал от
нее.
     На пути к конному  двору  Ранд оказался  рядом с Найнив.  У нее в руках
тоже были переметные сумы и одеяла.
     -- Значит, ты все-таки идешь, -- сказал он. Мин оказалась права.
     --  Здесь, внизу, что-то было? -- тихо спросила Мудрая. -- Она сказала,
это был... -- Она внезапно осеклась и взглянула на Ранда.
     -- Исчезающий, -- ответил юноша.  Он поразился тому, что  произнес  это
слово так спокойно. -- Он был в коридоре со мной, а потом пришел Лан.
     Выйдя из гостиницы, Найнив накинула на плечи плащ, защищаясь от порывов
ветра.
     --  Наверное, кто-то за  вами и гонится.  Но я пришла  сюда проследить,
чтобы вы целыми и невредимыми  вернулись в Эмондов Луг,  -- вы  все, и я  не
отступлюсь, пока это не произойдет. Я  не оставлю вас наедине с кем-то вроде
нее.
     В конюшне, где седлали лошадей, мелькали огни.
     -- Матч! -- рявкнул из дверей конюшни содержатель  гостиницы,  стоявший
рядом с Морейн. -- Шевели копытами!
     Он вновь повернулся  к Морейн,  явно стараясь больше успокоить ее,  чем
прислушиваясь  к ее  словам: мастер Фитч  вел  себя почтительно,  то и  дело
кланяясь, перемежая поклоны приказами, которыми он подгонял конюхов.
     Вскоре лошадей вывели из конюшни, конюхи вполголоса ворчали на спешку и
поздний час. Ранд подержал узелок Эгвейн, пока та садилась на Белу, а  потом
протянул  его девушке.  Она  смотрела  на  юношу  большими,  полными  страха
глазами. По крайней мере, она больше не думает, что это приключение.
     Едва только эта мысль пришла Ранду в голову, как он устыдился ее. Из-за
него и остальных девушка оказалась в  опасности. Даже в одиночку отправиться
верхом обратно в Эмондов Луг для  нее будет безопаснее, чем продолжать  путь
вместе с ними.
     -- Эгвейн, я...
     Слова замерли  у  него  на  устах.  Слишком  она  упряма,  чтобы просто
повернуть обратно, тем более раз уж заявила, что проделает весь  путь до Тар
Валона. И что там видела Мин? Она -- часть этого. Свет, часть чего?
     --  Эгвейн,  --  сказал  Ранд,  --  извини.  У  меня,  наверное,  мысли
разбегаются.
     Девушка  наклонилась и  крепко сжала его  руку. В  свете,  падающем  из
конюшни,  юноше  удалось  ясно  увидеть  ее  лицо.   Эгвейн  не  была  такой
испуганной, какой ему казалась.
     Когда весь отряд оказался на лошадях, мастер Фитч настоял на том, чтобы
проводить их  до ворот, конюхи освещали дорогу своими фонарями. Кругленький,
с  животиком, содержатель  гостиницы не  переставая  кланялся,  рассыпаясь в
уверениях  сохранить их тайны и в  приглашениях приезжать вновь. За отъездом
отряда Матч наблюдал с тем же угрюмым видом, что и за прибытием.
     Есть  тут  один,  подумал  Ранд,  который  вряд ли кому даст  от  ворот
поворот,  а  тем более быстро. Матч все выложит  первому встречному, который
спросит о  них, --  когда они уехали и все остальное, что о них припомнит, и
еще немало  того,  что  сам  о них думает.  Проехав  немного по улице,  Ранд
оглянулся. Кто-то стоял  у ворот,  высоко подняв  фонарь и  глядя им  вслед.
Ранду незачем было видеть лицо, чтобы признать в этом человеке Матча.
     В  этот ночной час  улицы  Байрлона были  пусты;  лишь  кое-где неяркие
проблески света пробивались сквозь плотно закрытые  ставни, а сияние луны на
ущербе становилось то тусклее, то чуть  ярче из-за гонимых ветром облаков. В
переулках то и дело взлаивали собаки, но безмолвие ночи не нарушалось больше
ничем, только  стук  лошадиных копыт  да  свист  ветра в  кровлях. Всадники,
закутавшиеся в плащи и погруженные каждый  в свои  думы,  хранили еще  более
глубокое молчание.
     Как обычно, отряд вел Страж, сразу за ним ехали Морейн и Эгвейн. Найнив
держалась  ближе к девушке, другие  тесной группой  замыкали колонну. Лошадь
Лана, задавая общий темп, шла быстрым шагом.
     Ранд настороженно разглядывал улицы, подметив, что его друзья поступают
точно так же. Движущиеся тени от луны напоминали ему тени в конце  коридора,
которые  они  очень  похоже вытягивались навстречу Исчезающему. На случайный
шум,   раздававшийся  вдалеке,   вроде   грохота  опрокинувшейся  бочки  или
заливистого собачьего лая,  все как  по команде резко  поворачивали  головы.
Понемногу, по мере того как  отряд продвигался по городу, все стеснили своих
лошадей поближе к черному жеребцу Лана и белой кобыле Морейн.
     У  Кэймлинских  Ворот   Лан  спешился  и  задубасил  кулаком  по  двери
небольшого квадратного каменного строения, жмущегося к стене. Оттуда усталой
походкой,  потирая  рукой  заспанное   лицо,  появился  стражник.  Едва  Лан
заговорил, как его  сонливость будто рукой сняло, и он уставился,  вытаращив
глаза, мимо Стража на остальных.
     -- Вы  хотите уехать? --  воскликнул  стражник.  -- Сейчас?  Ночью? Вы,
видать, с ума посходили?
     -- Разве губернатор  издал какое-то распоряжение, которое запрещает нам
уехать?  -- сказала Морейн.  Она тоже  спешилась,  но стояла  в  стороне, не
выходя на свет, вырывавшийся из дверного проема на темную улицу.
     -- Такого точно не было, госпожа. -- Стражник вгляделся в нее, щурясь и
пытаясь  рассмотреть лицо. -- Но ворота  закрыты  --  с заката и  до восхода
солнца. Никто в них не войдет, разве только при свете дня. Таков приказ. Все
равно  там, снаружи, волки. На прошлой неделе задрали дюжину коров. С той же
легкостью и с человеком управятся.
     -- Никто не войдет, но ничего не говорится о том, чтобы не  выходить за
ворота, -- произнесла Морейн, словно вопрос уже исчерпан. -- Вам ясно? Мы же
не просим вас нарушать приказ губернатора.
     Лан с силой вложил что-то в ладонь стражника.
     -- За ваши хлопоты, -- негромко произнес он.
     -- По-моему... --  медленно сказал стражник. Он глянул ни свою ладонь и
торопливо спрятал блеснувшее золото в карман. --  По-моему,  о  том, чтоб не
выпускать, в нем не  упоминалось. Погодите минутку. -- Стражник сунул голову
в караулку. -- Арин! Дар! А ну-ка, вылезайте  и помогите мне открыть ворота.
Здесь люди уехать хотят. Не спорьте! Просто делайте, что говорят.
     Из караулки  появились  еще два стражника и,  хлопая глазами спросонок,
остановились, разглядывая отряд из восьми человек,  который решился  в такое
время выехать из города. Понукаемые брюзжанием первого стражника, эти  двое,
шаркая ногами, прокрутили ворот, поднявший тяжелый толстый  засов, что лежал
поперек  ворот, а затем  стали вращать ручку, чтобы  открыть створки. Быстро
защелкал  храповый механизм, но хорошо смазанные створки дрогнули,  и ворота
.беззвучно двинулись наружу. Не успели  они открыться и на четверть, как  из
темноты раздался холодный голос:
     --  Что происходит?  Разве  приказ  не  гласил,  чтобы  эти ворота были
закрыты до восхода солнца?
     В полосу света, льющегося из двери  караульной, шагнули пятеро мужчин в
белых плащах. Их лица скрывались под надвинутыми капюшонами, но руки каждого
покоились на  мечах,  а  золотые  солнца на левой стороне груди не оставляли
никаких  сомнений в  том, кто они  такие. Мэт  что-то  пробурчал.  Стражники
прекратили крутить ручку и встревоженно переглянулись.
     -- Это  вовсе не ваше  дело! -- запальчиво сказал первый стражник. Пять
белых капюшонов  повернулись  в его сторону, и он закончил менее решительным
голосом: -- У Детей Света здесь нет власти. Губернатор...
     --  У Детей Света, -- тихо произнес мужчина  в  белом плаще,  тот,  что
говорил раньше, -- есть  власть везде, где люди ходят в Свете. Лишь там, где
господствует Тень Темного, чинят препятствия Чадам  Света  и не признают их,
да?
     Его капюшон качнулся от стражника в  сторону Лана, и Белоплащник  вновь
окинул Стража долгим настороженным взглядом.
     Страж не пошевелился; в действительности он,  казалось, чувствовал себя
совершенно непринужденно. Но немногие осмеливались смотреть  на  Детей столь
бестрепетно.  С точно  таким  же  каменным  лицом  Лан  мог  смотреть  и  на
чистильщика  сапог.  Когда  Белоплащник заговорил опять, голос  его  источал
подозрительность.
     -- Что  за  люди хотят  выйти за городские стены на ночь  глядя в такие
неспокойные времена? Когда волки рыщут во мраке и когда творение рук Темного
видели  пролетающим  над городом? --  Он  заметил  плетеную  кожаную  ленту,
пересекавшую лоб Лана и удерживающую его длинные волосы. -- Северянин, да?
     Ранд съежился в седле.  Драгкар. Наверняка это  он, если только мужчина
не  называет  то, чего  понять  не  в силах,  творением  рук Темного.  После
Исчезающего в "Олене и Льве" можно было ожидать и Драгкара, но в этот момент
юноша вряд  ли был способен думать о нем. Голос Белоплащника показался Ранду
знакомым.
     -- Путники, -- невозмутимо отвечал Лан. -- Которые не интересуются вами
и которые не интересуют вас.
     -- Детей Света интересуют все. Лан едва заметно покачал головой.
     --  Вы и  в  самом деле  хотите еще неприятностей  от  губернатора?  Он
ограничил  ваше присутствие в городе, за вами даже следят. Как  он поступит,
когда его известят, что вы понапрасну тревожили  честных граждан у ворот его
города?  --  Лан повернулся  к  стражникам. -- Почему вы остановились? -- Те
помедлили,  вновь  взялись за рукоять,  но  затем опять  остановились, когда
заговорил Белоплащник.
     -- Губернатору неведомо, что творится  у него  под носом. Здесь -- зло,
которого он не  видит или  не  чует. Но  Дети  Света -- видят.  -- Стражники
переглядывались друг с другом, кулаки их сжимались  и разжимались, словно бы
они сожалели, что их копья остались в караулке. --  Дети  Света чуют зло. --
Взгляд Белоплащника прошелся по людям, сидящим на  лошадях. -- Мы чуем его и
искореняем его. Где бы оно ни обнаружилось.
     Ранд постарался  стать еще меньше, но движение лишь  привлекло внимание
мужчины  в  белом.  --  Ну-ка,  что  у  нас  здесь?  Кто-то не  желает  быть
замеченным? Почему вы?.. А-а! -- Человек откинул назад капюшон белого плаща,
и Ранд посмотрел, в то  лицо, которое готов был увидеть. Борнхальд покивал с
явным  удовлетворением. --  Понятно. Стражник,  я избавил тебя  от  великого
несчастья. Это  --  Друзья Темного,  ты помогал им бежать  от Света.  О тебе
следовало бы доложить твоему  губернатору, чтобы он подверг тебя  наказанию,
или, еще  лучше,  передать  Вопрошающим,  дабы  выведать  о  твоих  истинных
намерениях в эту ночь. -- Он помолчал, наблюдая за тем страхом, что  охватил
стражника;  казалось,  испуг  того  не  произвел  на  Белоплащника  никакого
впечатления. -- Тебе бы этого не  хотелось, нет? Вместо этого я  заберу этих
негодяев в наш  лагерь, чтобы их  можно  было расспросить в Свете  -- вместо
тебя, да?
     --  Ты  заберешь  меня  в свой лагерь,  Белоплащник?  --  Голос  Морейн
раздался внезапно сразу со всех  сторон. Когда появились Дети, она отступила
назад, под покров ночной темноты, и тени сомкнулись вокруг нее. -- Ты будешь
расспрашивать меня? -- Она сделала шаг вперед, тьма заклубилась  вокруг нее,
отчего она показалась выше ростом. -- Ты встанешь на моем пути?
     Еще  шаг,  и у Ранда  перехватило дыхание. Она  стала выше,  ее  голова
оказалась вровень с его головой, а он ведь сидел верхом на своем сером. Тени
грозовыми тучами обрамляли лицо Морейн.
     -- Айз  Седай! --  выкрикнул Борнхальд, и  пять мечей,  выхваченные  из
ножен,  блеснули в сумраке. --  Умри! --  Четверо других заколебались, но он
тем же движением, что обнажил меч, нанес удар.
     Ранд  вскрикнул, когда жезл Морейн поднялся навстречу  клинку,  парируя
удар. Эта изящная узорная  деревяшка навряд  ли смогла бы остановить разящую
сталь.  Меч  скрестился  с посохом,  фонтаном брызнули  искры,  шипящий  рев
швырнул  Борнхальда назад,  на  его  товарищей  в  белых плащах.  Все пятеро
повалились  на землю.  Над  мечом Борнхальда,  упавшим  подле  Белоплащника,
зазмеились  усики  дыма, клинок, сплавившийся почти у середины, согнулся под
прямым углом.
     -- Ты посмел  напасть на меня!  -- ураганом проревел голос Морейн. Тень
вихрем кружилась вокруг нее, окутывая Айз Седай наподобие плаща с капюшоном;
фигура ее уже сравнялась высотой  с башней городской стены. Ее глаза свирепо
смотрели вниз -- великан, разглядывающий насекомых.
     --  Вперед!  --  крикнул  Лан.  Быстрым,  словно молния, движением,  он
подхватил  поводья кобылы Морейн  и  прыгнул  в  свое седло.  -- Скорей!  --
приказал Страж. Его плечи слегка задели обе створки ворот, когда жеребец под
ним, словно выпущенный из пращи камень, устремился в узкую щель.
     На миг Ранд застыл, глядя на  происходящее широко  раскрытыми  глазами.
Теперь  голова  и  плечи  Морейн  возвышались над  стеною. Стражники  и Дети
сбились вместе у  стены караульной и пятились  все дальше от Айз Седай. Лицо
ее растворилось  в ночи, но  глаза,  огромные, как полная луна, сверкнули на
Ранда  в  равной мере и  нетерпением, и гневом. С  трудом проглотив комок  в
горле, юноша двинул каблуками по  ребрам Облаку, и  тот галопом рванул вслед
за отрядом.
     В пятидесяти шагах  от стены Лан  остановил  их, и  Ранд оглянулся. Над
бревенчатым палисадом,  словно башня,  возвышалась окутанная  тенями  фигура
Морейн,  голова  и плечи -- еще более глубокая  тень на фоне  ночного  неба,
высокая,  окруженная  серебристым  ореолом  от луны,  которую закрывала  эта
фигура. Пока юноша  смотрел  на эту картину  с  отвисшей челюстью, Айз Седай
переступила через стену. Ворота, судорожно дергаясь, начали закрываться. Как
только обе ноги Морейн оказались  на земле за  городской  стеной, она  разом
обрела свой обычный рост.
     -- Придержите  ворота! -- выкрикнул за  стеною  нетвердый голос.  Ранду
показалось, что  это Борнхальд. --  Нам нужно догнать и схватить  их!  -- Но
стражники с прежним рвением продолжали закрывать  ворота.  Створки со стуком
захлопнулись, и несколько мгновений спустя на  скобы с грохотом  упал засов,
заперев ворота. Наверное, кое-кто из других Белоплащников не горит желанием,
в отличие от Борнхальда, встать поперек дороги Айз Седай.
     Морейн торопливо подошла  к  Алдиб,  погладила  белую кобылу по носу, а
потом  засунула  свой  жезл под ремень подпруги. На этот  раз Ранду не  было
нужды смотреть на него, чтобы убедиться: на посохе нет даже щербинки.
     -- Вы  были выше  великана,  -- прерывающимся  голосом сказала  Эгвейн,
приподнявшись на стременах. Больше никто не произнес ничего, но Мэт и Перрин
бочком отводили своих лошадей подальше от Айз Седай.
     -- Была? -- рассеянно произнесла Морейн, устраиваясь поудобнее в седле.
     -- Я же вас видела! -- выдохнула Эгвейн.
     -- Ночью разум может сыграть плохую шутку; глаз видит то, чего нет.
     -- Для шуток  сейчас не  слишком-то подходящее время, -- гневно  начала
Найнив, но Морейн оборвала ее.
     -- Да,  для шуток  времени нет. То, что  мы приобрели в "Олене и Льве",
можем потерять здесь.  --  Она  оглянулась на ворота и покачала  головой. --
Если  б  только я  верила, что Драгкар  напал  на след, оставленный  нами на
земле. -- И добавила со вздохом, как бы примиряясь сама с собой: -- Или если
бы  Мурддраал был  действительно слеп.  Если уж загадывать желание, с тем же
успехом я могу пожелать чего-то совершенно несбыточного. Ладно, неважно.  Им
известен  путь, которым  нам  придется  идти,  но  если  повезет,  мы  будем
держаться на шаг впереди них. Лан!
     Страж двинулся по Кэймлинскому Тракту на восток, остальные  -- за  ним,
стараясь не отставать; копыта мерно ударяли по плотно утрамбованному грунту.
     Лошади шли легким шагом --  в таком  быстром темпе, которым  они  могли
скакать часами без поддержки их сил руками Айз Седай. Но  не успел пройти  и
час, как они двинулись по дороге, когда обернувшийся Мэт вскрикнул, указывая
назад:
     -- Смотрите туда!
     Все натянули поводья и взглянули назад.
     Ночь над Байрлоном осветилась пламенем: как будто кто-то устроил костер
размером с  дом, огонь  подкрасил подбрюшья туч  красными отсветами. В  небе
кружились на ветру искры.
     -- Я его предупреждала, -- сказала Морейн,  -- но он не отнесся к этому
серьезно.  --   Словно  откликаясь  на  расстроенный   голос  Морейн,  Алдиб
затанцевала вбок. -- Он не отнесся к этому серьезно.
     -- Гостиница?  --  произнес  Перрин. -- Это "Олень и  Лев"?  Откуда  вы
знаете?
     -- А по-твоему, это просто случайное стечение обстоятельств? -- спросил
Том. --  Это мог бы оказаться дом  губернатора, но горит  не  он. И не склад
какой-нибудь, и не чья-то кухонная плита, и не стог сена твоей бабушки.
     -- Возможно,  в эту ночь  Свет  хоть немного сияет над  нами, -- сказал
Лан, и Эгвейн с гневом обернулась к нему.
     -- Как можно так говорить? Горит гостиница бедного мастера Фитча! Могут
пострадать люди!
     --  Если они напали на гостиницу, -- сказала Морейн,  -- то,  вероятно,
наш уход из города и мое... проявление остались незамеченными.
     -- Если  только Мурддраал не захотел, чтобы мы так считали, -- прибавил
Лан. Морейн кивнула в темноте.
     -- Наверное. В любом случае  нам нужно  поторапливаться. Сегодня  ночью
много отдыхать не придется.
     -- Вы с такой легкостью говорите это, Морейн! -- воскликнула Найнив. --
А  люди  в  гостинице?  Пострадают  люди,  хозяин  гостиницы  потеряет  свое
имущество, и все из-за вас! Прячетесь за всю вашу болтовню о том, чтобы идти
в Свете, а сами  готовы отправиться дальше, без всякой  мысли о нем. Все его
несчастья из-за вас!
     -- Из-за этих троих,  -- сердито произнес  Лан.  -- Пожар, раненые, все
происходящее  -- из-за этих  вот троих.  Раз приходится платить  такую цену,
значит, есть за  что. Темному нужны эти ваши мальчики,  а  то, к чему он так
жадно стремится, нужно держать от него  подальше. Или же вы скорей позволите
забрать их Исчезающему?
     -- Спокойней, Лан, -- сказала Морейн. -- Спокойней.  Мудрая, по-вашему,
я могу помочь мастеру Фитчу и людям в гостинице? Что  ж, вы правы. -- Найнив
попыталась было  что-то  сказать, но Морейн отмахнулась  и продолжила:  -- Я
могу сама вернуться и оказать какую-то помощь. Не очень большую, разумеется.
Это привлечет внимание к тем, кому я помогу,  внимание, за которое  они меня
вряд ли поблагодарят, учитывая, что Дети Света в городе. А защищать всех вас
придется  оставить  одного  Лана. Он  очень  хорош,  но  если вас  обнаружит
Мурддраал с  кулаком  троллоков,  то  Лан  в одиночку с  ними не  справится.
Конечно, мы  можем вернуться все  вместе, однако сомневаюсь, что мне удастся
провести нас всех  в Байрлон незамеченными. И это раскрыло бы нас перед теми
--  кем  бы  они  ни  были,  -- кто  устроил  этот пожар,  не  говоря уже  о
Белоплащниках.  Будь  вы  на  моем  месте, какое решение из  двух  возможных
выбрали бы вы?
     -- Я что-нибудь сделала бы, -- неохотно пробормотала Найнив.
     -- И по  всей  вероятности, вручили  бы  победу Темному, --  отозвалась
Морейн. -- Помните,  чего -- кого --  он хочет. Мы ведем войну точно так же,
как любой  в Гэалдане,  хотя там сражаются  тысячи,  а  здесь  нас  -- всего
восемь. Мастеру Фитчу я пришлю  достаточно  золота, чтобы он отстроил заново
"Оленя  и Льва",  золото, которое нельзя будет  отследить от Тар Валона. И к
тому же помогу  каждому пострадавшему. Что-то  большее только  подвергнет их
опасности. Все далеко не так просто. Я надеюсь, вы понимаете, Лан.
     Страж повернул коня и вновь возглавил колонну.
     Время от времени  Ранд  оборачивался.  Ему  удалось  разглядеть  только
зарево в облаках -- и все, а потом даже оно растворилось  во тьме. Он  тешил
себя надеждой, что с Мин ничего не случилось.
     Было все  так же темно,  хоть глаз выколи,  когда  в конце концов Страж
съехал  с утоптанной до каменной  твердости дороги на обочину  -- а за ним и
весь отряд  -- и  спешился. Ранд прикинул,  что  до  рассвета осталась  пара
часов. Они стреножили лошадей, по-прежнему оседланных,  и разбили лагерь, не
разводя костра.
     --  Один час, -- предупредил Лан, когда все, кроме него, завернулись  в
одеяла. Ему предстояло стоять на страже, пока остальные спят. -- Один час, а
потом -- в путь.
     Тишина опустилась на отряд.
     Через несколько минут  Мэт  произнес  шепотом, который едва долетел  до
Ранда:
     -- Интересно, а что сделал Дав с тем барсуком?
     Ранд молча покачал головой, а Мэт помолчал. Потом произнес:
     -- Знаешь, Ранд,  я  считал,  что ничто  не предвещает плохого. Никаких
признаков угрозы, с тех пор как мы переправились через Тарен, и вот мы --  в
городе, вокруг нас стены. Я думал, что нам ничего не угрожало. А  потом этот
сон. И Исчезающий. Будем ли мы когда-нибудь вновь в безопасности?
     -- Пока не  окажемся  в  Тар Валоне, -- произнес Ранд. -- Так  она  нам
говорила.
     -- А потом  мы будем  под защитой?  -- тихо спросил Перрин, и все  трое
посмотрели  на  затененный  силуэт, которым была Айз Седай.  Лан  растаял во
тьме; он мог быть где угодно.
     Вдруг Ранд зевнул. При этом звуке его друзья нервно дернулись.
     -- По-моему, нам нужно немного поспать, -- сказал  Ранд. -- Утро вечера
мудренее. Перрин тихо произнес:
     -- Ей нужно бы что-то сделать.
     Никто не ответил.
     Ранд поерзал на боку,  стараясь устроиться поудобнее на твердом  корне,
перевернулся на спину, потом перекатился дальше от камня и еще одного корня,
врезавшихся в поясницу.  Место  для  привала было не  очень  подходящим, оно
совсем не походило на поляны, что выбирал Страж раньше, когда отряд двигался
на север от  Тарена. Ранд уснул с мыслью о  том, какой сон  ему приснится от
корней,  вдавившихся под  ребра, и проснулся  от  прикосновения  Лана к  его
плечу, -- ребра ныли, и благодаря  этому никаких снов, даже если они и были,
юноша не помнил.
     До сих пор вокруг лежали предрассветные сумерки,  но как только  одеяла
были свернуты  и приторочены к  седлам,  Лан  вновь  повел  отряд дальше  на
восток. После восхода солнца путники, еще сонные, позавтракали хлебом, сыром
и  водой, не  слезая с  лошадей  и  не  останавливаясь, кутаясь  в плащи  на
пронизывающем  ветре.  Все,  кроме Лана, разумеется.  Он тоже  завтракал, но
глаза  его затуманены не были, и он не  ежился от  холода.  Лан переоделся в
свой  меняющий  цвета плащ,  и тот вился вокруг  него, переливаясь  серым  и
зеленым: единственное, чему Страж, уделял внимание, -- чтобы правая рука его
была  свободна.  Лицо Лана сохраняло  бесстрастное  выражение, но  глаза все
время  рыскали по сторонам,  словно он в любой момент  ожидал  нападения  из
засады.




     От Северного Большака, проходящего через Двуречье, Кэймлинский Тракт не
сильно отличался. Будучи, разумеется,  значительно шире и  по всем признакам
гораздо  более наезженным,  он представлял  собой  плотно утоптанную  полосу
земли,  по  обочь  ее стояли  деревья, которым в  Двуречье  было  не  место,
особенно  из-за  того, что  там  листва сохранилась  только на  вечнозеленых
деревьях.
     Однако к  полудню  сам вид местности  изменился --  дорога пошла  среди
низких холмов. Два дня  она вилась между склонов, иногда проходила напрямик,
когда  холмы были  слишком  широки и увели  бы далеко в сторону  и  если  не
требовалось чересчур  много трудов,  чтобы срезать часть склона.  Полуденное
солнце каждый день немного  смещалось,  из  чего следовал вывод, что дорога,
хоть на  первый  взгляд и прямая, постепенно отклонялась к югу, по мере того
как шла все дальше на восток. Когда-то Ранд  просто наяву  грезил над старой
картой мастера  ал'Вира, -- добрая  половина мальчишек  предавалась над  нею
несбыточным  мечтаниям,  --  и  ему  припомнилось, что  тракт обходит  нечто
называемое Абшерским Всхолмьем и потом достигает Беломостья.
     Время  от  времени   Лан   заставлял  всех   спешиваться   на   вершине
какого-нибудь холма,  откуда открывался  хороший обзор дороги в оба  конца и
окрестностей.  Страж  внимательно  осматривал  все  вокруг,  пока  остальные
разминали ноги или, присев под деревьями, наскоро перекусывали.
     -- Вообще-то  сыр я  люблю, -- заметила как-то  Эгвейн на  третий  день
после отъезда из Байрлона. Она сидела прислонившись спиной к старому пню и с
недовольной  гримасой  разглядывая  обед,  который  опять  был таким же, как
завтрак,  и каким,  скорее  всего,  должен быть и  ужин.  -- Сейчас  бы чаю.
Вкусного горячего чаю!
     Девушка поплотнее  закуталась  в  плащ  и  подвинулась, тщетно стараясь
спрятаться от кружащегося ветра.
     --  Чай  из  плосколиста  и  андилейный  корень,  --  говорила  Найнив,
обращаясь к Морейн, -- лучшее  средство от усталости. От них яснее в голове,
и они снимают боль в утомленных мышцах.
     -- Уверена, что именно так, -- тихо произнесла Айз Седай, искоса глянув
на Найнив.
     Челюсти Найнив на миг сжались, но она продолжила прежним тоном:
     -- Значит, если вам нужно двигаться без сна...
     -- Никакого чая! -- резко сказал Лан Эгвейн. --  Никакого костра! Мы их
еще  не  видим,  но они где-то там, позади, Исчезающий или  двое,  со своими
троллоками,  и  им  известно,  что  мы  выбрали эту  дорогу.  Незачем  точно
подсказывать им наше местонахождение.
     -- Я  ничего не просила, -- пробормотала Эгвейн из-под плаща. -- Просто
сожалела.
     -- Если им известно, что мы на дороге, --  спросил Перрин, -- то почему
бы нам не пойти напрямик к Беломостью?
     --  Даже Лан не может двигаться по бездорожью так же  быстро,  как и по
тракту, -- сказала Морейн, перебивая Найнив, -- тем  более  не по Абшерскому
Всхолмью. -- Мудрая  раздраженно вздохнула. Ранд задумался, что с ней  такое
произошло:  в первый день она совершенно игнорировала Айз Седай, а последние
два дня пыталась беседовать с нею о травах и лекарственных растениях. Морейн
отъехала от  Мудрой, продолжив:  -- Почему,  по-вашему,  тракт  изгибается в
обход холмов? И  нам  все равно  пришлось  бы вернуться на  дорогу. Тогда мы
могли бы обнаружить погоню впереди нас, а не позади.
     Сомнения  одолевали  Ранда,  а Мэт  что-то пробурчал о "долгом  кружном
пути".
     --  Хоть одну ферму вы видели этим утром? -- спросил Лан. -- Или, может
быть,  дым  из трубы?  Нет,  потому что  на всем  протяжении от Байрлона  до
Беломостья  -- глушь и безлюдье, а Беломостье находится  там, где нам  нужно
пересечь Аринелле. Потому что к югу от Марадона, что в Салдэйе, единственный
мост, соединяющий берега Аринелле именно в Беломостье.
     Том фыркнул и расправил усы:
     -- А что помешает им  получить нечто  --  кого-то --  желаемое в  самом
Беломостье?
     С  запада  донеслись  пронзительные  вопли рогов.  Лан  дернул головой,
обернулся, пристально вглядываясь в  ленту дороги позади отряда. Ранд ощутил
знобкий  холодок.  Но оставшийся спокойным внутренний голос подсказал:  миль
десять, не больше.
     --  Ничто  им не помешает, менестрель,  -- сказал Лан. --  Положимся на
Свет и на удачу. Но сейчас мы знаем наверняка: там, позади нас, -- троллоки.
     Морейн вытерла руки.
     -- Нам пора в путь.
     Айз Седай села в седло.
     После этого и  все остальные вскарабкались  на лошадей, их не в меньшей
мере подстегнули проревевшие вновь  рога.  На  этот раз первым рогам вторили
другие:  отдаленный  ответ донесся с запада погребальным  стоном.  Ранд  был
готов прямо с места погнать Облако  галопом,  и все  тоже немедля  подобрали
поводья.  Все, кроме Дана и  Морейн.  Страж и  Айз Седай  обменялись долгими
взглядами.
     -- Пусть они скачут, Морейн Седай, -- наконец сказал  Лан. -- Я вернусь
сразу, как смогу. Если я погибну, ты об этом узнаешь.
     Положив  руку  на  луку седла Мандарба,  он  взлетел  на спину  черного
жеребца и галопом помчался вниз с холма. На запад. Вновь взревели рога.
     -- Да пребудет с тобою Свет, последний Лорд Семи Башен,  --  произнесла
Морейн  так тихо, что Ранд едва расслышал.  Глубоко вздохнув, она  повернула
Алдиб  на  восток.  -- Мы должны ехать, -- сказала  Морейн и пустила  кобылу
неторопливой ровной рысью. Остальные тесной цепочкой следовали за ней.
     Ранд  повернулся  в  седле,  чтобы  взглянуть  на Лана,  но  Страж  уже
затерялся среди низких холмов  и голых деревьев. Она назвала его Лордом Семи
Башен. Интересно знать, что это означает. Юноша не  думал, что кто-то, кроме
него, слышал эти  слова, но Том покусывал кончики  усов, а  на  лице у  него
застыло задумчивое выражение. Менестрель, видимо, знал многое, очень многое.
     Рога позади  отряда  воззвали и вновь получили ответ.  Ранд  беспокойно
поерзал в седле. На  этот  раз рога звучали ближе -- юноша был в этом твердо
уверен. Миль  восемь. Может, семь. Мэт  и Эгвейн оглянулись  через плечо,  а
Перрин пригнулся, будто ждал, что его вот-вот что-то ударит в спину.  Найнив
подъехала к Морейн и заговорила с ней:
     -- Мы не можем ехать побыстрее? -- спросила она. -- Эти рога все ближе.
     Айз Седай покачала головой.
     --  А почему  они дали нам знать, что  они уже  здесь? Не  для того ли,
чтобы мы устремились вперед, не думая о том, что может нас там ждать?
     Отряд продолжал ехать дальше той же равномерной рысью. Время от времени
позади всадников трубно перекликались рога, и всякий раз  ближе  и  ближе. О
том, насколько ближе, Ранд старался не думать,  но с каждым бьющим по нервам
воплем  эта  непрошеная  мысль  тревожила  его  все  больше.  Пять  миль,  с
беспокойством  определил  юноша,  когда  из-за холма  позади отряда  галопом
вылетел Лан.
     Страж поравнялся с Морейн, натягивая поводья.
     -- Троллоков не меньше трех  кулаков,  во главе каждого -- Получеловек.
Может, пять кулаков.
     --  Если  вы  оказались так  близко,  что  увидели их, --  встревоженно
сказала Эгвейн, -- то и они могли вас заметить. Они могут явиться за вами по
пятам.
     -- Его не видели. -- Найнив подтянулась,  когда все  посмотрели на нее.
-- Вспомни, я шла по его следу.
     --  Тише! --  приказала  Морейн.  -- Лан говорит, что  там, позади нас,
возможно, находится пять сотен троллоков.
     Воцарилось ошеломленное молчание, потом вновь заговорил Лан:
     -- И они перекрыли седловину. Через час или меньше нас настигнут.
     Словно размышляя вслух, Айз Седай сказала:
     -- Если их и раньше было так  много,  то  почему  их  не использовали в
Эмондовом Лугу? Если же нет, то откуда они здесь взялись?
     -- Они рассыпались цепью, чтобы гнать  нас впереди себя, -- сказал Лан,
-- впереди основных отрядов рыщут разведчики.
     -- Гнать -- к  чему?  --  размышляла Морейн.  Словно  бы в ответ  ей на
западе прозвучал отдаленный  рог  -- долгий протяжный стон, на который сразу
же  откликнулись  другие,  все  впереди  отряда.  Морейн  остановила  Алдиб;
остальные последовали  ее  примеру,  Том  и  двуреченцы  боязливо  озирались
вокруг.  Рога  трубили  впереди  и позади.  Ранду  почудились  в  их  кличах
торжествующие нотки.
     -- Что нам теперь делать? -- сердито спросила Найнив. -- Куда идти?
     -- Все,  что  осталось,  --  север  и  юг,  --  сказала  Морейн, больше
размышляя  вслух, чем отвечая Мудрой. -- На юге -- Абшерское Всхолмье, голое
и безжизненное, и Тарен, через который не переправиться, и никаких лодок. На
севере  --  до  наступления  ночи  мы  достигнем  Аринелле,  и  там возможно
встретить судно какого-нибудь торговца. Если у Марадона взломан лед.
     --  Есть  место, куда  троллоки не  пойдут,  --  заметил Лан, но Морейн
энергично мотнула головой:
     -- Нет!
     Она жестом подозвала  Стража, и тот  наклонил к ней  голову  так, чтобы
нельзя было услышать их разговор.
     Рога беспрестанно трубили, и лошадь Ранда нервно переступала на месте.
     -- Они пытаются нас запугать, -- процедил  Том, стараясь успокоить свою
лошадь. Голос его звучал наполовину гневно, а наполовину так, будто троллоки
вполне в своих попытках преуспели. -- Они  стараются  напугать нас, чтобы мы
ударились в панику и  бросились  бежать  сломя  голову. И  тогда они на  нас
накинутся.
     Голова  Эгвейн дергалась  на  каждый вскрик  рогов,  девушка пристально
всматривалась  то  вперед,  то  назад,  словно  выискивала  взглядом  первых
троллоков. Ранда подмывало поступить точно так же,  но он старался не выдать
этого. Юноша двинул Облако поближе к девушке.
     -- Мы идем на север! -- объявила Морейн.
     Отряд оставил дорогу и рысью  направился по холмам, а  рога  продолжали
душераздирающе причитать.
     Холмы оказались низкими,  но  все время  приходилось ехать то вверх, то
вниз, ровных участков  не было, а  кругом  стояли деревья с  голыми ветвями,
хрустел  мертвый подлесок. Лошади  старательно взбирались  вверх  по  склону
только для того, чтобы легким галопом спуститься по  другому. Лан вел  отряд
размашистой рысью, быстрее, чем по дороге.
     Ветви стегали Ранда по лицу и  груди. Старые  ползучие растения и вьюны
цеплялись за  руки, а порой норовили выдрать ногу из стремени. Пронзительные
вскрики рогов слышались все ближе и чаще.
     Как  ни погонял всех  Лан, двигаться быстрее всадники не могли.  Каждый
фут вперед -- это фут или два вверх или вниз, а карабкаться по косогору было
не так-то легко.  А рога все приближались.  Две мили, подумал Ранд. Может, и
меньше.
     Вскоре Лан  начал  тщательно высматривать путь, а  сквозь жесткие черты
его  лица  проступило выражение, столь близкое  к беспокойству, которое Ранд
увидел  у  Лана  впервые.  Один  раз  Страж, оглянувшись,  даже привстал  на
стременах. Ранд видел там одни лишь деревья.  Закончив осматривать  лес, Лан
устроился  поудобнее в  седле и  неосознанным движением  руки отбросил  полу
плаща, высвобождая рукоять меча.
     Ранд  с вопросом  в  глазах встретил взгляд Мэта,  но тот лишь  скорчил
гримасу, кивнув на спину Стража, и беспомощно пожал плечами.
     И тогда Лан заговорил, отрывисто бросая слова через плечо:
     -- Здесь  рядом троллоки.  -- Отряд взобрался  на  вершину холма и стал
спускаться  по склону. -- Скорей всего, разведчики, высланные перед главными
силами. Вероятно. Если мы на них наткнемся, во что бы то  ни стало держитесь
возле  меня  и делайте то же,  что и  я. Нам нужно  двигаться тем  же путем,
которым мы идем.
     -- Кровь и пепел! -- пробормотал Том.
     Найнив жестом приказала Эгвейн держаться ближе к ней.
     Единственным  укрытием  для  всадников могли служить разбросанные там и
тут редкие рощицы  вечнозеленых  деревьев,  но  воображение  Ранда,  который
пытался смотреть  одновременно во все  стороны, превращало  замеченные краем
глаза  серые древесные стволы  в троллоков.  Рога звучали  совсем близко.  И
вдобавок  прямо  впереди  отряда. Юноша был в этом уверен. А сзади  они  все
время приближались.
     Отряд поднялся на вершину очередного холма.
     Ниже  них,  только-только  начав  подниматься  по   склону,   двигались
троллоки, они несли  с  собой  шесты  с  большими  веревочными  петлями  или
длинными крюками на концах. Много троллоков. Цепь вытянулась в обе  стороны,
насколько хватало глаз,  но в центре ее,  как раз напротив Лана, ехал верхом
Исчезающий.
     Казалось, когда на вершине холма  появились  люди,  несколько мгновений
Мурддраал был  в нерешительности,  но  почти  сразу  выхватил  меч  с черным
клинком, который Ранд вспомнил с отвратительным чувством тошноты, и взмахнул
мечом над головой. Цепь троллоков дрогнула и двинулась вперед.
     Меч Лана оказался у него в руке даже раньше, чем Мурддраал потянулся за
своим.
     -- Держитесь возле меня! --  крикнул Страж, и Мандарб бросился вниз  по
склону -- на троллоков. -- За Семь Башен! -- воскликнул Лан.
     У Ранда перехватило дыхание,  и он, ударив  серого каблуками по  бокам,
послал его вперед;  весь небольшой отряд устремился вслед  за Стражем. Юноша
удивился, поняв, что сжимает в руке Тэмов меч. Вдохновленный кличем Лана, он
обрел и свой собственный:
     -- Манетерен! Манетерен!
     Ему вторил Перрин:
     -- Манетерен! Манетерен!
     Но Мэт кричал:
     -- Карай ан Калдазар! Карай ан Эллисанде! Ал Эллисанде!
     Голова Исчезающего повернулась от троллоков к атакующим его  всадникам.
Черный  меч застыл над  его головой,  и дыра капюшона  заходила из стороны в
сторону, словно рассматривая приближающихся верховых.
     Затем, когда люди  врезались в цепь троллоков, Лан напал на Мурддраала.
Клинок  Стража  скрестился с черной сталью из кузниц Такан'дара  со  звоном,
подобным погребальному звону огромного колокола, отзвуки эхом прокатились по
лощине, вспышка голубого огня рваной полосой полыхнула в воздухе.
     Зверинорылые Полулюди  роем  кружились вокруг каждого  человека, ловчие
шесты и крюки качались и мотались вокруг них. Эти твари избегали лишь Лана и
Мурддраала --  те сражались один на  один на пустом  пятачке, копыта  черных
коней высекали  искры,  от  ударов  мечей летели искры.  Воздух  вспыхивал и
звенел.
     Облако  вращал  глазами  и храпел,  вставая на  дыбы  и  лягая копытами
рычащие острозубые  морды.  Массивные тела теснились вокруг  Ранда плечом  к
плечу. Безжалостно пиная каблуками, Ранд сдерживал серого, заставляя того не
обращать  внимания на  троллоков,  и размахивал мечом с той  небольшой долей
умения, которое  пытался  вложить в него Лан, -- кромсая вокруг себя, словно
рубя дрова. Эгвейн! Он отчаянно искал ее, ударами ног посылая серого вперед,
прорубаясь сквозь строй волосатых тел, словно круша подлесок.
     Белая  кобыла  Морейн устремлялась  вперед  и умеряла  шаг,  отвечая на
малейшие  прикосновения  руки Айз Седай к упряжи. С таким же суровым  лицом,
как у  Лана, она наносила удары посохом. Троллоков охватывало пламя, которое
потом с ревом ярко вспыхивало, оставляя на земле уродливые недвижные фигуры.
Рядом  с  Айз  Седай  с неистовым упорством  скакали Найнив и  Эгвейн:  зубы
оскалены,  как  у  троллоков,  в  руках   --  мельком  заметил   потемневшую
поверхность резной кости. Ангриал. Айз Седай, держа в одной руке  ангриал, в
другой -- жезл, повернулась, расставив  ноги, лицом к атакующим троллокам  и
черным мечам Исчезающих, потом высоко подняла жезл и ударила им в землю.
     Земля  откликнулась   звоном  --  будто  по  железному  котлу   ударили
деревянным молотком. Металлический звон, дрожа в воздухе, затих вдали. Затем
в тот  же миг  воцарилась  тишина. Все погрузилось в безмолвие. Утих  ветер.
Крики троллоков умолкли; даже их атакующая волна замедлилась и остановилась.
На один  удар сердца -- все  замерло в ожидании.  Медленно  вернулся неясный
звон,  сменившийся негромким гулом, который все нарастал и нарастал, пока не
застонала земля.
     Под копытами  Облака дрогнула земля. Вот о таких -- похожих  -- деяниях
Айз  Седай рассказывалось в преданиях; и Ранду  очень  захотелось  оказаться
где-нибудь за сотню  миль отсюда.  Дрожь  превратилась в  сильные толчки, от
которых закачались стоящие  неподалеку деревья.  Серый споткнулся и  чуть не
упал.  Даже Мандарб  и  Алдиб, которая была  без седока,  зашатались  словно
пьяные,  а всадникам пришлось вцепиться в  поводья, в гривы животных, во что
угодно, лишь бы не свалиться с седла.
     Айз Седай  стояла так, как и  раньше, с ангриалом  в  руке  и жезлом, с
силой воткнутым в вершину холма;  ни она, ни  жезл не сдвинулись ни на дюйм,
несмотря  на то  что почва  вокруг  тряслась  и  содрогалась.  Теперь  земля
подернулась рябью, расходившейся от жезла к троллокам, словно волны в пруду,
эти  волны  росли,  выворачивая  сухие кусты, швыряя в  воздух палые листья,
превращаясь  в  катящиеся  на троллоков  земляные  валы.  Прутиками в  руках
мальчишек  гнулись растущие  в лощине  деревья. Троллоки  на дальнем  склоне
попадали   друг   на  друга,   их  копошащиеся  кучи  разбушевавшаяся  земля
подбрасывала вверх.
     Тем не менее, словно  бы  земля  и не дыбилась вокруг  них,  Мурддраалы
двинулись вперед единым рядом, их черные, как сама смерть, лошади ни разу не
сбились с шага, их копыта ударяли  в унисон. Вокруг черных коней катались по
земле троллоки, воя и цепляясь за склон  холма, который  вздымался вверх, но
Мурддраалы неумолимо продвигались вперед.
     Морейн  подняла  свой жезл,  и земля  замерла, но  это было  еще только
начало.  Она  простерла  жезл в сторону седловины между холмами,  и из земли
фонтаном высотой в двадцать футов брызнуло пламя. Айз  Седай развела руки  в
стороны,  и огонь быстро побежал вправо и  влево,  превращаясь в бесконечную
стену,  разделившую  людей  и троллоков. Жар, долетевший  до вершины  холма,
заставил  Ранда  заслонить  лицо руками. Черные верховые лошади Мурддраалов,
какими бы необычными  силами  они ни  обладали,  заржали, охваченные  огнем,
встали на дыбы, изо всех сил  сопротивляясь своим седокам, когда Мурддраалы,
заставляя их пройти сквозь языки пламени, нещадно били животных.
     -- Кровь и пепел, -- едва слышно вымолвил Мэт. Ранд оцепенело кивнул.
     Внезапно  Морейн  пошатнулась  и  наверняка  упала бы,  не подхвати  ее
спрыгнувший с коня Лан.
     -- Вперед! -- приказал он остальным. Резкость тона Стража не вязалась с
той мягкостью, с какой он усаживал Айз Седай в седло. -- Этот огонь не будет
гореть вечно. Торопитесь! Каждая минута на счету!
     Стена пламени ревела так,  будто на самом деле могла пылать  вечно,  но
спорить Ранд не стал. Они во весь опор, нещадно гоня  лошадей, поскакали  на
север. Рога вдалеке разочарованно протрубили, словно уже зная о случившемся,
затем осеклись и смолкли.
     Немного  погодя  отряд нагнали Лан  и  Морейн,  хотя Страж  вел Алдиб в
поводу,  а  Айз  Седай покачивалась в седле  и  обеими  руками держалась  за
переднюю луку.
     -- Скоро силы  ко мне вернутся, -- сказала она в ответ на обеспокоенные
взгляды. Голос ее  звучал  устало, однако  уверенно,  а  взор был  столь  же
непроницаем, как  и  всегда. --  Работа с Землей и Огнем -- не самая сильная
моя сторона. Во владении ими я слаба.
     Лан  и  Морейн  вновь возглавили идущий быстрой  рысью отряд.  Ранд  не
думал, что Морейн сможет удержаться в седле, если лошади пойдут еще быстрее.
Найнив нагнала Айз Седай и поскакала с ней рядом, поддерживая ее под локоть.
Вскоре, когда отряд пересекал  холмы,  женщины  пошептались, а  потом Мудрая
пошарила в недрах  своего  плаща  и вручила  Морейн  маленький  пакетик.  Та
развернула его  и  проглотила содержимое. Найнив  сказала еще что-то,  затем
отстала и присоединилась  к другим двуреченцам,  не обращая  внимания на  их
вопросительные  взгляды. Ранду показалось, что вопреки обстоятельствам по ее
лицу промелькнуло удовлетворенное выражение.
     Впрочем, юношу  мало  интересовало, что  там сделала  Мудрая. Время  от
времени он проводил рукой  по эфесу меча и всякий раз, ловя  себя на этом, в
удивлении опускал взор на меч.  Вот, значит, на что похожа битва. В памяти у
него осталось  не много.  В  голове все  смешалось, одни волосатые  морды  и
страх.  Страх  и жар.  Пока длилась схватка, было, казалось, так жарко,  как
летним  знойным  полднем.  Этого  Ранд понять  не мог. Ледяной  ветер студил
бусины пота на его лице и теле.
     Ранд  оглянулся  на  друзей.  Мэт  утирал  испарину с лица краем плаща.
Перрин, уставившийся вдаль  на что-то  ему не  очень  нравящееся,  казалось,
совершенно не замечал пота, струйками катившегося по лбу.
     Холмы  тем  временем   становились  все   ниже,  и   местность   начала
выравниваться, но, вместо  того  чтобы  гнать  дальше, Лан  остановил отряд.
Найнив  двинулась было к  Морейн, но взгляд Стража остановил  ее. Лан  и Айз
Седай  отъехали немного  вперед и,  тесно  сдвинув головы, стали совещаться;
судя по жестам  Морейн, они  спорили.  Найнив и Том не  сводили с них  глаз.
Мудрая  озабоченно хмурилась, менестрель  ворчал  себе  под нос  и  замолкал
ненадолго,  оглядываясь  на  всхолмье, откуда  они прискакали, но  остальные
старались  совсем  не смотреть на Морейн  и  Лана. Кто знает, что  выйдет из
спора между Стражем и Айз Седай?
     Через  несколько  минут Эгвейн  тихонько  заговорила с  Рандом,  бросая
беспокойные взгляды на спорящую пару:
     -- То, что ты кричал троллокам...
     Она умолкла, словно не зная, как продолжить.
     --  А что такое?  --  спросил Ранд. Он  испытывал  легкое  смущение  --
все-таки боевые кличи  в  самый раз для Стражей; у народа Двуречья они не  в
обычае, что бы там ни говорила Морейн, но если Эгвейн из-за этого решила над
ним  подшучивать...  --  Мэт  уже,  наверное,  раз  десять  пересказывал  то
предание.
     -- И весьма скверно, -- обронил Том. Мэт протестующе промычал.
     -- Как бы он его  ни рассказывал, --  произнес Ранд, -- мы  все слышали
эту  историю  не один  раз. К тому  же  что-то же надо было кричать. Я хотел
сказать, что именно это нужно делать в такой момент. Ты же слышала Лана.
     -- И  у  нас  есть на то право, -- глубокомысленно  добавил  Перрин. --
Морейн  говорит,  что  мы  все происходим  от  того  народа  Манетерен.  Они
сражались с Темным, и мы сражаемся с Темным. Это и дает нам право.
     Эгвейн фыркнула, словно демонстрируя, что она об этом думает.
     -- Я говорила не об этом. Что... что это такое ты кричал, Мэт?
     Мэт смущенно пожал плечами:
     -- Я не  помню. -- Он обвел спутников настороженным взглядом: -- Да, не
помню.  Все как в тумане. Я не знаю ни что это такое, ни откуда это взялось,
ни  что  это означает.-- Он усмехнулся, как  бы осуждая себя. -- Думаю,  это
вообще ничего не значит.
     --  Я...  я думаю,  значит,  -- медленно  сказала Эгвейн.  -- Когда  ты
крикнул, мне показалось -- только  на миг, -- что я поняла тебя.  Но  сейчас
все  пропало. -- Девушка вздохнула и  махнула рукой.  --  Может, ты  и прав.
Странно, что ты вообразил такое в тот момент, а?
     -- Карай ан Калдазар, -- сказала Морейн. Все обернулись и уставились на
нее. -- Карай  ан Эллисанде.  Ал Эллисанде. За честь Красного Орла. За честь
Розы Солнца. Роза  Солнца.  Древний боевой клич Манетерен и боевой  клич  их
последнего   короля.   Розой  Солнца  называли  Элдрин.   --  Улыбка  Морейн
предназначалась обоим -- и  Эгвейн,  и Мэту,  хотя  ее  внимательный  взгляд
задержался, может, на миг дольше на нем, чем  на ней. -- В Двуречье все  еще
сильна кровь рода Арада. Древняя кровь поет до сих пор.
     Мэт и  Эгвейн  взглянули друг на  друга,  а  остальные смотрели на них.
Глаза Эгвейн  были широко раскрыты,  а  губы растягивались в улыбке, которую
девушка  пыталась  сдержать, словно не чувствовала  уверенности  в  том, как
отнестись к разговору о древней крови. Мэт же был уверен, если судить по его
насупленным бровям и хмурому лицу.
     У  Ранда мелькнула мысль, что он знает, о чем думает Мэт. О том  же,  о
чем думал он сам. Если  Мэт -- потомок древних королей Манетерен, то, может,
троллоки на самом-то деле явились за ним, а не за ними троими. От этой мысли
Ранду  стало  стыдно.  Щеки юноши  зарделись, а  когда  он уловил  виноватое
выражение на лице Перрина, то понял, что и тому пришла на ум такая же мысль.
     -- Не могу сказать, что мне  доводилось раньше  слышать нечто подобное,
--  произнес Том спустя минуту-другую.  Он встряхнулся  и  заговорил  резким
тоном: -- В другое время я мог  бы  даже сложить об  этом  историю, но прямо
сейчас... Вы намерены оставаться здесь до исхода дня, Айз Седай?
     -- Нет,  -- отозвалась Морейн, подбирая  поводья. Как бы  подчеркнув ее
ответ, на юге  прорезался троллочий рог.  На западе  и  востоке откликнулись
другие. Лошади тонко заржали и нервно затоптались на месте.
     -- Они прошли  огонь,  -- ровным голосом произнес Лан. Он повернулся  к
Морейн: -- Для того,  что  ты намереваешься сделать, у тебя еще недостаточно
сил, пока  еще недостаточно,  -- нужен отдых. А туда не войдет ни Мурддраал,
ни троллок.
     Морейн  подняла руку,  собираясь  прервать Стража,  потом  вздохнула  и
уронила ее.
     -- Очень хорошо, -- раздраженно заметила она. -- Я считаю, ты прав,  но
предпочла бы иметь иной выбор.  --  Айз Седай вытащила жезл из-под подпруги.
-- Соберитесь все вместе вокруг меня. Как можно ближе. Еще теснее!
     Ранд подогнал Облако вплотную  к  Айз  Седай.  Подчиняясь  настойчивому
требованию Морейн, они все сдвигались вокруг нее тесным кружком, пока головы
лошадей  не  оказались одна над крупом или холкой другой.  Только  тогда Айз
Седай удовлетворенно  кивнула. Затем, не сказав  ни слова, она  привстала на
стременах  и  закрутила  посох  над  головами  людей, вытягивая руку,  чтобы
наверняка охватить весь отряд целиком.
     Всякий раз, когда жезл проходил  над ним, Ранд вздрагивал. С каждым его
кругом по телу пробегало легкое покалывание. Юноша мог следить за  движением
посоха даже не глядя на него, просто наблюдая за тем, как нервно вздрагивают
его  товарищи, когда жезл  рассекал воздух над  их  головами. Его совсем  не
удивляло, что один Лан никак не реагировал на происходящее.
     Внезапно Морейн выбросила руку со сжатым  в ней жезлом  на запад. Палая
листва  закружилась в  воздухе, и кусты  хлестнули  ветвями, будто небольшой
смерч пробежал туда,  куда  указывал  жезл  Айз Седай. Когда невидимый вихрь
исчез из виду, она со вздохом опустилась в седло.
     -- Троллокам,  --  сказала  она, -- покажется, что  наши запахи и следы
ведут  туда.  Через  какое-то  время Мурддраалы  распознают эту  уловку,  но
тогда...
     -- Тогда, -- сказал Лан, -- мы уже сами затеряемся.
     --  Ваш  жезл  таит  в  себе  огромные  силы,  --   произнесла  Эгвейн,
удостоившись от  Найнив презрительного хмыканья. Морейн в досаде прищелкнула
языком.
     -- Я же говорила тебе,  дитя мое, вещи  не  обладают силой. Единая Сила
приходит из Истинного Источника, и  лишь живой  разум  может владеть ею. Это
даже  не ангриал, а просто предмет, помогающий сосредоточиться.  --  Усталым
движением она сунула жезл за подпругу. -- Лан?
     -- За мной, -- сказал Страж, -- и без шума.  Если троллоки услышат нас,
то все сорвется.
     Он вновь повел отряд на север, но не в том невыносимом темпе, в котором
они мчались  от  погони, а скорее тем скорым шагом, которым они двигались по
Кэймлинскому  Тракту.  Местность  вокруг становилась  все  ровнее,  хотя лес
оставался таким же густым, как раньше.
     Путь отряда больше не был  прямым, так как Лан выбирал маршрут, который
проходил  по  твердому грунту или скальным обнажениям, и больше  не позволял
всадникам ломиться через путаницу кустарника, а вместо этого  объезжал кусты
кругом, хотя такой  крюк  и  требовал  лишнего  времени.  Раз  за  разом  он
отставал, внимательно изучая оставленный отрядом  след. На любой звук громче
шепота Страж строго шикал.
     Найнив скакала подле Айз Седай,  на лице отражалась  внутренняя  борьба
между  беспокойством и неприязнью. И еще, подумалось Ранду,  у Мудрой что-то
было на уме. Морейн, с поникшими плечами,  держалась за седло обеими руками,
намотав поводья на запястье, ее качало при каждом шаге Алдиб. Было ясно, что
проложенный  ложный  след --  он  мог  показаться  мелочью  по  сравнению  с
вызванными ею  землетрясением и стеной  огня,  --  потребовал  от нее  очень
многого, отняв у Айз Седай силы, которых ей нельзя больше терять.
     Ранду почти захотелось,  чтобы рога затрубили  вновь.  По крайней мере,
они подскажут, как далеко от отряда троллоки. И Исчезающие.
     Юноша  продолжал озираться  вокруг, поэтому  первым заметил, что лежало
впереди. Когда он разглядел это, то  уставился на открывшуюся картину широко
раскрытыми глазами  и  совершенно сбитый с толку. Нечто громадное непонятной
формы  тянулось насколько хватало глаз, в обе  стороны, почти  везде той  же
высоты, что и деревья, причем некоторые росли прямо на этой насыпи, а  тут и
там  над  кронами  деревьев возвышались какие-то  остроконечные образования.
Безлистные ползучие растения и вьющиеся плющи густо,  слоями  покрывали все.
Скала? Плющам-то лезть наверх легко и  просто, а лошадей  нам туда вовек  не
затащить.
     Вдруг, когда отряд подъехал ближе,  юноша увидел башню. Это точно  была
башня с необычным остроконечным куполом наверху, а не какая-то скала.
     -- Город!  -- крикнул  Ранд. Городская  стена,  а остроконечные вершины
оказались  сторожевыми  башнями на стене. У  Ранда отвисла  челюсть. Да этот
город раз в десять больше Байрлона. А то и в пятьдесят!
     Мэт кивнул:
     -- Город, -- согласился он. -- Но что тут, в таком лесу, делает город?
     -- И без  людей, -- сказал Перрин. Когда его друзья обернулись  к нему,
он указал на стену. -- Разве  допустили бы они, чтобы  ползучие растения так
разрослись?  Вы же знаете, вьюны  могут  стену обрушить. Вот, взгляните, как
она развалилась.
     Увиденное поставило все на свои места.  Дело  обстояло именно так,  как
сказал  Перрин. Чуть  ли не под каждой  брешью  в  стене  бугрился  поросший
кустарником  холмик;   поверх   них  валялись  остатки  каменной  кладки   с
обвалившейся стены. Не было и двух сторожевых башен одинаковой высоты.
     -- Интересно,  что это был за город? -- задумчиво произнесла Эгвейн. --
И  что  же  такое  с ним  произошло?  На папиной  карте я  ничего такого  не
припомню.
     -- Он  назывался Аридол, -- сказала  Морейн. -- Во времена  Троллоковых
Войн он  был союзником Манетерен.  --  Пристально  вглядываясь  в  громадные
стены, она, казалось,  не  замечала  никого  вокруг,  даже  Найнив,  которая
поддерживала ее в седле под руку. -- Позже Аридол погиб, и это место назвали
иначе.
     -- А как? -- спросил Мэт.
     --  Сюда, -- сказал  Лан. Он остановил  Мандарба  перед тем,  что  было
некогда воротами, -- настолько широкими, что  через  них могли пройти  в ряд
пятьдесят человек. Сохранились лишь разрушенные, укрытые  занавесом вьющихся
растений дозорные башни; от самих же ворот не осталось и следа. -- Мы войдем
здесь. --  Вдалеке пронзительно  прокричали рога троллоков. Лан всмотрелся в
ту сторону,  откуда  донеслись эти  звуки, затем  взглянул  на  солнце,  уже
наполовину  опустившееся  к вершинам деревьев  на западе. -- Они поняли, что
взяли ложный след. Идемте, до темноты нам надо найти крышу над головой.
     -- Как  его назвали-то? -- вновь спросил  Мэт.  Морейн  ответила, когда
отряд въезжал в город.
     -- Шадар Логот, -- сказала она. -- Он называется Шадар Логот.




