Оцените этот текст:



---------------------------------------------------------------
     © Copyright Дмитрий Браславский
     © издательство "АСТ"
---------------------------------------------------------------



     Ворон покосился на меня черным блестящим  глазом и придвинулся  еще  на
один  шаг.  Ничего, недолго  тебе ждать: из этой передряги  мне, пожалуй, не
выбраться.
     Разжав пальцы, я выпустил ребристую рукоять меча: драться было уже не с
кем.
     Клинок обиженно зазвенел по старым выщербленным камням.
     Настоящий герой был  бы просто обязан произнести ему вслед хоть  какое,
хоть плохонькое и косноязычное, но напутствие. Что-нибудь вроде:  "Ты славно
служил мне, мой меч, так обрети же себе достойного хозяина!".
     Только к чему? В герои я никогда не рвался, да  и  геройствовать сейчас
было  не перед кем. Улочка совершенно пуста; в  лучшем случае мою напыщенную
речь услышали  бы глухие стены домов, гниющие в канаве отбросы да шесть тел,
успевших  основательно  испачкать  кровью  и  без  того  не  слишком  чистую
мостовую.
     Грамотная засада. Разве что несколько самонадеянная: взяли  бы с  собой
одного-двух магов, глядишь, остались бы живы. Не все, конечно.
     Ворон нерешительно, как-то даже бочком приблизился и нахально попытался
клюнуть меня в левый глаз. Я бы на его месте не торопился.
     Застонав,  я   с  трудом  пошевелился.   Негодующе  захлопав  крыльями,
нетерпеливая  птица  отлетела в сторону.  На  этот  раз  недалеко:  ворон  с
достоинством обосновался на пропитанном кровью плаще лежавшего рядом эльфа.
     Это его удар был последним. Хитрый удар, необычный, надо бы запомнить.
     Я  улыбнулся:  четверть  часа  бы  протянуть,  какие уж  тут эльфийские
хитрости.
     Ворон совсем не по-птичьи задрал голову к небу и  громко закричал. Раз,
другой...
     Открыв  глаза,  я  не  сразу  осознал,  что  меня  разбудило.  Осталось
напряжение, предчувствие близкой смерти. И ощущение какой-то неправильности,
словно не могло все это со мной произойти, ну никак не могло!
     Ворон,  любимое  воплощение  моего бога,  обернулся во сне против меня.
Вроде как я еще  не в том возрасте, чтобы к толкователям снов обращаться. Но
тревожит что-то - крутит, не отпускает... И приснится же!
     Громкий  крик  ворона заставил  меня вздрогнуть.  Так  вот откуда  этот
дурацкий сон... Вольно  ж мне  было с вечера защиту  ставить. Уж здесь-то, в
монастыре, можно было бы и не опасаться сюрпризов.
     Можно, конечно. Только это из тех привычек, с  которыми мне  решительно
не хотелось расставаться.
     Интересно,  кто  это  среди  ночи вздумал  меня навестить?  Настоятель,
конечно, знает, что я поздно ложусь, но не настолько же!
     Коснувшись медальона, я  снял защиту с двери и повернулся так, чтобы не
выпускать ее  из  виду. Если  это Стеарис, вряд ли стоит  испепелить старика
всего за пару  лет до того, как Орден предоставит ему поместье и пожизненный
пенсион. А если нет, будем считать, что Ворон меня предупредил.
     Дверь тихонечко приоткрылась и сразу же испуганно захлопнулась вновь.
     - Спит, - раздался  разочарованный голос настоятеля. - Ты точно уверен,
что своими силами нам не справиться?
     Похоже, у старика возникли проблемы посерьезнее бессонницы.
     -   Входите,   входите,  почтенный   Стеарис,   -   как   можно   более
доброжелательно произнес я, садясь на кровати. И, не удержавшись, добавил: -
Все равно вы меня уже разбудили.
     Дверь  распахнулась.  Э, да тут целая  процессия: настоятель, Арантар -
главный маг монастыря, несколько воинов с факелами, заспанные монахи...
     - Я искренне прошу прощения, монсеньер...
     Кажется,  дело серьезное: Стеарис не только  встревожен, но и  напуган.
Эх, не иначе как Беральду удалось бежать!
     -  Пустое! - сложив руки лодочкой, я  поймал слабый  луч лунного света,
заглянувший в узкое окошко кельи, и подбросил его к потолку.
     Комната осветилась. Вышло в самый раз: и  глаза  спросонья не режет,  и
каждый уголок как на ладони.
     Лишь  теперь  стало  видно,  насколько  Стеарис  бледен.  Вернее,  даже
сероват. Старика можно понять: стоило иерарху оказаться в его монастыре, как
тут же начались сюрпризы. А в синклите найдется кому его подтолкнуть, если с
горки покатится.
     - Можете погасить факелы!
     Я уже закончил одеваться, а Стеарис все не решался сказать, что привело
его ко мне часов в пять утра. Или даже раньше.
     - Монсеньер, - не  выдержал наконец Арантар. - Графу помогли бежать. Их
немного, меньше десятка. Но...
     Он перевел взгляд на Стеариса, но  тот продолжал молчать, нервно теребя
складки своего одеяния.
     - Но вам так и не удалось их остановить?
     Арантар кивнул.
     А  чародей-то  молодец. В  монастыре,  да еще в присутствии настоятеля,
магу  лезть вперед с  докладом  совсем  уж  не  по  рангу,  но,  видно, тоже
понимает, что из Стеариса сейчас собеседник, как из меня белошвейка.
     - Помоги! - приказал я ближайшему воину и потянулся к доспеху.
     Едва  не  зашибив настоятеля,  воин с грохотом уронил  алебарду,  густо
покраснел, бросился ее  поднимать, махнул рукой, поймал полубезумный  взгляд
Стеариса, метнулся обратно...
     Тяжело   вздохнув,  я  сам  принялся   застегивать   ремешки   доспеха.
Стеарис-то, помнится,  из низов. Ранг получить никакая протекция не поможет,
тут все от таланта да от Ворона зависит, а вот с тепленькими местечками дело
другое: как синклит решит, так и будет. Да, не повезло старику...
     - Хотите что-нибудь добавить, почтеннейший?
     Молчит. Ладно, не маленький,  придет в себя - заговорит. Наверняка ведь
до последнего дотягивал, побеспокоить меня боялся!
     Проклиная  всю  эту  толпу  за  излишнюю   деликатность,  я  подошел  к
массивному дубовому столу в самом темном углу кельи - надо же умудриться так
стол  поставить  - и жестом подозвал настоятеля. Двигался тот как только что
сотворенный голем, а ноги у него, по-моему, и вовсе сгибаться перестали.
     - Ну, что тут у вас...
     Небольшой  хрустальный шар на резной деревянной подставке с готовностью
засветился изнутри, и Стеарис деликатно отвел взгляд.
     Я склонился над шаром.
     - Сильвен Беральд!
     Шар на мгновение затуманился,  и я взглянул  прямо  в счастливые  глаза
господина графа. Совсем без Императора распоясались - скоро  каждый пригорок
графством объявят, а болото - герцогством.
     Движение руки - и шар показал его спутников: гном, двое эльфов...
     - Ну-ка, ну-ка!
     Один из эльфов  действительно лунный...  Любопытно. Так, рядом с гномом
девушка, со спины ничего,  но хотелось  бы и в лицо взглянуть. А то знаем мы
их, этих валькирий. Паренек лет двадцати  -  лекарем, что ли, озаботились? И
вряд ли  они без мага...  Ага,  вот и мессир чародей. Тоже, прямо скажем, не
стар. Зато смел - длинное одеяние, потертая холщовая сумка  через плечо - не
ошибешься. Первая стрела в такого и пойдет.
     - Всего  шестеро?  - я обернулся  к  настоятелю. Тот  виновато  опустил
глаза.
     - Только что до нас добрался  человек  из лагеря барона. Крайт... Крайт
нанял талиссу, - наконец вымолвил Стеарис.
     Ну  вот,  теперь,  кажется,  картина  слегка  прояснилась.  Стеарис-то,
конечно, рассчитывал справиться своими силами. И в самом деле, кому придет в
голову разбудить среди ночи прибывшего на пару дней иерарха, чтобы сообщить,
что  на  монастырь,  охраняемый  полутора  сотнями  воинов,  напали  шестеро
смельчаков. Вернее, шестеро сумасшедших.
     Для талиссы  это тоже,  пожалуй,  слишком.  Но тут старик бы,  конечно,
подстраховался.
     - Где они сейчас?
     Арантар неслышно подошел поближе и прищурился, вглядываясь в шар.
     - Это... Копье Орробы, поздно!
     Но я и сам видел, как гном откинул крышку люка, умело скрытую дерном от
посторонних глаз. Они были далеко за пределами монастыря.
     В  этот момент девушка обернулась,  и на ее груди  сверкнул медальон  с
оскаленной пастью тигра. Жрица. Да еще поклоняющаяся Темесу, богу войны. Вот
уж не думал, что тот пойдет против Ворона. Или жрица действует сама по себе?
Надо бы не забыть проверить.
     А она ничего, симпатичная...
     -  Прикажете снарядить погоню, монсеньер? - маг даже не поинтересовался
мнением Стеариса. Оно и понятно.
     - Как скоро они окажутся в лагере барона?
     - Примерно через полчаса. Но там такой лес, что верхом никак.
     А чародей  неплох, ни единого лишнего  слова. И  он, и я понимаем,  что
даже если бросить воинов в погоню прямо сейчас...
     Хотя... В этом есть и свои плюсы. В Агарме мне как-то пришлось ночевать
у одного  костра с  талиссой Гьенари, но  тогда меня больше беспокоили банды
Куниц,  чем  талиссы  -  что бы они из себя ни представляли. Под Соргом  мне
довелось  наблюдать, как гибла талисса Бессмертного  Легата.  Красиво гибла,
ничего не скажешь. Когда коннетаблю, наконец, удалось к ней пробиться...
     - Монсеньер, - Стеарис робко дотронулся до моей руки.
     На  старика было  просто больно смотреть. И так бедняга звезд с неба не
хватал,  а уж  теперь о карьере можно будет и вовсе позабыть.  Если  синклит
вообще не лишит его сана.
     - Погони не будет. Проверьте воинов:  там, где проходит  талисса, можно
не  досчитаться  многих.  И  готовьтесь  к  штурму - не  сомневаюсь,  что уж
теперь-то граф точно поверит в свою неуязвимость.
     А  у  меня, добавил  я мысленно,  в  кои-то  веки  появится возможность
понаблюдать за  талиссой. Проблема  не в  Беральде; своим  освобождением он,
конечно,  не способен  подорвать  престиж  Ордена.  А  вот если  мне удастся
разобраться, в чем сила талиссы...
     - Еще раз прошу прощения, монсеньер... - голос настоятеля дрожал.
     - Я  сам  займусь  этим  делом,  Стеарис,  - называть  его  после всего
случившегося "почтеннейшим" язык не поворачивался. - И, клянусь Вороном, эта
талисса от меня не уйдет.






     Дорога чем-то напомнила мне подъездную аллею к  замку маркиза Уастайра:
тот же  почетный караул тополей, уходящий вдаль, и, увы, те же  непрестанные
ухабы. По воздуху он к себе добирается, что ли?!
     Эх, если бы не Стеарис,  быть бы мне уже у господина  маркиза.  Синклит
весьма интересует, что за письмо ему привез две недели назад гонец, одетый в
цвета дома дар Криден. И неспроста, надо сказать, интересует.
     - Айригаль свидетель, монсеньер, кто ж знал, что все так обернется!
     Сидя напротив, Стеарис вот уже не первый час не сводил с меня жалобного
взгляда  незаслуженно побитой  собаки,  и это была  не  последняя из причин,
заставивших  меня  проявлять  повышенный  интерес  к происходящему  за окном
кареты.  До ближайшей  Кельи  Перехода в  Трумарите еще часа четыре  хорошей
езды, однако  я весьма  сомневался, что путешествие по здешним дорогам может
оказаться  приятным. А быть запертым в  одной карете  с человеком,  тоскливо
взирающим на мир  с оптимизмом  приговоренного к смерти, удовольствие, прямо
скажем, не из великих.
     - Признаться, не очень понимаю,  что позволило  вам полагать, будто  за
Беральда  никто  не  вступится? Или вы ожидали,  что  барон  Крайт станет  с
радостью дожидаться казни своего сеньора?
     Почувствовав сарказм в моем  голосе,  Стеарис еще  больше вжал голову в
плечи, от чего неожиданно стал похож на проигравшегося в "обезьян и поросят"
гнома.
     -  Чем  вообще  вы  умудрились  так раздразнить этого проклятого графа?
Когда я встречался с ним полгода назад, он уже был совершенно невменяем!
     -  Ума  не приложу, монсеньер,  -  карету качнуло, и  бывший настоятель
щедро обдал  меня свежим  чесночным запахом. - Вроде как мы к  нему со  всей
душой.  Землица пропащая,  пользы от нее все  одно никакой,  да и  святейший
Исиндиос расстарался:  такое прошеньице Беральду отправил, что и  Императору
было бы не зазорно в руки взять.
     Да,  Исиндиос не промах. Он был, пожалуй, единственным в синклите, чьей
хватке я искренне завидовал. Выслушав в пять утра  мой  рассказ, он спокойно
пригласил Стеариса к шару, при всех объявил о его смещении и тут же назначил
Арантара временным настоятелем монастыря.
     Нестандартное решение, очень нестандартное. В принципе,  ничто этому не
мешает: Исиндиос как блюститель  интересов Ордена в  герцогстве Этренском  и
окрестных землях  имеет  практически  неограниченные полномочия. Утверждение
настоятеля - прерогатива  синклита, ну так Исиндиос на нее и  не посягает. И
все же поставить мага управлять монастырем...
     Мания  преследования,  конечно, но  нет ли  у  иерарха в  обители своих
информаторов? Все же не каждый день местные лорды  собирают ополчение, чтобы
взять штурмом монастырь Властителя Ушедших Душ. Мог бы хотя бы из вежливости
удивиться!  Тем  более,  что  Исиндиос  не   из  тех,  кто   славится  своей
невозмутимостью. Или это он со сна такой вялый?
     -  Да уж, - размышления о  письме Исиндиоса  не вызвали у меня приятных
воспоминаний.  -  Я,  скажем,  не  исключаю,   что  как  раз   после  такого
"прошеньица"  Беральд и  возомнил,  что  все  интересы Ордена  исключительно
вокруг его клочка земли и вертятся! На мой взгляд, иерарх Исиндиос несколько
перестарался.  "Высокородный"!  В  былые времена так  не ко всякому  герцогу
обращались.
     -  Главное  -  чтоб  дело  сделано было,  - с прямодушной  крестьянской
хитрецой провозгласил Стеарис,  начиная  понемногу оттаивать. - В  том-то  и
искусство, чтоб и против правды не пойти, и свою выгоду соблюсти.  Святейший
Исиндиос, как ни  кинь, со всех  сторон прав выходит. Ведь как  завернул, а?
Нужно, мол, местечко "для возведения небольшой обители, где наши жрецы могли
бы предаваться посту и молитвам в уединении и покое".  Все правда! Большая у
меня обитель? Небольшая.
     Стеарис на секунду  сбился, вспомнив,  что с  сегодняшнего утра  у  его
обители  появился новый хозяин. Что-то меня  в его торопливом говорке слегка
настораживало. Похоже, старик подозревает, что Исиндиос и сейчас внимательно
нас слушает.
     - Постятся там божьи  люди?  Постятся!  -  настоятель  с воодушевлением
высморкался прямо на пробегающий мимо пейзаж. - Молятся опять же? Молятся!
     В отличие от Стеариса, пейзаж было откровенно жалко.
     Дорога   решительно  нырнула  в  прозрачный  предзакатный  лес,  полный
прохладной  вечерней тишины, только-только сменившей одуряющий  зной. Ладно,
раз уж выпало трястись по ухабам в старой пыльной карете на никому не нужное
заседание синклита,  почему бы, пока суд да дело, не поразмыслить  над  тем,
что произошло этой ночью.
     У   меня  появилось  неприятное   чувство  тревоги:  что-то   неуловимо
сместилось, сдвинулось с привычных мест. Совсем чуть-чуть, едва заметно. А в
центре  этого  смещения,  как ни крути, оказывался  граф  Беральд с  невесть
откуда взявшейся талиссой.
     Может, и не так плохо, что любопытство заставило меня свернуть с пути и
заглянуть на денек в обитель.  Пожалуй, маркиз Уастайр подождет. Равно как и
дочка мажордома, рыженькая улыбчивая Линни, повидаться с которой, да простит
меня  высочайший  синклит,  мне  хотелось  куда  больше,  чем  с  господином
маркизом. Была, конечно, некоторая надежда, что общение с маркизом  окажется
не в пример полезней, но и то не факт.
     Ладно, пока что Уастайра можно со спокойной душой послать к Орробе, где
ему самое и место...
     Стеарис деликатно покашлял. Вообще-то он прав: жрецу Ворона не пристало
даже в мыслях позволять себе неуважение к его божественной супруге,  Дарящей
Легкую Смерть, Той,  к  Которой  Приходят  Все. Хотя нет, вряд  ли служитель
ранга  Стеариса способен прочитать мысли иерарха. Или хотя бы осмелиться  на
это замахнуться.
     -  Я  нисколько  не  сомневаюсь   в  талантах  и  добродетелях  иерарха
Исиндиоса, - мне пришлось  совершить некоторое  усилие, чтобы  вспомнить, на
чем прервался наш  разговор, - а также отдаю должное той известной ловкости,
с которой было составлено послание. И?..
     - Похоже, монсеньер, Беральд и вправду  принял все  за чистую монету, -
ухмыльнулся Стеарис,  устраиваясь поудобнее  на жестком  сиденье кареты. - У
нас  ведь  как  заведено:   если  местный  лорд  не  возражает,  укрепляемся
потихонечку,  солдат начинаем  вербовать, крестьянам  по хозяйству помогаем.
Места для обителей выбираем отдаленные, дела ведем нешумно, с расстановкой.
     Кажется, этот неумеха надумал поделиться  со  мной заведенными в Ордене
порядками!
     - Так что же, милейший, помешало вам и дальше пользовать столь успешную
методу?
     Норовистая колымага пожелала было, чтобы мой затылок проверил прочность
ее задней стенки, но я в зародыше пресек ее гнусные поползновения и мысленно
попросил Ворона ниспослать мне терпения.
     -  Не повезло,  монсеньер,  просто  не  повезло,  -  философски заметил
Стеарис. - Графство у этого Беральда, сами  знаете,  не разгуляешься.  Вот и
вникает во что ни попадя.  И  мне показалось, - старик  доверительно понизил
голос  и наклонился поближе, заставив меня стремительно  отодвинуться, - что
мы несколько перестарались.  Обитель-то вышла почище его родового замка. Вот
граф и  кинулся ко двору справедливости требовать. А какая, я вам скажу, при
дворе справедливость-то?
     Ну-ну,  ты   мне  еще   про  двор   расскажи.   Меня  так  и  подмывало
поинтересоваться  у  бывшего настоятеля,  доводилось ли  ему видеть королеву
Илайю иначе как на монетах. Кажется, я  начал понимать,  почему его упекли в
столь отдаленный монастырь.
     -  Не хватало вам еще предстать перед светским судом за  оскорбление Ее
величества, -  осадил я старика.  Илайя была мне  вполне симпатична, да и не
его  ума это дело - двор  обсуждать. - Скажите  лучше, что  бы вам  с самого
начала было не договориться  с Беральдом?  Полюбовно, без всех этих штурмов,
побегов и прочих, прямо скажем, излишних развлечений.
     -  Да как с  ним  договоришься! - всплеснул руками Стеарис. - Что ж мне
надо было - монастырь снести? Или, того хуже, - новый дворец этому фанфарону
выстроить?
     Я вынужден был признать, что, в общем-то, старик прав.
     -  Ладно, давайте посмотрим, что у нас  есть, - поднятая лошадьми  пыль
заставила меня  чихнуть, и  я  аккуратно задернул  занавеску кареты.  -  Все
попытки взять монастырь приступом провалились. Так?
     - Так,  - озадаченно ответил Стеарис, силясь понять, в  какую сторону я
клоню.
     -  При  последнем  штурме граф  Беральд попал  в  плен.  И, не вмешайся
талисса, так бы в  нем  и остался.  Здесь есть  и моя вина, как старшего  по
Рангу:  если  бы мне показалось,  что  вы  не в  состоянии обеспечить  графу
должную охрану...
     То я мог бы его сместить, не дожидаясь решения Исиндиоса.
     Однако  в глазах  бывшего  настоятеля явственно читалось другое: это вы
сейчас,  милейший иерарх Веденекос, так говорите, а как до суда дело дойдет,
сразу Стеарис крайним окажется.
     - Получается, все дело в талиссе, - подытожил я. - Ехать нам еще долго,
вот и давайте, расскажите мне  все по порядку, как перед синклитом. Начнем с
того, каким образом они проникли в монастырь.
     А в самом деле, - каким? За всеми разговорами и сборами у меня так и не
нашлось времени всерьез задаться этим вопросом. Все же укрепленный монастырь
- не купеческая лавочка.  Да  и штурма Стеарис ожидал, часовые на стенах всю
ночь глаз не смыкали. И вдруг такое!
     - Ума  не  приложу! - растерянно признался старик.  - Ладно, стражников
положили, ладно, с начальником ночных  караулов сладили,  хотя я  его еще по
Третьей  Антронской  знавал, еле упросил  потом  ко  мне перейти. Но чтоб из
часовни Дарящей Легкую Смерть улизнуть!..
     Чуть не  посадив  себе  занозу, я  заставил непокорный  откидной столик
оказаться между  нами и бережно поставил на него хрустальный шар. Дорога уже
не казалась мне столь долгой.
     - Во сколько они напали на стражу?
     - Да ближе  к  полуночи, - нерешительно предположил  Стеарис.  -  Часов
одиннадцать всяко было.
     - Вчерашний вечер, одиннадцать часов, южная стена обители, - я коснулся
шара, и  тот наполнился молочно-белым туманом, ожидая,  пока  я  уточню, что
именно  мне хотелось бы увидеть. -  Начнем, пожалуй, с опушки  леса  - а там
посмотрим.



     Когда талисса вынырнула  из леса,  луна  любезно  скрылась  за  тучами,
освещая их  изнутри и  придавая высокому южному небу сходство  с филигранным
пейзажем,  сумевшим  обрести  жизнь  по воле могущественного чародея. Однако
если  тучи казались тщательно прорисованными, вплоть до клочковатой  бахромы
по  бокам,  то  деревья, оставшиеся  за спиной у талиссы, сливались в единую
застывшую серо-черную массу, напоминая высокие  щиты дебокасской пехоты, над
которыми возвышались плоские наконечники копий.
     Вступив  на  выжженную землю, окружавшую монастырь,  Макобер  поразился
плотной, неестественной тишине, мгновенно окутавшей талиссу.  Шорохи ночного
леса,  звук  собственных  шагов - все  осталось  позади. А  впереди пугающим
монументом  могуществу Айригаля высилась стена, прорезанная узкими кошачьими
зрачками бойниц.
     Поежившись, Макобер попытался  позвенеть  в кармане  новеньким  набором
трумаритских отмычек - и не услышал ни звука.
     - Смотрите, - прошептала вдруг Бэх, и Макоберу почудилось, что ее голос
разнесся на многие мили вокруг.
     Они  подняли  головы.  Выщербленный  багровый  диск  луны  презрительно
скалился  из-за  зубцов  монастырской  стены,  точно  злорадствуя,  что  ему
удалось-таки заманить  талиссу  в  ловушку.  В его свете  шершавый  пористый
камень казался залитым потоками жертвенной  крови. Девушка не  удивилась бы,
если бы сейчас сам Айригаль...
     Вздрогнув, жрица беззвучно прошептала  молитву Темесу,  а ее рука  сама
потянулась к висящему на груди медальону. Но бог не ответил: он знал, что за
этими стенами его могущество заканчивается.
     Почувствовав, что девушке тревожно, Айвен ободряюще коснулся ее плеча и
приложил палец  к  губам.  Главная роль в их плане  отводилась  магии - и уж
она-то не должна была подвести.
     Чародей  невольно усмехнулся, вспомнив  замечательную идею, высказанную
Торрером с утра пораньше: главное - напугать монахов до полусмерти.
     Торрер  питал  удивительную для  своего  народа  страсть  к  магическим
заклинаниям,  но,   к   счастью,  благоразумно  ограничивался   восторженным
созерцанием: о том, чтобы пойти учиться колдовству, для порядочного эльфа не
могло быть и речи!
     Как все расы, обладавшие природной магией  и немало  этим  гордившиеся,
эльфы относились  к  чародеям  примерно  как  кентавры  к всадникам:  можно,
конечно,  и так,  но  зачем же  все  усложнять?!  Зная это, Айвен  частенько
замечал,  что  даже  самый искусный  эльф  может,  как  правило, значительно
меньше, чем человек, окончивший полный курс магической школы. Но Торрер лишь
пожимал  плечами:  он не видел смысла лишний  раз повторять,  что никому  не
зазорно  заплатить медяк, чтобы полюбоваться на фокусника, но  это не  повод
самому присоединяться к бродячему цирку.
     Однако эльф  был  совсем не  против,  чтобы фокусы показывал кто-нибудь
другой.
     -  Представляешь  себе,  -  с жаром  объяснял он, энергично рубя воздух
рукой, -  ты  создаешь иллюзию огро-омного дракона. Потом поднимаешь  меня в
воздух, я седлаю его, и мы оба предстаем перед дрожащими на стенах  жрецами.
Раздается  протяжный   звук   трубы,  я  привстаю  в  седле  и  торжественно
объявляю...
     -...Мы  не ищем  легких путей! - Макобер, как истинный  мессариец,  был
совершенно неисправим,  и Айвен временами даже спрашивал себя, как это они в
своем Мессаре умудрились еще не поубивать друг друга.
     Чародей огляделся: талисса ждала сигнала к началу штурма.
     Поначалу монастырь и в  самом  деле  казался неприступным. Разве что на
драконе. И все же им удалось кое-что придумать. Оставалось только надеяться,
что никто из них  не допустит ошибки:  по ту сторону стены, по меньшей мере,
сотня монахов,  воинов  и  колдунов. И если талиссу обнаружат, она  погибнет
вместе с графом. А то и раньше.
     Да уж,  идти в бой с таким настроением  - чистое безумие. И, похоже, не
ему  одному лезут  в голову невеселые  мысли:  вон  Мэтт  тоже бледнее,  чем
обычно, а заставить гнома побледнеть... Ладно!
     -  Торрер, начинай,  как  договаривались, -  Айвену,  наконец,  удалось
стряхнуть с себя оцепенение. - Мэтти, давай в мешок.
     Эльф пробормотал что-то загадочное на родном  языке, быстро прикрепил к
поясу две толстые веревки и встал рядом с Айвеном. Лунный  эльф гостеприимно
распахнул  перед  Мэттом заботливо прихваченный  с  собой мешок - никому и в
голову  прийти  не  могло,  что  гном  взберется по  веревке самостоятельно.
Завязав мешок у Мэтта под мышками, Терри отступил на пару шагов, полюбовался
своей работой, и бодро  взвалил  товарища на спину. Через мгновение все трое
исчезли.
     Айвен слегка нахмурился - шевельнувшееся в глубине души предчувствие не
давало ему  расслабиться.  Заклинание  Вуали сделает друзей  невидимыми  для
всех, не  умеющих проникать  в  Суть Вещей. Здесь все  должно пройти гладко:
птицы  такого полета не  ютятся по провинциальным  монастырям. Жаль  только,
Вуаль спадает  от прикосновения любого разумного существа. И не  суть важно:
кто-то похлопал тебя по плечу или случайно  задел  висящий за спиной  лук  -
эффект один. Все скрытое становится явным.
     Но  Торрер и не  собирался разрешать кому  бы то ни было себя касаться.
Поднявшись  на стену,  он должен был всего-навсего закрепить  там веревки  и
ждать остальных. Постаравшись при этом не попасться на глаза страже, что под
Вуалью сумел бы сделать и пятилетний ребенок.
     Вот это-то Айвена и  смущало. Опыт  показывал, что эльф был  куда более
непредсказуем, чем  любой ребенок, в  том  числе и  пятилетний. И одни  боги
могли предвидеть, что произойдет, когда он окажется наверху.
     Воздух слегка задрожал: Айвен прочел  заклинание Поднимающегося  Ветра.
Торрер медленно оторвался от земли.
     - Макобер! - вполголоса позвал маг.
     В одно мгновение мессариец вспрыгнул Айвену на спину и крепко ухватился
за шею.

     - Да  погоди  ты,  чтоб  тебя  волки съели.  Пусть он  сперва  на стену
взберется.
     Оказавшись наверху, эльф осторожно выглянул из-за парапета.
     Так, пока все тихо. Как они  и ожидали,  с внутренней  стороны по стене
идет узкая  обходная дорожка для часовых. Справа, всего  в нескольких шагах,
спускается  крутая  каменная лестница.  Отлично: если  удастся  все  сделать
бесшумно, не придется сражаться со стражей, чтобы попасть вниз.
     Торрер  оглядел двор.  Несколько  низеньких хозяйственных построек, вон
тот  длинный деревянный  барак  -  наверняка  казармы, в самом центре угрюмо
высится угловатый донжон. Туда-то им и надо.
     Пригибаясь, словно боясь, что его заметят, эльф скользнул на стену.
     -  Слушай! - голос, раздавшийся в полусотне шагов  слева,  заставил его
подпрыгнуть. В темноте затеплился огонек факела.
     - Слушай! - ответ справа не заставил себя ждать.
     Чтоб их  три  раза приподняло да  кинуло!  Тоже  мне,  нашли  время для
обхода!
     Высоко подняв факелы, стражники двинулись навстречу друг другу.
     Проклиная  свою  торопливость,  Торрер  метнулся  на  лестницу,  сделал
несколько шагов вниз и затаился.
     Неожиданно сверху послышалось удивленное: "Да какой демон здесь!.." - и
грохот  падающего тела. Подняв голову, эльф  послал  небу безмолвное,  но от
этого не менее изощренное проклятие.
     Веревки!  Он  совсем  забыл о  веревках, позволив  им натянуться  прямо
поперек стены!
     Споткнувшись,  стражник  улетел прямо под ноги  своему товарищу. Вуаль,
прикрывавшая Торрера вместе с веревками,  исчезла.  И  теперь второй воин  с
удивлением таращился на совершенно незнакомого ему эльфа, поднимающегося  по
ступеням из монастырского двора.
     - Я... - нерешительно начал Торрер. - Э... Свои в смысле!
     Стражник понял только одно: оно еще и заговорило!
     -  Ко  мне!  На помощь! - дико  заорал  насмерть  перепуганный  воин  и
схватился за меч.
     Айвен вздрогнул: его худшие опасения начинали сбываться.
     В доспехах хорверкской работы, с двумя мечами за спиной Торрер выглядел
весьма внушительно. Но стражнику было уже все равно: напрочь забыв все, чему
его  учили, он  с криками: "Сгинь!  Сгинь!" принялся  отмахиваться от  эльфа
мечом со скоростью сбесившейся ветряной мельницы.
     Мысленно  посоветовав  Айригалю  впредь  набирать  себе  людей  с более
крепкими нервами, Торрер неторопливо обнажил оба клинка. Один из них быстрым
точным  движением отвел  в  сторону  мельтешащее  оружие стражника, а второй
рванулся к горлу противника.
     Столкнув вниз обмякшее тело, эльф мягко  развернулся ко второму  воину,
успевшему к тому времени подняться на ноги.
     - Ах, ты, нечисть лесная! - прошипел тот.
     Участь товарища  заставила стражника  не торопиться. Прощупывая оборону
противника легкими выпадами  и не стремясь нападать первым, он тянул время в
ожидании подмоги.
     На  соседних  постах уже раздались тревожные  крики, то  здесь, то  там
вспыхивали новые факелы.
     Отскочив   назад,  эльф   взмахнул   руками,  точно   силясь  сохранить
равновесие, и стражник, вытянув руку с мечом, опрометчиво ринулся в атаку. К
его  немалому  удивлению,  неуклюжий  эльф,  сделав изящный  пируэт,  ушел в
сторону и выставил вперед правую ногу. Споткнувшись, воин почувствовал,  как
его бок  неожиданно стал  горячим и мокрым от  крови,  и, не удержавшись  на
стене, с отчаянным воплем рухнул вниз.
     -  Скорее! -  громко крикнул  Торрер, привязывая  веревки  к  парапету.
Таиться  уже не имело  смысла: теперь  все  зависело от того, как быстро вся
талисса окажется на стене.
     Наконец  веревка  в руке у Терри несколько раз дернулась: это был знак,
что можно подниматься.
     -  Ну,  что  будем  делать?  -  Айвен нерешительно  обернулся к  Бэх  и
Макоберу.
     Все растерянно молчали.
     - Эх, ну  не бросать же его посреди монастыря, - вздохнул мессариец.  -
Поехали!
     Бэх  откинула со лба прядь золотистых волос. Разумнее, конечно, было бы
отступить. Но тогда Торрера можно считать покойником.
     -  Раньше надо  было думать, - проворчал  невидимый гном. - Я сразу был
против того, чтобы полагаться на это чудо природы...
     - Попробую  его  прикрыть, - процедил Терри, и  в голосе  лунного эльфа
было  что угодно, кроме горячей  любви к  погубившему весь  план Торреру.  -
Двинулись?
     Айвен кивнул. Как только Макобер  взгромоздился на него во  второй раз,
маг  прикрыл их обоих заклинанием Вуали и взмыл вверх.  Терри уже карабкался
по веревке.
     Вздрогнув от порыва промозглого  ветра, Бэх поплотнее запахнула  темный
плащ и надвинула капюшон.  Ей единственной  придется  подниматься на виду  у
всех, но девушка хорошо знала, какой ценой дается Айвену каждое  заклинание.
В конце концов,  в ее силах выдать себя за одного  из монахов. Последний раз
дотронувшись до медальона, жрица последовала за лунным эльфом.
     Не  имея  возможности  посоветоваться   с  друзьями,  Торрер   мысленно
заметался.  Спуститься во двор одному?  Бессмысленно. Торчать  наверху?  Еще
хуже!
     В  этот момент из  донжона наконец появился  заспанный начальник ночных
караулов.  Его  ранг  был невелик  - всего  лишь Прикоснувшийся к Истине, но
символ   ворона,  висящий   поверх  доспехов,  позволял  жрецу  пользоваться
божественной силой не хуже многих  других. Первое, что он увидел, - одинокую
фигуру, застывшую в нерешительности на стене, и два тела  в знакомых  цветах
монастырской стражи у ее подножия.
     Вряд  ли противник решился штурмовать  монастырь в одиночку - не  иначе
как  остальные  воспользовались  прикрытием  магии!  Ну  что  ж,  держитесь!
Выкрикнув слова молитвы,  монах  простер  руки  к  Торреру,  и  развеивающий
колдовство луч, постепенно расширяясь, рванулся вперед.
     Айвен с Макобером, вынырнув из-за парапета,  только успели полюбоваться
на величественный донжон и внушительный силуэт Торрера на фоне ночного неба,
как неожиданно материализовались в воздухе и свечкой ушли вниз.
     Земля  неотвратимо   приближалась.  Времени   еще  раз  воспользоваться
заклинанием Поднимающегося Ветра уже не оставалось.
     Увидев выражение лица Макобера, со свистом  проносящегося мимо нее, Бэх
чуть было не рассмеялась. Но если сейчас друзья  врежутся в землю, им  точно
будет не до смеха.
     -   ...Давай  ...тогда  ...Маркусе!   -  услышал   маг  отчаянный  крик
мессарийца.
     Какой  же  он  идиот!  Заклинание  Тополиного пуха действительно спасло
тогда их жизни. В паре  футов от земли Айвен  буквально выдохнул простенькое
заклятие,  тугая воздушная подушка  больно  ударила по ногам, и  оба кубарем
покатились в мокрую от росы траву.
     Проклятье,  Торрер-то  по-прежнему  наверху!  Айвен   дернулся,  силясь
подняться  на  ноги,  но  несколько  заклинаний  подряд сделали  его  слабее
новорожденного детеныша лорь'и.
     -  Да ладно, теперь-то что  ж,  -  обреченно вздохнул Макобер, подсадил
Айвена на закорки и начал подъем.
     Терри и Мэтт достигли верха стены первыми.
     - Похудел бы ты, что ли, перед штурмом хотя бы на десяток фунтов, - еле
слышно пробормотал  лунный эльф, с трудом  перевалив через  парапет. К этому
моменту ему казалось, что в мешке за спиной он несет добрую половину дружины
осаждавшего замок  барона  Крайта.  Подавив  в себе  желание  с  облегчением
скинуть мешок на обходную дорожку, Терри огляделся.
     Стражники с соседних постов приближались к Торреру сразу с двух сторон.
Эльф выбрал того, которому посчастливилось оказаться ближе, и, бешено вращая
клинками  над  головой,  ринулся  в  бой.  Терри попытался было прижаться  к
парапету, но  эльф, даже не остановившись, играючи снес их с Мэттом со стены
и  только  ошарашенно  захлопал  глазами, увидев, как  в  воздухе  возникает
багровое от ярости лицо гнома.
     К  счастью, до каменных плит двора оказалось значительно ближе, чем  до
внешнего рва.
     Терри повезло больше: он упал сверху. Мэтт же окончательно  разуверился
в  древних легендах. По крайней мере,  в тех, где эльфы -  изящные воздушные
создания.
     Пока  гном  выпутывался из  своего мешка, Терри  мгновенно  оказался на
ногах,   убедился,   что   лежащие  рядом  воины   мертвы,  и   кинулся   на
обескураженного начальника ночных караулов.
     Ухмыльнувшись, тот прошептал навстречу лунному эльфу несколько слов, от
которых дохнуло заснеженными равнинами Заальта. Руки и ноги Терри  покрылись
инеем, и лунный эльф застыл, на глазах превращаясь в хрупкую глыбу льда.
     Мэтт  так и не успел  выбраться  из мешка.  Со стороны он был  похож на
активного участника немудреного деревенского состязания, но гному было не до
того,  чтобы сейчас смотреть на себя со стороны.  Да и  вряд ли  в  той игре
стали бы метать ножи в соперников...
     Отчаянно хрипящего жреца с силой кинуло на стену донжона, и  лишь тогда
сковывавший Терри холод начал потихоньку отступать.
     К  тому  времени  Бэх  наконец  достигла  верха  стены.  Слева  от  нее
ожесточенно сражался Торрер; справа, из темноты, подбегал еще один стражник.
Прикинув расстояние до  незащищенной спины эльфа, воин упал на одно колено и
принялся торопливо натягивать пружину арбалета.
     Вот, значит, что вы называете честным боем? Воля ваша, воля ваша... Бэх
положила руку на медальон. Несколько  мелодичных напевных слов - и  два луча
света, ударив из глаз тигра, впились в голову воина.
     Закричав   от  боли,  стражник  выронил  оружие,  схватился  за  пустые
глазницы, сделал несколько неуверенных шагов и с воем свалился вниз. Легко и
изящно перемахнув через парапет, девушка очутилась на стене  и побежала вниз
по лестнице. Разделавшись  с последним  противником,  Торрер  протянул  руку
Макоберу,  помогая мессарийцу  взобраться  на  стену, и  они  оба, подхватив
Айвена, поспешили вслед за жрицей.
     Мэтт  рванул  на  себя  ручку  двери,   рядом  с  которой  лежало  тело
незадачливого жреца. Заперто!
     - Давай лучше я, - доставая на ходу отмычки, подбежал  к  нему Макобер,
но в  этот  момент  дверь начала недобро  мерцать  тем  же мрачным  багровым
светом, что и нависшая над монастырем луна.
     - Все  сюда!  Скорее! - Бэх распахнула низенькую дверцу  неподалеку  от
главного входа в донжон  и теперь  напряженно вглядывалась в темноту. - Мак,
зажжешь факел?
     -  Не стоит! -  Айвен  решил не  рисковать: на стене было слишком много
стражников. Пока они  сообразят,  что произошло,  пока  начнут искать,  куда
подевались  возникшие прямо  из воздуха враги... - Раз  темно, значит внутри
никого. А это нам и надо!
     Один за другим друзья, не оглядываясь, скрылись в донжоне. И дверь сама
захлопнулась за их спинами...






     Шар  на мгновение  затуманился,  и  в нем возник новый  образ:  у борта
корабля  на фоне покрытого туманом залива стоял невысокий поджарый  человек,
загоревший до такой степени, что его можно было бы принять за антронца, если
бы  не  правильные чеканные  черты  лица, свойственные  лишь  потомственному
дворянству некогда всемогущей Арвианской империи. Доходящие  до  плеч черные
волосы,  слегка  -  именно  слегка,  не  более  чем  это  было  принято  при
императорском  дворе,  загибающиеся  книзу  усы,  нос  с  характерной  южной
горбинкой... Даже если бы на мужчине не был надет светло-коричневый парчовый
пурпуэн, из-под которого виднелась тонкая белоснежная рубашка, вряд ли можно
было бы усомниться в его более чем благородном происхождении.
     И  действительно,  я   слышал,  что  Гардар  довольно   долго  жил  при
королевском дворе и принадлежал к  одному из лучших  родов Империи. Знать бы
только, к  какому.  Злые  языки  называли  его  самозванцем,  но  были люди,
полагавшие, что чародей дал обет не открывать своего истинного имени, покуда
Империя  вновь не займет подобающее ей место  на  карте континента. В первое
верилось с трудом, второе - слишком нелепо.
     Не  отводя взгляда от уменьшенной копии моего шара, которую он держал в
правой руке, Гардар приветливо кивнул и сразу же перешел к делу:
     - Говорят, у тебя там небольшие неприятности?
     Надо признаться, его вопрос меня удивил. Как чародею,  с одной стороны,
и  командору  лангера  Орробы,  с  другой,  Гардару  не полагалось  особенно
интересоваться тем, что происходит в посвященных Ворону монастырях.
     - Не совсем у меня, - я покосился на Стеариса,  и тот  поспешно опустил
глаза. - Так, один не в меру шустрый граф решил, что обойдется и без Ворона.
Хотел бы я...
     - Подожди, - прервал  меня  Гардар, - никто не просит тебя выносить сор
из избы. Я и так уже все знаю.
     Если Гардар  узнал  о том, что  произошло, еще до  заседания  синклита,
значит Ворон  с Парящей Вне  Жизни придают происшествию  в монастыре  особое
значение. А это уже любопытно.
     Попробуем разобраться с  самого начала:  пауза может показаться чародею
излишне многозначительной, зато мне даст время подумать.
     Итак,  примерно  с  полгода назад Сильвен Беральд  появляется в главном
храме  Ордена,  вооруженный  любезным  сопроводительным  письмом  из дворца.
Исиндиос, как  назло, в  Трумарите,  так  что синклит просит  меня выслушать
нежданного гостя и отписать потом королеве, что дело улажено.
     Почему именно  королеве? Означает ли это, что Илайя  проявляет к нашему
графу особый интерес? Сомнительно,  я смотрел его досье: никаких  связей при
дворе, среди предков ни коннетабля, ни даже захудалого конюшего.
     То   есть  обычное  стремление  Ее  Величества  мирно  разрешить  любую
проблему? Ну что ж, допустим.
     Теперь мой разговор с Беральдом. И снова вроде бы не за что зацепиться:
формально  мы были  в своем праве, о чем  я и не преминул сообщить господину
графу,  постаравшись попутно  успокоить его  и заверить, что иметь Лазоревый
храм на своих землях - скорее великая честь, нежели повод для беспокойства.
     И все же Беральд  собирает  войска и идет на штурм.  Не  совсем обычное
поведение для  владетеля его масштаба, но... Ладно, все бывает. В итоге он у
нас в плену.
     Здесь тоже ничего невероятного:  по  Ридрикской грамоте, дарованной еще
батюшкой царствующей королевы, за происходящее  на  наших землях мы отвечаем
только  перед Вороном. А  то,  что у  графа что ни день, то новые гениальные
идеи, - его проблемы. Захотелось мечом помахать - получи свое.
     -  Они решили,  что  лангеру  имеет смысл быть  поблизости, - продолжил
Гардар,  так  и  не  дождавшись  ответа.  -  И мне  показалось,  что  ты  не
обрадуешься, если услышишь об этом не от меня.
     Стоит ли  признаваться Гардару,  что я напрочь  не  понимаю,  в чем тут
дело?
     - Пока все спокойно, - я решил  потянуть время. - Каждый из нас остался
при своих. Граф, полагаю, давно  уже  отдыхает в  своем лагере, в  монастыре
удвоены посты.  А  об  остальном  пусть  болит голова у  Исиндиоса.  Ума  не
приложу, что ты-то здесь можешь сделать?
     -  Давай по-другому: я скажу тебе, что я сделаю, - усмехнулся Гардар. -
Ранним  утром мои люди  нанесут визит господину графу.  Не  сомневаюсь,  что
после этого барон Крайт отведет дружину  от стен обители. Там есть  еще свои
сложности с наследованием, но не буду морочить тебе голову. Это во-первых.
     Похоже, Ворон  решил, что  ему нанесено личное оскорбление. Вот  только
стоило  ли  прибегать к услугам лангера Орробы? Можно подумать,  у нас своих
людей мало.
     - А во-вторых?
     -  Во-вторых,  собственно,  то,  из-за  чего  мне  и  хотелось с  тобой
поговорить. У  меня тут сказано,  - Гардар сделал неопределенный жест рукой,
показывая то ли на борт корабля, то ли на  играющее под предзакатным солнцем
море, - что именно ты пытался вразумить Беральда в Альдомире. Я не ошибся?
     Забавно: не успел я  поиграть в вопросы-ответы со Стеарисом, как Гардар
затеял ту же игру со мной.
     - Если ты интересуешься, просмотрел ли я перед беседой его досье, ответ
будет утвердительным.
     Чародей улыбнулся:
     - За что я всегда любил с тобой работать...
     -  Кто  бы  мог подумать  -  за  мою  дотошность!  Нет бы действительно
что-нибудь приятное сказать.
     -  Потом.  Обещаю! Слушай,  там  случайно  не  упоминался  артефакт под
названием "ключ"?
     -  Ключ?  - переспросил я.  -  Ты часом не  путаешь его  досье с описью
движимого и недвижимого имущества?
     - Сейчас, секундочку, - Гардар чем-то прикрыл  свой  шар.  - Да, я могу
тебе это сказать. Ты сейчас один?
     -  Если  бы! -  я  перевел  взгляд  на  Стеариса,  стараясь надолго  не
задерживаться на неаппетитных прожилках,  покрывающих мясистый синеватый нос
моего  спутника.  Потом  коснулся висящего  на груди силуэта ворона.  - Все,
можешь говорить.
     - Сегодня утром  мне пришла в голову идея  запросить трумаритский архив
вашего Ордена. Все же Беральд живет в герцогстве  Этренском, а не в столице.
И  там  оказался  один  прелюбопытнейший  документ.  На первый взгляд - так,
пустой слух. Но мне почему-то захотелось его проверить.
     - И что там?
     Если бы Гардар  не был способен вот на такие неожиданные  ходы, он вряд
ли стал бы командором. То ли что-то почувствовал,  то  ли смог посмотреть на
всю эту историю шире, чем я.
     - Не исключено, что в руки к Беральду мог попасть "ключ" от Лайгаша!
     Теперь была  очередь Гардара держать  паузу, наслаждаясь  произведенным
эффектом.
     Лайгашу,  тайной  сокровищнице  Ордена в нескольких  днях  пути отсюда,
синклит придавал  особое значение. Случись что, на хранившиеся  там средства
можно было бы вооружить армию,  способную разом  поставить под контроль  все
герцогство  Этренское.  Не  говоря  уже об  артефактах,  за  которые  нашими
союзниками стали бы любые маги. Или почти любые.
     - И как же, если не секрет?
     -  Давай  не  сейчас. Как  скоро  ты  сможешь оказаться  поблизости  от
Беральда?
     Даже если я выпрягу одну из лошадей...
     - Часа через три. Может быть, четыре.
     - Не актуально! - левая рука чародея сжалась в кулак. - Тогда продолжай
путь. И перед синклитом не придется объясняться. В конце концов, если "ключ"
все  эти  годы действительно  был у  Беральда, ничего он с  ним  до утра  не
сделает. А если нет, будем считать, что я ошибся.
     - Тогда все?
     - Да, лучше  свяжись  со мной из  Альдомира.  Сейчас  я хотел  бы  дать
последние напутствия своим ребятам: нужно, чтобы все выглядело прилично.
     Я помахал Гардару рукой, и шар  вновь превратился  в безжизненный кусок
хрусталя.
     Интересно, знал ли  Гардар про талиссу? И  способна ли она нарушить его
планы?  В любом случае, остается только ждать, с чем вернутся  его ребята: в
монастыре попросту нет специалистов достаточно высокого уровня, а устраивать
бойню лишь для того, чтобы опередить посланцев лангера...
     Так, теперь Стеарис. Пожалуй, ему стоит и вовсе забыть про наш разговор
с командором.
     Коснувшись  одновременно и медальона, и  шара, я  дождался, пока  глаза
бывшего настоятеля перестанут быть пустыми  и безжизненными, и одними губами
прошептал:
     - Дверь сама захлопнулась за их спинами...



     Щелкнул  замок.  Макобер  застыл,  услышав  одновременно еще  несколько
щелчков: магические ловушки затаились, поджидая незваных гостей.
     - Все, теперь можно, - почувствовал Айвен напряжение мессарийца.
     Чиркнул кремень. Чадящий факел в руках  у Макобера наконец-то  позволил
друзьям рассмотреть залу, в которой они оказались.
     Низкий сводчатый потолок, покрытый толстым слоем сажи. На стенах темные
бархатные портьеры с  гигантскими вышитыми  золотом силуэтами летучих мышей.
Плоское  возвышение  алтаря напротив  двери  скорее  напоминает  жертвенник,
нежели место для молитв.
     Подняв факел повыше, Макобер взглянул на потолок. Из темноты проступили
нечеткие  барельефы,  изображающие  битвы  кошмарных  чешуйчатых  чудовищ  с
конными  рыцарями под знаменами герцога  Этренского. Судя по всему,  рыцарей
теснили в дальний угол храма, заросший мохнатой паутиной.
     -  Вот так попали! - прошептала Бэх и толкнула дверь обратно,  но та не
выразила  ни малейшего  желания поддаться  хотя бы  дюйм. - Айвен, может нам
лучше поискать другой вход?
     Чародей пожал плечами. Стража вот-вот сообразит, что на стене никого из
них  нет, спустится во  двор, обнаружит тело начальника караула...  С другой
стороны,  летучая  мышь -  символ Орробы.  И какие сюрпризы могут  поджидать
талиссу в ее храме, лучше и не думать.
     - Ну, пара минут у нас еще есть. Мак, посмотришь, что там с дверью?
     - Бэх, посвети, - мессариец склонился над замком. Зазвенели отмычки.
     - Ну как?  -  девушка попыталась  заглянуть ему  через  плечо,  чуть не
подпалив торчащую во все стороны русую шевелюру.
     -  Намертво!  -  непререкаемым тоном профессионала  объявил  Макобер. -
Надежно, как  сундук катэнского барыги. По крайней мере, с этой стороны явно
не откроешь.
     - И других дверей не видно...
     Бэх становилось все хуже и  хуже. Медальон начал оттягивать шею,  точно
камень утопленника. В ушах зазвучало негодующее  рычание тигра, сверля мозг,
не давая сосредоточиться.
     -  Да  ладно, не  паникуй! - голос  мессарийца был,  как обычно,  полон
оптимизма.  -  Молится  же  тут  кто-нибудь.  Не  думаю,  что  Орроба  столь
неприхотлива, чтобы довольствоваться жертвами всего раз в неделю.
     Стоило Макоберу произнести имя богини, как разом  вспыхнули укрепленные
на стенах факелы. Мессариец восхищенно присвистнул:
     - А мы-то мучались! Терри, ты случаем не был знаком во-он с той дамой?
     И мессариец показал на проступившую за алтарем фреску. Женское  лицо на
ней приковывало  к себе взгляд, завораживало, не отпускало. Оно  менялось на
глазах,  превращаясь  из  чеканного  лика  холодной  придворной красавицы  в
простоватую  деревенскую  девчонку,   отрешенный  взгляд  воительницы  через
мгновение становился кокетливым взором куртизанки.
     Присмотревшись  внимательнее,  Макобер неожиданно заметил,  что девушка
слегка, нет, даже очень и очень похожа на  Янту,  обещавшую дождаться его из
того,  первого  плавания  на   "Белом  альбатросе",  отправившемся  пощипать
байнарские галеоны. Да только рейд тот оказался куда дольше и сложнее...
     - Знаешь, Мак, что-то  в  ней такое действительно  есть... - прищурился
Терри.
     Образ  ускользал,  будил странные, расплывчатые  воспоминания. Кажется,
это  было  в Альдомире  ...  Нет, все  же в  Хаттере.  Конечно,  в  Хаттере!
Затейливо уложенные  косы, насмешливые карие глаза,  кокетливая родинка  над
губой...
     -  Нет,  не   узнаю,  -  Макобер  удивленно  обернулся  на   неожиданно
хрипловатый  голос  лунного  эльфа,  но  лицо  Терри, как обычно,  ничего не
выражало. - Впрочем... Ну, конечно! Позвольте, господа, представить вам  Ту,
У Которой Нет Лица, владычицу этого скромного храма.
     Глаза  женщины на  портрете  опасно  сузились,  словно  она  попыталась
получше  запомнить   лунного  эльфа  -  и  тут   же  под  высокой  прической
действительно появилось клубящееся черное пятно.
     - Айвен, - голос Бэх дрогнул.
     - Наверняка  отсюда существует переход в донжон, - маг  мягко  взял Бэх
под руку. - Сколько ты еще продержишься?
     - Недолго, - коротко ответила жрица. -  Зря...  Зря я  предложила  сюда
зайти.
     - Не говори ерунды,  - Айвен решительно повернулся к эльфу.  -  Торрер,
давай начнем с портьер. Мак, посмотри за алтарем.
     Только  бы они  успели! Бэх чувствовала, как храм  давит на нее глухими
каменными  стенами.  Внезапно  ей стало невероятно душно,  на  лбу выступила
испарина. И запах, этот проклятый запах. Что же он ей напоминает?
     Смерть?  Нет, Смерть  пахнет по-другому. Со Смертью  можно бороться, ей
можно рассмеяться в лицо. Здесь же пахло покоем и безысходностью. Вечностью,
из которой не было пути назад. Как не было выхода из этого храма.
     Тем временем  Торрер уже отодвигал в сторону одну из портьер. За ней, в
неглубокой нише, покоился внушительных размеров сундук.
     - Приятный сюрприз, - пробормотал эльф, пробуя приподнять крышку. Та не
поддалась.
     Просунув кинжал в щель под крышкой, эльф наклонился пониже.
     Если прохода нет и за второй портьерой, вся  надежда будет на Макобера:
вдруг мессарийцу удастся отыскать скрытую в стене  потайную дверь. А если не
удастся? Люк в полу? Вряд ли - Айвен скептически осмотрел плотно подогнанные
каменные плиты. Потолок?
     - Торрер, сверху!
     Из-под потолка, раскачиваясь на тонких липких нитях, к незащищенной шее
эльфа торопились сразу два внушительных размеров паука.
     В  другой ситуации, услышав крик Айвена, Торрер, не раздумывая, кинулся
бы на  пол и откатился в сторону. А потом  уже  пытался  бы понять,  что ему
угрожало. Но храм навевал такое безбрежное спокойствие, что эльф лишь  резко
выпрямился и с любопытством задрал голову.
     Увидев  прямо перед глазами паука,  Торрер  неосторожно  махнул  рукой,
пытаясь отогнать мерзкое насекомое, и тут же громко вскрикнул:
     - Стилет Эккиля, чтоб им пусто было!
     Оба  паука  рванулись  вверх.  Быстрее,  чем  Макобер   успел  хотя  бы
обернуться,  Терри сорвал с  плеча  лук. Пройдя сквозь  колышущееся мохнатое
тельце, стрела с тупым стуком ткнулась в стену, оставив на ней мокрое пятно.
Укусивший Торрера паук дернулся - и бессильно повис на паутине.
     - Бей,  второго бей! - что есть сил закричал мессариец,  но другой паук
оказался проворнее:  суетливо  перебирая лапками,  он юркнул в узкую щель на
потолке.
     Торрер тихо застонал.
     -  Болит? - с  сочувствием спросила Бэх, поднося к глазам ладонь эльфа.
Вокруг красной точечки укуса быстро расползалась синева.
     - Болит, - честно признался Торрер. - И, главное, рука немеет.
     Туго  перевязав  запястье  эльфа,  приложив  к  ранке  мазь  из  корней
алордусов и дав  Торреру выпить  противоядие, Бэх  усадила его подле стены и
велела попусту не  шевелиться. В этот момент жрице стало уже не до себя, она
молилась  лишь  об одном:  пусть  противоядие подействует.  Торрер  мог быть
беспечен, сколь  угодно  неосторожен, но  сердиться на  доверчивого веселого
эльфа было  решительно невозможно. Бэх даже  подумала, что  в талиссе многие
воспринимают его, как великовозрастного  неразумного ребенка, хотя  ей самой
это дитятко годилось, пожалуй, в прадедушки.
     - А в сундуке...  в сундуке что  было? - слабым голосом поинтересовался
Торрер.
     - Ничего особенного, только ряса, - словно сквозь туман донесся до него
ответ Макобера. - И... Да так, прямо скажем, больше ничего примечательного.
     -  Совсем ничего? - с подозрением переспросил Торрер. Боль отступала, и
он осторожно пошевелил пальцами.  Вроде проходит, мизинец вон даже, кажется,
дернулся.
     - Совсем! -  с готовностью  подтвердил  мессариец.  -  Сейчас с  другой
стороны посмотрим.
     За  противоположной портьерой оказалась  точно  такая  же  ниша. Однако
вместо  сундука в ней стоял низкий продолговатый ящик  с хитроумным навесным
замком.
     -  Подстрахуй,  пока я  тут  поковыряюсь, - Макобер показал  Айвену  на
потолок. Но, видимо, пауки тоже не пришли в восторг от столь теплой встречи.
По крайней мере, мессарийцу никто не помешал.
     Когда крышка ящика распахнулась, перед ними заблестело лезвие огромного
обоюдоострого топора.
     - Мэтти, кажется, это по твоей части?
     - Игрушка какая-то, - презрительно  фыркнул гном. -  Сразу  видно,  что
люди делали. Как  не  руками! Вы  только на  рукоять  посмотрите! Узоров-то,
узоров - толком и не ухватишься, зато отлетит в первом же бою.
     -  А двух переплетенных восьмерок у самого  лезвия  там, часом  нет?  -
поинтересовался  Терри,  пытавшийся  услышать,  что   творится  снаружи,   в
монастырском дворе. - Еще на цветок должно быть похоже.
     - Есть, - удивился гном. - А ты откуда?..
     - Ритуал  прямого  призыва, - немногословно пояснил  Терри. - Обычно от
трех до пяти жертв оказывается достаточно.
     Бэх побледнела.
     Макобер не был  бы  мессарийцем,  если  бы позволил себе упустить такой
благодатный случай. Орроба, конечно, богиня смерти, и все  такое...  И что с
того? Суждено им полечь именно в этом храме - будьте уверены, все и полягут.
Но умирать с кислыми физиономиями - ну уж нет!
     Наклонившись к жрице,  Макобер зашептал  страшным таинственным голосом,
временами зловеще подвывая и  клацая зубами. Именно так, с его точки зрения,
должны были бы разговаривать неупокоенные души:
     - Каждого,  кто  пойдет против меня,  ожидает  страшная  кара. Ужасная,
жуткая кара!  Безумца  положат на  гладкий черный камень,  жрец рассечет его
грудь топором,  окунет  руки в свежую вку-усную кровь, и  я приду. Приду-у-у
... Эй, ты чего, я же пошутил!
     Едва успев подхватить потерявшую сознание девушку, он покрутил  головой
в поисках места, куда бы ее пристроить. Поколебавшись секунду между полом  и
алтарем, мессариец взгромоздил жрицу на алтарь и слегка потряс:
     - Эй, Бэх! Я не хотел!
     Девушка  открыла глаза. Барельефы куда-то плыли, рыцари покачивались  в
седлах, чудовища угрожающе хлопали перепончатыми крыльями...
     - Ты что, испугалась, что ли? Вот глупая!
     - Не  испугалась,  - твердо  ответила жрица. - Увидела. И твои дурацкие
шуточки здесь совсем не  при чем. Просто... просто  мне нельзя  находиться в
этом месте. Нельзя, и все!
     Бэх хотела встать, но в этот момент обнаружила,  куда именно  уложил ее
заботливый мессариец. Судорога прошла по ее лицу,  и девушка вновь чуть было
не соскользнула в небытие.
     -  Больше так не  шути!  - в ее голосе было столько  гнева и обиды, что
Макобер даже сделал шаг назад. - Никогда! Слышишь, никогда!
     -  Ладно,  ладно, -  мессариец  поднял  руки  кверху.  -  Что  я такого
особенного сказал?!
     Не отвечая ему, Бэх спустила ноги на пол и уверенно направилась к стене
слева от алтаря.
     - Ты куда?!  - Макобер бросился  вслед за ней, но в это мгновение жрица
прижала  ладонь  к стене, ее  пальцы  легко пробежали по  камню  -  и  тот с
готовностью  откликнулся:  стена  расступилась,  и  перед девушкой  открылся
неширокий проход, в глубине которого колыхалась лилово-розовая завеса.
     - Вот тебе и выход!  - в восхищении Макобер хотел было  хлопнуть Бэх по
спине,  но  вовремя  передумал,  решив,  что сегодня  она и так  его слишком
обостренно воспринимает. - Давай за мной!
     Жрица сделала  движение, чтобы  удержать его, но Макобер уже скрылся за
завесой. Вспышка, забористые ругательства с нескромным намеком на куда более
близкие отношения  с Орробой,  чем  можно было бы  подумать,  зная неизменно
корректного с прекрасным полом мессарийца, -  и вот он уже выскочил обратно,
возмущенно потирая левую руку.
     - Жжется, сволочь! Бэх, а нельзя ее как-нибудь?..
     - А нельзя было сначала меня спросить? - передразнила его девушка.
     - Да кто ж знал?!
     -Я, я знала! -  Бэх подумала,  что порой  Макобер может вывести из себя
даже святую. - Здесь так просто не пройдешь.  Когда... Словом, я видела, как
через эту  завесу проходит некто... жрец, наверно... в точно такой  же рясе,
как нашел Торрер. Или просто в этой рясе.
     Не дослушав, мессариец накинул  на себя черное одеяние, нацепил  на шею
медальон  с  летучей  мышью, обнаружившийся в одном  из  кармашков, и  снова
бросился вперед. С тем же эффектом.
     Вернувшись, он  обескуражено посмотрел на  Бэх.  На левой руке вспухали
ярко-красные волдыри.
     - Попроси Айвена чем-нибудь смазать. Как же ты всегда торопишься!
     - А чего ждать-то? - удивился мессариец.  - Когда моя лучшая  подруга в
опасности!..
     -  Это я, что ли? - уточнила Бэх. - Так вот, если ты наконец готов меня
послушать, то я бы рискнула предположить,  что здесь способен  пройти только
настоящий жрец.
     - Айвен, - позвал Макобер, - Бэх просила,  чтобы ты мне чем-нибудь руку
смазал.  Очень уж не хочется стать  таким же  безруким,  как...  Старательно
массируя ладонь, эльф бросил на мессарийца предостерегающий взгляд.
     - Молчу, молчу! Слушай, Бэх, а ты там пройдешь?
     Девушка поколебалась.
     - Думаю,  что да. Иначе  я бы  не  увидела... того, что  увидела, - она
резко оборвала фразу. - Но...
     Но другого пути у талиссы  все  равно нет.  Или они действительно ждут,
пока не начнется молитва, и отказываются от мысли спасти Беральда, или...
     Бэх заставила себя взяться за рясу, хотя лишь слепой не заметил бы, что
одно  прикосновение   к  тонкой  ткани  заставило  девушку  содрогнуться  от
отвращения. Мессариец протянул ей медальон.
     - Нет. Попробую так.
     Однако завеса не пропустила и ее.
     Значит, все же медальон... Не  просто  священный  знак  - путь  в  душу
жреца. Если его надевал самозванец, бог был вправе лишить наглеца жизни.
     Может быть плохо, больно.  Но не только. Орроба  не осмелится требовать
ее  смерти, однако на душе появится едва заметное маленькое черное пятнышко.
От которого придется потом избавляться годами.
     Талисса этого не увидит. Может быть, почувствует. Не сразу.
     Талисса поймет ее отказ. Но  других потайных дверей здесь нет. И  утром
все окажутся в руках монахов.
     Талисса... Это же ее душа,  ее! Только ей  держать ответ перед  Тигром,
только Тигру решать, что с ней станет после смерти.
     Можно сказать друзьям, что  она не в  праве касаться этого медальона. И
ей поверят.
     Когда Бэх  надевала медальон  на шею,  руки  ее дрожали.  Летучая  мышь
коснулась груди, как раскаленный кусок металла, впиваясь в душу,  выжигая  в
ней место, где она могла бы поселиться.
     И все же девушка нашла в себе силы вскинуть голову и шагнуть вперед.
     - Именем...
     Но ей не пришлось произносить ничье имя - завеса покорно расступилась.






     - Похоже, Стеарис, вы просто недооценили и Беральда, и посланцев барона
Крайта.
     Старик не ответил.
     По большому счету, сказать  действительно было нечего. Ни  он, ни я  не
предусмотрели возможность  столь обширного использования  магии:  у  графа и
чародеев-то не  было. Да  и начальник ночных караулов оказался полным ослом:
вместо того, чтобы поднять тревогу и заблокировать входы в донжон, ринулся с
талиссой чуть ли не в рукопашную.
     - Надеюсь, что удовлетворил ваше любопытство, - внутри меня  все кипело
от ярости. Уже по  тому, как талисса вошла в монастырь  -  ровно  вошла, как
остро заточенный стилет  - можно  было  догадаться,  что воины  из  графской
дружины ей и в подметки не годятся. - Удовлетворите и вы мое. Когда во дворе
обители начался переполох, вам, вероятно, тут же доложили. И все же вы их не
остановили?
     -  Не тут же,  - грустно  признался  Стеарис, нервно  покусывая  ногти.
Сдается,  и  он  не ожидал увидеть, что стражники настолько  растерялись.  -
Обнаружив,  что  талисса ускользнула,  воины решили, что  она по-прежнему во
дворе, только вновь исхитрилась сделаться невидимой.  И я не  могу их так уж
винить:  главный вход в  донжон без  пароля  не откроешь,  внутренняя стража
клялась, что никто  и не пытался это сделать, а часовня Собирающей Последнюю
Жатву - пуста. Кроме того, начальник  ночных караулов  мертв, а он один имел
право принять решение, стоит ли будить меня или Арантара.
     - То  есть сначала  они как  следует обыскали двор, и лишь  затем самый
смелый...
     - Увы, - чувствовалось, что  бывшему настоятелю  сильно  не хочется  об
этом говорить, - потом меня разбудил сам Арантар. Они забрались в его покои.
     - Ворон всемогущий! А туда-то зачем?
     - Полагаю,  что  заблудились, - хмыкнул старик. - Но и Арантару повезло
не больше, чем остальным: они его связали, как беспомощного котенка!
     Я не сомневался, что эту  новость он приберегал для синклита.  Дескать,
назначили  мага над  монахами начальствовать, а так  ли  он  лучше, этот ваш
маг-то?
     - Думаете, это он выдал, где находится темница?
     -  Уверен,  - глаза старика злорадно блеснули. - Иначе откуда бы им про
нее узнать. Прямиком туда и направились!
     Надо будет на досуге посмотреть, так ли  уж  и прямиком. Где-то Стеарис
темнит, но в общих чертах  наверняка говорит правду. На то, чтобы пробраться
в  монастырь,  найти  Беральда и скрыться, у  талиссы ушло  чуть более  двух
часов.
     Рассеянно  кивнув  низко кланяющемуся  крестьянину,  прижавшему  своего
тощего мула к кромке дороги, я вновь задумался о талиссе.
     Вроде бы все просто: собрались люди вместе, принесли Клятву - вот вам и
талисса.  Плюс,  конечно,  традиции  и ритуалы  -  куда же без них!  Ну, так
ритуалов и в нашем Ордене хоть отбавляй. Не говоря уже о традициях.
     Некоторое  количество  легенд.  Это  куда   интереснее,  хотя  попробуй
разберись, где  правда, а  где игра не в меру живого воображения. Слышал я в
свое  время, как барон Тойги  подскакал с  докладом к коннетаблю после битвы
при Зайране. Так  если ему  верить, получалось, что рыцари  барона  положили
народа раза в три больше, чем во всей Антронии тогда было.
     И  все же  есть ряд вещей, в которых  все легенды удивительным  образом
сходятся. Что для легенд как-то не слишком характерно.
     Слово талиссы нерушимо.  И пока  хоть  один из  членов талиссы  жив, он
остается верен данному Слову. Но почему? Что мешает его нарушить?
     Честь?  Вряд ли.  Были  талиссы,  с легкостью  наносившие  удар в спину
союзникам.  Но и они держали  Слово.  Слишком много свидетельств,  чтобы это
было выдумкой.
     Кодекс талиссы  священен. Нарушивший его до конца  жизни несет  на себе
Знак.  И ни  один честный  человек в  здравом уме не  станет  иметь  дело  с
клятвопреступником. Знак я видел: похоже на ярко-зеленый отпечаток огромного
когтя. Где  же  это было?..  Да в том же Трумарите,  в который мы  сейчас  и
направляемся. Только давно, очень давно. Кабачок, кстати, назывался довольно
оригинально. То ли "Уноси ноги", то ли "Убери руки". В общем, из  тех,  куда
жрец  Ворона может попасть либо от полного безденежья,  либо для встречи  со
своим человеком с городского дна.
     Ладно. Клятва,  Кодекс, Слово  - все  с большой буквы,  очень помпезно,
торжественно и, допустим, даже реально существует. Интересно другое.
     Прежде всего, кто за всем этим стоит?
     Кто ставит  тот же Знак?  В талиссе может не оказаться  магов - в конце
концов, это  боевой союз, а не Созвездие  или Круг. И все  же стоит  талиссе
решить,  что  предатель  или  клятвопреступник  должен  быть  наказан,  Знак
появляется.
     Кто  решает, принять Клятву или  нет? Сколько  раз так было:  друзья  -
водой не разольешь, не один год вместе, собрались, поклялись - пшик. Ничего.
Никакой новой талиссы.
     Я  пытался  навести справки  в  библиотеке  Ордена. Может,  там  и  нет
новомодных виршей Генну, но зато  по части непознанного и непознаваемого она
не  знает  себе  равных.  И  что же  - лаконичные  упоминания  в  летописях,
множество  романов,  с   полторы  сотни  баллад   и   только   один  трактат
четырехвековой давности, да и в том автор на всех двухстах семидесяти восьми
страницах с  упорством  маньяка проводит одну-единственную мысль: непостижим
промысел божий.
     В чем-то он, несомненно, прав.
     Я разговаривал с иерархами. Одни отшучивались и смотрели на меня как на
мальчишку, который  все еще  развлекается разговорами  о  сути всего сущего.
Другие торопливо уводили разговор в сторону. Это-то меня и настораживало.
     Я спросил Ворона. Он не ответил.
     Складывалось  впечатление, что за талиссами стоит нечто большее, нежели
Ворон или равные ему.
     В описаниях приключений  то одной, то другой  талиссы время от  времени
встречались эпизоды, объяснить которые  оказывалось не по  плечу летописцам.
Словно неведомая сила, не боги и не маги, шла рядом с каждой из них. Помогая
и выручая, когда...
     Когда - это был еще один вопрос. Когда становилось  туго? Не исключено,
и все же талиссы гибли. Когда  сама этого хотела - тогда получалось, что все
зависит от чьих-то капризов. Но, как бы то ни было, я подозревал, что именно
эта сила и делает талиссу талиссой.
     - Покажи мне Исиндиоса!
     Шар с готовностью начал поиск иерарха, потом  внезапно  почернел, точно
на него  плеснули  чернилами, и из этой  черноты плавно, как  оттиск печати,
проступило лицо Исиндиоса. Эффектно!  И не догадаешься, где  он  сейчас и  с
кем.
     - Равный приветствует равного!
     - Да призовет тебя Ворон к подножию своего трона.
     Исиндиос быстро  оглядел карету и весьма  фамильярно,  если не  сказать
развязно,  подмигнул Стеарису. Тот замер, глядя на иерарха широко раскрытыми
глазами. Не повезло  старику:  дважды впасть  в кому  за один  день  -  это,
пожалуй, перебор.
     - Не будет ли нескромностью спросить, что  ты надумал делать с графом и
талиссой?
     - Сейчас подумаем, - Исиндиос сделал вид, что погрузился в размышления.
-  Лучше  всего, загляни  в  "Книгу Серых равнин". Часть,  если не ошибаюсь,
девятая.
     - И что  там?  - забавный старикан, но  дело с  ним иметь  приятно.  По
крайней  мере, не  подчеркивает при каждом  удобном  случае,  что  ему  уже,
похоже, под сотню, а мне только двадцать семь.
     - При равной должности нескромностью именуется вторжение без разрешения
в личные  покои и обладание обоими жрецами одной и той же дамой без согласия
синклита. А вопрос - нет, вопрос нескромностью не является.
     Так, понятно. То ли еще не решил, как поступить со всей этой компанией,
то  ли  не хочет  делиться  планами  Гардара.  Скорее  второе:  Исиндиоса  в
нерешительности видел разве  что Ворон, да и то вряд  ли, а  вот чувствовать
себя  не  совсем  уютно из-за вмешательства  лангера  Орробы  было бы вполне
естественно.
     - Ты  не возражаешь, если... Одним словом, я прошу тебя не трогать пока
талиссу.
     - Просьба официальная? - подобрался Исиндиос.
     -  Личная.  Все  же вломиться в  монастырь,  где я  настроился спокойно
провести ночь, - это уже наглость!
     -  Договорились, -  иерарх  относился  к  тем,  кто неизменно  старался
переводить  разговоры о  талиссах  на другую тему. -  Если, конечно,  она не
решит украсить свой послужной список еще парочкой обителей. Тогда уж извини.
     - Договорились. До встречи на синклите!
     - До встречи.
     Будем  надеяться, что и  люди Гардара талиссу не тронут. А вот я отныне
постараюсь не  спускать с нее  глаз. И на этот раз  обойдемся  без Стеариса,
пусть пока посидит, как есть - дорога короче покажется.
     - Лагерь графа Беральда, талисса.
     Передо мной пронеслись окрашенные в  багрянец облака, вдалеке мелькнули
очертания  обители   Арантара,  и  вот   уже  шар   заполнило   стремительно
приближающееся скопление шатров и повозок...