     Лан  вел отряд  по городу, раскрошившиеся  камни  мостовой хрустели под
копытами лошадей. Кругом были одни развалины и, как верно заметил Перрин, не
замечалось никаких следов  людей.  Лишь  изредка  вдалеке  срывался,  хлопая
крыльями,  вспугнутый голубь, да трава,  старая  и пожухлая, пучками торчала
меж плит  мостовой и в стыках каменных  стенных блоков"  Лишь кое-где стояли
дома  с  уцелевшими  крышами,  у  большинства  же  зданий   они  обрушились.
Обвалившиеся  стены  веером  рассыпали  на  улицах  кирпичи и камни.  Башни,
внезапно  возникающие  в проемах  улиц, расщепами торчали в  небо.  Неровные
холмы булыжника, с парой-тройкой чахлых  деревцев, отмечали места, где ранее
возвышались дворцы или даже целые городские кварталы.
     Однако  и  от того,  что  сохранилось,  у  Ранда  захватило дух.  Самые
громадные строения в Байрлоне утонули бы в тени любого здешнего здания. Куда
бы он  ни глянул, взор его встречал дворцы из  бледного мрамора,  увенчанные
огромными куполами. Казалось, что каждое здание  имело по меньшей мере  один
купол;  на  некоторых  дворцах   их  возвышалось  четыре  или   пять,  самых
причудливых форм, и одинаковых было не найти.
     Длинные  аллеи,  обрамленные колоннадами,  бежали  к  башням,  которые,
казалось, упирались  а небо.  Каждый перекресток  был отмечен либо бронзовым
фонтаном,  либо  белоснежным  пиком монумента, либо  статуей на  пьедестале.
Пусть  фонтаны  высохли, пусть  большая часть стел опрокинута,  пусть многие
статуи разбиты, уцелевшее предстало глазам Ранда едва ли не чудом.
     А  я  еше считал  Байрлон городом!  Пусть я  сгорю,  но  Том надо  мной
наверняка посмеивался в усы. Да и Морейн с Ланом тоже.
     Ранд так увлеченно таращил глаза по сторонам, что его застало врасплох,
когда  Лан  внезапно  остановился  перед   большим  белым  зданием,  которое
оказалось вдвое больше "Оленя и  Льва". Для каких  целей служило это здание,
когда  город кипел  жизнью  и все в нем дышало  великолепием, сейчас сказать
было трудно, может,  тогда оно и вправду было гостиницей.  От верхних этажей
осталась лишь пустая скорлупа стен:  через глазницы-проемы окон -- стекло  и
дерево давным-давно  исчезли -- проглядывало вечереющее небо, но первый этаж
на вид казался вполне крепким.
     Морейн,  чьи  руки   по-прежнему  лежали  на  передней   луке,   прежде
внимательно осмотрела здание и лишь потом кивнула:
     -- Это подойдет.
     Лан спрыгнул с седла и осторожно, подхватив ее обеими руками, помог Айз
Седай спуститься на землю.
     -- Заводите лошадей внутрь, -- распорядился он. -- Найдите где-нибудь в
глубине  дома комнату под конюшню. Пошевеливайтесь, фермерские сынки!  Здесь
вам не деревенский лужок.
     Лан исчез в здании, неся на руках Айз Седай.  Найнив слезла  с лошади и
заторопилась  вслед  за Стражем, крепко прижимая  к себе сумку  с  целебными
травами и мазями. Эгвейн ни на шаг от нее  не отставала. Их  лошади остались
стоять у порога.
     -- Заводите лошадей внутрь, -- ворчливо передразнил Лана Том и  фыркнул
в усы. Он сполз с коня, одеревенело и медленно, потер затекшую спину, тяжело
вздохнул, а потом взял Алдиб под уздцы, -- Ну? -- сказал он, поведя бровью в
сторону Ранда и его друзей.
     Те торопливо спешились и занялись другими лошадьми. Дверной проем, -- в
котором  давно не осталось ничего, что можно было бы  назвать дверью, -- был
достаточно широк, чтобы через  него можно было провести животных, даже сразу
по двое.
     Внутри оказалась просторная комната, чуть ли не  во все здание шириной,
с  грязным  изразцовым  полом,  кое-где  сохранилась  на  стенах драпировка,
изорванная,  поблекшая  и  выцветшая до  неопределенно-бурого  цвета.  Ткань
выглядела так, будто коснись ее, и она  рассыплется в прах. Больше ничего не
было. В  ближайшем углу Лан расстелил для Морейн свой и ее плащи, на которые
и  усадил ее.  Возле Айз  Седай  на  коленях стояла Найнив, ворча о  пыли  и
копаясь в своей сумке, которую держала перед ней Эгвейн.
     --  Она может мне не нравиться, это верно, --  говорила  Найнив Стражу,
когда  вслед  за Томом, ведя  в поводу Белу и Облако, вошел  Ранд,  -- но  я
помогу любому,  кто нуждается в  моей помощи, нравится  мне этот человек или
нет.
     --  Я не  имею ничего против, Мудрая. Я  лишь  заметил,  чтобы  вы были
поосторожнее со своими травами. Она скосила на Лана глаза.
     -- Дело  в том, что  ей, как  и  вам, нужны мои травы, --  тон  Найнив,
поначалу  язвительный,  становился все более едким.  -- Дело  в том, что она
сделала так много, как смогла, едва лишь не доведя себя до изнеможения. Дело
в том, что сейчас ваш меч ей  ничем не поможет, Лорд Семи Башен, а мои травы
помогут.
     Морейн положила руку на плечо Лана.
     -- Успокойся, Лан. Она мне не причинит вреда. Просто она не знает.
     Страж насмешливо хмыкнул.
     Найнив перестала рыться в своей сумке и окинула его хмурым взглядом, но
обратилась к Морейн:
     -- Есть многое, о чем я не знаю. О чем речь идет сейчас?
     -- Во-первых, -- ответила Морейн, -- все, что мне  нужно на самом деле,
-- это немного  отдыха. Во-вторых, я согласна с вами. Ваши умения и познания
будут  более  полезны,  чем  я  считала.  Теперь,   не  найдется  ли  у  вас
чего-нибудь,  что поможет мне уснуть  на  часок и после  чего  я буду твердо
стоять на ногах?..
     -- Слабый настой из лисохвоста, марисина и... Последнего слова Ранд  не
расслышал,  поскольку  прошел  за  Томом в  следующую комнату,  --  такую же
большую залу, как  и первая,  и  даже еще более  пустую.  Здесь царила  одна
только пыль,  лежащая  толстым слоем  и  никем не потревоженная. На  полу не
отпечаталось ни единого следа -- ни птичьего, ни звериного.
     Все принялись расседлывать лошадей: Ранд -- Белу и Облако, Том -- Алдиб
и своего  мерина,  Перрин -- свою  и  Мандарба.  Все,  кроме  Мэта,  который
выпустил поводья, едва оказался в комнате. Кроме того дверного проема, через
который они сюда вошли, здесь виднелись еще два прохода.
     -- Переулок, -- сообщил Мэт, сунувшись в первый.  Второй дверной  проем
черным прямоугольником  зиял в  дальней стене.  Мэт медленно  прошел туда  и
намного быстрее выскочил обратно,  энергично счищая старую  паутину с лица и
волос. -- Ничего нет, -- сказал он, бросая взгляд в сторону переулка.
     -- Ты думаешь заняться своей лошадью или нет? -- спросил Перрин. Он уже
закончил расседлывать  свою и  снимал седло  с  Мандарба. Как ни странно, но
жеребец со свирепым взглядом не доставлял юноше никаких хлопот, хотя и косил
глазом, наблюдая за Перрином. -- За тебя этого никто делать не будет.
     Мэт  кинул  последний взгляд  на переулок  и со  вздохом шагнул к своей
лошади.
     Положив седло Белы на пол, Ранд заметил на лице  Мэта хмурое выражение.
Тот   будто  пребывал   в  тысяче  миль  отсюда  и   двигался  с  совершенно
отсутствующим видом.
     -- Эй, Мэт, что с тобой?  --  спросил Ранд. Мэт уже снял седло со своей
лошади и стоял, держа его в руках. -- Мэт? Мэт!
     Мэт вздрогнул и чуть не уронил седло.
     -- А? Что? Ох... Я... Я просто задумался.
     -- Задумался? -- присвистнул Перрин, снимавший с Мандарба недоуздок. --
Да ты спал на ходу.
     Мэт насупился.
     -- Я задумался о... о том, что тогда произошло.  О  тех словах, которые
я...-- Все,  а  не  только.  Ранд,  обернулись  к  нему,  и  юноша  смущенно
переступил  с  ноги  на ногу.  -- Ну, вы слышали, что сказала Морейн.  Будто
какой-то мертвый человек говорил моим голосом. Мне это не нравится.
     Мэт нахмурился еще больше, когда Перрин хмыкнул:
     -- Боевой  клич Аэмона, сказала она, да?  Может, ты  -- вновь явившийся
Аэмон. Судя по тому, как ты болтаешь,  что в Эмондовом Лугу, мол, скучища, я
бы сказал, что тебе должно было понравиться  нечто подобное  -- быть королем
или возродившимся героем.
     --  Не говори так! -- Том глубоко  вздохнул; теперь все  уставились  на
него.  --  Это  опасный  разговор,  да  вдобавок  и  глупый.  Мертвые  могут
возрождаться или  вселяться в тела живых, и это не предмет для пустопорожней
болтовни.  -- Он  еще раз вздохнул, успокаиваясь, и  продолжил:  --  Древняя
кровь, сказала  она.  Кровь,  а не мертвец.  Я слышал, что  такое бывает  --
иногда.  Слышал,  хотя  никогда  не  думал... Это --  твои  корни,  мальчик.
Родословная, идущая от тебя через твоего отца к деду, и дальше, к Манетерен,
а  может, и еще  намного дальше. Ладно,  теперь ты  знаешь,  что род твой --
древний. Остановись на  этом и радуйся.  Большинство  людей не  знают больше
того, что у них был отец.
     Кое-кто из  нас не уверен даже  в этом, с  горечью  подумал Ранд. Может
быть, Мудрая и была права. О Свет, надеюсь, что так.
     Мэт кивнул, соглашаясь со словами менестреля.
     -- Наверное,  так и  есть.  Только...  вам не  кажется, что это  как-то
связано  с тем,  что с  нами  случилось? Троллоки  и все остальное?  Я  хочу
сказать... ох, я даже не знаю, что сказать-то хочу.
     --  По-моему, тебе  лучше об  этом  забыть,  а думать лишь о том, чтобы
благополучно выбраться отсюда. -- Том извлек из глубин своего плаща трубку с
длинным чубуком. -- А я, например, собираюсь покурить.
     Махнув  трубкой в  сторону  ребят,  менестрель  скрылся  в комнате, где
расположились остальные.
     -- Мы все в этом замешаны, а не ты один, -- сказал Ранд Мэту.
     Мэт вздрогнул и коротко, лающе хохотнул.
     --  Точно!  Ладно, поговорим  об  общих делах:  раз  уж мы закончили  с
лошадьми, то почему бы  нам не пойти взглянуть одним глазком  на этот город?
Настоящий город,  в котором нет  толп людей,  где всяк так и норовит пихнуть
тебя или сунуть локтем под ребра. Где нет никого, кто бы стал вынюхивать нас
своим длинным носом. Еще есть час, а то и два, пока совсем не стемнеет.
     -- Ты  забыл  про троллоков? -- осведомился  Перрин.  Мэт с  презрением
покачал головой.
     -- Лан же  сказал,  что  они сюда не сунутся,  не помнишь  разве? Нужно
слушать, что люди говорят.
     -- Я  помню, -- сказал Перрин.  -- И я слушаю. Этот город...  Аридол?..
был союзником Манетерен. Ну как? Я слушаю.
     -- Во времена  Троллоковых  Войн Аридол, должно быть,  был громаднейшим
городом,  -- сказал Ранд, --  раз троллоки до сих  пор  боятся его.  Они  не
побоялись явиться в Двуречье, а Морейн говорила, что Манетерен был -- как же
она выразилась? -- занозой в ноге Темного.
     Перрин поднял руки.
     -- Не упоминайте Пастыря Ночи, а? Пожалуйста.
     -- О чем ты? -- засмеялся Мэт. -- Давай, идем.
     --  Нужно спросить разрешения  у Морейн, -- сказал Перрин, и Мэт воздел
руки.
     -- Спросить разрешения у Морейн? По-твоему, она позволит исчезнуть с ее
глаз? А Найнив? Кровь и пепел, Перрин, почему бы  тогда не  отпроситься  и у
миссис Лухан, раз уж речь об этом?
     Перрин неохотно кивнул, соглашаясь, и Мэт повернулся к Ранду с ухмылкой
на лице.
     -- А ты как? Настоящий город! С  дворцами! -- Он лукаво хихикнул.  -- И
никаких пялящихся на нас Белоплащников.
     Ранд одарил друга мрачным взглядом, но колебался  не дольше минуты. Эти
дворцы были совсем как из сказок менестреля.
     -- Ладно.
     Стараясь  не шуметь,  чтобы  не  услышали  в соседней  комнате,  друзья
выскользнули в  переулок и прокрались по нему на  другую улицу. Юноши шагали
быстро,  и, когда они  оказались  в  квартале  от белоснежного  здания, Мэт,
дурачась, неожиданно пустился в пляс.
     --  Свободен,  -- смеялся  он. --  Свободен!  Мэт  медленно закружился,
по-прежнему смеясь  и зачарованно разглядывая все вокруг. Вытянулись длинные
зубцы вечерних теней, а клонящееся к горизонту солнце золотило руины города.
     -- Вам такое и не снилось  ведь? Или снилось?  Перрин тоже смеялся,  но
Ранд  неуютно поежился.  Этот город не  имел ничего общего  с городом из его
первого сна, но в то же самое...
     --  Если мы  хотим  хоть  что-то  увидеть, --  сказал  Ранд,  --  лучше
поторопиться. Сумерек ждать недолго.
     Мэт, видимо,  хотел  увидеть все и, преисполненный  энтузиазма, потащил
друзей  по  улице.  Они  пробирались  через  запорошенные  пылью  фонтаны  с
бассейнами,  в  которые можно было собрать  всех жителей  Эмондова Луга, они
бродили  вокруг и залезали внутрь выбранных наугад зданий, но всегда в самые
большие, которые удавалось найти. Назначение некоторых домов они понимали, а
иных -- нет. Ладно дворцы,  но чем было то громадное  сооружение, увенчанное
одним круглым белым куполом, что своими размерами наводило на мысль о холме,
и с одной  огромной  до нелепости  залой внутри? А огороженное стеной место,
открытое   небу,   где   мог  поместиться   весь  Эмондов   Луг,  окруженное
поднимающимися ряд за рядом каменными скамьями?
     Мэт  явно  начинал проявлять нетерпение,  когда  они  раз  за  разом не
обнаруживали   ничего,   кроме  пыли,   или   булыжников,   или   ничем   не
примечательных,   утративших  всякий  цвет  обрывков   драпировок,   которые
рассыпались при  малейшем  прикосновении.  Как-то попались нагроможденные  у
стены деревянные  стулья  -- они все  развалились на кусочки,  когда  Перрин
попытался приподнять один.
     Дворцы,  с огромными  пустыми  залами, некоторые  размером с  гостиницу
"Винный  Ручей", а то и больше,  -- туда поместилась бы гостиница целиком, и
еще можно  было бы  надстроить этаж и пристроить флигеля, -- все чаще и чаще
заставляли
     Ранда задумываться о  тех людях, что некогда заполняли их. Ему пришло в
голову,  что под тот круглый свод можно собрать всех двуреченцев, да и в том
месте  с  каменными  скамьями...  Он  уже  почти  видел  в  тенях  людей,  с
неодобрением смотревших на троих незваных чужаков, что нарушили их покой.
     В конце  концов устал даже  Мэт --  столь  огромными были здания, --  и
все-таки он  вспомнил,  что  накануне  спал лишь  час. Каждый из ребят начал
вспоминать об этом. Зевая, они уселись на ступеньки возле высокого строения,
по  фасаду  которого  рядами стояли колонны,  и заспорили о  том, что делать
дальше.
     --  Пошли обратно, -- сказал Ранд, -- и немного  поспим, --  Он прикрыл
рот тыльной стороной ладони. Когда  он вновь сумел заговорить, то сказал: --
Спать. Мне хочется только этого.
     --  Спать можно  в  любое  время, --  решительно сказал  Мэт. -- Да  ты
оглянись вокруг. Разрушенный город. Сокровища!
     -- Сокровища? -- Перрин зевнул так, что хрустнули челюсти. -- Нет здесь
никаких сокровищ. Здесь нет ничего, одна только пыль.
     Ранд  приложил ладонь к глазам и взглянул на солнце: красный диск почти
касался крыш.
     -- Уже поздно. Скоро совсем стемнеет. -- Здесь могут быть сокровища, --
упорствовал Мэт. -- В любом случае, я хочу взобраться на одну из башен. Вон,
посмотрите на  ту.  Она  совсем целая.  Спорим, что сверху мы увидим все  на
многие мили окрест! Что скажете?
     -- Башни -- опасны, -- раздался позади парней мужской голос.
     Ранд вскочил на ноги  и  волчком  крутанулся на  месте, сжимая  рукоять
меча. Его друзья от него не отстали.
     На верху лестницы,  в тени  среди  колонн,  стоял  мужчина.  Он  сделал
полшага вперед, поднял руку, прикрывая глаза, и снова отступил назад.
     -- Простите  меня,  -- мягко произнес он.  --  Я  слишком долго  пробыл
внутри, в темноте. Мои глаза еще не привыкли к свету.
     -- Кто  вы? -- Ранду почудился  в  говоре  незнакомца странный  акцент,
странный даже после Байрлона; некоторые слова  он произносил очень необычно,
так что  Ранд едва понимал их. -- Что вы здесь делаете? Мы думали, в  городе
никого нет.
     -- Я  -- Мордет. -- Мужчина помедлил, словно ожидая, что  юноши  узнают
названное  имя.  Когда никто  из  них  ничем  не  выказал этого,  он  что-то
пробормотал себе под нос и продолжил: -- Я могу  задать тот же вопрос и вам.
В  Аридоле долгое  время никто не бывал.  Долгое, очень долгое  время. Я  не
предполагал найти здесь трех молодых людей, шатающихся по улицам.
     -- Мы направляемся в Кэймлин, -- сказал Ранд. -- Мы остановились здесь,
чтобы укрыться на ночь.
     -- Кэймлин,  --  медленно произнес  Мордет, обкатывая  это  название на
языке, затем покачал головой. -- Укрыться  на ночь,  вы сказали?  Может,  вы
присоединитесь ко мне?
     -- Вы до сих пор не сказали, что здесь делаете вы, -- сказал Перрин.
     -- Ну разумеется, я -- искатель сокровищ.
     -- Вы нашли что-нибудь? -- взволнованно спросил Мэт. Ранду  показалось,
будто Мордет улыбнулся, но его могли ввести в заблуждение дрожащие тени.
     --  Да, нашел, -- ответил мужчина. -- Больше, чем рассчитывал.  Намного
больше.  Больше,  чем могу  унести. Я никак  не предполагал  встретить троих
сильных, крепких молодых  парней. Если вы поможете  мне перенести то,  что я
смогу взять,  к моим  лошадям, то оставшееся  поделите между  собой.  Берите
столько,  сколько унесете. Все равно, что  бы я ни оставил, это пропадет или
собранное  унесут  другие  охотники за  сокровищами  до  того,  как я  сумею
вернуться за ними.
     -- Я же говорил вам, что в таком месте  обязательно есть  сокровища! --
воскликнул Мэт. Он бросился  вверх по лестнице. -- Мы  вам поможем перенести
их. Только приведите нас к ним!
     Он и Мордет ступили в тени под колоннами.
     Ранд посмотрел на Перрина:
     -- Мы не можем оставить его.
     Перрин глянул на заходящее солнце  и кивнул. Ранд с  Перрином осторожно
двинулись вверх  по  лестнице. Перрин вытянул топор из петли на поясе.  Ранд
крепче стиснул рукоять меча. Однако Мэт с Мордетом ждали их возле колоннады:
Мордет  скрестив руки на  груди, а  Мэт  нетерпеливо поглядывал в  окутанную
полумраком дальнюю часть здания.
     -- Идемте, -- произнес Мордет. -- Я покажу вам сокровища.
     Он  скользнул внутрь, следом  за ним устремился Мэт. Его друзьям ничего
не оставалось, как пойти за ним.
     Холл был весь скрыт тенями, но Мордет почти сразу же  свернул в сторону
и  начал  спускаться по узким ступеням винтовой лестницы,  спиралью уходящей
все ниже и ниже, во все более  глубокий мрак, пока парням не  пришлось  идти
ощупью  в непроглядной, как  смоль,  черноте. Рукой Ранд опирался  о  стену,
совсем не  уверенный в  том, что  под  его  ногой на следующем шаге окажется
ступенька, а  не пустота,  ведущая  в  бездну.  Даже  Мэт  начал  испытывать
беспокойство -- если судить по дрогнувшему голосу:
     -- Здесь внизу ужасно темно!
     -- Да, да, -- согласно отозвался Мордет. Ему темнота, похоже, не мешала
вовсе. -- Внизу есть фонари. Идемте!
     И правда, винтовая лестница  вдруг перешла в коридор, тускло освещенный
коптящими  факелами, воткнутыми  кое-где  в  укрепленные на  стенах железные
кольца.  В колеблющемся пламени и дрожащих  тенях Ранд  в первый раз получше
взглянул  на  Мордета,  который,  не  останавливаясь,  шел  вперед,  жестами
призывая юношей за собой.
     В нем есть что-то странное, подумалось Ранду, но что именно, понять ему
никак  не  удавалось. На  вид  Мордет являл  собой  ухоженного,  полноватого
мужчину, полуприкрытые  веки  наводили на  мысль, будто он  скрывает что-то,
глядя на все внимательными глазами. Низкорослый и совершенно лысый, он шагал
так,  словно  был на голову выше  любого из троих друзей.  Одежды незнакомца
тоже  не  походили  ни  на что  виденное Рандом раньше.  Черные  панталоны в
обтяжку и мягкие красные сапожки с  отворотами  на лодыжках. Длинный красный
камзол  без  рукавов,  с  богатой золотой  вышивкой, белоснежная  рубашка  с
широкими  рукавами, свисающие почти до колен кружева манжет. Несомненно, это
не  та  одежда, в  которой отправляются на  поиски  сокровищ  в заброшенный,
разрушенный город. Но и не одежда придавала мужчине какой-то странный облик.
     Вскоре  коридор  закончился  комнатой  с  изразцовыми  стенами, и  Ранд
начисто забыл о  возможных странностях Мордета. Его вздох удивления был лишь
эхом удивления его друзей. Под потолком коптили несколько факелов, бросая на
стены от каждого из  вошедших по  несколько  теней, но их  свет тысячекратно
отражался  от золота  и самоцветов,  грудами лежавших  на полу,  от курганов
монет  и  драгоценностей,  кубков, блюд, столового серебра и золотой посуды,
инкрустированных драгоценными  каменьями мечей и кинжалов. Все эти богатства
были навалены в осыпающиеся кучи высотой по пояс.
     Вскрикнув, Мэт кинулся  к одной из золотых насыпей и упал  перед нею на
колени.
     -- Мешки! -- выдохнул  он, запуская руки  в золото. -- Чтобы унести все
это, нам нужны мешки.
     --  Мы не унесем всего, -- сказал Ранд. Он растерянно оглянулся вокруг;
все  золото купцов, привезенное  в Эмондов Луг за  многие годы, не  шло ни в
какое сравнение с тысячной  долей лишь одного  из этих холмов. -- Не сейчас.
Уже почти стемнело.
     Из  одной  груды сокровищ  Перрин вытянул  топор, небрежно  отбросив  в
сторону запутавшиеся вокруг него золотые цепи. На черной глянцевитой рукояти
топора сверкали драгоценные  камни,  а  его  двойное лезвие покрывал изящный
золотой орнамент в виде завитков.
     --  Тогда завтра, -- сказал Перрин, с улыбкой взвешивая боевой  топор в
руке. -- Морейн и Лан, когда мы им все это покажем, они нас поймут.
     -- Вы не одни? -- спросил Мордет. Он  пропустил юношей вперед, когда те
стремглав бросились в сокровищницу, но теперь вошел следом за ними и стоял у
дверей. -- Кто с вами еще?
     Мэт,  по локоть зарывшись в громоздящиеся перед  ним богатства, ответил
рассеянным тоном:
     -- Морейн и Лан. А еще Найнив,  Эгвейн и Том. Он менестрель.  Мы едем в
Тар Валон.
     Ранд  затаил  дыхание.  Повисшая  тишина  заставила  его  взглянуть  на
мужчину.
     Лицо Мордета  исказилось от ярости и еще от страха. Губы раздвинулись в
злобном оскале.
     -- Тар Валон! -- Он потрясал кулаками. -- Тар Валон! Вы же сказали, что
идете в этот... этот... Кэймлин! Вы солгали мне!
     -- Если вам по-прежнему нужна наша помощь, -- сказал Перрин Мордету, --
то мы  вернемся завтра и поможем вам. -- Он осторожно положил топор обратно,
на груду инкрустированных драгоценными камнями  чаш и украшений. -- Если она
вам нужна.
     -- Нет! Это... -- выдавил, задыхаясь, Мордет и замотал головой,  словно
никак не мог решиться. -- Берите что хотите. Кроме... Кроме...
     Вдруг до Ранда дошло, что за  червячок сомнения изводил его  все время.
Редкие факелы  в коридоре окружали каждого из  них кольцом  теней, точно так
же, как и факелы  в сокровищнице. Только вот... Юноша был настолько потрясен
своим открытием, что сказал вслух:
     -- У вас нет тени.
     Из руки Мэта со звоном выпал кубок.
     Мордет кивнул, и теперь его мясистые  веки впервые открылись полностью.
Гладкое холеное лицо сразу показалось изголодавшимся, чего-то жаждущим.
     --  Так.  --  Мордет  выпрямился и  тут  же будто прибавил в  росте. --
Решено!
     Внезапно  в  нем  все  переменилось.  Мордет разом  распух в  шар,  его
перекосило, голова уперлась в  потолок, плечи  прижались  к стенам, заполнив
собою  этот конец комнаты и отрезав  парням путь  к  бегству.  Мордет  --  с
ввалившимися  щеками, с вырывающимся  сквозь  оскаленные  зубы  из дыры  рта
рычанием  -- протянул вперед  обе  руки, ладони  которых с  легкостью  могли
обхватить человеческую голову.
     С воплем Ранд  отпрянул назад. Ноги  запутались в золотой цепи, и юноша
грохнулся  на пол,  порыв ветра ударил Ранда. Стараясь глотнуть воздух, он в
то  же  время старался  вытащить  меч, сражаясь  со своим плащом, в складках
которого запутался эфес. Крики его друзей  метались по  комнате, там  и  тут
грохотали  падающие  на  пол золотые  блюда, гремели  по камням покатившиеся
кубки. Вдруг мучительный вопль вонзился в уши Ранда.
     Едва  не  всхлипывая,  он  наконец-то  умудрился  сделать  вдох,  почти
одновременно  выхватывая  из  ножен меч. Озираясь,  Ранд поднялся  на  ноги,
гадая,  кто из  друзей  издал этот вопль. С  другого  конца комнаты на  него
круглыми  глазами  смотрел  Перрин  --  пригнувшись  и замахнувшись топором,
словно собираясь срубить дерево. Из-за груды золота выглядывал Мэт, сжимая в
руке подобранный в куче раззолоченного оружия кинжал.
     Что-то шевельнулось  в глубоких тенях, куда не пробивался свет факелов,
и  трое юношей подскочили  на месте.  Это был  Мордет, сжавшийся  в  комок и
забившийся в самый дальний от троих друзей угол.
     -- Он нас надул! -- выпалил Мэт. -- Это был какой-то трюк.
     Мордет запрокинул голову и завыл; с задрожавших стен посыпалась пыль.
     -- Вы все мертвы! -- заорал он. -- Все мертвы!
     И он прыгнул через всю комнату.
     Челюсть Ранда отвисла, он чуть не выронил меч. На лету Мордет вытянулся
и истончился, словно усик дыма. Став тонким, как палец, он  вонзился  в щель
между плитами стены и исчез  в ней. Последний крик Мордета, медленно затихая
вдали, еще звучал в комнате:
     -- Вы все мертвы!
     -- Давайте выбираться отсюда,  -- едва  слышно  произнес Перрин, крепче
стискивая  рукоять топора и стараясь смотреть сразу во все  стороны. Золотые
украшения и самоцветы незамеченными рассыпались у его ног.
     -- Но сокровища, -- запротестовал Мэт. --  Мы теперь не можем их просто
бросить!
     --  От него  мне не надо ничего,  --  сказал  Перрин, по-прежнему вертя
головой.  Он возвысил  голос и  крикнул,  обращаясь  к стенам: --  Это  ваши
сокровища, слышите? Мы ничего не возьмем!
     Ранд впился в Мэта гневным взглядом.
     -- Ты хочешь,  чтобы  он увязался за  нами?  Или ты собираешься  сидеть
здесь, набивая карманы, и ждать, пока  он  не вернется с целым  десятком ему
подобных?
     Мэт лишь  жестом  указал на  золото  и  драгоценности. И  не  успел  он
вымолвить  хоть слово,  Ранд  и Перрин схватили  его за руки и  выволокли из
комнаты, а Мэт отбивался и орал о сокровищах.
     Друзья не прошли по коридору и с десяток шагов, как и без того  тусклый
свет  позади  них начал  слабеть.  Факелы в  сокровищнице гасли.  Вопли Мэта
смолкли. Парни  ускорили шаг. Факел в коридоре мигнул, затем угас следующий.
Когда трое друзей оказались у винтовой лестницы, тащить Мэта нужды больше не
было. Они побежали к  ступеням, а за ними по  пятам наплывала темнота.  Даже
непроглядная, смоляная тьма  на лестнице лишь  на миг заставила их помедлить
перед  нею, а потом  они помчались по ступеням, крича  во всю глотку. Крича,
чтобы испугать то, что могло поджидать их; крича, чтобы убедить себя: они до
сих пор еще живы.
     Юноши  ворвались в  холл  наверху,  поскальзываясь и  падая на  пыльном
мраморе,  чуть ли не на четвереньках проскочили колоннаду, кубарем скатились
по  ступеням  и  приземлились,  наставив друг  другу  синяков  и ссадин,  на
мостовой барахтающейся кучей.
     Ранд  выбрался  из свалки, поднялся и  подхватил с  мостовой Тэмов меч,
встревоженно оглядываясь кругом.  Над верхушками крыш виднелась  четвертушка
солнца. Почти заполнив  собою улицу, темными рукавами протянулись тени, став
еще чернее в  меркнущем свете. Ранд задрожал. Уж очень эти вытянувшиеся тени
походили на Мордета.
     --  По  крайней  мере, мы  выбрались.  --  Мэт,  оказавшийся  нижние  в
куче-мале, встал и отряхнулся дрожащей рукой в манере, мало напоминающей его
обычное поведение. -- И по крайней мере, я...
     -- Выбрались? -- спросил Перрин.
     На этот раз Ранд понял: все вокруг не игра воображения. Кожу у него  на
затылке защипало.  Из мрака под  колоннами  что-то наблюдало  за ними.  Ранд
резко  развернулся  и  пристально  посмотрел  на  здание  через  дорогу.  Он
чувствовал на  себе взгляд оттуда. Рука его сильнее сжала эфес меча, хотя он
и  не  мог сказать, поможет  ему  оружие  или  нет.  Подсматривающие  глаза,
казалось,   следили  за  ним  отовсюду.  Мэт  и   Перрин  тоже  настороженно
оглядывались по сторонам; Ранд понял,  что они тоже чувствуют на себе  чужие
взгляды.
     -- Мы останемся на середине улицы, -- хрипло сказал Ранд. Он встретился
глазами с друзьями; оба они выглядели такими же испуганными, как и он сам. В
горле у  Ранда было сухо. -- Мы останемся на середине улицы, будем держаться
подальше от теней и пойдем быстро.
     -- Очень быстро, -- торопливо согласился Мэт.
     Незримые  соглядатаи  следовали  за  ними.  Или же здесь было  огромное
множество сторожей,  множество глаз, высматривающих  троих юношей из каждого
дома. Ранд, как ни  старался, не замечал никакого движения, но чувствовал на
себе чужие взгляды,  жадные, изголодавшиеся. Он  не знал,  что  хуже: тысячи
глаз или всего несколько, но неотступно следующих за ними.
     В редких просветах, куда еще доставали лучи солнца, парни сбавляли шаг,
совсем  чуть-чуть,  украдкой  посматривая во тьму,  которая,  как  казалось,
неуклонно сгущалась впереди. Никому из них не хотелось шагнуть в тени; никто
из  них не  был  уверен,  что его не подстерегает  там  нечто неизвестное  и
опасное.  Когда тени протягивались  поперек улицы,  преграждая троице  путь,
присутствие сторожей становилось чуть ли не осязаемым. Через такие места они
пробегали с криками. Ранду чудился сухой шелестящий смешок.
     Наконец  уже в быстро опускающихся сумерках друзья увидели белокаменное
здание, из которого они ушли, казалось, несколько дней назад. Вдруг следящие
за  ними глаза куда-то пропали. Шаг  --  они  еще  были, другой  -- они вмиг
исчезли.  Не говоря ни  слова,  Ранд  припустил быстрым  шагом, его  примеру
последовали Мэт и Перрин, потом друзья побежали во всю прыть и  остановились
лишь тогда, когда  зайцами сиганули в дверной проем и обессиленно опустились
на пол, тяжело дыша.
     Посреди выложенного плитками  пола пылал маленький костерок, дым уходил
через  дыру  в потолке, что неприятно напомнило Ранду о Мордете.  Около огня
собрались все, кроме Лана, и  все  по-разному отнеслись  к появлению парней.
Когда их троица  ворвалась  в комнату,  Эгвейн, гревшая ладони над  костром,
вздрогнула, прижала руки к горлу;  потом, разглядев вошедших,  она испустила
вздох  облегчения, который  как-то не вязался с  попыткой одарить каждого из
юношей испепеляющим взглядом. Том  что-то тихонько пробурчал в  свою трубку,
но  Ранд  ухватил  слово  "дурачье",  прежде  чем менестрель  вновь принялся
ворошить угли палкой.
     --  Вы, остряки-самоучки,  с набитыми  шерстью  головами!  --  коршуном
набросилась  на ребят Мудрая. Она  буквально  ощетинилась с  головы до  пят,
глаза ее  сверкали,  щеки  пылали  ярким  румянцем.  -- Почему,  ради  Света
ответьте, вы вот так удрали? У вас с  головой все в порядке? Вы  что, совсем
ума решились? Лан сейчас повсюду вас разыскивает,  и вам повезет больше, чем
вы того заслуживаете, если он, вернувшись, не вколотит в ваши головы немного
здравого смысла!
     Лицо Айз  Седай ничем  не  выдавало ее волнения, но  при виде парней ее
пальцы с побелевшими  костяшками, сжимающие платье, ослабили хватку. Что  бы
ни дала ей Найнив, это снадобье помогло Морейн: она уже была на ногах и явно
оправилась от слабости.
     -- Вам не  следовало  так поступать, -- сказала  она  голосом  чистым и
спокойным,  как пруд  Мокрого  Леса. -- Об  этом мы поговорим  позже. Что-то
случилось, иначе вы не попадали бы друг на друга. Рассказывайте.
     -- Вы говорили, что в городе безопасно, -- жалобно заскулил  Мэт. -- Вы
сказали, Аридол был союзником Манетерен, и троллоки не войдут в город, и...
     Морейн шагнула  вперед  столь  стремительно, что Мэт умолк  с  открытым
ртом,  а Ранд и  Перрин  так и застыли, не успев  встать, один  --  сидя  на
корточках, другой -- стоя на коленях.
     -- Троллоки? Вы видели троллоков  внутри городских стен? Ранд  сглотнул
комок в горле.
     --  Не  троллоков,  --  произнес он, и  все трое взволнованно зачастили
наперебой.
     Каждый из  них  начал с  разного. Мэт  повел  свой рассказ  с сокровищ,
причем говорил так, будто  нашел их в одиночку, а Перрин принялся объяснять,
почему они ушли, никого не предупредив. Ранд же перескочил сразу к тому, что
он считал самым  важным: к встрече с незнакомцем  среди колонн.  Но все трое
были  так возбуждены, что  никто  из них  не  стал излагать  происшедшее  по
порядку; как только один вспоминал о чем-то,  то сразу выпаливал об этом, не
задумываясь о  том, что  говорил раньше,  или о том, что  собирался  сказать
после, и  совсем не обращая внимания на рассказ другого. Соглядатаи. Они все
лепетали о соглядатаях.
     Все это нисколько не придавало связности всей истории  в целом, хотя их
страх стал явно заметен всем. Эгвейн начала бросать встревоженные взгляды на
пустые  окна, выходящие  на  улицу.  Там меркли  последние  остатки сумерек;
костер казался маленьким и слабым. Том сжал трубку зубами и  слушал, хмурясь
и склонив голову набок. В глазах Морейн отражался интерес и волнение,  но не
чересчур  сильно.  Пока вдруг Айз Седай шикнула и  крепко  схватила Ранда за
локоть.
     --  Мордет! Ты уверен, что именно это имя? Вы все его  верно запомнили?
Мордет?
     Парни хором забормотали "да", захваченные врасплох напором Айз Седай.
     -- Он до  вас  дотрагивался? -- спросила  она у всех  троих.  -- Он вам
что-нибудь давал? Или, может, вы что-то для него делали? Мне нужно знать.
     --   Нет,  --  ответил  Ранд.  --  Никто  и  ничего.  Перрин  кивнул  в
подтверждение его слов и добавил:
     -- Все, что он сделал, --  попытался  убить нас.  Разве этого мало?  Он
раздулся, пока  не  занял  полкомнаты, выкрикнул, что мы все мертвы, а потом
сгинул. -- Перрин  повел рукой,  жестом показывая, что произошло. --  Словно
дым.
     Эгвейн тихо пискнула.
     Мэт обиженно отвернулся.
     -- Никакой опасности,  вы же сказали! Весь этот разговор, что троллокам
сюда ходу нет. А что нам полагалось думать?
     --  Очевидно,  вы  об  этом  вовсе   не  думали,  --   заметила  Морейн
невозмутимо, вновь совершенно спокойная. -- Всякий, кто хоть чуточку подумал
бы, осмотрительно вел бы себя там, куда боятся заходить троллоки.
     -- Мэтова работа,  -- с уверенностью в голосе заявила Найнив.  -- Вечно
он подбивает других на  проделки,  и  те, кому  случится  быть рядом  с ним,
теряют и ту еще оставшуюся малость умишка, с которой родились.
     Морейн коротко кивнула, но не сводила глаз с Ранда и его двоих друзей.
     -- Под конец Троллоковых  Войн в этих руинах разбила  лагерь  армия  --
троллоки,  Друзья  Темного, Мурддраалы, Повелители Ужаса,  тысячи  и тысячи.
Когда они отсюда не  вышли,  за городские стены были посланы разведчики. Они
нашли   оружие,  кое-где  доспехи  и  везде  --  текущую  ручьями  кровь.  И
нацарапанные  на  стенах  домов послания на  языке троллоков, в которых те в
свой последний час призывали Темного на помощь. Люди, которые побывали здесь
позже, не  обнаружили никаких  следов  -- ни  крови,  ни надписей. Они  были
стерты. Этот случай  до сих пор на памяти  у Полулюдей  и троллоков.  Именно
страх удерживает их подальше от этого места.
     -- И сюда-то  вы привели нас прятаться?  -- не веря своим ушам, спросил
Ранд.  -- Да мы  бы были  в меньшей  опасности, если б попытались убежать от
них!
     -- Если  бы вы не сбежали, -- терпеливо объяснила  Морейн, -- То узнали
бы, что  вокруг здания я расставила  стражей. О  том, что они там, Мурддраал
даже не  догадается, поскольку их предназначение  -- воспрепятствовать иному
злу; то, что обитает в Шадар Логоте, не пересечет их и даже близко к ним  не
подойдет. Утром мы  без опаски  двинемся  в путь: эти  существа  не  выносят
солнечного света. Они спрячутся глубоко в землю.
     --  Шадар Логот?  -- неуверенно произнесла Эгвейн. -- Мне казалось, что
вы сказали, что этот город назывался Аридолом.
     -- Некогда он назывался Аридолом, -- ответила Морейн, -- и был одним из
Десяти Государств -- стран, заключивших Второе Соглашение, стран, боровшихся
против Темного с первых дней после Разлома  Мира. В те дни Торин ал Торен ал
Бан был  королем Манетерен,  а  королем  Аридола  --  Балвен  Майел,  Балвен
Железнорукий.  В  сумерках  отчаяния   длившихся   Троллоковых  Войн,  когда
казалось, будто Отец Лжи вот-вот покорит все и вся, ко двору  Балвена явился
человек, называвший себя Мордетом.
     -- Тот самый? -- воскликнул Ранд, а Мэт сказал:
     -- Не может быть!
     Взгляд  Морейн  заставил  их  замолчать. В  заполнившей  комнату тишине
звучал лишь голос Айз Седай.
     --  Недолго  Мордет  пробыл  в  городе, но его речам начал благосклонно
внимать Балвен,  и вскоре он стал первым после короля. Шепотом Мордет вливал
отраву  в ухо Балвена, и  Аридол начал  меняться,  Аридол  замкнулся в себе,
ожесточился. Говорили, что кое-кто охотнее повстречался бы с троллоками, чем
с  войском Аридола.  Победа Света  --  это  все!  Такой  боевой клич дал ему
Мордет, и с ним войска Аридола шли в бой, пока своими делами не отвратили от
себя Свет.
     Полностью этот рассказ  слишком длинен  и слишком страшен, даже  в  Тар
Валоне известны лишь  его фрагменты. Они повествуют о том,  как сын  Торина,
Каар, явился в Аридол,  чтобы убедить короля вновь присоединиться ко Второму
Соглашению, а Балвен восседал на своем троне -- высохшая оболочка с безумным
огнем  в глазах  --  и смеялся,  когда стоявший подле него Мордет  с улыбкой
приказал  казнить  Каара и все его посольство  как Друзей  Тьмы. О том,  как
принц Каар стал прозываться Каар Однорукий. О том, как он спаем из подземных
темниц Аридола и бежал один  в  Пограничные  Земли, преследуемый по пятам не
ведающими жалости наемными убийцами Мордета. О том, как там он  встретился с
Риа,  которая не  знала,  кто  он такой,  и  стала его  женой;  и  так  Каар
перепутал, переплел нити в Узоре, что и привело его  к гибели от ее руки,  а
потом и  к смерти  Риа от ее же собственной руки на  его могиле и  к падению
Алет-лориэла.  О  том,  как  войска  Манетерен  пришли отомстить  за Каара и
обнаружили  ворота Аридола разбитыми, а  внутри  городских  стен не  было ни
единого  живого существа,  а  лишь  нечто худшее,  чем сама  смерть. Не враг
погубил Аридол,  а сам Аридол.  Подозрительность и ненависть породили нечто,
пожравшее  своих  создателей, породили нечто,  запертое в скалах, на которых
стоит город.
     Ненасытный, до сих пор ждет Машадар. Больше об Аридоле люди не говорят.
Его  назвали  Шадар  Логот,  Место-Где-Под-жидает-Тень, или  попросту Засада
Тени.
     Одного  Мордета не пожрал Машадар,  но он был  пойман этим чудовищем  в
ловушку,  и  теперь он  тоже ждет,  ждет,  заключенный в этих стенах  долгие
столетия. Иным доводилось  видеть его. На некоторых он воздействует -- через
свои дары, которые извращают разум и оскверняют душу,  эта порча то убывает,
то усиливается,  пока  она властвует... или убивает.  Если  когда-нибудь ему
удастся  заманить  кого-нибудь  к  этим стенам,  к границе  власти Машадара,
Мордет окажется в силах погубить душу этого человека. И Мордет уйдет, приняв
обличье и тело того, кого он хуже чем убил, и вновь выпустит в мир свое зло.
     -- Сокровища, -- пробормотал Перрин, когда Морейн закончила рассказ. --
Он хотел, чтобы мы  помогли ему перенести сокровища к лошадям. -- Лицо юноши
осунулось.  --  Держу  пари,  они  должны  были якобы  ждать  где-нибудь  за
городской стеной.
     Ранд содрогнулся.
     -- Но теперь-то мы в безопасности, да? -- спросил Мэт. -- Он нам ничего
не  давал и до  нас  не  дотрагивался. Мы  в  безопасности, правда  ведь,  с
выставленными вами стражами?
     -- Мы в безопасности, -- согласилась Морейн. -- Ему не пройти за  линию
стражей, как  и  любым другим  обитателям этого  места. А  с первыми  лучами
солнца им придется  спрятаться, так что днем  мы  без  опаски отсюда  уедем.
Теперь постарайтесь уснуть. Мои стражи защитят нас, пока не вернется Лан.
     -- Его уже долго нет.  --  Найнив  обеспокоенно всмотрелась  в ночь  за
окном. Черная как смоль тьма повисла там.
     -- С Ланом  все будет хорошо, -- успокоила ее Морейн и расстелила возле
костерка свое одеяло. -- Ему было суждено сражаться  с Темным, еще когда  он
не вырос из колыбели,  -- с мечом в младенческих  руках. Кроме  того,  я  бы
узнала о его смерти и о том, как она его настигла, в тот же самый миг, точно
так же как он узнал бы и о моей. Отдыхайте, Найнив. Все будет хорошо.
     Но, начав  кутаться  в  одеяло, она вдруг  замешкалась,  обернувшись  и
посмотрев  на  улицу,  словно  бы  ей  тоже  хотелось  знать,  почему  Страж
задерживается.
     Руки  и ноги Ранда будто свинцом  налились, а веки опустились  сами  по
себе, однако сон к нему не торопился. Когда сон наконец сморил его, спал  он
плохо,  бормоча  что-то, брыкаясь  и сбрасывая одеяло.  Проснувшись,  причем
как-то  вдруг,  Ранд непонимающе оглянулся по сторонам, прежде чем вспомнил,
где находится.
     Взошла луна  -- последняя тоненькая корочка перед новолунием, ее слабое
сияние  пасовало перед  мраком  ночи. Все  по-прежнему еще  спали, хотя и не
каждый  крепким  сном. Эгвейн и  Перрин с Мэтом ворочались  с боку  на бок и
невнятно  бормотали.  Похрапывание   Тома,  на  этот  раз  негромкое,  порой
сменялось обрывками слов. На Лана -- ни намека.
     Вдруг Ранд почувствовал себя так, будто лишился  всякой защиты стражей.
Там, во мраке, могло таиться  все  что угодно. Упрекая себя за глупые мысли,
он подложил пару поленьев к тлеющим углям костра. Вспыхнувшие язычки пламени
были  слишком  малы,  чтобы  дать  побольше  тепла,  но  немного  света  они
прибавили.
     Ранд  не понимал, что  его пробудило от неприятных  снов. В них  он был
снова маленьким мальчиком с мечом Тэма в руке, на спине его висела колыбель,
и он бежал  по пустым улицам, его преследовал  Мордет, крича,  что ему нужна
лишь рука мальчика.  И еще Ранду снился старик, который  наблюдал за ними  и
все время безумно хихикал кудахтающим смешком.
     Ранд подобрал свои одеяла и опять лег, уставясь взглядом в потолок. Ему
очень хотелось спать, пусть  даже опять  приснятся сны  вроде последнего, но
юноша никак не мог заставить себя закрыть глаза.
     Вдруг  из темноты  в комнату  бесшумно  вбежал Лан.  Будто  разбуженная
колоколом, проснулась Морейн и седа, глядя на Стража. Лан раскрыл  ладонь --
с  металлическим звоном  перед Айз Седай  упало три маленьких  предмета. Три
значка -- кроваво-красные рогатые черепа.
     --  Внутри городских  стен  -- троллоки,  -- сказал Лан. -- Меньше  чем
через час они будут здесь. И это Да'волы -- худшие из них.
     Страж принялся будить остальных. Морейн спокойно  стала складывать свои
одеяла.
     -- Сколько их? Им известно, что мы тут?
     Спешки в ее голосе не слышалось.
     --  Думаю, известно,  --  ответил Лан.  --  Их  намного  больше  сотни,
испуганных настолько, что они готовы убивать все, что движется, и друг друга
в  том числе. Полулюдям  приходится гнать  их, --  четверо  командуют  одним
кулаком,  чтобы  держать  троллоков  в  подчинении, --  и даже  Мурддраалам,
похоже,  хочется просто  пройти через город  и  убраться из  него  как можно
быстрее. Сворачивать  в сторону и прочесывать  дома  в их  намерения явно не
входит, и они  столь небрежны, что если бы не направлялись, почти прямиком в
нашу сторону, то я бы сказал, что беспокоиться нам не о чем.
     Лан заколебался.
     -- Что-нибудь еще?
     -- Только одно, -- медленно сказал Лан. -- Мурддраалы гонят троллоков в
город. Что гонит Мурддраалов?
     Все,  замерев  в  молчании, слушали этот разговор. Теперь  Том  шепотом
выругался, а Эгвейн едва слышно выдохнула:
     -- Темный?
     -- Не  будь  дурой,  девочка! --  накинулась  на нее  Найнив. -- Темный
заточен Создателем в Шайол Гул.
     -- По крайней мере  --  сейчас, -- согласилась Морейн. -- Нет, Лукавого
здесь нет, но в любом случае нам нужно уходить. Найнив пристально посмотрела
на нее сузившимися глазами.
     -- Выйти из-под защиты стражей и пересечь Шадар Логот ночью?
     -- Или  остаться  здесь  и столкнуться  лицом к  лицу с троллоками,  --
подытожила  Морейн.   --   Чтобы   не   подпустить   их  сюда,   потребуется
воспользоваться Единой  Силой.  Это  разрушит  стражей  и  привлечет  к  нам
внимание той  самой твари, от которой они должны оберегать.  Не говоря уже о
том, что этим я зажгу  на верхушке одной из  тех башен сигнальный  огонь для
каждого Получеловека в пределах двадцати миль. Я бы не ратовала за  уход, но
мы -- дичь, а охоту ведет и ее правила диктует свора гончих.
     -- А что, если за стенами города  их  будет еще больше? -- спросил Мэт.
-- Что тогда мы будем делать?
     --  Последуем  моему  первоначальному плану,  --  сказала  Морейн.  Лан
посмотрел на нее. Она подняла руку и добавила:
     --  Который я  хотела  претворить  в  жизнь раньше, но тогда  я слишком
устала.  Теперь, спасибо Мудрой, я восстановила силы. Мы направимся к  реке.
Там, имея за спиной воду, я смогу выставить меньшего стража, который удержит
троллоков и Полулюдей, пока мы не смастерим плот и не переправимся на другой
берег.  Или, что еще  лучше, может, повезет окликнуть торговое судно, идущее
вниз из Салдэйи.
     Двуреченцы были озадачены. Лан заметил:
     -- Троллоки и  Мурддраалы не любят глубокую  воду. Троллоки приходят от
нее в  ужас. Ни  те  ни другие плавать  не умеют.  Получеловек ни за что  не
пойдет  через брод, если глубина выше пояса, тем более если вода  проточная.
Троллоки, будь хоть какой-то  способ избежать подобной переправы, не захотят
даже вброд идти.
     -- Значит, как только мы переправимся  через реку, избавимся от погони,
--сказал Ранд, на что Страж кивнул.
     -- Мурддраалам будет непросто  заставить троллоков  построить плоты, --
так  же  трудно, как и загнать  их в Шадар Логот. Если Мурддраалы попытаются
принудить  их переправиться  через  Аринелле  таким  способом,  то  половина
троллоков разбежится, а оставшиеся, по всей вероятности, утонут.
     -- К лошадям! -- сказала Морейн. -- Мы еще не переправились через реку.




     Когда отряд на нервно прядающих ушами  лошадях выехал из  белокаменного
здания,  налетели сильные порывы ледяного  ветра, который жалобно  стенал  в
крышах,  хлопал плащами, словно знаменами, гнал по  тонкой щепке луны жидкие
облака. Тихо скомандовав держаться теснее, Лан  повел всех по улице.  Лошади
танцевали под седоками  и дергали  поводья  из рук, горя  нетерпением вскачь
умчаться подальше.
     Ранд настороженно  поглядывал на дома, мимо  которых он  проезжал,  они
теперь  смутно виднелись  в ночи, уставясь  на мир  пустыми глазницами окон.
Тени вокруг словно бы двигались. Изредка доносился глухой стук: где-то ветер
ронял со стены камушек. По крайней  мере,  глаза  исчезли. Облегчение  Ранда
длилось лишь миг. Почему они исчезли?
     Том и двуреченцы сбились  в кучку,  такую тесную,  что  могли коснуться
друг друга рукой.  Плечи Эгвейн  поникли,  словно она  хотела  ослабить стук
копыт  Белы по мостовой. Ранд даже дышал через раз. Любой  звук мог привлечь
внимание троллоков.
     Вдруг юноша  заметил,  что от  Стража  и  Айз Седай,  превратившихся  в
неясные, расплывчатые силуэты впереди,  остальных отделяет  добрых  тридцать
шагов.
     -- Мы отстаем,  -- пробормотал он и поторопил Облако каблуками. Впереди
него через улицу плыл тонкий усик серебристо-серого тумана.
     --   Стой!   --   раздался   приглушенный   окрик   Морейн,  резкий   и
требовательный, но разнесшийся совсем недалеко.
     Неуверенный, Ранд  сразу  же  остановил лошадь.  Туманный  жгут  теперь
полностью  перегородил  улицу,  понемногу  распухая, словно бы  наливаясь  и
наливаясь туманом, сочащимся из домов по обе стороны  улицы.  Теперь  он уже
стал  толщиной в руку человека.  Облако  заржал  и  попятился,  и  тут Ранда
нагнали Эгвейн, Том и остальные.
     Лан и Морейн медленно приблизились к туманному рукаву, увеличившемуся в
обхвате до человеческой  ноги,  и остановились поодаль  от него,  по  другую
сторону. Айз Седай  внимательно  изучала взглядом  разделившую  отряд полосу
дымки.  От  неожиданно  пробежавших  между   лопаток   мурашек  страха  Ранд
передернул плечами. Вокруг тумана разливалось слабое свечение, разгораясь по
мере  того,  как  набухало  туманное щупальце, но оно  все  равно  было лишь
чуточку  ярче  лунного света.  Лошади беспокойно переступали копытами,  даже
Алдиб и Мандарб.
     -- Что это такое? -- спросила Найнив.
     --  Зло Шадар  Логота, -- ответила Морейн. --  Машадар. Невидящий,  без
проблеска мысли,  движущийся через город столь же  бесцельно, как червь, что
роет ход в земле. Если он коснется вас, вы умрете.
     Ранд и остальные быстро  заставили  отступить  нервничающих  лошадей на
несколько  шагов, но не слишком далеко. Настолько, насколько  Ранд осмелился
отойти  от  Айз  Седай: по сравнению с  тем, что  окружало  их, она казалась
воплощением самой безопасности, совсем как родной дом.
     -- Тогда как  нам попасть к  вам? -- спросила Эгвейн. --  Вы можете его
убить... или очистить дорогу? Смех Морейн был горек и короток.
     -- Машадар столь же огромен, как и сам Шадар Логот. Всей Белой Башне не
убить его. Если я смогу нанести ему такой урон, чтобы вам удалось пройти, то
придется  затратить  столько  Единой  Силы,   что  это  неминуемо   призовет
Полулюдей,  словно сигналом трубы. И Машадар немедля  заживит ту рану, что я
нанесу ему, заживил  бы он ее  очень  скоро и, может, поймал  бы  нас в свою
сеть.
     Ранд обменялся с Эгвейн  взглядами и  потом повторил ее  вопрос. Прежде
чем ответить, Морейн вздохнула.
     -- Мне это не  по душе, но что  нужно сделать, то  должно быть сделано.
Эта тварь не всюду  ползет над землей. Другие  улицы могут оказаться  от нее
свободными.  Видите  ту звезду? -- Она  повернулась и указала рукой на низко
висящую  над  горизонтом  красную звезду в  восточной  части небосклона.  --
Держитесь ее, и  она приведет вас к реке. Что  бы ни случилось, двигайтесь к
реке. Скачите как можно быстрее, но  самое  главное --  без  шума.  Помните:
здесь по-прежнему кругом троллоки. И четыре Получеловека.
     -- Но как мы вновь найдем вас? -- спросила Эгвейн.
     -- Я  найду вас, --  сказала Морейн.  --  Не сомневайтесь, я сумею  вас
найти. Теперь -- в путь. Эта тварь абсолютно безмозгла, но пищу она чует.
     И  правда, серебристо-серые  пряди отделились от большого  каната.  Они
шевелились,  колыхаясь на ветру,  словно отростки  сторучницы на дне пруда в
Мокром Лесу.
     Когда Ранд  оторвал  взор  от толстого  ствола  мрачно-густого  тумана,
Стража и Айз Седай уже не было. Юноша облизнул губы и встретил взгляды своих
спутников. Как и он, они нервничали. И  что самое  худшее: все они как будто
ждали, кто тронется с места первым. Ночь и развалины окружали их. Где-то там
--  Исчезающие, а вдобавок и троллоки, может,  за следующим  углом. Туманные
щупальца  подплыли  ближе,  преодолели  полпути к  всадникам, они  больше не
трепетали. Они уже наметили для себя добычу. Ранд  вдруг остро  почувствовал
отсутствие Морейн.
     Все  по-прежнему  оглядывались  вокруг,  раздумывая,  в  какую  сторону
направиться.  Ранд  повернул Облако,  и серый  рванул  быстрым шагом, дергая
поводья,  стремясь  ускорить  аллюр.  Раз Ранд двинулся  первым, то во главе
уменьшившегося отряда оказался он, за ним следом ехали остальные.
     Морейн с ними не  было, так что,  появись Мордет, защитить их  от  него
будет некому. И от троллоков. И...  Ранд заставил себя не думать об этом. Он
будет двигаться на красную  звезду. Он решил держать в  голове лишь одну эту
мысль.
     Трижды им  пришлось возвращаться:  улицы оказались перегорожены грудами
битого кирпича и щебня,  перебраться через  которые лошади не  смогли.  Ранд
слышал дыхание спутников, резкое  и учащенное, едва не  паническое.  Сам  он
стискивал  зубы,  стараясь унять собственное тяжелое  дыхание.  Ты  хотя  бы
должен  заставить  их  думать,  что  не  испуган. Ты  делаешь  нужное  дело,
шерстяная голова! Ты всех выведешь целыми и невредимыми.
     Всадники завернули  за  угол. Стена тумана заливала взломанную мостовую
ярким сиянием, как от полной луны.  К отряду устремились толстые, с лошадь в
обхвате, отростки. Мешкать  никто не стал.  Развернув  лошадей, люди галопом
помчались прочь тесной группкой, не обращая внимания  на гулко раскатившийся
по пустым улицам грохот копыт.
     Впереди них, не далее десяти шагов, на мостовую шагнули два троллока.
     Мгновение  люди  и  троллоки просто оторопело  глядели  друг на  друга,
причем  кто удивлен больше,  сказать  было трудно. Появилась еще  одна  пара
троллоков, еще одна,  другая, теснясь друг к другу, сбиваясь  в  потрясенную
толпу при виде  людей. Хотя замерли они  всего лишь на какой-то миг.  Здания
отразили эхо  гортанных выкриков, и троллоки рванулись вперед. Люди кинулись
врассыпную, как перепелки.
     Три шага, и Рандов серый несся галопом.
     --  Сюда!  -- крикнул юноша, но  услышал  тот  же  крик в пять голосов.
Торопливый взгляд  через  плечо: его спутники скачут в  разные стороны, и за
ними гонятся троллоки.
     Следом за  Рандом  увязалось трое  троллоков, над  ними мотались ловчие
шесты. По спине его пробежали мурашки, когда он понял, что преследователи ни
на  шаг не отстают от Облака. Ранд припал к  шее  лошади и  яростно  погонял
серого, а сзади раздавались хриплые вопли.
     Улица  впереди  сужалась, здания  с  разбитыми  крышами пьяно клонились
вбок. Пустые окна мало-помалу заполняло серебристое свечение, наружу сочился
густой туман. Машадар.
     Ранд рискнул оглянуться. Троллоки все так  же бежали сзади, менее чем в
пятидесяти шагах;  их фигуры явственно виднелись в туманном свечении. Теперь
позади  них   скакал  Исчезающий,  и  казалось,  что   троллоки   бегут   от
Получеловека,  а  не  преследуют Ранда. Впереди  юноши  из  окон свешивались
колеблющиеся серые усики, полдюжины, дюжина, они  прощупывали воздух. Облако
задрал голову и всхрапнул, но Ранд  жестко ткнул его  каблуками под ребра, и
серый бешено ринулся вперед.
     Усики натянулись, напряглись,  когда Ранд во весь опор промчался  между
ними, но он  припал  к  шее Облака,  даже не взглянув на них.  За щупальцами
тумана путь был свободен. Если б хоть один  коснулся меня... Свет! Юноша еще
сильнее сжал коленями бока Облака, и тот устремился вперед, в желанные тени.
Облако продолжал бежать,  и,  когда свечение Машадара стало  тускнеть.  Ранд
оглянулся назад.
     Качающиеся серые отростки Машадара перегородили пол-улицы, и троллоки в
нерешительности  замешкались, но Исчезающий схватил с  седельной луки кнут и
щелкнул им  над головами  заартачившихся загонщиков.  Раздался раскат грома,
как при ударе  молнии,  в воздухе посыпались  искры.  Пригнувшись,  троллоки
шаткой  походкой двинулись вслед  за Рандом.  Получеловек заколебался, повел
черным  капюшоном  из  стороны  в  сторону,  изучая  протянувшиеся  щупальца
Машадара, пространство перед ними, потом пришпорил своего коня.
     Неуверенно  поколыхавшись мгновение, разом  утолстившиеся  жгуты тумана
нанесли удар, быстрый и резкий, гадюками кинувшись на добычу. Не меньше двух
из них обхватили каждого троллока, окутав жертвы  серым свечением; головы со
звериными мордами поднялись, чтобы завыть, но туман перекатился по раскрытым
ртам,  влился в глотки и оборвал рвущиеся из них крики. Четыре  толстых, как
ноги, щупальца обвились  вокруг  Исчезающего,  и  Получеловек  и его  лошадь
задергались в захлестнувшем их тумане, забились в дикой пляске, капюшон спал
с головы, обнажив бледное, безглазое лицо. Исчезающий испустил вопль.
     Этот крик был беззвучен, как и троллоковы, но  однако что-то прорвалось
до слуха Ранда: жалобный вой, за  гранью слышимости,  словно бы все осы мира
впились в уши  юноше,  в звуке был  весь  существующий  в мире ужас.  Облако
судорожно  дернулся,  словно  тоже  услышал  этот  немой   крик,  и,  словно
подстегнутый им, помчался дальше с новыми силами. Тяжело дыша, Ранд цеплялся
за поводья изо всех сил, в горле у него пересохло, как в песчаной пустыне.
     Спустя немного он понял, что больше не слышит безмолвного предсмертного
вопля Исчезающего,  и сразу же в ушах у него громом  раздался грохот копыт в
галопе.  Ранд рванул поводья, останавливая  Облако рядом с зубчатой  стеной,
чуть не  доехав до  перекрестка. Во тьме впереди него  возвышался непонятный
монумент.
     Тяжело  осев в  седле,  Ранд прислушался,  но не услышал ничего,  кроме
стука крови у себя в ушах. Холодный пот бусинками выступил на лице, и, когда
ветер дернул за плащ, юноша вздрогнул.
     Наконец  Ранд  выпрямился.  Облака  порой  закрывали  усеивающие  небо.
звезды, но низкую красную  звезду  на востоке заметить было нетрудно. Жив ли
кто-нибудь, видит ли ее  кто?  Свободны они или  попали  в  лапы  троллоков?
Эгвейн, ослепи меня Свет, почему ты не поскакала за мной? Если они живы и на
свободе, то  обязательно будут держаться этой  звезды. Если  же нет... Руины
огромны -- на поиски  здесь можно потратить дни и не найти никого, даже если
повезет  не  нарваться на  троллоков. А  еще есть  Исчезающие,  и Мордет,  и
Машадар. Скрепя сердце. Ранд решил двинуться к реке.
     Он подобрал поводья. На боковой  улице с отчетливым стуком  камень упал
на камень.  Похолодев, Ранд  замер и затаил дыхание. Его скрывали тени, а до
угла  --  один шаг.  В  голове мелькнула мысль об отступлении. Что  там было
позади? А если каким-то звуком он выдаст себя? Вспомнить никак не удавалось,
а отвести взгляд от угла дома Ранд боялся.
     Возле этого  угла горбатилась тьма с длинной тенью древка,  торчащей из
нее.  Ловчий шест! Едва  эта мысль взорвалась  в голове  у  Ранда, он вонзил
каблуки  в  бока Облака и меч  его  вылетел  из ножен; с бессловесным криком
юноша  бросился  в атаку,  со всего размаху  рубанув мечом.  Лишь  отчаянным
усилием Ранд остановил разящий удар. Мэт с визгом опрокинулся на спину, чуть
не  свалившись с  лошади  и едва не выронив  лук.  Ранд  глубоко  вздохнул и
опустил меч, сжимая его дрожащей рукой.
     -- Ты еще кого-нибудь видел? -- выдавил он.
     Мэт с трудом сглотнул, потом неуклюже уселся в седле.
     -- Я... я... Только троллоков. -- Он провел ладонью по горлу  и облизал
губы. -- Только троллоков. А ты? Ранд покачал головой.
     --  Наверное, они стараются добраться до реки.  Нам лучше поступить так
же.
     Мэт  молча  кивнул, по-прежнему щупая  свое горло,  и юноши двинулись в
направлении красной звезды.
     Не успели они проехать  и сотни шагов, как позади них в глубине  города
взметнулся клич  троллокова  рога. Откуда-то  из-за стен, снаружи, отозвался
другой рог.
     У Ранда дрогнуло  сердце,  но он сдержал  себя и продолжал ехать тем же
быстрым шагом, следя за самыми темными местами и по возможности избегая  их.
Разок  дернув  за  уздечку,  словно  собираясь  погнать лошадь  галопом, Мэт
последовал примеру  друга. Больше  рога не  трубили, и висела  тишина, когда
юноши  приблизились  к пролому  в опутанной диким виноградом и плющом стене,
где некогда были ворота. Сохранились лишь башни, вонзившиеся  в  черное небо
своими обломанными верхушками.
     В воротах Мэт заколебался было, но Ранд тихо сказал:
     -- Здесь что, безопаснее, чем снаружи?
     Сам он  серого  придерживать не стал, и через мгновение Мэт  следом  за
другом выехал из  Шадар Логота, стараясь смотреть сразу во все стороны. Ранд
медленно  выдохнул  воздух из легких; во  рту у него  пересохло.  У  нас все
выйдет. Свет, у нас вот-вот все получится!
     Городские стены растворились во тьме, скрылись за покровом ночи и леса.
Прислушиваясь к малейшему шуму. Ранд держал путь прямо на красную звезду.
     Неожиданно сзади выскочил  и пронесся, мимо них галопом на своем мерине
Том, успев крикнуть:
     -- Скачите, вы, дурни!
     Через  мгновение  крики  погони  и  треск кустарника  позади менестреля
возвестили о взявших его след троллоках.
     Ранд  ударил каблуками коня, и  Облако бросился догонять Томова мерина.
Что случится, когда мы доберемся до реки без Морейн? О Свет, Эгвейн!