     Макобер с трудом разлепил глаза.
     За тонкой стенкой  шатра что-то ритмично ухало. Похоже  на удары молота
по железу,  хотя с чего бы вдруг  кузнецу вздумалось  устроиться прямо у них
под боком?
     Мессариец покрутил  головой.  В окно шатра  заглядывало низкое  солнце,
кровати  друзей  были  пусты.  Эх,  не  проспать  бы ужин -  Беральд  обещал
показать, на что способен его повар!
     Уханье стало значительно громче. И теперь каждый удар сопровождало одно
и то же негодующее  рычание...  на гномьем. Посмотреть, чем там развлекается
Мэтт, было интересно, но вылезать из кровати... Нет, пожалуй, лень.
     Оставив  лень препираться с любопытством, - еще  посмотрим,  кто из них
победит  на этот  раз  -  Макобер прислушался.  С языками у него  не слишком
складывалось, да  он толком и не старался их выучить: суметь бы растолковать
людям, что думаешь о них ты, и понять, что они  думают о  тебе,  а остальное
само приложится.
     "Проклятый недотепа", "проклятый недотепа". Кого это он так? Неужели  с
годами в гноме проснулась самокритичность?
     В шатер заглянула улыбающаяся физиономия Айвена:
     - Вставай, соня. Граф уже ждет!
     - С ужином, я надеюсь? - зевая, поинтересовался мессариец.
     - Надейся. Но пока что там все наши и граф с Крайтом.
     - Сейчас буду.
     Быстро  одевшись, Макобер  выскочил  наружу. Мэтт с остервенением лупил
свои доспехи одолженным в походной кузне молотом.
     -  Пойдем,  гномина! Граф ждет, - кинул ему на ходу  мессариец, но Мэтт
лишь сделал  неопределенное движение подбородком, которое Макобер  без труда
расшифровал                                                             как:
"Еще-раз-меня-так-назовешь-пеняй-на-себя-как-доделаю-так-и-приду".  И  пусть
кто-нибудь посмеет сказать, что у него проблемы с пониманием гномов!
     Когда  мессариец  добрался до шатра  Сильвена  Беральда, доклад  барона
Крайта,  капитана  графской дружины, был в  самом разгаре. Впрочем, докладом
это назвать можно было с изрядной натяжкой: барон обильно жестикулировал, то
и дело прохаживался взад и вперед, в лицах изображая героев своей истории, а
голос  его  то повышался чуть ли  не до крика,  то  нисходил до трагического
полушепота.
     Граф, сидя, по обычаю предков, прямо  на толстом  темно-вишневом ковре,
блаженствовал, следуя  за  всеми извивами длинной истории, которая неизбежно
должна  была  закончиться  его  освобождением.  После  промозглой  подземной
темницы собственный просторный шатер казался ему необыкновенно  уютным, хотя
еще неделю назад граф нет-нет, да и жаловался  своему старому камердинеру на
тяготы походной жизни. Старик, которому от ночевок на сырой земле вступило в
поясницу, слушал с  пониманием, часто кивал,  а при случае пускался в долгие
душеспасительные беседы, склоняя своего не в  меру воинственного подопечного
вернуться домой с миром и не бросать вызов богам.
     Следя за рассказом барона, Беральд смог, наконец, незаметно понаблюдать
и  за своими спасителями. Уж  слишком  непохожи они были  на те  легендарные
талиссы прошлого, о которых ему доводилось слышать.
     Бэх,  единственная девушка в талиссе,  устроилась сейчас  неподалеку от
него и зябко грела руки о большую глиняную чашку  с терпким травяным питьем.
Сняв  шлем, она позволила  длинным золотистым волосам  по-домашнему свободно
рассыпаться по плечам.
     Гибкая  и стройная, она еще не  успела приобрести  женскую плавность  и
тягучесть движений, которая и у  Майи  появилась лишь после замужества. Граф
никак не мог отделаться от ощущения, что жрица чем-то напоминает его старшую
дочь, за всю  жизнь  не державшую в руках ничего  опаснее веретена. И  слава
богам - не женское это дело, мечом махать!
     Интересно, сколько Бэх  лет? Восемнадцать? Двадцать? И что ее заставило
принести Обет -  родители, минутный порыв, дурацкая  детская  любовь?  Хотя,
может, конечно, и вера - чего не бывает.
     Постояв пару минут у входа и подождав, пока глаза привыкнут к полумраку
шатра, Макобер плюхнулся рядом с Торрером.
     - ...Весь в  черном с  золотом, как павлин, - рассказывал Крайт, нимало
не смущаясь тем, что явно никогда в  жизни  не  видел  эту  редкую птицу,  -
передал письмо -  и  как ветром  его сдуло. Я уж потом понял, как он за свою
жизнь  трясся. Еще бы: знаете, что посмел мне предложить этот  Стеарис, чтоб
Ашшарат лишила его потомства?
     Мессариец не сдержал улыбки.
     Сильвену казалось, что талиссы должны объединять  опытных, заматеревших
бойцов. Профессионалов. Про  эльфов  особый  разговор, эльфы,  может,  уже и
триста  лет  землю топчут,  а вот  по  людям  не  скажешь,  что  они  сильно
обременены жизненным опытом. Взять того же Макобера: усы и те еще не растут!
По  обители ходил,  что  по  твоему  лугу - чуть не с  песнями.  А  впрочем,
болтать-то  он может  хоть  в полный  голос,  однако  врагов  за  милю чует.
Настоящий  оборотень: скользнет  тенью в темноту, и моргнуть не успеешь, как
путь уже свободен.
     -  Сдаться в плен? - обреченно предположил сидящий  в самом углу лунный
эльф.
     В  подземелье, при неясном свете факелов,  графу показалось,  что Терри
мало чем отличается от Торрера. Кто их там разберет, этих эльфов, все как на
одно лицо. А пригляделся - нет, у этого  кожа смуглая, точно пеплом покрыта,
сероватая даже.  Да и лицо -  похоже-похоже, но  словно скульптор, творивший
еще первых эльфов, вернулся и лишний часок поработал над его  чертами. Сразу
даже и не скажешь, в чем разница... Резче они, что ли, четче.
     Значит,  вот  они какие, лунные... Как там поговорка: на  лунного эльфа
взглянешь,  жить дольше века станешь. Вроде  как сидят они в  своих горах  и
носа не кажут, а кому что нужно, так те сами к ним на  поклон приходят. Одно
слово - диковинка.
     - Хуже! - Крайт гордо выпрямился и едва не снес плюмаж о крышу шатра. -
Либо,  говорит,  ты  в  течение трех  дней собираешь выкуп  за своего... ну,
господина  графа,  в общем... либо, простите, Ваше Сиятельство, повесили  бы
вас на монастырской стене. И не вздумай, говорит, к государю вашему, герцогу
Этренскому,  за подмогой  обращаться или, того пуще, обитель штурмовать, тут
же пленника  вздернем  как...  Нет, Ваше  Сиятельство, такое  при  всех и не
скажешь! Позвольте опустить.
     -  Похоже  на жреца,  которому  захотелось  поиграть  в  полководца,  -
усмехнулся Торрер.
     Длинный  узкий  нос и  большие зеленые  глаза  характерного изумрудного
оттенка  делали  эльфа  похожим  на  странную  помесь раздраженного  орла  и
настороженной болотной совы.  И вот ведь вымахал - шатер-то не маленький,  а
ему все сгибаться приходится.
     Да, чуден мир,  чего  в  нем  только  нет. Даже  такое... Граф мысленно
вознес кратенькую  молитву  Двэллу,  сотворившему этот  мир.  Вроде бы. Хоть
батюшка и говорил: суеверие все это, не было вовсе никаких демиургов, сам же
видишь - храмов им не строят, в жрецы  к ним не идут... Просвещенный человек
был батюшка, а одного не понимал: молитва - не нахлебник, лишней не бывает.
     - Зря ты так, жрецы тоже разные,  - Айвен  с наслаждением  вытянулся на
пушистом ковре и хитро покосился на Бэх.
     В юности, бывая  время от времени  при  королевском дворе, граф повидал
немало молодых  чародеев, дни и  ночи напролет  изнуряющих себя непосильными
штудиями, и,  как  всякий  обычный  человек, относился  к  ним  с  невольным
сочувствием. К счастью, Айвен явно не принадлежал к их  числу. Округлое лицо
юноши  уж никак не  свидетельствовало о  недоедании, а новенькие сапоги были
скроены по самой последней моде.
     По крайней мере, графу так искренне казалось. Айвену тоже.
     - Ну, думаю, конец, - все не успокаивался барон.  - Не уберег государя,
как  есть  не уберег! Денег  таких  вовек  не  сыскать. Да что  там  деньги,
наверняка  ж  эта  шельма  на  выкуп  и   не   рассчитывал!  Второй  вариант
обмозговал... тоже как-то неудобно получается.
     Граф усмехнулся.  Получив  боевое  крещение  еще  в  мясорубке  Третьей
Антронской войны, Крайт был незаменим при обучении новобранцев и в два счета
растолковывал взбунтовавшимся крестьянам, в чем именно они глубоко не правы.
Но штурмовать укрепленную цитадель, обороняемую жрецами и магами...
     - Так  что  как эти ребята появились, я сам чуть Обет не дал! Еще бы  -
талисса! И какая!
     - И какая? - насмешливо откликнулся Макобер, уверенный, что барону надо
было не сидеть  сложа руки и  не  богам молиться,  а  отправить отряд-другой
добровольцев на выручку графу.
     -  Ну вот, стоило торопиться, - в шатре появился гном в  полном  боевом
снаряжении. Выправил-таки свои доспехи. И правда - как новенькие!
     А ведь он  совсем не так стар, этот гном, стремящийся  казаться чуть ли
не  ровесником мира. В жесткие  темно-ореховые  волосы, перехваченные тонким
металлическим  обручем,  прокралась  всего  одна  седая  прядь,  а  что кожа
морщинистая и  обветренная, да борода чуть не до пояса,  так кто ж не знает,
что все гномы  на одно лицо. Словом,  Сильвен  не  удивился бы, окажись Мэтт
моложе обоих эльфов.
     - Что ж, теперь, когда все в сборе...
     Граф поднялся на ноги. Крайт, все еще сияя от радости, встал рядом.
     - Я мог бы  долго  благодарить  вас  за  свое спасение, - Беральд вновь
оглядел всю талиссу, поднявшуюся вслед за ним.  - Но мне почему-то  кажется,
что сытный ужин вы сейчас предпочтете самым изысканным словам благодарности.
Здесь, конечно, не замок, но мой повар...
     Мэтт  мысленно облизнулся. Терри поморщился:  о вознаграждении  не было
сказано ни слова. Айвен понял его с первого взгляда.
     - Прошу нас простить, - заявил маг к немалому изумлению остальных, - но
боюсь, нам придется  отклонить  ваше  приглашение,  которое,  смею заметить,
более  чем  любезно.  Мы и  так задержались  на  ваших гостеприимных  землях
несколько дольше,  чем  рассчитывали.  Так что,  если вы  не  против,  мы бы
отправились в путь, не теряя времени.
     Сильвен постарался ничем не выказать своего удивления.
     Однако Торрер, с утра мечтавший о доброй пирушке, промолчать не мог:
     - Мне все же кажется, что мы могли бы...
     Макобер,  не спускавший  с  эльфа глаз, с  силой  дернул его за  рукав.
Заставив Торрера  наклониться,  он  быстро  зашептал: "Деньги.  Айвен  хочет
получить их прямо сейчас".
     - ... и поторопиться,  - ничуть не смутившись, закончил свою речь эльф.
И заговорщически подмигнул мессарийцу: дескать, сам не маленький - понимаю.
     А  Айвен уже  пересчитывал полновесные палладиевые  талеры  с  профилем
королевы Илайи.  Все  честно, столичная чеканка, не что-нибудь.  Вернув их в
мешочек, маг  собрался было  окончательно попрощаться, когда граф неожиданно
удержал его.
     - Господа, -  голос Беральда изменился, точно каждое слово стало  вдруг
даваться ему с немалым  трудом, - вы  спешите,  а  я  и так уже злоупотребил
вашим временем...
     -  Всегда в вашем распоряжении, -  галантно поклонился Айвен,  но мысли
графа  были сейчас  далеко.  Беральд рассеянно  опустился обратно на ковер и
замолчал столь надолго, что  друзья искренне забеспокоились, не  настигло ли
его часом какое-нибудь припозднившееся вражеское заклятье.
     -  У  меня нет сыновей,  -  наконец  устало произнес граф. - Только две
дочери.  Если бы я погиб, это означало бы конец  и моего рода.  Барон обещал
вам  деньги,  и вы  их  получили,  хотя  всей  моей казны  не хватит,  чтобы
расплатиться за  то, что  вы  сделали.  Для меня  и,  коли будет  на то воля
Ашшарат, моих наследников.
     - Пусть вас это не беспокоит, Ваша Светлость, - склонил голову Айвен. -
Талисса сдержала свое Слово, господин барон - свое. Мы в расчете.
     - Жизнь...  -  похоже, Беральд  даже  не  услышал мага. - Да,  господа,
смешно. Скажи мне кто-нибудь еще неделю назад...
     -  Ваша  Светлость,  - звонкий и твердый голос  Бэх выдернул  графа  из
задумчивости, - позвольте  просить вас об одном: не скажите сейчас ничего, о
чем потом вам пришлось бы пожалеть.
     - Год  назад  я совершал паломничество в  трумаритский храм  Ашшарат, -
постепенно Беральд  вновь брал себя в руки.  -  Для  вас, юная барышня, она,
несомненно,  в первую  голову -  богиня  любви, для меня  же  -  потомства и
плодородия.
     Щеки Бэх порозовели.
     -  Так вот, настоятель этого  храма,  Астальт, мудрейший  человек, смею
заметить, сказал  мне тогда:  "Жалеть стоит лишь  об одном: что не  услышишь
шепот судьбы, когда ей  вдруг вздумается о тебе вспомнить".  Будем  считать,
господа, что я услышал этот шепот.
     - Да вы, Ваше Сиятельство, романтик, - удивленно протянул Мэтт.
     - Надеюсь,  что нет, - поймав несколько  странный взгляд барона Крайта,
граф  от души  хлопнул себя по  лбу. - Мессир, вы не  будете  столь любезны,
чтобы лично проследить за приготовлениями к торжественному ужину?
     Молча поклонившись, барон удалился.
     -  Так вот,  господа, - продолжил Беральд как ни в  чем не бывало,  - в
нашей семье есть одно тайное предание. Дворянство у нас  сейчас  сами знаете
какое. Кто-то скрывает, что его прабабушка была простой деревенской ведьмой,
приглянувшейся проезжему  маркизу,  кто-то предпочитает не вспоминать о том,
что  предка   колесовали  за  участие  в  заговоре  против  священной  особы
Императора. Моему роду  нечего стыдиться, однако свои тайны  есть и у нас. И
если вы позволите мне не торопиться, я бы начал с самого начала.
     - Ну не с конца же начинать, Ваша Светлость, - проворчал гном. - Сами ж
видите, слушаем мы вас, внимательнейшим образом слушаем.
     - А чтобы  вы, мессир, не  обвиняли  меня в  излишнем романтизме, сразу
скажу,  что рассказываю эту историю так, как услышал ее от  деда. И если она
вдруг напомнит вам старую детскую сказку - не моя вина.
     Друзья  один за  другим  опустились  подле графа.  История обещала быть
долгой.
     -  Лет сто  двадцать назад в скромном поместье неподалеку от  Трайгорна
появился на свет мой прадед, Винсент Беральд. Никакой тогда еще не  граф,  а
четвертый и к тому же не слишком  желанный  сын  в обычной  небогатой семье.
Такому бы  прямая  дорога в королевскую армию, да вот незадача - король в те
времена,  светлая  ему  память,  был не  воинственным, а  прадед, как назло,
только и умел, что с клинком управляться. И он без особых сожалений променял
каждодневную муштру на службу у одного  из самых  известных в  городе магов.
Раоми, не слышали о таком?..






     Ну и ночка выдалась! Мало было безудержного  весеннего ливня, так еще и
к  урагану  дело  идет!  Вырвавшийся  на  свободу ветер  раскачивал жестяную
дымовую трубу, завывал, дребезжал ставнями - одним словом,  развлекался, как
мог. А потом, обидевшись,  что  на  него не обращают  внимания,  принялся за
дверь караулки,  то  наваливаясь  на  нее,  то пытаясь сорвать с петель,  то
начиная обиженно ухать.
     - Виселица!
     - Башня!
     Винсент  ссыпал кости  обратно в стаканчик и нехотя пододвинул  медяк к
кучке монет у локтя напарника.  Не  везет сегодня что-то. Одно хорошо - вряд
ли в  такую  погоду Раоми отправится  проверять  посты. А то  любит,  колдун
проклятый,  явиться как привидение  и  таращиться,  таращиться,  точно  душу
высосать  хочет. Иной день попадет шлея под хвост, так все ему  не  так и не
эдак. То почему в кости играете, то идите  проверьте, заперты ли  ворота  на
большой засов.
     Делать  больше  нечего,  в  такую погодку по  двору шататься. Городская
стража и то, небось, по домам сидит. Да и какой человек в здравом уме...
     Тихий стук в окно заставил Винсента вздрогнуть.
     Отложив стаканчик с костями, Беральд посмотрел на Керсеса.  Тот  только
пожал плечами и поправил на себе доспех. Эх, неужели накликал?..
     Бесшумно  подхватив с лавки меч, Винсент подошел к двери  и,  приоткрыв
окошечко, выглянул наружу.
     - Кого там  еще  Айригаль принес? - недовольно  проворчал он,  стараясь
сквозь потоки воды разглядеть неясную тень, переминающуюся с ноги на ногу на
мокрой мостовой.
     -  Пустите погреться и обсушиться, - робко попросила тень,  - в накладе
не останешься.
     Беральд вновь  переглянулся с напарником. Странно, ливень уже  часа два
как  бушует:  если  человек  до них добрался,  так  и  дальше дойдет, не  из
соседнего  же  дома выскочил.  Да  и Раоми отличался прямо-таки маниакальной
осторожностью,  особенно после того, как новоявленный муж какой-то красотки,
которой он продал  приворотное зелье, чуть не  снес ему голову, прикинувшись
очередным просителем.
     Дело-то,  как ни крути, подозрительное. Если "в накладе не останешься",
выходит, не бедняк стучится, а  коли не бедняк, откуда среди ночи под дождем
взялся? От  любовницы  выбирался?  Не похоже:  голос старческий, слабенький.
Такого бы и к любовнице в портшезе понесли, всяко случиться может.
     - Шел бы  ты своей  дорогой, мил человек, - решился  наконец Беральд. -
Что тебе греться: дождь-то, чай, до утра не стихнет.
     -  Да чего  ты  там болтаешь,  гони  его к  Айригалю, - Керсес погремел
костями.
     Ветвистая,  как  трещина  на  высохшей  земле,  молния сверкнула совсем
низко,   высветив  насквозь  промокшего  старика,  не  слишком  похожего  на
городского богатея. На шее незнакомца  что-то ярко  блеснуло - и  точно  еще
одна молния хлестнула Винсента по глазам.
     - Ты... это, - неуверенно произнес Беральд.  -  Керс, может, и  правда,
впустим. Что ж мы, не люди, что ли?
     - Смотри, Вин, дело  твое, - равнодушно  бросил  напарник,  придвигая к
себе кучку монет. - Если игре конец...
     - А, забирай, Орроба с тобой, -  махнул рукой Беральд, отпирая дверь. -
Заходи, мил человек, обсушись.  Только, чур, ненадолго,  порядки  у нас  тут
строгие...
     Дверь приоткрылась, и в нее  протиснулся худенький  старичок в огромном
темном  плаще,  явно  скроенном  не  по  его  скромной  фигуре.  На человека
состоятельного  он  и  впрямь   был  не  похож,  а   вот  на   какого-нибудь
заработавшегося за полночь звездочета - вполне. Глаза хитрые и умные, но вот
жадности в них ни на грош. Только плещется какое-то отчаянное веселье, точно
задумал он удачный  фокус и с трудом может дождаться,  пока и  остальные его
оценят.
     При виде лужи, стремительно расползающейся по полу, Винсент поморщился.
     - Скидывай все с себя и давай к камину. А плащ твой...
     - Нет, нет, - засуетился старичок. - Я уж так как-нибудь.
     Проковыляв к камину, он  пододвинул к себе ближайший стул и  уселся,  с
наслаждением вытянув ноги к огню.
     - А чей это дом будет, если не секрет?
     Винсент не видел ни малейшего смысла темнить.
     - Раоми. Слыхал, небось?
     - Как  же, как  же, приходилось. Только еще  я  слыхал,  что он и звука
собственных шагов боится.
     - Есть такое дело. Только ты ж не грабить его пришел. И не убивать.
     - А тебе это откуда ведомо? - подмигнул незнакомец.
     - Так и мы не лыком шиты, - ухмыльнулся Керсес. - Ежели что...
     Удар грома заглушил его слова. Когда вспышка  молнии за окном  погасла,
дверь караулки с грохотом распахнулась. На пороге стоял Раоми.
     Наемники вскочили на ноги. Керсес умудрился еще при этом спрятать кости
в карман и ткнуть Винсента локтем в бок: пропали, как есть пропали!
     Колдун  выглядел  так, словно неведомая сила скинула его  среди  ночи с
кровати  и бросила, против его воли, проверять караулы. Подол длинной ночной
рубашки промок и покрылся грязью, домашние войлочные шлепанцы представлялись
странным выбором для прогулки по  залитому водой двору, над головой светился
непроницаемый  для дождя сиреневый купол. Узкое угловатое лицо  с  набухшими
мешками под глазами выглядело злым и встревоженным.
     -  Все  спокойно,  мессир,  - начал  было  Керсес, но маг  оборвал  его
движением руки и принялся подозрительно разглядывать стул подле камина.
     - С кем это вы тут разговариваете? - пролаял чародей.
     - Так ведь...
     Винсент ошалело посмотрел на хозяина. Вроде как на зрение не жаловался,
пылинку на полу - и ту увидит.
     Неожиданно у Беральда заныло  в висках, и после недолгой паузы  он, сам
себе удивляясь, ни с того ни с сего брякнул:
     - ...друг с другом, мессир.
     Старичок  благосклонно  покивал  ему, поднялся и  деликатно отступил  к
стене.
     - Так-так, - Раоми начал медленно обходить комнату, точно принюхиваясь.
- Друг с другом, значит. А почему же тогда... Ага, вон оно что!
     В его руке появился кнут с длинной витой рукояткой.
     - А ну-ка, немедля отвечать, кто здесь был!
     Керсес открыл было рот, но тут же захлопнул его, чуть не прикусив язык.
     - Молчите?!
     Кнут просвистел в воздухе, оставив на лице Винсента вспухающий багровый
след. "Не убьет, так покалечит", - пронеслось  в  голове у Беральда. Меч сам
скользнул  в  руку,  Раоми,  противно  хихикая,   выбросил  навстречу  воину
раскрытую правую ладонь и ...
     В ту же секунду  старичок превратился  в  облачко  едкого  красноватого
дыма,  окутавшего  лицо колдуна.  Слова, готовые было сорваться с губ Раоми,
так и  остались  непроизнесенными.  Задыхаясь,  чародей схватился за  горло,
прохрипел что-то совершенно невнятное и рухнул на пол.
     - Беда-то  какая, -  старичок снова стоял рядом с Винсентом, - надо  ж,
как не повезло  хозяину-то вашему. Принял Айригаль его  душу.  Прям,  гляжу,
сердце не выдержало, так он тебя, парень, испугался.
     У Беральда были свои соображения по поводу причин смерти колдуна, но он
счел  за  лучшее промолчать. Вечер превращался в  неотвязный  ночной кошмар:
ливень, гость,  гибель  Раоми. Поди теперь найди  человека, который  захочет
взять на службу наемника, погубившего своего хозяина...
     Винсент  провел  рукой  по  лицу.  Кровь...  Боль  в висках  отступала,
подкрадывался страх: если бы не старик, его могло бы уже и в живых не быть.
     - Керс...
     Переведя взгляд на напарника, Винсент  с  удивлением обнаружил, что тот
сладко похрапывает, уронив голову на стол.
     Старичок же, как ни в чем не бывало, продолжал тараторить:
     - Эх, парень, вот чем доброта-то твоя обернулась...
     - Ерунда, - отмахнулся Винсент. - Да я готов был целый талер поставить,
что уж в такую-то ночь колдун точно из  постели носа  не высунет. Кто ж  мог
предвидеть...
     - Как кто? - оскорбился старичок. - Тоже мне, квадратура круга! Да хоть
я!
     Ночной гость прошептал несколько слов, и в одно мгновение одежда на нем
оказалась сухой и даже, как показалось Беральду, аккуратно выглаженной. А на
шее, на простом черном шнурке, появилась блестящая фигурка филина. Похоже на
жреческие медальоны,  да только  не слышал он  о  боге, который  бы  филином
оборачивался...
     -  Склоняюсь перед  вашей  прозорливостью, мессир, - да  не слишком  ли
много он на себя берет, этот старик?
     - Вот так-то лучше,  - то  ли  тот и вправду  не заметил иронии,  то ли
решил,  что  сейчас  не  время  выяснять  отношения.  -  Слушай внимательно,
повторять не  стану. Есть у меня,  парень, для  тебя подарок. Обещал,  что в
накладе не останешься, а Снедшад слово свое держит. Посмотрим лишь, по нраву
ли тебе мой дар, по силам ли.
     Незнакомец полез за пазуху. Винсент удивленно следил за его рукой.
     - Ну, что скажешь, парень?..



     - И что, что он сказал?! - Макобер в нетерпении стукнул себя по колену.
     Мессариец слушал Беральда уже  в течение  четверти  часа и ни  разу  не
перебил!  Друзья  с изумлением переглянулись: для Макобера  это  был подвиг,
достойный  того,  чтобы  его  прославили  в  веках.  А  они-то, по  простоте
душевной,  были  уверены,  что заставить  его  помолчать  хотя бы пару минут
способно лишь простенькое, но весьма эффективное заклятье, которое Айвен, по
счастью, отыскал еще в прошлом году.
     Зато теперь Макобера было уже не остановить.
     - А там и вправду был  подарок? Или  обманул? Ну, не молчите  же, граф,
рассказывайте, рассказывайте!
     -  Вот я как раз и  пытаюсь... - Сильвен  был несколько ошарашен  таким
всплеском эмоций.
     -  Нет,  погодите, дайте я сам отгадаю!  Кошелек? Скучно, да его  и сам
каждый может... Титул? Полез за пазуху... Нет, отпадает. Айвен, ну что ты на
меня  так  смотришь?   Хочешь  помочь,  присоединяйся,  видишь  же,  человек
мучается. Несметные сокровища?
     По лицу графа мессариец понял, что угадал.
     -  Так  банально,  -  от  души расстроился  Макобер.  -  А я-то  думал,
что-нибудь интересненькое...
     - Интересненькое? - усмехнулся граф. -  Что ж, если это вас утешит,  то
Винсенту не подарили сокровища. Ему их показали.
     - То есть? - не понял Торрер. - Вынул из-за пазухи сокровища, показал и
обратно спрятал? Так, что ли?
     - Не совсем. И  не  забывайте, что сам я там не был. А  легенда  всегда
остается легендой.
     -  Не  тяни, а?  - вырвалось  у  Макобера.  - В смысле, не  могли бы вы
продолжить рассказ, Ваше Сиятельство?
     Беральд милостиво сделал вид, что не заметил оговорки.
     - По  словам прадеда, он  еще  не  успел  толком разглядеть,  что вынул
старик  из-за пазухи, как  тот и вовсе исчез. Вместе  с  караулкой. А  перед
Винсентом оказалась просторная, освещенная факелами комната...
     - На земле или под землей? - деловито уточнил мессариец.
     -  По крайней мере,  окон там не  было. Только не спрашивайте меня, где
находилась эта комната, - поспешил  добавить граф прежде, чем  Макобер успел
задать ему очередной вопрос. - Прадед и сам этого не понял. Так вот, окон не
было, зато стояла дюжина деревянных сундуков. И тут, не успел он опомниться,
как крышки сундуков, словно по волшебству, начали приподниматься и...
     - Откинулись совсем? - не утерпев, поинтересовался Макобер.
     Терри подумал, что граф сейчас сильно напоминает святого великомученика
Греадориса. Хотя нет, тем занималась сама Орроба.
     - ...и Винсент увидел россыпи талеров  и драгоценных камней,  - усилием
воли Сильвену  удалось взять себя в руки. - Настоящее  сказочное сокровище -
невероятно огромное, не считанное, не поддающееся воображению. Прадед сделал
шаг вперед,  протянул руку  к  сундукам - и снова  оказался в караулке. Керс
по-прежнему мирно спал. А таинственный старик ободряюще похлопал Винсента по
плечу и неторопливо растворился в воздухе...
     - Это и был весь его подарок? - удивленно спросила Бэх.
     -  Отнюдь,  - граф  умело  выдержал  паузу. - Перед  тем как исчезнуть,
ночной  гость  шепнул  моему  прадеду  несколько  слов.   Каких  -  предание
умалчивает. И вручил ему ключ - от места...
     - ... где хранятся сокровища, - закончил за него фразу Макобер.
     - Ну, раз, я смотрю, вы и так все  знаете... - тут Беральд обиделся уже
не на шутку.
     -  Не  все,  -  с  искренним  сожалением  признался  мессариец. -  Сами
подумайте, откуда же нам знать, что там дальше с этой дверью сталось.
     - С какой дверью? - не сразу понял его граф.
     - С той самой, от которой ключ, - в голосе Макобера  явственно звучало:
"И как можно уродиться столь недогадливым?! А еще граф!".
     - С той самой...  - Сильвен на секунду задумался. - Боюсь, ничего с ней
не стало. Прадед так и не добрался до Лайгаша.
     - Лайгаша?
     - Так называлась эта сокровищница, - пояснил Беральд.
     - Недосуг было? - сочувственно уточнил  Мэтт. - Понятно, закрутился, то
одно, то другое - вот и позабыл. И что, говорите, он так и не узнал, где эти
богатства его дожидались?
     - Если  бы все было так просто! - покачал головой Беральд. - Видите ли,
там  был не просто  ключ, а...  путеводная нить, что ли. Не столько  ключ от
сокровищ,  сколько  ключ к сокровищам... Нет, не знаю, как объяснить. К тому
же  ни  я, ни мои сестры его уже не  видели. Единственное, что  мы знаем: по
словам деда, Винсент как-то намекнул ему, что к сокровищам-то ключ приведет,
да только  из нескольких  путей,  ведущих к цели, он вполне способен выбрать
далеко не самый короткий. И почти наверняка не самый безопасный.
     - Ничего не понимаю, - на этот раз графа перебил Айвен. - Откуда вашему
прадеду знать, какой путь выбирает этот самый ключ, если  до сокровищ он так
и не добрался?
     -  Чего  не  знаю,  того не  знаю, -  граф  развел руками. - Вроде  как
собирался и, может, даже в путь отправился. Столько времени прошло, никто уж
толком и  не помнит... Что-то там не заладилось:  то ли какое знамение было,
то  ли семью так  и не решился  покинуть:  он ведь женился  почти сразу, как
получил от сына Раоми щедрое вознаграждение... ну, скажем так, за службу.
     - Я  вот чего не пойму, - не выдержал Макобер, - зачем все так  сложно?
Хочешь подарить сокровища - ну и дари. А то какие-то ключи, пути...
     - Винсент тоже  задавал себе  этот вопрос, - улыбнулся граф. -  Пока не
узнал, что сокровищница принадлежит...
     - Самому Раоми? - не удержался Торрер. И виновато огляделся вокруг.
     - Что стар, что млад, - проворчал себе под нос гном.
     - Хуже,  - на этот  раз  Сильвен был необычайно  терпелив. - Лазоревому
храму.
     Мессариец  присвистнул: в старину  так  называли Орден Айригаля или его
святилища. Один из  самых могущественных религиозных Орденов,  не забывающий
обид и не прощающий тех, кто хоть раз встал у него на пути.
     - А  в этом  что-то  есть! -  восхищенно воскликнул Макобер. - Подарить
сокровища, которые тебе не принадлежат. Вот это по-нашему!
     - Не принадлежат,  -  согласился  с  ним граф. - Но вряд ли прадеда это
смутило бы. Особенно учитывая,  что никто из моей семьи  не мог похвастаться
хорошими отношениями с Орденом. Да и я, как выяснилось...
     Беральд вздохнул, вспомнив о своих недавних приключениях.
     - История, безусловно, занимательная,  - выразил общее мнение  Айвен. -
Но, простите, какое она к нам имеет отношение?
     -  Как я уже  говорил,  - грустно  ответил граф,  - Винсент  ничего  не
унаследовал от своего отца.  Так что фамильных драгоценностей у нас  в роду,
прямо скажем, немного. И легенда - пожалуй, самое дорогое, что досталось мне
от предков.
     - То есть вы хотите отдать ключ нам? - не поверил Айвен.
     -  Если бы  все зависело только от  меня, - чувствовалось, что  Беральд
приступает к самой щекотливой части своей истории, - ключ бы давно уже был у
вас. Дед клялся,  что не раз видел его,  но после  смерти Винсента  тот  как
испарился. Мне повезло  больше: в конце  зимы  я обнаружил в семейном архиве
любопытный  свиток,  написанный  рукой  самого  прадеда:  "Ключ   в  руке  у
окаменевшего   стража.  Смотри  колодец,  глаз  и  клюв  грифона".   И   что
поразительно, на той самой  полке, куда я из года в  год складываю приходные
книги. Голову на отсечение даю: раньше его на этом месте не было.
     - Скажите, разве ваш прадед был магом? - недоверчиво спросила Бэх.
     - Магом? Нет, почему? - удивился Беральд.
     - Я  просто подумала, что раз он смог заставить стража окаменеть... Или
это просто какая-то статуя?
     - А,  вот  вы о чем, - граф рассмеялся.  - Сказать  по чести,  я ума не
приложу, что он имел в виду. Может,  и правда какому-то стражу ключ доверил:
нанять чародея  -  дело нехитрое. Правда,  и замка того уже нет... Он  стоял
совсем неподалеку отсюда, вон за тем лесом. Когда умерла мать, отец решил...
Тем более что когда Винсент  купил замок,  тот уже был довольно ветхим...  В
общем, сейчас там, наверно, одни развалины. Разве что колодец и сохранился.
     -  Почему же ни  один из ваших предков так и  не смог завладеть ключом?
Пусть даже без свитка - просто отыскать его. Или замок был столь велик?
     - Вот  именно, - поддержал жрицу  Макобер. -  Да я бы ради такого  дела
весь замок... по камешку...
     - Ну, до этого, к  счастью, дело не доходило,  -  улыбнулся  Беральд. -
Пытались, искали. Но Винсент не раз говаривал, что ключ  признает лишь того,
кто действительно решится отправиться на поиски сокровищ.  Не побоится пойти
против всей силы Лазоревого храма.
     Он грустно вздохнул.
     - Полагаю, никто из нас был  просто не  готов поставить на карту  все -
графство, семью,  привычную  жизнь, в конце  концов. Сокровища, конечно,  не
шутка, - в тоне Сильвена послышалась неожиданная мечтательность, - да только
где они еще. И удастся ли их добыть.
     -  Да  вы, Ваше  Сиятельство, вроде как не из робких,  -  усмехнулся  в
бороду гном.
     -  Смею  надеяться, -  вскинул голову граф. - И все же...  Одно  дело -
осадить  монастырь,  выросший  на моей  собственной земле.  Совсем другое  -
бросить вызов Ордену, проникнув в его владения. Как вы вчера ночью.
     Талисса притихла: без колебаний кинувшись на выручку Беральду, никто из
друзей не задумался, что наживает себе, быть может, самых злопамятных врагов
в своей жизни.
     -  Так что ключ  ваш  по  праву, -  граф помедлил, словно колеблясь, не
стоит ли  на  этом остановиться.  -  И мне почему-то кажется, что  прадед...
остался бы доволен моим выбором.






     Много веков назад караванный путь в Антронию едва ли мог обойти Верганд
стороной. Теперь же над бесконечным морем песка последним напоминанием о тех
временах,  когда  здесь жили люди,  возвышались лишь  гигантская пирамида  и
плоские вершины надвратных башен.
     Потемневшую  от  времени пирамиду,  чьи серые  замшелые камни  казались
ровесниками самого Двэлла, венчала овальная чаша. Чем  была эта  пирамида  -
храмом забытых, покинувших мир богов? Дворцом местного  эмира? Средоточением
таинственных  магических Сил?  Ныне  ничто не напоминало  о прежнем величии;
один только ветер меланхолично перебирал песок, тонким слоем покрывавший дно
чаши,  да  солнце  и звезды, сменяя  друг друга, с любопытством  заглядывали
внутрь.
     Обычно единственное, что открывалось их взглядам, - массивный мраморный
трон, к которому вело несколько широких ступеней.  И не  было среди смертных
человека, способного прочесть высеченные на нем руны.
     Обычно, но не сегодня.
     С наступлением ночи дно чаши внезапно озарилось призрачным  голубоватым
светом. Порыв ветра -  и напротив  трона появились мягкие  шелковые подушки,
расшитые причудливой вязью.
     Два сияющих  белоснежных вихря одновременно  взметнулись  к небесам.  И
стоило им рассыпаться каскадом ослепительных искр,  как  оказалось, что чаша
уже не пуста.
     На  троне,  картинно  подперев   голову  рукой,  расположился  стройный
черноволосый  юноша  в  ниспадающем  темно-синем одеянии.  Сдавливающий  лоб
тонкий платиновый  обруч, холеные пальцы, унизанные переливающимися в лунном
свете  кольцами,  -  так мог  бы  выглядеть  один из  принцев древности, сын
Империи.  Лицо  юноши  было  преувеличенно  красивым и правильным -  слишком
красивым и правильным,  чтобы это  существо могло быть  человеком.  Но более
всего  на  эту мысль  наводили  глаза  юноши: пустые  и  равнодушные,  точно
покрытые полупрозрачной слюдой.
     Мужчина, вальяжно возлежавший на подушках, выглядел значительно старше,
ему было лет  сорок-сорок пять. Яркий  теплый халат  скорее подчеркивал, чем
скрывал внушительных  размеров  брюшко,  расшитые  золотом сафьяновые  туфли
намекали  на  то,  что  он  не  чужд  некоторой  роскоши.  Курчавая  борода,
обрамлявшая  широкое  добродушное  лицо,  придавала  этому  человеку  весьма
домашний и уютный вид, а глаза светились умом и иронией.
     Юноша заговорил первым:
     - Ты просил о встрече, брат.
     Он произнес эти слова надменно, точно монарх, дарующий аудиенцию своему
ничтожному подданному. Однако его собеседник ничуть не смутился:
     - Теперь  ты  предпочитаешь молодость, Кхарад?  Некогда, помнится,  мой
младший брат с нетерпением ждал первых морщин, надеясь, что они придадут ему
хоть немного солидности.
     Тот, кого назвали Кхарадом, остался недвижим. Лишь рука с силой сжалась
в кулак, словно стиснув рукоять отравленного стилета.
     - И  это все, ради чего ты хотел увидеться? В  таком  случае не  стоило
трудиться, память еще ни разу не подводила меня.
     Бородач усмехнулся:
     - Можно подумать, что тебе не интересно, чем закончились мои штудии?
     - Можно  подумать,  -  отбросив  безразличие, юноша  наклонился вперед,
опершись  локтями  о  подлокотники  трона.  -  И  если  ты считаешь,  что  я
изменился, - что ж, зато ты, Зеантис, остаешься неизменным. Все так же ждешь
аплодисментов,  одобрения  публики, всеобщего восхищения.  Все так же хочешь
быть благодетелем. И по-прежнему не желаешь замечать, что для людей ты был и
остался колдуном -  существом  странным, непредсказуемым, от которого  лучше
держаться подальше. Да что я тебе рассказываю  - пройдись по  улицам Катэны,
посиди в трактирах,  загляни на  рыночную площадь, и ты  сам  все  услышишь.
Только  не забудь, милый  братец, избавиться  от своей не  в  меру приметной
внешности  -  как  бы облагодетельствованные  тобой  и донельзя  благодарные
горожане не стали от тебя шарахаться.
     Зеантис  выслушал этот  монолог, склонив голову  к  плечу  и  задумчиво
поигрывая кистями пояса.
     - Выговорился?  -  наконец  произнес  он,  пожалуй,  даже  с  некоторым
сочувствием. - Помнишь,  что я сказал, когда тебе пяти еще не было, а ты уже
мечтал  стать  чародеем? "Колдун  имеет шанс  услышать  спасибо, только если
избавит других от своего общества".  Ну, и что  нового ты мне сообщил? А еще
говоришь, память ни разу тебя не подводила...
     - Раз уж ты вспомнил про мое детство... -  усмехнулся  Кхарад. -  Давно
хотел  с  тобой поделиться,  да  никак к  слову  не приходилось. Я уже тогда
понял,  что самое главное для  тебя  -  оставить последнее  слово за  собой.
Изволь, я не против. И что же ты обнаружил, о возлюбленный брат мой?
     Кхарад  бил  наверняка: настроение  Зеантиса прилично испортилось.  Нет
ничего глупее раздоров с близким человеком,  подумал тот. Ты знаешь его, как
облупленного; он видит  тебя  насквозь  и  еще полфута под  тобой. А уж куда
кольнуть побольнее, чтобы мало не показалось...
     Но если сейчас встать в позу... Нет, проще было вообще не встречаться.
     - Кто-то из богов принялся  перетягивать одеяло на себя,  - обронил он,
делая вид, что ему и в голову не пришло обижаться на слова брата.
     - Не очень понимаю, как бы нас это касалось, - лицо Кхарада вновь стало
невозмутимым. - Мы для них не союзники, не противники. Никто.
     Зеантис  заскрежетал  зубами. Дурак! Старый  дурак. Даже  не так: самый
старый дурак на Двэлле. Понадеялся!
     - А ты можешь представить себе  мир, где  правит одна Ашшарат? - сделал
он последнюю попытку. - Или, того веселее, один Темес?
     Кхарад  едва  заметно  вздрогнул.  Темес... В мире, где станет  править
Темес, ему делать нечего.
     - Ты вновь хочешь померяться силами с богами? - осторожно спросил он. -
Надеюсь,  ты не забыл, что  в прошлый раз мы проиграли.  И, кстати, действуя
заодно.
     -  Мы выиграли, брат, -  твердо ответил Зеантис.  -  У  людей  осталась
магия.
     -  Ах,  вот  ты о  чем...  -  тон  Кхарада  вновь сделался  унизительно
насмешлив. - Ну, тогда воюй... Тоже мне богоборец.
     Что  ж,  Зеантис сам себя спеленал по рукам и ногам  своими  идиотскими
принципами. Если  выступить сейчас  на его стороне,  в  конце  концов, точно
выяснится,  что  они сражались за  счастье человечества,  мировую  гармонию,
великое равновесие или еще за какую-нибудь ерунду в том же самом роде. И так
полтысячелетия   пришлось  приходить  в  себя  после   Битвы  Святых  Отцов.
Полтысячелетия потеряно впустую. А теперь получается, что все это ради того,
чтобы люди владели магией. Да пропади они пропадом!
     И  не надоест же  братцу: вбил себе  в  голову, что все,  буквально все
нуждаются в его опеке, заботе, защите. От эльфа до головастика!
     -  Ну, и  что  изменится, победи, скажем,  Ашшарат?  - лениво  протянул
Кхарад. - Думаешь, люди перестанут умирать? Воевать? Воровать, наконец? Тебе
ли не знать, что в мире, который творили демиурги, вообще не  было места для
богов?!
     - Жаль, что ты не видишь дальше собственного носа, - Зеантис не обратил
ни  малейшего внимания на покровительственный тон  брата. - Только представь
себе, какая сила будет у этого бога, если все храмы Двэлла станут храмами...
в общем,  даже не суть.  Вообрази, что все, слышишь, все даруют крупицы Силы
именно этому богу...
     -  И  поэтому  ты предлагаешь выступить против  него прямо сейчас.  Эх,
милый братец... Хочешь я буду патетичен, если по-другому ты не понимаешь?
     Кхарад сделал едва уловимое движение, и если раньше трон занимал принц,
то теперь казалось, что на нем восседает король.
     -  Твои знамена давно обветшали и рассыпались в прах. И боги ныне столь
сильны, что  те, кто некогда с  радостью пополнял наши армии,  последуют  за
ними. Поверь мне, - добавил он уже обычным голосом, - все это такие же мечты
о  старых добрых временах, что и у какого-нибудь вояки-инвалида из  тех, что
охраняют городские стены.
     - Ты хочешь смириться? - в голосе Зеантиса промелькнуло презрение.
     -  Давай-ка лучше я скажу тебе, чего я не  хочу? Не хочу, чтобы об меня
вновь вытирали  ноги.  Не хочу, чтобы  клинок Айригаля медленно разрезал мое
тело  на десятки кусков, тянущихся друг к другу, оставляя кровавые следы. Не
хочу  вновь отстраивать все, что они разрушили - просто походя наступив, как
разрушают крепость, построенную детишками из песка.
     -  Я все понял,  брат! - поднял руку Зеантис. - Твоя  воля.  Мне  будет
спокойней хотя бы оттого, что ты предупрежден.
     Взметнулся вихрь - и юноша остался один.
     -  Спасибо  за предупреждение, брат. Мир  -  не мозаика, как  это  тебе
постоянно  чудится.  Мир -  это  головоломка,  у  которой,  к  счастью,  нет
единственного  решения.  Хотя с другой  стороны, - Кхарад помедлил, -  можно
легко сломать себе голову, выбрав неправильное...



     - Одним  словом, если вы согласны принять от меня этот необычный дар, -
подытожил граф,  - я бы  все  же рискнул еще  раз пригласить вас на ужин. До
старого замка  недалеко,  но не думаю, что есть смысл появляться там посреди
ночи.
     Отказываться было уже  неудобно и, воспользовавшись тем, что  до  ужина
еще оставалось время, талисса уединилась в своем шатре.
     -  Все-таки  наш  общий  друг  необычайно  щедр!  -  Макобер с  разбега
плюхнулся обратно  на кровать  и  не стал дожидаться, пока остальные  успеют
вымолвить хоть слово.
     - В  ненастный  дождливый  день  в  окно  постучался  хилый и тщедушный
убийца.  Проковыляв на середину комнаты, он привалился к камину, вздрогнул и
издох, - мессариец так  точно передразнил интонации Сильвена, что все дружно
рассмеялись. - У моего прадеда была одна штуковина, которую уже лет  сто как
никто не может найти, - дарю. Повезет, так и вы не сможете!
     - Но ведь удар по сокровищнице - это удар по самому Лазоревому храму.
     Мысль  Торрера была безупречна, но  остальные, как ни искали, не смогли
найти в ней решительно ничего нового.
     - А удар по Лазоревому храму - это удар по Злу, - невозмутимо продолжил
эльф. - Я за поход!
     - Ты  имеешь  в  виду, что  если Зло не прочь  поделиться с нами своими
драгоценностями... - с энтузиазмом начал было Мэтт.
     Торрера передернуло.
     -  ...то  так или  иначе, мы  понятия  не  имеем, где они  находятся, -
философски закончил Айвен. - Хотя в любом случае ничего не теряем. Доберемся
до замка, заглянем в глаза  грифону, рассмотрим как следует его клюв, раз уж
Винсенту  он так  приглянулся, познакомимся с  окаменевшим  стражем. И  если
никакого ключа там не  окажется,  кто помешает нам заняться чем-нибудь более
интересным?  В  смысле, справедливым  и  прибыльным, -  тут  же  добавил он,
покосившись на Торрера и Мэтта.
     На том и порешили.
     Граф скромничал:  даже в  его замке такое угощение любому показалось бы
роскошным, а напитки - изысканными. Кроме, разумеется,  Терри, однако и он к
концу  ужина смягчился  и, лишь слегка поморщившись при пятой перемене блюд,
заметил, что "в  своем графстве  Беральд и впрямь постарался найти все самое
лучшее".
     Когда полная луна уже собралась на покой, они добрели до палатки и  без
сил рухнули на кровати.
     -  Полдня проспал, а как не ложился!  - с удивлением прислушался к себе
Макобер.
     - Меньше  надо было  на вино налегать,  -  холодно откликнулся Айвен. -
Можно было подумать, ты весь месяц на одной воде просидел.
     - Тоже мне деликатес - прошлогоднего  разлива маркусское,  -  поддержал
его Терри. - Скажи еще, что оно тебе понравилось!
     -  А  что, и скажу,  -  встрепенулся мессариец. - Нечего  брезгливо нос
зажимать, когда сам... когда сам...
     - Мак, давай потом, - мягко  перебила  его Бэх.  - Если  к утру  у тебя
по-прежнему  будет  что сказать Терри,  он тебя с  готовностью выслушает.  -
Правда, Терри?
     - Чистая правда, -  заверил мессарийца лунный эльф и добавил чуть тише:
- Особенно притом, что я ничем, собственно, и не рискую.
     Но Макобер уже выводил носом замысловатые рулады.
     -   Ну   что,   доверимся  господину  графу  или   кто-нибудь   мечтает
пободрствовать на всякий случай? - по тону Айвена было ясно, что уж он-то об
этом явно не мечтает.
     - Знаем  мы  его дружину, - буркнул  в  ответ гном. -  Если они  самого
Беральда проворонили, нас точно не уберегут.
     Порывшись  в  кармане,  он вытащил затертый палладиевый талер с  четким
отпечатком чьих-то недоверчивых зубов.
     - Торрер, клинок или королева?
     - Ну, пусть клинок, - идея не спать всю ночь не слишком  пришлась эльфу
по душе, однако спорить с Мэттом он не рискнул: так у него хотя бы оставался
шанс один к двум. Шансов переспорить гнома не было вовсе.
     -  Ну, пусть  клинок,  - покладисто откликнулся гном,  ловя  монетку. -
Поздравляю - ты выиграл!
     И вскоре громкий храп Мэтта поплыл над лагерем.
     Прошел час. Устроившись  в дверях шатра, эльф философски отмахивался от
столь же  умиротворенных комаров.  Треск  цикад  вызывал  в  душе ленивые  и
неторопливые мысли -  о доме, о небольшой эльфийской  деревушке, в которой и
людей-то не всякий год видели, а уж гномы и вовсе встречались лишь в сказках
про  жадных и  злобных  карликов,  день  и  ночь  стерегущих свои  подземные
сокровища в ожидании непослушного эльфенка, которого угораздит...
     Издалека,  со   стороны   шатра   графа,  послышался  странный   шорох,
заставивший Торрера встревоженно вскочить на ноги.
     Тишина.
     Что бы это могло быть? Или послышалось?
     Эльф поколебался. Разбудить  талиссу? Но когда они  уходили от графа, у
шатра оставалось пять или шесть дружинников. И если Стеарис  надумал нанести
ответный визит, трудно представить, чтобы охрана не подняла тревогу.
     Положив ладони на рукояти мечей,  Торрер застыл, вглядываясь в темноту.
Если бы кому-нибудь довелось  сейчас  заглянуть  эльфу в глаза, он увидел бы
огромные расширенные зрачки, впитывавшие в себя лунный свет.
     У  шатра Беральда мелькнула  неясная  тень. Пригибаясь, она метнулась в
сторону замершего эльфа, перебегая от шатра к шатру и явно стараясь остаться
незамеченной.
     Нырнув  на секунду внутрь, Торрер потряс  Бэх за  плечо и, не дожидаясь
пока девушка разбудит  остальных, положил стрелу на тетиву. И  вовремя: тень
возникла  уже  совсем  близко.  Эх, была, не  была! Если  что, графу  с утра
придется объяснить своим людям правила хорошего тона.
     Отделившись от соседнего шатра, тень кинулась навстречу Торреру. Подняв
лук, эльф медленно разжал пальцы, целясь чуть пониже  подбородка.  От  удара
неизвестного отбросило  назад, он  потянулся к  горлу,  точно силясь вырвать
стрелу, и издал негромкий булькающий хрип.
     - Терри! Мак! Мэтти! Просыпайтесь! - прошептала Бэх. - И Айвена будите!
     Первое, что  увидел лунный эльф, открыв глаза, - узкое  лезвие кинжала,
вспарывающее  шатер  прямо  над его  головой.  Осторожно  накинув одеяло  на
клинок, Терри, не вставая, рванул его на себя и в  сторону, выворачивая руку
невидимому противнику.
     - Мак, буди всех!
     - Тревога! - спросонья Макобер не пожалел своих легких, да так, что его
вполне могло быть слышно и в монастыре. - Враги!
     - Ты это, как-нибудь поделикатнее в следующий  раз,  - скромно попросил
Мэтт, хватаясь за топор. - А то мне под твой вопль такое приснилось!
     - Сны  гномов... - мечтательно закатил глаза Макобер.  - Хоть бы  одним
глазком... Эй, Терри, тебе помочь?
     Ответом на крик стали звонкие трели рожков.
     За  стенкой  шатра  раздался  хруст  и  сдавленное проклятие.  Отбросив
одеяло, Терри двумя руками схватился за лежащий рядом меч.
     - А ну-ка!
     Разрубив с  размаху плотную тяжелую ткань, лунный эльф выпрыгнул наружу
и присел, настороженно поводя кончиком меча в ожидании атаки. Никого.
     - К оружию! - на этот раз крики раздались со стороны шатра графа.
     - Скорее,  -  обронил  Айвен, засовывая кинжал  за голенище  сапога.  -
Боюсь, они целили не только в нас.
     Талисса с  трудом  пробилась сквозь плотную толпу возбужденно гомонящих
воинов,  окруживших  шатер  Беральда.  Десятники  тщетно  надрывали  глотки,
пытаясь отогнать и построить ополченцев,  однако и сами понимали, что скорее
охрипнут, чем угомонят своих людей. По крайней мере, сейчас.
     Все шестеро дружинников лежали там, где застигла их смерть. Из тел едва
виднелись  края острых  металлических  звездочек.  Шатер выглядел  таким же,
каким  друзья оставили его вчера; разве что  чьи-то руки позаботились о том,
чтобы убрать со стола.
     Сильвен  лежал  на  кровати,  повернувшись  спиной  ко  входу.  Некогда
белоснежные шелковые простыни были мокры от крови.
     - Пропустите!
     Терри посторонился, давая дорогу барону Крайту.
     Капитан сделал несколько шагов, точно не  решаясь приблизиться  к  телу
своего государя, потом быстро пересек шатер и  бережно коснулся плеча графа,
переворачивая его на спину. Бэх  вместе с ним на мгновение понадеялась,  что
поднявшийся шум спугнул убийц, и Беральд, пусть чудом, остался жив.
     Но чуда не произошло - граф был  мертв.  Заглянув через  плечо  барона,
Айвен вздрогнул. На  теле не было видно ни единой раны, однако лицо Сильвена
казалось таким же белым, как лежавший рядом листок бумаги. И откуда же тогда
кровь?..
     -  Вы позволите?  - так  и  не дождавшись  ответа  от  барона,  чародей
развернул листок. Странно, какие-то руны: крепкие, приземистые, словно...
     - Мэтт, не взглянешь?
     - Ничего себе! - заухал гном. - Полтора века их не видел!
     - Кого там Мэтт полтора века не  видел? - из задних  рядов  протиснулся
Макобер. - Познакомишь?..
     Увидев графа, мессариец осекся.
     - Вот, значит, как, - глаза его зло блеснули. - Все, значит, зря. А  он
был прав - Лазоревый храм ничего не забывает и не прощает.
     - Мэтти, что это? - Бэх бросила быстрый  любопытный взгляд на листок. -
Какой-нибудь из древних языков?
     - Пожалуй, древнее, чем любой другой, - Мэтт держал листок так бережно,
точно боялся, что  может причинить ему вред. -  Сам Крондорн открыл эти руны
Рораксу Длиннобородому, нашему первому королю.
     - Когда твой Роракс еще только учился  читать,  - назидательно  заметил
Терри,  -  Тийн уже лет  триста как  создал  свой "Закат силы". Если кто  не
знает, эльфы, придя в этот мир, не только знали письменность, но и...
     - ...умели  летать, ходить сквозь стены и вышивать крестиком, - Макобер
закрыл собой уже  начинающего багроветь гнома. - Позвольте  мне, презренному
человечишке, чьи  предки явились  в этот  мир  чуть раньше  домовых, но чуть
позже  троллей, поинтересоваться: что же здесь,  Айригаль  вас всех раздери,
написано?!
     - Ладно, потом поговорим, -  обиженно пропыхтел гном. - В общем, читаю,
как есть, а потом пусть мне кто-нибудь объяснит, что все это значит!
     - Всенепременнейше! - бодро пообещал мессариец. - Ну давай же!
     - "Я ухожу, - начал гном,  медленно шевеля  губами  и стараясь дать как
можно более  точное толкование каждой руны.  -  Иначе Айригаль накажет всех.
Забудьте  про  ключ - его там уже нет.  Примите другой дар. Он под подушкой.
Кольцо  отца отведет вражеские стрелы". И  тут еще  какой-то знак, не  руна.
Похоже на грозовую тучу.
     - Его знак, - безжизненно произнес Крайт. - Так он иногда подписывался.
Для друзей.
     - Это действительно рука графа? - Мэтт протянул барону бумагу.
     Тот кивнул:
     - Похоже на то. Я, правда, никогда не слышал, чтобы Его  Светлость знал
древний язык  гномов, но говорили, будто его еще  в детстве было из замковой
библиотеки не вытащить. Он... - Крайт запнулся. - Я сейчас.
     И барон поспешно вышел из палатки.
     Подойдя к постели погибшего, Торрер сунул руку под подушку.
     - И правда кольцо!
     Поднеся украшение  к горевшим  на столе свечам, эльф задумчиво повертел
его  в  руках.  Простенькое  колечко,  ничего  особенного -  обычный  тонкий
платиновый  ободок. Торрер попытался надеть его на палец - точно по размеру,
как на него делали. Пожав плечами, эльф сунул кольцо в карман.
     - Пойдем, - Айвен первым сделал шаг к выходу, - больше нам здесь делать
нечего.
     Талисса в задумчивости двинулась к своему шатру.
     - Знаем мы этих айригалей, - Бэх вздрогнула, вспомнив безжизненное лицо
Сильвена. - Умелые ребята. Даже у Темеса таких немного.
     - Ну, одного я  все  же подстрелил, -  не без гордости заявил Торрер. -
Так что все в наших силах. Кстати, можно и посмотреть, что за птица. Я стоял
на пороге, получается, он упал вот на этот шатер...
     Поморгав глазами, эльф от неожиданности даже остановился. Тела на месте
не было.
     - Может, кто из дружинников подобрал, - неуверенно предположил Торрер.
     Эльф  вспомнил,  как  стрела  впивается  тени  в  горло,  как на  траву
выплескивается кровь...
     - Дай-ка сюда факел, - протянул он руку к Айвену.
     Подождав,  пока факел  разгорится, эльф  наклонился пониже,  хотя уже и
знал,  и предчувствовал,  что он там увидит. Траву,  на которой не  осталось
даже следов от сапог. Лишь несколько пятен крови.






     Иерарх Савернос уже  не в первый раз раздраженно перевернулся на другой
бок. Что-то душновато, надо бы окно на ночь открыть. Только вот поможет ли?
     Бессонница наводила  на мысли о досадном  несовершенстве  человеческого
бытия. Иерарх Айригаля мог  многое: поменять  правящую династию  в непомерно
строптивом герцогстве (чем порой и пользовался), продлить  жизнь для нужного
человечка на  годик-другой  (а  почему бы  и нет?),  попросить  аудиенции  у
королевы в любое время дня и ночи (да его во дворец и так не заманишь), есть
и пить на  посуде  из чистейшей платины (в  двадцать лет развлекает, ближе к
семидесяти кажется невероятно претенциозным).
     Не мог он только одного: спокойно выспаться перед завтрашним заседанием
синклита, где ему предстояло занять почетное место председательствующего.
     Неожиданно  в комнате стало  темнее. Савернос уже  начал  подниматься с
постели,  когда  центральная  фигура  на украшавшем  спальню гобелене  мягко
засветилась. "Айригаль, вершащий суд над жрецами своими", работа неизвестных
антронских  мастеров. И  хорошая,  надо сказать,  работа, редкая. По крайней
мере, Ворону она тоже явно нравилась.
     Благообразный и величественный  бог,  окруженный разодетыми придворными
(хотя  откуда  у  него   там   придворные),  приветливо  кивнул  иерарху   и
сочувственно улыбнулся:
     - Не спится?
     - Никак! - признался Савернос, накидывая на  плечи одеяло. - Покорнейше
жду твоих распоряжений, о всемогущий.
     - Что  ты думаешь  о Веденекосе? -  на фоне застывших  раболепных фигур
Айригаль выглядел довольно странно, однако у Саверноса было время привыкнуть
к этому зрелищу.
     Иерарх задумчиво пригладил редкие волосы на затылке.
     -  Слишком  молод.  На  все  воля  твоя,  но  стать  иерархом  в  таком
возрасте... Он даже не в силах осознать, чего добился милостию твоей.
     - Считаешь, что я незаслуженно его возвысил? - прищурился Айригаль.
     - Рано,  - обронил Савернос. - Лет через двадцать- двадцать пять он был
бы вполне на своем месте. Или не был бы.
     - Еще, - коротко потребовал бог.
     - Не глуп, - поразмыслив, произнес Савернос. - Но чересчур  честолюбив.
Для настоятеля обители - хорошо. Для иерарха - опасно.
     - Еще!
     - Плохо  управляем.  Несколько  раз подчинялся мнению  синклита нехотя,
через силу. Приходилось взывать к имени твоему.
     - Иными словами, он тебе не люб? - подытожил Айригаль.
     Савернос закашлялся. Старый прием: пока думаешь, что сказать, не вредно
бы  отвлечь собеседника.  В  юности ему с той же целью  приходилось громко и
нудно сморкаться, а со старика - что возьмешь.
     - Ну,  почему  же, - наконец  проговорил он.  - Инициативен.  Склонен к
нестандартным ходам. В лангере божественной супруги твоей такого бы с руками
оторвали.
     Бог усмехнулся: соперничество его Ордена с лангером давно стало притчей
во языцах.
     - И  не мечтай. Он нужен мне  здесь, в синклите. Грядут новые  времена:
каждый человек будет на счету.
     Савернос покорно склонил голову:
     - Будет ли мне дозволено задать моему Господину один вопрос?
     -  Только  не  про  будущее,  -  иерарху показалось,  что Ворон  и  так
раздосадован тем, что сказал лишнее.
     - Отнюдь, - глаза Саверноса  хитро блеснули.  - А правду ли говорят про
Веденекоса, что он...
     - Он служит мне и верен мне, - оборвал бог, которому не составило труда
прочитать  мысли своего  жреца  раньше, чем  тот успел  закончить  фразу.  -
Хотя... В  некотором  роде,  ради  этого  я  тебе  и  явился.  На завтрашнем
заседании  синклита  Веденекос  попросит предоставить ему  свободу действий,
чтобы понаблюдать за одной талиссой.
     - Той, что проникла в обитель Стеариса и похитила графа Беральда?
     Никогда не лишне  продемонстрировать Ворону, что и без  дара всеведения
можно быть неплохо осведомленным.
     - Покойного графа Беральда,  -  уточнил Айригаль.  - Так  вот,  я хочу,
чтобы синклит  временно  ничем  не  загружал  Веденекоса.  Пусть  следит  за
талиссой, если ему так этого хочется.
     - Она  действительно  столь  важна  для  моего  Господина?  -  удивился
Савернос.
     - Она важна для Веденекоса, и мне этого достаточно, - отрезал Айригаль.
- Одним  словом, если талисса решит  направиться  в  сторону  Лайгаша,  я не
против,  чтобы  Исиндиос  предупредил гарнизон  сокровищницы  - пусть  будут
наготове. Об остальном позаботится Веденекос.
     - Если Господин позволит...
     Савернос мысленно подивился,  что за  долгие годы он так и  не научился
смотреть в глаза своему богу. Вот и  сейчас его взгляд рассеянно переходил с
оплывшей  свечи на  столе  на полупрозрачный плафон потолка,  через  который
виднелся  любопытный  глаз луны,  перед  которой  чернело крохотное пятнышко
Аспари.
     Иерарх  не сомневался,  что многие почли бы визит  Ворона за величайшее
счастье,  о котором не грех рассказывать  внукам даже спустя десятки лет. Он
же... Нет, пора уходить на покой.
     Жаль, что так и не нашлось достойного преемника. Молодежь-то все больше
похожа  на  Веденекоса: лезут на небо,  перепрыгивая через три  ступеньки. А
что, если  бы и крестьяне так же пахали: запряг в  плуг оленя, пробежался по
полю, не проводя глубокой борозды...
     - Позволяю.
     - Если  талисса  не откажется  от  мысли  навестить  Лайгаш,  стоит  ли
подпускать  ее  к  сокровищнице?  Я  боюсь,  что иерарх  Веденекос  способен
несколько, гм, увлечься удовлетворением своего любопытства.
     Бог ответил без  лишних раздумий; Савернос не  сомневался, что  тот все
решил  еще  до начала  разговора и  теперь лишь в  очередной  раз  проверяет
глубину мудрости своего слуги.
     - Если талисса станет опасной, Веденекос ее уничтожит. В то же время...
У  гарнизона  Лайгаша  есть  право  присматривать  за подходами к  подземной
цитадели. Вот пусть им и воспользуется.
     И прежде, чем Савернос успел толком понять, велит ли Ворон расправиться
с  талиссой  или же, напротив, оставляет Веденекосу полную свободу действий,
иерарх почувствовал, как глаза его закрываются и он погружается в сон.