     Перрин на своей лошади затаился в тени, наблюдая  за открытыми воротами
чуть подальше и  в стороне  от  него, и рассеянно водил  большим  пальцем по
топору. Казалось, что эти ворота представляют  собой простой и легкий  выход
из разрушенного  города,  но  он сидел тут  уже  минут пять, разглядывая их.
Ветер трепал  его лохматые кудри  и старался сорвать с плеч плащ, но  Перрин
натягивал  плащ и кутался  в него совершенно машинально, совсем  не  думая о
том, что делает.
     Он  знал, что Мэт,  да и почти всякий  в  Эмондовом  Лугу  считают  его
тугодумом.  Отчасти такое  отношение к  нему складывалось из-за  того,  что,
отличаясь  высоким  ростом  и  крепким  сложением,  двигался  он   обычно  с
осторожностью -- всегда  боялся,  что может  случайно что-нибудь разбить или
ненароком  задеть, ушибить кого-то,  -- с  тех пор как  стал  больше  других
мальчишек,  вместе с  которыми  рос;  но Перрин  и в самом деле  предпочитал
обдумать дело со всех  сторон, от начала  до конца, если  это было возможно.
Скорый на решения, не  думающий  о  последствиях  Мэт раз за  разом влипал в
разные истории и попадал со своим скоропостижным умом на горячую плиту, а то
и втягивал в котел с неприятностями Ранда, или Перрина, или их обоих.
     Горло у Перрина перехватило. Свет, нечего  размышлять о  разных котлах.
Он  попытался  собраться  с мыслями.  Самый верный способ --  тщательно  все
обдумать.
     Сразу  перед  воротами  города некогда  было  нечто  вроде  площади,  с
огромным фонтаном в  центре. От фонтана мало что уцелело: несколько разбитых
статуй,  стоящих в большой круглой  чаше,  а  потому вся площадь теперь была
просто  пустым  пространством. Чтобы  добраться  до ворот,  нужно проскакать
почти сотню спанов, и защитой от  ищущих глаз  будет одна только ночь. Такая
мысль  тоже  не  прибавляла  бодрости.  Перрин  слишком  хорошо  помнил  тех
невидимых сторожей.
     Перрин подумал об услышанных им  рогах,  протрубивших где-то  в  городе
немногим  раньше.  Он  уже  почти  повернул  обратно, решив,  что  кто-то из
остальных мог быть захвачен, когда понял: если они даже и пленены, помочь им
в одиночку он не  в силах. Не против -- как говорил Лан -- сотни троллоков и
четырех Исчезающих. Да и Морейн Седай велела пробираться к реке.
     Перрин вернулся к разглядыванию ворот. Тщательное размышление мало дало
ему,  но решение  он принял. Юноша выехал из  густых теней  в менее глубокую
тьму.
     В  этот  миг   на  дальнем  краю  площади  появилась  другая  лошадь  и
остановилась.  Перрин тоже остановился и нашарил топор; тот,  правда, не дал
ему большой поддержки. Если та темная фигура -- Исчезающий...
     --  Ранд?  --  донесся слабый  нерешительный голос.  Перрин  облегченно
вздохнул.
     -- Это Перрин, Эгвейн, -- откликнулся он, почти так же тихо.
     Во  тьме  эти  слова  все  равно  прозвучали  чересчур  громко.  Лошади
съехались возле фонтана.
     --  Тебе кто-нибудь еще встретился? --  спросили друг у  друга оба -- и
Перрин, и Эгвейн -- одновременно, и оба отрицательно покачали головами.
     -- С ними все будет  хорошо, -- пробормотала Эгвейн, похлопав  Белу  по
шее. -- Правда?
     -- Морейн Седай и Лан  присмотрят за ними, --  ответил Перрин. -- А как
только мы доберемся до реки, они присмотрят и за нами.
     На последнее он очень надеялся.
     Едва оказавшись за  воротами,  Перрин почувствовал огромное облегчение,
даже если  в лесу есть троллоки. Или Исчезающие. Перрин  отогнал эти  мысли.
Голые ветви не  были  так густы, чтобы  заслонить от него путеводную красную
звезду, и  теперь  они  вне  досягаемости Мордета. Он  напугал Перрина  куда
больше, чем троллоки до того.
     Вскоре они окажутся у реки, встретятся с Морейн, и она сделает так, что
и троллоки  их не достанут. Перрин верил в это,  потому что ему нужно было в
это верить. Ветер  царапал  ветви  одну о  другую, шуршал  на них листвой  и
хвоей.  Во   мраке  раздался  одинокий  крик  козодоя,  и  Перрин  с  Эгвейн
придвинулись поближе друг  к  другу, словно одновременно  подумали, что  так
будет теплее. Они чувствовали себя очень-очень одинокими.
     Где-то  позади  них  протрубили рога троллоков  --  торопливые,  воющие
звуки, настойчиво подгоняющие охотников, -- быстрей, быстрей.  Затем хриплые
получеловеческие  завывания,  подстегнутые еще не успевшими стихнуть рогами,
разорвали  ночь. Вой  троллоков, почуявших человеческий след,  стал резче  и
сильнее.
     Перрин  пустил свою лошадь галопом, крикнув: "Давай!"  Эгвейн понеслась
за ним следом, оба всадника нещадно били своих лошадей каблуками, не обращая
внимания ни на хруст подлеска, ни на ветки, хлещущие по ним.
     Когда они скакали между деревьев, ведомые больше инстинктом  и  тусклым
лунным  сиянием,  Бела  отстала.  Перрин   оглянулся.  Эгвейн  подгоняла  ее
каблуками по бокам и, словно плеткой,  хлестала поводьями, но толку от этого
было мало.  Судя по крикам,  троллоки  к  ним приближались. Перрин придержал
лошадь, чтобы не оставлять девушку одну.
     -- Торопись! -- крикнул он.  Теперь юноша мог различить  снующие  среди
деревьев  темные  фигуры троллоков, которые ревели и рычали так, что в жилах
стыла  кровь. Перрин  сжал рукоять висящего у пояса  топора,  пальцам  стало
больно. -- Быстрее, Эгвейн! Быстрее!
     Вдруг лошадь его тонко заржала,  и Перрин вылетел из седла. Он выбросил
вперед руки, чтобы не разбить лицо о землю, и ухнул головой вперед в ледяную
воду -- его сбросило с лошади у самой кромки отвесного обрыва реки Аринелле.
     Холодная волна ожгла, он судорожно вдохнул и порядком нахлебался  воды,
пока выныривал на  поверхность. Он скорее почувствовал, чем услышал еще один
всплеск, и решил,  что это,  наверное,  Эгвейн, --  раз  она скакала за  ним
следом. Пыхтя и отфыркиваясь, Перрин молотил руками и ногами по воде.
     Держаться  на плаву оказалось непросто: куртка и плащ отяжелели от воды
и сапоги были уже полны. Он поискал взглядом  Эгвейн, но увидел лишь отблеск
лунного сияния на покрытой рябью черной воде.
     -- Эгвейн! Эгвейн!
     Прямо перед его глазами мелькнуло копье, и в лицо плеснуло водой. Потом
и  другие  копья  зашлепали  в реку  вокруг  юноши.  На  берегу  разгорелась
перебранка гортанных голосов, и троллоковы копья падать перестали, но Перрин
на какое-то время решил воздержаться от повторных окликов.
     Течение несло его вниз по реке, но хриплые крики и рычание следовали за
ним  вдоль берега не  отставая. Развязав завязки,  Перрин  отдал  плащ реке.
Теперь его тянула ко дну куда меньшая тяжесть.  С упрямством юноша  поплыл к
другому берегу. Там троллоков нет. Вся его надежда была только на это.
     Перрин  плыл  так,  как  плавал  дома,  в   прудах  Мокрого   Леса,  --
по-лягушачьи загребая двумя руками, толкаясь ногами, держа голову над водой.
По крайней мере, стараясь держать  голову над водой, что оказалось не так-то
легко.  Хотя плаща не было, но куртка  и  сапоги  по отдельности,  казалось,
весили столько  же, сколько  он  сам. Да и топор болтался на  поясе, угрожая
если  и не утянуть в глубину, то перевернуть. Перрину пришла  в голову мысль
избавиться от него, подарив топор реке; эта  идея не выходила из головы. Это
же так легко, намного проще, чем отделаться  от  сапог, например.  Но всякий
раз,  задумавшись над  таким решением,  Перрин  размышлял  и  о предстоящем:
выползаешь на тот берег,  а там уже ждут не дождутся троллоки. Топор вряд ли
много поможет против полудюжины троллоков -- или даже, быть может,  и против
одного, -- но все же лучше оказаться перед ними не с голыми руками.
     Вскоре  Перрин уже не был уверен, хватит ли у него сил вообще взмахнуть
топором,  окажись на  берегу троллоки.  Руки и ноги налились свинцом; каждое
движение давалось с трудом, с  каждым гребком лицо  все глубже  зарывалось в
воду. Он закашлялся: вода попала в  нос. Целый день в кузнице не идет с этим
ни  в какое сравнение, устало  подумал он и тут же задел  обо что-то  ногой.
Лишь  ударившись во  второй раз, он сообразил, в чем  дело. Дно.  Он  уже на
мелководье. Он переплыл реку.
     Втягивая воздух ртом, Перрин  шумно  встал из  воды, ноги  подгибались.
Замерзшей рукой он вытянул из петли  топор и,  дрожа на ветру, тяжело шагнул
на берег. Никаких троллоков он не увидел. Не увидел он и  Эгвейн.  На речном
берегу  стыло лишь  несколько  одиноких деревьев, да дрожала на водной глади
дорожка лунного света.
     Отдышавшись,  Перрин  стал окликать друзей. Ответом  ему были  слабые и
неясные выкрики с дальнего берега; даже  с такого расстояния он узнал грубые
голоса троллоков. Но спутники Перрина не отзывались.
     Поднялся ветер,  своим  стоном заглушив троллоков,  и  юношу  бросило в
дрожь от  его  резких порывов. Было не так  холодно, чтобы вода, пропитавшая
одежду, замерзла, но ощущение было  именно таким: его словно ледяным клинком
пронзали до  костей.  Крепко обхватив себя  руками, Перрин  попытался  унять
дрожь, но это не помогло. Оставшись теперь один, он с трудом вскарабкался по
откосу, в надежде укрыться где-нибудь от ветра.

     Шепотом успокаивая Облако. Ранд похлопывал серого по шее. Тот вскидывал
голову и танцевал на быстрых ногах. Троллоки отстали -- или так казалось, --
но Облако чуял  их  запах,  слишком  сильный  для  него.  Ожидая  внезапного
нападения  из  ночи, Мэт скакал с наложенной на тетиву стрелой, пока Ранд  и
Том выискивали среди  ветвей красную звезду на небе, которая стала теперь их
проводником. Не  терять ее из виду было  очень легко, даже с нависающими над
головой ветвями, до тех пор пока они скакали прямо на нее. Но  затем впереди
замаячили  еще троллоки, и путники галопом  рванули в сторону, а  следом  за
ними завыли обе своры.  Троллокам  удалось  удержаться за лошадьми,  но лишь
около сотни  шагов, и в  конце  концов трое  всадников оставили погоню и вой
позади. Но, петляя и сворачивая, они потеряли путеводную звезду.
     -- А я говорю, что она там, -- повторял Мэт, показывая рукой вправо. --
Под конец мы ехали на север, и это значит, что восток -- там.
     --  Вот  она, -- вдруг произнес Том. Он  ткнул пальцем  в  переплетение
ветвей слева, прямо в красную звезду. Мэт что-то буркнул под нос.
     Уголком  глаза  Ранд  уловил,  как  из-за  дерева сзади  него  бесшумно
выпрыгнул, размахивая ловчим шестом, троллок. Ранд ударил каблуками, и серый
рванул вперед как  раз в тот момент,  когда из теней за первым вынырнули еще
двое  троллоков.  Петля  скользнула  по  затылку  и  шее  Ранда, а  по спине
пробежали мурашки.
     В глаз одной  из звериных морд вонзилась стрела, а затем рядом с другом
поскакал Мэт; их  лошади с трудом пробирались между деревьев.  Они скакали к
реке, сообразил Ранд, но он не был  уверен, к добру ли это. За  ними гнались
троллоки, совсем близко, вот-вот дотянутся и ухватят за развевающиеся хвосты
лошадей. Еще полшага, и ловчие шесты сдернут их обоих с седел.
     Ранд пригнулся к  шее серого, чтобы расстояние между его шеей  и петлей
стало  как  можно  больше.  Мэт зарылся лицом в гриву своего коня. Но  Ранда
интересовало,  куда  подевался  Том.  Не  решил  ли  менестрель,  что  лучше
действовать  на  свой  страх  и риск, раз  все  три  троллока  увязались  за
ребятами?
     Вдруг  из ночи за  троллоками галопом выскочил мерин Тома.  У троллоков
хватило  времени  лишь  на то, чтобы  в удивлении  оглянуться, а потом  руки
менестреля  быстро метнулись назад, затем вперед. Луна сверкнула  на  стали.
Один  троллок  кувырнулся вперед, покатился  по земле  и замер  бесформенной
грудой, а второй со стоном рухнул на  колени, закинув руки  за спину. Третий
зарычал,  обнажив  в  оскале  звериной  морды  острые  клыки, но,  когда его
приятели свалились  замертво,  понесся во мрак. Рука  Тома вновь  двинулась,
словно он щелкал кнутом, и тот завопил, убегая, но крики его стихли вдалеке.
     Ранд и Мэт придержали лошадей и пораженно уставились на менестреля.
     -- Мои  лучшие  кинжалы! -- проворчал Том, но не сделал  ничего,  чтобы
спешиться и забрать  их. -- Этот обязательно приведет  других. Надеюсь, река
не слишком далеко. Надеюсь...
     Вместо  того чтобы  сказать, на что он надеется.  Том покачал головой и
двинулся быстрым кентером. Ранд и Мэт пристроились за ним.
     Вскоре они выехали на пологий берег, где у самой кромки черной как ночь
воды,  подернутой от ветра  рябью,  росли деревья.  На реке  дрожала  лунная
дорожка. Противоположного берега Ранду разглядеть не удалось. Ему не по душе
была мысль о переправе на плоту ночью, но еще меньше нравилась идея остаться
на этом берегу. Если нужно будет, я и вплавь переберусь.
     Где-то  в стороне от  реки истошно  завопил во  мраке троллочий  рог --
пронзительно,  торопливо и настойчиво.  Эти  трубные  призывы звучали с того
момента, как  путники выбрались из  развалин. Ранд задумался, не означают ли
они, что кто-то из их спутников захвачен в плен.
     -- Никакого толку  не будет, если стоять здесь всю ночь, -- сказал Том.
-- В какую сторону? Вверх по течению или вниз?
     --  Но Морейн и другие  могут быть где  угодно, --  возразил Мэт.  -- В
какую бы сторону мы ни поехали, это может увести нас от них еще дальше.
     --  Может. --  Том  цокнул  мерину и повернул его вниз  по реке,  вдоль
берега. -- Может.
     Ранд  посмотрел  на  Мэта,  тот  пожал  плечами,  и  они  двинулись  за
менестрелем.
     Какое-то время  ничего не происходило. Кое-где берег был выше,  кое-где
ниже, там деревья росли  чаще, там попадались небольшие проплешины, но ветер
дул все так же,  стояла  ночь, текла  река, обе  --  холодные  и мрачные.  И
никаких троллоков. От такой перемены в однообразии их дороги Ранд с радостью
бы отказался.
     Затем  он  увидел  впереди свет, всего-навсего  одинокую  точку.  Когда
путники подъехали ближе, юноша разглядел,  что пятнышко света  висит  весьма
высоко над рекой, словно бы на дереве. Том ускорил шаг мерина и начал что-то
мурлыкать себе под нос.
     Наконец все  трое ясно  увидели  источник света  -- фонарь  на верхушке
одной из мачт  большого торгового судна, приставшего на ночь у узкой поляны,
окруженной  деревьями. Судно,  добрых  восемнадцати  футов  в  длину,  мягко
покачивалось  в  набегавшем  потоке,  удерживаемое на  месте привязанными  к
стволам швартовами. Снасти гудели и скрипели на ветру. Фонарь  вкупе с луной
бросал на палубу пятна света, но на виду никого не было.
     -- Итак, это, -- сказал Том, спешившись,  -- лучше, чем плот Айз Седай,
разве  нет?  --  Он  стоял,  уперев руки  в  бока,  и  даже  в  темноте  его
самодовольство было  очевидно.  -- Не похоже, что  корабль  приспособлен для
перевозки  лошадей,  но, учитывая опасность, в которой оказалась команда и о
которой мы собираемся их предупредить, капитан мог бы и поддаться  уговорам.
Только  позвольте все  переговоры  вести мне. Так что тащите  свои одеяла  и
переметные сумы.
     Ранд слез  с коня  и принялся  отвязывать  вьюки, притороченные  позади
седла.
     -- Но вы же не хотите отправиться, не дожидаясь остальных?
     О том, как  он намеревался  поступить, менестрель ответить не успел. На
поляну ворвались два троллока, воя  и размахивая ловчими  шестами,  за ними,
чуть  отстав,  бежали еще  четверо. Лошади встали  на  дыбы и  тихо заржали.
Громкие крики, раздавшиеся  невдалеке,  подсказали, что на подходе троллоков
еще больше.
     -- На корабль! -- закричал Том. -- Живо! Бросайте все! Бегите! -- Слова
у него  не  разошлись  с  делом: менестрель устремился  к  кораблю,  заплаты
трепетали  на бегу, а футляры  с инструментами стукались друг о друга у него
за  спиной.  --  Эй,  на  борту!  -- кричал  он. --  Просыпайтесь,  дурачье!
Троллоки!
     Рывком  освободив  скатку одеял и седельные сумки от  последнего ремня.
Ранд  помчался  следом за  Томом, едва не наступая ему на пятки.  Перебросив
свою ношу через планширь, юноша одним прыжком перемахнул  через него. Он еще
успел заметить  свернувшегося на  палубе человека,  только-только  начавшего
садиться, будто вот-вот  проснувшись, когда ноги  Ранда угодили ему прямо по
голове.  Человек  громко хрюкнул,  Ранд  споткнулся,  а ловчий шест с крюком
грохнул по планширю там, где  юноша  только что перебрался на борт. По всему
судну поднялись крики и суматоха, по палубе загрохотали шаги.
     Рядом  с ловчим  шестом в  борт  вцепились  мохнатые руки,  и  над ними
выросла козлинорогая голова. Едва не падая, оступаясь, Ранд умудрился все же
вытащить меч и взмахнуть им. Пронзительный вопль, и троллок свалился.
     По всему  судну с  криками носились  люди, обрубая  топорами  швартовы.
Судно  накренилось,  закачалось,  готовое  отчалить. На  носу  три  человека
дрались  с троллоком.  Кто-то  тыкал копьем через  борт,  хотя,  куда матрос
наносил удары, Ранд не разглядел. Лопнул носовой  швартов, затрещал и лопнул
еще  один.  Человек,  на  которого  спрыгнул  Ранд,  отползал   от  него  на
четвереньках. Заметив, что юноша смотрит на него,  он  испуганно  заслонился
руками:
     -- Пощадите меня!  --  воскликнул он.  --  Берите что  хотите, заберите
судно, возьмите все, но пощадите меня!
     Вдруг что-то обрушилось на спину Ранда, швырнув  его  на палубу. Меч со
звоном  вылетел из вытянутой  руки.  Стараясь вдохнуть широко разинутым ртом
хоть глоток воздуха, юноша пытался дотянуться до меча. Мускулы отзывались  с
мучительной медлительностью; он корчился, будто слизняк. Человек, моливший о
пощаде, бросил испуганно-алчный взгляд на меч, а потом растворился в тенях.
     До  боли вывернув шею,  Ранд ухитрился  посмотреть через  плечо назад и
понял,  что  удача  покинула его.  Троллок  с  волчьей мордой  стоял,  ловко
удерживая  равновесие,  на  планшире, глядя на  юношу  и сжимая расщепленный
обломок ловчего шеста,  которым  чуть не вышиб  из Ранда  дух. Ранд старался
дотянуться до  меча,  сдвинуться с места, удрать,  но  руки и ноги двигались
какими-то рывками и едва ли наполовину так, как он хотел.  Они подламывались
и как-то  странно расползались. Грудь словно  стянули железными обручами;  в
глазах  плавали серебристые пятна. Ошалело юноша пытался  найти какой-нибудь
путь  к спасению.  Время  будто замедлилось, когда троллок занес зазубренный
шест,  словно  собираясь  проткнуть  им  парня.  Ранду казалось,  что  тварь
движется  словно во сне. Он наблюдал, как толстая рука  ушла в замахе назад;
он  уже  чувствовал,  как   обломанное  древко  ломает  ему  хребет,  ощущал
мучительную боль, будто оно пропарывает его  внутренности. Ему казалось, что
легкие сейчас разорвутся. Сейчас  я  умру! Да поможет  мне Свет, я сейчас!..
Рука троллока  начала свое  движение вперед,  направляя в  цель расщепленное
древко, и Ранду хватило воздуха, лишь чтобы завопить:
     -- Нет!
     Вдруг  судно  накренилось,  и  откуда-то  из теней вывернулся  гик  и с
размаху обрушился троллоку на  грудь.  Раздался хруст  ломающихся  костей, и
троллока снесло за борт.
     Минуту Ранд лежал,  тяжело дыша, с бешено колотящимся сердцем  и  глядя
вверх на болтающийся туда-сюда  гик. Повезло так повезло, подумал он. Ничего
большего после такого и быть не может.
     Ранд  поднялся  с палубы, ноги противно дрожали. Он подобрал меч, держа
его теперь обеими руками,  так,  как учил Лан,  но не осталось врага, против
кого  нужно было бы  его  использовать. Полоса темной воды между  кораблем и
берегом быстро расширялась; крики троллоков затихали в удаляющейся ночи.
     Когда  юноша вложил меч в ножны и тяжело  оперся о планширь, коренастый
мужчина в долгополом, до колен, кафтане быстрыми шагами приблизился к  нему.
Длинные волосы, падавшие на мощные плечи, и борода, оставлявшая верхнюю губу
голой,  обрамляли  круглое  лицо. Круглое,  но  отнюдь не мягкое. Гик  вновь
повело в сторону, бородач  мельком глянул  на него  и  с отчетливым  шлепком
поймал его широкой ладонью.
     -- Гелб! -- взревел бородач. -- Удача! Ты где, Гелб? Он говорил быстро,
слова катились друг за другом сливаясь, и Ранд едва понимал его речь.
     -- На моем  собственном судне тебе от меня не спрятаться! Привести сюда
Флорана Гелба!
     Появился матрос  с  сигнальным фонарем "бычий  глаз",  и еще  два члена
команды корабля вытолкнули в круг света узколицего мужчину. В нем Ранд узнал
того типа, который предлагал ему забрать судно. Глаза  узколицего бегали  из
стороны в  сторону, избегая встречаться со взглядом коренастого мужчины.  То
есть капитана, решил  Ранд. На лбу Гелба,  там,  куда  угодил каблук  Ранда,
темнел кровоподтек.
     -- Так-то ты  закрепил этот гик, Гелб? -- спросил капитан с неожиданным
спокойствием, но столь же быстро, как и прежде.
     Гелб выглядел совершенно сбитым с толку.
     --  Но я  закрепил его! Привязал крепко-накрепко. Да, согласен, я порой
малость медлителен в работе, капитан Домон, но я ее делаю.
     -- А-а, так ты медлителен? А спать ты не замедлил.  Спал, когда тебе бы
стоять на вахте. Нас могли перебить тут всех поголовно, и все из-за тебя.
     -- Нет, капитан, нет! -- Гелб указал на Ранда.  -- Я был настороже, как
и положено, когда  он  вот  прокрался на борт и  огрел меня  дубиной. --  Он
притронулся к кровоподтеку,  сморщился и зло посмотрел на  Ранда. -- Я с ним
сражался,  но  потом появились  троллоки. Он  заодно  с ними, капитан.  Друг
Темного. Заодно с троллоками.
     -- Заодно с моей престарелой бабулей! -- заорал капитан Домон. -- Разве
я  не  предупреждал тебя в  последний раз,  Гелб?  В  Беломостье  убирайся с
корабля! Вон с глаз моих, пока я  не выкинул тебя  за борт прямо сейчас.  --
Гелб  метнулся из круга  света, а  Домон стоял, сжимая  и  разжимая  кулаки,
устремив невидящий взор  в никуда. -- Эти троллоки и впрямь преследуют меня.
Почему они не отвяжутся? Почему?
     Ранд  посмотрел  поверх  планширя и  обомлел,  не  увидев  берега.  Два
человека заняли место у длинного рулевого весла,  торчащего  над  кормой,  а
вдоль  борта  работали еще шесть длинных  весел,  отгребающих судно, похожее
теперь на водяного клопа, все дальше на середину реки.
     -- Капитан, -- сказал Ранд, -- у нас там  друзья. Если  вы  вернетесь и
подберете их, уверен, награда вам обеспечена.
     Капитан повернул  круглое лицо к Ранду, а когда появились Том и Мэт, он
и на них уставился лишенным всякого выражения взглядом.
     -- Капитан, -- с поклоном начал Том, -- позвольте мне...
     --  Спустимся  вниз,  --  предложил  капитан  Домон,  --  где  я  смогу
разглядеть, что тут  мне  надуло на палубу встречным ветром. Идемте. Направь
меня удача, да закрепит кто-нибудь или нет этот рогом проклятый гик!
     Команда  бросилась выполнять  распоряжение, а капитан тяжело зашагал  к
корме. Ранд и оба его спутника последовали за ним.
     На  корме  по  короткому   трапу  они  спустились  в  каюту  Домона  --
аккуратную, где  каждая вещь  производила впечатление  находящейся  на своем
собственном  месте,  начиная от висящих  на крючках на  задней стороне двери
курток и плащей.  Каюта занимала всю ширину судна, к одному борту  крепилась
широкая кровать, к другому -- тяжелый  стол. Здесь было всего одно кресло --
с  высокой спинкой,  с крепкими подлокотниками, и  капитан сел  в  него сам,
жестом  пригласив  остальных   располагаться  на  разнообразных  сундуках  и
скамьях,   которые   и   составляли  всю  прочую   обстановку.   Громкое   и
недвусмысленное  его  покашливание остановило  Мэта, уже  собравшегося  было
усесться на кровать.
     -- Так, -- произнес капитан, когда все расселись. -- Зовут меня -- Байл
Домон, я -- капитан и владелец "Ветки", которая и есть это судно.  А теперь:
кто вы такие и откуда взялись здесь, в самом  центре "нигде",  и почему я не
должен вышвырнуть вас за борт в награду за те беды, что вы навлекли на меня?
     Ранд  по-прежнему, как и  раньше, с  трудом поспевал за  быстрой  речью
Домона. Когда  он осмыслил последнюю фразу капитана, то ошарашенно заморгал.
Вышвырнуть нас за борт?
     Мэт поспешно сказал:
     -- У нас и в мыслях  не было  причинять  вам какие-то неприятности.  Мы
направляемся в Кэймлин, а потом...
     --  А потом туда, куда нас понесет ветер, -- спокойно перебил Мэта Том.
--  Именно  так странствует  менестрель, словно  пыль  на ветру.  Я,  как вы
понимаете, менестрель, по имени Том Меррилин. -- Он развернул плащ, чтобы по
многоцветным заплатам пробежала волна, словно капитан мог не заметить их. --
Эти два деревенских оболтуса  набились мне в ученики, хотя я еще  не уверен,
что мне того хочется.
     Ранд взглянул на ухмыляющегося Мэта.
     -- Все это просто замечательно,  приятель, -- безмятежно сказал капитан
Домон. -- Но мне это  не  говорит ничего. И даже  еще меньше.  Не видать мне
удачи, но эта поляна  совсем не по пути в Кэймлин, --  из какого бы места, о
котором я хоть раз слыхал, вы ни ехали.
     -- Что ж, вот вам моя история, -- произнес Том и  тотчас же принялся за
рассказ.
     Если верить Тому, зимние метели и снега поймали его в ловушку в городке
рудокопов,  что в Горах Тумана, за Байрлоном. Там-то он и  услышал легенды о
сокровищах,  времен  Троллоковых  Войн, в заброшенных развалинах  города под
названием  Аридол. И  так  сложилось, что  раньше он узнал о местонахождении
Аридола -- из  карты, которую вручил ему много лет назад в Иллиане умирающий
друг,  кому он однажды спас жизнь. Тот на пороге смерти прошептал, что карта
озолотит Тома, чему  Том никогда не верил,  -- пока  не услышал легенд. Едва
сошел  снег, Том отправился в путь вместе с несколькими компаньонами, считая
и  двух  предполагаемых учеников,  и после полного  лишений путешествия  они
действительно обнаружили разрушенный город. Но, как оказалось, это сокровище
принадлежало одному из Повелителей Ужаса,  и  за ним были посланы  троллоки,
чтобы доставить богатства обратно  в Шайол Гул. Чуть ли не все опасности,  с
которыми путники  на самом деле сталкивались, --  троллоки, Драгкар, Мордет,
Машадар, -- обрушивались на них то в одном месте рассказа, то в другом, хотя
если судить по тому, как менестрель живописал свою версию событий, казалось,
будто все  напасти были направлены лично против него и справлялся с ними Том
с величайшей  ловкостью.  Проявляя  чудеса отчаянной  храбрости,  -- главным
образом проявлял ее Том, -- они бежали, преследуемые троллоками, хотя ночь и
разлучила их троих  с остальными спутниками, пока в  конце  концов Том и два
его ученика не обрели прибежище там, куда забросила их судьба, --  на весьма
радушном корабле капитана Домона.
     Когда  менестрель произнес  последние слова  своего рассказа,  до Ранда
вдруг  дошло,  что  все это  время  он просидел  с  открытым  ртом, и  юноша
захлопнул его. Посмотрев  на Мэта, он  увидел,  что тот  вытаращил  глаза на
менестреля.
     Капитан Домон побарабанил пальцами по подлокотнику кресла.
     --  В  такую  историю  ни за  что  не  поверило  бы большинство  людей.
Разумеется, троллоков я видел, а то нет.
     -- Каждое  слово  правда,  --  вкрадчиво произнес Том,  -- каждое слово
того, кто пережил все это.
     -- Посчастливилось ли вам прихватить кое-что из этих сокровищ с собой?
     Том печально развел руками.
     -- Увы, то немногое,  что  нам удалось унести, было с нашими  лошадьми,
которые удрали, когда появились троллоки. Все, что у меня осталось, -- арфа,
флейта, немного  медных монет да та одежда, что на мне. Но поверьте мне, вам
не  нужно ни крупицы из этих сокровищ. Все драгоценности несут на себе порчу
Темного. Лучше оставить их руинам и троллокам.
     -- Так что денег заплатить за проезд у вас нет. Я бы даже  собственному
брату не позволил отплыть  со мной, если он не в состоянии  оплатить дорогу,
тем  более  если б  он  притащил с собой  троллоков,  которые  порубили  мой
планширь и искромсали  мои  снасти. Почему бы мне  не  отправить  вас вплавь
туда, откуда вы явились, и тем самым не избавиться от вас?
     -- А  не  могли бы вы просто высадить нас на  берег? -- спросил Мэт. --
Где нет троллоков?
     -- Кто говорил  что-то о береге? -- сухо  ответил  Домон. С  минуту, он
изучал  собеседников, затем оперся  о стол  ладонями. -- Байл  Домон человек
благоразумный. Я не стану вышвыривать вас за борт, если есть способ обойтись
без этого. Вижу, у одного из ваших учеников есть меч.  Мне нужен добрый меч,
и я, такой славный парень, за него позволю вам доплыть до Беломостья.
     Том открыл было рот, но Ранд торопливо выпалил:
     -- Нет!
     Не  за  тем  Тэм  дал ему  меч, чтобы  Ранд  торговал  им.  Пальцы  его
скользнули по  эфесу, коснулись бронзовой цапли.  Пока меч с Рандом,  то Тэм
словно бы тоже с ним.
     Домон покачал головой.
     -- Что ж, нет  так  нет. Но Байл  Домон пассажиров задарма  не возьмет,
даже родную мать.
     С неохотой Ранд вывернул карман. Там оказалось не  так мало:  несколько
медяков и серебряная монета, подаренная ему Морейн. Он протянул ее капитану.
Через  секунду  Мэт, вздохнув,  сделал то  же самое.  Том свирепо  глянул на
ребят,  но недовольное выражение его лица так быстро сменилось улыбкой,  что
Ранд не был уверен, не померещилось ли ему.
     Капитан Домон  ловко выхватил две толстые монеты из рук парней и извлек
из  обитого  медью сундука  позади  своего кресла  небольшой  набор весов  и
звякнувший кошель. После тщательного  взвешивания он сунул монеты в кошель и
отсчитал, каждому юноше по несколько меньших  серебряных  монеток и медяков.
По большей части медяков.
     -- До Беломостья, -- сказал  Домон, внося аккуратным  почерком запись в
гроссбух в кожаном переплете.
     -- Многовато будет только лишь до Беломостья, -- пробурчал Том.
     -- Плюс компенсация за повреждения моему  судну,  --  спокойно  ответил
капитан.  Он  убрал  кошель  и  весы  обратно  в сундучок  и  закрыл  его  с
удовлетворенным видом.  --  Плюс  немного мелочи за то, что  привели ко  мне
троллоков, так  что мне пришлось в ночь бежать вниз  по реке, а здесь кругом
уйма мелей, и наскочить на любую -- проще простого.
     -- А что насчет остальных? -- спросил Ранд. -- Их вы тоже возьмете? Они
сейчас наверняка добрались до реки или вот-вот доберутся и увидят тот фонарь
на вашей мачте.
     Капитан Домон удивленно вздернул брови.
     -- Ба, да ты, человече, видимо,  считаешь, что  мы стоим  на  месте, а?
Направь меня удача, да мы уже в трех,  если не в четырех  милях ниже по реке
от той поляны, где вы залезли на борт. Троллоки  заставили  парней приналечь
на весла  и не  жалеть  спин:  они  знают троллоков  лучше, чем  им  бы того
хотелось, -- и течение  тоже помогает. Да и не было мне  других хлопот. Я бы
ни за что не пристал к берегу сегодня ночью, даже окажись там моя старенькая
бабушка. До Беломостья я вообще могу не приставать к берегу. Задолго до этой
ночи за мной по пятам и так уже гналась уйма  троллоков,  и я  вовсе не хочу
предоставлять им еще один удобный случай.
     Том заинтересованно наклонился вперед.
     -- У вас были раньше стычки с троллоками? Совсем недавно?
     Домон   помедлил  с  ответом,  пристально  разглядывая  Тома,  а  когда
заговорил, в голосе его слышалось неприкрытое отвращение.
     --  Я  зимовал в  Салдэйе, человече.  Не  по  своему хотению,  но  река
замерзла  рано, а лед вскрылся поздно.  Говорят,  с  самых  высоких  башен в
Марадоне  можно увидеть Запустение, но мне было  не  до того. Я бывал в  тех
краях раньше, и всегда там толковали про то, что троллоки нападают на фермы,
или  о  чем-то подобном. Правда, этой зимой фермы пылали  каждую  ночь. Да и
целые деревни тоже. Они даже подходили к городским стенам. И это еще не все:
люди все время твердили, что зашевелился Темный, что близятся Последние Дни.
-- Домон  вздрогнул  и поскреб  голову,  словно эта  мысль зудела у  него  в
волосах. --  Я  жду не дождусь, когда  вернусь туда,  где люди  думают,  что
троллоки -- всего  лишь  сказки,  а истории, которые я рассказываю, -- враки
путешественника.
     Ранд  перестал слушать.  Он  уставился в  стену  и  думал об  Эгвейн  и
остальных. Для него  вряд ли казалось правильным  сидеть  в  безопасности на
"Ветке", пока  они где-то там, в ночи. Капитанская каюта  больше не казалась
ему столь уютной, как раньше.
     Юноша удивился, когда Том  потянул  его  за рукав, поднимая. Менестрель
подтолкнул Мэта и его к трапу, сыпля через плечо извинениями перед капитаном
Демоном за деревенских недотеп. Ранд, не говоря ни слова, полез наверх.
     Когда они  втроем  оказались  на  палубе,  Том быстро оглянулся кругом,
чтобы убедиться, что никто их не подслушивает, затем негромко упрекнул:
     -- Я  бы мог  заплатить за наш проезд несколькими песнями и  историями,
если бы вы двое не поторопились показать серебро.
     -- А я не так уверен, -- сказал Мэт. -- По мне, так он слишком серьезно
говорил о том, чтобы выкинуть нас в реку.
     Ранд медленно подошел  к  планширю и  облокотился на него, всматриваясь
назад, вверх по течению, в окутанную саваном ночи реку. Он не увидел ничего,
даже речного берега,  только черноту.  Через минуту Том положил руку  ему на
плечо, но юноша не пошевелился.
     --  Ничего  не  поделаешь,  парень. К  тому же  они,  вероятно,  целы и
невредимы и сейчас... сейчас с Морейн и Ланом. Можешь ты думать о чем-нибудь
получше, чем о той доле, что выпала девушкам?
     -- Я пытался отговорить ее от этой затеи с отъездом, -- сказал Ранд.
     --  Ты  сделал,  что  мог, парень.  Никто не  может  требовать  от тебя
большего.
     -- Я сказал, что пригляжу за ней. Это я виноват. Я сделал не все.
     Скрип  длинных  весел  и низкое  гудение снастей  окрасили  слова юноши
печалью.
     -- Я для этого не все сделал, -- прошептал Ранд.




     Лучи восходящего солнца, прокравшись  через Аринелле, проторили дорожку
в лощину неподалеку от  речного берега,  где, прислонившись  спиной к стволу
молодого дубка,  спала Найнив. Дыхание ее было глубоким и  спокойным. Лошадь
тоже  спала, опустив голову  и  широко  расставив ноги. Поводья кобылы  были
обмотаны  .вокруг  запястья  Найнив.  Солнечный  свет  коснулся век  лошади,
животное  открыло глаза и вскинуло голову, дернув уздечку. Найнив вздрогнула
и проснулась.
     С  минуту  она  недоуменно осматривалась, словно  пытаясь  понять,  где
оказалась, а  затем  стала  испуганно  озираться по  сторонам, вспомнив, что
произошло накануне. Но сейчас окружали ее только деревья, рядом с ней стояла
лошадь,  дно  лощинки устилал ковер  сухих листьев. В самой глубине сумрака,
прячась  под сенью призрачных теней, на упавшем  стволе  выстроили  хороводы
прошлогодние грибы-мрачнята.
     -- Обереги  тебя  Свет, женщина, --  прошептала  Найнив, привалившись к
стволу,  --  если ты не  можешь не поспать всего одну ночь. -- Она распутала
поводья и,  встав, потерла запястье,  -- Ты  могла  бы проснуться  в котле у
троллоков.
     Найнив вскарабкалась  по шуршащим  листьям на край ложбинки и выглянула
из  нее. Между ложбинкой и рекой  стояла лишь  рощица ясеней. Потрескавшаяся
кора их стволов и  голые сучья говорили о том, что деревья сухие. За ясенями
текла сине-зеленая река. Пусто. Пусто и никого. На дальнем  берегу виднелись
купы вечнозеленых  деревьев,  ив  и елей, и  их  там, похоже,  было  гораздо
больше, чем на этой  стороне реки. Если  Морейн или  кто-то из несмышленышей
там,  то они  хорошо спрятались. Разумеется,  совершенно не обязательно, что
они переправились или пытались  переправиться на том  участке  реки, который
предстал взору Найнив. Они могут быть где угодно, на десять  миль вверх  или
вниз по реке. Если они вообще живы после, минувшей ночи.
     В гневе на саму себя за  то,  что вообще подумала о возможности  такого
исхода, Найнив соскользнула обратно  в  лощинку. Ни Ночь Зимы, ни сражение у
Шадар Логота не подготовили ее к  прошлой ночи,  к  той твари -- к Машадару.
Вспоминалась бешеная скачка во  весь опор, с бьющейся в голове мыслью о том,
остался  ли кто-то  еще в живых, в ожидании,  что вот-вот столкнешься  нос к
носу с троллоками или с Исчезающим. Да и какие еще  мысли могли быть, если в
отдалении  она  слышала  рев  и вопли  троллоков, а  от  визгливых  вскриков
троллоковых охотничьих рогов пробирало холодом сильнее, чем от ветра. Но, не
считая первого столкновения с троллоками  в. развалинах, Найнив видела их  в
городе лишь один раз; и еще раз, когда уже выбралась из города. С десяток их
будто из-под земли выскочило  впереди, не далее тридцати  шагов, и в тот  же
миг  с  воплями  и  криками устремились к ней, размахивая  ловчими шестами с
петлями и крючьями. Однако, когда Найнив, разворачивая лошадь, резко дернула
за поводья,  они  умолкли, приподняв звериные морды и принюхиваясь.  Слишком
изумленная,  чтобы  тут же  пуститься  наутек,  она  наблюдала за  тем,  как
троллоки  повернулись  к  ней спинами и  исчезли в  ночи. И это  было  самым
пугающим.
     -- Они  знают  запах  тех,  кто им нужен,  --  сказала  Найнив  лошади,
остановившись в лощинке, -- и это не я. Айз Седай, похоже, права, поглоти ее
Пастырь Ночи!
     Приняв решение, Найнив двинулась по течению, ведя лошадь в  поводу. Она
шла медленно,  настороженно  наблюдая за  лесом: то, что  прошлой  ночью она
оказалась не  нужна троллокам, вовсе не  означает, что  они дадут  ей  уйти,
наткнись она  на них  вновь. С тем же вниманием, с каким Найнив  смотрела на
лес, она  пристально разглядывала почву  перед собой.  Если за  ночь  другие
переправились  через  реку ниже  по  течению,  наверняка  остались  какие-то
признаки  переправы,  следы, которые можно упустить,  глядя с  седла. Найнив
даже могла выйти на них всех, еще  оставшихся на берегу.  Если она ничего не
обнаружит, река приведет ее в  конечном счете к Ведомостью, а от  Беломостья
есть дорога в Кэймлин, и если потребуется, то и до Тар Валона.
     Перспектива  была столь  огромна, что вполне могла обескуражить Найнив.
До  этого  она  уезжала  из  Эмондова Луга  не  дальше, чем  бывали  ребята.
Таренский Перевоз казался ей чужим и странным; в Байрлоне она, не будь столь
нацелена на поиски  Эгвейн и  ребят, в удивлении глазела бы  по сторонам. Но
Найнив  не  позволила  ни  одной мысли  поколебать  ее решимость. Раньше или
позже, она найдет Эгвейн и мальчиков. Или найдет способ заставить  Айз Седай
ответить за все, что случилось с  ними. Либо то,  либо другое, поклялась она
себе.
     Время от времени Найнив  встречались следы, множество следов, но всякий
раз, как она ни старалась, ей никак не удавалось определить, кто  их оставил
--  те, кто искал, или те, кто  гнался,  или  те,  за кем гнались. Некоторые
отпечатки  были  от  сапог,  которые  могли  принадлежать  как людям, так  и
троллокам.  Остальные следы оставили копыта, похожие на козлиные или  бычьи;
эти уж точно принадлежали троллокам. Но ей ни разу не попались следы ясные и
четкие, о которых Найнив  с уверенностью сказала бы, что они оставлены теми,
кого она ищет.
     Она  проделала уже, может, мили четыре, когда ветер донес дымок. Что-то
горело -- дальше по  течению реки и не очень далеко, определила Найнив.  Она
чуть поколебалась, а  потом привязала лошадь к стволу в маленьком, но густом
ельничке,  в  стороне  от  реки, где  ее не заметит  чужой  взгляд.  Дым мог
означать близость  троллоков, но  единственный  способ все выяснить  --  это
пойти  и  посмотреть.  Найнив старательно гнала от себя  мысль о том,  какое
применение огню могли найти троллоки.
     Пригибаясь,  молодая женщина  быстро  перебегала  от  дерева к  дереву,
мысленно  проклиная  юбки,  которые  приходилось все время  довольно  высоко
подбирать, чтобы они не путались в подлеске и не мешали  при  ходьбе. Платье
-- не та  одежда, чтобы подкрадываться к  добыче, охотясь  в лесу.  Фырканье
лошади умерило шаг Найнив, и  когда в конце концов  она осторожно высунулась
из-за  ствола ясеня, то  увидела,  как с черного  боевого  коня  спешивается
Страж. Рядом с ним на небольшой полянке у берега сидела на бревне Айз Седай;
над маленьким костерком  закипал котелок. Белая  кобыла  пощипывала  скудную
траву. Дальше Найнив не пошла, выжидая у ясеня.
     -- Они все  ушли, -- хмуро сообщил Лан. -- Четверо Полулюдей  двинулись
на юг,  часа за два до рассвета, насколько я смог определить, --  следов они
за собой оставили  немного,  -- но  троллоки  куда-то  пропали.  Даже  трупы
исчезли, а троллоки не славятся тем,  что уносят своих  убитых.  Если они не
голодны.
     Морейн бросила пригоршню чего-то в кипящую воду и сняла котелок с огня.
     -- В  крайнем  случае,  можно бы надеяться на то, что они  вернулись  в
Шадар Логот и их там всех пожрали, но это было бы чересчур хорошо.
     Душистый аромат чая долетел до Найнив. Свет, лишь бы у меня в животе не
заурчало.
     --  Там  нет   никаких  отчетливых  следов  мальчишек  или  кого-то  из
остальных. Следы слишком запутаны  и затоптаны, сказать  что-то определенное
нельзя. -- В своем тайном убежище  Найнив улыбнулась; неудача Стража служила
слабым  оправданием ее собственной неудаче.  -- Но  важно другое, Морейн, --
продолжил, хмурясь, Лан. Он отмахнулся от  чая, предложенного ему Айз Седай,
и принялся ходить взад-вперед перед костром -- одна рука на эфесе меча, плащ
менял цвета,  когда  он  резко  разворачивался.  --  Я  могу  примириться  с
троллоками,  появившимися в  Двуречье, даже с сотней троллоков.  Но  это? За
нами вчера охотилась, должно быть, тысяча.
     --  Нам очень повезло,  что не  все  они  направились  обыскивать Шадар
Логот. Мурддраалы, наверное, сомневались, что мы там спрячемся, но они также
побаивались вернуться в Шайол  Гул,  оставив  нам даже малейшую  возможность
скрыться. Темный никогда не был снисходительным господином.
     -- Не старайся уклониться от главного. Ты  понимаешь, о чем я. Если эта
тысяча уже была здесь, то ее можно было послать в Двуречье, так почему же их
не  послали? Есть лишь  один  ответ.  Их  направили сюда,  только  когда  мы
переправились через  Тарен, когда  стало ясно, что одного Мурддраала и сотни
троллоков  против  нас  уже  недостаточно. Как? Как их послали?  Если тысячу
троллоков  можно доставить  так  далеко к югу от Запустения,  так  быстро  и
незаметно,  -- не говоря  уже о том, чтобы убрать их отсюда тем же способом,
-- почему бы не послать десять тысяч их в самый центр Салдэйи, или  Арафела,
или Шайнара? Пограничные Земли можно опустошить за год.
     -- Весь  мир будет  опустошен  в  пять  лет,  если мы  не  отыщем  этих
мальчиков,  --  просто ответила Морейн. --  Твой вопрос и меня беспокоит, но
ответов у меня нет. Все Пути закрыты, и со Времен Безумия не было Айз Седай,
столь могущественных, чтобы  Перемещаться.  Разве только не освободился один
из  Отрекшихся,  --  упаси  Свет от такого  сейчас и в будущем, --  пока еще
подобное не удавалось никому. Так или  иначе, я не думаю, что все Отрекшиеся
вместе были бы в состоянии  перенести тысячу троллоков. Оставим  это и давай
разбираться  с проблемами,  которые стоят  перед нами здесь и сейчас, -- все
прочее терпит.
     -- Мальчишки.
     Это не было вопросом.
     --  Пока  тебя  не  было,  я  не  предавалась  безделью.  Один  из  них
переправился через реку, он жив. Что до  других, то вниз по реке есть слабый
след, но, когда я нащупала его,  он уже  стирался. Узы были оборваны не один
час, когда я приступила к поиску.
     Притаившись за деревом, Найнив озадаченно наморщила лоб.
     Лан замер на месте.
     -- Ты думаешь, Полулюди отправились на юг, захватив их?
     -- Возможно. -- Морейн налила себе в чашку чай, потом продолжила: -- Но
я не допускаю той возможности,  что они мертвы. Не могу. Не смею. Ты знаешь,
как высока ставка. Мне нужны эти молодые  ребята. Того,  что Шайол Гул будет
охотиться  за  ними,  я  ожидала. Противодействие  в  Белой Башне,  даже  от
Престола  Амерлин,  -- допускала. Всегда  были Айз Седай,  признающие только
одно решение. Но... -- Вдруг Морейн опустила  чашку  и села прямо, досадливо
поморщившись. -- Если сторожить волка чересчур усердно, -- пробормотала она,
-- то мышь  укусит за  лодыжку.  --  И она  взглянула прямо на то дерево, за
которым пряталась Найнив.  -- Госпожа  ал'Мира, теперь, если желаете, можете
выйти.
     Найнив встала на  ноги, наскоро отряхнув  сухие  листья с платья.  Едва
взор Морейн упал  на дерево, Лан резко повернулся  туда лицом; еще не успела
она  произнести имени Найнив,  как меч оказался у него в руке. Теперь же  он
вложил  клинок  в  ножны с  большей силой, чем требовалось. Лицо Стража было
почти столь же  бесстрастным, как и раньше, но Найнив почудилась  мимолетная
досада в  уголках его рта. Она ощутила  внезапный прилив  удовлетворения; по
крайней мере, Страж не знал о ее присутствии.
     Однако удовлетворение длилось лишь мгновение. Найнив перевела взгляд на
Морейн  и  зашагала прямиком  к  ней.  Она старалась оставаться спокойной  и
невозмутимой, но голос ее дрожал от гнева.
     --  В  какие сети  вы  поймали  Эгвейн  и  мальчиков? В  каких  мерзких
заговорах Айз Седай вы замышляете их использовать?
     Айз Седай  взяла чашку и стала  спокойно, маленькими глотками пить чай.
Тем не менее, когда Найнив подошла к ним ближе, Лан вытянул руку, преграждая
ей путь. Она попыталась оттолкнуть возникшее препятствие  и удивилась, когда
рука  Стража  даже не шелохнулась, словно  это был  дубовый  сук.  Найнив не
считала себя слабой и хрупкой, но его мускулы были как стальные.
     -- Хотите чаю? -- предложила Морейн.
     -- Нет, не  хочу я никакого чая. Вашего чая я  не  стала бы  пить, даже
умирая от жажды. Из людей Эмондова Луга вам никого не удастся использовать в
своих грязных интригах!
     --  Не  вам  бы выговаривать  мне,  Мудрая.  --  Морейн  уделяла больше
интереса  горячему  чаю,  чем брошенным ей словам. -- Вы  и сами в состоянии
владеть Единой Силой -- в некоторой степени.
     Найнив вновь толкнула руку Лана; та по-прежнему не двинулась, и молодая
женщина решила не обращать на этот барьер внимания.
     -- А почему бы вам не объявить, что я -- троллок?
     Улыбка Морейн была такой понимающей, что Найнив захотелось ударить ее.
     -- Вы думаете, что я могу встретиться с женщиной, способной прикасаться
к  Истинному Источнику  и направлять Единую Силу, пусть даже  иногда,  и  не
понять, кто  она  такая? Вы же точно так же  почувствовали дарование Эгвейн.
Как  иначе,  по-вашему, я догадалась, что  вы стоите за деревом? Не  будь  я
расстроена и отвлечена разговором, то узнала бы о вас в тот же миг, когда вы
подобрались  поближе.  Вы,  разумеется, не троллок, поскольку я чувствую зло
Темного.  Так  что же я  ощутила,  Найнив ал'Мира. Мудрая  Эмондова  Луга  и
обладательница Единой Силы, не понимающая того?
     Лан посмотрел на Найнив сверху  вниз, так, как ей никогда не нравилось;
его  взгляд показался  ей удивленным  и задумчивым, хотя га  лице  Стража не
дрогнул ни единый мускул, изменились лишь глаза. Эгвейн и в самом деле  была
особенной; Найнив всегда знала это. Из Эгвейн вышла  бы превосходная Мудрая.
Они оба заодно, подумала Найнив, и стараются вывести меня из себя.
     -- Я больше не собираюсь ничего слушать. Вы...
     -- Вы должны  выслушать, -- твердо сказала Морейн. -- В Эмондовом Лугу,
еще  до встречи с вами, у меня уже появились подозрения. Люди говорили,  как
огорчена Мудрая,  что не предсказала  суровой  зимы и запоздалой весны.  Они
рассказывали, как точна она бывала в предсказании погоды, в видах на урожай.
Они рассказывали,  как  замечательны  ее снадобья, как  она  иногда исцеляет
раны, которые могут оставить человека калекой, да столь хорошо исцеляет, что
остается  лишь шрам,  и никакой  хромоты или  приступов  боли.  Единственные
дурные  отзывы о вас я слышала  от  тех немногих,  кто думал, что вы слишком
молоды для такой  ответственности, и  они лишь укрепили мои подозрения.  Так
много искусства вкупе с такой молодостью.
     -- Миссис  Барран хорошо обучила меня. -- Найнив  старалась смотреть на
Лана,  но от  его взгляда  ей по-прежнему  было неуютно,  поэтому она решила
смотреть  поверх  головы  Айз  Седай  на  реку.   Как  осмелели  деревенские
кумушки-сплетницы перед чужестранкой!  -- Кто сказал,  что я слишком молода?
-- требовательно спросила Найнив.
     Морейн улыбнулась, не давая беседе перейти в другое русло.
     -- В  отличие  от большинства  женщин,  заявляющих,  что  они  способны
слушать ветер, ты  и вправду такое можешь -- иногда. О,  естественно, это не
имеет ничего общего с ветром. Все дело  в  Воздухе и Воде.  Это нечто такое,
чему тебе нет нужды учиться; это рождается  в  тебе самой, точно так  же как
это с  рождения присуще Эгвейн.  Но ты научилась  управлять этим,  а  ей еще
нужно поработать. Через две минуты после того, как я встретилась с  тобой, я
уже все  о  тебе  знала.  Помнишь, как я  вдруг  спросила, не ты  ли Мудрая?
Почему, как ты думаешь? Ты ничем не отличалась от Прочих хорошеньких молодых
женщин, готовящихся к Празднику. Даже высматривая молодую  Мудрую, я ожидала
увидеть кого-то раза в полтора старше, чем ты.
     Ту  встречу  Найнив  помнила  очень  хорошо;  эта  женщина,  у  которой
хладнокровия больше,  чем  у  любой  из  Круга  Женщин,  в  платье,  намного
прекраснее,  чем все, что девушке  доводилось  видеть, обратилась  к ней  со
словами  "дитя мое".  Потом  вдруг прищурилась, словно чему-то  удивилась, и
затем ни с того ни с сего спросила...
     Найнив  облизнула  разом  высохшие губы. Они  оба смотрели  на нее,  на
каменном лице  Стража ничего нельзя было прочесть, а лицо Айз Седай выражало
сочувствие, но в то же время и решимость. Найнив замотала головой:
     --  Нет! Нет, это невозможно. Я  бы знала. Вы просто пытаетесь обмануть
меня, но у вас ничего не выйдет!
     -- Конечно, ты не знаешь, --  успокоила ее Морейн. -- А  откуда в  тебе
могла зародиться хоть капля подозрения? Всю свою жизнь ты слышала о том, как
слушают  ветер.  Во всяком случае, с большей охотой  ты  объявила  бы  всему
Эмондову Лугу о том,  что являешься Другом Темного, чем  призналась бы себе,
даже в самых  укромных уголках своей  души, что  у тебя есть  нечто  общее с
Единой  Силой или  с ужасными  Айз Седай. --  Тень улыбки  мелькнула по лицу
Морейн. -- Но я могу рассказать, как все это начиналось.
     -- Вашей лжи  я  больше не хочу слушать! -- проговорила Найнив, но  Айз
Седай просто продолжила:
     -- Наверное, восемь или десять  лет назад -- возраст бывает  разный, но
всегда это  происходит в юности, -- тебе чего-то  хотелось  больше  всего  в
мире, ты желала получить нечто необходимое тебе.  И ты получила это. К твоей
руке  вдруг наклонилась ветка, и ты смогла вытянуть  себя  из  омута, вместо
того  чтобы  утонуть. Другу  или  любимой  зверюшке стало лучше,  когда  все
считали, что они умрут.
     В тот миг ты не почувствовала  ничего особенного, но  неделю или десять
дней спустя у  тебя  проявился первый отклик на  прикосновение  к  Истинному
Источнику. Может, внезапно одолевшая лихорадка, как от малярии, уложила тебя
в постель,  а затем через несколько часов исчезла. Никакой отклик, хотя  они
бывают разные, не длится больше нескольких часов. Головные боли, оцепенение,
неестественная веселость -- все смешивается вместе, и ты по-глупому рискуешь
или  ведешь себя  легкомысленно.  Вспомни  периоды  головокружения, когда ты
спотыкалась,  ушибалась  на  каждом  шагу,  когда  ты  не  могла  произнести
предложение  без того, чтобы твой язык  не исказил  половины  слов. Бывало и
другое. Ты помнишь?
     У  Найнив  подкосились  ноги,  и  она  тяжело  опустилась  на  мох. Она
вспомнила те дни, но все равно замотала головой. Наверняка случилось простое
совпадение. Или же Морейн задавала в Эмондовом Лугу гораздо больше вопросов,
чем  полагала Мудрая.  Да, Айз Седай  задавала жутко много вопросов.  Скорей
всего, так и было. Лан протянул Найнив руку, но она ее даже не заметила.
     --  Пойдем дальше, --  сказала Морейн; Найнив хранила  молчание. --  Ты
использовала Силу для Исцеления -- либо Перрина, либо Эгвейн. Обнаруживается
близость.  Ты можешь  чувствовать  присутствие  того,  кого  ты  Исцелила. В
Байрлоне  ты направилась прямиком в "Оленя  и Льва", хотя  эта  гостиница не
рядом с теми  воротами, через которые ты могла  въехать  в город. Из жителей
Эмондова Луга в гостинице, когда ты туда  пришла, оставались только Перрин и
Эгвейн. Это был Перрин? Или Эгвейн? Или же оба?
     --  Эгвейн,  --  прошептала  Найнив.  Она  всегда  считала  само  собой
разумеющимся, что могла иногда, даже не видя, сказать, кто подходит к ней; и
только сейчас она поняла, что это всегда был тот, кто почти чудесным образом
выздоравливал  от  ее лекарств.  И  она всегда  знала,  когда  ее  лекарство
подействует   сверх   всяких   ожиданий,  всегда   чувствовала  уверенность,
утверждая,  что урожай будет особенно хорош,  и  говоря  о том,  рано пойдут
дожди или запоздают. Таков, как она думала, был порядок вещей. Не все Мудрые
способны  слушать ветер, но лучшие из  них могут. Именно так всегда говорила
миссис Барран, и еще она повторяла, что Найнив будет одной из лучших.
     -- У нее была  огневица-костоломка.  --  Найнив  роняла слова,  опустив
голову. -- Я была еще ученицей у миссис Барран, и она послала меня ухаживать
за  Эгвейн.  Я была совсем юной и  не знала,  что не все в  моих  руках. Это
ужасно -- наблюдать  за огневицей-костоломкой.  Девочка, вся мокрая от пота,
стонала и металась,  а я  смотрела и  не понимала, почему не слышу треска ее
костей. Миссис Барран сказала мне, что жар у Эгвейн спадет через день, самое
большее через два, но мне казалось, что она говорит это по доброте душевной,
не желая  меня расстраивать.  Я  думала, Эгвейн умирает. Когда она еще  была
ребенком,  только-только  начавшим ходить, мне приходилось  присматривать за
ней,  --  когда  ее  мать  бывала  занята, --  и я заплакала, потому что мне
предстояло смотреть, как  малышка  умрет.  Но вот через  час  миссис  Барран
вернулась, а жар у Эгвейн уже спал. Это ее удивило, но ее больше заботила я,
чем Эгвейн. По-моему, она считала, что я дала ребенку некое снадобье, и была
слишком напугана, чтобы в этом признаться.
     Я  всегда  думала,  что она старалась успокоить  меня, убедить, чтобы я
поняла, что  не  причинила  вреда Эгвейн. Через неделю  после этого у миссис
Барран в гостиной я упала на пол, то дрожа, как от холода, то пылая, будто в
огне. Она уложила меня в постель, но к ужину у меня все прошло.
     Договорив,  Найнив  уронила  голову на  руки. Айз Седай выбрала хороший
пример, подумала она, испепели ее Свет! Пользоваться Силой, будто Айз Седай.
Презренная Айз Седай -- Друг Темного!
     -- Тебе очень повезло,  -- произнесла Морейн,  и Найнив села прямо. Лан
отступил от женщин, будто их разговор -- вовсе не его дело, и занялся седлом
Мандарба, даже не оборачиваясь к ним.
     -- Повезло! -- усмехнулась Найнив.
     -- Ты овладела грубым контролем  над Силой, пусть  даже прикосновение к
Истинному Источнику у тебя пока еще приходит от  случая  к  случаю.  Если бы
тебе не удалось этого  сделать, Сила в конце концов убила бы тебя.  Как она,
по  всей  вероятности, убьет Эгвейн, если  тебе удастся  не пустить ее в Тар
Валон.
     -- Если я научилась  контролировать... -- У Найнив перехватило дыхание.
Это было все  равно что полностью признать, что она может делать  все то,  о
чем  говорила Айз Седай. -- Если я  научилась контролировать это,  значит, и
она может найти ключ. Значит, ей  нет нужды отправляться в Тар Валон, где ее
обязательно впутают в ваши интриги.
     Морейн медленно покачала головой.
     -- Айз Седай по всему миру разыскивают девушек, которые могут сами, без
посторонней  помощи, дотягиваться  до Истинного  Источника,  ищут  с  тем же
усердием,  как и  способных  на  это  мужчин.  Главное здесь --  не  желание
увеличить число Айз Седай --  или, скажем, не только оно, -- и не  опасение,
что эти женщины употребят Силу во  зло. Грубого контроля над Силой, которого
они могут достичь,  --  если Свет осияет их, --  редко хватает на то,  чтобы
причинить  жизни  значительный  вред,  ибо по-настоящему  касаться Истинного
Источника возможно лишь под руководством наставницы, а иначе эта способность
вне  их власти и проявляется лишь случайно. И, разумеется,  они не впадают в
безумие, которое ввергает  мужчин во зло  или  искажает  мир в их глазах. Мы
стремимся сохранить им жизнь. И спасти жизни тех, кому никогда  не  овладеть
вообще никаким контролем.
     -- Тот  жар  и  озноб,  что  были  у  меня,  не могут  никого убить, --
настаивала Найнив. -- Ни за три, ни за четыре часа. Со мной было и другое, и
это тоже не могло бы никого убить. А через несколько месяцев все недомогания
прошли. Что скажете?
     -- Это  были всего  лишь отклики, -- терпеливо  отвечала  Морейн.  -- С
каждым разом  все меньше  различие  по времени  между появлением  отклика  и
реальным прикосновением к источнику -- и  так будет до тех пор пока отклик и
источник не  сольются. Потом не бывает никаких  заметных  проявлений, но это
все равно  что  начали тикать  часы. Год. Два  года.  Я знала  одну женщину,
которая прожила  пять лет. Из четырех женщин, имеющих  такие  способности от
рождения,  как у тебя  и  у Эгвейн, трое умрут, если мы  не  найдем  их и не
обучим. Гибель их будет не  столь ужасной, как  у мужчин, но  никакую смерть
нельзя назвать приятной. Конвульсии. Стоны. Это длится целыми  днями, и, раз
агония  началась, ничто не предотвратит гибель,  даже если все Айз Седай Тар
Валона соберутся вместе у постели умирающей.
     -- Вы лжете! Разузнали обо мне в Эмондовом Лугу. Об огневице-костоломке
вы  разузнали у Эгвейн,  и  о  моих  жаре и  ознобах, обо всем. А  остальное
выдумали.
     -- Ты же знаешь, что это не так, -- мягко сказала Морейн.
     Очень  неохотно, более  неохотно,  чем делала  что-либо в своей  жизни,
Найнив кивнула. В ее последней упрямой попытке не согласиться с очевидным не
было  никакого смысла, сколь бы неприятной ни предстала перед Найнив истина.
Первая ученица миссис Барран умерла именно так, как описала  Айз Седай,  еще
когда Найнив играла в куклы, и нечто подобное случилось с молодой женщиной в
Дивен Райд всего несколько лет назад. Она тоже была ученицей у Мудрой, и она
умела слушать ветер.
     -- Думаю,  у тебя огромный потенциал, -- продолжала  Морейн.  --  После
обучения тебе  под силу  стать даже более  сильной,  чем  Эгвейн, а  она,  я
полагаю, может стать одной из наиболее могущественных Айз Седай за последние
столетия.
     Найнив отшатнулась от Айз Седай, словно та вмиг превратилась в гадюку.
     -- Нет! Я не  хочу иметь  ничего общего  с...  --  С чем? С  собой? Она
тяжело опустилась на землю, голос ее нерешительно задрожал: -- Прошу вас, не
говорите об этом никому. Пожалуйста! -- Это слово почти застряло у Найнив  в
горле.  Ей легче было бы, если б  сейчас появились  троллоки, чем вынужденно
произнести "пожалуйста" этой женщине.  Но Морейн лишь кивнула, давая девушке
обещание,  и  Найнив обрела часть  своего  былого настроя.  -- Но ваши слова
никак не проясняют, чего вы хотите от Ранда, Мэта и Перрина.
     --  Они нужны Темному, -- ответила Морейн. -- Если  что-то понадобилось
Темному, я всячески  буду  препятствовать его желанию. Может ли быть причина
проще или важнее?
     Морейн допила чай, поглядывая на Найнив поверх чашки.
     --  Лан, нам пора в  путь.  Думаю, отправимся на юг. Боюсь,  Мудрая  не
будет нас сопровождать.
     Губы Найнив сжались в ниточку от того, каким тоном Айз Седай произнесла
слово "Мудрая"; казалось,  в нем  прозвучала насмешка над девчонкой, которая
отвергает нечто великое в пользу чего-то ничтожного. Она не хочет брать меня
с собой.  Она пытается настроить меня,  чтобы  я  вернулась обратно  домой и
оставила ребят наедине с нею.
     -- Нет-нет, я отправлюсь с вами. Вы меня не остановите!
     --  Никто  не станет удерживать  вас здесь, -- присоединился  к  беседе
женщин  Лан.  Он опорожнил котелок над костром  и перемешал угли  палкой. --
Часть Узора? -- обратился он к Морейн.
     --  Возможно,  и  так,  --  задумчиво  ответила она.  --  Мне  нужно бы
поговорить с Мин.
     -- Как видите, Найнив, вас приглашают отправиться вместе с нами.
     В  словах   Лана   проскользнула  едва  заметная  пауза  --   намек  на
непроизнесенное "Седай" после ее имени.
     Найнив  сердито   вскинулась,  приняв  подобное  обращение  к  себе  за
насмешку, и  еще оттого, что эти двое разговаривают в ее присутствии о своем
-- о тех делах, о которых  она ничего  не знала, потому и не понимала, о чем
идет речь, -- даже  из  вежливости не потрудившись объяснить ей хоть что-то,
но доставлять этой паре удовольствие своими вопросами ей не хотелось.
     Страж  продолжал  заниматься  приготовлениями  к  отъезду,  его  скупые
движения были так выверены и расчетливо быстры, что очень скоро он закончил:
переметные  сумы,  одеяла  и прочие вьюки уже  оказались  приторочены позади
седел Мандарба и Алдиб.
     -- Я  приведу  вашу  лошадь,  --  сказал Лан  Найнив, затянув последний
ремешок.
     Он  направился  вверх  по  береговому  откосу,   и   девушка  незаметно
улыбнулась.  После того,  как  она, необнаруженная,  наблюдала  за  ним,  он
собрался найти ее  лошадь сам, без ее помощи. Ему предстоит  узнать,  что по
пути  сюда  она  оставила  за собой  в  лесу не так уж много  следов.  Будет
приятно, когда он вернется с пустыми руками.
     -- Почему на юг? -- спросила  Найнив у Морейн. --  Я  слышала,  как  вы
сказали, будто один из мальчиков пересек реку. И как вы об этом узнали?
     -- Каждому из юношей я вручила подарок на память. Он создал в некотором
роде узы между ними и  мною. Пока они живы и  монеты с ними, я в силах найти
ребят.  --  Взгляд  Найнив метнулся в  сторону, куда ушел  Страж,  и  Морейн
покачала головой. -- Нет, не такие. Эти узы лишь дают мне возможность знать,
живы ли мальчики, и, если мы разлучимся, помогут  найти их. Ну как, разве не
предусмотрительно в сложившихся обстоятельствах?
     -- Мне вообще не нравится, что нечто связывает вас с кем-то из Эмондова
Луга,  -- с прежним упрямством заявила Найнив.  -- Но  если  это поможет нам
найти их...
     -- Поможет. Если бы я могла,  то сначала нагнала бы того парня, который
переправился через реку. -- В голосе Айз Седай на миг послышалось сожаление.
-- Он всего  в нескольких милях от  нас. Но мне нельзя терять время. Теперь,
когда троллоки исчезли, он вполне может продолжить свой путь до Беломостья в
безопасности. Пока ему  ничего не угрожает. Двоим, что  отправились  вниз па
реке, я,  возможно, нужна больше. Монет своих они лишились, и к тому же есть
Мурддраалы,  которые  преследуют их  или  же пытаются перехватить всех нас у
Беломостья. -- Морейн  вздохнула. -- Сначала  я должна позаботиться о  самом
неотложном.
     -- Мурддраалы могут... могут убить их, -- сказала Найнив.
     Морейн чуть качнула отрицательно головой, словно подобное предположение
представлялось  ей чересчур легковесным, чтобы о нем вообще стоило говорить.
Найнив поджала губы.
     -- Тогда где Эгвейн? О ней вы и словом не обмолвились.
     --  Не  знаю,   --  произнесла  Морейн,  --  но  надеюсь,  что  она   в
безопасности.
     -- Не знаете? Надеетесь? Но к чему была вся ваша болтовня о том,  чтобы
спасти ей жизнь, отведя девушку в Тар Валон, если она, несмотря на все ваши.
знания, может погибнуть!
     -- Можно было бы поискать ее  и дать Мурддраалам больше времени  для их
действий, прежде чем я успею  явиться на помощь двум молодым парням, которые
двинулись на юг. Темному нужны именно они, а отнюдь не она. Им нет  никакого
дела до Эгвейн, пока остается непойманной их истинная жертва.
     Найнив припомнила свою неожиданно  закончившуюся встречу  с троллоками,
но отказывалась признать разумным то, что говорила Морейн:
     -- Поэтому для вас лучше всего предположить,  что девочка жива, -- если
ей  повезло. Жива,  может быть,  одна-одинешенька, напугана,  даже ранена, в
нескольких днях пути до ближайшей  деревни, и нет никакой опоры с ней рядом,
не считая нас. А вы намерены бросить ее на произвол судьбы!
     -- С тем же успехом она может найти себе защитника в том парне, который
переправился через  реку. Или уже  на пути к  Ведомостью с двумя другими.  В
любом случае троллоков,  могущих ей угрожать, здесь нет,  а она  -- сильная,
смышленая  девочка  и вполне  способна сама  добраться  до Беломостья,  если
потребуется.  Вы  по-прежнему настаиваете,  что  ей  нужна  помощь,  или  же
попытаетесь  помочь  тем, кто  в ней,  как нам  известно, явно нуждается? Вы
хотите, чтобы  я стала искать ее и бросила бы юношей на произвол судьбы -- и
Мурддраалов, которые гонятся за ними? Так  же, как я  надеюсь,  что Эгвейн в
безопасности,  я,  Найнив,  борюсь  против  Темного,  и  сейчас  именно  это
направляет мой путь.
     На спокойном лице Морейн не дрогнул ни один мускул, в  ее ровном голосе
не  проскользнуло  ни одной тревожной  нотки, когда она перечисляла  ужасные
альтернативы;  Найнив  хотелось   закричать  на  нее.  Сморгнув  слезы,  она
отвернулась,  чтобы  Айз  Седай  не  увидела ее  лица. Свет, Мудрой положено
заботиться обо всех ее подопечных. Почему именно мне приходится сталкиваться
с .подобным выбором?
     -- Вот и  Лан, -- сказала Морейн, поднимаясь и расправляя плащ на своих
плечах.
     То,  что Страж вывел из-за деревьев ее лошадь, уже не так больно задело
самолюбие Найнив.  Когда  он протянул  ей поводья, она по-прежнему поджимала
губы.  Заметь она  на его лице  хотя  бы след  скрываемого злорадства вместо
невыносимого каменно-спокойного  выражения, это  послужило бы  поддержкой ее
душевному состоянию. Когда Лан увидел лицо  Найнив, глаза его расширились, и
она  повернулась к нему спиной, чтобы  стереть  слезы  со щек.  Как он смеет
насмехаться над моими слезами!
     --  Вы  идете, Мудрая? -- невозмутимо  спросила Морейн. Найнив  окинула
последним долгим  взглядом лес, гадая, не  там  ли где-то прячется Эгвейн, а
потом  с поникшей  головой уселась  в седло. Лан и Морейн уже сидели верхом,
поворачивая своих лошадей  на юг. Найнив  поехала  следом  за ними, выпрямив
спину, не позволяя себе оглянуться назад; вместо этого она впилась взором  в
Морейн. Айз Седай столь уверена  в своем могуществе и в своих планах, думала
она, но если они не найдут Эгвейн и мальчиков, всех их живыми и невредимыми,
все  могущество  Морейн  не  защитит  ее. Вся  ее Сила  Айз  Седай!  Я  могу
воспользоваться  ею,  вот так,  женщина!  Ты сама мне  так сказала.  Я  могу
воспользоваться ею против тебя!