     -  Чисто  сработано!  - Макобер  провел  рукой  по траве, точно  ожидая
обнаружить на  ней невидимый труп. - Граф мертв, охранявшие шатер дружинники
- тоже. Получается, ты единственный, кто хоть кого-то видел.
     Торрер пожал плечами.
     - Вот именно что - "хоть кого-то". Ростом мне где-то по грудь, двигался
тихо, словно скользил...
     - Как эльф? - уточнила Бэх.
     События развивались куда быстрее, чем  ей  хотелось бы. Проникновение в
обитель, освобождение графа, сокровища, смерть Беральда... Стоило ли  вообще
связываться с этим Лазоревым храмом? Жрецы Айригаля недвусмысленно показали,
какая  судьба ждет тех, кто  посмеет встать на их пути. Просто поразительно,
что талиссе удалось отделаться легким испугом.  Особенно притом,  что убийцы
знали: граф успел поделиться с талиссой своей тайной.
     -  Я  же не  сказал  "бесшумно", - Бэх показалось,  что  Торрер  слегка
обиделся.
     Шатер встретил талиссу  разбросанными одеялами  и дырой, сквозь которую
свистел ветер.  И теперь уже не казался  приятным местом, где можно спокойно
отдохнуть и расслабиться после сытного ужина. Спать решительно не хотелось.
     -  Ну, что  будем  делать? - Айвен  устало опустился на свою кровать. -
Мэтт, письмо графа у тебя?
     Гном снова развернул прощальное письмо Беральда.
     -  Как-то  на  удивление  складно получается,  -  пробормотал он. - Кто
больше других заинтересован  в  том,  чтобы мы  выкинули из головы  мысли  о
сокровищах? Люди Айригаля. И они же, тут у меня и сомнений нет, расправились
с графом.
     - Записку могли, конечно, и  заранее подделать, -  Айвен с наслаждением
вытянул ноги. - Но все  же  я склоняюсь к тому, что он  написал ее сам. Хотя
ума не приложу, почему она на гномьем - уж слишком замысловато получается.
     -  Хочешь  сказать, что перед  смертью Беральд  сделался  подозрительно
покладист? -  подхватил Терри. - А записка придумана исключительно для того,
чтобы мы не отправились за ключом?
     Лунный эльф  не желал  признаваться даже себе, насколько его впечатлило
стремительное нападение посланцев Лазоревого храма.
     Правда, до талиссы им добраться не удалось.
     Только - не удалось ли? Терри все больше склонялся к мысли, что если бы
ночные убийцы действительно стремились покончить с талиссой,  в лагере графа
было  бы  на шесть трупов  больше. А вот с Беральдом не допустили ни единого
просчета:  быстро расправились с охраной, заставили  графа (а уж  в  этом-то
лунный эльф не сомневался) написать письмо - и тут же убили.
     Шатер Беральда охраняли как минимум шестеро. Талиссу - один Торрер.
     - Похоже, очень похоже, - Айвен принялся было стаскивать  сапоги, но по
здравому размышлению  передумал. -  А  не отправиться ли  нам  в путь  прямо
сейчас?
     - Бессмысленно, -  уверенно произнес Терри. - Все, что  эти люди хотели
сделать, они сделали.
     Макобер  подумал,  что  так  произнести  слово "люди"  способен  только
настоящий  эльф. Не стремясь никого обидеть, Терри умудрился  вложить в него
целую гамму чувств:  легкий  оттенок презрения (дескать, кому,  кроме людей,
может прийти в голову  убивать тайно, под  покровом  ночи), весьма небольшую
долю  уважения  (сработано четко и без  лишней суеты),  едва  заметный налет
снисходительности (ну, и чего они, собственно, этим добились).
     - Согласен, - поддержал Терри гном. -  Я бы  тоже не метался. Спать так
спать. И я надеюсь, никому не пришло в голову отказаться от поиска сокровищ?
     Мэтт не  спрашивал  - он  утверждал. Уж ему-то такое не могло прийти  в
голову ни при каких обстоятельствах.
     - Никому, никому, - улыбнулся Айвен. - Кстати, Торрер, а где то кольцо?
     Рука эльфа потянулась к карману, когда он неожиданно для себя ответил:
     - Подарок графа, что ли? Да, наверно, в шатре осталось.
     - Ну, и слава богам, - с облегчением вздохнул Айвен. - А то два подарка
за один день - многовато было бы. Вроде все, давайте спать!
     Торрер привычно устроился  у  входа в шатер. Только на этот  раз лук он
положил рядом с собой и то и дело оглядывался по сторонам.
     Кольцо... С чего вдруг ему пришла в голову мысль оставить кольцо  себе?
В письме же ясно было сказано: дар всей талиссе!
     Разве что... Кажется, ночное нападение потрясло Айвена куда больше, чем
можно было бы ожидать. И теперь магу повсюду мерещатся  убийцы, длинные руки
Лазоревого храма, злая воля колдунов, надумавших погубить талиссу. Ну и что,
попробовали разок, да  не тут-то  было. И вообще - не  стали  бы они  ничего
подбрасывать! Этот народ и без колец, знаете ли...
     Эльф  вновь задумался  о  том, о чем думал уже не раз в  долгие  ночные
часы, когда ему приходилось охранять сон талиссы.
     Некогда  мир за пределами небольшой деревушки, где он родился и впервые
взял  в руки  лук, казался нарядным и удивительным, как  дядюшкина  скрипка,
которую раз в год торжественно извлекали из футляра  в  Ночь осенних грез. В
этом мире люди своим колдовством  поворачивали вспять реки  и  утихомиривали
штормы; таинственное племя обитающих в глубинах тритонов из чистого озорства
выносило на  своих плечах на  берег многовесельные галеры;  покрытые шерстью
каррархи  воздвигали  невиданной  красоты  ледяные  дворцы. Конечно,  где-то
далеко под горами роились мириады невероятно злобных и неопрятных гномов, но
и этим странным существам боги даровали  умение творить такие украшения, что
при одном взгляде дух захватывало.
     Тот мир  был на удивление  простым и ясным. Он  знал  всего две краски:
серую  и  зеленую.  Те,  кто  готов  был  откликнуться на  отчаянный  призыв
Серебряного горна и встать под зеленые знамена,  те - свои. А остальные... К
остальным стоило относиться  с изрядной долей осторожности. Кто знает,  чего
можно ожидать от чужаков! Дикие,  несчастные народы,  ни разу не удостоенные
улыбки  Эккиля, сотворившего первых  эльфов и с тех пор  не  оставляющего их
своими заботами.  Великого и  справедливого  демиурга,  радующегося  успехам
своих детей и переживающего их горести как свои.
     Мир далекий и навсегда утерянный. В который  невозможно  вернуться и по
которому нельзя не тосковать...
     Эльф  разбудил   друзей,  когда  солнце  только-только  показалось  над
лагерем.
     - Уходим! - едва вскочив  с постели, Айвен принялся  деловито  собирать
заплечный мешок.
     -  А  позавтракать?!  -  возмутился Торрер.  - Не говоря уж о  том, что
теперь бы и я не отказался соснуть часочков эдак десять.
     -  К тому же  я не уверена,  что  красиво будет исчезнуть до похорон, -
заметила Бэх, расчесывая волосы частым костяным  гребнем. -  В конце концов,
граф...
     - По-моему здесь кто-то чего-то не понимает, - перебил ее Терри. - Речь
не идет о  приличиях. Тем более я  сомневаюсь, чтобы для Беральда имело хоть
какое-то значение, останемся мы на его погребение или нет.
     - То есть ты не веришь, что души  неотмщенных задерживаются в этом мире
дольше положенного? - с любопытством взглянул на него Макобер.
     Мессариец как раз завершил свой обычный утренний туалет (плеснул в лицо
обжигающе холодной  воды и  взъерошил  пятерней волосы) и  теперь был  полон
энергии. Святая уверенность Макобера в том, что каждый новый день  его жизни
окажется уж точно  не хуже  предыдущего,  неизменно  поражала не склонного к
излишнему оптимизму лунного эльфа.
     - Никогда не  замечала у тебя особого интереса к  теологии,  - хмыкнула
Бэх. - Хотя, если это кому-нибудь интересно...
     - Очень  интересно!  - Айвен придавил коленом заплечный  мешок и  ловко
затянул  на нем  "поцелуй эфы" -  хитрый  двойной узел, которому его  не так
давно  научил  один  парень  в  Ладаки  в  обмен  на  замысловатое  охранное
заклинание. - Но давай чуть погодя, ладно? Терри?
     - Я лишь хотел сказать, - лунный эльф оказался  единственным, кто успел
и привести  себя  в  порядок, и  тщательно  застелить  кровать, -  что Орден
недвусмысленно намекает: отступитесь - и вы останетесь живы.  Под этим углом
немудреным зрения я бы и предложил рассматривать наши дальнейшие планы.
     -  А что тогда  меняет  та пара  дней, которые  мы  проведем в лагере в
ожидании похорон? -  Бэх  обиженно поджала губы, но Терри только улыбнулся в
ответ.
     Улыбка вышла примерно столь  же  холодной, сколь и  вода, которой любил
умываться Макобер.
     - Ничего,  -  необходимость объяснять людям очевидные  вещи  раздражала
лунного эльфа, как заползшая под рубаху уховертка. -  Если мы не  собираемся
потом искать ключ.
     - А если собираемся? - поторопил его мессариец.
     -  У Лазоревого храма будет несколько лишних дней, чтобы подготовиться,
- терпеливо ответил Терри, выходя из шатра. Он полагал, что и так уже сказал
более чем достаточно.
     - Ну,  тогда  я бы тоже не засиживался, - уступил Торрер. - Если  Орден
боится, что мы заглянем в его  сокровищницу, как бы ему не  пришла  в голову
мысль перенести ее куда-нибудь подальше.
     -  Торрер,  ты  сокровищницу-то  хоть видел  когда-нибудь?!  - изумился
Макобер.  -  Да легче перенести  на  новое место  тот  монастырь, который  в
недобрый час  попался на  нашем  пути, чем  настоящую, воздвигнутую  на века
сокровищницу!
     - Если уж речь зашла о настоящих сокровищницах, - Мэтту показалось, что
наконец настало и его время принять  участие  в  разговоре, - то  Мак  прав.
Подозреваю, что  даже  если  бы  королева  решила  взять ее  штурмом,  Орден
увеличил  бы гарнизон, но  не  стал бы ничего никуда переносить.  А в  нашем
случае...
     - Что в нашем случае? - не сдавался Торрер.
     - И  вовсе бояться нечего, - поддержал  друзей Айвен. - Сам подумай, ну
кому  придет в голову воспринимать нас всерьез?! Это все равно, что  бросить
вызов  самому Айригалю  и надеяться, что он поторопится спуститься  с небес,
чтобы принять бой.
     - Так может и тем лучше? - по  хитрому выражению на лице Бэх маг понял,
что  у нее возникли свои соображения о том, стоит ли совать голову в пасть к
Айригалю.  - Пусть Орден пребывает в полной уверенности, что наша  талисса в
одночасье сошла с ума, раз уж решила пренебречь его предупреждением.
     - А на самом деле? - поинтересовался гном, уловивший в словах Бэх некий
подвох.
     - Там видно  будет,  - туманно и  несколько невпопад  отозвалась Бэх и,
закрыв глаза, сжала в руке медальон.
     Мэтт задумчиво  потеребил бороду. Бэх не была святошей и  вполне смогла
бы воздать Темесу должное и попозже. Значит, она сочла необходимым посвятить
его в свои планы. Или попросить о помощи. Или...
     Гном только махнул  рукой  - что толку гадать! Отношения людей со всеми
этими многочисленными божествами и так казались ему  слишком запутанными. То
есть не то чтобы он совсем не верил, что,  когда настанет час, богиня смерти
Орроба явится по его душу и отнесет ее Айригалю, властителю царства мертвых.
Верил.  Наверно...  Но  с другой  стороны, можно  ли  представить себе,  что
Крондорн-прародитель станет спокойно взирать на такое непотребство?!
     Закончив  молитву, Бэх покосилась на сгорающего от нетерпения гнома, но
не произнесла ни слова. Вместо этого она принялась неторопливо  заплетать  в
косичку выгоревшую от солнца фиолетовую ленту, как делала уже не первый год,
готовясь  отправиться  в  дорогу. Мэтт крякнул и принялся столь же  нарочито
неторопливо точить тяжелый метательный нож, сослуживший ему  добрую службу в
монастыре.
     - Так и  будем перемалчиваться? -  Макобер с интересом наблюдал  за  их
немым диалогом.
     - Вряд ли, - улыбнулся Терри, появившись в дверях шатра. - Значит, так.
Ревнителям  традиций  и  приличий:  барон  отводит  войска.  Похороны  графа
состоятся в родовом  склепе, милях так... Словом, весьма далеко отсюда.  И я
не слышал, чтобы нас на них приглашали. Всем интересующимся: кольца, которое
мы видели  у  графа под подушкой, там больше нет.  Неторопливым:  по  лагерю
ходит слух,  что Беральд перед смертью открыл нам какую-то неимоверно важную
семейную тайну, после чего мы его и порешили.
     - Слух? - уточнил Торрер, ломая голову, кто мог бы подслушать их беседу
с графом.
     - Пока  - слух, - лунный эльф забросил на плечо лук и поправил колчан у
пояса. - Ну что, я готов.
     - К старому  замку? - то ли спросил, то ли объявил Айвен, и на этот раз
никто ему не возразил.
     Лагерь   встретил  их  угрюмым  перешептыванием,  и  талисса  предпочла
покинуть его, даже не попрощавшись с Крайтом.
     Дорога слегка раскисла после прошедших недавно дождей, зато на небе уже
совсем по-летнему светило солнышко, и  ближе к полудню стало даже припекать.
Вокруг  тихо шумел лес: нежная зелень берез сменялась  темной сочной листвой
кленов и грабов, озорные белки что-то весело верещали, радуясь погожему дню,
и повсюду разливался дурманящий запах цветущего боярышника.
     В  первый же привал, пока остальные  все еще обсуждали гибель Беральда,
Терри отсел в сторонку. За всеми перипетиями этой ночи он совсем позабыл про
одну  любопытную  вещицу,  попавшую ему в  руки в монастыре.  Как там  звали
чародея, у которого он ее позаимствовал?..
     Благоразумие  нерешительно  намекало,  что  неплохо  бы позвать Айвена.
Служители  Айригаля не поражали  воображение белизной своих одеяний, и  риск
отправиться  на  встречу  с Эккилем  куда раньше  предназначенного срока  не
просто существовал,  но и представлялся  более чем  реальным.  Хотя  Арантар
(ничего имечко, звучное), похоже, приберегал эту вещицу на крайний случай, а
маг не казался похожим на человека, склонного к самоубийству. Ладно, была не
была.
     Из берестяного  футляра на  свет  появилась  небольшая резная  палочка,
украшенная орнаментом,  напоминающим змеиную чешую.  Терри задумался: похоже
на  те  чародейские жезлы,  в которые  маги  заранее вливают свою колдовскую
силу, чтобы потом, когда наступит час...
     Заметив, что  лунный эльф занимается чем-то весьма  интересным, Макобер
почувствовал  себя слегка  уязвленным. И  так полная скукотища, а он тут еще
тайны  устраивает!.. С другой стороны, мешать  Терри решительно не хотелось.
Да и не  любит он,  когда ему мешают.  Ну  что ж, а  мы  и  не будем. Просто
тихонечко подойдем сзади, заглянем через плечо и...
     По  чавкающей  в  грязи  деревянной мостовой или гулкой жестяной  крыше
мессариец подкрался бы к Терри беззвучно, даже  не прилагая особых усилий. В
такие  моменты  тело  двигалось  само, давая голове возможность подумать:  а
стоило  ли вообще все это  затевать? Но  здесь...  Попавшая  под  ногу ветка
хрустнула на весь лес.
     Отпрыгнув  от  неожиданности  на  десяток  футов,  лунный эльф выбросил
вперед правую руку, забыв, что в ней зажат не меч, а всего лишь таинственный
жезл.  Не в силах оторвать взгляд, Макобер  смотрел,  как из  жезла  повалил
зеленоватый  дым,  пахнущий  почему-то  свежей  дыней,  и  в  воздухе  начал
материализовываться  самый настоящий  дракон, блистающий  изумрудной чешуей.
Вернее, почти настоящий.
     Длиной не  больше  меча, дракончик, тем  не  менее,  явно  вознамерился
положить конец  жизни наглеца,  покусившегося  на его хозяина. Издав  боевой
клич  (похожий  на крик  встревоженной чайки),  существо с  налета вцепилось
Макоберу  в  плечо и  изо  всех сил  хлестнуло его  крыльями по  лицу.  Рука
мессарийца потянулась к оружию.
     - Не стоит, - вполголоса произнес лунный  эльф, полагая в глубине души,
что  небольшой  урок пойдет Макоберу на пользу. Но тут  же  поспешил осадить
новоявленного питомца: - Эй, малыш! Давай назад!
     То ли дракончик разошелся ни на шутку, то ли еще не привык повиноваться
приказам Терри, но только он и не думал слушаться. И трудно сказать, хватило
бы  терпения  Макобера дольше,  чем на  несколько минут, если  бы  Торрер не
поспешил другу на выручку.
     Не обращая внимание на  угрожающее шипение, эльф, тихонько  насвистывая
что-то ласковое, всего лишь  дотронулся до разбушевавшегося дракончика. Мэтт
так  и застыл, схватившись  за рукоять меча: цепляясь  коготками  за одежду,
дракончик перебрался на плечо к Торреру и оживленно защебетал.
     Эльф  торжествующим взглядом обвел  удивленные лица  друзей: мол, как я
его?!
     Единственным, кто не  удивился, оказался Терри.  Недовольно пробормотав
что-то  по  поводу  дурных голов, он  осторожно  взял  существо  на  руки  и
нерешительно почесал ему за ухом.
     - Спасибо,  Торрер, - рассеянно поблагодарил  друга Макобер и тут же не
преминул отметить, обращаясь к Терри: - Вредный какой-то у тебя дракончик. И
царапается уж очень  мерзко.  Или он просто маленький еще и боится всего  на
свете?
     - Мерзко? - наигранно удивился лунный эльф. - Представляю, что было бы,
реши он, что ты всерьез на меня напал!
     - А ты уже сталкивался с чем-то подобным? - заинтересовался Айвен.
     - Сейчас узнаем, - Терри снова взмахнул  жезлом, и  дракончик... исчез.
Причем  настолько быстро,  что  никто  так  и  не  успел  заметить, как  это
произошло.
     - Сталкивался, - лунный  эльф тщательно обернул футляр  в кусок  мягкой
ткани и сунул за пазуху.
     - Слушай, он живой? - мессариец не  умел  долго обижаться. - Или так  -
морок один?
     - А ты сам его спроси, когда в следующий раз вылезет,  - хмыкнул лунный
эльф. - И, кстати, его зовут Смерч. Ну что, господа, двинемся дальше?






     "Лес наползал на город,  окутывая неспешной предутренней дымкой башни и
бастионы,  окуная  в промозглую сырость стражу  у пока  еще  закрытых ворот,
стелясь  по  широким,  стекающимся  к  рыночной  площади  бульварам.  Храмы,
посвященные  Троим  Предвечным,  несущие  свой караул вокруг потемневшей  от
времени ратуши, последними пали перед этим бесшумным неумолимым натиском. До
рассвета оставалось не более получаса.
     Нетерта  просыпалась  медленно,  неохотно, понимая, что  новый день все
равно  наступит,  хотя лишь  немногие жители  действительно  радовались  его
приходу.
     Большая  стрелка  на  древних  часах,  украшавших  ратушу,  со  скрипом
преодолела   последнее  деление;  раздвигая  молочную  пелену,  распахнулись
узорчатые дверцы, и  фигурки жрецов Троих Предвечных поплыли  над  Нетертой,
благословляя и обещая свое покровительство.
     И никто пока не знал, что они окажутся не в силах защитить город.
     С последним ударом  часов в подземных коридорах  засветились магические
пластины, вплавленные в  стены  в незапамятные времена. В те дни верхний мир
был  слишком  опасен  и  недружелюбен,   чтобы  основавшие  Нетерту  чародеи
отваживались рисковать, часто появляясь на поверхности.
     Коснувшись  ладонью  двери   своих  покоев,  Кхарад  поставил  охранное
заклятье и неторопливо направился в храм Сентарка,  таинственного бога ночи,
где  сегодня  должны были собраться жрецы Троих,  чтобы дать чародеям ответ:
чем  же  все-таки грозят  городу  знамения, неотступно  следовавшие одно  за
другим четыре предшествующих дня.
     Тогда  еще  он не верил в Судьбу, этот  всемогущий властитель  Нетерты.
Многие в городе  считали его  сыном  бога  ушедших Айригаля и богини природы
Анди, так и не признанным ни одним из родителей. Люди заблуждались,  что мне
известно  доподлинно, однако и без  крови  богов  этот  баловень  небес  мог
многое.
     И вот солнце наконец заглянуло и в  наш мир. С первыми  же  его  лучами
пелена тумана рассеялась, точно ее и не было.
     - Крылатые львы! - пронесся над цитаделью отчаянный крик дозорного.
     Пока что он  видел лишь ярко-рыжие точки, стремительно приближающиеся к
городу. Но уже догадался, с кем имеет дело.
     Глубоко под землей  пришли в движение чародеи  в длинных  серо-стальных
одеяниях:  низкий гул, предупреждая  о нападении,  одновременно  зазвучал во
всех подземных помещениях.
     Первая волна нападавших  была уже над городом. Ни словом, ни стрелой не
отвечая на попытки стражей на башнях отразить атаку, наездники сбросили вниз
сосуды с горючей смесью, благословленной жрецами Небесного воина.
     Несколько благородных животных,  кувыркаясь,  полетели вниз. Остальные,
сомкнув ряды, взмыли вверх и скрылись над лесом.
     Пожар  принялся лениво лизать  дома  и  купеческие лавки, подбираясь  к
матовым куполам Провала. Заспанные жители, еще не  понимающие, что вскоре им
всем предстоит обратиться в пепел, заполнили улицы.
     На город накатывалась вторая волна атакующих.
     Кхарад  слишком  поздно осознал, на  что  рассчитывают враги. Привычные
резкие движения  заклинания  Мгновенного перемещения так и остались не более
чем  жестами. Небесный  воин накрыл землю  своей  Силой, не давая колдовству
прорваться наружу.
     Такое дозволялось  только в местах,  посвященных  одному  из  богов.  В
храмах, монастырях. Темес явно настроился идти напролом.
     В сердцах  обозвав Темеса проклятым солдафоном,  Кхарад бросился наверх
по ближайшей винтовой лестнице.  Он был уже недалеко от Провала, когда эльфы
ударили во второй раз.
     Потолок коридора рухнул сразу в нескольких местах. На этот  раз в битву
вступили  чародеи   противника,   посылая   вниз  град   магических  камней,
разлетавшихся при соприкосновении с землей веером жалящих осколков.
     Кхарад усмехнулся. Его люди знали это заклинание уже несколько десятков
лет назад.
     Маг  замешкался  всего на  несколько  секунд. И все же он опоздал:  рев
пламени  тяжело  ударил  по  барабанным  перепонкам,  перед  глазами  встала
удушающая стена дыма.
     Он  вскинул  руки  для  заклятья,  уже  видя,  как кости  выступают  из
обугленной плоти.
     Так  погиб  Кхарад,  один из первых магов Двэлла,  прославивший  город,
который на его глазах прекратил свое существование".

     Алан тен Годфарнос
     "Гибель Нетерты". Эпилог



     В лагере графа сомнений еще не было. Они пришли позже.
     "Старые воины  не бывают  храбрыми, храбрые воины  не  бывают старыми".
Забавная человеческая  мудрость, над  которой  раньше Терри охотно посмеялся
бы.  Особенно притом,  что  какие-нибудь  лет  пятьдесят  люди  уже  считают
старостью. Теперь эта незамысловатая поговорка начала  приобретать  реальные
очертания.
     Лунный эльф откровенно не любил, когда кто-то пытался распоряжаться его
судьбой,  диктовать,  что  можно,  а что нельзя.  Уничтожив  Беральда,  люди
Айригаля недвусмысленно дали понять:  только посмейте отправиться за ключом,
и вас постигнет та же участь.
     Ну-ну.
     Убийцы, появляющиеся из  тьмы и исчезающие  в ночи. Слишком театрально,
чтобы быть правдой. И тем не менее, граф мертв.
     Желание завладеть ключом и назло  всем  дойти до сокровищницы  возникло
мгновенно. А  Терри привык прислушиваться  к  своим желаниям,  благо  они не
требовали  от  него  ничего  невероятного.  Например,  стать  Императором не
хотелось ни разу. Что странно.
     И, Айригаль их всех побери, что-то  в  этом есть: противостоять  богине
Смерти.  Пусть  не самой богине,  пусть ее супругу. Напоминает  прогулку  по
узкому горному  мостику с завязанными глазами. Хотя нет, там шансов остаться
в живых куда больше.
     Но люди -  что их толкает на поиски сокровищ?  Они и так умирают,  едва
успев родиться.  Думая о том, что  ему  суждено увидеть, как  годы лягут  на
плечи  Бэх или Макобера, лунный эльф все лучше понимал, почему его  сородичи
предпочитают жить среди  себе подобных. Люди...  Аллегория несущегося вскачь
времени, перед которым не устоять даже потомкам первых эльфов.
     Смерть  его  не страшила.  Эльфы  вообще  боятся  не  смерти, а  смерти
бессмысленной, внезапной, неоправданной. Для людей смерть в бою -  доблесть.
Для эльфов - глупость: из боя нужно выходить победителем.
     Лесная дорога не сулила никаких неожиданностей,  и это беспокоило Терри
едва ли не больше всего. Открытому нападению  он мог  противопоставить силу,
ум, хитрость, наконец.  А здесь... Сильвен подробно описал путь, заблудиться
им явно не грозило. Да и вообще, похоже, ничего не грозило.
     И  все же  Терри не сомневался:  враги  уже знают о том, что талисса не
послушалась их  "совета".  И сейчас  любое  дерево может  скрывать  за собой
лучника, любая лощина - засаду...
     - Эй, гроза лесов! Ничего себе следы! Это что ж здесь такое водится-то?
     Громкий  окрик  Макобера  заставил  Терри   вздрогнуть,   и  он  сделал
непроизвольное  движение  к  эфесу висящего на  поясе  меча. А  вот  Торрер,
которого  мучили  отнюдь  не  предчувствия,  а  немилосердная  изжога  после
вчерашнего  ужина,  с  тяжелым  вздохом  склонился   рядом   с  мессарийцем,
внимательно  разглядывающим   что-то   в  дорожной  пыли.  Один  за   другим
подтянулись и остальные.
     Следы и в  самом  деле выглядели странно. Больше  всего  они напоминали
отпечатки  двух  огромных  копыт,  причем местами  казалось,  что  неведомое
существо умудряется приподняться на них на цыпочки.
     -  Наверняка сатир! -  авторитетно предположил  Макобер.  - Вышел во-он
оттуда, играя на своей дудочке, и ушел себе спокойненько во-он туда.
     Услышав про  играющих на  дудочке  сатиров, Бэх фыркнула, но мессарийца
это ничуть не смутило.
     - Пожалуй, стоит поторопиться, -  решительно заявил он. - Может, он еще
неподалеку!
     - Ну да, догоним,  надаем по шее, отберем дудочку, - отозвался Айвен. -
Нет  уж, господа:  если  мы  решили идти  в старый  замок графа,  то сатирам
ближайшую недельку придется как-нибудь прокрутиться без нас.
     "Просто  удивительно,  до  чего же некоторые  нелюбопытны! -  с грустью
подумал Макобер. - К тому же, если всех слушать, уши в трубочку свернутся."
     -  Ну,  если  для  кого-то  живой сатир  -  ничего  удивительного...  -
разочарованно начал было мессариец.
     - Почему же "ничего удивительного",  - попыталась его утешить Бэх. - Я,
скажем, тоже никогда с ним не встречалась. Да что я, даже Торрер...
     Эльф согласно покивал головой.
     - И тем не менее...
     Но Макобер уже услышал все, что ему было нужно.
     - Ну вот видишь! Значит, решено! Сворачиваем!  Я  прямо как чувствовал,
что вы  меня поддержите! - радостно  объявил он  и исчез в лесу, прежде  чем
кто-либо успел его остановить.
     - Хоть на привязи води, - пробормотал Айвен, безуспешно пытаясь догнать
мессарийца.
     Обреченно   вздохнув,  талисса  двинулась   следом.  Все  давно  успели
убедиться, что  если  уж  Макобер  отправлялся  куда-нибудь  в одиночку,  то
приключений, которые  его там поджидали, вполне хватало  на шестерых.  И еще
оставалось.
     Тенистый зеленый лес мгновенно окутал путников прохладой.
     - Руины, знаешь ли, они руины и есть, - после пыльной дороги Торрер был
настроен философски. - Столетием раньше, столетием позже...
     - Ну, это вообще-то  кому  как! - не согласилась Бэх. - Если  столетием
позже, то точно без меня!
     - Ну, что ты, - Мэтт  неожиданно проявил галантность,  - без тебя - это
не дело. Прямо скажем, какие же  это руины, если  без тебя. Кстати, граф еще
что-то про болота говорил...
     Следы уводили  все  дальше и дальше в  лес,  пока наконец не  пересекли
небольшую полянку  и не закончились у ног  человека, мирно похрапывающего  в
тени  невысокого  бука.  Одежда незнакомца  выглядела  настолько  грязной  и
изношенной, что на него показывали бы пальцем даже в трущобах Трумарита.
     - Эй,  уважаемый!  - окликнул его Торрер в  своей  обычной манере. Одни
боги ведают, кто  учил эльфа  вежливости в его родной  деревушке,  но сам он
считал подобное обращение верхом любезности.
     Нищий  вскинул голову и с удивлением  воззрился  на стоящего перед  ним
эльфа. Потом медленно обвел полянку взглядом, словно заподозрив, что  где-то
на ней и спрятался тот самый уважаемый.
     - Ты часом не знаешь, чьи это следы?
     - Какие такие следы? - изумлению оборванца не было предела.
     Торрер  молча  указал  на  землю.  Нищий внимательно  оглядел отпечатки
копыт, потряс головой и надолго погрузился в изучение собственных башмаков.
     Прошла пара  минут,  прежде  чем он созрел,  чтобы поделиться  с  миром
своими выводами:
     - Нет, не мои.
     Эльф начал терять терпение, и слово "уважаемый" тут же куда-то исчезло,
решив дождаться лучших времен:
     - Видно, что не твои, дубина! Я спрашиваю, чьи они?
     - Чьи?  -  как  эхо, повторил нищий в  полном недоумении.  Над полянкой
повисло неловкое молчание. - Ну, не ваши же!
     -  Что  - не наши? -  опешил Торрер, чувствуя,  что постепенно сходит с
ума.
     - Как - что? - не понял оборванец. - Сокровища, что же еще?!
     При слове "сокровища" все невольно вздрогнули.
     - Уже наши, - отрезал Торрер. - Нам их, как бы это сказать... Подарили,
вот!
     - Мои сокровища?! - нищий вскочил на ноги. - Да кто ж посмел!
     - Твои? - Бэх поняла, что если не вмешаться в этот чудесный диалог, они
останутся здесь до конца жизни. - И где же они, если не секрет?
     - Хотите посмотреть? - с подозрением поинтересовался оборванец.
     - Ну, если ты так настаиваешь... - Мэтт постарался вложить в  голос как
можно больше безразличия.
     - Ах, вам не интересно! Да мои сокровища!...
     Сделав знак следовать за ним, нищий исчез в лесу и, не разбирая дороги,
понесся сквозь бурелом, как раненый бервар.
     - Чем-то... нашего... Макобера напоминает, - задыхаясь, выдавил из себя
Айвен, однако взятый оборванцем темп мало располагал к продолжению монолога.
     Примерно через полчаса, до  предела вымотанные и до крови исцарапанные,
они оказались на  широкой прогалине, перерезающей лес, как неопрятная рваная
рана.
     - Уже недалеко! - обернувшись, нищий призывно махнул рукой и...
     - Орроба мне в селезенку!
     Проследив   за    взглядом   остолбеневшего   Мэтта,   друзья   увидели
распростертые крылья заслонившего солнце чудовища.
     - А вот и сатир  с дудочкой по  твою  душу! - только  и успел вымолвить
Айвен, лихорадочно припоминая подходящее к случаю боевое заклятье.
     Но талиссе было уже не до шуток. Такие твари ей еще не встречались: две
пары  крыльев поддерживали в  воздухе  мускулистое тело  хищника  с  длинным
чешуйчатым хвостом,  на  конце  которого  поблескивало  покрытое зеленоватым
налетом  жало. Капавший  вниз  яд  прожигал широкие листья  подорожника и  с
шипением уходил в землю.
     Взвизгнув от ужаса, проводник расторопно скрылся в лесу.

     - Держи его! - запоздало крикнул Терри. - Эх, ладно...
     Оттолкнув  Макобера за спину, Торрер потянулся было к висящим за спиной
мечам, однако тварь оказалась проворнее, чем можно было предположить. Сложив
крылья,  она камнем  рухнула вниз,  в  нужный момент, словно по  волшебству,
прервала  падение  и,  пролетев  над  головой эльфа,  наотмашь хлестнула его
хвостом. Доспехи честно смягчили удар, и все же Торрер не  устоял на ногах и
с проклятьями покатился по земле, зажимая ладонью разорванное предплечье.
     Айвен,  надеявшийся  обстоятельно  подготовить  заклятье  за  надежными
спинами друзей, неожиданно оказался лицом к лицу  с чудовищем. Приземлившись
на  мощные  мохнатые  лапы,  оно плотоядно облизнулось тонким серым  языком,
уверенное, что и эта жертва точно от нее никуда не уйдет.
     Ну,  это  мы еще посмотрим, кто  кого  съест!  Сделав  шаг назад, Айвен
выхватил из потайного кармашка на поясе  тонкую золотую цепочку.  Заклинание
Оков  требовало  немало сил,  но медлить  было нельзя:  еще несколько  таких
ударов - и талисса поляжет здесь вся. И он - в первую очередь.
     Разорвав цепочку, чародей произнес пару  волшебных слов и... сзади него
послышались приглушенные проклятия и звон цепей. Резко обернувшись, Айвен  с
ужасом обнаружил, что руки  Терри, натягивавшего в  этот момент тетиву лука,
оказались надежно скованы. Почувствовав, что ноги его не держат, маг осел на
землю.
     Чудовище  насмешливо  защелкало  клювом. "Почему  оно  не  нападает?! -
ошарашенно подумал Терри. - Сейчас же самый удобный момент, чтобы..."
     Прикрыв Айвена щитом, Мэтт хитро подмигнул возникшей рядом Бэх.
     - Давай по крыльям!
     Кивнув, девушка  подскочила сбоку. Прежде чем тварь успела ударить в ее
сторону, Бэх  с  силой рубанула  мечом и  тут  же  отпрыгнула назад.  Клинок
беспомощно скользнул по кожистым перепонкам - чудовище развернулось, яростно
закричало и стало надвигаться на жрицу, рассерженно хлопая хвостом по земле.
     Убедившись,  что на  него  не обращают внимания, гном  приблизился  - и
тварь  взвыла  от боли: меч глубоко рассек правое крыло, едва совсем  его не
отрубив. Выпустив когти, хищник в нерешительности покрутил головой.
     Что-то  не  так! Странное  ощущение не оставляло Терри  с самого начала
схватки. Тварь  вела себя, как  бык,  знающий, что его все равно принесут  в
жертву. А ведь достаточно было рухнуть всей тушей посреди талиссы, чтобы уже
вывести половину бойцов из строя.  Вот  и сейчас  Мэтт  находится  в опасной
близости от смертоносного хвоста. Один удар - и...
     - Прикроешь?!  -  не  дожидаясь  ответа  гнома,  Макобер поднырнул  под
зловонное брюхо и со всей силы  воткнул  в него меч. Сбив  мессарийца с  ног
мощным ударом крыла, монстр рухнул на траву. Клинок с хрустом вошел глубже.
     Когти  чудовища  еще  скребли землю,  когда  по  огромному  телу прошла
последняя судорога, и все было кончено.
     - Слишком просто...
     - Что? - недоуменно переспросил Айвен,  с трудом  поднимаясь на ноги. -
Ох, прости ради всех богов. Правда, не хотел.
     -  Правда?  -  усмехнулся Терри.  - Ну  что,  мне  так и стоять, как на
альдомирском фонтане?
     - Ты имеешь в виду  статую  Бессилия? - усмехнулся в ответ Айвен. - Так
ты, значит, тоже бывал в Альдомире?
     Терри  скрывал свое  прошлое  с  тем же рвением, с которым  иной  купец
скрывает свои доходы  от  городских  мытарей.  И талисса использовала  любую
обмолвку, чтобы хоть немного...
     - Рассказывали, - уклончиво ответил лунный эльф. - В общем,  колдуй все
это обратно!
     Пока жрица  залечивала раны Торрера,  а Айвен пытался  расковать Терри,
Макобер,  как  ни в чем не бывало, вскочил  на ноги и  быстро осмотрел  тушу
монстра.
     - Мэтти, - позвал он. - Меч поможешь вытащить?
     -  А доспехи  мне потом  ты чистить будешь? -  пробурчал  гном, помогая
мессарийцу  высвободить клинок.  К  тому  времени появился  из кустов  и  их
незадачливый проводник.
     - Бегаем? - недобро посмотрел на него Терри.
     -  Уж  и  на  минутку  отлучиться  нельзя,  -  с  достоинством  ответил
оборванец. - Со всяким, знаешь ли, бывает...
     - К Айригалю  подробности,  -  поморщился лунный эльф. Обернувшись,  он
шепнул Айвену:
     - Я за ним теперь сам присмотрю.
     - Ну что, все живы?  - кивнув Терри, поинтересовался у остальных Айвен.
- Торрер, ты как?
     - Жить  будет, -  ответила вместо  эльфа Бэх. - Но вот  куртку придется
покупать новую.
     - Заштопаем! - бодро откликнулся Торрер. - Если после каждого боя новую
куртку    покупать...   А   будешь   издеваться,   сошью   себе   что-нибудь
экстравагантное из шкуры этого летающего левиафана.
     - Да ты ее проветривать две недели будешь!
     Умение  Торрера  обращаться  с  иголкой  и ниткой  давно  уже  вошло  в
поговорку,  так  что  угроза   воспринималась   талиссой  как  шутка  только
наполовину. А кто его знает - ведь сошьет же! И ничего потом не поделаешь: к
добытым  в бою  трофеям эльф  относился  с  трепетом  религиозного фанатика,
которому доверили охранять мощи любимого святого.
     Даже на захваченном некогда клинке он не поленился  выгравировать  свое
имя и название родной деревни. Правда, безвестный ладакский мастер,  похоже,
пребывал в  блаженной уверенности, что эльфийские руны можно  менять местами
по собственному усмотрению, лишь бы поместились. И Торрер потом неделю дулся
на Терри, под громкий хохот талиссы прочитавшего его имя как Тристрам.
     - Ладно,  веди дальше, - бросил нищему Айвен.  - А то мы так и заночуем
на этой прогалине!
     Талисса кружила по лесу еще примерно с час, когда оборванец с радостным
криком: "Вот оно!" рванулся к ничем не  примечательному дубу.  Гордо оглядев
всех присутствующих, он  по  локоть засунул руку в дупло,  пошарил, противно
поскребывая длинными ногтями по стволу, и... извлек на свет горстку орехов.
     Последовавшей  немой сцене позавидовала бы даже  придворная королевская
труппа.
     - Ну? - не выдержал наконец Торрер.
     - Что - "ну"? - не понял нищий.
     - Это что, все? - на всякий случай уточнил эльф.
     - Как вам сказать, - оборванец  стыдливо потупился. - Я там еще парочку
оставил. Мало ли чего... Вдруг отберете...
     -  Ребята,  я  его  убью,  - объявил Торрер,  в  глубине души продолжая
надеяться, что это глупая шутка, а на самом деле дупло набито... ну, хотя бы
рубинами и алмазами.
     - О,  нет,  только  не  это!  -  громкий  стон  Мэтта  заставил талиссу
обернуться. Сделав пару шагов  вперед,  гном  увидел сквозь деревья ту самую
поляну, с которой они ушли почти два часа назад.
     -  Мы  его   сейчас   все  будем   убивать,  -  пообещал   Терри.  -  И
медленно-медленно.
     Но нищего рядом с ними уже не было. Воспользовавшись тем, что друзья на
секунду отвернулись, он исчез.