     В  небольшой  рощице, зарывшись в груду грубо  нарубленного  в потемках
кедрового лапника, Перрин проспал долго;  солнце давно уже взошло,  когда он
проснулся.   Разбудили  его  кедровые   иглы,  все   время  коловшие  сквозь
по-прежнему  мокрую  одежду и в конце  концов пробившие таки покров  сонного
изнеможения.  Ему  снился Эмондов Луг,  работа в кузнице  мастера Лухана, и,
пробудившись от глубокого сна, юноша открыл глаза и непонимающе уставился на
переплетенные   над   головой,  приятно   пахнущие   ветви,  через   которые
просачивался солнечный свет.
     Перрин в удивлении  сел,  кедровые лапы посыпались с него, но некоторые
из  них зацепились  за  плечи,  запутались  в  волосах,  отчего  он сам стал
походить  на дерево.  Картину  приснившегося Эмондова Луга в  его  уме смыло
бурным  потоком вернувшихся воспоминаний,  события  минувшей  ночи так  живо
предстали перед  мысленным  взором Перрина,  что  показались  гораздо  более
реальными, чем все, что окружало его сейчас.
     Тяжело дыша, яростно дергая,  он  высвободил  из-под груды  веток  свой
топор.  Перрин сжал его обеими руками  и  стал внимательно  оглядываться  по
сторонам,  стараясь  сдерживать  дыхание.  Ничего  не двигалось.  Утро  было
холодным и тихим. Если  на восточном берегу Аринелле и находились  троллоки,
они  ничем себя не выдавали, по крайней мере, рядом  с юношей, -- ни звуком,
ни движением. С  облегчением глубоко вздохнув, он опустил топор  на колени и
подождал, пока его сердце не перестало бешено колотиться.
     Первым  убежищем, которое  Перрин нашел  вчера  ночью, оказалась рощица
вечнозеленых деревьев. Здесь редкие деревья, если Перрин встанет,  не скроют
его от ищущих глаз. Стряхнув ветки с головы и плеч, юноша отпихнул в сторону
остатки  своего колючего  одеяла, потом подполз на четвереньках к опушке. Он
залег, разглядывая речной берег и почесывая зудевшие укусы кедровых иголок.
     Пронизывающий ветер  прошлой  ночи утих  до  легкого  ветерка,  который
слегка морщил  поверхность  воды.  Тихая, без единого признака  живой  души,
текла мимо река. И  широкая. Вне всяких сомнений, слишком  широкая и слишком
глубокая для переправы  Исчезающих. Дальний  берег отсюда  казался  сплошной
стеной  деревьев, в обе  стороны,  вверх и вниз  по реке, насколько  хватало
глаз. Ничего нигде не двигалось.
     Перрин с  трудом мог бы сказать, что он сейчас чувствует. Без троллоков
и  Исчезающих, даже оставшихся  на другой стороне реки, он  вполне  мог бы и
обойтись, но  с появлением Айз Седай,  или Стража, или, что  даже лучше, его
друзей  исчез бы  целый  перечень  тревог. Будь  у  желаний  крылья, овцы бы
летали. Так обычно говаривала миссис Лухан.
     С  тех пор  как  его  лошадь скакнула с обрыва,  юноша ее не видел;  он
надеялся, что она благополучно переплыла реку, -- ну  и ладно, он все  равно
больше привычен  к ходьбе пешком,  чем  к  скачке  верхом,  а  сапоги у него
крепкие и с хорошими подметками. Еды никакой, но вокруг  пояса у него до сих
пор  обмотана праща, и с ее  помощью или с  помощью бечевки  для силка,  что
лежит  в кармане, кролик обеспечен, ждать этого недолго. Огниво и все прочее
для  разжигания костра пропало  вместе с переметными сумами, но кедры  дадут
трут, а приложить немного руки -- и готов лук для добывания огня.
     Перрин вздрогнул, когда в его  убежище  прорвался ветерок.  Плащ  уплыл
куда-то по  реке,  а  куртка  и  вся  остальная  одежда, вымокшие  в потоке,
оставались  до  сих  пор холодными и  неприятно-влажно липли к телу. Прошлой
ночью Перрин слишком устал, чтобы  его беспокоили сырость и холод, но сейчас
его бил озноб от каждого порыва ветра. Все же он решил не развешивать одежду
на  ветвях для просушки.  Если денек выдался и не совсем холодным, то теплым
его можно было назвать с очень большой натяжкой.
     Самая большая проблема, подумал Перрин  со вздохом, это время. Высушить
одежду  --  на это нужно время,  пусть  даже  недолгое.  Кролика  поджарить,
развести костер, на котором его зажарить, -- на  это тоже надо время, хоть и
не очень много. В животе у него  громко заурчало, и юноша попытался выкинуть
из головы мысли о еде.  Минуты нужно  употребить на более важные  цели. Одно
дело за раз, и самое важное -- первым. Так он поступал всегда.
     Взор Перрина проследил за течением Аринелле.  Не в пример Эгвейн, он --
пловец отличный.  Если она сумела переправиться  через реку...  Нет, никаких
"если"! Место, где  она переправилась через реку, должно быть где-то ниже по
течению. Юноша побарабанил задумчиво пальцами  по земле, взвешивая в уме все
"за" и "против" своего положения.
     Приняв  решение,  Перрин времени зря терять не стал: подхватил топор  и
двинулся берегом по течению реки.
     Эта сторона Аринелле не отличалась густым лесом,  растущим на  западном
берегу. Небольшие рощицы виднелись там и тут среди полян, что с наступлением
весны стали бы лугами. Некоторые рощи  можно было назвать перелесками, среди
голых стволов ясеней, ольхи и твердокамедников ярко выделялась зелень елей и
кедров.  Дальше по течению рощицы становились  реже и меньше.  Единственное,
хоть и весьма жалкое укрытие могли дать лишь они.
     Перрин,  пригибаясь,  короткими  перебежками  двигался  от  зарослей  к
зарослям,  оказавшись  под  сенью  деревьев, припадал к  земле,  внимательно
осматривая  берега -- и дальний,  и свой. Хоть  Страж и утверждал,  что река
будет для Исчезающих  и  троллоков  преградой,  но  стала  ли? Вдруг  у  них
пропадет нелюбовь к глубокой  воде, если они  заметят его? Поэтому Перрин  с
большой осторожностью выглядывал из-за  деревьев и бежал от одного укрытия к
другому быстро и стараясь пригибаться пониже к земле.
     Подобными  короткими бросками  юноша преодолел уже несколько  миль, как
вдруг, на полпути к манящему убежищу  под сенью  ив, он хмыкнул  и  замер на
месте,  упершись взглядом в землю. Меж спутанной  бурой  прошлогодней травой
попадались  островки голой  земли,  и  вот  в середине одного  такого серого
пятна, прямо  перед его  носом, явственно  виднелся отпечаток копыта. Улыбка
медленно расплывалась по лицу Перрина. Кое-кто из троллоков был с  копытами,
но он сомневался, что хоть один из них подкован, особенно подковой с двойной
поперечиной, которую мастер Лухан добавлял для прочности.
     Забыв о  возможной слежке  с  противоположного  берега, Перрин  кинулся
искать другие следы копыт. На плетеном ковре жухлой  травы  они отпечатались
плохо, но его зоркие глаза все-таки нашли их. Прерывистый, слабый след вел в
сторону от реки, к густой  рощице, где деревья --  болотный  мирт и кедры --
стояли  плотной стеной, защищая Перрина  от ветра  и  высматривающих  добычу
глаз. Раскидистая крона одинокой тсуги возвышалась над центром рощицы.
     По-прежнему усмехаясь,  Перрин продрался через сплетенные друг с другом
ветви, не  заботясь  о том,  сколько шума  поднимает.  Внезапно он шагнул на
небольшую полянку  под  тсугой -- и  остановился.  За  маленьким  костерком,
прижавшись  спиной  к  Беле,  пригнувшись,  стояла  Эгвейн.  Лицо   ее  было
решительным и суровым, в руках она сжимала, точно дубинку, толстый сук.
     --  Наверное,  мне  нужно  было  окликнуть  тебя,  --   сказал  Перрин,
сконфуженно пожимая плечами.
     Отбросив дубинку, девушка бросилась к нему и обняла парня.
     --  Я думала, ты утонул. Да  ты же все еще весь мокрый!  Давай садись у
огня и грейся. Лошадь ты свою потерял, да?
     Перрин  позволил  ей подтолкнуть  себя  к  костру и  вытянул  руки  над
пламенем,  наслаждаясь  теплом.  Эгвейн  достала из седельной  сумки сверток
промасленной бумаги  и протянула  юноше  хлеба и сыра. Сверток был  так туго
обвязан и плотно завернут, что еда осталась  сухой  даже после пребывания  в
воде.
     Ты тут о ней беспокоился, а она справилась со всем лучше тебя.
     -- Бела меня  переправила, -- сказала Эгвейн, погладив косматую кобылу.
-- Она убежала подальше от троллоков и попросту утащила меня за собой.
     Девушка помолчала, потом добавила:
     -- Перрин, я больше никого не видела.
     Он  услышал  невысказанный  вопрос.  С  сожалением   проводив  взглядом
сверток, который девушка вновь  плотно обвязала,  Перрин  слизнул  последние
крошки с пальцев, потом заговорил:
     -- С прошлой ночи  я никого  из  наших не  видел. И  ни Исчезающих,  ни
троллоков. Вот так.
     -- С Рандом все будет в порядке, -- сказала Эгвейн, быстро прибавив: --
Со всеми!  Должно быть так. Наверное, сейчас они нас  ищут. Теперь они могут
дойти до нас в любой момент. Морейн же все-таки Айз Седай.
     -- Я  себе постоянно об этом твержу, -- сказал  Перрин. -- Сгореть мне,
как хотелось бы о ней забыть!
     -- Что-то я не слышала твоих сетований, когда она не дала троллокам нас
поймать, -- ехидно заметила Эгвейн.
     --  Мне просто хочется, чтобы мы могли обойтись без нее.  -- Он неловко
повел плечом под пристальным взглядом девушки.  -- Хотя, как я считаю,  пока
мы не сможем. Я думал об этом.
     Она приподняла брови, но, впрочем, когда бы Перрин ни выдвигал какое-то
предположение, оно  обычно  удивляло всех.  Даже  если  его идеи оказывались
такими  же  разумными,  как  и  у них,  друзья его  всегда  вспоминали,  как
неторопливо он обдумывал пришедшие ему на ум мысли.
     -- Мы  можем  подождать, пока  нас  найдут Лан  с Морейн, --  предложил
юноша.
     -- Конечно же, --  прервала она ход  его  рассуждении. -- Морейн  Седай
сказала, что найдет нас, если мы потеряемся. Перрин дал ей договорить, потом
продолжил:
     --  Или же первыми  нас найдут троллоки.  К тому же Морейн могли убить.
Всех их могли убить. Я  надеюсь, что они живы. Надеюсь, что  в любую  минуту
они  выйдут к  этому вот  костерку. Но  надежда  --  все  равно  что обрывок
веревки, когда ты тонешь; чтобы вытащить себя из омута, одной надежды мало.
     Эгвейн закрыла рот и уставилась на Перрина, на скулах ее перекатывались
желваки. Наконец она вымолвила:
     --  Ты хочешь отправиться вниз по реке к  Ведомостью? Если Морейн Седай
не найдет нас здесь, то это следующее место, где она станет нас искать.
     -- Я понимаю, -- медленно сказал Перрин, -- что Беломостье -- это  куда
нам нужно  бы идти. Но об этом, скорей всего, известно  и Исчезающим. Там-то
они и станут нас искать, и на этот раз с нами не будет Айз Седай или Стража,
чтобы защитить от врагов.
     --  По-моему, ты собираешься  предложить сбежать куда-нибудь, как хотел
поступить  Мэт?  Спрятаться  где-нибудь,  чтобы  нас  не  нашли Исчезающие и
троллоки? И укрыться от Морейн Седай?
     -- Не думай, что  я не размышлял  и над этим, -- спокойно сказал он. --
Но всякий раз, когда мы считали, что уже отвязались от  погони, Исчезающие и
троллоки  вновь  находили  нас. Я не знаю,  можем ли  мы  вообще  где-нибудь
спрятаться от них. Не то чтобы это мне очень нравилось, но Морейн нам нужна.
     --  Тогда  я  ничего  не понимаю,  Перрин.  Куда  же  нам идти?  Перрин
удивленно  воззрился на девушку. Она ждала  ответа от него. Ждала, чтобы  он
сказал ей, что  делать.  Никогда  не  случалось  прежде  такого,  чтобы  она
надеялась,  что он возьмет на себя инициативу. Эгвейн не нравилось поступать
согласно чужим, а не ее планам, и она никогда не позволяла никому  указывать
ей,  что и  как  делать. Не  считая, быть может,  Мудрой, но  Перрину подчас
казалось,  что порой она  и  ей перечит.  Юноша разгладил рукой  сухую землю
перед собой и громко откашлялся.
     -- Если мы вот здесь, а это  --  Беломостье, -- он дважды ткнул в землю
пальцем, -- тогда Кэймлин будет приблизительно где-то здесь. -- Перрин нанес
на импровизированную карту третью метку, далеко в стороне.
     Он  замолчал, разглядывая на земле три точки. Весь план был  основан на
том, что осталось у  Перрина в памяти от старой карты ее отца. Мастер ал'Вир
говаривал, что  карта не слишком-то верна,  и вообще Перрин не  проводил над
нею в мечтаниях  столько времени,  как Ранд  и Мэт. Однако Эгвейн  ничего не
сказала.  Когда Перрин поднял голову, то увидел, что она по-прежнему смотрит
на него, сжимая руками колени.
     -- Кэймлин? -- Голос ее звучал ошеломленно.
     --  Кэймлин. -- Перрин провел по земле  линию между двумя точками. -- В
сторону от реки и  напрямик.  Никто до такого не  додумается. Мы будем ждать
всех в Кэймлине.
     Он отряхнул руки и стал  ждать. Перрин считал,  что план разумен,  но у
Эгвейн наверняка найдутся сейчас возражения. Он предполагал, что она возьмет
главенство  на  себя:  она  всегда  силком  втягивала  его  во что-то, и  ее
лидерство никоим образом не задевало его самолюбия.
     К его удивлению, девушка кивнула.
     -- Там обязательно будут деревни. Мы сможем спросить дорогу.
     --  Одно меня беспокоит,  --  сказал  Перрин, -- а вдруг Айз  Седай  не
найдет нас там? Свет,  думал  ли кто, что  мне придется тревожиться о чем-то
подобном? Что, если она не придет в Кэймлин? Вдруг она считает нас мертвыми?
Может, она заберет Ранда и Мэта прямиком в Тар Валон.
     -- Морейн Седай говорила, что сумеет отыскать  нас, -- твердо,  сказала
Эгвейн.  -- Если  она может найти нас  здесь, то может найти и в Кэймлине, и
найдет обязательно.
     Перрин медленно кивнул.
     -- Раз уж ты  так говоришь... Но если она  не появится в Кэймлине через
несколько дней, то  мы отправимся в Тар Валон  и  вынесем  наше дело  на суд
Престола Амерлин.
     Юноша глубоко  вздохнул. Две недели назад  ты Айз Седай и в глаза-то не
видел, а сейчас говоришь о Престоле Амерлин. О Свет!
     -- Если верить Лану, из Кэймлина есть хорошая дорога.  --  Он глянул на
промасленный бумажный  пакет, лежащий рядом с Эгвейн, и кашлянул.  -- Может,
еще немного сыра и хлеба?
     -- Видимо, этот запас придется  растянуть надолго, -- сказала  девушка,
-- пока тебе не  повезет с силками больше, чем мне прошлой ночью. По крайней
мере, с костром никаких проблем.
     Засовывая  сверток обратно в переметные суммы, она тихонько засмеялась,
словно это была шутка.
     Явно  существовали некие  границы того,  кому и сколько главенства  над
собой готова была уступить Эгвейн. В животе у Перрина бурчало.
     -- Ну,  раз так, -- произнес он, вставая, -- можем отправляться  в путь
прямо сейчас.
     -- Но ты все еще мокрый, -- возразила девушка.
     -- Высохну на  ходу,  -- решительно заявил  Перрин  и  принялся  ногами
сгребать  землю, засыпая костер. Раз  теперь  главный  он, то  пора начинать
руководить. Ветер, дувший от реки, подгонял путников.




     С  самого начала Перрин отдавал себе  отчет, что путешествие в  Кэймлин
будет  далеко не  спокойным  и  безмятежным, раз началось оно  с  требования
Эгвейн, чтобы  они по  очереди ехали верхом на  Беле. Еще  не известно,  как
далеко придется идти до цели, заявила она, но слишком далеко для того, чтобы
она  одна ехала на лошади. Челюсти ее сжались, а глаза, не  мигая, впились в
юношу.
     -- Я слишком большой, чтобы ехать на Беле, -- сказал он. -- И я  привык
ходить пешком, и вообще так мне лучше.
     -- А я, значит, к ходьбе непривычна? -- язвительно осведомилась Эгвейн.
     -- Это вовсе не то, что я...
     -- Ага, лучше мне одной страдать от болячек и натертостей от седла, это
ты имел  в  виду?  А когда ты  дошагаешь до  того,  что  ноги у  тебя  будут
отваливаться, мне, значит, прикажешь за тобой ухаживать?
     -- Ладно,  пусть  будет по-твоему, --  вздохнул  Перрин, когда  она уже
решила было продолжать в том же  духе. -- Все равно тебе черед -- первой. --
Лицо девушки упрямо вытянулось, но он не дал ей и слова поперек вставить. --
Если  ты сама  не  заберешься в  седло,  я  тебя туда посажу. Она ошарашенно
глянула на него, и мимолетная улыбка скривила ее губы.
     -- В таком случае...
     Судя по голосу,  она  готова  была  вот-вот засмеяться,  но  на  лошадь
все-таки села.
     Что-то буркнув негромко, Перрин повернул в сторону от реки. В преданиях
предводителям никогда не  приходилось сталкиваться с  подобным отношением  к
себе.
     Эгвейн все время удавалось настоять на пересменке, и, как бы ни пытался
он  пропустить  свою  очередь,  она  насмешками  загоняла  Перрина  в седло.
Стройному и хрупкому не по плечу кузнечное ремесло,  а Бела не такая крупная
лошадь,  чтобы быть под стать  Перрину. Каждый раз,  когда он ставил  ногу в
стремя, косматая  кобыла  оборачивалась на него с  укоризненным видом  -- он
готов был в этом поклясться. Может, и мелочи, но они-то и раздражали. Вскоре
он вздрагивал, когда бы Эгвейн ни заявляла:
     -- Твоя очередь, Перрин!
     В   преданиях   предводители  вздрагивали  редко,  и   их  не  изводили
насмешками. Однако,  рассудил  Перрин, им никогда  не выпадало иметь  дело с
Эгвейн.
     В путь они отправились со скудным запасом хлеба и сыра, который к концу
первого  дня весь и  вышел.  Пока Эгвейн  разводила костер,  Перрин поставил
силки на  кроличьих тропках: тропки выглядели старыми, но все же попробовать
поохотиться стоило. Закончив  с западенками, он решил,  пока  день совсем не
угас, проверить свою  пращу, выяснить, по-прежнему ли тверда с ней его рука.
Хоть им и не попадалось на глаза никакой живности, но... К своему удивлению,
почти  сразу же юноша спугнул тощего кролика. Перрин был  так поражен, когда
тот  выскочил из-под  куста чуть ли  не под его ногой, что  едва не  упустил
кролика, но ему удалось попасть в добычу с сорока спанов, как раз в тот миг,
когда зверек метнулся было за дерево.
     Вернувшись  в  лагерь  с добычей,  Перрин  обнаружил,  что  Эгвейн  уже
наломала сушняка для костра, но стоит на коленях возле кучи хвороста, закрыв
глаза.
     -- Что ты делаешь? Одним желанием костра не разжечь. При первых же  его
словах  Эгвейн чуть не подскочила, резко  обернувшись к нему лицом, прижимая
ладонь к горлу.
     -- Ты... ты напугал меня.
     --  Мне повезло,  -- сказал Перрин,  демонстрируя кролика. --  Давай-ка
кремень и огниво. Сегодня, по крайней мере, мы поедим как следует.
     -- У меня нет кремня, -- негромко произнесла девушка.  -- Он был у меня
в кармане, и я его потеряла в реке.
     -- Тогда как?..
     -- Там,  на берегу, это  было так легко, Перрин. Так, как показала  мне
Морейн Седай.  Я  просто потянулась,  и... --  Она сделала  жест,  как будто
хватала что-то, затем вздохнула, и  рука ее бессильно  упала. -- А  теперь у
меня ничего не получается.
     Перрин взволнованно облизал губы.
     -- Это... Сила?
     Девушка кивнула, и он ошеломленно уставился на нее.
     --  Ты с ума сошла? То есть... Единая Сила! Нельзя же просто баловаться
с чем-то таким.
     --  Это было так легко, Перрин.  Я могу это делать.  Я  могу направлять
Силу.
     Юноша глубоко вздохнул.
     -- Я  смастерю лук  для огня, Эгвейн.  Обещай  мне,  что ты  не  будешь
пробовать сделать эту... эту... это вновь.
     --  И не подумаю! --  Челюсти Эгвейн сжались, и Перрин тяжело вздохнул.
-- Ты можешь выбросить свой топор, Перрин Айбара?  Ты можешь  ходить с одной
рукой, привязанной за спину? Я этого не сделаю!
     --  Я смастерю лук для  огня, -- устало сказал  он. -- Хотя  бы сегодня
больше не надо, ладно? Пожалуйста!
     Эгвейн нехотя согласилась, но даже после  того,  как кролик был зажарен
над огнем, у юноши не пропало  ощущение,  что она  в глубине  души  считает,
будто  могла  бы сделать  лучше.  От своих  попыток Эгвейн  не отказалась  и
предпринимала все новые каждый вечер, хотя самое большее, чего она добилась,
-- почти тут же исчезнувшая струйка  дыма. Она вызывающе глянула на Перрина,
готовая испепелить его, вымолви он хоть словечко, но тот благоразумно держал
язык за зубами.
     После  того вечера с горячей  едой путникам  пришлось  довольствоваться
сырыми дикими клубнями и попадавшимися порой  молодыми побегами. Ни в том ни
в  другом  не  чувствовалось  даже  намека  на весну,  ни  то ни  другое  не
отличалось ни сытностью, ни приятным вкусом. Никто не жаловался,  но ни одна
трапеза  не  проходила  без  одного-другого  вздоха,  полного  сожаления,  в
котором, как они понимали, звучало воспоминание  об  особом вкусе  домашнего
сыра или даже о запахе хлеба. Огромную  радость и  чудное  пиршество вызвали
обнаруженные  однажды днем  в тенечке, в глубине леса, грибы -- причем самые
лучшие, Венцы  Королевы. Перрин  и  Эгвейн  с  жадностью съели их,  смеясь и
наперебой  рассказывая  друг  другу истории,  истории,  которые  случались в
Эмондовом Лугу,  истории, что  начинались со слов  "А помнишь, когда...". Но
грибам  вскоре пришел конец, а вместе  с  ними ненадолго  хватило и смеха. С
пустого брюха веселья мало.
     Тот, кто шел  пешком, всегда держал наготове пращу, на случай,  если на
глаза попадется кролик или белка, но у обоих  камень вылетал из петли лишь в
досаде  или   разочаровании.   Устанавливаемые   каждый   вечер   с  большой
осторожностью силки утром оставались пустыми, а  провести еще день на том же
месте путники не осмеливались. Никто из них не знал, как далеко до Кэймлина,
и  не чувствовал себя  в безопасности,  пока они  не окажутся там,  -- если,
конечно, туда доберутся. Перрин стал с опаской  задумываться: куда же у него
внутри закатится, сжавшись в горошину, желудок?
     Они, как понимал Перрин, продвигались с  хорошей скоростью, но  по мере
того, как путники уходили  все дальше и  дальше  от Аринелле, не встречая ни
деревни, ни даже  фермы, где могли  бы  спросить  дорогу, сомнения по поводу
своего плана стали одолевать юношу все  сильнее. Эгвейн продолжала сохранять
столь  же  уверенный  вид, с каким  она  отправилась в  путь, но  Перрин был
убежден:  рано или  поздно  девушка  заявит,  что  было  бы  лучше  рискнуть
встретиться   с   троллоками,  чем  провести  остаток  жизни  в  бестолковых
блужданиях по  буеракам. Таких слов еще не прозвучало, но он ожидал услышать
их в любой момент.
     Дня через два после того, как они уехали от реки, местность изменилась:
поднялись поросшие  густым лесом холмы --  зима еще крепко держалась за них,
как  и  за  все вокруг,  -- а днем позже,  когда холмы  вновь сгладились,  в
плотной  стене  леса появились бреши, прогалины часто тянулись  на милю  или
больше.  В укромных ложбинках по-прежнему лежал снег, воздух по утрам бодрил
и  освежал путников, а ветер был холодным всегда. Не встретилось  ни дороги,
ни  пашни,  ни  курящегося  над трубой  далекого  дымка,  никакого  признака
человеческого жилья, -- по крайней мере, где бы еще жили люди.
     Однажды  им  попался старый  форт:  верхушку  ближнего  холма  окружали
остатки высокого  крепостного  каменного  вала. Внутри обвалившегося  кольца
виднелись какие-то каменные постройки без крыш. Лес давно уже поглотил здесь
все; деревья проросли сквозь камень, паутина старых ползучих растений оплела
громадные каменные  блоки. В  другой раз  путники  вышли  к каменной башне с
разбитой  верхушкой,  побуревшей  от  облепившего  ее  древнего  мха,  башню
подпирал огромный  дуб, чьи толстые корни мало-помалу опрокидывали каменного
великана. Но ни разу им не попадались места, которые помнили бы человеческое
дыхание.  Память  о Шадар  Логоте заставляла путников  держаться подальше от
развалин и ускорять шаги, пока  юноша  с  девушкой не углублялись в заросли,
где, казалось никогда не ступала нога человека
     В  снах  Перрина терзали  видения, наводящие ужас кошмары.  Ему являлся
Ба'алзамон, гонявшийся за ним по лабиринтам, преследующий его, но, насколько
помнил Перрин, они ни  разу не сталкивались лицом к лицу. Да и само по  себе
путешествие  давало достаточно пищи  для дурных снов.  Эгвейн,  особенно две
ночи после  того,  как  они набрели  на  разрушенный форт и покинутую башню,
жаловалась  на  мучившие  ее  кошмары о  Шадар  Логоте. О  своих снах Перрин
помалкивал, даже  когда просыпался во мраке, весь в поту, охваченный крупной
дрожью. Она ожидала от него, что он  благополучно приведет их в Кэймлин, так
что не было  смысла делиться с ней  тревогами -- все равно с этим  ничего не
поделаешь.
     Перрин  шагал  у  головы  Белы, гадая, найдут ли  они что-нибудь поесть
сегодня вечером, когда почуял запах. Тут же,  мотнув головой, раздула ноздри
кобыла. Прежде чем лошадь успела заржать, он схватил ее под уздцы.
     -- Это дым, -- взволнованно произнесла Эгвейн. Она вся подалась вперед,
сделала  глубокий вдох. --  Костер для стряпни. Кто-то готовит ужин. Кролика
жарит.
     -- Может быть,  -- осмотрительно сказал  Перрин, и ее радостная  улыбка
увяла. На смену  праще  у парня  в руках появился хищный  полумесяц  боевого
топора. Пальцы Перрина  то и дело поудобнее перехватывали толстую рукоять. В
его руках --  оружие, но ни тренировки тайком позади кузни, ни обучение Лана
не подготовили  юношу  по-настоящему к тому, чтобы пустить  его в дело. Даже
бой у Шадар Логота слишком  смутно сохранился в  памяти, чтобы придать юноше
уверенности.  Да  и с той  пустотой,  о которой толковали  Ранд  и  Лан, ему
никогда не удавалось сладить.
     Лучи  солнца  наискось расчерчивали  деревья позади  них,  и  лес стоял
неподвижной стеной пятнистых теней. Слабый запах горящего дерева плыл вокруг
путников, в нем чувствовался  едва уловимый  аромат жарящегося  мяса. Может,
это и  кролик. мелькнула у Перрина  мысль,  и в  желудке у  него заурчало. А
может оказаться  и кое-что другое, напомнил себе юноша. Он глянул на Эгвейн;
она наблюдала за ним. Быть предводителем -- значит нести ответственность.
     -- Жди здесь, -- тихо сказал Перрин. Девушка нахмурилась, но, когда она
попыталась открыть рот, он оборвал  ее:  -- И тихо тут! Мы  же не знаем, кто
это.
     Она  кивнула.  Неохотно,  но кивнула.  Перрину вдруг  стало  интересно,
почему такой тон  не срабатывал, когда он пытался  заставить ее ехать верхом
вместо него. Глубоко вздохнув, юноша двинулся к источнику дыма.
     Перрин не проводил так много времени в лесах вокруг  Эмондова Луга, как
Ранд или Мэт, но на кроликов охотиться ему доводилось, и не так уж редко. Он
крался от дерева к дереву, под ногами у него не хрустнула ни единая веточка.
Прошло совсем немного времени, и юноша уже  выглядывал из-за ствола высокого
дуба,  чьи  раскидистые  ветви  по-змеиному  изгибались  к  земле,  а  потом
устремлялись вверх. Рядом с собой Перрин увидел лагерную  стоянку: небольшой
костерок, а  неподалеку от него, прислонившись спиной к толстой  ветке дуба,
сидел худощавый, дочерна загорелый мужчина.
     На  троллока, по  крайней  мере,  он не походил, но был самым необычным
человеком, которого Перрин когда-либо видел. Все дело заключалось в том, что
вся одежда  незнакомца  была  сшита из  звериных  шкур, даже  обувь и чудная
круглая  плоская  сверху шапочка  у него на макушке. Плащ представлял  собой
лоскутное одеяла из  кроличьих  и  беличьих шкурок,  а штаны,  похоже,  были
пошиты  из  шкуры  длинношерстного козла  буро-белого  окраса. Его  седеющие
каштановые  волосы,  прихваченные сзади у  шеи  шнурком,  свисали до  пояса.
Густая   борода  веером  закрывала  половину  груди.  Длинный  нож,   больше
напоминающий меч,  висел на  поясе, а под  рукой  у него, опираясь на ветку,
стояли колчан и лук.
     Человек, прикрыв глаза, сидел, прислонившись спиной к дубовой  ветви, и
как будто  спал, но Перрин тем не менее не  шевелился  в  своем укрытии. Над
костром  у незнакомца  были  наклонно  воткнуты шесть  палок,  и  на  каждую
насажено  по кролику, уже  зажаренному до коричневой корочки; с  тушек  то и
дело  срывались  капли сока  и с  шипением  исчезали  в  пламени.  От запаха
жареного мяса, такого близкого, рот у Перрин. наполнился слюной.
     -- Что, слюнки текут? -- Человек открыл один  глаз и взглянул туда, где
прятался Перрин.  --  Ты  и твоя  приятельница можете  тоже присесть здесь и
перекусить.  Я  не заметил,  чтобы за последние  пару  дней вы  хоть раз как
следует поели.
     Перрин в нерешительности помедлил, потом неторопливо встал, по-прежнему
крепко сжимая топор.
     -- Вы два дня за нами следили? Мужчина издал приглушенный смешок.
     -- Да, я следил за тобой. И за  той хорошенькой  девушкой. Все помыкает
тобой, словно  петухом-недомерком, верно? По большей  части слышал  тебя. Из
всех вас одна только лошадь не топает так, чтоб слышно было за пять миль. Ну
так как, ты позовешь ее или намерен слопать всех кроликов сам?
     Перрин  насупился; он  же знал, что не поднимал  столько шума. В Мокром
Лесу к кролику не подберешься близко с пращой в руке, если будешь шуметь. Но
аромат поджаренного кролика  напомнил  юноше: Эгвейн тоже голодна,  да  и не
худо бы ей сказать, что учуяли они отнюдь не троллочий костер.
     Перрин сунул рукоять топора в ременную петлю и громко позвал:
     -- Эгвейн!  Все в порядке!  Это и вправду кролик! -- Протянув  руку, он
прибавил нормальным тоном: -- Меня зовут Перрин. Перрин Айбара.
     Мужчина посмотрел на его руку и лишь потом неловко, будто непривычный к
такому обычаю, пожал ее.
     -- Я -- Илайас. Илайас Мачира.
     Челюсть  Перрина отвисла,  и он  выпустил, почти бросил ладонь Илайаса.
Глаза мужчины  были  желтыми,  желтыми,  как блестящее  полированное золото.
Какое-то  воспоминание шевельнулось  в глубине  памяти  Перрина,  потом  оно
исчезло.  Но  одно  Перрин сумел сейчас сообразить:  глаза всех виденных  им
троллоков были почти черными.
     Из-за деревьев,  осторожно ведя в поводу  Белу,  появилась  Эгвейн. Она
обмотала уздечку вокруг одного из сучьев пониже  и, когда  Перрин представил
ее  Илайасу,  что-то  вежливо  пробормотала, но ее  глаза  не  отрывались от
кроликов. Похоже, она не  заметила,  какого необычного цвета глаза  мужчины.
Когда Илайас жестом пригласил путников угощаться жареным  мясом,  она тут же
набросилась  на еду. Перрин  отстал от нее лишь на какое-то мгновение и тоже
принялся за кролика.
     Илайас  молча ждал, пока они утолят свой голод. Перрин так проголодался
и  отрывал  куски  мяса  такие  горячие,  что  ему  приходилось  чуть ли  не
жонглировать ими, перекидывая  с  ладони на ладонь,  прежде чем  поднести ко
рту. Даже  Эгвейн  выказала  мало своей обычной  аккуратности -- жирный  сок
стекал  у  нее  по  подбородку.  Пока  они ели,  день  мало-помалу  сменился
сумерками, вокруг костра сгущалась безлунная тьма. И тогда заговорил Илайас.
     -- Что вы тут делаете? В любую сторону  на пятьдесят  миль нет никакого
жилья.
     -- Мы  идем в  Кэймлин,  --  сказала  Эгвейн. -- Может,  вы... Брови ее
холодно  приподнялись, когда  Илайас  захохотал  во  все  горло,  запрокинув
голову. Перрин уставился на него, не донеся кроличью ножку до рта.
     -- Кэймлин? -- прохрипел, когда наконец-то смог  заговорить, Илайас. --
Тем путем,  что вы идете, тем путем,  в  том  направлении, в  каком  топаете
последние два дня, вы пройдете мимо Кэймлина, к северу от него  миль на сто,
если не больше.
     --  Мы  собирались  спросить у  кого-нибудь дорогу,  -- ершисто заявила
Эгвейн. -- Только пока еще не встретили ни одной деревни, ни одной фермы.
     -- И не встретите,  -- смеясь, произнес Илайас. -- Если вы так пойдете,
можете дошагать до самого Хребта  Мира, не повстречав  ни  единого человека.
Конечно, если  вам удастся перевалить  через Хребет, -- кое-где  это удается
сделать,  -- то в Айильской  Пустыне можно встретить  людей, однако  там вам
вряд ли понравится. Днем в Пустыне вы жарились  бы на солнце, мерзли ночью и
все  время  умирали  бы  от  жажды. Чтобы найти воду  в  Пустыне, нужно быть
айильцем, а они не очень-то любят чужаков. Я бы даже сказал, очень не любят.
-- Он опять разразился хохотом, еще  более громким  и неистовым, на этот раз
чуть ли не катаясь по земле. -- Вообще-то  совсем не любят! -- только и смог
вымолвить он.
     Перрин встревоженно заерзал. Неужели нас угощает сумасшедший?
     Эгвейн  нахмурилась,  но  подождала, пока стихнет чужое веселье,  затем
спросила:
     -- А  вы  могли бы указать нам  дорогу?  Судя  по всему, вам  о здешних
местах известно намного больше, чем нам.
     Илайас  перестал  смеяться.  Подняв  голову,  он водрузил  на нее  свою
круглую меховую шапку, упавшую от смеха, и посмотрел на девушку исподлобья.
     --  Я не так уж сильно  люблю  людей,  -- сказал  он разом поскучневшим
голосом.  -- В городах полным-полно народу. Я стараюсь пореже ходить рядом с
деревнями, даже мимо ферм. Селяне, фермеры -- им не по душе мои друзья. Я бы
даже вам не стал помогать, если б вы не блуждали рядом, такие же беспомощные
и наивные, словно новорожденные щенята.
     -- Но, по крайней мере, вы можете указать нам, куда идти, -- настаивала
она.  --  Если  вы направите нас к  ближайшей  деревне,  пускай  даже  она в
пятидесяти милях, то там наверняка покажут дорогу в Кэймлин.
     --  Тихо,  -- сказал  Илайас.  -- Мои друзья идут сюда.  Вдруг, чего-то
испугавшись, заржала  Бела  и стала рваться  с  привязи. Перрин привстал:  в
темнеющем  лесу  вокруг  них  появились какие-то  тени. Бела  задергалась, с
пронзительным ржанием вставая на дыбы.
     --  Успокойте кобылу, --  сказал Илайас. -- Они не причинят ей вреда. И
вам тоже, если вы останетесь на месте.
     В  свет  костра  вступили  четыре  волка  -- лохматые, ростом  по  пояс
человеку, их челюсти могли бы с легкостью раздробить человеческую ногу. Они,
словно  бы тут никого и  не  было, подошли к  огню и легли между  людьми. Во
мраке  среди  деревьев отблески  костра со всех  сторон  отражались в глазах
других волков, зверей, их было множество.
     Желтые глаза, мелькнуло в голове у Перрина.  Совсем как глаза  Илайаса.
Вот  что  он  раньше  пытался  вспомнить.  Настороженно  следя  за  волками,
улегшимися у костра, Перрин потянулся к топору.
     -- Я бы  этого не делал, -- заметил Илайас. --  Если они почуют, что ты
задумал плохое, их дружелюбию конец.
     Перрин увидел: все  четыре  волка, не мигая, смотрят на  него.  У  него
возникло ощущение, что все волки там, за деревьями, тоже смотрят на него. От
этой  мысли  холодок  пробежал у него по спине. Перрин  осторожно убрал руки
подальше  от  топора.  Ему  почудилось, он  ощутил,  как  напряжение  волков
ослабло. Медленно юноша сел, прислонившись к  дубу, руки у него  дрожали, и,
чтобы  унять дрожь, ему  пришлось  обхватить  ладонями колени. Эгвейн, будто
натянутая струна, почти дрожала  от  напряжения. Рядом с  девушкой,  едва не
касаясь ее, лежал волк, почти черный, со светло-серым пятном на морде.
     Бела прекратила  дико  ржать  и метаться на привязи. Теперь она стояла,
дрожа всем телом, и все  время  переступала копытами, пытаясь  держать  всех
волков  в поле зрения и изредка взбрыкивая, чтобы продемонстрировать, на что
она способна,  и  показать хищникам намерение  подороже продать  свою жизнь.
Волки, однако, не обращали на нее  внимания,  впрочем, и на  остальных тоже.
Они просто спокойно ждали, вывалив языки из острозубых пастей.
     -- Ну вот, -- сказал Илайас. -- Так-то лучше.
     --  Они приручены? --  слабо, но с надеждой спросила Эгвейн.  -- Они...
ручные? Илайас фыркнул.
     -- Волков не приручают, девушка, так же как и людей. Они -- мои друзья.
Мы  составляем  друг  дружке  компанию,  охотимся  вместе, разговариваем  --
некоторым образом. Просто как друзья. Верно ведь, Пестрая?
     Волчиха с мехом, окрас которого  сочетал в себе дюжину оттенков серого,
от темного до совсем светлого, повернула к мужчине морду.
     -- Вы с ними разговариваете? -- поразился Перрин.
     -- Ну, это  не совсем разговор,  если быть точным, --  медленно ответил
Илайас. -- Слова значения не имеют,  и они не совсем верны и точны... Ее имя
не Пестрая.  В ее имени  --  то,  как играют тени на глади лесного  пруда на
рассвете в  середине  зимы, а легкий ветерок рябит по воде, и резкий привкус
льда,  когда  язык  касается  воды,  и  намек  на  снег, висящий  в  воздухе
сгущающихся  сумерек.  Но  это  все равно не совсем  то.  Словами  этого  не
выразить. В этом больше ощущений. Вот так разговаривают волки. Других  зовут
Паленый, Прыгун и Ветер.
     У Паленого на плече  виднелся старый  шрам, который мог  объяснить  его
имя, но у  двух других волков не было никаких явных примет, указывающих, что
могут означать их имена.
     Несмотря  на  всю резкость  мужчины, Перрин  подумал,  что  Илайас  рад
выпавшей ему возможности перемолвиться с другим человеком. По крайней  мере,
похоже,  разговаривает он с  охотой. Перрин  разглядел, как в  свете  костра
блестят  волчьи клыки, и решил, что продолжать разговор с  Илайасом вовсе не
плохая мысль.
     -- Как... как вы научились разговаривать с волками, Илайас?
     -- Они обнаружили эту мою способность, -- ответил Илайас, -- а не я. Не
я первый узнал о ней. Как понимаю, так обычно  и бывает. Волки находят тебя,
а  не ты их. Кое-кто полагает,  будто  меня коснулся  Темный: куда  бы я  ни
пришел, там  начинают  появляться волки. Прежде,  по-моему,  я сам  тоже так
считал.  Добропорядочный люд  начал  сторониться  меня,  а те,  кто  Илайаса
разыскивал,  не принадлежали к тем, кого я хотел бы знать, -- так или иначе.
Затем я стал подмечать, что  были моменты, когда волки будто  бы понимали, о
чем я  думаю,  отвечали на те  мысли,  что крутились в  моей голове.  Вот  с
этого-то все и  началось --  по-настоящему.  Они хотели  побольше узнать обо
мне.  Вообще-то  волки  могут  обычно  чувствовать  людей,  но не  так.  Они
обрадовались, когда  нашли меня. Они говорят, что много времени минуло с тех
пор, как они охотились вместе с людьми, а когда они говорят "много времени",
у меня возникает такое чувство, будто воет холодный ветер, воет чуть ли не с
Первого Дня.
     --  Я  никогда  не слышала, чтобы  люди охотились вместе  с волками, --
сказала Эгвейн. Голос ее был не совсем тверд, но тот факт,  что волки просто
лежали, видимо, придал девушке смелости.
     Если Илайас и услышал ее, то он ничем не выдал этого.
     -- Волки помнят все  иначе, чем люди, -- сказал он. Его необычные глаза
приобрели отсутствующее  выражение, словно  бы  его самого несло  по  потоку
воспоминаний.  --  Каждый  волк помнит  историю  всех  волков или хотя бы ее
основные события.  Как я уже сказал, этого нельзя  достаточно верно изложить
словами. Они помнят, как бежали  за добычей бок о бок с людьми, но  это было
так давно, что само воспоминание о той охоте превратилось в тень тени.
     -- Очень интересно,  --  сказала Эгвейн,  и  Илайас пронзил  ее  острым
взглядом. -- Нет, на самом деле, очень интересно. -- Девушка провела  языком
по губам. -- Можете... э-э... можете вы научить нас разговаривать с ними?
     Илайас вновь фыркнул.
     -- Этому нельзя научить. Некоторые способны  на это, другим -- не дано.
Они говорят, что он -- может.
     Мужчина указал на Перрина.
     Перрин  уставился на  палец  Илайаса,  будто  на нож.  Да  он и вправду
безумец. Волки опять не сводили глаз с юноши. Он беспокойно шевельнулся.
     -- Говорите, вы идете в Кэймлин, -- сказал Илайас, -- но вот чего вы до
сих пор  не объяснили: что вы делаете здесь, в днях пути  от чего  бы  то ни
было?
     Он скинул с плеч мехолоскутный плащ, улегся на бок, опершись на локоть,
и выжидающе посмотрел на путников.
     Перрин взглянул на Эгвейн. Они недавно придумали историю на тот случай,
если встретят людей, чтобы объяснить, куда они направляются, и которая могла
бы избавить их  от лишних неприятностей.  Которая, в конце концов, никому бы
не  подсказав  откуда  они  на  самом  деле  или  куда  в   действительности
направляются. Кто  знает, не  дойдет ли какое  неосторожное  слово  до  ушей
Исчезающего? Ребята исправляли и дополнили" свой рассказ каждый день,  латая
его прорехи вместе, заделывая  слабые места. Было  решено,  что рассказывать
придуманную  историю  будет  Эгвейн.  Со  словами  она  управлялась  большей
легкостью,  чем Перрин, к  тому же девушка заявила, что  по его лицу  всегда
может определить, когда он врет.
     Эгвейн сразу же бойко начала рассказывать. Они -- с севера, из Салдэйи,
с  ферм возле крошечной  деревушки.  Прежде никому из них за  всю  жизнь  не
доводилось  бывать дальше двадцати  миль  от дома.  Но  они слышали  истории
менестреля и рассказы  купцов и им захотелось хоть  одним глазком посмотреть
на мир. На  Кэймлин и  Иллиан. На  Море  Штормов,  а может, даже  увидеть  и
легендарные острова Морского Народа.
     Перрин слушал с удовлетворением. Даже Том  Меррилин не слепил бы лучшей
истории из  того  немногого, что они с Эгвейн  знали о мире вне Двуречья, не
выдумал бы сказку, лучше подходящую для их целей.
     --  Из  Салдэйи,  вот как? -- спросил  Илайас,  когда Эгвейн  закончила
рассказ.
     Перрин кивнул.
     --  Верно.  Мы  подумывали о том,  чтобы сперва пойти в  Марадон. Я  бы
непременно  посмотрел  на  короля.  Но  первым  же  местом,  куда  бросились
разыскивать нас наши отцы, оказалась бы столица.
     Теперь настала  его очередь  --  объяснить  то обстоятельство,  что они
никогда не были в Марадоне. Объяснение было заготовлено, чгобы никто не ждал
от них,  что им что-то известно  о городе, просто на  тот  случай, если  они
наткнутся на кого-то, кто бывал там. Главное  --  все это далеко отстояло от
Эмондова Луга и  событий в Ночь Зимы.  Ни у кого из услышавших эту историю и
мысли не должно возникнуть о Тар Валоне или об Айз Седай.
     --  История  в самый  раз,  --  кивнул  Илайас. -- Да,  та еще история.
Кое-что в ней не совсем верно,  но главное, как говорит Пестрая, -- сплошное
нагромождение лжи. Вплоть до последнего слова.
     -- Лжи! -- воскликнула Эгвейн. -- Да с чего бы нам лгать?
     Четверка  волков  не  двинулась  с  места,  но теперь они, казалось, не
лежали просто возле костра; сейчас они все подобрались, и  немигающие желтые
глаза цепко следили за лжецами из Эмондова Луга.
     Перрин  ничего  не  сказал, но  рука  его потихоньку, как бы  невзначай
поползла  к  топору.  Четверка  валков  поднялась  на  ноги   одним  быстрым
движением, и рука юноши замерла. Звери не издали ни звука,  но густая шерсть
на  загривках стояла дыбом.  Под деревьями один из волков раскатисто завыл в
ночи. Ему вторили другие  -- пять волков, десять, двадцать, пока вся тьма не
наполнилась  их воем. Так же внезапно волки смолкли.  Холодная струйка  пота
сбежала по лицу Перрина.
     -- Если вы думаете... -- Эгвейн остановилась, говорить ей мешал комок в
горле. Несмотря на разлитую в воздухе прохладу,  испарина выступила у нее на
лбу. -- Если вы думаете, что мы лжем, тогда, наверное, предпочтете, чтобы мы
разбили свой собственный лагерь на ночь, подальше от вашего.
     --  Вообще-то, обыкновенно, так и произошло  бы,  девушка.  Но сейчас я
хочу  знать о троллоках. И о  Полулюдях.  -- Перрин изо  всех сил  старался,
чтобы ничто  не  отразилось  на его лице,  и надеялся,  что преуспел в  этом
больше Эгвейн. Илайас продолжил тем  же тоном, будто ничего не случилось: --
Пестрая говорит, что она учуяла троллоков и  Полулюдей в  ваших мыслях, пока
вы рассказывали  эту  глупую  байку.  Они все почуяли. Как-то  вы замешаны в
нечто, связанное с троллоками  и  Безглазыми. Волки  ненавидят  троллоков  и
Полулюдей сильнее лесного пожара, сильнее всего, и я тоже их ненавижу.
     -- Паленый  хочет  разделаться с вами,  -- говорил Илайас.  -- Троллоки
оставили ему  эту отметину, когда он был годовалым  щенком. Он говорит, дичь
здесь  редка,  а  вы упитаннее  любого из  оленей,  которых он  видел за эти
месяцы, и  нам  нужно  с  вами  разделаться.  Но  Паленый  всегда  отличался
нетерпеливостью. Почему  бы вам не рассказать  мне  обо всем? Надеюсь, вы не
Друзья Темного. Мне не по душе убивать людей  после того, как я накормил их.
Только помните: они узнают, когда вы соврете, и даже Пестрая вот-вот  выйдет
из себя, почти так же как и Паленый.
     Глаза Илайаса, такие же желтые, как у волков, теперь тоже не мигали, --
как и у них. У него же глаза -- волчьи, подумал Перрин.
     Он вдруг понял,  что Эгвейн  смотрит на  него,  явно  ожидая решения от
Перрина. Свет, я вдруг опять главный. Они с самого начала условились, что им
нельзя рисковать и рассказывать настоящую историю, но он не видел ни единого
шанса для них убраться подобру-поздорову, даже если он успеет  вытащить свой
топор раньше, чем...
     Пестрая глухо, утробно заурчала, и ее рычание подхватили трое  зверей у
костра,  а потом и волки в окружающей темноте. Угрожающее  урчание заполнило
ночь.
     -- Ладно, -- быстро сказал Перрин. -- Ладно! Рычание оборвалось вдруг и
разом. Эгвейн расцепила пальцы и кивнула Перрину.
     -- Все  началось за несколько дней до  Ночи Зимы, -- начал  Перрин,  --
когда наш друг Мэт увидел человека в черном плаще...
     У Илайаса не изменилось ни выражение лица, ни поза, в какой он лежал на
боку,  но  в  наклоне  головы появилось  нечто,  что  заставило  подумать  о
поднявшихся настороженных ушах. Перрин заговорил,  и  четыре  волка сели;  у
юноши возникло ощущение, что они тоже его слушают. Рассказ был  долгим, и он
сообщил почти все. Однако о сне, который приснился в Байрлоне ему  и другим,
он  умолчал. Перрин  ожидал, что волки подадут какой-нибудь знак, поймав его
на оплошности, но они лишь смотрели на него. Пестрая  выглядела дружелюбной.
Паленый -- сердитым. Перрин договорил вконец охрипшим голосом:
     -- ...и если она не найдет нас в Кэймлине, мы пойдем в Тар Валон. У нас
нет выбора, кроме как получить помощь от Айз Седай.
     -- Троллоки и Полулюди так далеко к югу, -- задумчиво  протянул Илайас.
-- Что ж, есть над чем поразмыслить.
     Он  пошарил у себя за спиной и бросил Перрину кожаный бурдюк,  почти не
взглянув  на  юношу. По всей видимости, мужчина о чем-то глубоко  задумался.
Подождав, пока  Перрин напьется,  он  всунул затычку  обратно и только потом
вновь заговорил.
     -- Я не одобряю Айз Седай. Красные Айя, -- те, что так  любят охотиться
за мужчинами,  которые  валяют дурака  с Единой  Силой,  -- однажды захотели
укротить меня.  Я  заявил  им  в  лицо, что  они --  Черные Айя;  вы служите
Темному, сказал я, и эти слова им вовсе не понравились. Тем не менее, раз уж
я ушел в лес, им не удалось меня поймать, хотя они и пытались. Да, пытались.
Коль уж речь об этом, то сомневаюсь, чтобы хоть одна  из Айз Седай отнеслась
ко мне благосклонно -- после  всего случившегося. Мне пришлось убить парочку
Стражей. Нехорошее дело -- убивать Стражей. Не люблю этого.
     -- Эти разговоры с волками, -- смущаясь,  сказал  Перрин. -- Это... это
имеет какое-то отношение к Силе?
     --  Разумеется, нет,  -- проворчал  Илайас. -- Наверняка бы  со мной не
сработало это укрощение,  но меня вывело из себя, что они  хотели его на мне
опробовать.  Это  все  старо,  мальчик.  Старее  Айз  Седай.  Старее  любого
использующего Единую Силу. Старо, как род  человеческий. Старо, как волки. И
этим  тоже  не  нравится  Айз   Седай.  Вновь  приходит  старое.  Я   --  не
единственный.  Есть и другие  проявления, другие люди. Айз Седай нервничают,
все  это  заставляет  их  бормотать  об  ослаблении  древних  барьеров.  Все
разваливается на части, говорят они. Просто боятся,  что освободится Темный,
вот чего.  Если судить по  тому, как кое-кто смотрел на меня, вы б подумали,
что  я кругом  виноват. Ладно  бы Красные  Айя,  но ведь и другие  туда  же.
Престол Амерлин... А-ах! Обычно я держусь  подальше  от  них, остерегаюсь  и
друзей Айз Седай. Вам бы тоже стоило  сторониться их, если у вас есть голова
на плечах.
     --  Я  бы  и сам был  рад  оказаться  подальше от Айз Седай,  -- сказал
Перрин.
     Эгвейн бросила  на  него колючий  взгляд.  Перрин лишь надеялся, она не
брякнет вдруг, что сама хочет стать Айз Седай. Но девушка ничего не сказала,
хотя губы ее сжались в ниточку, и Перрин продолжил:
     -- Все  складывается так, будто  у  нас  нет выбора.  За  нами  гнались
троллоки, и Исчезающие, и Драгкар. Все, кроме  Друзей Темного. Спрятаться мы
не можем и отбиваться в  одиночку --  тоже. Так кто же  нам поможет? Кто еще
столь же силен, как Айз Седай?
     Илайас погрузился  в  молчание, поглядывая  на  волков,  причем чаще на
Пеструю и Паленого. Перрин поерзал,  нервничая,  и постарался отвести глаза.
Когда он смотрел на Илайса и волков, у него появлялось чувство, что он почти
наяву слышит, о чем они говорят друг другу. Даже если здесь ничего общего  с
Силой,  все равно впутываться  в  это ему не хотелось. Он наверняка сыграл с
нами какую-то дикую шутку. Я не могу разговаривать с волками. Один из волков
-- Прыгун, решил Перрин, -- обернулся к нему и, как ему показалось, довольно
ощерился. Перрин  вдруг  задумался:  а каким образом он определил, что этого
волка зовут именно так?
     -- Вы  можете остаться со  мной, -- вынес наконец решение Илайас. --  С
нами.
     Брови Эгвейн взлетели вверх, а у Перрина упала челюсть.
     -- Ну что  может быть безопаснее?  -- спросил  Илайас.  -- Троллоки  не
упустят случая,  если появится  возможность убить  попавшегося им  одинокого
волка,  но, чтобы избежать  встречи со стаей, они свернут, со своего пути на
мили  в  сторону. Да  и об Айз Седай можете не  тревожиться. В  эти леса они
забредают нечасто.
     --  Даже не знаю.  -- Перрин  старался не глядеть на волков, лежащих по
обе  стороны от него. Одним из них была Пестрая, и он  чувствовал на себе ее
взгляд. -- Вообще-то говоря, дело не в одних троллоках.
     Илайас холодно усмехнулся.
     --  Я видел,  как стая набросилась на одного Безглазого.  Было потеряно
полстаи,  но, раз учуяв его  запах, они не отступят. Троллоки, Мурддраалы --
волкам все едино. На самом деле им  нужен  ты, мальчик. Они слышали о других
людях, которые могут разговаривать  с  волками,  но ты  -- первый, кого  они
встретили, если не считать меня.  Тем не  менее  они примут и твою  подружку
тоже, и здесь вы оба будете в большей безопасности, чем в  любом  городе.  В
городах есть Друзья Темного.
     -- Послушайте, -- с настойчивостью в голосе произнес  Перрин, -- мне бы
хотелось, чтоб вы перестали говорить об этом. Я не могу... делать то...  то,
что вы делаете, то, о чем вы говорите.
     -- Будь  по-твоему,  мальчик. Валяй  дурака,  если так решил.  Тебе  не
хочется оказаться в безопасности?
     -- Я себя не обманываю.  Мне не  в чем себя  обманывать.  Все,  что  мы
хотим...
     -- Мы идем в Кэймлин, -- громко и твердо заявила Эгвейн.  -- А потом --
в Тар Валон.
     Закрыв  рот,  Перрин сердито посмотрел  на девушку  и наткнулся  на  ее
гневный взгляд. Он понимал, что она подчинялась его главенству, только когда
ей того хотелось, только лишь тогда, но все-таки она могла  бы позволить ему
ответить за себя.
     --  А как ты, Перрин?  --  произнес он и ответил сам  себе: --  Я?  Ну,
дай-ка  подумаю.  Да. Да, я  решил  идти.  --  Юноша  повернулся к девушке с
кроткой улыбкой. -- Это касается нас обоих. Поэтому-то я иду с тобой. Только
вот хорошо бы обсудить все, прежде чем принять решение, правда?
     Эгвейн вспыхнула, но ее плотно сжатые губы не смягчились.
     Илайас хрюкнул.
     --  Пестрая сказала: именно так ты решил.  Она  сказала: девушка прочно
вросла  корнями  в  человеческий мир, в то время  как  ты, -- он  кивнул  на
Перрина, -- стоишь на перепутье.  В сложившихся  обстоятельствах, я полагаю,
нам лучше  пойти на юг  с  вами. А то, глядишь, вы еще с голоду умрете,  или
потеряетесь где-нибудь, или...
     Вдруг  Паленый  встал,  и  Илайас  повернул  голову  к  большому волку.
Мгновением  позже поднялась и Пестрая. Она придвинулась  теснее к  Илайасу и
тоже встретила  пристальный  взгляд Паленого.  На несколько долгих минут эта
живая картина  застыла, потом  Паленый  круто  развернулся  и исчез в  ночи.
Пестрая встряхнулась, затем вновь легла, плюхнувшись на  землю, будто ничего
не произошло.
     Илайас поймал вопросительный взгляд Перрина.
     -- Пестрая -- вожак  стаи, -- объяснил он.  -- Кое-кто из самцов может,
вызвав ее на бой, взять в схватке верх, но она умнее любого из  них,  и всем
волкам об этом известно.  Она не  раз выручала стаю. Но Паленый считает, что
стая зря  теряет время с вами тремя. Для него  самое  важное --  ненависть к
троллокам,  и,  раз  здесь,  так  далеко  к  югу,  есть троллоки,  он  хочет
отправиться убивать их.
     --  Нам  его чувства  вполне понятны,  -- сказала  Эгвейн, в голосе  ее
звучало облегчение.  --  Мы и сами  можем  отправиться своей дорогой... имея
какие-то указания, конечно, если вы их нам дадите.
     Илайас махнул рукой.
     -- Разве  я  не  сказал,  что Пестрая  ведет  эту стаю?  На  рассвете я
отправлюсь на юг с вами, и то же самое сделают они.
     Лицо у  Эгвейн  было  таким,  будто девушка  услышала совсем  не  самую
радостную для нее весть.
     Перрин же сидел,  отгородившись от  всех молчанием.  Он чувствовал, как
удаляется  Паленый.  И не одного  его,  матерого самца  со шрамом, -- дюжину
других: все --  молодые  самцы, они  вприпрыжку бежали  за Паленым.  Перрину
страшно хотелось  верить, что все это -- игра воображения, навеянная словами
Илайаса, но убедить себя ему не удавалось. Прежде чем уходящие волки исчезли
из разума Перрина,  юноша  почувствовал мысль, которая, как он понял, пришла
от Паленого, такую же  отчетливую и ясную, словно она  была его собственной.
Ненависть. Ненависть и вкус крови.