     Нет,  в  мире   определенно  творится   нечто,  решительно  недоступное
пониманию!
     Вот уже полдня, как Дэйнер тен Денетос не находил себе  места. Казалось
бы, у Протектора  Лайгаша - подземной цитадели Ордена Айригаля  в герцогстве
Этренском  - не было ни  единого  повода для  беспокойства.  Несколько линий
обороны - жрецы, воины и чародеи - день и ночь стерегут сокровища Ордена, на
которые  если кто  и покушается,  так не чаще, чем раз  в  пару лет. Да и то
каждая   такая   попытка   неизменно  заканчивается  плачевно.  Для   воров,
разумеется.
     Казалось бы... И все  же  Денетос в  который раз,  тяжело  печатая шаг,
пересек  свои покои, поправил на груди  медальон с недовольно  нахохлившимся
вороном и рассеянно побарабанил костяшками пальцев по столу.
     Этой ночью его неожиданно вызвал на разговор Исиндиос. Так, ни  за чем,
просто поболтать,  узнать,  как  дела.  Пришлось  изображать благоговение  и
неземную  бодрость.  Старик  даже обрадовался: "Что, тоже не спится?".  Если
бы...
     И лишь в  самом конце разговора, мельком, невзначай: "Тут одна  талисса
решила тебя навестить. Расслабься... Ничего особенного. Разве что она сможет
раздобыть "ключ". Пока еще они возле монастыря Стеариса. Надумают - дам тебе
знать".
     До монастыря Стеариса не один день пути. Явно ничего срочного.
     И все же он решил помолиться - истинная степень опасности ведома только
Всевидящему. Дэйнер был  готов к тому, что бог  лишь мимоходом коснется его,
даруя  утешение. Или  ответит,  призывая  встряхнуться  и привести  гарнизон
Лайгаша в полную готовность.
     Он не ожидал одного: Всевидящий хранил молчание.
     Протектор  перешел  во  внутренний  храм  и  возложил руки  на  алтарь.
Случаев, когда Ворон не отвечал жрецу его  ранга  на  прямой  призыв...  Да,
пожалуй, и не припомнить.
     Или Всевидящий решил его проверить, или... Но об этом лучше не думать.
     В  пять часов  утра Дэйнер решил, что пора действовать.  Первый порыв -
отправить  навстречу талиссе  несколько  человек  из гарнизона.  Лучше  даже
десяток. Или дюжину.
     Хотя  и  это не  выход.  Исиндиос  назовет его паникером и будет  прав.
Подумаешь - талисса. Не она первая, не она последняя.
     Другое дело, если попробовать послать новенькую. А заодно и  проверить,
так ли она хороша в деле, как об этом говорят.  В конце концов, Орден платит
ей добрыми палладиевыми талерами, которые не грех бы и отработать.
     К семи часам  Денетос,  наконец,  закончил  переговоры  со  столицей  и
собрался было завалиться спать  с чувством выполненного долга,  но не тут-то
было.
     Можно назвать  это предчувствием. Или внутренним голосом. Или посланным
Вороном предостережением. Однако уснуть Денетос так и не сумел.
     Без всякого аппетита  позавтракав, Протектор  заперся  в своих  покоях.
Что-то он, кажется, упустил. Талисса, монастырь Стеариса, "ключ"... "Ключ"!
     Редкая вещица. За все время лишь один "ключ"  от Лайгаша мог  попасть в
чужие руки. Но тогда...
     Подойдя  к полке с изрядно  обветшавшими фолиантами,  переходившими  по
наследству  от Протектора  к Протектору,  Дэйнер  брезгливо  снял  небольшую
паутинку, сдул пыль и бережно положил на стол один из пухлых томов.
     Наверняка где-то здесь.  Выцветшие от времени  чернила  заставили жреца
нетерпеливо потянуться за большим увеличительным стеклом. Ага, вот оно!
     "Допрос  души Сендира Раоми, Летящего во Тьме, Допущенного к Тайнам, но
Не Переступившего Порога."
     Ни  один человек в Трайгорне не должен  был знать, что чародей работает
на Орден. И, похоже, так и не узнал.
     Да,  Раоми  был  ценным  приобретением, очень  ценным. Слава  искусного
чародея  позволяла ему как бы невзначай проявлять  интерес  к тем магическим
артефактам, которые интересовали Орден в первую очередь.
     Часть из  них до  сих  пор хранится в  Лайгаше.  В свое  время  Дэйнеру
особенно запомнился невзрачный  с виду медальон с кусочком пожелтевшей кости
внутри. Поговаривали, что это ни много ни мало, как чудом уцелевшая  фаланга
пальца легендарного Кхарада, исчезнувшего в пламени Нетерты. Все бывает...
     Потерев лоб, Протектор вновь склонился над фолиантом.
     "Вопрос: Знаешь ли ты сразившего тебя?
     Ответ: Нет.
     Вопрос: Кто мог бы желать твоей смерти?
     Ответ: Многие."
     А он не слишком разговорчив, этот Раоми. Или жрецы так и не сподобились
толком овладеть его душой?
     "Вопрос: Есть ли среди них служители иных богов?
     Ответ: Есть.
     Вопрос: Есть ли среди них именитые маги?
     Ответ: Все они слабее меня."
     Денетос невольно  фыркнул. Даже по ту сторону Грани старик не  растерял
свою спесь. А что врагов у него было - не сосчитать, так это всякий в городе
знал.
     "Вопрос: Где "ключ" от Лайгаша, с которым ты не должен был расставаться
ни при жизни, ни после смерти?
     Ответ: Это был мой "ключ", и без моей Силы он - ничто.
     Вопрос: Открыл ли ты кому-либо перед смертью путь к Лайгашу?
     Ответ: Нет.
     Вопрос: Клянешься ли ты самой своей сутью, что "ключ" не раскроет тайны
в чужих руках?
     Ответ: Я уверен, что он не нарушит молчания".
     Так-так, еще раз! Раоми  отказался принести клятву, прекрасно  понимая,
что Ворон  без  труда  придумает, как ею распорядиться.  Как же эти  растяпы
проглядели, что старик попросту ушел от ответа!
     Формально  все  верно. "Ключи"  делались для того, чтобы лишний  раз не
использовать  Кельи  Перехода:   случалось,   что   жрецам,   обеспечивавшим
перемещение, приходилось  потом  отлеживаться больше суток.  А так Раоми мог
себе спокойненько телепортироваться, пока собственных сил хватало. "Ключ" же
указывал нужное направление и вел чародея уже внутри Лайгаша.
     Кто   теперь   вспомнит,   в   какой   момент   синклит   вдруг   решил
подстраховаться? Но с тех пор никто, кроме хозяина "ключа": ни маг, ни жрец,
сколь бы могущественны они ни были, - не заставили бы "ключ" работать.
     Ни маг, ни жрец.... А бог?
     Неужели здесь не обошлось без вмешательства другого божества? К тому же
вмешательства настолько искусного, что даже синклит ничего не заподозрил...



     Подозрения потихоньку перерастали  в уверенность. Разбросав листву  под
деревом, возле  которого еще  недавно спал нищий, Терри и Макобер обнаружили
пару больших деревянных копыт с креплениями для башмаков.
     - Да по этой дороге хорошо если раз в  год кто-нибудь ходит! - изумился
Мэтт. - Умаешься в засаде сидеть!
     - Лежать, - невольно поправила его Бэх.
     - Лежать, - не смутился гном. - Ну что, будем этого деятеля искать?
     - А как же, - тут  же откликнулся Айвен, - побегаем недельку по лесу, и
Айригаль с ним, с графским  замком. А как проголодаемся, выйдем на просеку -
тут и обед прилетит.
     - Я вот чего не могу понять, - не в обычаях  Торрера  было держать свои
сомнения при себе, - почему ему до сих пор никто череп не проломил?
     -  Вот так,  наверно,  каждый  себя  и спрашивает,  -  не  без ехидства
парировал гном. - Из тех, конечно, кто в живых остается.
     - Господа, а никто не обратил внимания, что чудовище нам  попалось, как
бы это сказать, несколько странное? - неожиданно поинтересовался Терри.
     - В смысле? - переспросила  Бэх. - То ли я подустала Торрера лечить, то
ли ты чего-то выдумываешь.
     - Терри -  и  выдумывает?  - искренне засомневался  Макобер;  не  найдя
больше на поляне ничего интересно, мессариец чувствовал себя обманутым. - Да
это, почитай, страннее будет, чем любое чудовище! Нет, точно тебе говорю, по
всему выходит, что ты подустала.
     - Погодите, - нахмурился Айвен. - И что тебе показалось необычным?
     - Если оно хотело нас убить...
     -  Слышали уже,  - не слишком  вежливо зевнул  Мэтт. - И  не далее, как
сегодня ночью.  Если бы  нас хотели убить, давно бы это  сделали. А  то, что
Торрер подстрелил одного из этих негодяев, - так, морок, не более того.
     - И что с того? - в голосе Терри зазвенел лед.
     - Да  только то, приятель, - проворчал  гном, - что если Айвену повсюду
чудятся убийцы и  он сейчас  скажет, что  тварь, а заодно и нищий, оказались
здесь совершенно не случайно... Скажешь?
     - Скажу, - кивнул маг. - Больше того скажу: они нас явно поджидали.
     -  Вот-вот. И наверняка  не  один  день поджидали.  А что, мы  -  птицы
важные, не абы кто! На таких и тварей не жалко, и нищих, и...
     -  Эвон  как   разбушевался,  -  достав  из  заплечного  мешка  приятно
булькающий бурдюк,  Макобер  сделал  несколько  жадных  глотков.  - Никто не
будет? Так я и думал! Мэтти, тебя-то какая тварь укусила?
     - Да  никакая,  - раздраженно  бросил  гном.  - Просто  забавно  у  нас
получается: один от  своей тени бегает, другой везде умысел видит. Причем не
злой умысел, а даже добрый какой-то. Не  мы, выходит, с тварью справились  -
она чуть ли не сама под твой меч подставилась.
     - Похоже на то, - серьезно кивнул Терри. - Такие порождения тьмы обычно
нерешительностью не  страдают.  Помнишь,  как  оно Торрера завалило? Тут  бы
самое  время и  от Айвена  мокрое  место оставить. А в итоге? Когда  вы  его
шинковали, оно даже защищаться не особо пыталось!
     - И что с того? -  удивился  Айвен.  - Думаешь, нам специально дали его
убить?
     - Уверен, - Терри потер все еще  побаливавшие запястья.  - Я бы сказал,
что  это  своего  рода еще один "намек".  Невесть  откуда  взявшийся  нищий,
который  выводит  нас  прямо  под когти  твари,  слишком  замысловат,  чтобы
оказаться сидящим  в засаде обычным  разбойником. Пожалуй, эта игра  даже не
лишена изящества. Но  я уверен,  что она рассчитана на нас и только  на нас.
Чего стоит хотя бы упоминание о сокровищах...
     - Ну, не знаю, - махнул рукой гном, не желая признаваться, что теперь и
он, в кои-то веки, углядел в рассуждениях лунного эльфа  рациональное зерно.
- На засаду и правда не слишком похоже...
     - Тогда все складывается, - поддержала его Бэх. - И следы копыт  вполне
могли быть  рассчитаны  именно  на  Макобера.  Да что там  говорить, все  мы
изрядно любопытны. На пустом месте.
     - Кстати, и тварь такую обычному бродяге вряд ли  приручить, - закончил
за нее Торрер. - Терри, но если так...
     -  А   что  это  меняет?   -  озорно  ухмыльнулся  Айвен.  -  Ну,  одно
предупреждение, ну, два - не все ли равно?
     - Не все,  - хором ответили оба эльфа  и  удивленно  воззрились друг на
друга.
     - Давай, чего уж там, - пробормотал, наконец,  Торрер, хотя видно было,
как ему не терпится поделиться своими сомнениями.
     - Благодарю, -  Терри оперся рукой о ствол все того же бука. - Если это
действительно второе  предупреждение, они, по  крайней мере, знают, где мы и
куда  направляемся.  Что  мне уже  не нравится.  Я за  то,  чтобы больше  не
отвлекаться ни на какие излишние развлечения...
     - Согласен, -  горячо  поддержал его Макобер,  не сомневавшийся, что уж
развлечения-то точно  излишними  не бывают.  А если  вдруг такое по  пути  и
попадется, то... то... то там видно будет.
     -  Отлично, - кивнул  лунный эльф,  хотя  лицо его не  отразило  и тени
радости.  - Тогда  идем прямиком к старому  замку, разбираемся с  ключом, по
ночам ушами не хлопаем, днем ворон не ловим...
     -  То  есть ты  предлагаешь вести  себя так,  словно  за нами  охотится
Гильдия убийц, - хмыкнула Бэх.
     - Эх, девочка, -  проворчал гном. - Гильдию  убийц ей подавай. Гильдия,
знаешь ли, за такими, как мы, не охотится. Дороговато встанет.
     - Гномище, а ты хоть раз пробовал кого-нибудь заказать?
     Мэтт взглянул в горящие глаза Макобера и только махнул рукой:
     - А, ладно. Терри,  я не против. Решили  - так решили. Торрер, а ты что
хотел сказать?
     - Ну, раз решили... - разочарованно повторил Торрер.
     - Вот и  славненько, -  Мэтт уже закидывал на  себя  заплечный мешок. -
Тогда вперед и ни на что не отвлекаемся!
     Отмывшись  от крови чудовища в  ближайшем  ручье,  друзья  выбрались на
дорогу.
     До вечера  отвлекаться действительно  было не на что. Выскочив из леса,
дорога  вольготно  раскинулась  среди  пустынных  лугов:  похоже,  окрестные
крестьяне вместе  со  своим  скотом  попрятались,  как  могли,  от  стоявшей
неподалеку  армии,  справедливо решив, что граф при  всем желании не в силах
уследить за каждым воином, которому захочется разнообразить походный рацион.
     Все бы хорошо, но к вечеру Торрера начало  лихорадить. Взглянув  на его
сжатые зубы и ввалившиеся от усталости глаза, Айвен  решительно предложил не
испытывать эльфа на прочность, а устроить привал.
     - Ну, если вы уже устали... - с трудом выдохнул Торрер и едва не рухнул
на землю.
     Когда  вода  в  котелке  над  костром закипела,  Айвен  высыпал  в  нее
пригоршню зеленоватого  порошка и  заставил эльфа выпить отвар  до последней
капли.
     - А где  тот  эликсир, который мне в монастыре помог? - попытался  было
протестовать Торрер. - Тот хоть смородиной пах, а не могилой!
     - Ну  что  ж  делать, если ты такой  ядолюбивый?!  -  парировал  маг. -
Придется обходиться тем, что есть.
     - Ума не  приложу,  чем один яд лучше другого!  -  недовольно проворчал
эльф.
     Прошел  час,  лихорадка  усилилась.  Временами  Торрер стал  впадать  в
забытье,  приборматывая  нечто  замысловатое  на   родном  языке.  Терри  на
мгновение прислушался, покачал головой и быстро отошел в сторону.
     -  Бэх,  - вполголоса  попросил Айвен, когда стало ясно,  что питье  не
помогло. - Посмотри нашего великого и ужасного, а? Помрет ведь.
     Девушка кивнула. Если бы  у нее было  побольше сил, она бы и сама давно
это предложила. А так... Раньше эликсиры Айвена помогали. По крайней мере, в
трех случаях из пяти.
     Подойдя к эльфу, она опустилась на колени и сжала в руке медальон.
     О Темес, Воин Со Сверкающим Мечом, услышь меня, даруй мне частицу своей
божественной силы!
     Жрецы Темеса успешно справлялись с ранами,  полученными на поле боя. Но
яд... Окажись  рядом  храм Ашшарат, богини  любви  и  покровительницы  всего
живого, Бэх, не  задумываясь, попросила бы  ее о  помощи. Однако сейчас  она
могла надеяться лишь на себя и своего бога.
     И только он и она знали, чего ей это стоило.
     Позволь мне  очистить  кровь эльфа от скверны,  и да не станет сей воин
легкой добычей Пожирательницы Душ!
     После  каждой такой молитвы она чувствовала себя  измотанной,  выжатой,
опустошенной.  Сила бога...  Проходя через тело  жреца,  она  забирала и его
собственные силы.
     А ведь зачастую сразу после этого ей приходилось вступать в новый бой.
     Даруй  ему  отдых  и  покой  по  эту  сторону  Грани,  даруй  ему  свое
благословение, ибо в честном бою получены его раны!
     Иногда она ощущала сильное присутствие Темеса - казалось, бог спустился
с небес, чтобы взглянуть в глаза тому, за кого она молилась.
     У жрецов не принято обсуждать эти вещи между собой, но она слышала, что
служители   Ашшарат   после   каждой  молитвы  во  исцеление   ощущают  себя
помолодевшими, словно окунувшимися в живительный источник своей богини.
     О  Бессмертный Воитель,  пусть затянутся раны страждущего, пусть придет
покой на смену боли, пусть исцелится душа его и тело его!
     Она  же, обращаясь  за  помощью  к  Темесу, чувствовала  в крови слепое
бешенство боя,  ярость берсеркера. А потом лишь  пустоту  и горький вкус  на
губах.
     Рана Торрера постепенно затягивалась, синева на лице отступала.
     Благодарю  тебя, о Небесный Рыцарь. Он будет добрым воином, сражающимся
во славу  твою.  Ибо  разве не  прибавляет каждый воитель свою силу к твоей,
свою душу к твоей, свою славу к твоей?!
     Бэх   чувствовала,   что   устала,   очень   устала.   Однако   молитва
подействовала:  лихорадка нехотя отступала,  недовольно цепляясь  за Торрера
своими липкими пальцами.
     Жрица  вздохнула и  положила  прохладную  ладонь на  лоб  спасенного ею
эльфа.  Не прошло  и минуты,  как тело Торрера расслабилось, он улыбнулся во
сне и повернулся на правый бок.
     - Ну вот и все! И после этого вы еще будете говорить, что они нас  так,
попугать хотели?!
     Бэх  с трудом поднялась  на ноги  и,  пошатываясь, добралась до  своего
расстеленного плаща. Через мгновение девушка спала.
     - Ужин  готов, - вполголоса объявил Макобер, успевший вымыть котелок  и
сотворить в нем весьма аппетитное варево.
     - Умеешь  же ты, -  с  завистью втянул носом воздух  Мэтт.  - А  я вот,
поверишь, так и не научился. А теперь уж и поздно, наверно...
     - Вот уж глупости!  -  запротестовал мессариец. -  Да здесь все просто,
как  парус свернуть! Все дело-то  в чем,  не в  моем  особом искусстве, а  в
приправах! Ну,  а это уж Торрер  - в корешочках  и травках я, признаться, не
большой дока.
     - Да будет  тебе скромничать! - и Мэтт с наслаждением запустил ложку  в
густое варево.
     Поужинав, Айвен  незаметно кивнул  гному, и они отсели в сторонку. Пока
гном,  насвистывая  что-то  под  нос,   заботливо   точил   красноватый   от
предзакатного солнца меч, маг задумчиво покусывал сорванную травинку.
     - Но  ты  уверен, что заклинание было произнесено правильно? -  нарушил
молчание Мэтт. - Магия, знаешь ли, такое дело...
     На  всякий случай  гном поискал глазами Макобера:  мессариец не упускал
случая подшутить над его  интересом к  колдовству. "Что же  это за гном  нам
такой  неправильный  достался, -  говаривал  тот  в  таких случаях. - Мыться
любит, от магии за уши не оттащишь! Будто и не гном вовсе!"
     - Уверен,  -  хмуро отозвался  Айвен.  -  Понимаешь,  заклинание  может
разбиться о любое  противодействие. Может вообще не  сработать.  Но чего оно
точно не может, так это попасть не по адресу.
     - А вдруг это существо отражает магию. Ты в него заклинанием, а оно это
заклинание...
     - Угу,  в Терри, -  усмехнулся  Айвен.  - Отразить-то магию  -  никаких
проблем. Но либо  в самого чародея, либо в сторону. А Терри, как ты помнишь,
шел прямо за мной.
     - А если бы более могущественный чародей... Скажем, Абу Дамлах?
     - Да  не  было  там никакого  могущественного чародея: я бы  его  сразу
почувствовал.
     - Уверен? - засомневался гном.
     Айвен молча кивнул.
     - Но предположим...
     -  Мэтт,  только в  сказках  колдуны могут  творить абсолютно  все, что
угодно,  добывая огонь  из воздуха и воду из камня, - перебил его Айвен. - У
магии существуют свои законы. Которые...
     - ...ты знаешь куда лучше меня. Отлично, давай зайдем с другой стороны.
Произошло нечто, на твой взгляд, совершенно необъяснимое. Так?
     - Так, - устало согласился Айвен.
     - И мы хотим узнать, было ли это случайностью?
     -  Допустим.  Хотя больше  всего  на свете  мне хотелось бы понять, как
такое вообще могло случиться.
     -  Давай по  порядку.  Ты можешь  прямо сейчас  произнести какое-нибудь
простенькое заклятье?
     - Например?
     - Ну, скажем, Присутствия Магии.
     -  Если ты считаешь, что это что-то даст... А, чем Айригаль  не  шутит!
Что проверять будем?
     - Да хоть...
     Взгляд гнома упал на Терри, с любовью  рассматривающего "драконий" жезл
в паре ярдов от них.
     - Да хоть Терри.
     Айвен   на  несколько   мгновений   ушел   в   себя,  губы  его  что-то
сосредоточенно зашептали. Мэтт уже  не раз  видел, как действует  заклинание
Присутствия Магии, окружая волшебные вещи  нежным бирюзовым  сиянием. Однако
эффект превзошел все его ожидания.
     Терри  вдруг громко вскрикнул и выронил жезл, дуя на обожженные пальцы.
Айвен с гномом  молча  переглянулись. А разъяренный лунный  эльф, уверенный,
что все это опять шуточки Макобера, в ярости вскочил на ноги.
     Но Макобера по-прежнему  поблизости  не было: мессариец тоже  отсел  от
талиссы,  чтобы  как  следует  рассмотреть  свой  трофей. Друзья  с  улыбкой
отнеслись к его желанию  обшарить тело "летающего скорпиона", как он называл
про себя  встретившееся на  просеке  чудовище. Им  даже не пришло  в  голову
спросить, нашел ли он что-нибудь. Да и что там можно было найти?
     И все  же  в  густой шерсти возле  загривка  твари чуткие  пальцы  вора
нащупали  тонкую,  но прочную цепочку с  небольшой  серебряной  бляшкой.  Не
говоря никому ни слова, мессариец сунул ее в карман.
     И вот теперь наконец-то  он мог  удовлетворить свое любопытство. Разжав
кулак, Макобер с изумлением смотрел на маленький кругляш, лежавший у него на
ладони. Выбитый  на  нем символ  за  последние дни  стал слишком  хорошо  им
знаком. Скрещенные стрелы. Знак магов Айригаля.






     Причудливо извиваясь, ревущий поток  с грохотом катился по  дну ущелья,
обдавая скалы веером сверкающих брызг.
     Красиво. Даже очень. Ради этого, собственно, он здесь и поселился.
     Отвернувшись от окна, Кхарад решительно сдвинул груду  свитков на  край
стола. Все это может подождать.  Раз уж Зеантису пришлось вернуться в мир, в
нем, и  правда,  должно  происходить нечто, не  укладывающееся  в  привычные
рамки.
     Богам случалось воевать с чародеями, но ни разу между собой. Теперь  же
нельзя исключить и этого.
     Если  один  из  богов  действительно  задумал  взять  верх,  он  должен
понимать,  на что идет. И не брезговать любой поддержкой. Тем более  помощью
магов.
     Однако потом,  когда он  останется один и  все  верующие Двэлла  станут
молиться только ему, божество отлично обойдется  и без  магии.  А в том, что
пантеон,  как  и   во  времена   Битвы   Святых  Отцов,  видит   в  чародеях
многочисленных докучливых конкурентов, Кхарад не сомневался.
     Как был  уверен и в другом: у  него есть  время лишь на одну ставку.  И
проигрыш  будет  означать  смерть.  На  этот  раз окончательную,  настоящую.
Небытие.
     С тех  пор как рухнули башни Нетерты, Кхарад предпочитал  оставаться  в
тени. Многие думали, что он погиб.
     Ему не хватило нескольких секунд, чтобы завершить заклинание.
     Так остался ли он на самом деле жив?  И он ли? Чародей гнал от себя эти
вопросы.
     Какая-то частичка его  самого действительно погибла, навсегда  осталась
там,  в  Нетерте. Городе, который он  основал и который так  любил. Большая,
маленькая,  важная,  не  важная  -  кто знает. Он  стал  другим.  Чуть-чуть,
неуловимо другим. И он это чувствовал.
     Однако  больше  всего  ему  не хватало  Силы. Той  беспредельной  Силы,
которая  переполняла его в былые времена. Позволявшей потянуться взглядом на
другой конец Двэлла, коснуться разума любого из смертных, увидеть отца.
     Да полно, так ли уж он хотел его видеть...
     Постепенно,  понемногу  Сила   возвращалась.   И  с  ней   возвращалось
пристальное  внимание  ничего не  забывших  и  ничего  не  простивших богов.
Особенно одного из них - Темеса.
     Думал  ли  Кхарад  на  самом  деле  развязать  войну,  взять  реванш за
проигранные битвы? Для  того ли основал  Нетерту - город магов, город чудес,
город таившейся под землей Силы?
     Он и сам этого не знал. Возможно. Не исключено. Но может быть, и нет.
     И все же Темес первым понял, что это будет за война.
     Боги  наверняка  знали,  что  он остался  жив.  Или,  по крайней  мере,
подозревали.  Если,  конечно,  у  него  случайно   не  осталось  способности
закрываться от их взгляда.
     В любом случае, пока Кхарад  был еще слишком слаб,  чтобы рискнуть себя
обнаружить.
     Тогда    появился     Круг.    Двенадцать     могущественных     магов,
друзей-соперников.  Договор не давал им расправиться друг с другом в  борьбе
за власть. И лишь один из чародеев знал, кто на самом деле управляет Кругом.
     Арн. Как же не вовремя он ушел. Дурацкий сердечный приступ -  и в такое
время!
     Кхарад предпочитал не рисковать,  и маг, "представлявший" его в  Круге,
всегда подвергался  сейнарье -  перенесению  в другое  тело  с легким,  едва
заметным изменением души. Такой чародей оставался предан ему до конца  своих
дней.
     - Veranh anad aerte!
     Увесистый фолиант без единого  символа на  переплете  послушно  лег  на
прозрачный  столик, поддерживаемый  изогнутой бронзовой  фигурой  обнаженной
девушки. Раньше  Кхарад  любил  представлять  ее  гостям,  как  свою  бывшую
любовницу,  удостоенную столь изощренной кары  за... Тут уж можно  было дать
волю воображению.
     Раньше. Сейчас рассказывать было некому.
     Кхарад медленно переворачивал страницы, вспоминая каждого, кто оказался
достойным  попасть в этот том. Всех их  объединяло одно: он  отбирал лучших.
Вернее, тех, которые  когда-нибудь  могли  стать лучшими. Отбирал рано, пока
еще они не успели войти в силу, не  обрели уверенность в себе,  стремились к
большему и готовы были платить за это назначенную им цену.
     Бывали и ошибки: завязи, которые так  и не давали плодов. Тогда еще  он
мог позволить себе ошибаться. Сегодня ошибка будет стоит ему жизни.
     Да что ж это такое, никак Смерть из головы не идет!
     Стараясь  унять  дрожь  в  руках,  чародей  коснулся кончиками  пальцев
немногих   чистых  страниц.   Пусто.  Все   по-прежнему.  Несколько   весьма
перспективных   магов  недавно  вступили  в  Созвездие.  Пора   бы  и  Кругу
измениться.  Превратиться в разветвленную организацию со  своими людьми  при
дворах и армиях, со своими учениками. Созвездие сделало это уже давно.
     Вот  только успеет ли  Круг?  И  захочет ли? Кхарад отнюдь не собирался
раскрывать себя, приказывая напрямую. Он предпочитал  действовать исподволь,
внедряя  через  своего человека  в  Круге  нужные  ему  идеи,  подправляя  и
направляя, слегка помогая там, где ему было это выгодно, и слегка мешая тем,
кто шел не туда.
     Одна  надежда:  боги не склонны суетиться.  Если даже Зеантис  с трудом
сумел разузнать хоть что-то, у Круга есть, по крайней мере, год. Или два.
     А  придется делать  вид,  что  впереди вечность.  Главное  -  никого не
растревожить  раньше времени.  Тот из  богов,  кто решил, как  выразился его
братец, "перетянуть одеяло на себя", наверняка не скидывает его со счетов.
     "Как  после катастрофы  лечит  время!"  -  Кхарад  невольно усмехнулся,
вспомнив слова  популярной баллады про  гибель Нетерты. Вот именно, "лечит".
Хорошо бы только никому  из богов не пришло в голову поинтересоваться, успел
ли он уже в полной мере излечиться.
     Однако в  своем доме он  мог быть спокоен. По крайней мере, хотелось на
это надеяться.
     Что ж, больше ждать некогда.
     Обмакнув перо сокола  в маленькую  чернильницу, Кхарад коснулся чистого
листа. Придется вписать это имя самому.
     Этого человека будет нелегко привлечь на свою сторону. Очень нелегко. А
сейнарье может происходить лишь абсолютно добровольно.
     Впрочем, тем интереснее.
     Пока еще это имя  известно лишь друзьям самого  юного  чародея.  Однако
вряд  ли  его успеет  узнать кто-нибудь еще -  не случайно сейнарье означает
"перерождение"...



     Восход солнца  застал талиссу уже  в пути.  Луга уступили  место лесам,
которые  казались  столь  девственно-дремучими, словно стояли  где-нибудь на
краю земли, а не в самом сердце герцогства Этренского.
     - А  вот, наверно, и замок нашего  друга графа!  Только болот что-то не
видно. Не иначе как высохли!
     Голос Макобера заставил друзей отвлечься от разговора.
     За  деревьями  едва  виднелась старая  покосившаяся хижина.  Небольшая,
размером  с  охотничий  домик.  Тропинка  к хижине почти  заросла вездесущим
подлеском; распахнутая дверь  жалобно  стонала, раскачиваясь на проржавевших
петлях.
     - Может, ну его, этот домик? -  нерешительно предложил Айвен. -  Решили
же: никуда не сворачиваем.
     -  Самому  небось  интересно, - поддразнил  его  Макобер. -  Да  ладно,
полчаса ничего не решают!
     Айвену и  в самом  деле  было любопытно.  От хижины  исходило  нечто...
Нечто,  чему он никак не  мог подобрать названия.  Где-то там  явно  крылась
Сила. Добрая, злая  - этого, пожалуй, издалека  не  смог бы сказать  и более
опытный маг. Однако что-то там такое было...
     - Странно,  - Торрер  сделал несколько  шагов в  сторону  от  дороги. -
Хибара хибарой, а за домом коновязь на дюжину лошадей.
     -  Может,  это  она  сейчас  хибара,  -  возразила  Бэх.  -   А  раньше
какой-нибудь из Беральдов любил здесь охотиться. Вместе с придворными.
     - Все может  быть...  - Айвен пригляделся  к  домику  повнимательнее. -
Пожалуй,  Мак, на сей раз твоя  взяла. Смотрите, стены  еле держатся, а  вот
крышу, пожалуй, не без магии  положили  - как  новенькая. В этих местах лето
частенько дождливое  -  обычная  крыша  протянула  бы лет  пять,  не больше.
Только,  сдается  мне,  граф  из-за  одной  крыши  не  стал  бы с  чародеями
связываться: либо  уж  весь  домик, либо  - ну  его к Орробе. Ладно, давайте
заглянем. Но, Мак, я тебя умоляю: давай без фокусов!
     - А то! - небрежно кинул мессариец, направляясь к домику.
     На  первый взгляд  хижина казалась  пустой и  заброшенной.  Пара  грубо
обструганных  деревянных  лавок  вдоль  стен,  стол  с  кривыми  подгнившими
ножками, холодная облупившаяся печь. На полу набросаны грязные оленьи шкуры.
Судя по запаху, последний раз этот олень мылся лет двадцать назад.
     - Ну что, пойдем? - Бэх неожиданно почувствовала себя слегка неуютно. И
искренне  порадовалась,  что  можно  вновь  выбраться  на извилистую  лесную
дорогу, под чистое небо и кроны деревьев...
     К ее несчастью,  Макобер  никогда не страдал  особой брезгливостью:  не
успела  жрица предложить выйти на свежий  воздух, как мессариец уже принялся
откидывать в сторону шкуры.
     - Два люка, - удивленно проговорил он, точно предполагая, что остальные
резко и бесповоротно ослепли. - Забавно. Обычно хватает и одного.
     - Хватает для чего? - уточнил Торрер. - Или, вернее, для кого?
     - Картошку хранить, - рассеянно отозвался Макобер.
     И  прежде  чем эльф успел  еще  хоть  что-то  спросить,  мессариец  уже
погрузился в изучение внушительных навесных замков.
     - Если ты собираешься  залезать в подпол каждого дома, мимо которого мы
будем  проходить, - Айвен  постарался, чтобы  его голос прозвучал как  можно
более сурово, - то...
     Жалобно звякнул замок.
     -  Никаких  условий  для  работы!  -  пробормотал  мессариец,  даже  не
обернувшись, и с грохотом откинул ближайший к нему люк.
     Гулкий звук, отразившись от стен,  заставил друзей невольно вздрогнуть.
Словно сама хижина поморщилась, недовольная столь фамильярным обращением.
     - Мак, кажется, мы не договаривались здесь поселиться!
     На сей раз чародея все же удостоили ответом:
     - Если все как  следует не рассмотреть, можно было  и вовсе с дороги не
сворачивать!
     - Ну,  если Макобер  намерен  рассмотреть  здесь все  как  следует... -
обреченно пробормотал Торрер и устало присел на одну из лавок.
     - Я быстренько! - мессариец энергично нырнул в люк, но уже через минуту
показался обратно.
     - Ничего интересного, - бодро отрапортовал он, - припасы какие-то: мясо
гнилое да три бурдюка с вином. Так себе, кислятина.
     Эльф  уважительно покачал головой:  за  это  время он сам едва успел бы
спуститься в погреб.
     А Макобер уже взялся за ручку соседнего  люка, но  тут же замер, почуяв
неладное. Опустившись на колени, он внимательно осмотрел петли. Что-то здесь
было не так.
     - Не поддается? -  с надеждой  поинтересовалась Бэх. Проведя пальцем по
лавке, где сидел эльф, она тяжело вздохнула и предпочла остаться на ногах.
     - Все в наших руках! - Макобер на мгновение задумался и  нехотя полез в
мешочек, висевший на поясе рядом с кошелем.
     - Так,  значит, - приговаривал он, вовсю орудуя одной из своих отмычек,
-  а  если  мы  тебя  с этой стороны...  Ага,  а если  с  умом, потихонечку,
потихонечку... Вот так...
     Каким  образом  мессариец  порой чувствовал  самые  хитроумные ловушки,
оставалось  для  талиссы  загадкой.  "Должны  же  были боги хоть чем-то  его
наградить", - говаривал, бывало, в таких случаях Мэтт.
     - Ну вот,  было  бы о чем  говорить! - в конце концов  радостно объявил
Макобер, откидывая крышку.
     Оба эльфа как  по команде рванулись вперед, но мессариец уже скатывался
вниз  по  приставной лестнице. Спрыгнув  с последних  ступенек, он  на  пару
секунд замешкался, зажигая факел.
     - Что вы так переполошились-то? - укоризненно поглядел он снизу  вверх.
- Можно подумать, погреба никогда не видели.
     Погреб оказался похожим на огромный подземный каземат. То здесь, то там
на  полу  виднелась засохшая кровь, а у противоположной стены скалился череп
висящего на цепи скелета. Во всем этом было  что-то неестественно-картинное,
точно  художник  с   минимумом  воображения  надумал  пострашнее  изобразить
заброшенную тюремную камеру. И,  не  справившись с  перспективой,  сделал ее
подходящей  скорее   средних   размеров   дракону,   нежели   этому   весьма
нетребовательному мертвецу.
     Мессариец изумленно огляделся:
     - Пытали они здесь, что ли?..
     Держа   в  руке  обнаженный  меч   и  настороженно  оглядываясь,  Терри
приблизился к скелету. Странно:  с  шеи мертвеца  на серебристом витом шнуре
свисало  палладиевое  кольцо.  Что  это  - необъяснимая  небрежность палачей
или?..
     - Надо Айвена позвать,  - почему-то шепотом предложил Торрер.  -  Вдруг
это Оберег?
     Терри пожал плечами. Все  может быть:  по-настоящему искусный колдун  в
состоянии  наложить на свой Оберег такие чары, что  коснувшемуся его мало не
покажется.
     - Мак?