     Где-то  вдалеке   капала   вода,  приглушенные   всплески   многократно
отдавались эхом, существуя  как  бы  сами  по  себе, оторвавшись  от  своего
источника. Везде, куда бы ни падал взгляд, висели каменные мосты и  ничем не
огражденные переходы, словно выросшие из широких уплощенных верхушек шпилей,
гладкие, элегантные, в красно-золотую полоску. Во мраке, уровень на уровень,
уходя вверх и вниз, раскинулся лабиринт, в  котором не видно было ни начала,
ни конца. Каждый мост вел к шпилю, каждый переход -- к другому шпилю, другим
мостам. Куда бы ни посмотрел Ранд,  везде, насколько хватало глаз, насколько
можно было различить в тусклом свете, -- везде было то же самое, и  внизу, и
наверху.  Скудный  свет  не  позволял ясно видеть  окружающее, чему Ранд был
почти  рад. Некоторые переходы  оканчивались площадками,  которые  наверняка
нависали  над  другими.  Он  не видел, на что  они опирались. Он  торопился,
стремясь  вырваться на  свободу, зная, что это  --  иллюзия. Все вокруг было
иллюзией.
     Он  узнал это видение:  оно  посещало его слишком часто,  чтобы его  не
узнать. Как бы далеко он ни уходил, вверх или вниз, в любую сторону, там его
окружал  один лишь отполированный камень. Камень, а еще --  разливающаяся  в
воздухе    тьма,    тьма   глубокой,   только   что   вспаханной   земли   и
тошнотворно-сладкий запах разложения и тлена. Запах разрытого кладбища. Ранд
старался  не дышать,  но запах  заползал  ему в ноздри.  Словно масло, лип к
коже.
     Глаз  Ранда  уловил  движение,  и  он  замер  на  месте, пригнувшись за
глянцевитым поребриком вокруг верхушки одного из шпилей.  Это  и укрытием-то
не было. Любой увидел бы его из тысячи мест. Воздух заполняла тень, но нигде
тени  не  были настолько глубокими,  чтобы  в них можно  было спрятаться. Ни
ламп, ни фонарей, ни  факелов; свет просто был, сам по себе, словно светился
сам воздух. Чтобы видеть, света вполне хватало; и его  вполне хватало, чтобы
увидели тебя. И неподвижность защищала мало.
     Вновь  возникло какое-то движение, и  теперь Ранд отчетливо увидел его.
По отдаленному  переходу вверх широко шагал  мужчина, не обращая внимания на
отсутствие  перил  и  не опасаясь  возможного  падения  вниз,  в  ничто.  От
величественной поспешности  по  его плащу  пробегали  волны, голова мужчины,
что-то  высматривая, поворачивалась из  стороны  в  сторону.  Расстояние  до
идущего было  слишком  велико, чтобы Ранд  смог разглядеть в сумраке больше,
чем очертания этой фигуры, но ему вовсе не нужно было подходить ближе, чтобы
узнать: у плаща красный, как брызнувшая из  раны кровь,  цвет,  а настойчиво
ищущие глаза пылают, точно два раскаленных горна.
     Ранд  попытался проследить  взглядом  по  лабиринту,  чтобы определить,
сколько переходов  нужно  пройти Ба'алзамону, чтобы  настичь  его, но  потом
отказался от этого бесполезного занятия. Расстояния здесь обманчивы -- таков
был другой урок, который Ранд  уже успел  усвоить. Казавшееся  далеким могло
очутиться рядом, стоило только повернуть за  угол, казавшееся  близким могло
быть недосягаемым. Единственное, что оставалось делать, -- продолжать  идти,
как  он и шел с самого начала.  Идти и не  думать. Думать, как он уже  знал,
было опасно.
     Тем не менее, едва Ранд отвернулся от далекой фигуры Ба'алзамона, он не
удержался, чтобы не подумать о Мэте.
     Интересно, Мэт тоже где-то в этом лабиринте? Или же есть два лабиринта,
два  Ба'алзамона?  Его мысли,  словно вспугнутая  птица, понеслись прочь  от
такого  предположения: размышлять  об этом  было слишком ужасно. Это  как  в
Байрлоне?  Тогда почему он не может  найти меня?  Уже чуточку лучше.  Слабое
утешение. Утешение? Кровь и пепел, в чем же тут утешение?
     Здесь ему  попадались раньше  густые кусты, раза два или три, хотя он и
не мог отчетливо  вспомнить их,  но Ранд  уже  бежал и  бежал, долго,  очень
долго, --  как долго?  -- а Ба'алзамон тщетно преследовал его. Похоже  ли на
то, что было в Байрлоне, или же все просто кошмар, простой сон, какой снится
людям?
     Затем на миг  -- на краткий миг, в который уместился  лишь  вдох, -- он
понял, почему опасно думать, что за опасность таится в мыслях. Как и раньше,
каждый  раз, как он позволял себе подумать,  что все окружающее  его -- сон,
воздух  замерцал,  в  глазах  помутилось.  Воздух  превратился   в   вязкий,
неподатливый студень. Только на миг.
     От  жара саднило кожу,  в горле  уже вечность  как пересохло, а он  все
бежал по лабиринту вдоль  колючих  изгородей. Сколько  это уже продолжается?
Пот высыхал раньше, чем Ранд успевал его стереть, глаза жгло. Над головой --
и не очень высоко -- бешено кипели серо-стальные, исчерченные черным облака,
но в  лабиринте  не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка. В голове у
Ранда мелькнуло, что в этом есть какая-то странность, но  мысль испарилась в
жаре. Он уже долго пробыл здесь. Он знал: думать -- опасно.
     Гладкие  камни,  бледные и округлые,  которыми была выложена  мостовая,
наполовину зарылись в совершенно сухую пыль, которая взлетала облачками даже
от  самых  легких и  осторожных  шагов.  От  нее  свербило  в носу, хотелось
чихнуть,  что  угрожало неминуемо выдать его;  когда Ранд попытался вдохнуть
через рот, пыль набилась ему в горло, и он чуть не задохнулся.
     Место  было  опасным  -- это  он тоже  знал. Впереди Ранд  различил три
прохода в высокой стене колючек, а потом тропинка исчезала  из виду, свернув
в сторону. В этот  самый момент к любому из этих углов  мог уже приближаться
Ба'алзамон. Он  сталкивался с  ним уже,  встречался неожиданно,  два или три
раза, хотя  не мог вспомнить  ничего, кроме того, что они встречались  и ему
удалось спастись... как-то. Слишком много размышлять -- опасно.
     Жадно втягивая ртом жаркий воздух, Ранд  остановился, чтобы рассмотреть
поподробнее стену лабиринта. Густые,  плотно переплетенные  заросли колючек,
бурых и с виду безжизненных,  с жестоко изогнутыми  черными шипами, похожими
на дюймовой  длины крючки.  Не посмотреть  ни поверх этой живой изгороди, ни
сквозь  нее:  слишком  высока  и  слишком  плотна  колючая  стена. Он  робко
прикоснулся  к ней  и  охнул.  Как ни был  он осторожен,  шип пронзил палец,
обжигая, словно раскаленная  игла.  Ранд  попятился,  цепляясь каблуками  за
камни мостовой.  Он тряс  рукой, и  вокруг разлетались брызгами капли густой
крови. Жжение начало спадать, но по всей руке пробегали волны боли.
     Вдруг он разом позабыл о боли. Его  каблук вывернул из сухой земли один
из  гладких камней.  Оторопев,  Ранд уставился  на него, а в  ответ на юношу
зияли пустые глазницы.  Череп. Человеческий череп. Ранд взглянул на дорожку,
на ряды  гладких бледных камней,  всех  в  точности похожих один  на другой.
Поспешно он отдернул ногу, но ни двинуться, ни остаться на месте, не стоя на
камнях  ногами,  он  не мог. Шальная мысль обрела неясную форму: о том,  что
вещи  могут не  быть  тем,  чем  они кажутся,  но он  безжалостно  загнал ее
обратно. Думать здесь -- опасно.
     Ранд с трудом пришел в себя. Стоять на одном  месте -- тоже опасно. Это
он осознавал смутно,  но уверенно.  Струйка  крови  из  пальца унялась, лишь
изредка  срывались алые капли, а пульсирующая боль  почти  прошла. Посасывая
кончик  пальца, он  двинулся  по тропе в том  направлении, куда стоял лицом.
Какая разница, в какую сторону идти, -- любая хороша.
     Теперь ему  припомнилось, как однажды он слышал, что из лабиринта можно
выбраться,  все  время поворачивая в одну  и ту  же  сторону. Возле  первого
прохода в  стене колючек он повернул направо, у следующего -- опять направо.
И оказался лицом к лицу с Ба'алзамоном.
     Удивление мелькнуло  на лице Ба'алзамона, он резко  остановился,  и его
кроваво-красный  плащ обвис.  Языки  пламени бились в его  глазах, но в зное
лабиринта Ранд едва чувствовал их жар.
     --  Как  долго,  по-твоему, удастся  тебе  избегать  встречи  со  мной,
мальчишка? Как долго, по-твоему, удастся тебе избегать своей  судьбы?  Ты --
мой!
     Попятившись, Ранд с изумлением подумал,  с чего бы  это он  лихорадочно
шарит рукой у пояса, будто стараясь нащупать меч.
     -- Помоги мне Свет, -- пробормотал он. -- Помоги мне Свет!
     И никак не удавалось вспомнить, что значат эти слова.
     -- Свет не поможет  тебе,  мальчишка, и Око Мира не будет служить тебе.
Ты -- мой пес, и, если ты не побежишь по моему приказу, я удавлю тебя трупом
Великого Змея!
     Ба'алзамон  протянул руку и внезапно  Ранд  понял, как ему спастись, --
туманное, едва  обретшее форму воспоминание кричало об опасности, опасности,
которая ничто по сравнению с той, когда его коснется Темный.
     -- Сон! -- закричал Ранд. -- Это сон!
     Глаза Ба'алзамона начали расширяться от удивления или от гнева,  или же
от того  и  другого сразу, затем воздух  замерцал,  черты  лица  Ба'алзамона
затуманились, поблекли.
     Ранд  развернулся на месте  и  оторопело заморгал.  Увидел тысячекратно
отраженного самого себя. Десять тысяч раз! Выше разливалась  чернота, и ниже
была  чернота, а вокруг  него  стояли  зеркала,  зеркала,  установленные под
всевозможными  углами, зеркала,  насколько  видел глаз,  и  во  всех  -- он,
пригнувшийся и поворачивающийся, смотрящий на самого себя округлившимися  от
испуга глазами.
     В  зеркалах медленно двигалось красное пятно.  Ранд крутанулся волчком,
пытаясь увидеть  его воочию, но в каждом  зеркале  оно  проползло позади его
собственного  отражения  и исчезло.  Затем  оно  возникло  вновь, но уже  не
расплывчатым пятном. В зеркалах шагал  Ба'алзамон, десять тысяч Ба'алзамонов
-- ищущих Ранда, вновь и вновь пересекающих серебряные зеркала.
     Ранд понял, что  он  уставился на  отражение  своего собственного лица,
бледное  и дрожащее  от  пронизывающего до костей холода. Фигура Ба'алзамона
выросла позади  Ранда, пристально глядя на  него,  -- не  видя, но все равно
глядя. В каждом зеркале пламенники лица Ба'алзамона  бушевали  позади Ранда,
окутывая  его, поглощая,  сливаясь с ним. Ему захотелось  закричать, но крик
застрял   в   горле.   В   этих   бесконечных   зеркалах   отражалось   лишь
одно-единственное лицо. Его собственное лицо. Лицо Ба'алзамона. Одно и то же
лицо.

     Ранд  дернулся и открыл  глаза. Темнота, лишь чуть разбавленная бледным
светом. Юноша лежал  неподвижно,  едва  дыша,  лишь взгляд  его  метался  по
сторонам. Грубое шерстяное  одеяло укрывало его по плечи, руки были заложены
за голову.  Пальцы чувствовали  гладкие  деревянные  доски.  Доски палубного
настила. Снасти  поскрипывали в  ночи.  Ранд облегченно  вздохнул.  Он -- на
"Ветке". Все кончено... по крайней мере, до следующей ночи.
     Без  всякой задней мысли  Ранд  сунул палец в рот. От привкуса крови  у
него перехватило дыхание. Медленно Ранд поднес руку  поближе  к  глазам и  в
неверном лунном свете заметил  выступившую  на кончике пальца бусинку крови.
Крови из уколотого шипом пальца.

     "Ветка" медленно плыла вниз по Аринелле. Ветер усилился,  но он  не был
попутным, и паруса ничем  не  могли  помочь судну. Как  ни  требовал капитан
Домон быстрого  хода, суденышко еле  ползло. Ночью матрос на носу бросал  за
борт смазанный жиром лот и при свете фонаря громко выкрикивал промеры глубин
рулевому, пока течение и длинные весла подгоняли корабль наперекор ветру. На
Аринелле не было опасных  скал, но река изобиловала мелководьями и отмелями,
где судно могло накрепко засесть, все  глубже зарываясь в ил носом,  пока не
подоспеет подмога.  Если  она,  конечно, придет. Днем, от восхода до заката,
работали длинные весла, но встречный ветер  сопротивлялся гребцам, как будто
хотел погнать судно вспять по реке.
     К берегу не приставали ни днем,  ни ночью. Байл Домон управлял кораблем
и  командой  в  равной  степени  твердо,  ругая  противный ветер,  проклиная
медленный ход. Он постоянно называл гребцов лентяями, разносил  в пух и прах
команду за  каждый  плохо привязанный  линь; его низкий резкий голос рисовал
троллоков десяти футов росту, бегающих по палубе и вспарывающих всем животы.
Дня на два этих впечатлений хватило, чтобы заставить любого матроса кидаться
работать чуть ли не бегом. Потом потрясение от нападения троллоков ослабело,
и команда начала ворчать,  что,  дескать,  неплохо бы  выкроить часок, чтобы
немного размять ноги на бережку,  и  что,  мол, вообще  плавать  по  реке  в
темноте -- дело опасное.
     Свое недовольство люди открыто  не  высказывали,  жалуясь  друг  другу,
постоянно косясь по сторонам, чтобы убедиться, что капитана нет  поблизости,
но тот, казалось, слышал каждое сказанное на его  корабле слово. Всякий раз,
как поднимался  ропот, он молча выносил  длинный,  напоминающий  косу меч  и
топор с хищно загнутым крюком на обухе, которые были найдены на палубе после
нападения. Он вывешивал их на мачте на час, а раненые тыкали пальцами в свои
повязки,  и шепотки стихали... по меньшей мере на день-другой, пока  кому-то
из  команды  опять не  приходила  в  голову  мысль, что  теперь-то  троллоки
наверняка остались далеко позади, и все повторялось сызнова.
     Ранд подметил, что, когда матросы начинали перешептываться и хмуриться,
Том  Меррилин  держался в стороне от  команды, хотя обычно похлопывал  их по
спинам, шутил, обменивался с матросами добродушными подтруниваниями, вызывая
ухмылки  даже  у  самого  усердного из  них и  занятого  работой.  Тревожным
взглядом  Том  наблюдал за этими скрытными  перешептываниями, хотя, глядя на
него, казалось, что он целиком поглощен раскуриванием своей длинной  трубки,
или настройкой своей арфы, или чем угодно, но только не тем, чтобы  обращать
хоть какое-то внимание на команду. Почему он так  себя вел. Ранд не понимал.
Судя по всему, команда винила  в  случившемся скорее Флорана Гелба, но никак
не   ту  троицу,  которая   заявилась  на  корабль,  преследуемая  по  пятам
троллоками.
     Первые  день  или  два  жилистую фигуру  Гелба можно  было почти всегда
увидеть  рядом  с  каким-нибудь матросом, которого тому удавалось  загнать в
угол и заставить выслушивать  свою версию событий той ночи, когда Ранд и его
спутники  оказались  на  борту. С  бахвальства  Гелб  незаметно  срывался  в
хныканье, а  потом  его скулеж  сменялся хвастливыми  угрозами,  и губы  его
постоянно  кривились, когда  он  зло  указывал  пальцем на  Тома или Мэта, и
особенно -- на Ранда, стараясь взвалить вину на них.
     --  Они -- чужаки, --  понизив голос, заявил как-то  Гелб, одним глазом
косясь, не появился ли где капитан. -- Что мы о них  знаем?  С ними пришли и
троллоки, вот это мы знаем. Они с ними заодно.
     --  Удача,  Гелб,  распоряжается так,  --  угрюмо  проворчал  матрос  с
косичкой  и вытатуированной  на  щеке  маленькой голубой звездочкой.  Он  не
глядел  на  Гелба,  а  укладывал линь кольцами  на палубе,  причем делал это
голыми  ногами.  Несмотря на  холод, все матросы ходили  разутыми: на мокрой
палубе сапоги  скользили. -- Ты б родную мать  назвал Другом Темного, если б
это позволило тебе отлынивать от работы. Пшел прочь!
     Он сплюнул под ноги Гелбу и вновь занялся тросом.
     Вся  команда помнила ту вахту,  на которой Гелб сладко  спал,  и  ответ
матроса с косичкой был самым вежливым  из всех, которых тот удостоился. Даже
работать с ним не желал никто. Гелб  обнаружил, что его все время отправляют
на работы одного,  причем  на  работы самые грязные, вроде  как  чистить  на
камбузе  жирные  котлы или ползать в трюме на брюхе,  выискивая течи в толще
давней  липкой грязи.  Вскоре он перестал с кем-либо заговаривать. Плечи его
настороженно-защищающе   сгорбились,  а  обиженное  молчание  стало  обычным
состоянием Гелба -- многие, мол, на него косятся, многие обижают, хотя он-то
заслуживает в  худшем  случае  только ворчания. Тем не  менее,  когда взгляд
Гелба падал  на  Ранда,  или на  Мэта, или на  Тома,  готовность к  убийству
читалась на его длинноносом лице.
     Когда Ранд обмолвился Мэту,  что рано или поздно Гелб доставит  им кучу
неприятностей, Мэт оглядел судно и заявил:
     -- А  можно ли верить кому-то из них? Хоть кому-то? И отправился искать
уголок, где мог бы  остаться один, в одиночестве,  какое возможно на корабле
длиной  меньше тридцати шагов  --  от  приподнятого  носа до  ахтерштевня  с
установленными там рулевыми веслами.  С той памятной ночи в Шадар Логоте Мэт
проводил слишком много времени в одиночестве, в раздумьях, как считал Ранд.
     -- Беда, если она  придет, парень, -- откликнулся Том, -- придет  не от
Гелба. Пока  еще не от него.  Из команды  его никто не  поддержит, а  ему не
хватит духу  попытаться  учинить  что-нибудь  в  одиночку. Но вот  другие?..
Домой, похоже, вбил себе  в голову,  что троллоки преследуют  лично  его, но
остальные  начинают  думать, что опасность уже миновала.  Они  вполне  могут
решить,  будто  с них  довольно.  Они  уже  на грани срыва, вот  так-то.  --
Менестрель подтянул  лоскутный плащ, и у  Ранда возникло ощущение,  что  тот
проверяет свои  спрятанные ножи, --  лучший из оставшихся наборов.  --  Если
вспыхнет бунт, парень, то вряд ли они  оставят в живых  пассажиров, чтобы мы
потом  могли  рассказывать разные  истории.  Так  далеко  от  Кэймлина  Указ
Королевы вряд ли будет иметь  много силы, но  даже деревенский мэр что-то да
предпримет в таком случае.
     После этих слов Ранд тоже стал стараться, чтобы его не заметили,  когда
он тайком следил за командой.
     Том  по-своему  пытался  отвлечь  матросов  от  мыслей  о  мятеже.   Он
рассказывал всякие  истории,  все  --  пышные,  с  прикрасами, каждое утро и
каждый  вечер,  а между ними  исполнял  любые  песни,  какие  просили.  Дабы
подтвердить маскировку Ранда и Мэта как желающих стать учениками менестреля,
каждый день он отводил час-другой для уроков, которые тоже в немалой степени
забавляли команду. Ни одному из ребят Том, разумеется, и пальцем не позволил
коснуться своей арфы, а то,  что  они вытворяли  с  флейтой,  заставляло его
страдальчески морщиться,  --  по  крайней мере, поначалу,  а  команда от  их
упражнений с хохотом зажимала уши.
     Менестрель  научил ребят  кое-каким  из  сказаний  попроще,  нескольким
простейшим  акробатическим номерам и, конечно же,  жонглированию. Мэт стенал
от требований Тома, но тот лишь дул в усы и свирепо смотрел на него в ответ.
     -- Я не  знаю,  как играть в  обучение, парень. Я или учу чему-то,  или
нет.  Ну, давай!  Даже неотесанная деревенщина в  состоянии сделать  простую
стойку на руках. Ну-ка, вставай!
     Матросы, свободные  от  судовых работ,  всегда  собирались  вокруг этой
троицы.  Они  сидели  на  корточках,  перешучивались,  кое-кто  сам пробовал
выполнить  то, чему  обучал  юношей  Том,  посмеиваясь над  своими неловкими
попытками. Гелб  стоял  поодаль и мрачно взирал на  все горящим от ненависти
взглядом.
     Добрых полдня  Ранд проводил опершись  на поручень  и провожая взглядом
берег. Не то чтобы он и вправду ожидал увидеть, как Эгвейн или кто-то другой
неожиданно появятся на речном берегу, но судно плыло так медленно, что порой
юноша  надеялся на такое. Они вполне могли нагнать корабль, даже не  слишком
понукая лошадей. Если им удалось убежать. Если они все еще живы.
     Река несла  свои  воды,  вокруг  -- никакого  признака  жизни, не  было
заметно ни единого суденышка, одна  лишь  "Ветка". Но  сказать, что смотреть
тут  не на  что  и удивляться  нечему, было неверно. К середине первого  дня
Аринелле текла меж высоких обрывов, протянувшихся по обе стороны на полмили.
По  всей  их длине в скале были высечены статуи, мужчины и  женщины в  сотню
футов  высотой, с коронами на головах, указывающими на то, что это -- короли
и королевы. Не  было в этой королевской  веренице  и  двух похожих  фигур, и
долгие-долгие годы отделяли первого в  этой  череде  от последнего.  Ветра и
дожди  оставили на  камне  следы  прошедших лет,  сгладив  и  отшлифовав  те
скульптуры, что были высечены  на северном конце.  Но  дальше к  югу лица  и
детали  становились  четче.  Река  плескалась  у  подножий  статуй,  у  ног,
обкатанных  до гладкости  бугорков,  если  вообще  не  сточенных  полностью.
Сколько  же  они стоят тут, с  удивлением подумал Ранд.  Сколько,  если река
сточила так много  камня? Никто из команды  не  отрывался  от  своей работы,
чтобы взглянуть  на статуи, --  эти древние фигуры матросы видели раньше уже
не один раз.
     В другой раз,  когда восточный берег вновь превратился в плоские  луга,
лишь кое-где нарушаемые пучками кустов, солнце сверкнуло на чем-то далеком.
     --  Что бы это могло быть? -- вслух удивился Ранд. -- Похоже, что-то из
металла.
     Проходивший мимо него капитан Домон остановился и  покосился на далекий
блеск.
     -- Это  и есть металл,  --  сказал он.  Его слова по-прежнему сливались
вместе,  но  теперь Ранд уже вполне  сносно  понимал их, не ломая голову над
смыслом речей  Домона. -- Башня из  металла. Я  видывал ее  вблизи, так  что
знаю. Речные  торговые суда  используют ее в  качестве  ориентира. При такой
скорости, с какой идем, мы в десяти днях от Беломостья.
     -- Металлическая башня? -- спросил Ранд, и Мэт, сидевший  скрестив ноги
и привалившись спиной к бочке, очнулся от своих мыслей и прислушался.
     Капитан кивнул.
     --  Точно так!  Сверкающая сталь, на взгляд и на ощупь, но без пятнышка
ржавчины.  В  две сотни футов  высотой, в поперечнике такая  же большая, как
дом, на ней нет никаких знаков и никогда на ней не найдешь ни единой щели.
     --  Бьюсь об заклад, там внутри сокровища, -- произнес Мэт. Он встал  и
пристально смотрел в сторону далекой башни, а река несла "Ветку" все дальше.
-- Такая штука нужна, чтобы защитить что-то ценное.
     -- Может статься, и так, парень, -- пророкотал  капитан. -- Хотя в мире
есть вещи и почуднее этой. На Тремалкине, одном из островов Морского Народа,
есть каменная рука пятидесяти футов высотой, торчащая над холмом и сжимающая
хрустальную сферу величиной с этот корабль. Уж если где-то и есть сокровища,
так  это  под тем холмом,  но  островному народу  нет  дела до  того,  чтобы
копаться  там, а Морской  Народ ничем  не интересуется, кроме  плавания  под
парусами своих кораблей и поисков Корамура, их Избранного.
     -- Уж я бы покопался, -- сказал Мэт. -- А как далеко этот... Тремалкин?
     Купа деревьев заслонила сверкающую башню, но он все равно смотрел туда,
словно бы все еще видел ее.
     Капитан Домон покачал головой.
     -- Нет,  парень, не эти  сокровища заставят тебя  объехать весь мир. Ну
найдешь  ты  горсть золота или  драгоценности мертвых королей, все  хорошо и
замечательно,  но, понимаешь ли,  именно  неизведанность тянет тебя  к новым
горизонтам. В Танчико  -- это порт  на  Океане Арит  -- часть Дворца Панарха
была,  как  говорят,  построена в  Эпоху Легенд. Там есть  стена,  на  фризе
которой изображены животные, каких ни один живой человек никогда не видел.
     -- Любой ребенок может  нарисовать  зверя, которого никто не видел,  --
заметил Ранд, и капитан усмехнулся.
     -- Это точно, парень, они-то могут. Но  может ли  ребенок сделать кости
таких  животных?  В  Танчико  есть  такие  кости, скрепленные вместе,  как в
животном. Они стоят  в залах Дворца Панарха, куда  всякий может  зайти  и на
этот  скелет  посмотреть. После Разлома остались  тысячи чудес, и с тех  пор
возвысилось  и погибло  полдюжины  или больше империй,  некоторые из них  не
уступали по величине и силе империи Артура Ястребиного Крыла, и после каждой
осталось многое,  что  стоит  искать и  найти. Светящиеся  жезлы, бритвенное
кружево,  камень мужества. Хрустальная  решетка,  покрывающая остров, и  она
гудит,  когда над  ней встает луна. Гора, выдолбленная в  виде чаши, а в  ее
центре серебристая спица высотой  в сто  спанов,  и тот, кто  подходит к ней
ближе  чем  на  милю,  умирает.  Подернутые  ржавчиной  развалины,  обломки,
черепки,  предметы, поднятые  с морского дна, предметы, о назначении которых
не упоминается даже  в  самых старых книгах. У  меня  самого  есть несколько
таких вещиц. В мире полно такого, о чем  вы и не мечтали, в стольких местах,
что  вам  и  за  десять   жизней  не  обойти.  Вот  такая  неизведанность  и
притягивает.
     -- В  Песчаных Холмах нам  как-то довелось выкопать  кости, -- медленно
произнес  Ранд.  -- Необычные кости. Кусок рыбьего скелета --  я думаю,  что
рыбьего, --  величиной с этот корабль.  Кто-то поговаривал,  мол, не к добру
это -- в холмах копаться.
     Капитан окинул его проницательным взглядом.
     -- Ты, парень, уже о доме задумался, а ведь только-только шагнул в мир!
Мир еще  поймает  тебя  на  крючок. Ты бросишься в погоню за  рассветом, вот
подожди,  и  увидишь...  а  если  ты  когда-нибудь вернешься,  твоя  деревня
окажется не так велика, чтобы удержать тебя.
     -- Нет! --  Ранд вздрогнул.  Сколько  времени прошло с  тех пор, как он
вспоминал о доме, об  Эмондовом Луге? И о Тэме! Должно быть, несколько дней.
А ощущение было -- как будто месяцы. -- Когда смогу,  я  обязательно вернусь
домой. Стану разводить овец, как... как мой отец, и я никогда больше не уйду
из дома и вернусь туда очень скоро. Разве не так, Мэт? Как только сможем, мы
отправимся домой и забудем даже о том, что это все есть на белом свете.
     С видимым усилием Мэт оторвался  от разглядывания деревьев, за которыми
исчезла выше по реке башня.
     -- Что?  А,  да,  конечно.  Мы  пойдем  домой.  Конечно.  --  Когда  он
повернулся, отходя, Ранд  услышал его  бормотание:  -- Бьюсь об  заклад,  он
просто не хочет, чтобы кто-то еще отправился за сокровищем.
     Похоже, Мэт не заметил, что произнес эти слова вслух.
     Четвертый день путешествия вниз по реке застал Ранда на мачте, он сидел
на топе, ногами зацепившись за штаги. "Ветку" мягко несло по реке, покачивая
на  волнах, но  в пятидесяти  футах над водой от  этой легкой качки верхушка
мачты  колебалась  взад  и вперед,  описывая широкие дуги.  Ранд  запрокинул
голову и рассмеялся бившему в лицо ветру.
     Весла   были  выставлены,  и  отсюда   корабль   походил  на  какого-то
диковинного двенадцатиногого  паука, ползущего по Аринелле. Ранд  и  прежде,
бывало, залезал  на такую высоту -- на деревья в Двуречье, -- но на сей  раз
ветви  не заслоняли ему обзор. Все на палубе, гребцы  на веслах, матросы, на
коленях скребущие палубу лощильными камнями или занятые работой с линями и у
крышек люков, выглядели  такими чудными,  если смотреть на них прямо сверху,
-- все  какие-то приземистые и укороченные,  -- что Ранд провел  битый  час,
просто глазея на них и посмеиваясь.
     Он по-прежнему ухмылялся,  поглядывая  вниз на команду, но теперь юноша
рассматривал проплывающие  мимо речные берега. Ощущение было такое, будто он
сидит на  шесте,  --  не считая, разумеется, покачиваний  взад-вперед, --  а
берега медленно  скользят мимо,  деревья и холмы медленно  маршируют по  обе
стороны от него. Он оставался неподвижен, а целый мир двигался своим путем.
     Повинуясь  внезапному импульсу. Ранд выпростал  ступни из  переплетения
оттяжек, крепящих мачту, и вытянул ноги и  руки в стороны, удерживая вопреки
качке  равновесие. Ему удалось балансировать три полные дуги,  а  потом  все
разом кончилось. Руки и ноги крутанулись, словно  крылья ветряной  мельницы,
сам Ранд повалился вперед и ухватился за фока-штаг. Ступни его скользнули по
мачте, и теперь ничто не удерживало  Ранда на ненадежном насесте, кроме рук,
вцепившихся в  штаг,  а  он  засмеялся.  Огромными  глотками жадно  втягивая
свежий, прохладный ветер, Ранд смеялся, испытывая приступ пьянящего веселья.
     -- Парень! --  раздался хриплый голос Тома. -- Парень, если  ты  хочешь
свернуть свою глупую шею, то не обязательно падать на меня.
     Ранд глянул  вниз. Прямо под ним, лишь  в  нескольких футах, держась за
выбленки, сверлил  юношу  суровым  взглядом  Том.  Как  и  Ранд,  свой  плащ
менестрель оставил внизу.
     -- Том, -- с сияющим лицом произнес Ранд. -- Когда ты залез сюда?
     -- Когда  ты словно оглох на оба  уха и не услышал криков. Сгореть мне,
парень, если все не подумали, будто ты совсем спятил.
     Ранд посмотрел  вниз и поразился, увидев удивленно поднятые кверху лица
матросов на палубе. Один Mat, скрестив ноги  сидящий на носу спиной к мачте,
не смотрел на него. Даже гребцы  на веслах подняли головы, нестройно работая
веслами. И никто их за это не бранил. Ранд, вывернув голову, взглянул из-под
руки на  корму. Капитан Домон  стоял возле кормового весла,  уперев  в бедра
кулаки, с  добрый  окорок каждый, и свирепо глядя  на юношу,  болтающегося у
мачты. Ранд повернулся к Тому с ухмылкой на лице.
     -- Ты хочешь, чтобы я слез? Том энергично кивнул.
     -- Был бы весьма признателен.
     -- Ладно!
     Сдвинув  хватку  на  фока-штаге. Ранд  прыгнул  с  верхушки  мачты.  Он
расслышал,  как  у Тома  вырвалось проклятье, а юноша после короткого полета
повис на  руках, держась за  фока-штаг.  Менестрель, вытянув руку, уже готов
был схватить Ранда и теперь сердито хмурился. Ранд опять ухмыльнулся Тому.
     -- Ну, я пошел вниз!
     Качнув  ногами  вверх.  Ранд  перекинул одну ногу  через толстый канат,
который  от мачты крепился  на  носу. затем зацепился за него сгибом локтя и
разжал  руки. Сначала  медленно, затем все быстрее  и быстрее он  заскользил
вниз. На самом носу  он спрыгнул на  палубу, прямо перед Мэтом, сделал  шаг,
удерживая  равновесие, и  повернулся лицом к корме, широко разведя в стороны
руки, так, как делал Том после акробатического трюка.
     Раздались  матросские  недружные хлопки  в  ладоши,  но Ранд  удивленно
уставился  на  Мэта  и  на то,  что  тот держал  в  руках,  скрытое  от всех
остальных.  Изогнутый  кинжал   в   золотых  ножнах,   отделанных  странными
эмблемами. Изящное  золотое  плетение  обвивало рукоять, в  головку  ее  был
вставлен  рубин  размером  с  ноготь  большого  пальца Ранда,  а  крестовина
представляла  собой двух  змеев  в золотой  чешуе,  с  открытыми  пастями, в
которых виднелись кривые зубы.
     Мэт какое-то  время еще продолжал двигать  клинок в  ножнах  туда-сюда.
По-прежнему  играя  им,  он  медленно поднял  голову;  в  его глазах застыло
отсутствующее  выражение.  Внезапно  они   сфокусировались   на  Ранде,  Мэт
вздрогнул и сунул кинжал за пазуху.
     Ранд присел на корточки, скрестив руки на коленях.
     -- Где ты это взял? -- Мэт ничего не ответил, быстро оглянувшись, чтобы
проверить, нет ли кого чужого рядом.  Как ни странно, парни были одни. -- Ты
ведь не из Шадар Логота его унес, а?
     Мэт пристально посмотрел на Ранда.
     -- Это все из-за тебя! Из-за тебя и Перрина. Вы вдвоем  утащили меня от
сокровища, а он был у меня в руке. Мордет мне его не давал. Я  его взял сам,
так что предостережения Морейн  о подарках --  не  в  счет.  Не  рассказывай
никому, Ранд. А то они его украдут.
     --  Я никому не скажу,  -- ответил Ранд. -- По-моему, капитан Домон  --
честнейший человек, но за прошлое остальных, особенно Гелба, я не поручусь.
     -- Никому! -- настаивал Мэт. -- Ни Домону, ни Тому, вообще никому. Нас,
из Эмондова Луга, осталось двое, Ранд. Мы не можем никому доверять.
     --  Они живы, Мэт. Эгвейн и Перрин. Я  знаю, они живы. -- Мэт  выглядел
пристыженным.  -- Но  я  все равно сохраню твою тайну. Будем знать только мы
двое. По крайней мере, о деньгах нам больше волноваться  не  нужно. Если его
продать, то нам с  лихвой  хватит, чтобы путешествовать  до  Тар  Валона как
королям.
     --  Н-да, конечно,  --  произнес через  минуту  Мэт.  -- Если придется.
Только не говори о нем никому без моего разрешения.
     -- Я же обещал. Слушай, у тебя были еще сны, с тех пор как мы оказались
на корабле? Как в Байрлоне? В первый  раз  выпал случай спросить об этом без
толпы вокруг.
     Мэт отвернулся, искоса глянув на друга.
     -- Может, и были.
     -- Что значит "может"? Либо были, либо нет.
     -- Ладно, ладно, были. Не хочу о них говорить. Я даже думать  о  них не
хочу. Ничего хорошего из этого не будет.
     Прежде чем кто-то из друзей успел сказать еще что-нибудь, к ним подошел
Том,  неся свой плащ перекинутым через руку. Ветер трепал его белые  волосы,
длинные усы топорщились.
     -- Я сумел убедить капитана, что ты  не  спятил, -- объявил  он, -- что
это было частью твоего обучения. -- Менестрель взялся за фока-штаг и  качнул
его. -- Этот твой глупый трюк, когда ты соскользнул вниз по веревке,  помог,
но тебе повезло, что ты не сломал свою дурную шею.
     Взгляд Ранда задержался на фока-штаге и прошелся по нему до самого топа
мачты, после чего юноша обалдело открыл рот. Он сумел съехать  вниз по нему.
И он усидел на верхушке...
     Вдруг  Ранд словно  увидел  себя  там,  на  этой  верхотуре,  с  широко
раскинутыми в стороны руками и ногами. Он шлепнулся задом на  палубу и  едва
удержался, чтобы не растянуться во весь рост. Том задумчиво смотрел на него.
     -- Не знал, парень, что у  тебя хорошая голова для  высоты. Мы могли бы
давать представления в Иллиане, или  в Эбу Даре,  или даже в  Тире.  Народ в
больших городах на юге любит канатоходцев и танцоров на провисающей веревке.
     -- Мы же идем... -- В последний миг Ранд спохватился и глянул вокруг --
нет ли рядом кого,  кто  мог бы  услышать их разговор. Несколько человек  из
команды наблюдали за ними, в том числе и Гелб, который, как обычно, кидал на
ненавистную троицу злобные взгляды, но слышать слов Ранда не мог никто.
     -- В Тар Валон,  -- докончил он. Мэт пожал  плечами, будто ему было все
равно, куда они направляются.
     --  Это сегодня,  парень, -- заметил Том, усаживаясь на палубу  рядом с
ребятами,  -- но  завтра... кто знает? Такова жизнь менестреля. -- Он извлек
из широкого рукава горсть разноцветных шариков. -- Раз уж  я  спустил тебя с
небес, мы поработаем над тройной связкой.
     Взгляд Ранда  скользнул  к верхушке мачты, и его пробрала дрожь. Что со
мной творится? Свет, что?  Он должен в этом разобраться. Он должен добраться
до Тар Валона прежде чем и вправду сойдет с ума.




     Под едва  греющим солнцем Бела безмятежно шагала вперед, словно те  три
волка, что трусили невдалеке,  были для нее  обычными деревенскими собаками,
хотя время от  времени  она  так косила на них глазом, что виднелись  белки.
Эгвейн,  сидя на кобыле,  держалась столь  же  неестественно.  Она постоянно
следила  за  волками уголком глаза и  порой поворачивалась  в  седле,  чтобы
оглядеться вокруг. Перрин был уверен,  что  она высматривает остальную стаю,
хотя  девушка  гневно  отрицала  это,  когда   он  рискнул  высказать  такое
предположение, отрицала, что боится тех волков, которые бежали впереди  них,
отрицала, что ее тревожит стая или то, что задумали звери. Отрицала и тут же
опять  принималась  кидать  из-под  опущенных  ресниц  опасливые  взгляды  и
беспокойно облизывать губы.
     А стая была далеко -- Перрин мог  бы сказать девушке об этом. И что тут
хорошего, даже если  она  мне поверит? Особенно если поверит. У  Перрина и в
мыслях не было открывать эту корзину со змеями,  пока  совсем уж не припрет.
Он  и  думать  не хотел о том. как он узнал о стае. Мужчина  в  шкурах бежал
впереди  вприпрыжку,  иногда  сам почти походя на  волка,  и  он никогда  не
оглядывался при появлении  Пестрой, Прыгуна  и Ветра, но тоже узнавал  об их
приближении.
     Перрин  и Эгвейн  проснулись на рассвете этого первого  утра и увидели,
как Илайас жарит кролика и  посматривает на  них со спокойным выражением  на
бородатом лице.  Не  считая Пестрой, Прыгуна и Ветра, волков видно  не было.
Под большим дубом все  еще держались темные тени, ясно выделяясь  в  бледном
свете  раннего  утра, и голые  деревья поодаль походили  на  обглоданные  до
костей пальцы.
     -- Они рядом, -- ответил Илайас, когда Эгвейн поинтересовалась, где вся
стая.  -- Достаточно  близко,  чтобы  прийти  на  помощь, если  понадобится.
Достаточно  далеко,  чтобы  остаться  в   стороне  от   любой   человеческой
неприятности,  которая  с  нами  случится. Там,  где собираются  вместе  два
человека, рано или поздно, всегда возникают неприятности. Если они нам будут
нужны, они придут.
     Что-то  щекотнуло подсознание Перрина, когда он вонзил зубы  в жареного
кролика. Направление, смутно ощутимое. Точно!  Там, где они... Горячий сок у
него во рту тотчас утратил всякий вкус. Он взял клубни, которые Илайас запек
в  углях, --  по  вкусу  они  напоминали репу, -- но  аппетит у Перрина  уже
пропал.
     Собираясь, Эгвейн решительно заявила, что верхом будут ехать по очереди
все, и Перрин даже не подумал с ней спорить.
     -- Первая -- ты, -- сказал он только. Она кивнула.
     -- А затем -- вы, Илайас.
     -- Для меня и мои ноги хороши, -- сказал Илайас. Он взглянул на Белу, и
кобыла завращала глазами, словно он был одним из волков. -- Кроме того, вряд
ли она захочет, чтобы я ехал на ней верхом.
     --  Чепуха!   --  твердо   ответила  Эгвейн.  --  Нет  никакого  смысла
упрямиться. Разумно  же --  каждому иногда ехать  верхом.  Как  вы говорите,
впереди у нас долгая дорога.
     -- Я сказал "нет", девочка.
     Эгвейн сделала глубокий вдох, и Перрину стало интересно, как ей удастся
навязать свое решение Илайасу, -- тем самым способом, каким она обращалась с
ним, или иначе. Но тут же он понял, что девушка стоит открыв рот. не в силах
вымолвить  ни  слова.  Илайас же  смотрел  на нее,  просто  смотрел  желтыми
волчьими глазами. Эгвейн сделала шаг назад от  худощавого мужчины  и провела
языком по губам, потом опять отступила на шаг. Так она и допятилась до Белы,
вскарабкалась  в  седло, и только  потом  Илайас  отвернулся. Когда  мужчина
повернулся и двинулся на  юг, Перрин подумал, что ухмылка у  того тоже очень
сильно смахивает на волчью.
     Так они путешествовали на юг и на восток три дня, пешком и верхом целые
дни  напролет,  останавливаясь   лишь   в   сгустившихся  сумерках.  Илайас,
по-видимому, торопливость горожан презирал, но  в то же время не считал, что
стоит попусту терять время, если есть куда идти.
     Три  волка  на глаза  им попадались редко. Каждый вечер  звери на время
выходили  к костру и  иногда днем,  когда их меньше всего ожидали, ненадолго
появлялись рядом и исчезали. Но Перрин знал, что они неподалеку, и знал где.
Он знал,  когда волки разведывали дорогу  впереди и когда волки наблюдали за
происходящим позади  них.  Он  узнал,  когда  они оставили обычные охотничьи
угодья  и  Пестрая  отослала  свою стаю обратно,  --  ждать ее.  Иногда трое
оставшихся волков пропадали из мыслей Перрина, но  задолго до  того, как они
появлялись в поле зрения, он  уже знал об  их  возвращении. Даже  когда  лес
сменился  разбросанными там и  тут рощами, разделенными громадными  полосами
мертвой  травы,  волки,  когда  не  хотели,   чтобы  их  заметили,  казались
призраками, но  он  мог в любой  момент  указать на них  пальцем. Перрин  не
понимал, как он узнает все это, и пытался уверить  себя, что его воображение
играет с ним шутки, но все было бесполезно. Как знал Илайас, так знал и он.
     Перрин старался не думать о волках, но  они  все равно прокрадывались в
его  мысли. С тех  пор  как  он встретился с  Илайасом и волками. Ба'алзамон
пропал из его снов. Его сновидения, насколько Перрин помнил при пробуждении,
касались  обыденных  дел, того, что могло сниться  дома... до Байрлона... до
Ночи Зимы. Обычные сны -- с одним дополнением. В этих  снах, как  он помнил,
одно было общим: когда он  выпрямлялся у горна мастера  Лухана, стирая пот с
лица, или возвращался с Лужайки после танцев с деревенскими  девушками,  или
поднимал голову от книги, которую читал у камина, то где бы он  ни был --  в
лесу,  на улице, под крышей, -- рядом всегда находился  волк. Всегда рядом с
ним  маячила  волчья  спина;  и  всегда он знал,  --  в  снах  это  казалось
нормальным,  даже  у  обеденного стола  Элсбет Лухан,  -- что  желтые волчьи
глаза, охраняя  его, зорко следят за  тем, какая опасность  может появиться.
Лишь при пробуждении волчье присутствие казалось ему странным.
     Они  путешествовали  три  дня. Пестрая,  Прыгун  и  Ветер  приносили им
кроликов и белок, Илайас показывал растения, годные в пищу, некоторые из них
Перрин узнавал. Однажды кролик  выскочил чуть ли не из-под самых копыт Белы;
прежде чем Перрин  успел  вложить камень в пращу,  Илайас  в двадцати  шагах
точным броском своего длинного ножа пригвоздил зверька к земле. В другой раз
Илайас  подстрелил из лука  взлетевшего толстого фазана. Ели теперь Перрин с
Эгвейн намного лучше, чем когда шли одни,  но юноша с радостью вернулся бы к
тому  скудному  рациону, лишь бы обойтись  без  серых  попутчиков. Он не был
уверен, какие чувства  испытывает Эгвейн, но предпочел бы  голодать, лишь бы
жить без волчьей компании. Три дня, до этого самого вечера.
     Впереди,  в добрых четырех милях, раскинулся лесок, больший, чем многие
из  повстречавшихся  путникам.  На западе  низко висело  солнце,  отбрасывая
справа  косые  тени,  усиливался   ветер.  Перрин  почувствовал,  что  волки
перестали держаться сзади и неторопливо двинулись вперед. Они не чуяли  и не
видели  ничего  опасного.  Сейчас  на  Беле  ехала  Эгвейн.  Пора  уже  было
подыскивать место для  ночлега,  и  большая  роща хорошо подходила для  этой
цели.
     Когда путники приблизились к деревьям, из леска выскочили три мастиффа,
широкомордые псы, не уступающие  ростом волкам, даже  крупнее;  они оскалили
клыки, громко, утробно рыча. Едва вырвавшись на опушку, псы остановились, но
от троих людей  их  отделяло не больше тридцати  футов,  темные глаза  собак
сверкали убийственными огоньками.
     Бела, которая  и  так  уже изнервничалась из-за волков, тихо  заржала и
чуть  не сбросила Эгвейн с седла, но Перрин в тот же миг закрутил свою пращу
над  головой. Нет  нужды тупить  топор об  собак; камень по ребрам  заставит
убежать и самого злобного пса.
     Илайас махнул ему рукой, не отрывая взгляда от замерших собак.
     -- Чш-ш! Прекратите!
     Перрин недоуменно нахмурился на  него, но, крутанув пращу еще несколько
раз, опустил ее. Эгвейн сумела утихомирить Белу; и она, и  кобыла с  опаской
следили за собаками.
     На  загривках  мастиффов дыбом стояла шерсть, уши их были прижаты,  рык
псов звучал как  землетрясение.  Вдруг  Илайас  поднял  вытянутый  палец  на
уровень плеча  и засвистел долгим  пронзительным свистом, который становился
все  выше  и  выше,  нескончаемо.  Рычание  собак  неровно  оборвалось.  Псы
отступили  на шаг,  поскуливая и  вертя головами, будто  хотели убежать,  но
что-то их удерживало. Глаза их были прикованы к пальцу Илайаса.
     Медленно Илайас стал опускать  руку,  и  тональность свиста  понижалась
вместе с нею. Собаки следовали  за движением руки,  пока  не легли плашмя на
землю, вывалив языки из пастей. Три хвоста завиляли.
     -- Смотрите, -- сказал Илайас, шагнув к собакам. -- В оружии нет нужды.
-- Мастиффы лизали ему руки, а  он почесывал их широколобые головы и ласково
трепал псов за ушами. -- Они  выглядят гораздо  более злобными, чем  есть на
самом деле. Они хотели всего лишь отпугнуть нас и укусили бы, только если  б
мы попробовали сунуться в лес. Так или  иначе, теперь об этом волноваться не
стоит. До того как совсем стемнеет, мы успеем добраться до другой рощицы.
     Перрин  посмотрел  на Эгвейн: рот у  нее был открыт. Клацнув зубами, он
захлопнул свой.
     По-прежнему поглаживая псов, Илайас изучал рощу.
     --  Здесь  будут   Туата'ан.   Странствующий  Народ.  Перрин  с  Эгвейн
непонимающе уставились на него, и он добавил:
     -- Лудильщики.
     --  Лудильщики? --  воскликнул Перрин. -- Мне  всегда  хотелось увидеть
Лудильщиков. Они иногда останавливались лагерем  у Таренского  Перевоза,  за
рекой, но в Двуречье, насколько помню, они не бывали. Почему так, я не знаю.
     Эгвейн фыркнула:
     -- Наверное, потому,  что людишки в Таренском Перевозе такие же большие
воры, как и  Лудильщики. Несомненно, они кончили тем, что  без всякого толку
воровали  друг  у   друга.  Мастер  Илайас,  если  тут  и  вправду  недалеко
Лудильщики, может, мы дальше пойдем?  Нам не хочется, чтобы Белу украли и...
ну, богатства у нас все равно  нет, но  всем известно, что Лудильщики готовы
украсть хоть что-нибудь.
     -- В том числе и младенцев? --  сухо  осведомился  Илайас. --  Похищают
детей и все  такое прочее? -- Он  сплюнул и девушка вспыхнула. Такие истории
про  детей  иногда рассказывали, но чаще  всего --  Кенн Буйе  или кто-то из
Коплинов или  Конгаров.  Каждый  знал: это  те еще  россказни.  --  Порой от
Лудильщиков меня попросту тошнит, но воруют они не чаще, чем другие. Намного
реже, чем кое-кто, кого я знаю.
     --  Скоро совсем стемнеет, Илайас, --  сказал  Перрин.  -- Где-то же мы
должны остановиться на  ночь.  Почему бы  не вместе с ними, если они  примут
нас? -- У миссис  Лухан имелся в  хозяйстве починенный Лудильщиками котел, о
котором она заявляла, что он лучше нового. Мастер Лухан не испытывал  особой
радости, когда его жена превозносила работу Лудильщиков, но Перрину хотелось
взглянуть, как  те  достигают  своего  мастерства.  Однако в тоне  и  облике
Илайаса сквозило  какое-то нежелание,  которого юноша понять  не мог. -- Или
есть причина, из-за которой нам нельзя так поступать?
     Илайас  отрицательно  покачал  головой,  но нежелание не  пропало,  оно
по-прежнему чувствовалось в развороте его плеч и в напряженно сжатых губах.
     -- Можно, можно. Только не  берите в голову то, что они говорят. Всякую
глупость.   По   большей   части   Странствующий   Народ  ведет   себя   как
заблагорассудится,   но   порой   они   придают   очень   большое   значение
формальностям, поэтому делайте то же самое, что и я. И держите свои  секреты
при себе. Нечего выкладывать все каждому встречному-поперечному.
     Собаки, виляя хвостами,  трусили  рядом  с путниками,  пока  Илайас вел
ребят дальше  в лес. Перрин почувствовал, что волки задержались на опушке, и
понял, что  дальше  они  не  пойдут.  Собак  они  не боялись -- к  ним волки
относились с пренебрежением, ведь те променяли свободу  на сон возле костра,
-- но людей они избегали.
     Илайас шагал  уверенно, словно знал, куда идти,  и в глубине леска, меж
дубов и ясеней, показались фургоны Лудильщиков.
     Как и любой  в Эмондовом Лугу, Перрин много слышал о Лудильщиках,  хоть
никогда и не видел никого из  них, и лагерь оказался точно таким, каким он и
ожидал  его  увидеть. Фургоны представляли  собой небольшие дома на колесах:
высокие  деревянные сундуки, покрытые лаком и раскрашенные  в яркие цвета --
красные,  синие, желтые, зеленые,  различные  их  оттенки, названия  которых
Перрин не  знал.  Странствующий Народ  занимался  делами, которые  оказались
разочаровывающе обыденными: кто готовил еду, кто шил, кто возился  с детьми,
кто чинил упряжь, но у всех одежда оказалась еще более многоцветной, чем  их
фургоны,  --  и  на  первый взгляд выбранной  наугад;  иногда  от  сочетания
расцветок куртки  и  штанов или платья  и  шали  у Перрина  рябило в глазах.
Лудильщики напоминали ему бабочек на лугу с яркими полевыми цветами.
     Четыре или пять  человек в  разных концах лагеря играли на скрипках или
флейтах,  и немногие  танцующие кружились  рядом с ними, будто колибри  всех
цветов  радуги.  Среди  костров бегали и  играли дети и собаки.  Собаки были
мастиффами,  точно такими же, что  встретили путников, но дети дергали их за
уши и таскали за хвосты, карабкались им на спины, а здоровенные псы спокойно
сносили подобное обращение. Трое  мастиффов, идущих рядом с Илайасом, свесив
языки, глядели на бородача как на лучшего друга. Перрин покачал головой. Все
равно в  них  хватало роста, чтобы достать человеку до горла, просто оторвав
свои передние лапы от земли.
     Внезапно  музыка  оборвалась, и Перрин понял, что все Лудильщики глядят
на Илайаса  и  его  спутников. Даже  дети и  собаки  стояли  тихо и смотрели
настороженно, будто готовые тут же сорваться с места и убежать.
     Минуту   вообще  не  слышалось  ни  звука,  а  затем  вперед   выступил
седоволосый,  жилистый,  невысокого  роста  мужчина  и  степенно  поклонился
Илайасу.  Мужчина был одет  в красную куртку  с высоким воротником-стойкой и
мешковатые ярко-зеленые штаны, заправленные в высокие, до колен сапоги.
     -- Добро пожаловать к нашим кострам! Известна ли вам песня?
     Илайас поклонился ему столь же церемонно, приложив обе руки к груди:
     -- Ваш радушный прием, Махди, согревает душу, как ваши костры согревают
тело, но я не знаю песни.
     -- Тогда мы  по-прежнему ищем, -- нараспев произнес седоголовый. -- Как
было, так  и будет, если только мы помним,  ищем  и находим. -- Он с улыбкой
повел  рукой  в  сторону  костров,  и  в  голосе  его  зазвучало  радостное,
приветливое оживление. -- Ужин  почти готов.  Пожалуйста, присоединяйтесь  к
трапезе!
     Словно по сигналу, вновь заиграла музыка, детвора опять затеяла веселую
беготню  и  возню с собаками.  Все  в  лагере вернулись к прерванному  делу,
словно бы вновь пришедшие были давнишними друзьями Лудильщиков.
     Однако седоволосый взглянул на Илайаса и, поколебавшись, спросил:
     -- А  ваши... другие  друзья? Они не придут?  А то, бедные собачки  так
пугаются.
     --  Они не придут.  Раин. --  Илайас  качнул  головой  с едва  заметным
оттенком презрения. -- Пора бы тебе это понять.
     Седоволосый  развел руками,  словно  сетуя, что ни  в чем  нельзя  быть
уверенным.  Когда он  повернулся,  чтобы  отвести  гостей  в  лагерь, Эгвейн
спешилась и подошла ближе к Илайасу.
     -- Вы -- друзья?
     Чтобы отвести Белу, появился улыбающийся Лудильщик;
     Эгвейн с видимой неохотой отдала ему уздечку, и то после кривой усмешки
Илайаса.
     -- Мы знаем друг друга, -- коротко ответил одетый в шкуры мужчина.
     -- Его  имя  --  Махди?  --  спросил Перрин.  Илайас  что-то  проворчал
шепотом.
     --  Его  зовут  Раин.  Махди  --  это нечто  вроде звания.  Ищущий.  Он
предводитель  их отряда. Если так для вашего слуха необычно, можете называть
его Ищущим. Ему все равно.
     -- А что это было о песне? -- спросила Эгвейн.
     -- Это то, из-за чего они странствуют, -- сказал  Илайас, -- или же так
они  говорят. Они ищут песню.  Именно ее разыскивает Махди. Они  утверждают,
что при  Разломе Мира  утеряли ее, и если им удастся найти ее, вернется  рай
Эпохи Легенд. -- Он обежал взглядом лагерь и хмыкнул. --  Они даже не знают,
какую ищут песню; заявляют, что когда  отыщут  ее, то узнают. Они не ведают,
каким образом она, как предполагается, принесет рай, но они  верят в это уже
почти  три тысячи  лет, с  самого  Разлома. Полагаю, искать они  будут, пока
Колесо не перестанет вертеться.
     Путники  подошли к  костру Раина в центре  лагеря.  Фургон  Ищущего был
желтым,  с  красной  окантовкой,  красные  спицы  высоких  колес с  красными
ободьями чередовались с желтыми. Полная женщина, такая же седая, как и Раин,
но со все еще гладкими щеками, появилась  на лестнице в задней части фургона
и  остановилась,  расправляя  на  плечах  украшенную голубой бахромой  шаль.
Кофточка на ней  была ярко-желтой, юбка -- ярко-красной. От такого сочетания
цветов Перрин зажмурился, а Эгвейн сдавленно охнула.
     Увидев идущих  за Райном людей,  женщина  с  радушной улыбкой пошла  им
навстречу.  Ила, жена  Раина,  оказалась на голову  выше мужа, и  вскоре она
заставила  Перрина  забыть   о   расцветке  ее  одежды.   Материнской  своей
заботливостью она  напомнила ему миссис ал'Вир,  а от первой же ее улыбки на
душе у него стало теплее и радостнее.
     Ила приветствовала Илайаса как старого  знакомого, но со сдержанностью,
которая,  по-видимому, ранила  Райна.  Илайас  криво  улыбнулся ей и кивнул.
Перрин и  Эгвейн представились женщине сами, и она  пожала руки  им обоим со
много большим теплом, чем она выказала Илайасу, а Эгвейн даже обняла.
     --  Как ты прелестна, дитя,  -- сказала она, погладив Эгвейн по щеке, и
улыбнулась. --  И вдобавок продрогла  до костей, как  я вижу. Садись ближе к
огню, Эгвейн. Все присаживайтесь. Ужин почти готов.
     Вокруг  костра  лежали  обрубки бревен,  предназначенные  для  сидения.
Илайас  отказался  даже  от  такой  уступки  цивилизации.  Вместо  этого  он
вольготно уселся прямо на  землю.  Над  пламенем  в железных треногах стояли
небольшие котелки, а около углей -- печка. Ила захлопотала возле них.
     Когда Перрин и  остальные  расселись,  к  костру упругим шагом  подошел
стройный  молодой человек, в одежде в зеленую полоску. Он крепко обнял Раина
и Илу, окинул холодным взглядом Илайаса и ребят. С Перрином он  был примерно
одних лет и двигался так, будто со следующего шага готов пуститься в танец.
     -- Что,  Айрам, -- нежно улыбнулась Ила,  --  решил  откушать со своими
старенькими  дедушкой  и бабушкой,  так?  -- Наклонившись помешать  в котле,
висящем над костром, она с улыбкой перевела взгляд на Эгвейн. -- Хотелось бы
узнать, почему?
     Айрам  легко  присел, скрестив  руки  на  коленях, напротив Эгвейн,  по
другую сторону костра.
     -- Я  --  Айрам,  -- сказал  он ей  тихим, уверенным голосом. Казалось,
здесь, кроме нее, он больше никого не замечал. -- Я ждал  первую розу весны,
и теперь я нашел ее возле костра моего дедушки.
     Перрин ожидал, что Эгвейн захихикает, а потом увидел, как она смотрит в
глаза  Айраму.  Перрин  пригляделся  к  молодому  Лудильщику.  Ему  пришлось
признать, что тот наделен  изрядной долей  миловидности. Через минуту Перрин
понял, кого  он ему напомнил. Вила ал'Сина: на  него, когда тот  приходил из
Дивен Райд  в  Эмондов Луг,  заглядывались и  о  нем перешептывались за  его
спиной все  девушки. Вил  ухаживал  за каждой девушкой,  какую  встречал,  и
ухитрялся убедить каждую из них, что с остальными он просто-напросто вежлив.
     --  Эти  ваши   собаки,  --  громко   произнес  Перрин,  отчего  Эгвейн
вздрогнула,   --  выглядят  большими,   как  медведи.  Удивительно,  как  вы
разрешаете детям играть с ними.
     Улыбки Айрама как не бывало, но, когда  он  взглянул на Перрина, улыбка
вновь вернулась на его лицо, причем куда более самоуверенная, чем раньше.
     -- Они не укусят  тебя.  Они  просто принимают грозный вид, чтобы чужих
отпугнуть, и предупреждают нас, но они обучены как  положено --  в духе Пути
Листа.
     --  Пути  Листа? --  сказала Эгвейн.  -- А что это  такое? Айрам жестом
указал на деревья, его глаза внимательно и неотрывно смотрели на девушку.
     --  Лист  живет отмеренное  ему  время  и не борется с  ветром, который
уносит  его  прочь. Лист  не  причиняет зла,  в  конце  срока опадает, чтобы
вскормить новые листья. Так должны поступать и все мужчины. И женщины.
     Эгвейн в ответ посмотрела на него, слабый румянец окрасил ее щеки.
     -- Но что это значит?  -- сказал Перрин. Айрам бросил на пего  сердитый
взгляд, но на вопрос ответил Раин.
     --  Это значит,  что  человек не должен причинять вреда  другому ни  по
какой причине. -- Взгляд Ищущего переместился на Илайаса, -- Для насилия нет
оправдания. Никакого. Никогда.
     -- А что, если кто-то нападет на вас? -- настаивал Перрин. -- Что, если
кто-то ударит вас или попытается ограбить, а то и убить?
     Раин  сокрушенно вздохнул, словно Перрин просто не  понял того, что для
самого Раина столь очевидно.
     -- Если меня ударят,  то  я спрошу у  ударившего, почему ему захотелось
так поступить. Если он  по-прежнему хочет меня ударить, я убегу, как убегу и
тогда, когда  меня  захотят ограбить  или убить.  Будет много  лучше, если я
позволю  забрать  то,  чего  пожелает  грабитель, даже  мою жизнь,  чем  сам
прибегну к  насилию. И  я  буду надеяться, что он не слишком сильно повредит
себе.
     -- Но  вы  же  сказали, что ничего  плохого ему не сделаете,  -- сказал
Перрин.
     -- Нет, не  сделаю, но само насилие наносит вред тому, кто  прибегает к
насилию,  --  в той же  мере, в  какой от  него  страдает  тот, кто  насилию
подвергается.
     На лице Перрина явно читалось сомнение.
     -- Ты  можешь  срубить своим топором  дерево, -- сказал  Раин. -- Топор
торжествует  путем  насилия над деревом и останется невредимым. Так  ты  это
видишь?  По сравнению со сталью дерево слабо  и податливо, но. острая сталь,
когда  рубит, тупится,  и соки дерева попортят ее, покрыв оспинами ржавчины.
Могучий топор  содеет насилие над беззащитным деревом, и сам будет поврежден
им. Так же и с людьми, хотя здесь уже ущерб причинен душе.
     -- Но...
     --  Хватит, -- прорычал  Илайас, оборвав Перрина.  --  Раин, и так  уже
плохо,  что ты пытаешься обратить деревенских несмышленышей в  вашу чушь, --
это почти всюду, где бы ты ни ходил, доставляет тебе уйму бед,  верно? -- но
я не за тем привел этих щенят сюда, чтобы ты принялся за них. Оставь это!
     --  И оставить их тебе? -- вмешалась  Ила, растирая  в ладонях  сушеные
травы и ссыпая их тонкой струйкой в один из котелков. Голос ее был ровен, но
руки яростно  мяли траву. --  Чтобы  ты  научил их своему пути -- убить  или
умереть? Чтобы ты обрек их  на  ту судьбу, которую ищешь  для  себя  самого:
умереть одному, в окружении лишь воронов и  твоих... твоих друзей, вздорящих
над твоим телом?
     -- Успокойся,  Ила, --  мягко  сказал Раин,  будто эти  слова,  а то  и
похуже, слышал сотни раз. -- Он же приглашен к нашему костру, жена моя.
     Ила успокоилась,  но  про себя  Перрин отметил, что извиняться  она  не
стала.  Вместо  извинения она посмотрела  на  Илайаса  и  печально  покачала
головой, затем отряхнула  руки и принялась доставать ложки и  глиняные миски
из красного сундука на боку фургона.
     Раин повернулся обратно к Илайасу.
     --  Мой старый  друг, сколько раз должен я говорить тебе, что мы никого
не пытаемся обратить. Когда деревенский  люд любопытствует о  наших обычаях,
мы  отвечаем на их вопросы. Да, правда, намного  чаще спрашивающий молод,  и
иногда один из них уходит вместе с нами, но -- по своей собственной воле, по
своему собственному желанию.
     -- Попробуй скажи это тем фермерским женам,  которые только что узнали,
что их сын или  дочь сбежали с Лудильщиками, -- скривившись, сказал  Илайас.
-- Вот потому-то  города побольше не разрешают вам даже лагерь свой  разбить
возле их стен. Деревни терпят вас, так как у них есть что чинить, но городам
этого  не  нужно,  и горожанам  не  нравится, когда  своими  разговорами  вы
подбиваете молодежь пускаться в бега.
     -- Мне неведомо, что разрешают или запрещают города. --  Терпение Раина
казалось безграничным. Определенно, гнев вообще не знал над ним власти. -- В
городах всегда  найдутся люди,  склонные к насилию.  Во всяком  случае, я не
думаю, что песню можно найти в городе.
     -- Не хочу обидеть  вас,  Ищущий, -- медленно произнес Перрин, -- но...
ну, я не полагаюсь на силу. Не  помню, чтобы я боролся с  кем-то в летах, не
считая состязаний по праздникам. Но  если кто-то ударит  меня, я дам  сдачи.
Коли я так не сделаю, то  лишь  внушу ему мысль, что он  может ударить меня,
когда  бы ему ни  вздумалось. Некоторые люди считают, что можно использовать
других в своих целях, и если не дать им понять  обратного, они просто так  и
будут издеваться над теми, кто слабее их.
     -- Некоторым  людям, -- заметил Айрам с  неизбывной печалью, -- никогда
не одолеть своих низменных инстинктов.
     Он  сказал это,  взглянув на Перрина, отчего стало ясно, что говорит он
вовсе не о тех задирах, которых упоминал Перрин.
     -- Бьюсь об заклад, что убегать тебе приходилось не единожды, -- сказал
Перрин,  и  лицо  молодого Лудильщика вытянулось  от гнева, который  не имел
ничего общего с Путем Листа.
     --  А  вот  мне,  --  сказала  Эгвейн, испепеляя Перрина  взглядом,  --
интересно встретить того, кто  не считает,  что его мускулы  могут разрешить
любую проблему.
     К Айраму вернулось хорошее настроение, и  он  встал, с улыбкой протянув
девушке руки.
     -- Позволь показать тебе наш лагерь. Здесь и танцуют!
     -- С удовольствием, -- улыбнулась в ответ ему девушка. Ила выпрямилась,
достав из маленькой железной печки каравай хлеба.
     -- Но ужин уже готов, Айрам.
     -- Я поужинаю у матери,  -- сказал  через плечо Айрам, взяв Эгвейн  под
руку и уводя ее от фургона. -- Мы поужинаем с матерью..
     Он  одарил торжествующей улыбкой Перрина. Айрам с Эгвейн побежали, и до
Перрина донесся смех девушки.
     Перрин  встал   на  ноги,  затем  остановился.  Вряд  ли  здесь  с  ней
приключится какая беда, если весь лагерь следует, как утверждает Раин, этому
самому Пути Листа.  Обернувшись  к Раину  я Иле, --  те  оба  смотрели вслед
внуку, -- он сказал:
     -- Прошу прощения. Я -- гость, и мне не следовало бы...
     -- Не глупи, -- успокаивающе  сказала Ила. --  Это его вина, а не твоя.
Садись и ешь.
     -- Айрам --  беспокойный молодой человек, -- с печалью добавил Раин. --
Он  хороший мальчик, но  порой  я  думаю, что  Путь  Листа окажется для него
труден. С некоторыми, к сожалению, так бывает. Ладно, оставим. Мой костер --
ваш. Хорошо?
     Перрин медленно сел на место, по-прежнему чувствуя себя неловко.
     -- А что бывает с тем, кто не может следовать Пути? -- спросил он. -- С
Лудильщиком, я имею в виду?
     Раин и Ила встревоженно переглянулись, и Раин сказал:
     -- Они покидают нас. И Потерянные уходят жить в деревни.
     Ила пристально посмотрела в ту сторону, куда ушел внук.
     -- Потерянные не могут быть счастливы.
     Она вздохнула, но когда женщина стала раздавать миски и  ложки, лицо ее
снова было спокойно.
     Перрин  потупился,  кляня себя за  этот вопрос, и больше  разговоров не
было. Ила молча наполнила  миски .густым овощным рагу, молча раздала толстые
ломти хлеба с хрустящей корочкой. Ели все тоже молча.  Рагу оказалось  очень
вкусный, и  Перрин умял  три  порции  и лишь потом остановился.  Илайас, как
отметил, ухмыльнувшись, юноша, опустошил четыре миски.
     После ужина Раин набил трубку, Илайас достал свою  и тоже  набил ее  из
непромокаемого  кисета   Раина.  Раскуривание,  уминание  табака,  повторное
закуривание, а молчанию будто не было конца. Ила достала узелок с  вязанием.
Солнце  превратилось  в  красный  мазок пожара  над  верхушками  деревьев на
западе. Лагерь устраивался  на ночь, но суета  не улеглась, лишь изменилась.
Музыкантов,  игравших, когда  путники вошли в лагерь, сменили другие,  и еще
больше  народу, чем  раньше, танцевало в  свете  костров, -- тени прыгали  и
метались по стенкам  фургонов. Где-то в  глубине лагеря зазвучал хор мужских
голосов.  Перрин соскользнул  с  бревна на землю и  вскоре почувствовал, что
клюет носом.
     Через некоторое время Раин произнес:
     -- Не встречал ли ты кого-нибудь из Туата'ан, Илайас, с тех пор как был
у нас прошлой весной?
     Глаза Перрина медленно открылись, и вновь веки потянуло вниз.
     --  Нет, -- ответил Илайас,  не  вынимая  трубку изо  рта. -- Не люблю,
когда вокруг меня сразу много людей.
     Раин хохотнул:
     -- Особенно таких, которые живут совершенно не так, как ты сам, а? Нет,
мой старый друг, не волнуйся. Я уже  многие годы как  отказался  от надежды,
что ты  вступишь на Путь. Но после того, как мы виделись с тобою в последний
раз, я  услышал одну  историю, и если ты еще не  слышал ее, то,  может,  она
заинтересует  тебя.  Меня она заинтересовала,  и я слышал ее вновь и  вновь,
всякий раз, как мы встречали других из нашего народа.
     -- Я слушаю.
     --  Все началось весной,  два года назад. Один  отряд  Народа пересекал
Пустыню северным маршрутом. Сонливость Перрина тотчас как рукой сняло.
     -- Пустыню? Айильскую Пустыню? Они пересекали Айильскую Пустыню?
     --  Кое-какой  люд заходит  в Пустыню, и  их  не  беспокоят, --  сказал
Илайас.  -- Менестрели. Торговцы, если  они честны. Туата'ан постоянно ходят
через Пустыню. Купцы из Кэймлина там бывали до истории с Древом и  Айильской
Войны.
     -- Айильцы избегают нас, -- с  грустью отметил Раин,  -- хотя многие из
нас пытались  поговорить с ними. Они  наблюдают за нами издали, но близко не
подходят и не подпускают нас к себе. Временами меня охватывает беспокойство:
вдруг им известна песня, хотя я и не считаю это правдоподобным. Знаете ли, у
Айил  мужчины  не  поют.  Разве не  странно? Со  времени,  как  мальчик-айил
становится мужчиной, он не поет ничего, кроме боевой песни  или погребальной
над павшими. Мне доводилось слышать, как они поют над своими погибшими и над
теми, кого они сразили в бою. Эта песня заставит рыдать и камни.
     Ила, прислушивающаяся к разговору  мужчин,  согласно  кивала над  своим
вязанием.
     Перрин, быстро поразмыслив, кое-что для  себя  решил.  Он полагал,  что
Лудильщики все время должны чего-то опасаться, судя по всем  этим разговорам
о том,  что лучший выход из опасного  положения -- убежать прочь, но ни один
из тех, кто страшится опасности, даже и помыслить не мог бы о переходе через
Айильскую  Пустыню. Из  всего услышанного им  раньше  следовало, что ни один
здравомыслящий человек не стал бы пытаться пересекать Пустыню.
     -- Если это какая-то  история  про песню, -- начал было Илайас, но Раин
покачал головой.
     -- Нет. мой старый  друг, не о  песне. Я не уверен,  что вообще знаю, о
чем  она.  -- Он  повернулся к  Перрину.  --  Молодые Айил  часто бродят  по
Запустению. Некоторые из  молодых уходят  в одиночку, отчего-то  считая, что
они призваны убить Темного. Большинство ходит небольшими группами. Охотиться
на  троллоков. --  Раин  сокрушенно покачал  головой, и, когда он продолжил,
голос его стал мрачен. -- Два года назад отряд  Народа, пересекавший Пустыню
в сотне миль к югу от Запустения, наткнулся на одну из таких групп.
     -- Молодые женщины, -- столь же скорбным голосом, как  у мужа, вставила
Ила. -- Совсем юные девушки, почти девочки.
     У Перрина вырвался вздох удивления, и Илайас криво улыбнулся ему.
     -- Айильские девушки  не ведут хозяйство и не занимаются стряпней, если
они того не хотят, парень. Вместо этого те, кто хочет стать воином, вступают
в одно из своих воинских обществ -- Фар  Дарайз Май, Девы Копья, и сражаются
бок о бок с мужчинами.
     Перрин покачал головой. Илайас усмехнулся, глядя на его лицо.
     Раин вновь вернулся к рассказу, отвращение и недоумение смешались в его
голосе.
     -- Все молодые женщины, за исключением одной, были мертвы, и оставшаяся
в  живых умирала. Она ползла к фургонам. Ясно  было: она знала,  что они  --
Туата'ан. Ее отвращение  превосходило боль, но у нее было послание столь для
нее важное, что она должна была обязательно  передать его кому-нибудь, пусть
даже нам, прежде чем  позволить себе умереть. Мужчины пошли  посмотреть,  не
могут ли они помочь остальным, -- по ее кровавому следу, но все девушки были
мертвы,  а  вокруг них лежали убитые троллоки, в три  раза превосходящие  их
числом.
     Илайас сел прямо, едва не выронив трубку изо рта.
     -- На сотню миль в Пустыню?  Быть не может!  Дьевик К'Шар, так троллоки
называют Пустыню. Гиблая Земля. Да они не прошли бы на сотню миль в Пустыню,
даже гони их все Мурддраалы в Запустении!
     -- Вы ужасно много знаете о троллоках, Илайас, -- сказал Перрин.
     -- Продолжай свою историю, -- угрюмо сказал Илайас Раину.
     -- По  добыче,  которую  с  собой  несли  Айил,  стало  ясно,  что  они
возвращались из Запустения. За ними следом шли троллоки, но, судя по следам,
лишь немногим из них удалось уцелеть после убийства Айил. Что до девушки, то
она никому не давала прикоснуться к себе, даже чтобы перевязать раны. Но она
вцепилась  в  куртку  Ищущего того  отряда, и  вот  что она сказала, слово в
слово.  "Губитель  Листьев  вознамерился ослепить Око  Мира,  Потерянный. Он
намерен убить  Великого Змея. Предупреди Народ,  Потерянный.  Пламенноглазый
идет. Скажи им, пусть готовятся к Тому, Кто Идет с Рассветом. Скажи им..." И
потом она умерла. Губитель  Листьев  и  Пламенноглазый, -- добавил  Раин для
Перрина, -- так Айил называют Темного, но прочего из этих слов я не понимаю.
Однако девушка считала это  достаточно важным, раз  обратилась  к  тем, кого
явно презирала, чтобы передать такое послание со своим последним вздохом. Но
кому? Мы сами -- Народ,  но, по-моему,  вряд ли оно предназначено нам. Айил?
Они не стали бы нас слушать, попытайся мы рассказать им о происшедшем. -- Он
тяжело  вздохнул.  --  Она назвала нас  Потерянными.  Никогда не предполагал
раньше, насколько сильно они нас не любят.
     Ила опустила вязание на колени и ласково погладила мужа по волосам.
     -- Что-то они  узнали  в Запустении, -- задумчиво сказал Илайас. --  Но
все лишено  всякого смысла.  Убить  Великого Змея?  Уничтожить само время? И
ослепить Око  Мира?  Все равно  что сказать,  будто  он  собирается  уморить
голодом скалу.  Может быть, она бредила. Раин. Раненая, умирающая, она могла
утратить представление о том, что реально,  а что -- нет. Может, она даже не
понимала, кто были эти Туата'ан?
     -- Она понимала, о чем  говорила и кому она это говорила.  Нечто  более
важное  для нее, чем собственная жизнь, а мы  этого  даже понять  не  можем.
Когда я  увидел,  как ты входишь к нам в лагерь, то решил, что, наверное, мы
найдем  разгадку,  поскольку ты был...  --  Илайас  сделал  быстрое движение
рукой, и Раин сказал  совсем  не то, что собирался, -- ...и останешься нашим
другом и знаешь о многом необычном.
     -- Не об этом, --  сказал  Илайас тоном, который положил  конец беседе.
Повисшую у костра тишину нарушали музыка и смех, долетающие из разных концов
закутанного в ночные покровы лагеря.
     Лежа и упираясь плечами на одно  из бревен  у  костра,  Перрин  пытался
разгадать послание женщины-айил, но для него оно имело не больше смысла, чем
для  Раина  или  Илайаса.  Око  Мира. Это было  в  его снах не  однажды,  но
размышлять о тех снах  ему не хотелось. Теперь Илайас.  Был вопрос, ответ на
который Перрину очень хотелось услышать. Что же такого чуть не сказал Раин о
бородаче и  почему Илайас оборвал его? Над этим он тоже ломал голову, и  без
особого успеха.
     Перрин пытался представить себе,  каковы должны быть айильские девушки,
-- уходящие в  Запустение, где,  как  он раньше слышал,  бывают лишь Стражи,
сражающиеся  с троллоками, --  когда услышал,  как, негромко что-то напевая,
возвращается Эгвейн.
     Поднявшись, Перрин  пошел ей навстречу, к краю  светового круга от огня
костра. Она замерла  на  месте, склонив  голову набок  и разглядывая его.  В
сумраке Перрину не удавалось разобрать выражение ее лица.
     -- Долго ты, -- сказал он. -- Весело было?
     --  Мы  поужинали  с его  матерью,  --  ответила  она.  --  А  потом мы
танцевали... и смеялись. Кажется, я не танцевала целую вечность.
     --  Он  мне  напоминает  Вила ал'Сина. У  тебя  всегда хватало здравого
смысла не дать Вилу прибрать тебя к рукам.
     -- Айрам -- добрый парень, с которым приятно провести время, -- сказала
девушка натянуто. -- Он повеселил меня.
     Перрин вздохнул.
     -- Извини. Я рад, что ты весело потанцевала.
     Вдруг Эгвейн обвила его руками и уткнулась, всхлипывая,  в  его рубаху.
Перрин неловко погладил ее по голове. Ранд  бы знал, что делать, подумал он.
Ранд  умел непринужденно вести себя  с девушками.  А вот  он  --  никогда не
знает, как с ними поступать или говорить.
     --  Я же  сказал,  Эгвейн, я извиняюсь. Я  вправду рад, что  ты  весело
потанцевала. Нет, честно!
     -- Скажи мне, что они живы, -- пробормотала девушка ему в грудь.
     -- Что?
     Эгвейн отодвинулась от него -- ее ладони лежали на  его предплечьях  --
ив темноте посмотрела в глаза Перрину.
     -- Ранд и Мэт. Остальные. Скажи мне, что они живы.
     Он глубоко вздохнул и неуверенно оглянулся по сторонам.
     -- Они живы, -- произнес Перрин в конце концов.
     -- Хорошо. -- Она потерла щеки быстрыми пальцами. -- Это именно то, что
мне  хотелось услышать. Доброй ночи,  Перрин. Приятных снов!  -- Привстав на
цыпочки, девушка  слегка  коснулась губами его щеки  и торопливо прошла мимо
Перрина, прежде чем он успел вымолвить хоть слово.
     Перрин  повернулся,  провожая ее взглядом.  Навстречу девушке поднялась
Ила, и обе женщины, тихо  переговариваясь, зашли в  фургон. Ранд бы смог это
понять, подумал Перрин, а я не понимаю.
     Вдалеке в ночной тьме на тонкий серпик нарождающейся  луны, поднявшийся
над  горизонтом, завыли  волки,  и  юноша  вздрогнул.  Завтра  будет вдоволь
времени,  чтобы опять  начать тревожиться  о волках. Он ошибся.  Они  ждали,
чтобы поприветствовать Перрина в его снах.




     Последняя дрожащая нота того  звучания, что весьма отдаленно напоминало
"Ветер,  который качает  иву", проявив милосердие,  смолкла, и  Мэт  опустил
украшенную  золотом и серебром флейту Тома. Ранд отнял руки от ушей. Матрос,
который поблизости на  палубе сворачивал  в бухту трос, облегченно вздохнул.
Какое-то  время слышались лишь плеск волн о корпус, ритмичное  поскрипывание
весел и раздающееся время от времени гудение снастей на ветру.  Ветер упорно
дул точно в нос "Ветки", и бесполезные паруса были убраны.
     -- Наверное, я должен  поблагодарить  тебя, -- вымолвил в конце  концов
Том,  -- за урок, как  верна старая добрая поговорка.  Как ни  учи поросенка
играть, флейтистом ему вовек не бывать!
     Матрос загоготал, а Мэт замахнулся  флейтой, словно собираясь запустить
ею в  насмешника. Том  проворно выдернул инструмент  из руки  Мэта  и уложил
флейту в жесткий кожаный футляр.
     -- А я-то думал,  что все вы,  пастухи,  когда пасете  стадо, коротаете
время, играя  на дудочках или флейтах. И это лишний раз доказывает: не стоит
верить тому, что узнал не из первых рук.
     -- Это Ранд пастух, -- буркнул Мэт. -- Он на дудочках играет, а не я.
     -- Да, верно, кое-какие способности  у него есть.  Может,  нам с тобой,
парень, поработать  над жонглированием? По крайней мере, это  у тебя получше
выходит.
     -- Том, --  сказал Ранд, -- не знаю, чего ради ты так стараешься. -- Он
бросил взгляд  на матроса и понизил голос. -- В конце концов, мы же не хотим
на самом деле  стать менестрелями. Для  нас это всего лишь ширма, пока мы не
найдем Морейн и остальных.
     Том потянул себя за кончик уса и уткнулся взглядом во что-то на гладкой
темно-коричневой коже футляра флейты, лежащего у него на коленях.
     -- А что, если мы их не найдем, парень? Ничего же не говорит за то, что
они хотя бы в живых остались.
     -- Они живы, --  твердо заявил Ранд. Он  обернулся к Мэту,  ища у  него
поддержки,  но  брови того  сдвинулись к  переносице,  губы  превратились  в
ниточку, а взгляд уперся в доски палубы.
     -- Ну скажи же, -- обратился к Мэту Ранд.  -- Зачем так сердиться, если
не умеешь играть на флейте? Я  тоже не умею, разве только  чуть-чуть. Раньше
же ты никогда не хотел играть.
     Мэт поднял глаза, по-прежнему хмурясь.
     -- А вдруг  они погибли? -- тихо произнес он. -- Нам придется смириться
с этим, верно?
     Впередсмотрящий на носу внезапно закричал:
     -- Беломостье! Впереди Беломостье!
     Долгую минуту, не желая  верить, что  Мэт смог сказать  нечто  подобное
будто мимоходом, Ранд смотрел ему в глаза, а вокруг кипела суматоха: матросы
готовились подводить судно  к пристани. Мэт сердито  глядел на Ранда, втянув
голову в плечи.  Ранду хотелось сказать ему сразу очень многое, но он не мог
найти слов. Они должны верить, что остальные живы. Должны  верить. А почему?
въедливо вопрошал голосок где-то глубоко-глубоко. Чтобы все закончилось, как
в каком-нибудь из преданий Тома? Герои находят сокровище и побеждают злодея,
а потом живут долго и счастливо? Кое-какие сказания кончаются совсем не так.
Иногда  даже герои умирают. А разве ты герой, Ранд  ал'Тор?  Разве ты герой,
овечий пастух?
     Вдруг   Мэт  вспыхнул  и  отвел  глаза.  Нерадостные  мысли  отступили,
освободив Ранда  из своих цепких когтей, и  он вскочил,  и устремился сквозь
суету к борту.  Мэт поплелся за  ним,  даже  не  стараясь  уворачиваться  от
проносящихся по палубе матросов.
     Команда  сновала  по  судну,  шлепая босыми  ногами по  палубе,  волоча
канаты, привязывая  одни  тросы и  отвязывая другие. Одни выносили из  трюма
большие  клеенчатые  мешки,  набитые шерстью  под завязку так,  что едва  не
лопались,  а другие  в это же время готовили канаты толщиной  с руку  Ранда.
Несмотря на  спешку,  все  двигались  с уверенностью людей,  которые  прежде
проделывали  то же самое  тысячу  раз,  но  капитан  Домон  тяжело вышагивал
туда-сюда по  палубе, выкрикивая команды и браня тех,  кто,  на его  взгляд,
действовал недостаточно проворно.
     Ранд не  мог оторвать взгляд  от чуда,  сияющего  за плавной  излучиной
Аринелле, которую огибало судно.  Он знал  о  нем  по песням и  историям, по
рассказам торговцев, но теперь воочию узрел легенду.
     Над широкой  рекою  высокой аркой изгибался Белый Мост,  раза в два-три
выше, чем поднималась мачта "Ветки"; и весь,  целиком, сиял в  лучах  солнца
молочной белизной, впитывая свет в  себя,  а потом  как бы  искрясь изнутри.
Тонкие опоры из того же  материала уходили в глубину,  а вокруг  них бурлило
водоворотами  сильное  течение,  и  они  выглядели  слишком  хрупкими, чтобы
держать на себе тяжесть  пролетов. Весь мост казался словно бы высеченным из
одного-единственного  камня  или отлитым  в  одной  форме  рукой  гиганта --
широкий и  высокий, взметнувшийся через  реку с  фантастическим  изяществом,
которое  едва  не  заставляло  забыть о  его величине.  В общем, мост  своей
громадой  затмевал город, раскинувшийся у его  подножия на восточном берегу,
хотя Беломостье намного  превосходило Эмондов Луг: каменные и кирпичные дома
такие  же высокие, как в Таренском Перевозе, и деревянные  пристани, тонкими
пальцами вытянувшиеся в реку. Небольшие лодки густо усеивали гладь Аринелле,
тянули сети рыбаки. И над всем этим возвышался и сиял Белый Мост.
     -- Похоже на стекло,-- произнес Ранд, ни к кому не обращаясь.
     Проходящий позади  него  капитан  Домон  остановился и заложил  большие
пальцы за широкий пояс.
     -- Нет,  парень. Чем бы  оно ни  было, это  никак не  стекло.  Какой бы
сильный дождь  ни  шел,  мост никогда не бывает скользким, и лучшее зубило в
самой сильной руке не оставит на нем ни царапины.
     -- Реликт Эпохи Легенд,  -- сказал  Том. -- Вот  чем он должен  быть, я
всегда так думал.
     Капитан угрюмо хмыкнул.
     -- Может  статься, и  так.  Но тем не менее польза от  него по-прежнему
есть. Может, и кто-то другой его  построил.  Он  не должен быть работой  Айз
Седай,  направь  меня  удача.  Он  не  должен  быть  таким старым,  как  все
остальное, ими  созданное. Давай, гни спину,  ты, дурак проклятый, небось не
переломишься!
     Домон  заторопился  дальше  по  палубе. Ранд  уставился  на мост  с еще
большим  интересом и удивлением. Из Эпохи Легенд.  Значит, сделан Айз Седай.
Так вот почему капитан Домон  вел себя так странно, когда начал тот разговор
о  чудесах  и  диковинках, таящихся в мире. Работа  Айз  Седай. Одно дело --
услышать о таком, другое -- увидеть, прикоснуться. Ты понимаешь это, правда?
На   краткий  миг   Ранду  показалось,   будто   тень   рябью  пробежала  по
мелочно-белому сооружению.  Он перевел взгляд на  приближающиеся причалы, но
уголком глаза по-прежнему видел мост.
     --  У  нас  все  получилось,  Том,--  сказал  Ранд,  потом  принужденно
рассмеялся: -- И никакого бунта.
     Менестрель только крякнул  и  дунул в  усы, но  два матроса, возившиеся
неподалеку  с канатом,  бросили  на  юношу  острые  взгляды,  а  затем опять
склонились над работой. Ранд оборвал  смех  и постарался не  смотреть на эту
парочку, пока судно приближалось к Ведомостью.
     "Ветка" плавно  свернула  у  первого  причала  -- толстые балки  плотно
сидели на тяжелых,  просмоленных сваях,-- и остановилась, сдав назад, табаня
веслами, вокруг  лопастей  вспенились  водовороты.  Весла тут же втянули  на
борт,  матросы  бросили  швартовы  людям на  причале,  которые  с  шуточками
принялись  обматывать  их   вокруг  причальных  тумб.  А   через   борт  уже
перебрасывали мешки с шерстью, чтобы защитить корпус судна от ударов о сваи.
     Еще  судно не  успели  подтянуть к  причалу,  как у пристани  появились
коляски -- высокие, черного цвета, глянцевито  сверкающие лаком, у каждой из
них  на  дверце  большими  буквами, золотыми или алыми, были выведены имена.
Когда  перебросили  сходни,  по  ним, торопясь, зашагали  приехавшие в  этих
колясках, гладковыбритые  мужчины в долгополых  бархатных одеждах, плащах на
шелковой подкладке и мягких полотняных туфлях, каждого господина сопровождал
просто одетый слуга, несущий окованный железом денежный ящик.
     Они приблизились к  капитану с деланными улыбками,  которые испарились,
когда тот вдруг гаркнул им в лицо:
     -- Эй!  --  Домон  ткнул  толстым  пальцем  мимо них,  и  Флоран  Гелб,
проходящий вдоль борта, замер  на месте, словно громом пораженный.  Синяк на
лбу Гелба  от  башмака Ранда уже сошел, но он  по-прежнему  время от времени
притрагивался пальцами к этому месту, словно напоминая о нем самому себе. --
На  моем  судне  ты спал на вахте  в последний раз! Как и  на любом  другом,
которое будет  моим. Иди куда угодно --  на пристань или в реку, -- но вон с
моего судна! Немедля!
     Гелб сгорбился  и сверкнул  ненавистью в глазах на Ранда и его  друзей,
особенно  задержав  горящий   злобой  взгляд  на   Ранде.  Жилистый  человек
огляделся, в поисках поддержки у членов команды, работающих на палубе, но во
взоре  его  было  мало  надежды.  Один за  другим матросы выпрямляли  спины,
отрывались от работы и холодно смотрели на него. Гелб заметно сник, но затем
его  взгляд  вспыхнул  огнем ярости  и  ненависти  вдвое  сильнее  прежнего.
Пробормотав проклятье, он  устремился вниз, в кубрик. Домон, проводив своего
бывшего  матроса мрачным ворчанием, послал вслед за Гелбом двух  человек  --
присмотреть,  чтобы тот чего  не натворил.  Когда капитан снова повернулся к
купцам, на  их лица вернулись улыбки и они  опять принялись кланяться, будто
их и не прерывали.
     Мэт и  Ранд  по  указке Тома  начали собирать свои  пожитки.  Не считая
одежды, которая была на них, у всех троих вещей оказалось не много. У  Ранда
было одеяло в скатке, переметные сумки и отцовский меч. Он с минуту подержал
меч  в руках, и  тоска по родине  так сильно накатила  на него, что защипало
глаза. Он спросил себя: доведется ли ему  когда-нибудь  вновь  увидеть Тэма?
Или дом? Родной  дом. Собираешься провести  оставшуюся  жизнь  в бегах,  все
время скрываясь и страшась собственных снов. Тяжело вздохнув,  юноша затянул
ремень поверх куртки.
     На   палубе  вновь  возник   Гелб,  сопровождаемый   по   пятам   парой
надзирателей. Он глядел  прямо перед  собой, но  Ранд по-прежнему чувствовал
исходящие  от него волны  ненависти. С негнущейся,  одеревеневшей  спиной  и
потемневшим  лицом, Гелб сошел на негнущихся ногах по сходням и,  распихивая
всех локтями, протолкался через  небольшую толпу,  собравшуюся на  пристани.
Через минуту он скрылся из виду, исчезнув за купеческими колясками.
     На причале собралось не очень-то много народу, да и те -- просто одетые
ремесленники,   рыбаки,  штопающие  сети,  и  несколько  горожан,  пришедших
поглазеть на  первое в атом году судно, приплывшее  вниз по реке из Салдэйи.
Среди девушек ни одна не походила на Эгвейн, и  в толпе не было никого, хоть
отдаленно  напоминающего Морейн, или  Лана, или  того, кого надеялся увидеть
Ранд.
     -- Может быть, они просто не пришли на пристань. -- произнес он.
     -- Может быть, -- коротко отозвался Том. Он осторожно пристроил футляры
с инструментами у себя на спине.  --  Вы поглядывайте,  не попадется ли Гелб
вам на глаза. Если сможет, он нам  бед еще доставит. Нам  нужно пройти через
Беломостье так тихо, чтобы никто не вспомнил о нас уже через пять минут, как
мы исчезнем из города.
     Когда они зашагали к сходням, ветер стал  трепать  плащи  путников. Мэт
прижимал  к  груди  свой  лук,  который  и  сейчас,  после  нескольких дней,
проведенных юношей на  борту  судна,  все  еще  притягивал  взоры  некоторых
матросов: у них луки были много короче.
     Капитан Домон, оставив купцов, нагнал Тома у сходней.
     -- Уже уходите, менестрель? Может, я  уговорю вас остаться? Я собираюсь
идти дальше вниз, до Иллиана, где у  народа еще сохранилось должное уважение
к менестрелям. В мире нет места лучше для вашего искусства. Я  вас  доставлю
туда как  раз  к  Празднику Сефан. Состязания, вы же  знаете.  Сотня золотых
марок за лучшее исполнение "Великой Охоты за Рогом"!
     --  Достойная  награда,  капитан,  --  ответил Том с  изящным поклоном,
элегантно  взмахнув  полою   плаща,   на  котором  затрепетали  разноцветные
лоскутки,  --  и  великие  состязания,  они  по   справедливости  привлекают
менестрелей со всего мира.  Но, -- сдержанно добавил он, -- боюсь, нам не по
средствам та плата, которую вы требуете за проезд.
     -- Ну, что до этого... -- Капитан вытащил из кармана  кожаный кошелек и
кинул его Тому. Тот поймал звякнувший мешочек. -- Возвращаю вашу плату и еще
немного сверх  того.  Ущерб  оказался не  столь  велик, как  я полагал, и вы
отработали  свою дорогу,  и даже  больше,  рассказанными  историями и арфой.
Допустим, я  заплачу  еще столько же,  если вы останетесь на борту  до  Моря
Штормов. И я готов доставить  вас на  берег в  Иллиане.  Хороший  менестрель
сумеет устроить там свою судьбу, даже и без состязания.
     Том заколебался, взвешивая кошелек на ладони, но тут заговорил Ранд:
     --  Мы  встречаемся  здесь с  друзьями,  капитан, и собираемся  идти  в
Кэймлин все вместе. В Иллиан мы отправимся как-нибудь в другой раз.
     Том  скривил  губы,  затем дунул в  свои длинные усы и  сунул кошель  в
карман.
     --  Вполне  вероятно,  капитан, --  если  людей,  с которыми мы  должны
встретиться, здесь нет.
     --  Точно  так,  --  кисло  произнес   Домон.  --  Подумайте  над  моим
предложением. Очень жаль, но  я не мог оставить Гелба на борту, чтобы другие
срывали  на нем свой  гнев,  но я  сделал,  как  обещал. Наверное, мне нужно
теперь помягче обращаться с командой, даже если это  означает,  что  путь до
Иллиана займет  втрое дольше  времени,  чем  мне  хотелось бы.  Что ж, может
статься, те троллоки гнались именно за вами.
     Ранд моргнул,  но удержал язык  за  зубами, зато Мэт  оказался не столь
осмотрителен.
     -- А почему бы  им не гнаться за нами? -- спросил он. --  Они охотились
за тем же самым кладом, который искали и мы.
     -- Может статься, и так, -- пробурчал капитан, в голосе которого такого
убеждения не слышалось.  Он запустил  свои толстые  пальцы  в бороду,  затем
указал  на карман, куда Том спрятал кошель. --  Вдвое  больше этого, если вы
вернетесь,  чтобы  удержать  мысли команды  подальше  от рассуждении  о моем
суровом обращении с матросами. Подумайте хорошенько. Я отплываю на рассвете,
с первыми лучами.
     Домон  развернулся  на  каблуках  и  зашагал  обратно к купцам,  широко
разводя руками, словно извиняясь, что заставил их ждать.
     Том по-прежнему колебался, но  Ранд подтолкнул его вниз по  сходням, не
дав возможности  спорить,  и  менестрель позволил увести себя,  словно овцу,
направляемую  твердой  рукой  пастуха.  Между  зеваками на пристани пробежал
шепоток,  когда  они  заметили лоскутный плащ Тома, и кто-то громко спросил,
где  будет  выступать  менестрель. И  это  называется  не быть  замеченными,
подумал  обескураженно Ранд.  К  заходу  солнца  всем  в  Беломостье  станет
известно, что в городе появился менестрель. Юноша тем не менее торопил Тома,
и тот,  погруженный в  сумрачное молчание, даже не  попытался замедлить шаг,
чтобы хотя бы минуту понежиться в лучах всеобщего внимания.
     На  Тома с интересом поглядывали и кучера  экипажей  с высоты козел, но
окликнуть  его  им,   по-видимому,  не  позволяло  достоинство  их  высокого
положения.  Не  имея  ни  малейшего  представления  о  том, куда  идти, Ранд
повернул на улицу, что вела вдоль берега и под мост.
     -- Нам  нужно найти Морейн и  остальных, -- сказал он. -- И  побыстрее.
Жалко, не сообразили поменять плащ Тома.
     Менестрель вдруг встряхнулся и остановился как вкопанный.
     -- Если  они  здесь или появлялись  в  городе,  то нам о них  расскажет
какой-нибудь хозяин  гостиницы. Нужно  только найти подходящего. Содержатели
гостиниц обычно собирают  все новости и слухи. Если же их здесь нет... -- Он
посмотрел на Ранда и оглянулся на Мэта. -- Нам нужно поговорить втроем.
     Плащ  закрутился  у  его  ног, и менестрель двинулся  в город, прочь от
реки. Чтобы не отстать от него, Ранду и Мэту пришлось ускорить шаг.
     Широкая молочно-белая арка,  давшая городу название, вблизи возвышалась
над Беломостьем точно так же,  как и  издали,  но Ранд, едва  очутившись  на
городских улицах, понял, что этот город не меньше Байрлона, хотя и не  столь
многолюден. По улицам катилось  несколько повозок,  влекомых лошадью, волом,
ослом  или   человеком,   но  колясок  путникам   не  попадалось.   Все  они
принадлежали, видимо, купцам и сейчас выстроились внизу у пристани.
     Вдоль улиц рядами тянулись всевозможные лавки и  мастерские, перед ними
под покачивающимися на ветру  вывесками трудолюбиво хозяйствовали лавочники.
Путники   прошли  мимо   ремесленника,  чинящего  кастрюли,  мимо  портного,
выкладывающего на обозрение заказчика рулоны тканей. Сапожник, сидя в дверях
мастерской,  стучал молотком по каблуку башмака. Точильщики  громко оглашали
улицу  криками  "Точить  ножи-ножницы!",   лоточники  наперебой   предлагали
прохожим  содержимое  своих скудных  фруктово-овощных лотков,  но  ни те  ни
другие не вызывали ни у кого особого интереса. Торгующие съестными припасами
лавки демонстрировали такой же  жалкий подбор товара, который Ранд помнил по
Байрлону.  Даже  торговцы рыбой  выложили на  прилавки  лишь маленькие горки
мелкой  рыбешки,  несмотря на  обилие лодок на  реке. Времена  еще  не стали
по-настоящему тяжелыми, но каждый мог видеть, что грядет, если погода вскоре
не переменится, и даже те, кого  не коснулась печать хмурой встревоженности,
казалось, смотрели на что-то невидимое, неприятное.
     Там, где  Белый  Мост  спускался  в центр  города, раскинулась  большая
площадь,   мощенная  каменными  плитами,  стертыми  несколькими  поколениями
пешеходов  и  разбитыми бесчисленными колесами  фургонов.  Площадь  окружали
гостиницы, лавки, высокие краснокирпичные дома  с вывесками, на которых Ранд
увидел те же имена, что и на колясках у  причала. В одну из гостиниц, выбрав
ее, по-видимому, наугад, и  нырнул Том.  На вывеске, покачивающейся на ветру
над дверями, был нарисован шагающий человек с  узелком на спине, а на другой
ее  стороне  --  тог  же  человек,  но лежащий головой на  подушке.  Надпись
гласила: "Привал Путников".
     В общей зале было пусто, не считая толстого хозяина гостиницы, цедящего
в  кружку эль из бочонка, да двух мужчин  в груботканых  одеждах мастеровых,
сидевших за столом в глубине комнаты. Они угрюмо уткнулись в свои кружки. На
вошедших поднял взгляд один  лишь толстяк у бочонка. Стенка высотой по плечо
делила  залу вдоль пополам, в  каждой части пылал  камин  и  стояли столы. У
Ранда мелькнула праздная мысль: а не были ли все содержатели гостиниц людьми
толстыми и полысевшими?
     Энергично  растирая  ладони. Том  посетовал на задержавшиеся  холода  и
заказал горячего вина с пряностями, а затем тихо добавил:
     -- Здесь найдется местечко, где мы с друзьями можем поговорить и где бы
нас не беспокоили?
     Хозяин гостиницы кивком указал на низкую перегородку.
     -- Вон с той стороны -- уголок, который я вам могу  предложить, если не
захотите снять комнату.  Располагайтесь,  пока  не заявились с реки матросы.
Похоже, что одна половина из них имеет  зуб на вторую. Мне совсем  не нужно,
чтоб  в драке мое заведение разнесли в щепки, так что приходится рассаживать
их отдельно. -- Говоря, он все  время смотрел на плащ Тома, а теперь склонил
голову набок,  с  хитринкой в глазах,  -- Вы останетесь?  Давненько здесь не
было менестреля. Народ заплатил бы, не скупясь, за то, что  отвлечет  умы от
забот. Я для вас даже скинул бы немного за комнату и стол.
     Незамеченными, мрачно подумал Ранд.
     -- Вы  чересчур  щедры, -- с легким поклоном  сказал Том. -- Может, я и
приму ваше предложение. Ну а сейчас -- немного уединенности.
     -- Я принесу вам вино. Здесь для менестреля -- хороший заработок.
     Столы  в дальней  половине помещения были  все свободны, но  Том выбрал
один прямо в центре.
     -- Так  нас никто не подслушает: мы его обязательно увидим, -- объяснил
он. -- Вы слышали этого малого? Он, видите ли, скинет немного. А почему нет,
я же  удвою  его  выручку,  просто  сидя здесь.  Любой  честный  содержатель
гостиницы поселит менестреля в  приличной  комнате и  будет  кормить, да еще
как!
     Голый стол оказался не слишком чист, а пол не подметали несколько дней,
если не недель. Ранд  оглянулся вокруг и скорчил недовольную гримасу. Мастер
ал'Вир ни за что не запустил  бы так свою гостиницу, никогда не довел бы  до
такого состояния, даже если  б ему пришлось больному  подняться  из постели,
чтобы навести порядок.
     -- Мы здесь лишь только за сведениями. Помните?
     -- А почему  именно  здесь? -- спросил Мэт. --  Тут по пути встречались
гостиницы и почище.
     --  Сразу  от  моста, -- объяснил Том,  -- дорога на  Кэймлин.  Никому,
проходящему  через Беломостье, не  миновать  этой площади, если только он не
приплыл по реке, а мы знаем: ваши друзья этим путем не придут. Если уж здесь
мы о них ни слова  не услышим, значит, о них никаких слухов  нет и в помине.
Разговор позвольте вести мне. Выспрашивать надо осторожно.
     В  этот   самый  момент  появился  содержатель  гостиницы,  подцепивший
пальцами за ручки три помятые оловянные кружки. Толстяк махнул полотенцем по
столу, поставил кружки и спрятал Томовы деньги.
     -- Если вы останетесь, за выпивку платить не нужно. Вот, хорошее вино.
     Улыбка скользнула по губам Тома.
     -- Я подумаю, хозяин. Какие тут новости? Мы были далеко, почти  никаких
вестей не слышали.
     --  Большие новости, так-то вот.  Важные новости! Содержатель гостиницы
перекинул полотенце через плечо и придвинул стул. Он скрестил руки на столе,
устроился поудобнее, с долгим вздохом заявив, что для него отдохнуть --  это
просто  вытянуть  гудящие от  усталости ноги.  Звали  его  Бэртим,  и он все
продолжал толковать со  всеми подробностями о мозолях и  опухолях, о  ноющем
большом пальце, о том, как много; времени ему приходится проводить на ногах,
о том, что он промочил их  недавно, пока Том вновь не упомянул о новостях, и
лишь тогда толстяк, осекшись и чуть помолчав, перешел к новостям.
     Новости и в самом  деле оказались, как он и заявлял,  важными.  Логайн,
Лжедракон,  был захвачен  в плен после большой битвы под Лугардом, когда  он
пытался двинуть свое войско из Гэалдана на Тир. Сами понимаете, Пророчества.
Том  кивнул,  и Бэртим  продолжил. Дороги на юг  забиты людьми,  которым еще
посчастливилось унести кой-какие пожитки на своем горбу. Тысячи пострадавших
разбегаются во все стороны.
     --  Никто,  --  криво  хихикнул  Бэртим,  --  Логайна,  конечно  же  не
поддержал. О нет, согласных  на это  вы  найдете не много,  тем паче сейчас.
Просто беженцы пытаются найти пристанище на смутное время.
     Разумеется, к пленению Логайна приложили руку  Айз Седай. Произнеся эти
два слова,  Бэртим сплюнул на пол, а потом плюнул еще раз, когда сказал, что
они ведут Лжедракона на север, в  Тар  Валон. Бэртим  --  человек приличный,
заявил  он,  добропорядочный,  и  что  до  него,  так эти  Айз  Седай  могут
отправиться обратно в Запустение, откуда и явились, да и Тар Валон забрать с
собой.  Он бы к  ним  и на тысячу  миль  не приблизился, будь  у  него такая
возможность.  Конечно же, эти Айз Седай останавливались в каждой деревушке и
каждом городишке по  пути на север,  чтобы выставить Логайна напоказ, так он
слышал. Дабы показать народу, что Лжедракон схвачен и  мир вновь спасен. Ему
бы хотелось посмотреть на это зрелище, пусть даже пришлось бы приблизиться к
Айз Седай. Такой соблазн, что он уже почти было отправился в Кэймлин.
     --  Они  поведут  его   туда,  чтобы  показать  Королеве   Моргейз.  --
Содержатель  гостиницы  почтительно  коснулся  лба.  --  Я никогда не  видел
Королеву. Подданному неплохо бы взглянуть на свою королеву, как по-вашему?
     Логайн мог творить "нечто", и по тому, как забегали глаза Бэртима и как
его  язык  скользнул  по губам, стало  ясно,  что  он  имел в  виду.  Одного
Лжедракона он видел  года два назад,  когда тот  гордо шествовал по полю, но
этот был каким-то простым  парнем, который возомнил, что  может сделать себя
королем. В тот  раз  в Айз Седай  никакой нужды и не было. Солдаты  посадили
Лжедракона  на  цепь.  Угрюмый на  вид  парень,  который стонал  в  повозке,
прикрывая  руками  голову, когда люди  швыряли  в  него  камнями или  тыкали
палками.  Тычков  и  камней  было  предостаточно,  а  солдаты  и пальцем  не
пошевелили,  чтобы остановить людей,  так его и  забили до смерти.  В  конце
концов,  самое  лучшее  --  дать  народу  увидеть,  что  нет  в  нем  ничего
особенного. Он  не умел делать "нечто". Хотя  на  этого  Логайна  стоило  бы
посмотреть.  Было  бы  Бэртиму о  чем  внукам порассказать.  Да  вот  только
гостиница крепко держит, оставить ее не на кого.
     Ранд  слушал с неподдельным интересом.  Когда  до  Эмондова Луга  через
Падана Фейна дошла весть о Лжедраконе -- мужчине, который  взаправду обладал
Силой,  --  она  стала самой  большой новостью  в Двуречье за  многие  годы.
Дальнейшие  события  заслонили  ее, затолкав в  самую  глубину человеческого
сознания,  но  такое  происшествие  оставило  после  себя  столько  тем  для
пересудов и разговоров,  что люди станут вспоминать  о,  нем  годы, да еще и
внукам пересказывать.  Наверняка  Бэртим  будет говорить своим  внукам,  что
видел Логайна, а кто тогда разберет, видел он его или нет. Ни у кого и мысли
не  возникло  о   том,  что  происшедшее  с  несколькими  жителями  Двуречья
заслуживает упоминания в разговоре, если  только этот  "кто-то"  сам  не  из
народа Двуречья.
     -- Из всего  этого, -- сказал Том, --  вполне  можно  сложить сказание,
повествование, которое станут рассказывать тысячу лет. Жаль, что меня там не
было. -- Слова  его  звучали  чистой  правдой, и Ранд подумал, что сожаление
менестреля  искренне.  -- А попробовать увидеть  его все-таки  стоит.  Вы не
сказали, какой путь  они  выбрали. Может, где-нибудь здесь есть какие-нибудь
путники? Они могли бы подсказать нам.
     Бэртим отмахнулся грязной рукой.
     --  На север,  это все, что  тут известно. Если хотите  увидеть  его --
идите  в  Кэймлин. Это  все, что я  знаю,  и если в Беломостье что-то  знать
стоит, то я это знаю.
     --  Не  сомневаюсь,  знаете,  --  подхватил  Том.  --  Полагаю,   здесь
останавливается множество чужестранцев, проходящих через город. Вашу вывеску
мой взгляд поймал еще у основания Белого Моста.
     -- Только не  с запада, -- хочу,  чтоб  вы  знали.  Пару дней назад был
здесь  один,  иллианец, с  воззванием, целиком  увешанным печатями  на  уйме
ленточек.  Огласил его прямо  здесь  вот, на  площади. Сказал,  что  едет  с
депешей до самых Гор Тумана, а может, и до Океана  Арит, если  на  перевалах
сошел снег.  Говорил, глашатаи разосланы во все страны мира. --  Содержатель
гостиницы покачал головой. -- Горы Тумана. Слышал, они круглый год  затянуты
мглой, и в  том тумане какие-то твари  сдирают плоть с твоих костей, ты даже
убежать не успеешь.
     Мет хихикнул, за что заслужил от Бэртима острый взгляд.
     Том наклонился вперед, весь внимание.
     -- А о чем говорилось в воззвании?
     -- Ах,  да конечно, --  об охоте  за Рогом? -- воскликнул  Бэртим. -- Я
что,  не  сказал?  Иллианцы  созывают  всех желающих  посвятить  свою  жизнь
поискам, которые  объявлены в Иллиане. Можете себе представить? Отдать жизнь
служению  легенде?  Полагаю,  с   дюжину  дураков  найдется.  Дураки  всегда
находятся. Этот приятель утверждал, что грядет конец мира. Последняя битва с
Темным. --  Он  хихикнул,  но  как-то глухо  и  неискренне,  словно  пытаясь
рассмеяться,  чтобы самого  себя  убедить:  мол, над этим стоит  шутить.  --
Догадываюсь,  они считают, что, прежде  чем миру придет конец,  должен  быть
найден Рог Валир. Ну  и как это вам понравится? -- С минуту Бэртим задумчиво
покусывал костяшки пальцев. -- Да-а, после  нынешней зимы  я  не знаю, как и
возразить-то на это. Зима,  и еще этот Логайн, и те двое, до него. Откуда на
нашу голову в последние  несколько лет все эти парни, которые объявляют себя
Драконами? И зима. Что-то все это значит. Что, по-вашему?
     Том,  казалось,  его   не  слышал.  Тихим   голосом   менестрель  начал
декламировать, будто самому себе:

     В последний гибельный бой
     против падения ночи долгой,
     горы встанут караулом.
     и мертвые встанут стражей,
     ибо могила -- не преграда для зова моего.