     -  Я  бы не трогал, - неожиданно для себя  проговорил  мессариец.  - По
крайней мере, пока не поговорим с Айвеном.
     - Как скажете...
     Лунный эльф наклонился, чтобы получше рассмотреть  таинственное кольцо.
Снаружи  ободок  чистый,  разве  что  блестит  несколько  ярче  обычного.  А
изнутри...
     Терри знал, что по-прежнему стоит  в  погребе  перед  висящим на  цепях
скелетом. И одновременно видел тот же самый погреб  откуда-то сверху, из-под
потолка. И точно знал, что дело происходит много лет назад.
     Сначала в  погребе было тихо и пусто. Лунный эльф напряг волю, пытаясь,
пока не поздно, освободиться от странного наваждения. Ничего не изменилось.
     Но вот  послышались возбужденные  голоса, раздался скрип  петель,  и  в
открывшийся люк сбросили связанного человека. Следом спустились двое.
     Пленника пытали. Долго и безуспешно. Добиваясь одного: чтобы несчастный
сам снял  с шеи кольцо и передал его своим мучителям. Лишь в этом случае они
могли не опасаться стражей кольца и обретали власть над...
     Заметив, что Терри застыл, точно загипнотизированный, Торрер рванул его
за плечо назад.
     - Мак, зови скорее Айвена. И, пожалуй, Бэх.
     Мессариец  кинулся к лестнице,  когда громкий крик Торрера заставил его
обернуться.
     Справа и  слева  от  эльфов  две  пары глаз смотрели  из облака черного
тумана. На  фоне огромных оранжевых  белков черная горошина  зрачка казалась
бездонным колодцем, заставлявшим покориться, застыть и смотреть, смотреть...
     -  Бэх! - успел прохрипеть  мессариец, прежде  чем  застыл,  напряженно
вглядываясь в пустоту.
     Рука Торрера безвольно упала на рукоять меча. И это спасло ему жизнь.
     Вокруг  клинка  появилось  едва  заметное серебряное  мерцание.  Широко
распахнув  глаза,  эльф воззрился  на  меч  с  не  меньшим  изумлением,  чем
окружившая его нежить.
     - Раньше бы знать...
     Он все еще удивлялся,  когда тело само отреагировало на опасность.  Меч
вылетел из ножен; пружинящий шаг назад - и Торрер уже был готов к бою.
     - Бэх, Айвен! Не смотрите им в глаза!
     Однако Бэх и без Торрера уже почувствовала, что в доме появилось нечто,
угрожающее их душам. Сбежав по лестнице, жрица повернулась спиной к нежити и
коснулась медальона.
     Яркая вспышка света. Торрер  зажмурился, нечисть слегка подалась назад,
а к Макоберу с Терри вернулась способность двигаться.
     - Там, рядом с Торрером!
     Теперь  все, кроме эльфа, старались не отрывать глаз от покрытого пылью
пола.
     - А их ты можешь? - мессариец с надеждой повернулся к жрице.
     - Не  трать силы!  Я сам, - Торрер  высоко поднял меч,  бросая  нечисти
вызов.
     Парящие в воздухе глаза на мгновение сузились. И приняли бой.
     Друзья увидели, как Торрера обволакивает тьма, и услышали  жуткий крик,
в котором боль смешивалась с ужасом.
     - Бэх, ну давай же!
     Повинуясь  отчаянному крику Макобера, девушка  сжала  медальон  в руке,
хотя  и  знала, что  Темес  не  поможет:  ее  бог не  станет  касаться  этих
бестелесных  тварей,  просачивающихся сквозь  поры  земли, как  кровавый пот
выступает на теле безнадежно больного человека.
     Сзади  послышались  шаги Айвена и  Мэтта. Ощущая бессилие  своей  магии
против  стражей  кольца, чародей остервенело  кусал  костяшку пальца. А гном
дергал себя  за  бороду  с такой силой, что рисковал лишиться предмета своей
немалой гордости.
     Один Терри не мог признать своего поражения.
     -  Ну,  чего-то же  оно  должно  бояться?!  -  и  лунный эльф  принялся
судорожно разжигать факел.
     Торрер  почувствовал,  что  его   словно  раздирают  на   части.  Кости
захрустели,  но  он лишь  закрыл  глаза, чтобы не  видеть кошмарного взгляда
бестелесных чудовищ,  и  продолжил  бой вслепую.  Тьма сделала еще несколько
попыток подступиться - и всякий раз клинок без труда рассекал ее, отбрасывая
назад. И тут  Терри,  размахнувшись, бросил горящий факел прямо в окружавший
Торрера мрак.
     Над подземельем пронесся долгий протяжный стон, и глаза сгинули. Дружно
вырвавшийся у талиссы вздох облегчения едва  не задул второй факел в руках у
Макобера.
     - Торрер, ты как?!
     - Жив! - выдохнул эльф и без сил привалился к ближайшей стене.
     Громкий скрежет. Содрогаясь, стена неожиданно отошла в сторону, и эльф,
не удержавшись на ногах, рухнул в открывшийся проход.
     Пока Бэх, склонившись над Торрером, возвращала  его к жизни,  остальные
быстро осмотрели потайную комнатку.
     Пусто.  Даже  пыли -  и  то  поменьше.  Лишь у дальней стенки  одинокий
прорвавшийся мешок, рядом с которым на полу что-то тускло блестело.
     Гном добрался до мешка первым.  Крондорн всемогущий, да  это  же медные
гроши! Стоило так стараться. Едва не погибнуть, чтобы в итоге...
     - Похоже  на разбойничье логово, - огляделся по сторонам Айвен. -  Хотя
снаружи  и не подумаешь.  Мэтти, бросай ты эту ерунду, все  равно на себе не
потащишь.
     -  А что, тоже деньги, - меланхолично заметил гном, пересыпая монеты из
ладони в ладонь. - Лишними не будут.
     -  Гномик, - счастливый  исход схватки быстро вернул мессарийцу  бодрое
расположение духа.  - Я, конечно, понимаю, что ты силен, как три  этих твоих
Крондорна...
     - Но-но! - предостерегающе поднял палец гном.
     Монеты обиженно зазвенели по полу.
     -  Ну  хорошо,  как  два,  -  не  стал  спорить  Макобер.  -  Не  будем
преувеличивать. Оставь ты их в покое. Ну, хватит  тебе этих грошей на неделю
безбедной  жизни. Пусть даже на полторы. Мы ведь не на плаху,  за сокровищем
идем!
     Мэтт тяжело вздохнул, пожал плечами и сунул в карман пару монет.
     Со  значением  посмотрев на Макобера,  друзья  двинулись  к  выходу  из
погреба.
     -  Неудивительно,  что  эти  разбойники отсюда  откочевали, - почесал в
затылке мессариец. - При такой-то небогатой жизни.
     - Небогатой? - усмехнулся Айвен. - Можно подумать, что у тебя не бывало
дней,  когда  ты  не за мешок -  за  пару медяков готов  был  ... Словом, на
многое.
     - У меня-то бывали. Только я думал, что хоть вы, маги, таких проблем не
знаете. Живете себе, колдуете помаленьку и в ус не дуете.
     - Маги, пожалуй, нет, а вот ученики...
     - Слушай, про кольцо-то мы забыли! - вдруг встрепенулся мессариец.
     Но кинувшись обратно, обнаружил, что  о кольце напоминает  лишь шнурок,
валяющийся у ног покойника.
     - Вот это ловкость рук! - восхищенно воскликнул Макобер.
     Друзья  переглянулись.  Либо  кто-то успел  побывать  здесь,  пока  они
осматривали сокровищницу разбойников, либо...
     Осторожно оглядываясь, они выбрались на поверхность.
     - Все, пошли, наконец? - двинулся к двери Айвен.
     - Подождите-ка, а это-то там что?
     Привстав  на  цыпочки,  мессариец  потянул  с  печи  покрытую  паутиной
пятиструнную лайнору.
     - Пылищи-то здесь, пылищи!
     Макобер  от души дунул, и талисса дружно  закашлялась, проклиная его на
чем свет стоит.
     - И зачем тебе лайнора? - неодобрительно взглянул на него гном. - Никак
музыке учится хочешь? Думаешь, она не великовата - с собой-то  таскать?  Все
потяжелее тех грошиков.
     - Не злопамятствуй!  - коротко огрызнулся  Макобер.  - Мне - ни к чему.
Бэх, а ты не хочешь тряхнуть стариной?
     - Тоже мне,  нашел  место  для  песен, -  хмыкнула девушка,  но все  же
протянула руку к инструменту. - Давай только уйдем сначала отсюда, ладно?






     Некогда  Тенистый  квартал  слыл  одним из самых  дорогих  и престижных
районов  Катэны.  Дубрава,  которую  пощадил  быстро  разраставшийся  город,
придавала  этому уголку тот  неповторимый привкус респектабельности, который
притягивал  и купцов,  и офицеров дворцовой гвардии,  и  даже, как говорили,
одного из членов Совета лордов. Ну, уж это, пожалуй, вряд ли!
     Теперь же едва  ли кто-нибудь, кроме старожилов, мог вспомнить,  почему
этот квартал называли  Тенистым.  Никто не  хотел селиться вблизи от  места,
которое  считалось проклятым, и  даже бездомные в поисках убежища на ночь не
решались забредать в покинутые жилища.
     От вырубленных  во  время одной  из  холодных зим благородных  деревьев
остался  лишь  покрытый сиротливыми  пеньками  пустырь,  окруженный  унылыми
заколоченными домами.
     А  всему  виной  -  неприметный  каменный особняк, окруженный  высокой,
увитой плющом стеной.
     Дом   Зеантиса.  О  нем  говорили  не  иначе  как  полушепотом.  Словно
могущественный маг  покарал бы любого, упомянувшего  его  имя  без  должного
почтения.
     Пересуды в окрестных тавернах давно  уже стихли: любители  поболтать  и
перемыть косточки  ближнему  своему пришли к выводу, что маг мертв, а  в его
жилище поселились исчадья Тьмы, питающиеся человеческими душами.
     Не единожды Совет отправлял к дому Зеантиса воинов и чародеев, чтобы те
выяснили,  что же там происходит. Раз отправлял, другой, третий.  И  наконец
решил, что у него не так уж много лишних воинов и чародеев.
     Ни  одного  вора не привлекали рассказы о  сокрытых там богатствах.  Ни
один стражник не заходил в Тенистый квартал, обходя город.
     Поливая стоящие  на  окне  цветы, Зеантис  с  грустью  вспоминал  былую
дубраву.  Покуда к  нему в  любое  время  дня  и ночи мог  заглянуть  любой,
нуждавшийся в помощи, покуда посланцы Совета всегда находили в доме радушный
прием, все было в порядке. Но стоило ему  отлучиться, как первый же воришка,
перебросивший ногу  через забор,  был испепелен  на  месте. А когда  чародей
вернулся  обратно,  внутренний  дворик  напоминал заброшенное  кладбище,  на
котором поразвлеклась дюжина неумелых некромантов.
     Жить рядом с особняком, несущим смерть,  не захотел никто. Да и Зеантис
не торопился вновь распахнуть ворота своего дома. Не время.
     А ведь Кхарад наверняка сказал бы на это: "Разве уединение - это не то,
что нужно настоящему магу?"
     Да, Кхарад... Вот и последний разговор с ним не особенно удался. А ведь
могли бы... Ладно, попробуем  еще раз. Вот  только знать  бы, с кем придется
разговаривать: с возможным союзником или затаившимся врагом.
     Поставив кувшин  на подоконник,  Зеантис  вытер руки о белое  хрустящее
полотенце  и  стал  неторопливо  подниматься по  крутой  винтовой  лестнице.
Когда-то  его  развлекало,  что  дом  одновременно  похож   и  на  роскошный
антронский дворец,  и  на  рыцарский  замок.  Теперь  же он задумывался,  не
поменять ли винтовую лестницу на обычную.
     - Что ж, милый мой, - пробормотал он про себя, - мы идем разными путями
в этом мире. Однако то, что сотрясет Двэлл, затронет нас обоих.
     Поднявшись на третий этаж, чародей прошел через  просторную  комнату  с
широкой низкой кроватью, прикрытой  голубым магическим  куполом.  Все-таки с
ним спокойнее.
     Перед  тем  как войти в  кабинет,  Зеантис мгновение  помедлил.  Старая
традиция: все лишние мысли должны остаться по эту сторону порога.
     Удобно устроившись  в  древнем как мир и  столь  же  привычном  кресле,
Зеантис поставил  перед  собой большое зеркало,  покрытое цветастым платком.
Архаика какая-то,  сказать кому - засмеют! Такие артефакты  сейчас, пожалуй,
только  в музее Созвездия  и встретишь. Жрецы давно уже предпочитают шары, а
молодые  маги и  вовсе щеголяют друг перед  другом умением заколдовать самую
обычную  вещь  так,  чтобы  при  случае  она могла послужить  и  защитой,  и
средоточием Силы, и средством связаться друг с другом.
     Только к чему все это? И чем, собственно, плохо старое доброе зеркало?
     Сняв покрывало, маг не без грусти взглянул на свое отражение.
     Да, годы не делают его краше. Конечно,  если тело надоест,  его  всегда
можно поменять. Однако Зеантис и сам уже порядком привык к нему.
     Впрочем,   не  без  самодовольства  подумал  чародей,  многим  оно  еще
нравится. Он улыбнулся: седина в бороду... Впрочем, какая там седина!
     Заклинание привычно и легко всплыло  в памяти, как  клинок, который сам
ложится в руку искусного воина. Зеантису  даже не пришлось  произносить  его
вслух.
     Удивительная  все  же  штука  -  магия.  Это  сейчас любой  юнец,  едва
овладевший умением открыть  взглядом книгу, знает и откуда берется Сила, и в
чем таинство Слияния, и почему его почтенный учитель так никогда и не сможет
пройти сквозь стену своей лаборатории. А они в свое время собирали знание по
крупице, изумляясь собственному могуществу и не понимая  его природы. В свое
время...
     Поверхность  зеркала  потемнела,  и  в  нем  появился  силуэт  Кхарада.
Интересно, почему  брат  никогда  не показывает комнату вокруг  себя? Не то,
чтобы Зеантиса  расстраивало,  что за последние четыре столетия его  так  ни
разу и не пригласили в гости,  но у любой осторожности тоже ведь должны быть
свои пределы...
     Два чародея обменялись приветствиями.
     - Удалось?
     Зеантису  показалось,  что  во  взгляде  Кхарада  сквозит  не  до конца
понятная ирония.
     - Кажется, кое-что нащупал.
     - Не соблаговолишь ли сообщить мне результаты? - Кхарад явно настроился
не терять времени даром.
     -  С  превеликим удовольствием,  о  возлюбленный брат  мой, -  на  лице
Зеантиса появилось выражение, с которым обычно вручают подарок, купленный  в
немалых трудах задолго до праздника. - Боюсь, что демиурги возвращаются.
     Зеантис с наслаждением полюбовался, как изменилось лицо Кхарада.
     - То есть все настолько серьезно?
     - А ты думаешь, я прервал свой многолетний сон только ради  того, чтобы
прогуляться в  Верганд и  подышать свежим воздухом? - не выдержал Зеантис. -
Слушай, после Нетерты ты стал совершенно  невыносим! Да я бы и разговаривать
с тобой не стал, если бы...
     - Если бы  не дрожал за собственную шкуру, - не слишком вежливо хмыкнул
Кхарад.
     - Дурак!  -  в  сердцах плюнул Зеантис, чувствуя, что  надежды найти  с
братом общий язык улетучиваются на глазах.
     - Ладно,  не злись, - неожиданно примирительно сказал Кхарад. - Похоже,
сейчас  действительно   не   время  ссориться.   Ты   знаешь,   что  Нетерта
пробуждается?
     Такую новость было трудно пропустить, практически невозможно. Кхарад не
сомневался, что в  скором времени  Зеантису станет известно об  этом  и  без
него.
     Если  все  пойдет, как  задумано,  надо,  чтобы Зеантис  до  последнего
сохранял  иллюзию,  что они  -  союзники.  По  меньшей  мере,  потенциальные
союзники. И ради этого стоило потерпеть его общество.
     Пусть брат сейчас слишком слаб, пусть  большая часть его Силы уходит на
то,  чтобы  отвести  беду  от  города,  к   которому  он  столь  необъяснимо
привязан...  У  Зеантиса  по-прежнему слишком много  друзей. Особенно  среди
чародеев Созвездия.  И  чужими руками он в силах сделать не меньше, чем  сам
Кхарад.
     Круг и Созвездие... Вечные соперники. Искреннее уважение друг к другу -
и когти,  до поры до времени спрятанные в  мягких  подушечках  напружиненных
перед прыжком лап. Интересно, кстати, Созвездие - его рук дело?
     - Сама по себе? - вторгся в его мысли Зеантис.
     -  Пока не знаю.  Хочешь,  спроси  у  богов.  Если,  конечно,  они  это
заметили.
     - Да ты ли передо мной? - изумился Зеантис.  - Думаешь, боги не захотят
еще раз поразмять старые кости?
     - А если и так?! Можешь не верить, - Кхарад задумчиво потер подбородок,
- но на  сей  раз я не против. Представляешь Силу неизвестного  нам чародея,
если он готов взяться за возрождение Нетерты?!
     В голосе Кхарада  промелькнул страх. Или брат  умело сыграл -  в чем, в
чем, а в этом он был мастером.
     - И ты даже не попытался узнать, кто бы это мог быть?
     -  Знаешь... Скажу тебе откровенно, я мечтаю никогда больше  не иметь к
этому месту никакого отношения.
     Пара  ничего  не  значащих  пустяков,  и  разговор  завершился. Зеркало
затуманилось, в нем снова появилось отражение усталого чародея с  грустными,
немолодыми глазами.
     Что ж, если  братец  надеется,  что  он ему поверил, -  пусть.  Нетерта
возрождается... Будто кто-нибудь, кроме Кхарада, рискнет к ней приблизиться.
     Однако  даже  Кхараду не  возродить город  за пару дней.  Да брат  и не
станет  торопиться:  стоит ему активно зашевелиться в окрестностях  Нетерты,
как Темес сразу это почувствует.
     А  ведь, по  большому счету, жаль: в  грядущие  смутные времена Нетерта
оказалась бы весьма кстати. Но только не в руках брата.
     Эх,  развернуться  бы сейчас в полную  силу... Хотя  нет, это  бы сразу
испортило отношения  с  Кхарадом.  А он пока не  готов  отказаться от  мысли
выступить  плечом к  плечу  с  братом.  Может быть, когда Кхарад поймет, что
победа одного из богов станет проблемой не только жителей Двэлла...
     И все же закрывать глаза на попытку восстановить Нетерту было бы чистым
безумием. Что ж, значит, Абу Дамлаху вновь придется вступить в игру...



     Выйдя   из  дома,  Бэх  почувствовала,  как  тяжесть,  мертвой  хваткой
вцепившаяся ей в плечи, постепенно уходит, рассасывается.
     - Ну у него и Сила! - уважительно прошептал Айвен.
     - Ты про  нежить? - уточнил  Торрер. - Да  уж, это вам не  в мешках  по
двору монастыря прыгать. Два эльфа - и то еле справились!
     И  не замечая свирепого  взгляда Мэтта, Торрер  принялся насвистывать с
энтузиазмом  приговоренного  к  смерти,  только что получившего  известие  о
помиловании.
     - Да Орроба с ней, с нежитью, - отмахнулся Айвен. - Я про того мага, от
которого один скелет остался. Я почти уверен: когда он понял, что умирает...
     - Он просто проклял  этот домишко со всеми  его  обитателями, - кивнула
Бэх. - Очень похоже на  правду. Эх, жреца Ашшарат с нами нет: вот  бы уж кто
точно знал, в чем тут дело.
     - Я тебе и так скажу, - Айвен покосился на входную дверь, точно мертвец
мог их подслушать. -  Маг не только проклял дом - вся его ненависть, вся его
Сила воплотилась в этих стражей. Перед смертью еще и не такое бывает.
     - Ладно, пустое все это, - махнула рукой Бэх. - Чародея нам все равно к
жизни  не вернуть, хорошо  хоть  сами ноги  унесли. Но я,  честно говоря, не
стала бы  больше  пытаться  познакомиться со  всеми  тайнами  Двэлла  в один
присест. Можете считать меня не такой любопытной, как некоторые...
     -  Ну вот, -  расстроился мессариец,  - опять  Макобер  виноват! Айвен,
кажется, тоже был не против...
     - А разве я тебя в чем-то упрекнула? - лукаво улыбнулась Бэх.
     Откинув  назад  волосы,  она  поставила  правую ногу на порог домика  и
опустила  на нее лайнору. Струны  с готовностью  отозвались,  стоило лишь ей
пробежать по ним пальцами.
     Девушка удивленно подняла брови, еще раз убедилась, что инструмент, как
ни странно, отлично настроен, и обвела взглядом талиссу:
     - Веселое или печальное?
     -  Давай уж лучше  повеселее,  -  пробасил  Мэтт.  -  Чует  мое сердце,
печального нам впереди и без того хватит.
     - Как скажешь.
     Пристроив лайнору поудобнее, жрица задорно ударила по струнам.

     Снова, снова дух бродяжки
     Заиграл в моей душе.
     Башмаки давно без пряжек,
     Дырок много на плаще.

     Ну зачем мне дом? Ни пристань,
     Ни тюрьма, ни крепость мне
     Не нужны; нужны мне листья,
     Что шумят в голубизне.

     Залюбовавшись ладной фигуркой Бэх и игрой послеполуденного солнца на ее
золотистых  волосах, гном неожиданно почувствовал  в сердце странную щемящую
грусть.  Песня показалась  ему  одновременно и  веселой,  и печальной; в ней
чудилась обреченность на вечные  скитания,  без своего дома, без  угла,  где
можно было бы  преклонить  голову. Скитания добровольные,  дарящие радость и
сулящие надежду, -  и  все  же скитания.  Можно  называть их  путешествиями,
поисками приключений, чем угодно - суть-то от этого не меняется.
     Давным-давно он и сам выбрал свою судьбу. И  не бродяжки - бродяги. Или
это Судьба его выбрала?..
     Бродяжка...  Было в  этом слове одновременно что-то и озорное,  и очень
ласковое.  Оно  подходило  Бэх,   как   подходит   идеально  сшитое  платье,
подчеркивающее достоинства и скрывающее недостатки.
     И все же... Талисса стала и ее домом, и ее семьей. До  поры до времени?
Навсегда? Сражаясь с ней бок о бок уже несколько лет, Мэтт в глубине души не
переставал желать девушке лучшей участи. Настоящего дома, куда можно было бы
вернуться и где бы ее ждали.
     И песенка словно откликнулась на его мысли:

     Но нужны дома в дороге.
     У тебя остановлюсь.
     Рано утром на пороге
     За приют я поклонюсь.

     И опять - ищите ветра!
     Пряжек нет на башмаках...
     Скоро, скоро будет лето
     На соломенных часах.*

     - Ну как, веселая?
     Не входя  в домик, Бэх аккуратно прислонила лайнору  изнутри к косяку и
медленно закрыла дверь, точно борясь с желанием взять инструмент с собой.
     - Можно сказать и так... - задумчиво проронил гном. - Твоя?
     Девушка кивнула.
     - Только оч-чень старая, я лет в шестнадцать, наверно, ее написала...
     - Похоже, ты с тех пор не слишком изменилась, - улыбнулся Торрер. - Про
леса -  это ты здорово! Как там: "Нужны мне листья, что шумят в голубизне?".
Знаешь, мне понравилось!
     - Высокой  поэзией,  конечно, не  назовешь, - скептически  возразил ему
Терри. - Но для человека в шестнадцать лет, может быть, и неплохо...
     - Будто эльфы в шестнадцать лет лучше пишут,  - фыркнула Бэх, и  Айвену
показалось, что реплика Терри все же несколько испортила ей настроение. - Ну
что, в путь?!
     До вечера оставалось уже не так много, и солнце еще не успело скрыться,
когда перед талиссой раскинулась коричнево-зеленая гладь болот, за которыми,
точно  на  старинной  картине, виднелись  на фоне темнеющего  неба развалины
древнего замка.
     - Это здесь, что ли, озера были?  -  удивился Макобер. -  По-моему, наш
граф, как бы это помягче сказать, слегка приврал.

     -  Лебеди, белоснежные  кувшинки...  -  вздохнула  Бэх. -  Знаешь,  мне
кажется, что я все  это даже вижу. И  эти болота еще помнят себя прекрасными
озерами...
     Затянутая  ряской  жижа,  оживляемая лишь кваканьем  лягушек, и  впрямь
требовала  немалого воображения от  каждого, кто хотел  бы  представить себе
былое великолепие.
     - Вряд ли Беральд стал бы фантазировать, - резонно заметил Айвен. - Да,
в  общем-то, какая нам теперь разница? Однако я бы предложил не торопиться и
не соваться туда на ночь глядя.
     - Никто и не  собирался! - быстро ответил мессариец и тоскливо подумал:
"Все же иногда Айвен бывает настоящим занудой!".
     Окружающий талиссу пейзаж  навевал  безграничное  уныние и  ненавязчиво
напоминал о том,  что  все  преходяще и нет ничего  нетленного в этом  мире.
Однако  друзья  не  склонны были  предаваться  пустым  философствованиям:  с
аппетитом  поужинав, они  завалились  спать,  не  забыв  распределить ночные
дежурства.
     Лишь Бэх в этот вечер молилась своему богу чуть дольше обычного...
     Когда  громкий крик:  "Да помогите же, Орроба вас побери!" вырвал Терри
из сна, у лунного эльфа не мелькнуло и тени сомнения в  том, что с талиссой,
наконец,  решили  покончить.  Он  даже почувствовал облегчение от того,  что
ожидание закончилось и впереди бой.
     Однако  увиденная  им  в  угасающем  свете  костра  картина  отнюдь  не
напоминала нападение таинственных ночных убийц.
     Первое,  что бросилось  в глаза - мирно похрапывающие Торрер и Макобер.
Вместо того, чтобы  охранять  покой  талиссы,  оба,  похоже,  видели  весьма
качественные, хотя и несколько несвоевременные сны.
     - Великий Тигр! - Бэх даже ущипнула себя, чтобы убедиться, что не спит.
     При  свете луны извивающаяся  футах  в четырех от земли  фигура  Айвена
выглядела  совершенно  неправдоподобно. Никто  и ничто не  удерживало мага в
воздухе,  и  все  же он  не  переставал  звать на  помощь,  отчаянно пытаясь
вырваться из невидимых рук.
     Зрелище  изрядно  походило  на  один  из  распространенных  иконописных
сюжетов - "Орроба забирает до срока души нераскаявшихся грешников".
     Первым спохватился Мэтт. Приподнявшись на локте, гном отправил в  полет
острый метательный  нож, целясь  фута  на  полтора  правее  корчащегося тела
Айвена. Проследив за клинком взглядом, Мэтт удовлетворенно крякнул: как он и
ожидал, нож вонзился в нечто невидимое и начал медленно клониться к земле.
     - Бэх, давай!
     Но жрица и так уже была на ногах.
     Тигр,  Вышедший  на Охоту,  покажи  нам лицо  врага,  и пусть  начнется
честная схватка!
     Пасть  благородного зверя оскалилась. Девушке  даже показалось, что она
слышит  тихое  угрожающее рычание:  Темес  терпеть  не мог, когда  коварство
заменяло сражение.
     В то  же  мгновение друзья  увидели четыре фигуры, закутанные  в  серые
плащи. Две  из  них  уносили  Айвена,  третья  сидела на  земле, схватившись
коченеющими  пальцами за рукоятку ножа, а четвертая - с кинжалом  наготове -
на цыпочках заходила за спину лунному эльфу.
     Мэтт  потянулся  было  к мечу, но Терри  едва  заметно покачал головой:
враги  по-прежнему были уверены, что  остаются невидимыми.  Дождавшись, пока
убийца занесет  кинжал  для удара, лунный эльф, извернувшись, перехватил его
руку  и одним движением вскочил на ноги, заставив врага  пригнуться к земле.
Убийца жалобно заскулил, однако Терри не  склонен был причинять  ему  лишнюю
боль. Сильный удар ладони чуть ниже основания черепа, хруст позвоночника - и
на землю упало уже мертвое тело.
     Обернувшись  на  предсмертный крик своего  товарища, похитители бросили
Айвена на землю и мгновенно скрылись в темноте.
     -  Эх,  даже  выспаться  как следует -  и то не дадут! - Мэтт брезгливо
разжал скрюченные пальцы трупа и вытер кинжал о его плащ. - Айвен, ты как?
     -  Кто бы сомневался,  что  в  первую очередь  ты  схватишься  за  свой
драгоценный нож, -  проворчал маг, потирая добрую дюжину  ушибленных мест. -
Ну вы и мастера дрыхнуть! Еле докричался!
     - Кто уж действительно  мастера...  - Терри потряс Торрера за плечи, но
тот только досадливо отмахнулся и перевернулся на другой бок.
     Брови лунного эльфа удивленно поползли вверх.
     - Мак, драку проспишь! - крикнула Бэх над самым ухом у мессарийца.
     - Спишь... спишь... спишь... - с готовностью откликнулось эхо.
     - Да тише ты! - шикнул на нее гном.
     - А что, есть шанс кого-нибудь разбудить? - заинтересовалась девушка. -
Айвен, без заклятья Развеивания чар здесь, кажется, не обойтись.
     - Утром, - отрезал  маг. - В конце концов, сейчас это ничего не решает,
а я бы предпочел немного прийти в себя.
     - Разумно,  - кивнул гном. - Давайте тогда я сам  до  утра покараулю. В
моем возрасте, знаете ли, не так уж и просто второй раз уснуть.
     - В моем тоже, - улыбнулась Бэх. - Не против?
     Мэтт  молча подвинулся, освобождая место у  костра, и подбросил в огонь
новую охапку хвороста.
     - Не прав я, конечно, - вполголоса признался он, когда Терри с Айвеном,
наконец, уснули. - Теперь мы так и не узнаем, кто это был.
     - Терри тоже хорош! Есть же силушка...
     - Честно сказать, я вообще никогда не слышал, чтобы лунные эльфы  брали
пленных, - Мэтт поворошил угли, и костер ответил ему  сытым довольным гулом.
- Как-то на них это не похоже.
     - Что значит не  похоже?!  - неожиданно обиделась Бэх. - Лунные  эльфы,
если кому интересно, не только пленных берут!
     - Надо же? - широко ухмыльнулся гном.
     - Они вообще - умные. И догадливые. Не то что  некоторые. Ладно,  - Бэх
резко поднялась на ноги, и звенья ее кольчуги обиженно звякнули, - пойду еще
хвороста соберу, косточки твои старые греть.
     Мэтт молча улыбнулся ей вслед.






     Кажется,  прежде  он не бывал в этом зале. Что-то знакомое,  но... Нет,
определенно не бывал. Разве только во сне.
     Похоже то ли  на древний собор, то ли на  главную трапезную  старинного
рыцарского замка. Высокие готические  своды, узкие  стрельчатые окна, сквозь
которые с трудом просачивается вязкий лунный свет. И уж очень странный здесь
воздух: теплый и, пожалуй, даже немного густой.
     Он осторожно  сделал шаг  вперед,  боясь, что  в темноте... В  темноте?
Какая, к Айригалю, темнота, если он маг?!
     Рука привычно потянулась  к  кармашку,  в котором  он хранил  несколько
крупинок купленного в  Мессаре янтаря. Губы чародея шевельнулись, и хотя сам
он не услышал ни звука, янтарь  стал мягким и  послушным, и пальцы без труда
растерли его в порошок. И вдруг сразу по всему залу вспыхнули факелы.
     Нет, не собор. Никак не собор. Скорее,  библиотека какого-то  безумного
книжника: ни единого  выхода, лишь лестницы, ведущие на балюстраду, и книги,
повсюду  книги.  Фолианты, тома, инкунабулы.  На  уходящих вдаль  запыленных
полках.  На  высоких  подставках  в  разрывающих  стену  нишах.  На  длинных
стеллажах на втором этаже.
     Маг  что-то  шепнул.  Тишина.  Попробовал  крикнуть. Тишина. Воздух  не
пропускал ни звука.
     Другой на его  месте испугался  бы. Но чародей лишь почувствовал хорошо
знакомый  азарт: он знал, что непознанное  отнюдь не всегда бывает  опасным.
Зато почти всегда - чарующе-увлекательным.
     Что ж, сделаем вид, что принимаем правила игры. Тишина так тишина.
     Он еще раз оглядел зал. От книг на полках рябило в глазах, они казались
все на одно лицо. А вот тома на подставках... К тому же раскрытые тома...
     Он  подошел   к  ближайшему   фолианту.   Язык  был  ему  известен:  им
пользовались  все  без исключения маги  Двэлла,  когда  хотели,  чтобы любой
другой чародей смог прочитать их заклятья. Любезно, крайне любезно...
     У  мага появилось  ощущение, что ночь за окнами усмехнулась. Похоже, он
сделал именно то, чего от него ждали. Допустим, и что с того?
     Заклинание называлось  "Дар Ашшарат".  Забавно, обычно  маги не слишком
жаловали богов.  По крайней  мере, не  стремились  увековечивать их имена  в
названиях заклятий.
     "Чтобы  исцелить душу любого существа" ... так-так, любопытно... "кроме
наяд, сирен и жрецов Юрайя" ... интересно, за что же это их так?.. "добавьте
лунный  свет" ... так,  здесь  все просто  ...  стоп! "И частицу собственной
души"! Ничего себе дар!
     Он с  сомнением  покачал головой,  помедлил и все же  отошел в сторону.
Частицу  собственной  души...  Щедр,  ой как щедр должен  быть  чародей,  не
пожалевший сил на подобное заклятье.
     В зале стало темнее. Или ему померещилось?
     Несколько шагов - и вот он уже стоит перед соседним томом.
     "Копье  Славы".  Название  красивое,  но он,  кажется, все же  не  жрец
Темеса! "Чтобы  не знать  поражения  в  бою" ... тоже мне, вояку  нашли  ...
"возьмите каплю слюны берсеркера"  ... угу, проще змеиного яда добыть ... "и
смешайте ... со своей волей к жизни...".
     Совпадение? Вряд ли. Не иначе как этот неведомый маг может тратить себя
без счета. Или мог? Не случайно ли библиотека  выглядит так, точно в нее уже
годы как никто не заходил?
     Обойдя с дюжину  фолиантов, он уже не сомневался, что его предположение
было верным.  Случается,  что  маги специализируются  на чем-то одном: дарах
моря, лунном свете,  костях  нежити... Экспериментируют, проводят дни и ночи
за книгами и в беседах с коллегами и, в конце концов, узнают  об излюбленном
компоненте все, что только можно. И немного больше.
     Однако про подобные эксперименты над самим собой он слышал впервые.
     Интереснейшие,  прекрасные   заклинания.  Сотворивший   их   куда   как
превосходил его по могуществу. Часть из них предоставляла такие возможности,
о которых он даже и не смел задумываться.
     Но плата - вот в чем проблема! Душа, решительность, воля,  разум. Плата
неизменно казалась ему чрезмерной.
     Чародей и не заметил, как дошел до  конца  зала.  Здесь,  за  последней
полкой,   на   неприметном   гвоздике,   дожидался   своего  хозяина   плащ.
Серо-стальной, искусно сшитый из странной, слегка блестящей ткани.
     Маг на мгновение остановился. Что-то знакомое... Он видел нечто похожее
то ли на каком-то гобелене, то ли...
     Пожав плечами, он пересек зал. Обидно, если и здесь все то же самое.
     "Диск Веры". "Чтобы жрец потерял веру в своего  бога" ... эх,  иерархи,
вам-то и неведомо, что существуют такие заклинания ... "возьмите каплю крови
существа  той  же  расы, что и сам  жрец" ... отлично  ...  "капните на  его
медальон" ... сложнее, но ничего невероятного ... "и он потеряет всю веру до
последней капли, а к вам перейдет его Сила."
     Час от часу  не легче. Там пытались отобрать, здесь хочешь - не хочешь,
а бери. Хотя...  В самом деле, может  ли жрец перестать верить и не потерять
при этом хотя бы часть жизненной силы?
     Ему не было нужды идти дальше: все и так стало ясно.
     Ну   и  библиотека!   Заклинания   казались   невероятно,   запредельно
могущественными. Поначалу он ощутил обиду, разочарование. Как воин, узнавший
в один прекрасный день, что кроме кремниевого ножа, с которым он ходил в бой
всю свою жизнь, существуют еще и клинки из закаленной стали.
     Но здесь... здесь было иное. Он  чувствовал,  что может выбрать  в этом
зале любую книгу, впитать  ее знание, сделать его своим. Да что там книгу  -
он вправе остаться в библиотеке столько,  сколько пожелает. И, выйдя отсюда,
влиться в ряды самых именитых магов Двэлла.
     Зал-дар, зал-искушение...
     Маг дотронулся до своего Оберега и почувствовал привычное спокойствие и
умиротворенность. Так ребенок  утыкается  в  колени  матери, ища утешения  и
защиты.
     Ну, что посоветуешь, брат по Силе?
     Молчание. Да он и не ожидал ответа.
     Что ж, если выбирать...
     Чародей вышел  в центр библиотеки. Вот оно  -  могущество,  стоит  лишь
протянуть  руку.  Маги  не  любят  делиться  друг  с  другом  плодами  своих
изысканий. Даже за один такой том можно отдать многое.
     Ему  внезапно стало противно. Ни один подарок не делается просто так. И
если некто привел, перенес его в этот зал, значит, зачем-то это нужно.
     Зачем? Вряд ли он сможет разгадать замысел чародея такой Силы.
     Его выбор был шире, нежели тот, что предлагала библиотека. Не из двух -
из трех. Маг знал, что если сейчас он отвернется, закроет глаза, попросит  -
да что там, потребует! - чтобы все это немедля прекратилось, зал исчезнет.
     Вместе со всеми фолиантами. Вместе с могуществом.
     И  тут  библиотека  осветилась,  точно под  ее сводами  взошло  солнце.
Смотреть  на кажущийся раскаленным шар,  висящий где-то  под  потолком, было
нестерпимо больно, и маг невольно опустил глаза.
     И понял, что  свет  заливает лишь половину библиотеки.  Вторая половина
оставалась во тьме.
     А он стоял на самой границе.
     Свет и тьма. Банально, чересчур банально. Детские игры!
     Банально?
     Он  не стал задавать  дурацкий вопрос:  "Кто здесь?". Кто-то.  Хватит и
того, что голос смог проникнуть в его мысли.
     Маг кивнул.
     А мне казалось, символично...
     В голосе явно звучала ирония.
     - Добро и зло? Не слишком ли старо?
     Приятно было чувствовать себя смельчаком, однако чародей не сомневался,
что он в полной безопасности. Пока не воплотится замысел хозяина этого зала,
ему не причинят вреда.
     Не в том дело.
     Чародею показалось, что обладатель  голоса улыбнулся. Не презрительно -
по-доброму, как объясняют другу очевидные вещи, которые тот лишь случайно не
смог вовремя осознать.
     Магия не требует света. И в то же время она не стремится быть у всех на
виду.
     Разве истинный маг всегда выбирает тьму?
     Тьму? Он выбирает тайну.
     Чародей  не  знал, кто  этот неведомый  советчик.  Таинственный  хозяин
библиотеки? Или впервые в жизни ему удалось услышать голос брата по Силе?
     Не думай над тем, кто я. Думай, кто ты.
     Это твои заклинания? - маг и не заметил, как перестал говорить вслух.
     Да.
     Разве люди не имеют права знать, если ты забираешь частицу их души?
     Чародейство  не только берет, но  и дает. И в твоей власти сделать так,
чтобы отдавать больше, чем брать. Для этого у тебя и есть Сила.
     А  может быть, невидимый собеседник - он  сам?! Ведь, в некотором роде,
это уже и его заклинания.
     Диалог с внутренним голосом...Что ж, бывает. У некоторых даже часто.
     А ведь по сути он прав, этот голос. Его собственный или...
     Ты бог?
     Ему показалось, что собеседник смеется.
     Каждый из нас - бог, когда наполнен Силой.
     Ему было довольно этого ответа. Он не хотел знать большего.
     И  вступил  во  тьму. Она приняла его в себя и окутала. Так защищает от
холода теплый плед.  Так защищают  от  ветра стены  жилья. Так  защищает  от
непогоды огонь в камине.
     На секунду через его тело прошла волна печали и сожаления. И маг понял,
почувствовал, догадался, что  это  свет не  хочет  отпускать его,  скорбит о
сделанном им выборе.
     Но чародей уже шел через зал к ожидавшим его книгам.
     И в этих книгах была Сила.