     --  Вот-вот, -- осклабился Бэртим,  словно бы  уже видел толпы отдающих
ему свои деньги  слушателей Тома. -- Именно  так. Великая Охота за Рогом. Вы
ее рассказываете, а они  здесь со стропил будут свешиваться.  О воззвании же
всякий слышал.
     Том, казалось, пребывал за тысячу миль, поэтому Ранд сказал:
     -- Мы ищем наших  друзей,  они идут с той стороны. С запада. На прошлой
неделе здесь не было чужестранцев? Или недели две назад?
     --  Кое-кто  был,  --  протянул  Бэртим.  -- Всегда кто-то бывает, и  с
востока,  и  с  запада.  --  Он оглядел каждого  из троих  по  очереди вдруг
насторожившимися глазами. -- Как они выглядят, эти ваши друзья?
     Ранд открыл было рот, но Том, сразу вернувшийся обратно из своих далей,
пронзил  его  взглядом,  заставив юношу умолкнуть.  С  раздраженным  вздохом
менестрель повернулся к содержателю гостиницы.
     -- Двое мужчин  и  три женщины,  -- с явной неохотой  сказал он. -- Они
могут быть вместе, а могут идти и порознь.
     Том описал их  коротко, в нескольких словах, но достаточно точно, чтобы
любой увидевший путников узнал бы их, и  в то же  время ничто в его  речи не
выдало того, кто они такие.
     Бэртим  провел рукой  по  макушке, растрепав  свои  редеющие  волосы, и
медленно поднялся со стула.
     -- Забудьте о выступлении здесь, менестрель. Я к тому же был бы  весьма
признателен, если вы выпьете свое вино и уйдете. Уходите из Беломостья, коли
у вас есть голова на плечах.
     -- Кто-то  еще  выспрашивал о них? -- Том пригубил кружку, словно ответ
на вопрос интересовал его  менее всего в мире, и, приподняв бровь, посмотрел
на содержателя гостиницы.
     Бэртим  опять  поскреб голову  и  переступил с ноги  на  ногу,  как  бы
собираясь уйти, а затем кивнул в ответ на собственные раздумья.
     -- Около недели назад, точнее сказать не могу, с той стороны через мост
пришел какой-то человек, с виду -- законченный пройдоха, хорек хорьком. Всяк
бы решил --  сумасшедший. Все разговаривал сам с собою, стоять даже спокойно
не мог, все дергался, даже когда на месте топтался. Спрашивал о тех же самых
людях... о некоторых. Он спрашивал о них, будто это очень важно, а затем вел
себя  так, словно ему все равно, что ответят. То говорил,  что ему  нужно их
здесь  дождаться, то собирался идти дальше,  торопился. То жалобно  скулил и
умолял, а  в следующую минуту -- распоряжался, будто король. Раз или  два --
безумный он там или нет -- едва не нарвался на взбучку. От греха подальше --
еще б пришибли, -- Стража готова была его арестовать. В тот же  день он ушел
в сторону Кэймлина, плача и бормоча. Сразу видать: безумец, как я и говорил.
     Ранд вопросительно взглянул на Тома и Мэта, и те оба покачали головами.
Если этот тип искал их, то им он никого не напоминал.
     -- Вы уверены, что ему нужны были те же самые люди? -- спросил Ранд.
     --  Кое-кто из них. Мужчина-воин и женщина в шелковом платье. Но больше
всего он интересовался не ими. Тремя деревенскими парнями. -- Глаза толстяка
так  коротко скользнули по  Ранду и Мэту, что Ранд не был уверен: заметил он
этот взгляд или же ему почудилось.  -- Он уже отчаялся  найти их. Совсем ума
лишился, я ж говорил.
     Ранд вздрогнул и принялся  гадать, кем  бы мог быть этот  сумасшедший и
почему он их искал. Друг Темного? Ба'алзамон использовал безумца?
     -- Он-то был сумасшедшим, но вот другой... -- Глаза  Бэртима беспокойно
забегали, и язык  скользнул по губам, словно у него  вдруг во рту пересохло.
-- На следующий день... на следующий день в первый раз пришел другой.
     Толстяк умолк.
     -- Другой? -- в конце концов пришлось Тому напомнить. Бэртим оглянулся,
хотя в этой части перегороженной комнаты, кроме них, никого не было. Он даже
приподнялся  на  цыпочки  и посмотрел  поверх  низкой перегородки.  Когда он
наконец решился, то заговорил свистящим торопливым шепотом.
     -- В черном он был, во всем  черном. Всегда в надвинутом  капюшоне, так
что  лица не видать,  но  когда  он  смотрит  на тебя,  ты  это  чувствуешь,
чувствуешь, будто в твой хребет сосульку  всунули.  Он... он разговаривал со
мной.  -- Бэртим  вздрогнул и замолчал, покусывая губу,  потом продолжил: --
Голос --  будто змея ползет по сухой листве. У меня  желудок точно в ледышку
превратился. Каждый раз,  как возвращается, он задает одни и те же  вопросы.
Те  же  вопросы,  что задавал  тот безумец. Никто никогда не замечал, как он
приходит,  --  он просто вдруг появляется,  днем  или ночью,  и ты на  месте
застываешь. Люди начинают  уже через плечо оглядываться. Хуже всего  то, что
стражники у ворот утверждают: он ни разу ни через  какие ворота не проходил,
ни в город, ни из города.
     Ранд изо всех сил старался удержать на лице  равнодушную маску; челюсти
он  стиснул до боли  в  зубах.  Мэт  хмурился, а  Том разглядывал свое вино.
Слово, которое никто из них произнести не хотел, висело в воздухе меж  ними.
Мурддраал.
     -- Думаю,  я  бы  вспомнил, если  б когда-то встречал кого-нибудь вроде
него, -- через минуту сказал Том. Бэртим яростно затряс головой.
     -- Сгореть мне,  вспомнили бы!  Свет свидетель, вспомнили бы. Он... Ему
нужны были те же, что и тому сумасшедшему, только вот он говорит, что с ними
девушка. И... -- Бэртим покосился на Тома, -- ...и беловолосый менестрель.
     Том  вскинул  брови  в  неподдельном  --  в  этом  Ранд  был  уверен --
изумлении.
     --  Беловолосый  менестрель?  Ну,  навряд  ли  я  единственный  в  мире
менестрель  в годах. Уверяю вас, этого  малого я не знаю и у него нет причин
разыскивать меня.
     --  Может, оно и  так, -- угрюмо  сказал Бэртим. -- Многословием он  не
отличался, но мне показалось, что  он будет очень недоволен любым, кто решит
помочь этим людям или попытается их спрятать от него, В любом случае я скажу
вам то же, что сказал  и ему. Никого из  них я не  видел, не слышал, чтобы о
них  говорили,  и  это  --  правда.   Ни  о  ком  из  них,  --  закончил  он
многозначительно. Вдруг Бэртим  шлепнул деньги Тома обратно на стол. -- Вот,
допивайте свое вино и ступайте. Договорились? Ладно?
     И он быстро-быстро, колобком, откатился прочь, поглядывая через плечо.
     --  Исчезающий, -- шепотом  вымолвил Мэт, когда Бэртим  ушел. --  Нужно
было сообразить, что они станут нас здесь искать.
     -- И  он вернется, -- сказал Том, склоняясь над столом и понизив голос.
-- И я говорю: нужно тишком пробраться на корабль и сказать капитану Домону:
принимаем его предложение. Погоня уйдет по  дороге на  Кэймлин, а мы  в  это
время  будем плыть в Иллиан, за тысячу  миль от  того  места, где нас  будет
ждать Мурддраал.
     -- Нет, -- решительно сказал Ранд. -- Мы дожидаемся  Морейн и остальных
в Беломостье или  же идем в Кэймлин. Либо одно, либо другое, Том. Именно так
мы и решили.
     --  Это  безумие, парень.  Обстоятельства  изменились.  Послушай  меня.
Неважно,  что там говорит  содержатель гостиницы: когда  на  него  уставится
Мурддраал, он выложит о нас все, вплоть  до  того,  что мы заказали выпить и
сколько пыли было  на наших сапогах. -- При воспоминании о безглазом взгляде
Исчезающего Ранда передернуло. -- А что до Кэймлина... Ты думаешь, Полулюдям
неизвестно, что вы хотите добраться до Тар Валона? Самое время  оказаться на
борту корабля, который держит курс на юг.
     --  Нет, Том.  -- Ранду  пришлось выдавливать слова  из себя, наперекор
мыслям о том,  чтобы  очутиться  где-нибудь в тысяче миль от того места, где
рыщут Исчезающие,  но он  сделал глубокий вдох  и  сумел справиться со своим
голосом. -- Нет.
     --   Подумай,  парень.   Иллиан!  На  лике  земли   нет   города  более
величественного. И Великая  Охота  за Рогом! В минувшие четыре сотни лет  не
было  Охоты  за  Рогом. Целый новый цикл  рассказов ждет,  чтобы их сложили.
Только  подумай! Ты  ни  о чем подобном  никогда даже  и не  мечтал.  К тому
времени, когда  Мурддраалы  сообразят, куда ты подевался, ты будешь старым и
седым  и так устанешь присматривать за  своими  внуками, что тебе  будет все
равно, если они тебя найдут.
     На лице Ранда появилось упрямое выражение.
     -- Сколько раз мне говорить "нет"? Они отыщут нас, куда бы мы ни пошли.
В Иллиане тоже  будут поджидать Исчезающие.  И как нам от снов отделаться? Я
хочу знать, что  со мной происходит, Том, и почему. Я собираюсь в Тар Валон.
С Морейн, если получится, или без нее, если придется. Если понадобится, то и
в одиночку. Мне нужно знать!
     -- Но Иллиан, парень! И безопасный  путь дальше, вниз по реке, пока они
разыскивают  тебя  в другом  месте. Кровь и пепел,  от кошмаров тебе  ничего
плохого не будет!
     Ранд хранил  молчание.  Ничего  плохого  не  будет?  А  разве  от укола
колючкой во сне течет  по-настоящему кровь? Его  так и подмывало  рассказать
Тому  и об этом  сне. Ты осмелишься кому-нибудь рассказать? В твоих  снах --
Ба'алзамон, но  что между  сном  и явью? Кому ты  осмелишься рассказать, что
Темный как-то с тобой связан?
     Том, по-видимому, понял. Лицо менестреля смягчилось.
     -- Даже те сны. Они же просто-напросто сны, разве нет? Ради Света, Мэт,
скажи ему. Я же знаю, что ты, по крайней мере, в Тар Валон не хочешь.
     Мэт покраснел, наполовину от смущения, наполовину  от гнева. Он избегал
смотреть на Ранда и вместо этого хмурился на Тома.
     --  К чему  вам  все эти  волнения и хлопоты? Вы  хотите  вернуться  на
корабль? Ну так возвращайтесь. Мы сами о себе позаботимся.
     Худые плечи  менестреля задрожали  в беззвучном смехе, но  в его голосе
зазвучал сдерживаемый гнев.
     --  Ты полагаешь, тебе известно  о Мурддраалах достаточно, чтобы самому
спастись от них, да? Ты готов  один идти  в Тар  Валон  и  препоручить  себя
Престолу Амерлин? Ты даже сумеешь отличить одну Айю от другой? Испепели меня
Свет,  мальчик, но если ты считаешь, что тебе под силу в  одиночку добраться
до самого Тар Валона, то скажи, чтоб я уходил.
     -- Уходи! -- прорычал Мэт, сунув руку под плащ. Потрясенный Ранд понял,
что тот сжимает  там кинжал из Шадар Логота, может, даже готов пустить его в
ход.
     По  ту   сторону  разделяющей  комнату   низкой  перегородки   раздался
раскатистый  хриплый   смех,  и  насмешливый  голос  громко  и  презрительно
произнес:
     -- Троллоки? Натяни на себя менестрелев плащ, дядя! Ты  пьян! Троллоки!
Небылицы Пограничных Земель!
     Эти слова остудили гнев споривших, словно ведро холодной воды. Даже Мэт
обернулся к перегородке с вытаращенными глазами.
     Ранд  привстал,  заглядывая  поверх деревянной стенки,  а  потом  резко
пригнулся,   ощущая  в  животе  внезапную   слабость.   По  другую   сторону
перегородки, за  столом с двумя  мужчинами, которых они видели, когда вошли,
сидел теперь Флоран Гелб. Эти  двое над  ним смеялись,  но они его  слушали.
Бэртим, не глядя на Гелба и его собеседников, вытирал соседний стол, который
в этом  очень и  очень  нуждался,  но он  тоже навострил уши, раз  за  разом
протирая  полотенцем одно  и  то  же место  и  нависая над  столом так, что,
казалось, вот-вот уляжется на столешницу.
     --  Гелб,  -- прошептал  Ранд, рухнув обратно на стул,  и  его спутники
напряженно замерли. Том быстрым изучающим взглядом окинул их половину залы.
     По другую сторону перегородки к разговору присоединился второй мужчина:
     --  Нет, нет,  когда-то  Троллоки там  были.  Но  их  всех  перебили  в
Троллоковых Войнах.
     -- Небылицы Пограничных Земель! -- повторил первый голос.
     --  Это  правда,  говорю  вам, -- громко возражал Гелб. --  Я  бывал  в
Пограничных Землях. Я видел троллоков, и они были именно троллоками, это так
же верно, как и то, что я сижу тут. Те трое утверждали, что Троллоки гнались
за  ними,  но я-то  знаю лучше.  Вот  потому-то  мне и  нельзя оставаться на
"Ветке". Насчет Байла Домона у меня  и раньше были подозрения, но те трое уж
наверняка  Друзья  Темного. Говорю  вам...  Смех  и соленые  шутки заглушили
остальные слова  Гелба.  Сколько  времени, гадал Ранд, пройдет до того,  как
хозяин гостиницы услышит  описание "тех троих"?  Если уже  не услышал.  Если
только  он уже  не  соотнес  его с  внешностью только  что  увиденных  троих
незнакомцев. В перегородке была всего одна дверь с одной половины общей залы
на другую, и пройти к выходу пришлось бы мимо столика Гелба.
     -- Может быть, корабль и не  такая уж плохая идея, -- пробормотал  Мэт,
но Том покачал головой.
     -- Теперь  уже нет.  --  Менестрель  говорил тихо и  быстро. Он вытащил
кожаный  кошель,  который ему вручил  капитан  Домон,  и  торопливо разделил
монеты на три кучки. -- Через час  эта история станет известна всему городу,
--  поверят в  нее или нет, --  ив любой момент  о  ней услышит Получеловек.
Домой  не отплывет  раньше завтрашнего утра. В  лучшем случаю троллоки будут
преследовать  его всю  дорогу  до Иллиана.  Ладно,  все  равно он  почему-то
ожидает такого  исхода,  но  для нас в этом нет  ничего  хорошего. Ничего не
остается, кроме как бежать, и причем бежать во все лопатки.
     Мэт  быстро ссыпал монеты, которые  ему пододвинул Том,  в свой карман.
Ранд  забрал свою кучку намного медленнее. Той  монеты, что ему дала Морейн,
не  было.  Домой  дал  равный  вес серебра,  но  Ранду  по какой-то  причине
хотелось, чтобы  вместо всех этих монет  у  него оказалась монета Айз Седай.
Засовывая деньги в карман, он вопросительно посмотрел на менестреля.
     --  На тот  случай, если  мы разделимся,  -- объяснил Том. -- Вероятно,
этого  не  случится,  но  если  так сложится...  ну,  вы  оба  сами  во всем
разберетесь.  Вы  хорошие  ребята.  Только,  ради  своих  жизней,  держитесь
подальше от Айз Седай.
     -- Я думал, вы останетесь с нами, -- сказал Ранд.
     -- Да, парень. Остаюсь. Но сейчас они все ближе, и один Свет знает, что
будет. Ну, неважно. Маловероятно, чтобы что-то  случилось. --  Том помолчал,
глядя на Мэта. -- Надеюсь, ты больше не против того, чтобы я остался с вами,
-- сухо сказал он.
     Мэт пожал плечами. Он посмотрел  на Тома, потом  на Ранда,  затем снова
пожал плечами.
     --  Я  просто  очень  нервничаю.  Не  могу  представить,  когда все это
кончится. Всякий  раз, когда мы  останавливаемся для передышки, они  тут как
тут, гонятся  за нами. У меня такое  чувство, будто кто-то все время смотрит
мне в затылок. Что будем делать?
     С той стороны выгородки раздался  взрыв  смеха, опять вызванный Гелбом,
который  громко  и  безуспешно  пытался  убедить  тех двоих,  что он говорит
правду. Сколько это  будет продолжаться, раздумывал Ранд.  Рано  или  поздно
Бэртим сложит троицу Гелба и их троих и все смекнет.
     Том отодвинул стул и встал, пригнувшись, чтобы рост не выдал его: с той
половины залы  никто, случайно бросив  взгляд  на перегородку,  не увидел бы
менестреля. Том жестом предложил парням следовать за ним и прошептал:
     -- Ни звука.
     По эту сторону выгородки окна с боков от камина выходили в проулок. Том
внимательно изучил одно из окон, а потом аккуратно приподнял раму настолько,
чтобы  они могли выскользнуть наружу. Раздавшийся При этом шум едва ли можно
было  расслышать  в   трех   футах  от   хохочущей  и   спорящей   компании,
расположившейся по другую сторону невысокой стенки.
     Очутившись  в переулке,  Мэт  сразу устремился  было  на  улицу, но Том
поймал его за руку.
     -- Не так быстро,  -- сказал  ему  менестрель. -- Пока не решим, что мы
делаем.
     Том,  как  сумел, опустил  оконную раму и  повернулся, изучая  взглядом
переулок.
     Ранд проследил за взглядом Тома. Не считая  полудюжины  дождевых бочек,
выставленных  возле гостиницы и следующего здания, лавки портного,  переулок
оставался пуст, плотно утоптанная земля была сухой и пыльной.
     -- Зачем вы  это  делаете? --  спросил вновь Мэт. -- Вы бы  целее были,
если б бросили  нас.  Зачем вы остались с нами? Том посмотрел на него долгим
взглядом.
     -- У  меня был  племянник, Овайн, --  устало сказал он,  движением плеч
сбрасывая плащ. Отвечая, менестрель сложил свои  скатки одеял в кучу, сверху
осторожно поставил футляры с инструментами. -- Единственный сын моего брата,
мой  единственный родственник. Он попал в беду с Айз  Седай,  а  я  оказался
слишком  занят... другими делами.  Я не знал, как поступить, а когда в конце
концов попробовал  что-то предпринять, было  уже  поздно. Несколькими годами
позже Овайн умер. Можно сказать, что Айз Седай  убили его. -- Он выпрямился,
не  глядя  на  ребят.  Голос  его  был по-прежнему ровным,  но Ранд  заметил
блеснувшие на  глазах Тома слезы, когда тот отвернулся. --  Если мне удастся
удержать вас обоих подальше от Тар Валона, то я, может,  перестану тосковать
по Овайну. Ждите меня здесь.
     По-прежнему не взглянув в глаза ребятам,  он торопливо зашагал к выходу
из переулка, замедлив шаг  в  конце его. Бросив быстрый  взгляд по сторонам,
менестрель небрежно,  словно бы прогуливаясь,  вышел на  улицу и скрылся  из
виду.
     Мэт привстал, собравшись идти за ним следом, затем сел обратно.
     --  Этого  он  не  бросит,  --  сказал  он, коснувшись кожи футляров  с
инструментами. -- Ты веришь этой истории?
     Ранд терпеливо присел на корточки возле дождевых бочек.
     -- Да что  с тобой, Мэт? Ты таким никогда не  был. Твоего  смеха я  уже
несколько дней не слышал.
     -- Мне не  нравится, когда на меня охотятся, как на кролика, -- перебил
друга Мэт. Он вздохнул, опершись затылком на кирпичную стену гостиницы. Даже
сидя так, он  казался напряженным. Взгляд его  настороженно шарил вокруг. --
Извини.  Это  бегство,  и  все эти  чужаки,  и...  да  и  просто все. Я весь
издергался.  Посмотрю  на  кого-нибудь и не могу удержаться  от  мыслей,  не
собирается  ли  он  рассказать  о нас  Исчезающему,  или обмануть  нас,  или
ограбить, или... Свет, Ранд, разве тебе все это не действует на нервы?
     Ранд засмеялся -- быстрый лающий смешок где-то в горле.
     -- Я слишком испуган, чтобы нервничать.
     -- Как по-твоему, что Айз Седай сделали с его племянником?
     -- Не знаю, -- встревоженно сказал Ранд.  Для мужчины ему была известна
только одна возможная беда, которая связана с Айз Седай. -- Наверное, не то,
что с нами.
     -- Да. Не то, что с нами.
     Какое-то время  друзья, не разговаривая, сидели прислонившись к  стене.
Сколько  они ждали,  Ранд точно не сказал  бы. Вероятно, несколько минут, но
ему  эти  минуты  показались  часом --  ожидание того,  когда вернется  Том,
ожидание того, что в любой момент Бэртим или Гелб высунутся в окно и обвинят
их в  том,  что они --  Друзья  Темного.  Затем в переулок свернул  человек:
высокий мужчина, капюшон плаща  надвинут, скрывая лицо,  и плащ  его на фоне
светлой улицы был черен как ночь.
     Ранд с трудом поднялся на  ноги, обхватив рукой рукоять Тэмова  меча до
ломоты в суставах  пальцев. Во рту у него пересохло. Мэт, пригнувшись, встал
рядом с другом и сунул руку под плащ.
     Человек подходил к ним все ближе, и горло у Ранда сжимало все сильнее с
каждым его шагом. Вдруг мужчина остановился  и откинул капюшон. Ноги у Ранда
подкосились. Это был Том.
     --  Ну,  если вы  меня  не  узнали,  --  ухмыльнулся менестрель, -- то,
наверное,  это  вполне пригодная  маскировка для  прохода мимо стражников  у
ворот.
     Том  прошел между  юношами  и  принялся  перекладывать  вещи  из своего
лоскутного  плаща  в  новый  так  проворно,  что  некоторые  из них  Ранд  и
разглядеть не  успел.  Теперь-то  он  рассмотрел, что  новый  плащ  на  Томе
темно-коричневого цвета. Ранд  сделал глубокий, рваный вдох --  все  еще  не
оставляло ощущение, будто его душили, обхватив руками  за горло. Коричневый,
а не черный. Мэт по-прежнему держал руку под плащом и таким взглядом буравил
спину Тома, будто подумывал воспользоваться спрятанным кинжалом.
     Том окинул юношей взглядом, затем посмотрел на них пристальней.
     -- Не время норов проявлять. -- В свой  старый плащ, подкладкой наружу,
чтобы спрятать лоскутные заплаты, он ловко завернул футляры с инструментами.
-- Отсюда мы пойдем по одному, но так, чтобы видеть друг друга, не ближе. Не
нужно  выделяться так-то  вот.  Ты  сгорбиться не можешь?  -- спросил Том  у
Ранда. -- С твоим ростом все равно что со знаменем идти. -- Он забросил узел
себе за  спину  и  встал,  натягивая капюшон  обратно.  Теперь  он  ничем не
напоминал беловолосого менестреля. Просто еще один  путник, человек  слишком
бедный, которому не по средствам лошадь, не говоря уже о коляске. --  Пошли.
Мы и так уже потеряли уйму времени.
     Ранд  тотчас  же с  ним согласился,  но  все же замешкался,  прежде чем
шагнуть  из переулка  на площадь. Ни один из редких прохожих не  взглянул на
Ранда и его спутников дважды --  большинство вообще  на них  не смотрело, но
плечи у  юноши  онемели  в ожидании  крика о  Друзьях  Темного,  который мог
превратить обывателей  в толпу, одержимую одним  --  жаждой  убийства.  Ранд
обвел взглядом открытое пространство, людей,  идущих по своим обычным делам,
но,  когда  он  повернул голову  обратно, взор его наткнулся на  Мурддраала,
который уже пересек полплощади и направлялся к переулку.
     Откуда появился Исчезающий, Ранд и гадать не стал,  а тот шагал к ним с
неторопливой неумолимостью -- хищник,  двигающийся к своей жертве, застывшей
под его  взглядом. Люди  расступались  перед  облаченной  в черное  фигурой,
стараясь не смотреть на нее. Площадь начала  пустеть: прохожие вдруг решали,
что где-то в другом месте их ждут неотложные дела.
     Взглянув  на черный капюшон, Ранд просто-таки застыл, будто вмороженный
в  землю. Он попытался вызвать пустоту,  но  это  было  все равно что ловить
пальцами дым.  Невидимый пристальный взор  Исчезающего  словно ножом пронзал
его до мозга костей, превращая внутренности в сосульки.
     --  Не смотри ему  в  лицо,  -- пробормотал  Том. Голос  его  дрожал  и
срывался, он  словно через силу произносил  слова. -- Испепели тебя Свет, не
смотри ему в лицо!
     Ранд  с трудом отвел глаза в  сторону;  юноша  чуть  не застонал, будто
оторвал пиявку от лица, --  но даже уткнувшись  взглядом в камни площади, он
по-прежнему видел,  как приближается Мурддраал: точно играющий с мышами кот,
который забавляется, глядя на их тщетные попытки спастись, а потом,  в конце
концов,  сомкнутся, щелкнув острыми зубами, безжалостные челюсти. Расстояние
между Исчезающим и его целью сократилось вдвое.
     -- Мы что, так просто и  будем здесь стоять?  -- промямлил Ранд. -- Нам
нужно бежать... удирать отсюда!
     Но сам даже шага сделать не мог.
     Мэт наконец-то вытащил кинжал с рубином в  рукояти, сжимая его дрожащей
рукой.  Губы  его  раздвинулись,  обнажив  оскаленные  зубы, из  искаженного
страхом рта вырывалось рычание.
     -- Думаешь...--  Том умолк,  чтобы проглотить комок  в  горле, и хрипло
продолжить: -- Думаешь, ты сумеешь убежать от него, да, парень?
     Он стал что-то бормотать вполголоса; Ранд разобрал только одно слово --
"Овайн". Вдруг Том проворчал:
     -- Мне вообще не нужно было впутываться в ваше дела Вообще нельзя было.
-- Дернув плечом. Том скинул со спины обернутый менестрелевым  плащом узел и
сунул его Ранду. --  Позаботься об этом. Когда я скажу бежать, вы побежите и
не остановитесь до  самого  Кэймлина. "Благословение  Королевы".  Гостиница.
Запомните, в случае... Просто запомните.
     -- Я не понимаю, -- сказал Ранд.  Мурддраал был теперь  не  более чем в
двадцати шагах. Ноги у юноши будто свинцом налились.
     -- Просто запомни! -- рявкнул Том. -- "Благословение Королевы".  И все.
БЕГИТЕ!
     Он подтолкнул  парней  -- каждого хлопнув по  плечу рукой, -- чтобы  те
сделали хоть шаг, и Ранд нетвердо, на спотыкающихся ногах, побежал, сбоку --
Мэт.
     -- БЕГИТЕ!  --  Том тоже бросился бежать, с долгим, бессловесным ревом.
Но не за  ребятами,  а к Мурддраалу. Его руки широко  взметнулись в стороны,
словно он давал представление, и в руках блеснули кинжалы. Ранд остановился,
но Мэт потащил его дальше.
     Исчезающего будто  громом поразило.  Неторопливая поступь  сбилась,  он
запнулся.  Его рука потянулась к  эфесу черного меча,  висящего  на боку, но
длинные  ноги  менестреля куда быстрее преодолели разделявшее их расстояние.
Том  врезался  в Мурддраала прежде, чем  тот успел  даже наполовину вытащить
черный клинок,  и  они  оба покатились по земле.  Немногие оставшиеся еще на
площади люди кинулись врассыпную.
     --  БЕГИТЕ!  -- Над  площадью  полыхнула  ослепительная,  режущая глаза
голубая вспышка,  и Том  закричал, но даже в вопле можно  было разобрать: --
БЕГИТЕ!
     Ранд подчинился. Пронзительные крики преследовали его м Мэта.
     Прижимая узел Тома к груди. Ранд  бежал  изо всех сил. От площади через
город  катила  волна  ужаса и  паники,  и  спасающиеся  бегством Ранд и  Мэт
оказались на ее гребне. Лавочники бросали свои товары, когда юноши пробегали
мимо  них. В витринах  магазинов с грохотом опускались ставни, в окнах домов
появлялись испуганные лица, потом исчезали. Люди, которых и в помине рядом с
площадью  не  было и которые ничего и  видеть-то не  могли,  бежали  с диким
видом, ни  на что не обращая внимания. Они налетали друг на друга, а упавших
и не успевших подняться на ноги топтали бегущие следом.
     Беломостье всколыхнулось, засуетилось, словно развороченный муравейник.
     Когда Ранд  и  Мэт с  трудом пробились к  воротам,  Ранд вдруг вспомнил
замечание  Тома  о  его росте.  Не замедляя бега,  он  пригнулся  настолько,
насколько  смог, и так, чтобы никто,  глядя со  стороны, не заметил,  что он
сутулится. Однако сами ворота --  толстые бревна, обитые полосами из черного
железа, -- стояли открытые нараспашку. Два стражника-привратника, в стальных
шлемах и кольчужных  рубахах, надетых поверх дешевых с виду красных мундиров
с белыми воротниками,  сжимали в  руках алебарды и встревоженно посматривали
на городские  улицы.  Один из  них глянул на  Ранда и Мэта,  но  они были не
единственными, кто выбегал из ворот. Из города извергался непрерывный поток:
запыхавшиеся  мужья прижимали  к  себе  жен, рыдающие  матери  несли грудных
малышей и тянули за собой  ревущих детишек постарше, бледные мастеровые, все
еще в рабочих фартуках, по-прежнему сжимали в руках инструменты.
     Тут же нет ни одного, кто мог бы сказать,  куда  они бегут, ошеломленно
подумал на бегу Ранд. Том. О, обереги меня Свет, Том.
     Рядом с другом споткнулся Мэт, он удержался на ногах, и они оба бежали,
пока последний из удиравших неведомо  от чего не остался далеко  позади них,
бежали, пока город и Белый Мост не исчезли из виду.
     В конце  концов Ранд рухнул на колени  в пыль, судорожно хватая  воздух
ртом,  глотая  его  саднящим горлом  огромными  глотками. Позади  вытянулась
пустая  дорога,  теряясь среди  обнаженных деревьев. Мэт  потянул  Ранда  за
рукав.
     -- Давай. Ну давай же, -- задыхаясь, сказал Мэт, глотая слоги. Покрытое
пылью  лицо  расчертили дорожки пота,  и, глядя  на  него, казалось, что  он
вот-вот обессиленно рухнет на землю. -- Нам нужно двигать дальше.
     -- Том,  -- произнес Ранд. Он крепче  прижал к  груди  узел, обмотанный
Томовым  плащом;  внутри  него  твердыми  буграми  прощупывались  футляры  с
инструментами. -- Том.
     -- Он умер. Ты же видел. Ты же слышал. Свет, Ранд, он умер!
     -- Ты считаешь, что Эгвейн, и Морейн, и остальные тоже мертвы. Если они
погибли, то почему Мурддраал до сих пор гоняется за ними? Что  ты мне на это
ответишь?
     Мэт упал на колени рядом с другом.
     -- Хорошо. Может, они и живы. Но Том... Ты же сам видел! Кровь и пепел,
Ранд, то же самое могло и с нами случиться.
     Ранд медленно кивнул. Дорога  позади  была  по-прежнему пуста. Где-то в
глубине  души он  ожидал --  по  крайней  мере, надеялся,  -- увидеть  Тома,
шагающего по дороге, дующего  в усы,  собирающегося рассказать  им, из какой
передряги они  едва выбрались.  "Благословение  Королевы" в Кэймлине. Ранд с
огромным трудом поднялся на ноги и забросил узел Тома себе на спину рядом со
своим  скатанным  одеялом.  Мэт  смотрел  на  него снизу  вверх  сузившимися
настороженными глазами.
     -- Пошли,  -- сказал Ранд и  двинулся по дороге в  сторону Кэймлина. Он
услышал бормотание Мэта, и через мгновение тот догнал Ранда.
     Они брели  по пыльной дороге,  понурив головы  и не разговаривая. Ветер
закружил   пылевые   смерчики,  которые  быстро-быстро   перебегали  дорогу.
Несколько  раз Ранд  оглядывался, но  дорога  позади  все  время  оставалась
пустой.




     Все   дни,  проведенные  с  Туата'ан,  неторопливо  продвигавшимися  на
юго-восток,   Перрин   изводил   себя  тревожными   раздумьями.   Торопиться
Странствующий Народ не  видел  надобности, они  никогда не  торопились. Ярко
расписанные фургоны по утрам не выкатывались в  путь до тех пор, пока солнце
не поднималось довольно высоко  над горизонтом, а на ночевку останавливались
уже  через несколько часов, едва  солнце  скатывалось к вечеру,  как  только
находили подходящее  место для  лагеря. Рядом с фургонами  неспешно  трусили
собаки,  частенько  и дети бегали здесь же.  Отстать от повозок было трудно.
Всякое  предположение,  что,  мол, можно двигаться  немного быстрее  или что
неплохо  бы   проехать  еще   подальше,  встречалось  смехом,   а  порой   и
восклицанием:  "Ах,  ну  неужели  ты заставишь  бедных  лошадок  так  тяжело
работать?"
     Перрина удивляло, что Илайас не разделяет его чувств. Илайас не ехал  в
фургоне, он предпочитал идти пешком, иногда пробежаться вприпрыжку к  голове
колонны, -- но о том, чтобы уйти от Туата'ан, он даже не заикался, равно как
и не торопил их.
     Странный бородач в диковинных одеждах из шкур так отличался  от кротких
Туата'ан, что  был заметен сразу,  где  бы среди  фургонов он ни оказывался.
Даже  в лагере было невозможно по ошибке принять Илайаса за одного из мужчин
Народа, да  и  не только  из-за одежды.  Илайас  двигался с ленивой  грацией
волка, лишь подчеркиваемой его шкурами и меховой шапкой, излучая вокруг себя
опасность столь же естественно, как  огонь излучает тепло, и  отличие его от
Странствующего Народа  оказывалось разительным. Молодые и  старые, эти  люди
лучились радостью  изначальной.  В  их  движениях не  чувствовалось  никакой
воинственности, одно только удовольствие. Дети, разумеется, стремглав бегали
вокруг, в них ключом била энергия, неподдельная полнота жизни и движений, но
у  Туата'ан и  бабушки, и седобородые старики ступали легко, их походка была
столь же  преисполнена достоинства,  как и  величественный танец.  Казалось,
весь Народ готов в любой момент пуститься в  пляс, даже когда они  стояли на
месте, даже в те редкие минуты, когда в лагере не звучала музыка. Чуть ли не
в любой  час,  на стоянке или при  движении, вокруг  фургонов  плели мелодию
скрипки и флейты, цимбалы, цитры и барабаны -- то  подыгрывая друг другу, то
играя сами по себе. Радостные песни, веселые песни, смешные песни, печальные
песни; если в лагере кто-то не спал, то обязательно звучала музыка.
     У  каждого  фургона,   проходящего  мимо  повозок,  Илайаса   встречали
дружеские кивки и улыбки, у любого костра, возле которого он останавливался,
-- веселое слово. Таким должен был быть облик Народа, всегда демонстрируемый
чужакам, --  открытые, улыбающиеся лица. Но  Перрин подметил,  что под такой
внешностью  кроется  осторожность  полуприрученного   оленя.   За  улыбками,
адресованными   жителям  Эмондова   Луга,  глубоко  таилось   нечто,  нечто,
стремящееся  понять, в безопасности ли они сами, нечто, чуть сгладившееся за
прошедшие дни.  В присутствии  Илайаса  настороженность  была  сильнее,  она
висела в жарком воздухе, словно густое летнее  марево, и не исчезала. Порой,
незаметно для него, они в открытую  следили за ним, будто неуверенные в том,
чего от него  ожидать. Когда Илайас  шел по лагерю, ноги, готовые танцевать,
казалось, были готовы броситься бежать.
     Илайас определенно испытывал от Пути  Листа не меньшие неудобства,  чем
последователи Пути в  его обществе. Когда он находился среди  Туата'ан, губы
его   неизменно  скептически   кривились.   Вряд  ли  была   тому   причиной
снисходительность и  наверняка  не  презрение, но выглядело  все так,  будто
Илайас предпочел бы быть  где угодно, но не  здесь.  Тем  не менее, когда бы
Перрин ни заговаривал о том, чтобы уйти, Илайас отвечал что-то успокаивающее
об отдыхе, о том, чтобы подождать всего несколько дней.
     -- До встречи со мной  у вас были тяжелые дни, -- сказал Илайас,  когда
Перрин в третий или четвертый раз задал  ему все тот же вопрос, -- и впереди
обязательно будут дни еще тяжелее, раз за тобой гонятся троллоки и Полулюди,
а в друзьях у тебя -- Айз Седай.
     Он ухмыльнулся,  набив полный  рот  испеченным Илой  пирогом с сушеными
яблоками. Пристальный взгляд его желтых глаз до сих пор смущал Перрина, даже
когда Илайас улыбался. Мало того, именно улыбка Илайаса и приводила  Перрина
в еще большее замешательство; она редко появлялась в глазах охотника. Илайас
отдыхал  возле  костра Райна,  как всегда отказавшись  присесть на  один  из
припасенных специально для этого чурбаков.
     -- Да не торопись ты так в руки Айз Седай!
     --  А что,  если Исчезающие найдут нас? Что удержит Исчезающих, если мы
тут  сидим  просто  так,  поджидая  их?  Три  волка их  не  остановят,  а от
Странствующего  Народа  никакой помощи  не  будет. Они  даже самих  себя  не
защитят. Троллоки перебьют их, как  на бойне, и это будет наша вина, В любом
случае нам рано или поздно придется уйти. Может, лучше даже раньше.
     -- Что-то советует мне обождать. Всего несколько дней.
     -- Что-то!
     --  Расслабься, парень. Принимай  жизнь такой, какая она есть.  Беги --
когда приходится, сражайся -- когда должен, отдыхай -- когда можешь.
     -- Как вы там говорили, "что-то"?
     -- Попробуй пирога. Иле я не очень-то нравлюсь,  но  она наверняка меня
хорошенько  накормит, когда  я приду  в гости.  На привалах у Народа  всегда
хорошая еда.
     -- Что же  это  за "что-то"? --  переспросил  вновь Перрин. -- Если вам
известно то, чего нам не рассказываете...
     Илайас хмуро уставился на кусок пирога в своей руке, затем положил  его
и отряхнул ладони.
     -- Что-то,  -- произнес он наконец, пожав плечами,  как будто и сам  не
понимал  до  конца.  -- Что-то  говорит мне:  сейчас  важно  подождать.  Еще
несколько дней. У меня не часто бывают подобные  предчувствия, но я научился
им верить. В прошлом они спасали мне жизнь. На этот раз все как-то иначе, но
это важно. Это ясно. Хочешь бежать -- ну так беги! Но без меня.
     Это  было все, что Илайас  сказал,  сколько ни пытался Перрин  добиться
более  внятного  ответа.  Бородач  валялся  на  земле, беседовал с Райном, с
аппетитом съедал все, что предлагала Ила, дремал, надвинув шапку на глаза, и
отказывался обсуждать,  когда уходить.  Что-то  советовало ему ждать. Что-то
твердило ему, что  это  важно.  Он  будет знать,  когда наступит время идти.
Отведай немного пирога, парень. Не пори горячку. Попробуй рагу. Расслабься.
     Заставить  себя  расслабиться  Перрин   не  мог.  Вечерами  он  бродил,
снедаемый  тревогой, меж  фургонов, раскрашенных  во все  цвета радуги,  его
беспокоило еще и то, что больше никто, казалось, не видел повода для тревог.
Туата'ан пели и танцевали,  готовили ужин, ели у лагерных костров: фрукты  и
орехи,  ягоды и овощи,  но никакого мяса -- и  занимались мириадами домашних
дел, будто их нисколько не заботило, что творится в мире. Повсюду носились и
играли дети -- играли в  прятки, салочки между фургонов, лазали по  деревьям
вокруг  лагеря, смеялись, кувыркались вместе с  собаками  по земле. Ничто  в
мире не тревожило Туата'ан. Никого из них.
     Наблюдая за  ними, Перрин  испытывал жгучее желание  убраться подальше.
Уйти отсюда, прежде чем мы наведем  на них преследователей. Они приняли нас,
а  мы  отплатим  им  за  Доброту  бедами. У  них-то, по  крайней  мере, есть
основания быть беспечными. За ними никто не охотится. А вот за нами...
     Перемолвиться словом  с  Эгвейн не получалось.  Она то разговаривала  с
Илой, сидя рядом  с нею  и сблизив головы, что  явно указывало: мужчинам тут
делать  нечего,  то  танцевала с Айрамом, все  кружась и кружась под флейты,
скрипки и барабаны, под  мелодии, собранные Туата'ан  по всему миру, или под
пронзительные, волнующие песни самого Странствующего Народа, проникновенные,
независимо  от  того,  какие  они  были,  --  медленные  или быстрые.  Песен
странники знали  множество,  некоторые из них  Перрин узнавал, в Двуречье их
тоже пели, хотя зачастую ему они были известны под иными названиями. Песенку
"Три  Девушки на  Лугу", например.  Лудильщики  называли "Танцы  Хорошеньких
Дев", и они заявили,  что "Ветер с  Севера" в одних  краях зовется  "Сильный
Ливень", а  в  других местах -- "Убежище  Берина". Когда Перрин, не подумав,
спросил про песню "У Лудильщика Мои Кастрюли", они  покатились со смеху. Они
ее знали, но называли "Подбрось Перья".
     Перрину было понятно, почему  под песни  Народа так  хочется танцевать.
Дома, в  Эмондовом Лугу, его все считали посредственным  танцором, но  песни
странников его просто за ноги  тянули, и Перрин понимал, что никогда в жизни
он  не танцевал так долго, с таким воодушевлением или с таким удовольствием,
как здесь.  Барабаны  музыкантов, будто  гипнотизируя,  заставляли его кровь
пульсировать в их ритме.
     На  второй  вечер  у Туата'ан  Перрин впервые  увидел, как под одну  из
медленных  песен танцуют  женщины. Тускло горели  костры, и  ночь  обступала
фургоны, а ловкие пальцы выбивали из барабанов медленный ритм. Сначала  один
барабан, потом другой, и  в итоге каждый  барабан в лагере подхватил тот  же
самый  медленный,  настойчивый ритм.  В тишине  звучали одни  лишь барабаны.
Девушка в красном платье ступила в круг света, развязывая шаль. В ее волосах
сверкнули нити бус,  она  сбросила  с  ног туфли.  Флейта затянула  мелодию,
негромко  причитая,   и  девушка  затанцевала.  Вытянутые  в  стороны   руки
развернули шаль у нее за  спиной; бедра покачивались, когда она  переступала
босыми  ногами, повинуясь дроби барабанов. Темные глаза  девушки устремились
на Перрина, и ее улыбка была столь же неспешной, как и танец. Она проплывала
ровными кругами, улыбаясь юноше через плечо.
     Он проглотил комок в горле. Лицо обдало жаркой волной,  но отнюдь не от
костра. К первой девушке присоединилась вторая, бахрома  шалей раскачивалась
в такт барабанам и медленному повороту  бедер.  Девушки улыбались ему,  и он
громко  откашлялся.  Оглянуться  кругом  Перрин боялся;  лицо  у  него  было
красное, как свекла, и тот, кто  не смотрел на танцующих, наверняка  смеялся
над ним. В этом он был уверен.
     Напустив  на себя рассеянный  вид, он  как  бы  невзначай соскользнул с
бревна,  словно  устраиваясь  поудобней, и решил отвернуться  от  костра, не
видеть  танцующих.  Ничего  похожего  в  Эмондовом  Лугу не  было.  Танцы  с
девушками  на Лужайке в  дни праздников даже и  близко  не походили  на это.
Перрину захотелось, чтобы подул ветер и охладил его.
     Перед его  глазами  вновь затанцевали  девушки,  только  теперь их было
трое.  Одна  из  них  лукаво подмигнула ему. Глаза Перрина  забегали.  Свет,
подумал он. Что мне теперь делать? А как бы Ранд поступил? Он-то  знает, как
себя с девушками вести.
     Танцующие  девушки тихонько засмеялись;  раздался стук  бус, когда  они
отбросили  свои длинные  волосы  за плечи, и Перрин решил,  что лицо у  него
наверняка пылает. Потом к девушкам присоединилась женщина чуть постарше, она
стала показывать  им, как нужно танцевать. С тяжелым вздохом Перрин перестал
отводить взгляд  и закрыл  глаза.  И  все равно,  даже с закрытыми  глазами,
девичий смех дразнил, насмешничал, будто щекотал  его. Даже зажмурившись, он
по-прежнему видел  их. Бисеринки пота  выступили  у  него  на  лбу, и  ветра
Перрину крайне недоставало.
     Если верить Райну, часто этот танец девушки  не танцевали, а женщины --
совсем редко, и, по словам Илайаса, выходило, что  теперь они танцуют каждый
вечер исключительно из-за смущения Перрина.
     -- Я должен  поблагодарить  тебя,  -- сказал ему  Илайас,  тон  его был
рассудительным и торжественным.  -- У вас, молодых ребят, все по-другому, но
в моем возрасте требуется много больше, чем костер, дабы согреть мои кости.
     Перрин  лишь нахмурился.  Было  что-то  такое  в  походке  удаляющегося
Илайаса, что  подсказывало: хоть  это ни в чем и не проявлялось, бородач про
себя смеется.
     Вскоре Перрин  привык и  уже  не отворачивался  от  танцующих женщин  и
девушек,  хотя от  подмигиваний и улыбок порой не  знал куда деваться.  Будь
девушка одна, все,  может,  и  было бы нормально,  --  но когда их пять  или
шесть,  и все они на него смотрят... Ему никак  не удавалось  справиться  со
смущением, от которого у него щеки вспыхивали румянцем.
     Потом  решила учиться этому танцу Эгвейн. Учили ее две девушки, которые
танцевали в тот  первый вечер,  они  хлопали в ладоши, отбивая  ритм, а  она
повторяла шаги  с  поворотами,  а  за спиной у нее качалась одолженная шаль.
Перрин  порывался  было  что-то  сказать,  но  затем  решил,  что  для  него
благоразумнее  будет  не  раскрывать  рта.  Когда  девушки  добавили  еще  и
покачивание  бедрами,  Эгвейн  засмеялась,  и  они  втроем  принялись  глупо
хихикать друг над дружкой. Но.  Эгвейн упорно продолжала  учиться; глаза  --
блестят, на щеках -- румянец.
     За  танцующей Эгвейн  горящим,  жадным взором наблюдал Айрам.  Красивый
молодой Туата'ан  подарил девушке нитку  голубых бус,  которую та  носила не
снимая. Когда Ила впервые заметила интерес своего внука к  Эгвейн, ее улыбку
сменили обеспокоенные, хмурые взгляды. Перрин решил не спускать глаз с юного
мастера Айрама.
     Однажды ему удалось застать Эгвейн одну возле раскрашенного в зеленое и
желтое фургона.
     -- Ну как, весело проводишь время? -- спросил ее Перрин.
     -- Почему бы и нет? -- Она,  улыбаясь, перебирала пальцами голубые бусы
у себя на шее.  -- Чтобы печалиться, как ты,  никакого труда не нужно. Разве
мы не заслужили возможности немного повеселиться?
     Айрам стоял неподалеку  -- он никогда  не отходил  далеко от Эгвейн, --
сложив  руки   на  груди,  на   губах  его  играла  легкая  улыбка,  отчасти
самодовольная, отчасти вызывающая. Перрин понизил голос.
     -- Я думал, ты хочешь добраться  до Тар Валона.  Здесь ты  Айз Седай не
станешь.
     Эгвейн вскинула голову.
     -- А я думала, тебе не нравится, что я хочу стать Айз Седай, -- сказала
она чересчур ласковым голосом.
     -- Кровь  и пепел, по-твоему, здесь  нам ничего не грозит?  Этим  людям
здесь ничто не угрожает? В любой момент нас может найти Исчезающий!
     Ее рука на бусах задрожала. Она опустила ее и глубоко вздохнула.
     -- Что  бы ни произошло,  это произойдет -- уйдем ли мы сегодня  или на
следующей неделе. Вот так я сейчас считаю. Веселись,  Перрин. Может быть,  у
нас это последняя возможность.
     Девушка с грустью  потрепала его по щеке. Потом  Айрам  протянул Эгвейн
руку, и  она  устремилась  к нему, уже  снова  смеясь.  Когда они  бежали  к
играющим  скрипкам,  Айрам, оглянувшись через  плечо,  сверкнул  на  Перрина
торжествующей улыбкой, будто говоря: она не твоя, но она будет моей!
     Мы все очень  сильно  подпали  под чары Народа,  подумал Перрин. Илайас
прав. Им не нужно пытаться обращать тебя на Путь Листа. Путь сам мало-помалу
проникает в тебя исподволь.
     Ила  окинула  ежащегося  на ветру  Перрина быстрым  взглядом,  а  потом
вынесла из  фургона  толстый шерстяной плащ;  он был темно-зеленым,  на него
было просто  приятно  смотреть  -- после  буйства красного и  желтого. Когда
юноша закутался в  него,  с удивлением  подумав, что  плащ оказался,  как ни
странно, ему впору, Ила произнесла натянуто:
     -- Этот, может, подойдет лучше. -- Она бросила взгляд  на его топор,  и
когда  подняла на Перрина  глаза, они были  печальны,  хотя сама  женщина  и
улыбалась. -- Этот, может, подойдет намного лучше.
     Так  вели  себя все Туата'ан. Улыбки  никогда не сходили с их  лиц, без
колебаний  они  приглашали  присесть к ним  выпить  у  костра  или послушать
музыку, но взоры их всегда цеплялись за топор, и  Перрин чувствовал, что они
думают. Не просто топор, но орудие убийства. Нет никакого оправдания насилию
над другим человеком. Путь Листа.
     Порой ему  хотелось  заорать на  них. В  мире  существовали  троллоки и
Исчезающие.  Те, кто  готов был  срезать  каждый  лист.  Где-то  существовал
Темный,  и  Путь Листа обратился  бы в  пепел в  очах Ба'алзамона.  Перрин с
упрямством продолжал  таскать с  собой топор.  Он накидывал плащ  на плечи и
даже в  ветреную погоду не запахивал  полы, чтобы полумесяц лезвия все время
был  на  виду. Изредка Илайас насмешливо  поглядывал на оружие, оттягивающее
пояс  юноши, и ухмылялся, его  желтые  глаза будто читали мысли Перрина. Эти
усмешки и взгляды почти заставляли юношу прикрыть топор. Почти.
     Если  лагерь  Туата'ан  являлся  для  Перрина   источником  постоянного
раздражения, то по крайней  мере со снами теперь было все хорошо.  Иногда он
просыпался,  обливаясь  холодным  потом,  от  видений:  в  лагерь  врываются
троллоки  и Исчезающие, раскрашенные во все цвета радуги фургоны  вспыхивают
громадными кострами от брошенных в них пылающих факелов; люди падают в  лужи
крови,  мужчины,  женщины,  дети,  они  бегут,  кричат  и  умирают,  но   не
предпринимают ни малейшей попытки защититься  от разящих  мечей-кос. Ночь за
ночью Перрин вскакивал, тяжело  дыша и  протягивая  руку за топором,  и лишь
потом понимал,  что  фургоны  не охвачены пламенем, вокруг нет окровавленных
морд,  рычащих над растерзанными и изломанными  телами, усеявшими  землю. Но
его сны были  обычными кошмарами, и странно: они как-то успокаивали. Будь  в
этих снах место для  Темного, он бы в них появился,  но его не было. Не было
Ба'алзамона. Просто заурядные кошмары.
     Правда, когда Перрин бодрствовал, он чувствовал присутствие волков. Они
держались в стороне от биваков и от движущегося каравана, но он всегда знал,
где они. Он чувствовал их презрение к собакам, охраняющим Туата'ан. Шумливые
животные, которые позабыли, для чего предназначены их челюсти, позабыли вкус
теплой крови; людей  они могли испугать, но появись  здесь стая, они уползли
бы  прочь,  прижимаясь брюхом к земле. С  каждым  днем ощущение  присутствия
волков у Перрина становилось все сильнее, ярче и отчетливей.
     С каждым  закатом Пестрая  становилась все нетерпеливей. Ладно,  Илайас
хотел  чего-то добиться, уведя людей к  югу, наверное, дело  того стоит,  но
коли  что-то нужно  сделать,  тогда его  надо делать.  Надо кончать  с  этим
медлительным  путешествием.  Предназначение волков  -- бродить  на  воле,  и
Пестрой вовсе не нравится так долго находиться вдали от стаи. В душе у Ветра
тоже  горело нетерпение.  Тут охота  хуже некуда, и он ни во  что не  ставил
житье  на полевых  мышах;  мышь  --  щенят  обучать подкрадываться к добыче,
подходящая пища  для стариков,  Не  способных  завалить оленя или  подрезать
сухожилия у дикого быка. Иногда Ветер подумывал, что Паленый был прав: нужно
оставить  людям людские  заботы.  Но  когда  Пестрая  была с  ним  рядом, он
остерегался  подобных мыслей,  а  еще  больше,  если  поблизости  оказывался
Прыгун. Тот был боец, покрытый  шрамами, поседевший в стычках, невозмутимый,
с опытом прожитых лет, с коварством, которое  с лихвой  возмещало  то, что у
него  мог  отнять возраст.  Люди его нисколько не  интересовали,  но Пестрая
хотела довести это дело до конца, и Прыгун будет ждать, пока ждет она, будет
бежать, пока бежит она. Волк или человек, бык или  медведь, кто бы ни бросил
ему вызов, ради Пестрой у  Прыгуна всегда наготове челюсти, которые отправят
врага в  долгий  сон. В этом для  Прыгуна -- вся жизнь,  это-то и заставляло
Ветра  осторожничать, а сама Пестрая,  по-видимому, на мысли обоих волков не
обращала внимания.
     Все  это  было  ясно и  открыто для разума Перрина.  Он  Страстно хотел
оказаться в Кэймлине, рядом с Морейн, попасть в Тар Валон. Даже если ответов
там  не  дадут,  может, там  всему этому придет конец. Илайас  посмотрел  на
юношу, и  тот поверил, что желтоглазый мужчина понял  все. Пожалуйста, пусть
это кончится.
     Сон начался  приятнее,  чем большинство  предыдущих.  Перрин  сидел  за
столом на кухне Элсбет Лухан и точил свой топор.
     Миссис Лухан никогда не позволяла вносить в  дом  работу  из  кузни или
что-то хотя бы отдаленно смахивающее  на  нее.  Мастеру  Лухану даже ее ножи
приходилось точить во дворе. Но  сейчас она занималась стряпней и ничего  не
говорила, ни  слова, о топоре. Она ничего не  сказала  и в тот миг, когда из
глубины дома в кухню  вошел волк и улегся между  Перрином и дверью  во двор.
Перрин продолжал точить топор: скоро придет время пустить его в ход.
     Вдруг волк встал, утробно урча, густая шерсть на его загривке поднялась
дыбом. В кухню со двора вошел Ба'алзамон. Миссис Лухан продолжала стряпать.
     Перрин с трудом поднялся  на ноги, замахиваясь на вошедшего топором, но
Ба'алзамон проигнорировал  оружие, обратив все свое  внимание на волка. Там,
где должны были быть его глаза, плясало пламя.
     -- Это --  то, что  должно защитить тебя? Что  ж, с этим я встречался и
прежде. Уже много раз.
     Он  согнул палец, и  волк  взвыл, когда из глаз, ушей, пасти, из  самой
шкуры брызнул огонь.  Вонь горящего  мяса и  паленой шерсти наполнила кухню.
Элсбет Лухан сняла крышку с котла и помешала в нем деревянной ложкой.
     Перрин  выронил топор и  прыгнул  вперед, стараясь руками сбить с волка
пламя.  Между  его  ладонями  волк   смялся  в  черный  пепел.  Уставясь  на
бесформенную  кучу  обугленных  останков на  чисто  подметенном полу  миссис
Лухан, Перрин попятился. На  руки налипла  жирная сажа, но при одной мысли о
том, чтобы  оттереть  ладони  об одежду,  желудок у  него  скрутило.  Перрин
подхватил топор, сжав рукоять до хруста в костяшках.
     -- Оставь меня в покое!  -- выкрикнул он. Миссис Лухан постучала ложкой
по краю кастрюли и положила крышку обратно, что-то негромко напевая.
     --  Тебе от меня  не убежать, --  сказал Ба'алзамон. -- От меня тебе не
спрятаться. Если ты тот, ты -- мой.
     Жар его огненных  глаз  заставил Перрина отступать через кухню, пока он
не уперся  спиной в стену.  Миссис Лухан открыла печь, чтобы проверить,  как
там хлеб.
     -- Око Мира пожрет тебя,  --  сказал Ба'алзамон. -- Ставлю на тебя  мою
мету!  --  Он выбросил  вперед  крепко сжатые кулаки,  словно швыряя что-то;
когда его пальцы разжались, в лицо Перрину рванулся ворон.
     Черный  клюв   вонзился   юноше  в   левый  глаз,  Перрин  пронзительно
закричал...
     ...и сел, закрывая ладонями лицо, а со всех сторон его окружали фургоны
Странствующего Народа. Медленно юноша опустил руки.  Больно не было, не было
ни капли крови. Но он помнил все, помнил муки пульсирующей боли.
     Перрин содрогнулся,  и  вдруг возле  него  присел  на корточки  Илайас,
вытянув  руку, словно собираясь разбудить  юношу. В  этот предрассветный час
где-то   за  деревьями,   окружающими   фургоны,  завыли  волки   --  единый
пронзительный  вой  из трех  глоток. Юноша чувствовал то  же,  что и  волки.
Огонь. Боль. Огонь. Ненависть. Ненависть! Убить!
     -- Да,  --  тихо  произнес Илайас. --  Пора. Вставай, парень. Нам  пора
идти.
     Перрин выбрался из-под  одеял.  Он наспех упаковывал свою скатку,  а из
фургона, протирая глаза, вышел Райн. Ищущий поднял взгляд к небу и застыл на
ступеньках с поднятыми к лицу руками. Пока он внимательно рассматривал небо,
двигались лишь его глаза, хотя на что там глядел Райн, Перрин не понимал. На
востоке  висело  несколько  облаков, их  подбрюшья были  расчерчены розовыми
полосами от  восходящего солнца, но больше ничего  видно не было.  Казалось,
что Райн к тому же еще и прислушивался, и принюхивался к воздуху, но никаких
звуков, кроме ветра в деревьях, и никаких запахов, кроме слабого запаха дыма
от прогоревших вчерашних костров, не было.
     Вернулся  Илайас  со  своими нехитрыми пожитками, и  Райн  спустился по
ступенькам с фургона на землю.
     -- Нам придется изменить направление  пути, мой старый друг. --  Ищущий
обеспокоенно вновь взглянул на небо. -- В этот  день мы пойдем другим путем.
Вы пойдете с нами? -- Илайс покачал головой, и Райн кивнул, будто знал ответ
наперед. -- Что ж, будь осторожен,  мой старый друг. Сегодня что-то будет...
-- Его взгляд  вновь  скользнул было вверх,  но он опустил глаза прежде, чем
взор его коснулся  крыш фургонов.  --  Думаю, фургоны направятся  на восток.
Возможно,  до  самого  Хребта  Мира.  Возможно,  мы  обнаружим  стеддинг   и
остановимся там ненадолго.
     -- Беда никогда не  войдет в стеддинг, -- согласился Илайас. -- Но Огир
не очень-то открыты чужакам.
     -- Все открыты Странствующему Народу, -- сказал Райн и ухмыльнулся.  --
Кроме  того, даже  у  Огир  найдутся  для починки  котлы. Ладно,  давайте-ка
наскоро позавтракаем и потолкуем.
     -- Нет времени, -- сказал Илайас.  -- Мы  тоже  выступаем  сегодня. Как
можно раньше. Похоже, сегодня всем нам в дорогу.
     Райн попытался убедить его задержаться хотя бы позавтракать, и когда из
фургона  вместе  с  Эгвейн появилась Ила,  она  тоже добавила  свой  доводы,
правда, уговаривала гостей  не столь энергично,  как ее муж. Она произносила
верные слова, но вежливость ее была принужденной, и было  ясно, что она рада
распрощаться если не с Эгвейн, то уж с Илайасом точно,
     Эгвейн не замечала полных сожаления взглядов, которые искоса бросала на
нее Ила. Девушка спросила,  что происходит, и Перрин уже  готов был  к тому,
что она заявит, будто хочет остаться с Туата'ан, но когда Илайас ответил ей,
девушка лишь задумчиво кивнула и поспешила обратно в фургон, собираться.
     Наконец Райн воздел руки вверх.
     --  Хорошо.  Никогда  не думал, что  мне доведется  отпустить гостя  из
лагеря без прощального пира,  но...  -- В  нерешительности  глаза  его вновь
поднялись  к небу. -- Что  ж, нам самим, пожалуй, предстоит рано тронуться в
путь.  Вероятно,  мы  поедим  на  ходу.  Но,  по  крайней  мере,  пусть  все
попрощаются.
     Илайас  начал было возражать, но Райн уже спешил  от фургона к фургону,
колотя в двери  там, где еще никто не проснулся. К тому времени,  когда один
Лудильщик привел Белу, весь лагерь уже был на ногах, все переоделись в самые
нарядные и яркие одежды; на их фоне красно-желтый фургон Райна и Илы казался
невзрачным. В толпе сновали большие собаки с высунутыми из пастей языками --
искали, кто  бы почесал у них за ушами, пока Перрин и его спутники терпеливо
сносили одно крепкое  рукопожатие за другим, одно крепкое объятие за другим.
Те   девушки,   которые   танцевали  каждый   вечер,  не   удовольствовались
рукопожатиями,  и  от  их крепких  объятий Перрину вдруг совсем  расхотелось
уходить,  --  пока он не вспомнил,  как  много других странников смотрели на
него со стороны,  и вот уже его лицо почти  можно было сравнить по  цвету  с
фургоном Ищущего.
     Айрам оттащил Эгвейн немного в сторону. Из-за слов прощаний вокруг него
Перрин не слышал, что тот ей говорил, но девушка  постоянно качала  головой,
сначала вяло, затем, когда молодой Туата'ан  начал умоляюще жестикулировать,
более твердо. Мольба  на  лице  Айрама сменилась  настойчивостью, но девушка
продолжала упрямо  мотать головой, пока ее не выручила Ила, сказав несколько
резких  слов  внуку.  Помрачневший  Айрам протолкался через толпу,  не желая
больше  участвовать  в  прощаниях.  Ила смотрела, как  он уходит,  собираясь
окликнуть его, но так и не  решилась. Она тоже успокоилась,  подумал Перрин.
Успокоилась, что он не хочет идти с ними, с Эгвейн.
     Когда Перрин пожал каждую руку в лагере Лудильщиков по меньшей мере раз
и обнял каждую девушку по меньшей мере дважды, толпа подалась назад, оставив
небольшое пространство вокруг Райна, Илы и троих гостей.
     -- Вы пришли с  миром, -- произнес  нараспев  Райн, церемонно кланяясь,
приложив  руки к груди.  --  Теперь  ступайте  с миром. У наших костров  вас
всегда примут радушно, с миром. Путь Листа есть мир.
     -- Пусть  мир всегда пребудет с вами,  -- ответствовал Илайас,  -- и со
всем Народом. -- Он поколебался,  потом  добавил: -- Я ли  найду песню,  или
найдет  ее кто  другой, но  песня  вновь зазвучит,  в  этом  году или в году
грядущем. Как было когда-то, так будет и вновь, и нет миру конца!
     Райн  изумленно моргнул,  а Ила выглядела  совершенно ошеломленной,  но
остальные Туата'ан пробормотали в ответ:
     "Нет миру конца. Нет миру  и  времени  конца". Райн и его жена поспешно
повторили эти слова вслед за другими.
     Затем  пришло  время  отправляться  в  путь. Несколько  последних  слов
прощания,  несколько  последних напутственных  пожеланий  быть  осторожными,
несколько последних улыбок и подмигиваний, и трое  путников вышли из лагеря.
Райн проводил их до опушки, пара псов, резвясь, прыгала рядом с ним.
     -- Поистине, мой старый друг, вы должны  быть очень-очень  осторожными.
Этот день...  Боюсь, в мир вырвалось нечто злобное и опасное, и как бы вы ни
притворялись, вы не столь свирепы, чтобы оно не смогло схватить вас.
     -- Да пребудет с тобою мир, -- сказал Илайас.
     --  И с  вами,  --  печально ответил  Райн.  Когда  Райн  ушел,  Илайас
нахмурился, увидев, как на него смотрят оба спутника.
     -- Ну, в их глупую  песню я не верю, -- проворчал  он. --  Ну  а  какой
смысл портить им церемонию и обижать  их, а?  Я  же говорил  вам, иногда они
придают церемониям очень большое значение.
     -- Конечно, -- мягко сказала Эгвейн. -- Совсем никакого смысла.
     Илайас, что-то ворча, отвернулся.
     Навстречу  Илайасу вышли  Пестрая,  Ветер и Прыгун, -- не резвясь,  как
собаки, а с  чувством собственного  достоинства,  точно  на  встречу равных.
Перрин  уловил, что  пронеслось между  волками  и  Илайасом. Огненные глаза.
Боль. Клык  Душ.  Смерть.  Клык Душ.  Перрин знал,  что  они имели  в  виду.
Темного. Волки рассказывали о его сне. Об их сне.
     Юноша  внутренне затрепетал,  когда волки  рассыпались в  цепь впереди,
разведывая путь. Был черед Эгвейн ехать  верхом на Беле, и  он шагал рядом с
нею, Илайас, как обычно, шел впереди ровным, уверенным шагом,
     О своем сне Перрину думать не хотелось. Он полагал, что с волками они в
безопасности.  Не  совсем. Прими. Всей  душой. Всем  разумом. Ты по-прежнему
сопротивляешься. Но полностью -- когда ты примешь.
     Перрин вытеснил  волков  из своих мыслей и удивленно заморгал.  Он и не
знал,  что  может так  делать.  Он решил  для себя  больше  не  позволять им
возвращаться. Даже в сны? Но вот чья это была мысль  --  его  или волков, он
понять не мог.
     На шее Эгвейн по-прежнему висела низка голубых бус, подаренных Айрамом,
а в волосах  у нее виднелась маленькая веточка  какого-то деревца  с мелкими
ярко-красными листочками --  еще один подарок молодого Туата'ан.  Перрин был
уверен:  этот  Айрам  пытался  уговорить девушку остаться  со  Странствующим
Народом. Юноша радовался, что она не поддалась уговорам, но ему еще хотелось
бы, чтоб она не перебирала бусы пальцами с такой нежностью.
     В конце концов Перрин сказал:
     -- О чем это ты так часто разговаривала с Илой? Если ты не танцевала  с
этим длинноногим,  то  беседовала  с ней  с таким видом, будто вы говорили о
каких-то тайнах.
     -- Ила давала  мне советы, как  быть  женщиной,  -- рассеянно  ответила
Эгвейн.
     Перрин рассмеялся, а она глянула  на него из-под капюшона таким грозным
взглядом, которого он уже и забыл, когда в последний раз удостаивался.
     -- Советы! Нам никто не рассказывает, как быть мужчинами. Мы просто они
и есть.
     -- Вот, -- заметила Эгвейн, -- вероятно, именно потому-то с этим у тебя
выходит так плохо.
     Идущий впереди них Илайас громко хохотнул.



     Найнив   широко  раскрытыми  глазами  удивленно  смотрела  на  то,  что
открылось  ее взору дальше по реке: под солнечными  лучами  молочным  светом
сиял Белый Мост. Еще одна  легенда, подумала  она, бросив взгляд на скачущих
впереди нее Стража и Айз Седай. Еще одна легенда, а они, казалось, того даже
и не замечают. Найнив решила, что не будет таращить глаза у них на виду. Они
будут смеяться, если увидят меня глазеющей  по сторонам,  разинув рот, будто
какая-то  неотесанная  деревенщина.  Три  человека молча  скакали  верхом  к
легендарному Белому Мосту.
     С того утра,  после  бегства из Шадар Логота, когда  она нашла Морейн и
Лана  на  берегу Аринелле, настоящего --  хоть в какой-то мере  -- разговора
между нею и Айз Седай  не получалось. Разумеется, разговоры  были, но не  по
существу -- так, как  это  понимала Найнив.  Например,  продолжались попытки
Морейн уговорить  ее отправиться  в Тар  Валон. Тар Валон. Если будет нужно,
она туда  поедет  и пройдет  там обучение, но отнюдь не  по тем  причинам, о
которых думает Айз Седай. Но если Морейн причинит хоть какое-то зло Эгвейн и
мальчикам...
     Иногда, против своей воли,  Найнив ловила  себя на мысли, что  могла бы
сделать Мудрая при помощи Единой Силы, что могла бы сделать она сама. Тем не
менее,  когда она  осознавала, что  у нее в голове, вспыхнувший гнев начисто
выжигал такие мысли. Сила  -- грязное дело. У Найнив не  будет с ней  ничего
общего. Пока ее не вынудят.
     А эта  несносная  женщина постоянно стремилась повторять ей о поездке в
Тар Валон  для  обучения.  Как  раз  об этом  Морейн могла  бы ей ничего  не
говорить! Так много знать девушке и не хотелось.
     -- Как вы намерены отыскать их? -- вспомнила Найнив свой вопрос.
     --  Как  я  уже  говорила  вам,  --  ответила  тогда  Морейн,  даже  не
потрудившись оглянуться  на  нее, -- когда я окажусь достаточно близко к тем
двоим,  потерявшим  свои  монеты, я узнаю,  где они. -- Найнив спрашивала об
этом уже не в первый  раз, но  голос Айз Седай походил  на неподвижную гладь
пруда,  которая,   сколько  Найнив  ни  швыряла  туда  камней,  отказывалась
покрываться рябью; всякий раз, когда так случалось, кровь у Найнив буквально
вскипала.  А  Морейн продолжала говорить, будто не  чувствовала,  как Найнив
сверлит взглядом  ее  спину; Найнив знала, что  Айз  Седай  вполне  способна
ощутить это, поэтому и смотрела столь упорно. -- Чем больше времени пройдет,
тем ближе  мне  нужно будет  подойти к ним, но  я узнаю.  Что  касается того
человека, у  которого мой памятный дар сохранился, то, пока он им владеет, я
могу следовать за ним через полмира, если понадобится.
     -- И что тогда? Что вы намерены делать, когда найдете их, Айз Седай? --
Найнив  ни минуты  не  верила,  что Айз Седай,  будучи такой  настойчивой  в
поисках мальчиков, не строит в отношении их никаких планов.
     -- Тар Валон, Мудрая.
     --  Тар  Валон, Тар  Валон!  Ничего иного  вы вообще не  говорите, и  я
начинаю...
     --  В Тар Валоне, Мудрая, вас  обучат также и умению владеть собой. Вам
ничего не удастся сделать с Единой Силой, если вашим разумом  правят эмоции.
-- Найнив  открыла было рот, но Айз Седай уже  обращалась к  Стражу: -- Лан,
мне нужно с тобой минутку поговорить.
     Эти двое  наклонились  друг  к другу, а  Найнив  пришлось вновь  мрачно
хмуриться  с тем видом,  который  она у себя ненавидела.  Подобное выражение
появлялось на ее лице  слишком часто, когда Айз Седай  ловко выворачивала ее
вопросы  на другие темы, с легкостью ускользая  из словесных  силков  или не
обращая внимания на ее крики, повисающие в молчании. Собственный мрачный вид
будил в ней чувство, будто она -- девчонка, которую кто-то из Женского Круга
поймал  за  глупым занятием. Чувство,  к которому Найнив не  привыкла, и  от
безмятежной улыбки на лице Морейн ей становилось еще хуже.
     Если бы только существовал  хоть какой-нибудь способ избавиться от этой
женщины.  С одним Ланом было бы лучше; с чем нужно. Страж сумеет справиться,
торопливо сказала Найнив себе, чувствуя внезапный  прилив  крови к лицу, для
которого никакой причины как будто не было, но все же он что-то значил.
     Однако Лан бесил  ее гораздо больше, чем Морейн. Найнив никак не  могла
понять, как ему  с  такой  легкостью удается  действовать  ей  на нервы.  Он
говорил редко -- иногда меньше дюжины слов в день -- и никогда не вмешивался
в ее... споры  с  Морейн.  Часто  его  вообще рядом не было,  он  уходил  на
разведку, но от женщин Лан всегда держался немного в стороне, наблюдая за их
спором, словно за дуэлью. Найнив хотелось, чтобы он перестал так себя вести.
Если это был поединок, то успеха ей добиться ни разу не удалось, в то  время
как Морейн, по-видимому, даже  не считала, что  участвует в  схватке. Найнив
было бы легче без холодно-спокойных голубых глаз, без молчащей публики.
     Таково было по большей части их путешествие. Спокойным, если не считать
тех  моментов, когда Найнив срывалась на крики и звук ее голоса раздавался в
тишине,  словно звон бьющегося стекла. Сама  местность вокруг  путников была
безмолвна,  будто мир замер,  затаив  дыхание. В ветвях  деревьев  стонал  и
жаловался ветер, но все прочее пребывало в тишине и неподвижности. К тому же
ветер  казался чем-то далеким,  даже  когда  его холодные  порывы  проникали
сквозь плащ до спины всадника.
     В первые часы  дороги после всего  случившегося спокойствие действовало
на девушку умиротворяюще.  Казалось, с Ночи Зимы у  Найнив не было и секунды
покоя. Но к исходу первого дня,  проведенного наедине с Айз Седай и Стражем,
она уже  постоянно  оглядывалась  через плечо и  беспокойно ерзала в  седле,
словно  у  нее  чесалась спина.  Тишина  походила  на  хрусталь,  обреченный
разбиться  на  мельчайшие  осколки, и  от ожидания  первой трещинки  нервы у
Найнив превратились в натянутую тетиву.
     Подобная  атмосфера  давила  также и на Морейн с  Ланом, как бы  они ни
казались внешне  невозмутимыми. Очень  скоро Найнив  поняла,  что под маской
спокойствия напряжение час за часом затягивало  их все  туже и туже -- будто
часовую пружину заводят, заводят так сильно,  что она вот-вот лопнет. Морейн
словно  прислушивалась  к  чему-то  очень далекому,  и то, что она  слышала,
морщинами прорезало ее лоб.  Лан  внимательно рассматривал лес и  реку,  как
будто  лишенные листвы деревья  и  широкая  медленная  река  несли  на  себе
предупреждения о поджидающих впереди ловушках и засадах.
     Какой-то  частью своего  существа  Найнив радовалась, что не  одна  она
испытывает это недоброе предчувствие --  ощущение того,  что мир неустойчиво
колеблется на самой грани, но раз оно  воздействовало на них, значит, оно --
реально, а другая ее часть лишь желала, чтобы  это ощущение оказалось  игрой
ее воображения. Что-то  легонько щекотало уголки разума Найнив,  как бывало,
когда она  слушала ветер, но теперь-то она понимала, насколько это связано с
Единой Силой, и никак не могла заставить себя принять эту рябь на краю своих
мыслей.
     -- Ничего, -- тихо  сказал Лан, когда  она его спросила, Отвечая, он не
повернулся  к  ней;  его глаза  не прекращали осматривать все вокруг. Потом,
противореча только что сказанному, добавил: -- Вам бы нужно вернуться в ваше
Двуречье, когда мы доберемся  до  Беломостья и до Кэймлинского Тракта. Здесь
слишком опасно. Но вашему возвращению препятствовать ничто не будет.
     Это была его самая длинная речь за весь день.
     -- Она -- часть Узора, Лан, -- с упреком сказала Морейн. Ее  глаза тоже
смотрели куда-то в сторону. -- Это Темный, Найнив. Гроза прошла мимо  нас...
на этот раз, по крайней мере.
     Она подняла руку,  словно  ощупывая что-то в воздухе,  затем машинально
вытерла ее о платье, будто притронулась к чему-то грязному.
     -- Однако он по-прежнему  следит,  -- Морейн вздохнула, -- и его взгляд
стал пристальнее. Не только на нас, а на всем мире. Сколько еще до того, как
он станет достаточно силен, чтобы...
     Найнив  сгорбилась,  она  внезапно  почти почувствовала  чей-то взгляд,
упершийся  ей  в спину.  Даже если бы Айз Седай  не сказала  ей  о невидимой
слежке, то все равно существовало лишь одно объяснение этому.
     Лан  отправился на  разведку, вниз по  реке, но если  прежде он выбирал
дорогу,  то  теперь  этим  занялась  Морейн,  причем  делала  все  настолько
уверенно, будто следовала по каким-то невидимым следам, следам в воздухе, по
запаху памяти.  Лан лишь  проверял  маршрут, который она намечала. У  Найнив
было  чувство, что, заяви Страж об угрозе на пути, Морейн все равно настояла
бы на своем. И он бы пошел, Найнив  была в этом уверена. Прямо  вниз по реке
к...
     Встряхнувшись,  Найнив  освободилась из  плена  своих  мыслей.  Путники
находились  у  подножия Белого  Моста. В лучах солнца сверкала бледная арка:
молочная  паутина, слишком  хрупкая на вид, чтобы стоять,  протянулась через
Аринелле. Казалось,  она обрушится  под  весом  человека,  не  говоря уже  о
лошади. Наверняка она  может в  любую  минуту  обвалиться  и под собственным
весом.
     Лан  и  Морейн  беспечно  проехали  верхом вперед,  вверх по мерцающему
белому  скату,  поднялись на  сам мост;  звенели  копыта, но не как сталь  о
стекло, а  как сталь о сталь. Поверхность моста выглядела как стекло, мокрое
стекло, но для копыт лошадей была прочной и надежной.
     Найнив  пришлось сделать  над собой усилие,  чтобы проехать  следом  за
Морейн,  но с  первого же  шага  она  ждала,  что  под ними  все  сооружение
полностью  расколется вдребезги.  Если из стекла  сплести  кружево, подумала
она, то оно должно выглядеть именно так.
     Когда путники проехали почти  через весь  мост, Найнив  почувствовала в
воздухе густеющий смоляной запах гари. И через миг она увидела.
     Вместо полудюжины домов, окружавших  площадь  у съезда с Белого  Моста,
чернели  груды  бревен,  до  сих  пор  курящиеся  дымными  спиралями.  Улицы
патрулировали  солдаты в плохо пригнанных мундирах и потускневших  доспехах,
но  проходили  они быстро,  словно  боясь  что-нибудь обнаружить, и  на ходу
оглядывались через  плечо. Горожане  --  те немногие, кто  вышел из дома, --
двигались почти бегом, втянув головы в плечи, будто за ними гнались.
     Лан выглядел сурово  и решительно даже для него,  и люди обходили троих
всадников стороной,  сторонились их и солдаты. Страж потянул носом  воздух и
сморщился,  что-то  негромко  буркнув.  Для Найнив  в  этом не  было  ничего
удивительного: гарью пахло очень сильно.
     -- Колесо плетет, как желает Колесо, -- пробормотала Морейн. -- Пока не
соткан Узор, ни один глаз его не увидит.
     В следующий миг она соскочила с Алдиб и заговорила с горожанами. Она ни
о чем  не спрашивала, она  выражала сочувствие, которое, к удивлению Найнив,
казалось   искренним  и  неподдельным.  Люди,  что  избегали  Лана,  готовые
торопливо уйти прочь от любого чужака,  останавливались поговорить с Морейн.
Они, казалось,  сами  были  поражены  тем, как  поступают, но  тем  не менее
разоткровенничались  под участливым  чистым взором,  слушая  утешающий голос
Морейн. Взгляд Айз  Седай  словно уменьшал,  ослаблял  людскую  боль, умерял
волнение,   проникаясь   чувствами   пострадавших,   и   языки   мало-помалу
развязывались.
     Тем не менее они все равно лгали. Большинство горожан. Некоторые из них
с порога отметали  предположение, что здесь вообще стряслась какая-то  беда.
Нет, ничего не было.  Морейн упомянула сгоревшие здания  вокруг площади. Все
хорошо, настаивали они, глядя мимо того, чего видеть не желали.
     Какой-то толстый  горожанин говорил с показной искренностью,  но щека у
него нервно  дергалась при любом  шуме  за спиной. С постоянно  сползающей с
лица ухмылкой он  утверждал, что  из-за перевернутой  лампы  начался  пожар,
который раздуло ветром, прежде чем кто-нибудь успел хоть что-то предпринять.
Один быстрый взгляд на  пепелище, и  Найнив  поняла, что сгоревшие  дома  не
стояли рядом друг с другом.
     Сколько здесь было людей --  столько  было и  историй. Несколько женщин
заговорщицки понизили голос.  Правда  всего происшествия заключалась, мол, в
том, что где-то в городе появился мужчина, связавшийся с Единой Силой. Самое
время вмешаться Айз Седай;  в  прошлом, помнится, так и было, что  бы там ни
говорили мужчины о Тар Валоне. Пусть Красные Айя все уладят.
     Один мужчина заявил, что это было нападение бандитов, а другой толковал
про восстание Друзей Темного.
     -- Они  собираются  поглядеть на Лжедракона,  вы же  знаете,  -- мрачно
сообщал он доверительным тоном. -- Они тут повсюду. Друзья  Темного, все как
один.
     Остальные продолжали твердить о какой-то напасти -- что за напасть, они
лишь туманно намекали, -- которая явилась на корабле сверху по реке.
     -- Мы им показали, --  бормотал узколицый мужчина, нервно потирая руки.
-- Пусть всякое такое останется  в Пограничных Землях, там, где ему и место.
Мы  спустились к  причалам и... -- Он оборвал речь так внезапно, что зубы  у
него щелкнули. Больше не  вымолвив ни слова, он  суетливо шмыгнул в сторону,
злобно  оглядываясь через  плечо на  троих  путников, будто думал,  что  они
бросятся за ним в погоню.
     Корабль уже ушел -- в конце концов, это выяснилось после расспросов, --
обрубив швартовы и уплыв вниз  по реке, когда толпа хлынула на причал. Всего
лишь  вчера.  Найнив мучилась загадками, не было ли на его  борту  Эгвейн  и
мальчиков.  Одна женщина сказала, что на судне был менестрель. Если это  Том
Меррилин...
     Она  бросила  пробный камень, намекнув Морейн, что  кто-то  из  жителей
Эмондова Луга мог уплыть на судне. Айз Седай внимательно выслушала ее, кивая
при этом головой.
     -- Может быть, -- сказала  потом  Морейн, но в голосе  Айз  Седай  явно
слышалось сомнение.
     Стоящая  на  площади гостиница  уцелела,  ее общая зала  была разделена
надвое   перегородкой   по   плечо  высотой.  Войдя  в   гостиницу,   Морейн
приостановилась,  ощупывая воздух рукой. Она улыбнулась  своим ощущениям, но
тем не менее ничего о них не сказала.
     Ели путники в молчании, причем тишина висела не только над  их  столом,
но и во  всей общей зале. Горсточка посетителей всецело отдалась содержимому
собственных тарелок и собственным мыслям. Содержатель  гостиницы, вытиравший
столы углом своего фартука, что-то все  время бормотал,  но всегда так тихо,
что услышать его не было никакой  возможности. Найнив подумала, что ночевать
здесь было бы неприятно: тут даже воздух отяжелел от страха.
     В тот момент, когда путники отодвинули тарелки, подчистив их последними
кусочками  хлеба, в дверях показался одетый в красный  мундир солдат. Найнив
он показался блистательным  --  в  остроконечном шлеме и  отполированном  до
блеска нагруднике кирасы, --  пока не встал у самых дверей, положив  руку на
эфес  меча и  напустив на себя строгий  вид,  и  не  сунул палец  за  тесный
воротник, ослабляя его. Этот жест напомнил ей Кенна  Буйе, который старается
вести себя как пристало Деревенскому Советнику.
     Лан уделил солдату всего один взгляд и хмыкнул.
     -- Ополченец. Никуда не годен.
     Солдат оглядел залу,  задержав свой взор на столике  Морейн. Он немного
поколебался, затем сделал  глубокий вдох и потом  тяжело шагнул к  ним, явно
намереваясь одним стремительным  натиском потребовать ответа: кто они такие,
что у них за дело в Беломостье и как долго они собираются тут пробыть?
     -- Вот я допью свой эль, и мы уходим, -- сказал Лан. Он сделал еще один
долгий глоток, а потом поднял глаза на солдата. -- Да осияет Свет милостивую
Королеву Моргейз!
     Человек  в  красной форме  открыл  рот, затем, присмотревшись к Лану  и
встретив  его  взгляд, отступил. Он тут  же поймал  на себе  взоры  Морейн и
Найнив. У  девушки мелькнула мысль, что  солдат сейчас  выкинет какую-нибудь
глупость, чтобы  постараться не выглядеть  трусом в  глазах  двух женщин. По
опыту  Найнив  знала,  что  в подобных  случаях  мужчины  зачастую  выглядят
идиотами. Но в Беломостье случилось столь  многое, столь много неизвестности
и неопределенности вырвалось  на волю из  подвалов  мужских умов.  Ополченец
вновь посмотрел на Лана и передумал. Жесткое, суровое, словно  высеченное из
гранита, лицо  Стража не выражало ничего, но эти  холодные  голубые глаза...
Такие холодные.
     Ополченец решился и коротко кивнул.
     --  Вижу, что  тут делаете. Слишком много  чужаков в  эти  дни -- не на
пользу спокойствию Королевы.
     Развернувшись на  каблуках, он  тяжело затопал  прочь, отрабатывая свой
строгий взгляд на других. Никто из местных словно бы и не замечал его.
     --  Куда мы  направимся?  --  требовательно  спросила Найнив у  Стража.
Атмосфера  в комнате была такой, что голос она понизила, но твердости, по ее
мнению, тем не менее в нем хватало. -- За судном?
     Лан повернулся к Морейн, та едва заметно качнула головой и сказала:
     -- Сначала  я должна отыскать того, кого я могу с уверенностью найти, а
сейчас он где-то к северу  от  нас. Во всяком  случае, вряд  ли двое  других
уплыли на судне. -- Легкая улыбка  удовлетворения коснулась  ее  губ. -- Они
были в  этой зале, может,  всего  день назад, но  не  раньше чем  позавчера.
Испуганные,  но они  ушли  живыми.  След столь  долго не продержался  бы без
такого сильного чувства.
     -- Кто эти двое? -- Найнив подалась вперед, наклонившись над столом. --
Вы знаете?  -- Айз  Седай покачала головой едва заметно, и Найнив опустилась
обратно на стул. --  Если  они обогнали нас всего на день-два, то  почему бы
нам не пойти сперва за ними?
     --  Я  знаю,  что  они  были  здесь, --  сказала Морейн  тем  же  самым
невыносимо  ровно-спокойным голосом.  --  Но  сверх  того  я  ничего не могу
сказать; мне  неизвестно,  куда они ушли:  на  восток,  на север  или на юг.
Надеюсь, они сообразят отправиться на  восток, к  Кэймлину, но точно я этого
не  знаю. К тому же  без их  памятных  подарков я  не  смогу определить, где
находятся ребята, пока не окажусь, наверное, в  полумиле от них. За два  дня
они могут одолеть миль двадцать или  сорок в  любом направлении,  если страх
будет подгонять их, а когда уходили отсюда, они точно были испуганы.
     -- Но...
     -- Мудрая, как бы перепуганы они ни были, в какую бы сторону ни бежали,
они  обязательно  вспомнят про Кэймлин, а  там-то я их разыщу. Но сначала  я
помогу тому, кого могу найти сейчас.
     Найнив открыла было вновь рот, но Лан спокойно прервал ее:
     --  Им было  чего пугаться. -- Он  оглянулся, затем понизил  голос:  --
Здесь побывал Получеловек. -- Он поморщился точно так же, как и  на площади.
-- Я до сих пор его чую. Повсюду.
     Морейн вздохнула.
     -- Я  буду  хранить надежду,  пока  не  пойму,  что  ее  больше  нет. Я
отказываюсь верить,  что Темный может одержать победу  так легко и просто. Я
найду всех троих живыми и невредимыми. Я должна в это верить.
     -- Я тоже хочу найти мальчиков,  -- сказала Найнив, -- Но что с Эгвейн?
Вы ни словом о ней не обмолвились, и сколько я вас ни спрашивала, ничего мне
не отвечали. У меня было такое впечатление, будто  вы собирались  забрать ее
в... -- она глянула на сидящих за другими  столами и произнесла шепотом,  --
...в Тар Валон.
     Айз  Седай  мгновение  изучала  столешницу,  прежде  чем Досмотреть  на
Найнив, а потом та даже отшатнулась от вспыхнувшего на лице Морейн гнева, от
которого  ее глаза чуть  ли  не  светились. Затем Найнив выпрямилась,  в ней
вскипел  ее  собственный  гнев, но  не успела  она  сказать хоть слово,  как
холодно заговорила Айз Седай.
     -- Я  надеюсь найти живой и невредимой  и  Эгвейн. Я  не отказываюсь  с
легкостью от  молодых женщин с таким большим даром, раз уж обнаружила их. Но
будет так, как плетет Колесо.
     У Найнив  под  ложечкой  вспух холодный  комок. Значит,  я  одна из тех
молодых женщин, от которых ты не отказываешься? Мы еще посмотрим, Айз Седай.
Испепели тебя Свет, это мы еще посмотрим!
     Еду они закончили в молчании и в молчании же проскакали  через ворота и
направились по Кэймлинскому Тракту. Взгляд Морейн не отрывался от  горизонта
на северо-востоке. Позади них жалось в страхе запачканное дымом Беломостье.




     Илайас двигался  по бурой травянистой равнине  так,  словно намеревался
наверстать  потерянное  со Странствующим Народом  время, направившись скорым
шагом на юг; даже Бела была рада отдохнуть, когда спустились сумерки. Тем не
менее, несмотря на явную  спешку, он  принимал такие меры  предосторожности,
которыми ранее пренебрегал. Вечером  путники разжигали  костер,  только если
находили  валежник.  С  сушнины Илайас не позволял  им сломать даже веточки.
Костры  он  разводил   небольшие,  и  огонь  бородач  прятал  в  старательно
выкопанной ямке, срезав предварительно пласт  дерна. Приготовив еду,  Илайас
сразу забрасывал угли землей и укладывал дерн на место.  Перед тем как вновь
пуститься в путь при сером обманчивом рассвете, он дюйм за дюймом осматривал
место ночевки, проверяя, не осталось ли следов, по которым можно определить,
что здесь кто-то был.  Он даже камни переворачивал в изначальное положение и
выпрямлял примятые травы. Действовал Илайас быстро, никогда не  тратя на это
больше  нескольких  минут,  но  ни  разу  не   вел  отряд  дальше,  пока  не
удовольствовался результатом осмотра.
     Перрин не  думал, что какие-то  меры предосторожности уберегут  его  от
снов, но когда он начинал  задумываться о том, против чего они могут помочь,
ему хотелось,  чтобы опасность грозила только  в  снах. Первое  время Эгвейн
обеспокоенно спрашивала,  нет  ли  позади  троллоков,  но Илайас  лишь качал
головой и  все поторапливал ребят. Перрин не  говорил  ничего.  Он знал, что
троллоков  поблизости  нет,  волки  чуяли  лишь  траву,  деревья  да  мелких
зверушек.  Не страх перед троллоками гнал Илайаса, но  нечто  другое, в  чем
даже  сам  Илайас не  был уверен.  Волки тоже  ничего  об этом не знали, но,
ощутив непрестанную осторожность  Илайаса, они начали разведывать  местность
вокруг, словно бы  опасность бежала за  ними по пятам  или ждала в засаде за
следующим пригорком.
     Местность  шла  теперь  длинными,  перекатывающимися,   словно   волны,
увалами, слишком низкими  для холмов  и  протянувшимися поперек  пути. Ковер
жесткой травы -- зима все же ослабевала, и ее отступление отмечалось пятнами
буйно  разросшейся растительности --  раскинулся  перед  путниками, по  нему
пробегала  рябь  от  восточного  ветра,  который  не  встречал  перед  собой
препятствий на  сотню миль.  Лес распался на редкие, разбросанные там и  тут
небольшие рощицы. Негреющее солнце без охоты поднималось над горизонтом.
     Среди  этих  приземистых  гряд  Илайас,  как  мог,  следовал   складкам
местности, избегая лишний раз подниматься на  гребень. Заговаривал он редко,
и уж если говорил, то...
     -- Вы понимаете, как  много времени уходит  на то, чтобы обойти  каждый
проклятый холмик, вроде этого? Кровь и пепел! Да я до лета провожусь с вами,
прежде  чем смогу сбыть вас с рук.  Нет, мы не можем идти напрямик!  Сколько
раз  я должен говорить? У вас есть хоть какое-то представление, пускай  даже
самое  слабое,  о том, как  выделяется человек, стоящий на гребне такой  вот
гряды в  подобной местности? Сгореть  мне, но  мы мечемся  в разные  стороны
столько  же,  сколько  продвигаемся  вперед.  Змеей  извиваемся.   Я  бы  со
связанными ногами быстрее шел. Ну что, будете на  меня пялиться или все-таки
пойдем?
     Перрин  обменялся взглядами с Эгвейн. Та показала язык  спине  Илайаса.
Никто из ребят ничего не сказал. Один раз, когда Эгвейн возразила, что, мол,
именно Илайасу вздумалось идти в обход каждого  холма и нечего  их винить за
эти виляния, ей была прочитана нотация о том, как далеко разносятся звуки, о
том, что негромкое ворчание за милю может быть  услышано как грохот. Выговор
бородач  произносил, не  оборачиваясь,  через  плечо, и  ни  на  секунду  не
замедлив  шаг.  Говорил Илайас  или нет,  но  глаза  его беспрерывно  шарили
окрест,  иногда  пристально всматриваясь, словно  было на что смотреть среди
однообразной  грубой травы, что  росла  под ногами. Если он  что и видел, то
Перрин ничего не замечал, как, не замечали и волки. Лоб Илайаса пробороздили
новые  морщины, но он ничего не объяснял: ни того,  почему нужно торопиться,
ни того,  что,  как  он  опасается, преследует  их.  Порой  перед  путниками
поднималась гряда длиннее обычной, протянувшаяся на мили и мили на восток  и
запад. Даже Илайасу приходилось соглашаться, что если обходить ее,  то такой
маневр уведет их  слишком далеко  в  сторону.  Тем не менее  он  не позволял
просто перевалить через гребень. Оставив ребят у подножия склона, он ползком
подбирался  к вершине, внимательно и  настороженно разглядывал открывающуюся
по ту сторону местность, как будто волки и не пробегали здесь, осматриваясь,
десять  минут назад.  Эгвейн  и  Перрину приходилось  ждать его у  основания
гряды, а минуты  текли, словно часы, груз неизвестности давил на них. Эгвейн
покусывала  губу  и машинально щелкала  бусами, подаренными  Айрамом. Перрин
упрямо ждал. Желудок у него сжимался в комок, но юноша старался сохранять на
лице спокойствие, сдерживая обуревающее его смятение.
     Волки  предупредили   бы   нас,  возникни  какая  опасность.   Было  бы
замечательно,  если  б  они  ушли восвояси,  если б  они пpocmo исчезли,  но
сейчас... сейчас они нас предупредят. Что он там высматривает? Что?
     После долгого осмотра --  над  краем гряды  лишь глаза  -- Илайс всегда
подавал  своим спутникам знак  рукой, разрешая идти вперед. Каждый  раз путь
впереди был  свободен,  пока  в  очередной  раз они не натыкались  на гряду,
обойти  которую  не  могли.  У  третьего  такого  подъема   желудок  Перрина
взбунтовался. Горечь подкатила к горлу, и он понял, что, если придется ждать
еще хотя бы пять минут, его вырвет.
     -- Я... -- Он сглотнул. -- Я тоже схожу.
     --  Держись  ниже, --  все, что  сказал Илайас.  В  этот момент  Эгвейн
спрыгнула  с Белы. Мужчина в одежде из  шкур надвинул  свою круглую шапку на
лоб и исподлобья пристально посмотрел на девушку.
     -- Эта кобыла умеет ползать? -- сухо осведомился он.
     Губы  у Эгвейн  дрогнули, но  она не произнесла  ни звука. Наконец  она
пожала плечами,  и  Илайас,  ни слова не сказав, зашагал вверх по  косогору.
Перрин поспешил за ним.
     Не доходя  до гребня,  Илайас жестом приказал парню двигаться ползком и
мгновением позже сам припал к земле,  последние несколько ярдов он извивался
ужом. Перрин незамедлительно шлепнулся на живот.
     Очутившись  на  вершине,  Илайас  снял  шапку,  потом   очень  медленно
приподнял голову. Вглядываясь через поросль колючек, Перрин видел лишь точно
такую же холмистую равнину, что лежала позади. Склон впереди был гол, хотя в
ложбине, в полумиле, наверное, к югу от гряды, виднелась небольшая,  с сотню
шагов в поперечнике, рощица. Волки уже прошли через нее, не почуяв следов ни
троллоков, ни Мурддраала.
     Насколько  хватало глаз, на востоке и на западе местность разнообразием
не   отличалась:  холмистая  травянистая  равнина  с   виднеющимися  кое-где
рощицами.  Никакого движения.  Волков заметно не  было,  они рыскали  где-то
впереди, больше  чем в миле от путников,  и на  таком расстоянии Перрин едва
ощущал их. Проходя  тут, волки не заметили ничего. Чего он там высматривает?
Там же ничего нет.
     --  Мы зря теряем время,  -- произнес юноша, уже привставая, но  в этот
миг  с  деревьев  внизу  сорвалась  стая  воронов  --  пятьдесят,  сто  птиц
закружились над кронами. Глаза Темного. Заметили ли они меня? Перрина прошиб
холодный пот.
     И словно бы одна мысль разом вспыхнула вдруг в сотне крохотных разумов,
и каждый  из воронов  устремился  в одном и  том же направлении. На  юг. Уже
снижаясь, стая  скрылась за  следующим холмом.  Из рощицы к востоку от холма
исторглось  еще  больше  воронов.  Черная  масса  дважды  описала  круг  над
зарослями и направилась на юг.
     Весь дрожа, Перрин медленно опустился на землю. Он хотел заговорить, но
во рту у него пересохло. Через минуту ему удалось выдавить:
     -- Вы именно этого опасались? Почему же ничего не сказали? Почему волки
их не видели?
     -- Волки редко смотрят вверх, на деревья, --  проворчал Илайас. -- Нет,
я не  их высматривал.  Я же говорил  вам, Я  не знаю,  что... -- Вдалеке  на
западе еще  над  одной рощей  поднялось черное облако и понеслось на юг. Оно
было слишком далеко, и отдельных птиц глаз не  различал. -- Хвала Свету, это
не большая охота. Им ничего не известно. Даже после...
     Он оглянулся, пристально всматриваясь туда, откуда они пришли.
     Перрин  проглотил комок в  горле. Даже после сна, вот что хотел сказать
Илайас.
     -- Не большая? --  произнес юноша.  --  У нас дома столько воронов и за
целый год не увидишь.
     Илайас покачал головой.
     -- В Пограничных Землях я видывал, как пролетают стаи в тысячу воронов.
Не слишком часто, -- хотя с воронами там щедро, -- но такое случалось. -- Он
по-прежнему смотрел на север. -- А сейчас -- тихо.
     Тогда Перрин  почувствовал это:  попытку Илайаса дотянуться  до ушедших
вперед волков. Илайас хотел, чтобы Пестрая с ее волками прекратила разведку,
спешно возвратилась назад и проверила оставленный ими след. И без того худое
лицо Илайаса  вытянулось еще  больше, заострилось  от напряжения. Палки были
так далеко, что  Перрин их даже не чувствовал. Торопитесь. Следите за небом.
Спешите.
     Перрин уловил слабый-слабый отклик с юга. Мы идем. Перед его внутренним
взором вспыхнула картина: бегущие волки --  морды их направлены на север, --
бегущие так,  словно  бы  их  гонит лесной  пожар, бегущие  со всех  ног, --
картинка вспыхнула и пропала в одно мгновение.
     Илайас  тяжело  повалился  на  землю  и глубоко  вздохнул.  Хмурясь, он
всмотрелся   поверх  гребня,   потом  опять  поглядел  на   север  и  что-то
пробормотал.
     -- Вы думаете, позади нас воронов еще больше? -- спросил Перрин.
     --  Может  быть,  -- рассеянно  сказал  Илайас.  --  Иногда они  так  и
поступают. У меня есть на примете одно место, если только удастся  добраться
туда до темноты. Так или иначе, нам нужно двигаться до полной темноты,  даже
если туда мы не доберемся, вот только так  быстро, как мне хотелось бы, идти
мы  не  сможем. Нельзя слишком  приближаться к  воронам, находящимся впереди
нас. Но если они вдобавок еще и позади...
     -- Почему до  темноты? -- поинтересовался Перрин.  -- Что это за место?
Где-то можно укрыться от воронов?
     --  От воронов --  да,  --  сказал Илайас, --  но  об этом месте  знает
слишком  много  людей...  Вороны  на  ночь  сядут  на  деревья.  Нам  нечего
тревожиться, что  в темноте они найдут нас. Воронов посылает Свет -- значит,
это все, о  чем  нам нужно  беспокоиться!  --  Бросив еще один взгляд поверх
гребня, он поднялся и махнул рукой  Эгвейн, чтобы та вела Белу наверх. -- Но
до темноты еще долгий путь. Нужно идти. -- С этими словами  бородач неуклюже
побежал по склону вниз,  едва  не падая после каждого шага. -- Да шевелитесь
же, чтоб вам сгореть!
     Перрин  быстрым шагом,  оступаясь  и  оскальзываясь,  двинулся  за  ним
следом.
     Эгвейн одолела  косогор и нагнала мужчин, пятками подгоняя Белу. Улыбка
облегчения расцвела на ее лице, когда девушка увидела их.
     --  Что происходит?  --  окликнула  она  спутников,  заставляя косматую
кобылу идти  рысью  и  не отставать.  -- Когда  вы так  вот  исчезли,  я  уж
подумала... Что случилось?
     Перрин  берег  дыхание для бега,  пока  девушка  не  нагнала своих.  Он
объяснил ей  о воронах и  безопасном месте  Илайаса, но несколько бессвязно.
Сдавленно вымолвив "Вороны!", девушка засыпала Перрина вопросами, на которые
зачастую  ответов у него не  было.  Отвечал он,  как мог,  и вскоре  путники
достигли следующей гряды.
     Когда бы все  было  как обычно -- если хоть что-то  в  этом Путешествии
можно было  назвать  обычным, -- они обошли бы этот холм, а не взбирались на
него, но Илайас все равно настаивал на разведке.
     --  Тебе,  парень, явно не терпится угодить к  ним прямо  в середку? --
таким было его желчное замечание.
     Эгвейн уставилась  на гребень гряды, облизывая губы, словно бы  на этот
раз  ей хотелось  идти  с Илайасом  и  словно в то же время  она  с радостью
осталась бы на месте. Лишь один Илайас не выказал ни малейшего колебания.
     Перрин  задумался:  а   что   будет,  если  вороны  повернули  обратно?
Веселенькое дело -- вылезешь на гребень, а они уже тут как тут.
     На вершине Перрин медленно  высунул голову, пока не смог бросить взгляд
на  другую сторону,  и  испустил  вздох облегчения: все,  что он  увидел, --
небольшой перелесок чуть к западу. Воронов не  видно.  Вдруг из-под деревьев
выскочил бегущий со всех ног лис. Вслед  за ним с ветвей посыпались  вороны.
Хлопанье  крыльев  почти  заглушило  отчаянный  скулеж  лиса.  Черный  смерч
спикировал вниз и водоворотом  закружился вокруг него. Челюсти лиса щелкали,
но птицы падали на него, стрелой отлетали в сторону невредимые, черные клювы
влажно поблескивали. Лис повернул обратно к деревьям,  ища спасения в  своей
норе. Теперь он  бежал  вперевалку,  опустив  голову,  мех  его  потемнел  и
окровавился, а вороны  носились вокруг  зверя,  их  становилось все больше и
больше, и вскоре машущие крылья  совершенно скрыли лиса. Так  же неожиданно,
как  и  напали, вороны  взмыли  вверх,  описали  круг  и исчезли  на юге  за
следующей  грядой. Бесформенный комок разодранного меха остался от того, что
прежде было лисом.
     Перрин с трудом сглотнул. Свет! Они то же самое могли сделать и с нами.
Сотня воронов. Они могли бы...
     -- Вперед! --  вскакивая  на ноги, прорычал  Илайас. Он  махнул  Эгвейн
рукой  и, не став дожидаться девушки, припустил  бегом к деревьям. -- Вперед
же, чтоб вам сгореть! -- крикнул он через плечо. -- Быстрее!
     Эгвейн пустила  Белу галопом через гребень и  догнала спутников раньше,
чем те  достигли подножия склона. Времени что-либо объяснять  ей у мужчин не
было, но глаза девушки  сразу  же  заметили  лиса. Лицо ее вмиг стало  белее
снега.
     Илайас уже добежал  до  деревьев  и,  стоя на опушке небольшой  рощицы,
энергично махал рукой, подгоняя ребят. Перрин попытался бежать быстрее и тут
же  споткнулся. Взмахнув  руками, словно ветряная мельница,  он едва не упал
лицом на землю. Кровь и пепел! Я и так бегу изо всех сил!
     Из  рощицы вылетел  одинокий ворон.  Он  лег  на  крыло, направившись к
людям, пронзительно вскрикнул и развернулся на юг.  Зная, что уже  все равно
опоздал, Перрин  сдернул пращу с  пояса. Он еще пытался выудить  из  кармана
камень  для  пращи, когда  ворон вдруг сложился  пополам  и камнем рухнул на
землю. Перрин изумленно открыл рот и только тогда заметил пращу, свисающую с
руки Эгвейн. Она неуверенно ухмыльнулась юноше.
     -- Эй, нечего там стоять, пальцы на ногах пересчитывать! -- окликнул их
Илайас.
     Вздрогнув,  Перрин  заторопился к деревьям,  затем отскочил  в сторону,
чтобы его не стоптала Бела.
     Далеко на западе, едва-едва различимое, нечто похожее на  темный  туман
поднялось  в воздух. Перрин чувствовал  волков, идущих этим направлением, на
север. Он почувствовал, как они, не замедляя бега,  заметили воронов слева и
справа от  себя.  Темный  туман закружило к  северу, будто преследуя волков,
затем внезапно он рванул прочь и устремился на юг.
     -- По-вашему, они нас увидели? -- спросила Эгвейн. -- Мы же были уже за
деревьями, да?  Они  не могли разглядеть  нас на  таком расстоянии. Или  они
могут? Но не так же далеко!
     -- Мы  их  на таком  расстоянии видели, -- сухо сказал  Илайас.  Перрин
встревоженно переступил с ноги на ногу,  а Эгвейн испуганно охнула.  -- Если
бы они нас заметили, --  проворчал Илайас,  -- то  обрушились бы на нас так,
как  напали  на того  лиса. Думайте, если хотите  остаться в живых. А не  то
страх убьет вас, если вы с ним не совладаете. -- Его пронзительный взгляд на
мгновение задержался на каждом  из  ребят. Наконец он  кивнул. -- Сейчас они
ушли, да и  нам  тоже пора  идти. Держите пращи под рукой. Они  могут  опять
пригодиться.
     Когда путники вышли  из  рощицы, Илайас повернул  в сторону,  на запад.
Дыхание Перрина с хрипом вырывалось из горла; все походило на  то, будто они
гонятся за последними  увиденными воронами. Илайас продолжал без устали идти
вперед,  и не  оставалось ничего  другого,  как  следовать  за ним. В  конце
концов, Илайасу известно надежное укрытие. Где-то. Так он сказал.
     Путники  бежали к холму,  ждали,  пока не  улетят  вороны, потом  снова
бежали,  ждали, бежали. Упорные перебежки, которыми они продвигались вперед,
и  сами по себе отнимали  силы, но очень быстро  все, кроме Илайаса,  начали
уставать от подобного рваного  темпа.  Грудь  Перрина вздымалась, и он жадно
глотал  воздух, когда выпадало  несколько минут передышки, чтобы растянуться
на вершине  холма. О разведке  он  давно позабыл,  оставив ее Илайасу.  Бела
стояла позади, опустив  голову,  ноздри  ее широко  раздувались,  и так  при
каждой остановке.  Страх подстегивал путников,  и  Перрин  не  знал, кто кем
овладел:  он страхом или же  страх им. Ему хотелось лишь одного: чтобы волки
рассказали, что там позади, -- если что-то вообще было, чем бы это ни было.
     Впереди воронов оказалось еще больше,  чем ожидал увидеть Перрин. Слева
и  справа  черные птицы взмывали вверх и  уносились на юг. Добрую дюжину раз
путники оказывались  под  защитой  деревьев  или  под  ненадежным прикрытием
склона лишь за мгновение до  того, как вороны  проносились в  небе. Однажды,
когда  солнце уже  начало скользить  с полуденной  высоты, они  неподвижными
статуями застыли на открытом месте --  ближайшее  укрытие было в полумиле от
них, -- когда  сотня пернатых шпионов Темного промелькнула всего лишь в миле
к  востоку.  Пот градом катился по  лицу  Перрина,  несмотря на  ветер, пока
последнее  черное пятно не уменьшилось до точки и не  исчезло. Он  уже давно
потерял счет отставшим  от стай птицам,  которых  они  с  девушкой сбили  из
пращей.
     По пути Перрину попадалось более  чем достаточно свидетельств того, что
здесь похозяйничали вороны, и эти картины лишь усиливали его страхи. Он едва
сумел отвести взор от  вызывающих  тошноту  останков разорванного  в  клочья
кролика. Безглазая голова стояла  прямо, остальное --  лапы, внутренности --
было  разбросано  вокруг.  Заклеванные голуби  превратились  в  бесформенные
комочки перьев. И Перрин заметил еще двух растерзанных лисиц.
     Ему  припомнилось  кое-что,  рассказанное  Ланом. Все  создания Темного
получают удовольствие от убийства.  Власть  Темного -- в смерти. Что  будет,
если  вороны  обнаружат путников?  Безжалостные  глаза,  сверкающие,  словно
черный бисер. Долбящие  клювы, вихрем  кружащиеся  вокруг  них,  острые, как
спицы,  клювы, пьющие кровь. Сотня клювов. Или они позовут еще  больше своих
сородичей? Может быть,  всех,  кто участвует  в  этой охоте? Перед мысленным
взором  Перрина  нарисовалась картина,  от  которой  ему  стало  дурно. Куча
воронов, величиной с холм, копошащихся, словно  черви, яростно дерущихся над
несколькими окровавленными обрывками.
     Внезапно этот образ смели другие, каждая картина ясно вспыхивала на миг
и  тут  же  сменялась, тускнея,  иной.  Волки обнаружили  воронов к  северу.
Пронзительно  каркающие птицы  кидались  вниз, кружились  и  вновь бросались
вниз, с каждой  атакой  клювы  их все  больше  темнели красным. Огрызающиеся
волки увертывались  и прыгали вверх, изгибаясь всем телом в воздухе, щелкали
челюсти. Вновь и вновь Перрин чувствовал во рту перья и  отвратительный вкус
бьющих  крыльями, вырывающихся воронов, гибнущих в клыках волков, чувствовал
боль от кровоточащих ран на  всем  теле,  с отчаянием понимая, что, какие бы
усилия  он ни прилагал,  от этих  ощущений ему  не  избавиться. Вдруг вороны
рассыпались, сделав круг над волками, громко и яростно прокаркав напоследок.
Волки не умирали так легко, как лисы, а у воронов было задание. Взмах черных
крыльев, и  они исчезли,  несколько  черных перьев  медленно  опускались  на
мертвых птиц. Ветер лизнул  рану  на левой передней  лапе.  С одним глазом у
Прыгуна  было  что-то неладно.  Не  обращая  внимания на свои раны,  Пестрая
собрала  волков,  и они  устремились  болезненным  бегом  вприпрыжку  в  том
направлении, куда улетели  вороны. Волчью шерсть пятнами покрывала кровь. Мы
идем. Опасность идет впереди нас.
     Двигаясь спотыкающейся рысцой,  Перрин переглянулся с Илайасом.  Желтые
глаза мужчины были невыразительными,  но  он знал... Он  ничего  не  сказал,
просто  смотрел  на Перрина и  ждал, в  то же  время продолжая  легко бежать
вприпрыжку.
     Ждет. Ждет от меня признания, что я чувствую волков.
     -- Вороны, -- нехотя выговорил, задыхаясь, Перрин. -- Позади нас.
     -- Он прав, -- выдохнула Эгвейн. -- Ты можешь с ними говорить?
     Ноги  Перрина  будто  превратились  в  железные  болванки   на   концах
деревянных ходуль, но он пытался переставлять их быстрее.  Если б  только он
мог обогнать взгляды спутников, обогнать воронов, обогнать волков, но его не
оставляли глаза Эгвейн, которые  узнали теперь его, его  предназначение. Кто
ты? Оскверненный, ослепи меня Свет! Проклятый!
     В горле  у юноши жгло,  чего никогда  не бывало даже  от дыма и жара  в
кузнице  мастера  Лухана. Он пошатнулся  и  повис, держась  за  стремя, пока
Эгвейн не слезла с Белы  и чуть ли не затолкала Перрина в седло, невзирая на
его  протесты. Правда,  вскоре она уже сама стала цепляться на бегу рукой за
стремя, придерживая юбки другой рукой, и совсем скоро он спешился, но колени
его  продолжали  подгибаться.  Перрину  Пришлось  подсадить  девушку,  чтобы
заставить ее занять его место; она уже слишком устала,  чтобы пререкаться  с
ним.
     Илайас и не думал сбавлять темп. Он  торопил ребят, осыпал язвительными
насмешками и  держался так  близко  к рыщущим на юге воронам, что Перрина не
покидала мысль: как все обернется, стоит только одной из птиц оглянуться?
     -- Шевелитесь, чтоб вам сгореть!  Вы что,  думаете, вам придется лучше,
чем тому лису, если  они настигнут нас? Лису, кишки которого намотали ему на
голову? -- Эгвейн свесилась с  седла, и  ее шумно вырвало.  -- Вижу, вы  его
помните. Просто двигайтесь  немного  побыстрее. Вот  и все.  Просто  немного
побыстрее. Чтоб вам сгореть, мне-то думалось, что у фермерской молодежи есть
выносливость. Работает весь день и всю ночь танцует. А мне так сдается, спит
круглый день и спит всю ночь напролет. Переставляйте свои треклятые ноги!
     Вначале  путники  начинали спускаться  с  холма, едва только  последний
ворон скрывался за гребнем следующего, потом уже, -- когда отставшие все еще
хлопали крыльями над его вершиной.  Стоит только одной птице оглянуться.  На
востоке и западе вороны обыскивали местность, а они в это время проскакивали
между ними через открытые участки. Одна птица -- и все, этого хватит.
     Вороны позади  бегущих быстро к  ним приближались.  Пестрая  и ее волки
обходили их и подбегали ближе, не  останавливаясь даже, чтобы зализать раны,
но они  уже получили хороший урок и вполне усвоили  его -- они следили и  за
небом. Как близко? Как долго?  У волков нет такого представления  о времени,
как у людей, нет и причин делить день на часы. Для  них хватало времен года,
света и темноты. В большем  нужды  не было.  В конце  концов Перрину удалось
понять,  где будет  на  небе солнце,  когда вороны,  летящие  сзади, нагонят
людей. Он через плечо бросил взгляд на заходящее солнце и облизал губы сухим
языком.  Вороны нагонят  их  через час,  может  быть раньше. Через час, а до
заката добрых два часа, по крайней мере два часа до полной темноты.
     Мы умрем с заходом солнца, подумал Перрин,  пошатываясь  на бегу.  Быть
забитым как  лисица.  Он нащупал  топор, затем протянул  руку  к  праще. Она
больше  поможет. Хотя  и  немногим.  Нет, немногим -- против  сотни воронов,
сотни мечущихся стрелою мишеней, сотни вонзающихся клювов.
     -- Твой черед ехать верхом, Перрин, -- устало произнесла Эгвейн.
     -- Еще  немного, -- задыхаясь, выдавил он. --  Меня еще не на одну милю
хватит.
     Девушка кивнула  и осталась в  седле. Она точно устала. Сказать ей? Или
пусть думает, что у нас все еще есть шанс спастись? Час надежды,  пусть даже
и отчаянной, или же час отчаяния?
     Илайас снова наблюдал за ним,  ничего не говоря. Он-то должен знать, но
он не проронил ни слова. Перрин опять взглянул на  Эгвейн и сморгнул горячие
слезы. Он коснулся топора и подумал, хватит ли у  него мужества. В последние
минуты, когда  вороны обрушатся на  них, когда  исчезнет  последняя надежда,
хватит ли  у  него  мужества  избавить ее от такой смерти, которой умер лис?
Свет, дай мне сил!
     Вороны  впереди, казалось, разом исчезли.  Перрин по-прежнему  различал
темные размытые облачка вдалеке,  на востоке и  на западе, но вот впереди...
ничего. Куда они делись? Свет, если мы их перегнали...
     Вдруг  юношу  обдало   холодком,   его  охватило  отчетливое   морозное
покалывание,  будто  посреди  зимы он прыгнул  в  реку  Винный  Ручей. Мороз
пробежал по коже и,  казалось, унес прочь  немного  усталости,  немного снял
тупую боль  в  ногах и ослабил жжение  в легких.  И он оставил после себя...
что-то.
     Перрин не мог бы  сказать, что именно, он просто чувствовал себя иначе.
Споткнувшись, он остановился и огляделся испуганно по сторонам.
     Илайас наблюдал за ним, наблюдал за обоими  со слабым блеском в глазах.
Он знал,  что произошло, Перрин был в этом уверен, но бородач  лишь наблюдал
за ними.
     Эгвейн  натянула поводья,  останавливая Белу, и  неуверенно  оглянулась
вокруг, отчасти изумленно, отчасти с боязнью.
     -- Это...  странно,  -- прошептала она. -- Такое  чувство, будто у меня
что-то отняли.
     Даже   кобыла  выжидающе  подняла  голову,  ноздри   ее  раздавались  и
подрагивали, будто чуяли слабый аромат свежескошенного сена.
     --  Что...  что это было? -- спросил Перрин. Илайас вдруг хохотнул.  Он
нагнулся, встряхивая плечами и упираясь ладонями в колени.
     --  Безопасность, вот что такое. Нам это удалось, вы, проклятые глупцы.
Ни  один ворон не пересечет эту границу... во всяком случае, ни один, в  ком
глаза Темного. Троллока пришлось бы тянуть  силком,  и  нужно было бы что-то
весьма  свирепое, чтобы вынудить Мурддраала насильно  гнать того  туда.  Айз
Седай  сюда  тоже  ни  ногой.  Единая  Сила  здесь не  действует;  Истинного
Источника они  коснуться  не  могут. Даже почувствовать  Источник не  могут,
словно  тот пропал.  У них словно  бы  зуд внутри, вот как. На них  трясучка
нападает, как после семидневной попойки. Тут -- безопасность.
     Вначале,  на взгляд Перрина,  местность  ничем не отличалась от той, по
которой путники шли весь день: те же перекатывающиеся волнами холмы и увалы.
Потом в траве он заметил зеленеющие ростки; их было немного,  и они с трудом
пробивались к свету, но все равно их оказалось больше, чем он видел где-либо
еще. И сорняков среди травы росло меньше.  Перрин не мог  никак понять,  что
это  такое,  но было... нечто вокруг этого места.  И  что-то  из  сказанного
Илайасом щекотнуло память юноши.
     -- Что это? --  спросила Эгвейн. -- Я чувствую... Что это за место? Мне
оно как-то не нравится.
     -- Стеддинг! -- рявкнул Илайас. -- Вы что, никогда сказаний не слышали?
Разумеется, огир здесь три тысячи  с лишним  лет не бывало, с самого Разлома
Мира, но это именно стеддинг создал огир, а не огир создали стеддинг.
     -- Всего  лишь  легенда,  -- запинаясь, промолвил  Перрин.  В преданиях
стеддинги всегда были убежищами, укрытиями, -- неважно, от Айз Седай ли, или
от созданий Отца Лжи.
     Илайас  выпрямился,  если  и не в полной мере посвежевший, то все же по
его виду нельзя было сказать, что он бежал почти весь день.
     --  Ладно,   пошли.  Нам  лучше  забраться  поглубже   в  эту  легенду,
Последовать за нами  вороны  не могут, но  увидеть нас так близко от границы
вполне сумеют, и их  может оказаться достаточно много, чтобы следить за всей
границей. Пусть уж они охотятся подальше.
     Перрину  хотелось  остаться  там,  где  он  сейчас  стоял,  ноги у него
подгибались и приказывали ему лечь  и  полежать  этак с  недельку.  Какой бы
прилив сил  он ни чувствовал, хватило их  ненадолго; вся усталость и  ноющая
боль вернулись. Юноша заставил себя сделать шаг, потом другой. Шаги давались
нелегко,  но он  продолжал  шагать. Эгвейн стегнула поводьями,  пуская  Белу
вперед.  Илайас  опять  перешел  на экономный  бег вприпрыжку, лишь  изредка
сменяя его на шаг,  когда становилось ясно, что другим за ним не поспеть.  И
шел быстрым шагом.
     -- Почему  бы нам... не остаться здесь? -- задыхаясь, сказал Перрин. Он
дышал  через рот  и  выдавливал слова между глубокими неровными вздохами. --
Если тут и вправду... стеддинг. Мы  --  в безопасности. Ни троллоков. Ни Айз
Седай.  Почему бы нам...  просто не остаться тут... пока все не кончится? --
Может быть, волки не захотят сюда прийти.
     --  И сколько это  продлится? -- Илайас  глянул  на парня через  плечо,
приподняв бровь. -- А  что ты станешь есть? Траву,  как лошадь?  Кроме того,
есть и другие,  кто знает об этом  месте,  и  ничто не  задержит людей, даже
худших  из  них. А это -- единственное место,  где по-прежнему  можно  найти
воду.   --  Обеспокоенно  нахмурившись,   он  огляделся,   бегло  осматривая
местность. Закончив осмотр, Илайас покачал  головой и что-то тихо  произнес.
Перрин почувствовал, как  тот зовет волков. Торопитесь. Торопитесь.-- Что ж,
мы рискнули выбрать из  двух зол меньшее, и вороны -- тоже. Идемте. Осталась
всего миля-другая.
     Перрин бы застонал, но нужно  было беречь дыхание. Среди низких  холмов
стали встречаться громадные валуны,  неправильные глыбы обросшего лишайником
серого камня,  наполовину зарывшиеся в землю, некоторые из них размерами  не
уступали  домам.  Куманика  опутывала  их,  и  заросли   низкого  кустарника
наполовину скрывали многие валуны. Тут и там проглядывающие  среди высохших,
бурых кустов куманики одинокие зеленые побеги давали знать, что тут -- место
особенное. Что  бы ни  терзало  природу за  его границами, оно наносило раны
земле и здесь, но рана тут была не так глубока.
     Вскоре путники  перевалили  еще  через  одну гряду,  и  у  ее  подножия
заблестело небольшое озерцо. Любой  из  них мог бы перейти  его  вброд в два
шага,  но  вода  в озерце  была чиста и  прозрачна,  как  лист  стекла: ясно
виднелось  песчаное дно.  Даже  Илайас с явным  нетерпением заспешил вниз по
склону.
     Перрин, едва добравшись до пруда,  кинулся на землю всем телом и окунул
голову  в воду. Мгновением позже  он, отфыркиваясь, отпрянул от холода воды,
которая била  из глубин земли. Юноша  замотал головой, с  его  длинных волос
разлетелся дождь брызг. Эгвейн ухмыльнулась и плеснула  на него водой. Глаза
Перрина  прояснились.  Девушка нахмурилась  и  открыла  было рот,  но  юноша
опустил  лицо  обратно   в   воду.  Никаких  вопросов.  Не  сейчас.  Никаких
объяснений.  Никогда. Но тихий голосок язвительно шептал ему: -- Но  тебе же
пришлось бы это сделать, правда?
     Наконец от воды ребят оторвал оклик Илайаса:
     -- Все хотят есть, а мне нужна помощь!
     Эгвейн взялась за работу в  хорошем  настроении, смеясь и шутя,  и  они
втроем  занялись нехитрым ужином. Кроме сыра  и сушеного мяса, ничего больше
не оставалось; охотиться возможности не было.  По крайней мере, еще был чай.
Перрин занимался стряпней молча. Он чувствовал  на себе взгляд Эгвейн, видел
на ее лице волнение,  но  как  мог избегал  встречаться с нею  глазами. Смех
девушки смолк, шутки  ее  пропадали  втуне,  каждая  более  вымученная,  чем
предыдущая.  Илайас наблюдал отстраненно,  ни слова  не  говоря.  Воцарилось
молчание,  и  путники  начали свой  ужин в  угрюмом  настроении.  На  западе
краснело солнце, и тени вытянулись, тонкие и длинные.
     До полной  темноты  не больше часа. Если бы не стеддинг, мы все были бы
сейчас уже мертвы. Смог бы ты спасти ее? Смог бы  срубить ее, будто деревце?
Из деревьев кровь не течет, верно? И они не кричат,  и не заглядывают тебе в
глаза, и не спрашивают "почему?".
     Перрин  ушел в себя  еще  глубже. Он почти наяву  слышал, как кто-то  в
глубине  его сознания смеется над  ним.  Кто-то  жестокий.  Не  Темный, нет.
Перрину этого бы очень хотелось. Но это не Темный, это был он сам.
     На этот  раз  Илайас нарушил свое правило касательно костров.  Деревьев
здесь  не было,  но он  наломал сухих  веток с  кустов  и  разжег костер  на
огромной  скальной  глыбе,  торчащей на  склоне холма.  По наслоениям  сажи,
которой был запачкан скол камня, Перрин заключил, что этой  стоянкой, должно
быть, пользовались многие поколения путешественников.

     Часть  большой  скалы,  выдающаяся  над   ее  основанием,  была  как-то
скруглена, с  трещиной  на одной стороне,  где неровную поверхность покрывал
мох, старый и бурый.  Желобки и выемки в округлой части камня, выветрившиеся
за  многие годы, показались Перрину  необычными, но он  был слишком поглощен
унынием,  чтобы  думать о них. Однако Эгвейн,  пока ела, внимательно изучала
их.
     -- Вот это, -- сказала она наконец, -- с виду совсем как глаз.
     Перрин моргнул --  камень  и  вправду походил на глаз, даже  под слоями
сажи и копоти.
     -- Глаз и есть, --  сказал Илайас. Он сидел спиной  к костру и к скале,
разглядывая окружающую  местность и жуя полоску сушеного мяса,  по жесткости
не  уступавшего  подметке.  --  Глаз Артура  Ястребиного Крыла.  Глаз самого
Верховного Короля. Вот к чему в итоге пришли его держава и его слава.
     Он  произнес  это  рассеянным тоном. Он даже  жевал  рассеянно:  взгляд
Илайаса и все внимание притягивали холмы.
     --  Артур   Ястребиное  Крыло!  --  воскликнула  Эгвейн.   --  Вы  меня
разыгрываете.  Да  это вообще не глаз. С чего бы кому-то  в  голову  взбрело
вырезать глаз Артура Ястребиного Крыла вон там, на скале?
     Илайас покосился через плечо на девушку, ворча:
     --  Чему   вообще  вас,  деревенских   щенят,   учат?  Он   хмыкнул  и,
выпрямившись, опять вернулся к наблюдению за холмами, но продолжил:
     -- Артур  Пейндраг  Танриал,  Артур Ястребиное Крыло, Верховный Король,
объединивший  все земли  от Великого Запустения до Моря  Штормов, от  Океана
Арит  до  Айильской Пустыни, и даже кое-какие  за  Пустыней. Он даже  послал
войска по ту сторону Океана Арит. Предания гласят, что он правил всем миром,
но  и того, чем он и в самом деле  правил, хватило бы любому человеку и  без
преданий. И он установил на земле мир и правосудие.
     --  Все равны перед законом, -- произнесла Эгвейн, -- и ни один человек
да не поднимет руку на другого.
     -- Значит, сказания  вы все-таки слышали, -- усмехнулся Илайас сухо. --
Артур Ястребиное Крыло установил мир и правосудие, но вершил он его  огнем и
мечом. Ребенок мог проскакать  верхом от Океана Арит до Хребта Мира с мешком
золота, не  испытывая ни капли страха, но суд Верховного Короля был таким же
безжалостным,  как  та скала, для  любого,  кто посмел бы усомниться  в  его
власти даже просто своим существованием, или для тех, о ком лишь думали, что
они станут вызовом ему. У простого люда  был мир, и  правосудие,  и  набитое
брюхо, но он двадцать лет осаждал Тар Валон и назначил цену в тысячу золотых
крон за голову каждой Айз Седай.
     -- Я думала, вы Айз Седай недолюбливаете, -- сказала Эгвейн.
     Илайас скривил губы в улыбке.
     -- Неважно, что я люблю и не люблю, девочка. Артур Ястребиное Крыло был
гордым глупцом.  Целительница Айз Седай спасла бы  его,  когда он заболел --
или,  как  говорят  некоторые,  был  отравлен,  --  но все  Айз  Седай,  еще
остававшиеся в  живых,  были  загнаны  в  Сияющие  Стены  и  всю  свою  Силу
использовали  на  то, чтобы  сдержать  войско, от бивачных костров  которого
ночью стало светло как днем. Да он  в любом бы случае не позволил  Айз Седай
приблизиться к себе. Айз Седай он ненавидел так же сильно, как и Темного.
     Рот Эгвейн сжался, но когда она заговорила, то сказала лишь:
     -- Так  какое все эти слова имеют отношение  к тому,  глаз  это  Артура
Ястребиного Крыла или нет?
     -- Самое  прямое, девочка. И вот воцарился мир, не считая происходящего
за Океаном; народ радостно  приветствовал  его, куда  бы  он  ни пришел,  --
видишь ли, люди и в самом деле любили его; при всем том человеком Король был
суровым, но никогда не проявлял свою жестокость с простым народом, -- ну вот
он и решил, что самое время построить для себя столицу.
     Новый  город,  не  связанный в  памяти  людской  ни  с  какими  старыми
деяниями,  или распрями, или соперничеством. Здесь он и стал возводить ее, в
самом  центре страны,  ограниченной зорями,  Пустыней и Запустением.  Здесь,
куда ни одна Айз Седай никогда не придет  по доброй  воле и где, окажись она
тут, не  сможет воспользоваться Силой.  Столица, из рук которой однажды  все
страны   получили  бы  мир   и   правосудие.  Когда  было  провозглашено   о
строительстве  столицы,  простой  люд пожертвовал  достаточно  денег,  чтобы
воздвигнуть  Королю  памятник.  Большинство  людей взирало на  него  как  на
стоящего лишь  ступенькой ниже Создателя.  Чуть ниже.  За пять  лет памятник
высекли  и установили.  Статуя самого Ястребиного Крыла  в  сотню  раз  выше
человека. Ее поставили вот здесь, и вокруг нее должен был встать город.
     -- Тут же нет и не было никакого города, -- насмешливо заметила Эгвейн.
-- Если б он был, от него что-нибудь да осталось бы. Хоть что-то.
     -- И  в самом  деле не  было. Артур Ястребиное  Крыло умер в тот  самый
день,  когда  статуя была  завершена,  а  его  сыновья  и  остальные  родичи
сражались  за  то,  кто из них  воссядет  на трон Ястребиного Крыла. Одиноко
возвышалась статуя посреди этих холмов. Сыновья,  племянники, кузены  Короля
умерли, и последние из  рода  Ястребиного  Крыла сгинули с лика земли, -- не
считая, может,  тех,  кто отправился через Океан Арит. Были  те, кто, если б
мог, стер бы даже саму память о  нем. Книги сжигались только из-за того, что
в  них упоминалось его  имя.  Под  конец от него  не осталось ничего,  кроме
сказаний, причем по большей части -- неверных. Вот к чему пришла его слава.
     Разумеется, сражения не прекратились из-за того, что Ястребиное Крыло и
его  родичи умерли. Ведь еще оставался трон, за который  стоило  сражаться и
который  нужно завоевать, и  всякий лорд  и  леди, кто  мог  набрать солдат,
стремились заполучить его. Таким было начало  Войны Ста  Лет. На самом  деле
Длилась она сто двадцать три года, и правду о большей части событий той поры
унесло  вместе  с дымом пылающих городов.  Многие захватили часть страны, но
никто не захватил всю  ее  целиком, и в какой-то из  этих годов  статуя была
повержена. Может быть, они не вынесли сравнения себя с ним.
     -- Сначала вы говорили так, будто презираете его, -- сказала Эгвейн, --
а теперь -- так, будто восхищаетесь им.
     Илайас повернулся и в упор посмотрел на девушку немигающим взглядом.
     -- Приготовьте  себе еще  немного чаю, если хотите. До темноты я должен
загасить костер.
     Теперь Перрин ясно различал  глаз даже  в  меркнущем свете дня. Он  был
больше  человеческой головы и от теней, упавших на него,  казался похожим на
глаз  ворона -- жестокий,  черный, безжалостный.  Перрину  почему-то  совсем
расхотелось ночевать в этом месте.




     Эгвейн сидела у костра, рассматривая обломок статуи, а Перрин спустился
к  озерцу, чтобы побыть одному. День угасал, и  с востока уже налетал ночной
ветер, рябью  пробегая  по  воде. Юноша вынул  топор  из  петли на  поясе  и
задумчиво  вертел его в руках. Рукоять из  ясеневого дерева,  длиной с руку,
гладкая и прохладная на  ощупь. Он ненавидел его.  При Мысли  о том,  как он
гордился  топором дома, в Эмондовом Лугу, Перрина охватил жгучий стыд. Он им
так гордился -- до того, Как узнал, что готов был совершить им.
     -- Ты так сильно ее ненавидишь? -- раздался позади юноши голос Илайаса.
     Вздрогнув, Перрин  вскочил  и  уже  поднял  было  топор,  но  разглядел
говорившего.
     -- Вы можете?.. Вы можете тоже читать мои мысли? Как волки?
     Илайас склонил голову набок и насмешливо оглядел юношу.
     --  Парень, даже  слепому под силу прочесть их по  твоему лицу.  Ладно,
выкладывай.  Ты  ненавидишь девушку? Презираешь ее? Так  ведь? Ты был  готов
убить ее из-за того, что не терпишь ее, из-за того, что  она вечно делает из
тебя козла  отпущения,  взваливает  на тебя  все по-своему, разными женскими
способами.
     -- Эгвейн никогда в жизни ни на кого ничего не  взваливала, -- возразил
Перрин. -- Что должна, она всегда делает, а не перекладывает на других. Я не
презираю ее,  я  люблю  ее. --  Он  взглянул на  Илайаса,  имевшего наглость
рассмеяться.  --  Нет,  совсем не это. Я не  хочу  сказать,  что она мне как
сестра,  но она и Ранд... Кровь и пепел! Если бы вороны настигли нас... Если
б... Я не знаю.
     -- Да нет, знаешь. Если б у нее  был выбор,  как ей  умирать, что  она,
по-твоему, выбрала бы? Один хороший удар твоего топора  или то, как погибали
звери, которых мы сегодня видели? Я знаю, что выбрал бы я.
     -- У меня нет  никакого права выбирать за нее. Вы не расскажете ей, да?
О...  -- Руки  Перрина сжали рукоять топора;  мускулы напряглись,  отчетливо
вырисовываясь под  кожей, сильные мускулы для его возраста, результат долгих
часов работы  молотом у  наковальни мастера Лухана. На миг юноше показалось,
что толстая деревянная  рукоять