     Поздним утром,  когда солнцу наконец удалось доказать Макоберу, что так
просто оно от него не отстанет, мессариец с трудом открыл один глаз.
     Голова  болела, как  после  разбавленного  трумаритского пива.  Но  вот
откуда  бы  им  было его раздобыть?  Помнится,  он с жаром пытался  доказать
Торреру,  что Мессар был славен еще тогда, когда первые эльфы  только-только
обживали  леса,  затем  Торрер вдруг замер, точно к чему-то прислушиваясь, а
потом... потом... Нет, как отрубило.
     Неподалеку раздался глубокий  и  искренний стон эльфа, прозвучавший для
Макобера  также  оглушительно,  как  трубный  глас  боевого  рога  катэнской
панцирной кавалерии.
     - Мак, что это было? - слабым голосом вопросил эльф.
     -  Ну,  наконец-то!   -   громкий  возглас  Бэх   заставил   мессарийца
поморщиться.
     - Я тебя умоляю! - прохрипел Макобер, поднося палец к губам.
     Небо  закрыло  встревоженное   лицо   Айвена,  показавшееся  мессарийцу
неожиданно огромным.
     - На-ка вот, выпей.
     Прохладная  жидкость, пахнущая свежескошенным  лугом, принесла желанное
облегчение. Несколько глотков - и уже можно было поверить, что его голову не
использовали  вчера  в  качестве  тарана  при  штурме  старого  замка  графа
Беральда.
     Бульканье  и  вежливое  "спасибо"  дали  понять,  что  о  Торрере  тоже
позаботились.
     - А теперь рассказывайте! - Айвен присел рядом с эльфом.
     -  Мне показалось, что  я  увидел  какое-то движение на  самой  границе
света, - принялся медленно вспоминать Торрер. -  И  только попросил Макобера
хоть секундочку помолчать, как... В общем, такое ощущение, что  на мгновение
закрыл глаза тогда, а открыл их - сейчас.
     - Магия? - поинтересовался Мэтт.
     - Не без того, - кивнул Айвен. - Видимо, чародею пришлось приблизиться,
чтобы точнее направить заклятье.
     - Если Торрер его увидел, значит, их было как минимум пятеро, - отметил
Терри. - И этому пятому в итоге удалось скрыться.
     - Пятеро? - Макобер постепенно начал осознавать, что пока он спал, явно
произошло нечто весьма интересное. - И вы нас не разбудили!
     - Спокойный здоровый сон -  залог долгой жизни, -  хмыкнул Терри. - Вот
мы и подумали: что вас будить - сами справимся.
     - Кончай издеваться, - поспешила вмешаться Бэх, видя, что Макобер готов
уже не  на шутку обидеться. - Мэтт  же сказал: "Магия". Мы  вас всю  ночь не
могли добудиться.
     - Всю ночь - это, пожалуй, даже лишнее, - рассудительно заметил Торрер,
с  интересом  наблюдая  за  вялыми попытками Макобера взъерошить непослушные
вихры. - Все живы?
     - Пока да, -  оптимистично ответил Терри.  - Если, конечно, ты имеешь в
виду талиссу.
     Наскоро позавтракав,  друзья забросали мертвых  валежником  и подошли к
краю болот.
     - И  что  теперь?!  - Мэтт говорил  так, точно  болота  появились здесь
исключительно для того, чтобы самым подлым образом  испортить ему и без того
не слишком радужное настроение. - Если кто не знает, то плавать я не умею.
     - А прыгать - умеешь? - поинтересовался Терри.
     - Что ж я, белка, что ли? - обиделся гном.
     Лунный эльф деликатно промолчал.
     - И как, позвольте полюбопытствовать, будем  перепрыгивать эти болота -
разом или по частям?  - съехидничал Мэтт, все  еще не слишком понимая, о чем
речь.
     - По  частям, - не  смутился Терри. - Видишь  вот  эту кочку? А вон ту,
следующую?
     Гном кивнул.
     - Так и пойдем. Только потихоньку, чтобы на радостях  не спихнуть  друг
друга в  трясину, - лунный  эльф повернулся  к  мессарийцу.  -  А  почтенных
господ,   которые   любят   поперед   Айригаля  в  пекло   соваться,  честно
предупреждаю: торопливость, знаете ли, уместна только...
     - При ловле кентавров. Сами знаем, - Макобер махнул Терри рукой и бодро
заскакал по кочкам.
     Айвен внезапно закашлялся, точно ему что-то попало не в то горло. Терри
подозрительно покосился на мага, но вновь промолчал.
     Ряска  уныло  чавкала  не  более  чем  в  десятке  футов  от  основания
полуразвалившейся  крепостной   стены.  Провал  на  месте  ворот   не  сулил
сложностей при попытке проникнуть в замок,  и все  же талисса остановилась -
на остатках зубцов мерно раскачивались три мертвых тела.
     -  Похоже  на  разбойников, - Терри скинул лук со спины  и предпочел на
всякий случай держать стрелу наготове.  - По крайней мере, не знаю, кому еще
может прийти в голову натянуть камзол с золотыми позументами на голое тело.
     - Только  трупов нам не хватало!  Если их  тут  развесил еще  тот самый
прадедушка,  надо  сказать, ребята  неплохо  сохранились, - гном поторопился
зажать нос.
     - Вряд  ли, - Терри  подошел  поближе. - Они  явно  провисели не больше
суток. Я бы даже сказал, часов шесть-семь.
     - Думаешь,  они как-то связаны с теми, кто  решил меня покатать сегодня
ночью? - стараясь не свалиться в болото, Айвен встал рядом с лунным эльфом.
     - Трудно сказать... Те вроде как несколько поприличней были одеты.
     - Загадка на загадке! - нога Макобера  описала опасный круг над ряской,
но  мессариец тут же восстановил  равновесие. - И  чего они вообще к  нашему
Айвену прицепились?!

     - Двадцать два варианта,  -  Торрер прищурился, пытаясь  разглядеть, не
поджидает  ли кто талиссу в развалинах замка. - Сам же знаешь: мы без Айвена
никуда.
     - Ну и?
     - А кто сказал, что чародеи одним нам нужны?
     - Да ладно, я серьезно! - Макобер подарил Торреру шутливый тычок в бок,
чуть  было не заставивший эльфа окончить свою жизнь на дне болот. - Полжизни
бы отдал, чтобы узнать, кто они!
     - А давай! - хитро улыбнулась Бэх.
     Айвен с интересом взглянул на жрицу: похоже было, что она не шутит.
     -  Есть  одна  молитва... -  пояснила  девушка.  - Если  получится,  не
исключено, что  нам  удастся  с  кем-нибудь  из них  пообщаться.  Но  честно
предупреждаю: мы сможем задать всего три вопроса. И не исключено, что ответы
окажутся максимально уклончивы.
     - Думаешь, ему самому не хочется с нами поболтать? -  искренне изумился
Макобер.
     - С тобой-то? - фыркнул гном. - Велико счастье!
     - А с теми, кто напал на нас ночью, такой фокус бы не прошел? - перебил
их Терри.
     -  Да  нет,  в общем-то  все  равно...  Ты  имеешь в  виду?.. - девушка
хлопнула  себя  по лбу.  -  Сказать  честно, я об  этом как-то не  подумала.
Отбились - и то хорошо.
     -  Лучше допить эль с утра, чем отдать соседу, -  утешил ее  Мэтт. - Ну
что, снимаем? Торрер, тебе какой больше нравится?
     Выбравшись на твердую землю, эльф неторопливо изучил повешенных:
     - Давай того, что в камзоле.
     -  Ну, давай,  - согласился гном,  деликатно отходя в сторонку.  -  Эй,
осторожней же, голову оторвешь!  Ну  что за недотепа!  Так,  так,  клади его
теперь. Уф, что бы ты без меня делал!
     Эльф смущенно развел руками:
     - Бэх, я не слишком его?...
     - Не слишком, - уверенно ответила жрица. -  Ему, по-моему, уже ничто не
в силах повредить. Так о чем будем спрашивать?
     Уже через пару  минут выяснилось, что практически каждый полон свежих и
оригинальных идей.  Совершенно не совпадающих с не менее свежими и подчас не
менее оригинальными идеями всех остальных.
     - Давайте сначала выясним, кто он!
     - Ну да, чтобы получить исчерпывающий ответ:  Кривоглазый Хрунд.  И что
ты с этим будешь делать?
     - Тогда - за что их повесили?
     - За шею! Бэх же сказала: максимально уклончивы!
     В конце концов, девушка не выдержала:
     - Айвен?
     - Готов, - лаконично откликнулся тот. Обсуждение готово было затянуться
до вечера, и маг вполне разделял нетерпение девушки.
     Из  заплечного  мешка  жрицы  появились  две  мелкие  глиняные  плошки.
Поставив одну в  изголовье, а другую - в ногах повешенного, Бэх наполнила их
водой из специальной фляги, которую хранила на самом дне заплечного мешка, и
осторожно  опустила в  каждую по маленькой плоской свечке. И вот уже  слабые
огоньки неуверенно смотрят на мир, точно  не  понимая,  зачем  их вызвали  к
жизни средь бела дня.
     - Думаешь, удастся? - нетерпеливо шепнул мессариец лунному эльфу.
     - Уверен, - также шепотом  ответил тот. - Помнишь,  как  Бэх  молилась,
прежде чем...
     Жрица укоризненно взглянула на друзей, и те смущенно замолчали.
     Когда  приготовления были  закончены, над болотами потянулись  напевные
слова молитвы.  И тут...  Покрытые тиной кочки,  крепостные стены, лес - все
вокруг  подернулось дымкой и  стало постепенно таять,  будто  невидимая рука
медленно стирала окружающий талиссу пейзаж.
     ...Широкое поле.  Едва закончился  бой. Даже воронье  пока не рисковало
опуститься ниже, побаиваясь тех, кто мог остаться жив.
     Но каждому в талиссе понятно: живых на этом поле не было.  Кругом тела,
тела павших. Справа, слева, насколько хватает взгляда.
     Рядом с одним из  убитых  - коленопреклоненный  жрец Темеса. Незнакомое
молодое лицо, шлем не скрывает подернутые сединой виски.
     Юноша бережно  приподнимает  голову  погибшего, неотрывно смотрит в его
остекленевшие глаза.
     - Ответь моему призыву!
     Конвульсия. Мертвец пытается пошевелиться, и наконец ему это удается.
     Мэтт отчаянно сдерживает подступающую к горлу тошноту.
     - Спрашивайте скорее! - жрец встречается взглядом с Айвеном.
     Потом тот расскажет,  что эти  полные  боли глаза  не раз явятся ему во
сне. Но это будет потом.
     Облизнув пересохшие губы, Айвен нерешительно произносит:
     - За что вас здесь казнили?
     Рот мертвеца искривился, из него доносится  бульканье, похожее на выход
болотных газов:
     - Не здесь.
     Айвен с ужасом понял, что один вопрос он уже использовал.
     - Почему вас казнили?
     По лицу повешенного прошла судорога: меньше всего на свете ему хотелось
вновь заглянуть в мир живых для того, чтобы вспоминать свою смерть.
     - Не  справились. Должны  были  похитить  тебя. Вернулись в условленное
место. Ошибка.
     Мертвец  замолчал.  На  лбу  Айвена  выступили  капли  пота.  Оставался
последний вопрос:
     - Кто вас нанял?
     - Чародей. Он себя не назвал.
     Повешенный в изнеможении откинулся назад, глаза его даже не закрылись -
захлопнулись. Жрец бережно принял тело и уложил его на землю...
     Наваждение спало. Снова позади были  болота, впереди - развалины замка.
А Бэх уже гасила свечи и бережно выливала воду из плошек обратно во флягу. И
только Айвена продолжала бить крупная дрожь.
     - Ну и что же мы, собственно, узнали?
     Вопрос Макобера оказался как никогда кстати.
     -  Чародей,  -  медленно произнес  Мэтт. -  Значит,  вряд  ли из  людей
Айригаля.
     - Не скажи, - с сомнением заметила Бэх. - Богам служат не только жрецы.
Маги, воины, да кто хочешь.
     - Пусть так, -  согласился гном. - Хотя я все равно  не понимаю,  зачем
Айригалю посылать именно чародея.  Ладно,  в любом  случае  сейчас нас  ждет
замок.
     Хотя на самом деле руины вряд ли ждали кого бы то ни было.
     Остатки  невысоких, покрытых  мхом стен, развалины донжона  да  большой
пруд в дальнем углу двора. И рядом, на высоком постаменте  в центре круглого
фонтана, подобравшись перед прыжком, замерла каменная фигура грифона.
     На секунду всем показалось, что статуя слегка повернула  голову,  чтобы
взглянуть на них. Нет, все же померещилось.
     - Ключ  в  руке  у окаменевшего стража.  Смотри  колодец,  глаз  и клюв
грифона,  - вспомнила  Бэх слова  графа.  - С грифоном за эти годы ничего не
произошло. Вон, стоит как новенький. А...
     - Колодец!
     Радостный крик Макобера раздавался откуда-то из-за донжона.
     - И глубокий какой!  Только что-то никакого стража не видно. Эй, страж,
чего молчишь, каменюка! А ну вылезай!
     Дикий грохот  был ему  ответом.  Торрер  с  Мэттом переглянулись  и, не
сговариваясь, бросились мессарийцу на помощь.






     Даже самые близкие,  самые верные иерарху Эрсину тен Исиндиосу слуги не
могли смотреть на него без содрогания.
     Чудовищный  карла  из баллады о Двух  героях -  и  тот  стушевался  бы,
окажись  он  рядом  с  иерархом.  Можно  сказать, что  он  был  омерзительно
совершенен, боги не оставили своим вниманием ни единой его черты.
     Скособоченный  на  правую сторону горб  делал его  фигуру асимметричной
настолько,  насколько  это  вообще возможно.  Длинные  руки  со  скрюченными
артритом   пальцами  резко  контрастировали   с  короткими  полными  ногами,
намекавшими на начинающуюся  слоновью болезнь. Возможно, несколько шрамов на
лице  некогда  придавали  ему  мужественный  вид,  однако  теперь,  на  фоне
полуприкрытых бельмами слезящихся глаз, они лишь дополняли общий портрет.
     Жидкие  волосы,  липнущие  к  голому   черепу,  покрытому   коричневыми
старческими  пятнами,  сильно  напоминающими  первые   признаки  разложения,
заставляли  задуматься,  уж не  вызвал ли его  Айригаль с той стороны Грани.
Крючковатый  пористый  нос  загибался  до  такой  степени,  что  становилось
непонятно, как сей уважаемый жрец вообще умудряется питаться.
     Впрочем,  трудно  сказать,  насколько  эта  проблема  волновала  самого
иерарха, поскольку  зубов у него  практически не  было,  и  зловонное облако
разлагающейся плоти с готовностью окутывало всякого, кто  рисковал завести с
ним беседу.
     Однако иерарх нисколько  этим  не  смущался; скорее  даже  использовал.
Разговаривая с другими жрецами, он не  забывал ревниво поглядывать,  смотрит
ли собеседник ему прямо в лицо и изображает ли  на  своей физиономии должную
меру почтения и обожания. Стоит ли говорить о том, что карьера осмелившегося
хоть раз отвести взгляд легко могла оказаться под угрозой.
     Писца из  альдомирских архивов синклита его место вполне  устраивало. И
если он и  отрывался  от  преданного созерцания иерарха,  то лишь  для того,
чтобы заглянуть в один из принесенных с собой свитков.
     - Похоже,  сокровищница действительно  неприступна,  -  голос Исиндиоса
напоминал карканье больной вороны. -  Зайдем с другой  стороны.  Пыталась ли
хоть одна талисса когда-нибудь в нее прорваться?
     Писец с готовностью зашуршал свитками.
     - Всего три  раза,  монсеньер. Первый - шестьдесят  восемь  лет  назад.
Талисса...
     - Короче! - рявкнул  иерарх, брызгая слюной. - Ты что думаешь, так я до
вечера этим Лайгашем и буду заниматься?! Чем там дело кончилось?
     -  Как прикажете,  мудрейший, - проблеял  перепуганный  писец. - Четыре
воина и жрец Темеса. Погибли на первом рубеже обороны. Остановлены магами из
Ордена Пурпурной Стрелы.
     - Кретины, - презрительно усмехнулся иерарх. - Не нашли  ни одного даже
самого завалящего чародейчика,  который  бы  оказался столь  безумен,  чтобы
составить им компанию. Дальше!
     - Похоже, они не  знали,  что и маги служат Владыке Вечных  Пустошей, -
угодливо  хихикнул  писец. - Второе  нападение  - пятьдесят  один год назад.
Продолжать?
     - Кто там был?
     - Четверо  моряков из  Маркуса,  -  писец старался  быть  лаконичным. -
Пираты. Прослышали про сокровища и...
     - Дальше, - махнул рукой Исиндиос. - Или и там такая же ерунда?
     - Семь человек и два эльфа, - писец сверился со свитком.  -  Среди  них
два жреца Ашшарат и один колдун.
     - Когда? Да шевелись же ты, морж вареный!
     - Одиннадцать лет назад. Желаете подробности, мудрейший?
     - Давай, чего уж там, - неожиданно смилостивился Исиндиос.
     - Шли наобум, зная только местонахождение сокровищницы. Четверо погибли
на   первом  уровне  обороны.  Остальные  заблудились  в  западном  секторе.
Локализованы и уничтожены силами жрецов.
     - Все?
     Писец замялся:
     - Одному удалось уйти, мудрейший. В отчете Протектора сказано,  что ему
неизвестно... как это произошло.
     - То есть? - нахмурился Исиндиос.
     - Отчет подписан иерархом Саверносом. Других подробностей нет.
     Савернос не  стал  бы никого покрывать,  в этом Исиндиос не сомневался.
Наверняка ускользнул колдун. Даже  магам  Ворона  известны  не все заклятия,
созданные на Двэлле.
     - Хорошо, можешь идти.
     Дойдя до двери, писец нерешительно обернулся:
     - Еще одно, монсеньер. Если позволите...
     Исиндиос нетерпеливо побарабанил пальцами по столу.
     - Ну, что там у тебя еще?
     - Я просто подумал, что монсеньера это может заинтересовать... Не далее
как вчера меня уже расспрашивали обо  всех случаях  нападения  на Лайгаш.  И
начали как раз с талисс.
     - Вот как? И кто же это был?
     - Иерарх Веденекос, мудрейший...



     Обогнув угол донжона,  они увидели Макобера, грустно склонившегося  над
колодцем. Сзади послышалось хлопанье кожистых крыльев - Терри выпустил в бой
своего дракона.
     - Ведро упустил, беда-то какая...
     В  голосе  мессарийца  было  такое  искреннее  сожаление   рачительного
хозяина, что Мэтт даже  смог подавить в  себе  желание отправить  мессарийца
вслед за ведром.
     - Новое купишь! - если бы  взгляд Терри обладал способностью испепелять
на месте, от Макобера остался бы сейчас только оплавленный набор отмычек.
     - Ну что ж,  окаменевший  страж нам пока не грозит,  -  Бэх  кинула меч
обратно в ножны. - Давайте начнем с грифона.
     Талисса  приблизилась к старинному фонтану. Грифон  показался Терри  на
удивление довольным  собой:  гордо поднятая голова, грациозное кошачье тело,
прижатый  к задним лапам  хвост с трогательной кисточкой на конце. К тому же
фонтан не просто блестел - он сиял, лучился...
     - Готов поклясться, что его поставили пару дней назад!  - похоже, Мэтту
пришла в голову та же мысль.

     Покружив в вышине, дракончик совсем уж было примерился  сесть статуе на
голову, но  вдруг  ни  с  того ни с  сего  передумал  и,  жалобно  заскулив,
устроился на плече у хозяина. Гном поежился.
     - Ты  про  блеск?  -  Айвен тоже изучал  грифона с немалым интересом. -
Здесь-то как раз ничего удивительного: от этого создания магией так и пышет.
     Тем временем Макобер  уже  вовсю  карабкался  на  спину  грифона. Мэтту
показалось, что тот тоже поежился.
     - А что тогда для тебя удивительно? - осторожно поинтересовался Торрер,
но тут мессариец, забравшись наверх, радостно прокричал:
     - Эй, здесь всего один глаз!
     - Можно подумать, нам снизу  не видно, -  буркнул гном, но Макобера это
не смутило.
     - Похоже на изумруд. Сейчас мы его...
     - Нет!!!
     Громкий крик вырвался у всех одновременно.
     Донельзя довольный мессариец свесился с шеи грифона:
     - Шутка. Что вы раскричались, еще  дух  дедушки разбудите.  У кого-то я
такой камешек...
     -  Ладно,  шутник-самоучка,  -  ледяным голосом произнес  Терри.  - Раз
второго изумруда нет, так и избавь это несчастное чудовище...
     -  О, кстати о несчастных чудовищах,  -  ничуть не  обидевшись, хлопнул
себя  по  лбу Макобер.  - Торрер, по-моему, все-таки  у  тебя.  Помнишь  тот
изумруд?..
     Пробормотав  что-то  сквозь  зубы,  эльф  полез  в  заплечный  мешок  и
действительно извлек на свет немалых размеров изумруд.  Все остальные видели
его впервые.
     - Если не секрет, откуда это у тебя?
     Но Макобер даже не дал Торреру ответить:
     - Все потом, - не  терпящим  возражений тоном объявил он. -  Тут сейчас
та-акое может быть!
     Подхватив  камень  на  лету,  мессариец  ловко  вставил  его  в  пустую
глазницу.  Раздался  скрежет,  от  которого  заныли  зубы, и клюв  каменного
чудовища распахнулся. К счастью, Айвен успел  буквально в  последнюю секунду
отпрыгнуть в сторону, чтобы не получить его нижней частью прямо по затылку.
     -  Спасибо, что  предупредил, - поднял голову маг. - Если представление
окончено,  спускайся  лучше  вниз.  Кто у  нас тут самый высокий?..  Торрер,
заглянешь в клюв?
     Подняв голову,  эльф встретился взглядом с грифоном. Статуя смотрела на
него насмешливо, но не зло. Дескать, ну как, великий герой, рискнешь?
     Прикинув,  что  клюв, случись  что, запросто может раздробить ему руку,
Торрер зажмурился, но все  же засунул ее внутрь,  считая в глубине души  что
слова "великий герой" не так уж далеки от истины.
     - Что-то длинное. Твердое.
     - Вынимай скорей! - в нетерпении закричал Макобер.
     Но Торрер  и сам был не склонен  медлить. Достав  из клюва  свернутый в
трубочку пергамент, он медленно осмотрел его со всех сторон.
     - Что-то это мне напоминает, - заглянула ему через плечо Бэх. - Знаешь,
игра  есть такая. Просыпаешься утром  в  день  рождения, а  у кровати вместо
подарка восковая табличка лежит:  ищи там, где мы встречаемся трижды в день.
Бежишь в  столовую, а там еще одна: ищи там, где  тебя балуют. Спускаешься в
кухню, а  повариха с улыбкой тебе еще одну протягивает: ищи в башне, которая
первой встретит врага...
     - Всю  жизнь удивлялся: и  зачем  это люди  строят себе такие громадные
замки, - перебил ее Торрер. - И только сейчас, кажется, начинаю понимать...
     - Ностальгия - дело хорошее,  - Айвен протянул руку,  и Торрер  не  без
радости вложил в нее свиток.
     Расправив плечи,  эльф бросил  быстрый  взгляд на  грифона: знай,  мол,
наших. Однако теперь птица не сводила глаз с чародея.
     Проведя ладонью над пергаментом, Айвен решительно сорвал печать.
     - Странно, - прищурился он, привыкая к неразборчивому почерку. - Похоже
на заклинание, но язык явно не магический.
     - Дорогая штучка,  - неожиданно заметил Мэтт. - Двухуровневое заклятье.
Тут один свиток талеров на сто пятьдесят потянет.
     Айвен удивленно воззрился на гнома:
     - Хочешь сказать, что ты с такими встречался?
     - Приходилось, -  нехотя признал  гном, точно не торопясь  воскрешать в
памяти не слишком  приятные  воспоминания. - В  магических  школах такому не
учат. Когда чародей хочет, чтобы заклинание мог прочесть любой...
     - Даже я? - с надеждой поинтересовался Макобер.
     -  Я же  сказал: любой. Так вот, в  таком случае он... эх, не силен я в
этих  премудростях.  Одним  словом, выглядит  это  примерно  так.  Готовится
специальный свиток, покрытый невидимыми письменами на магическом языке. А на
него уже пишутся обычные слова... В общем, как спусковой крючок  у арбалета.
Хочешь  -  пиши  тарабарщину,  хочешь  -эффект  заклятья  опиши,  все  равно
сработает.
     - В общих чертах понятно, - подбодрил смутившегося гнома Айвен. - Какие
будут идеи?
     -  Ясный ясень, заклинание должно быть направлено на колодец, - резонно
заметил Торрер. - Но что потом из этого колодца выползет - вот вопрос.
     - Как что? - удивилась Бэх. - Думаешь, не каменный страж?
     -  Надеюсь,  что  каменный. А ну как нет?  Так что  сильно советую всем
стать вокруг колодца и ничему не удивляться.
     - Это  в каком плане "советуешь"?  -  уточнил Мэтт.  - А сам-то  ты где
будешь?
     - Ну, кому-то же надо заклятье читать, - терпеливо объяснил эльф. - И я
не против взять эту часть работы на себя. Кстати, самую опасную, если кто не
понял.
     - Знаешь, - встревоженно  отреагировал  Макобер, -  пожалуй,  все же не
стоит. Ты у нас и мечом махать неплохо можешь, и вообще... Айвен, прочитаешь
свиток?
     Усмехнувшись, маг кивнул.  Торрер попробовал было что-то возразить,  но
мессариец решительно оборвал его:
     - А  ну  как оно действительно оттуда  ка-ак попрет! Слава богам, что в
наших рядах будет хоть один настоящий воин! Где, Торрер,  ты сказал,  будешь
стоять? Я - рядом!
     - Я бы тоже предпочел быть поближе, - подавив улыбку, подыграл Айвен. -
Кто его знает,  вдруг этот страж только выпрыгнет из  колодца - и  сразу  ко
мне.
     Эльф не проронил  больше  ни  слова. Гордо  прошествовав к колодцу,  он
обнажил оба клинка.
     Незнакомые,  непохожие  ни  на  один  известный язык  слова  заклинания
наполнили воздух. Свиток растаял. Талисса застыла в ожидании.
     - Ну?! - поторопил стража Макобер.
     Однако колодец  оставался  пуст. А  вот  Мэтт  вдруг  заерзал  в  своих
доспехах.
     -  Это что еще?.. -  и  тут глаза гнома  стали совершенно  круглыми: от
панциря лениво поднимался дымок.
     Терри оказался рядом, прежде  чем сам гном успел сообразить, что  с ним
происходит. Гибкие  пальцы  лунного эльфа в один миг справились  с  кожаными
ремешками,  и  Мэтт тут  же  скинул с  себя  раскаляющуюся на  глазах  груду
металла. В воздухе запахло паленым гномом.
     - Интересный эффект получается, - медленно  произнес Макобер,  глядя на
лица остолбеневших друзей.
     Доспехи постепенно остывали. Мэтт  внимательно  обвел взглядом талиссу,
точно пытаясь понять, кто же сыграл с ним такую глупую шутку.
     - Не смешно, - наконец произнес он. - Если бы не Терри...
     - Не за что, - улыбнулся лунный эльф,  зная, что для гнома в этой фразе
было больше, чем благодарность. - Торрер, заглянешь в клюв еще раз?
     - Думаешь?...
     - Уверен! А если бы свиток достали, а  потом с ним что-то случилось? Да
хоть  в колодец  уронили. Если  верить  нашему графу, Винсент был  отнюдь не
дурак  и, помнится,  не  умер  в  нищете. Что, кстати, подтверждают и  слова
Мэтта.  Если уж у него хватило денег заказать такой свиток, я не сомневаюсь,
что  он  что-то предусмотрел  и  на  тот  случай, если его потомки  окажутся
разгильдяями.
     - Посмотреть-то, конечно, не сложно,  -  с сомнением обронил  Торрер  и
снова полез в клюв. - О!.. Кажется, ты прав!
     И  он  так  гордо  продемонстрировал  новый  свиток, точно  сам все это
придумал.
     Все заняли свои места.
     - Готовы? - и Айвен второй раз громко прочел заклинание.
     Мессариец  замер:  а  вдруг это его  "ну" вызвало  столь  замечательный
эффект.  И  когда  Айвен  рухнул, как подкошенный, на каменные  плиты двора,
Макобер с облегчением вздохнул.
     - Молот Крондорна! С тобой-то что? - бросился к чародею Мэтт.
     Вместе  с  Бэх  они помогли магу сесть,  и  жрица  принялась  энергично
растирать его онемевшие пальцы.
     -  Как  Орробу  проглотил!  -  Айвену нельзя было отказать в образности
мышления. - Сердце точно остановилось, а каждый вдох давался с таким трудом,
будто лорь'я всей тушей на грудь прилегла, чтоб ей пусто было!
     -  Звучит  красиво,  -   на  этот   раз  Торрер  был   настроен  весьма
оптимистично. -  Но не  случайно же прадед  так настаивал, чтобы мы обратили
внимание именно на грифона!
     Уверенным жестом  фокусника он  достал из клюва чудовища  новый свиток.
Айвен слегка побледнел.
     - Я, пожалуй, лучше пока в сторонке посижу, - неуверенно произнес  он и
привалился спиной к стене донжона, пытаясь окончательно прийти в себя.
     Стоило  магу прикрыть глаза, как дракончик,  подлетев  поближе, ласково
ткнулся  головой ему в  колени: если уж ты все  равно  не участвуешь в  этих
ритуальных плясках, мог бы и со мной поиграть.
     Айвен едва  не  подпрыгнул от неожиданности, но убедившись,  что свиток
все еще в руках у эльфа,  слегка  расслабился и  даже  почесал дракончика за
ухом.
     -  Ты уверен, что мы все  делаем правильно? - крикнула  чародею Бэх.  -
Вряд ли прадедушка обладал столь извращенным чувством юмора...
     - Да уж... -  поддержал ее  Торрер. - О! Кажется, знаю! Все должно быть
по-другому!
     - Надеюсь, - гном раздраженно потер обожженную грудь.
     -  В общем, так! -  решительно объявил Торрер. -  Во-первых, раз свиток
был в клюве грифона, то и заклинание нужно читать оттуда.
     - Из клюва? - удивилась Бэх.
     Однако  эльф лишь  отмахнулся.  Вскарабкавшись на  грифона, он уверенно
оседлал статую.
     - Во-вторых... Слушайте, а ведь я понял... На самом деле понял!
     Все посмотрели на него  с интересом:  уж не  началось ли часом действие
колдовства?
     - Во-вторых,  -  все  столь  же  торжественно, хотя  и  более  спокойно
повторил Торрер, - что, если заклинание должен произносить не маг?!
     -  На  себя,  что  ли,  намекаешь?  -  гном   был  далек  от  радужного
расположения духа.
     - Почему  обязательно на себя?! - обиделся  эльф, хотя в  тайне считал,
что это было бы справедливо. - Хочешь - сам читай.
     На лице гнома отразилась борьба врожденной осторожности  с возможностью
в кои-то  веки самому  если и  не  поколдовать по-настоящему, то, по крайней
мере, совершить нечто магическое.
     - Я,  конечно, всегда мечтал сотворить что-нибудь эдакое, - начал  было
он.  -  Такое, знаешь...  Но... Слушай,  давай  не  сегодня.  Сам понимаешь,
подготовиться надо, настроиться. Ну, и все такое прочее...
     - Торрер,  ты  считаешь, что это должен  быть  не маг  или не владеющий
магией? - уточнила Бэх.
     - Лучше  бы, наверно,  вообще не имеющий к  ней  никакого  отношения, -
грустно признал эльф, нехотя слезая с грифона.
     - Тогда остается Макобер, - без особого энтузиазма проговорила жрица. -
Мне  бы,  честно говоря, не хотелось:  не уверена, что Тигру это понравится.
Кстати, ты уверен, что Маку обязательно карабкаться на эту страхолюдину?
     - Абсолютно!
     Видно было, что Бэх отнюдь не разделяет этой уверенности, но раз уж...
     - Да ладно, сложно, что ли, - Макобер одним махом занял место эльфа. И,
едва дождавшись, пока тот вернется к колодцу, бодро произнес заклинание.
     Вода в колодце забурлила и начала убывать.
     Застыв, талисса  смотрела,  как  над поверхностью  появляется  огромная
каменная голова в старинном рыцарском шлеме с опущенным, как перед схваткой,
забралом.
     -  Вот  видите! -  радостно воскликнул эльф, но остальные не торопились
разделить его восторг.
     Статуя рыцаря повела плечами, точно стряхивая с себя оковы колодца, - и
вот  уже  перед  талиссой  стоял  гигантский   воин,  держа  в  правой  руке
внушительных размеров боевой топор. Левая была сжата в кулак.
     - Послушайте, уважаемый!.. - начал  было Торрер, но  рыцарь, не обращая
на него внимания, принялся медленно поднимать свое смертоносное оружие.
     Талисса попятилась: как победить такую махину, не знал никто.
     Бэх в отчаянии схватилась за медальон.  Почувствовав силу своего  бога,
она бросила в лицо воину несколько слов на том древнем  языке, который знали
лишь  Темес  и  его   жрецы,  и  невольно  сделала  шаг  назад,  испугавшись
собственной смелости.
     Статуя  медленно  повернулась,  каменная  голова   рыцаря  наклонилась,
пытаясь разглядеть, кто же это рискнул бросить ему вызов.
     Топор начал  неумолимое движение  вниз. Макобер  зажмурился, представив
себе, как он сминает хрупкое тело жрицы,  но та  в похожем на танец движении
гибко ушла в сторону и коснулась ноги гиганта.
     Камень  показался ей  льдом, и Бэх  пришлось  собрать воедино всю  свою
волю, чтобы не отдернуть руку.
     Медальон вспыхнул - и тут же огромный  сапог рыцаря  начал таять, теряя
форму   и  растекаясь   по  земле.  Стремясь  обрести   равновесие,  великан
покачнулся, беспомощно взмахнул руками, но топор увлек его вниз.
     Рухнув на землю, статуя разлетелась брызгами каменных глыб.
     - Есть! - победный крик Макобера пронесся над двором замка.
     Когда поднятая в  воздух  пыль осела на  землю, Бэх с радостью увидела,
что никто даже не ранен.
     - Ну, ты... в общем... ничего себе! - только и смог выговорить Торрер.
     - Я так пониманию, что это вся благодарность и поздравления, на которые
я могу рассчитывать? - девушка улыбнулась, хотя руки ее еще дрожали.
     - Да ладно тебе! - обнял ее Макобер, успевший уже соскочить с грифона.
     Лишь два  осколка гиганта сохранили прежние очертания. Разлетевшийся на
части  каменный  топор  обнажил сверкающее лезвие настоящего боевого топора.
Убедившись, что у  остальных нет  ни  малейшего желания прикасаться  к нему,
Мэтт сделал шаг вперед.
     Не дожидаясь, пока об этом вспомнит кто-нибудь еще,  Терри  бросился ко
второму обломку - левой руке великана.  Каменный кулак разжался, и теперь на
ладони лежала изящная пирамидка, сделанная из розового гранита.
     Терри протянул руку: пирамидка с готовностью уменьшилась в размерах.
     И в этот момент сзади раздался насмешливый голос:
     - Ну что ж, премного благодарен,  что вы выбрали время  расколоть этого
каменного  истукана!  Я  и сам,  бывало,  об  этом подумывал,  да все как-то
недосуг было. А теперь - отдайте мне "ключ".






     Нельзя сказать, чтобы я не любил море.
     Наше  первое  знакомство  состоялось  довольно  поздно.  Мне  было  лет
восемнадцать, и я хорошо помню, как долго стоял, заворожено глядя на волны и
далекие паруса, и  думал об огромных пространствах,  где нет и не может быть
места человеку.
     Мы  привыкли считать, что все в наших силах. С божьей помощью, конечно.
И все же море - одно  из немногих мест,  где человек всегда остается гостем.
Иногда его любят, иногда ненавидят, но  на  самом деле всегда лишь терпят, и
любой неверный шаг может окончиться смертью.
     Гардар  же, похоже, именно в море чувствовал себя как дома, и шхуна, на
которой  он  предпочитал проводить  большую  часть времени,  была куда лучше
знакома его гостям, чем замок командора..
     Сегодня   море  встретило  меня  неласково:  морщилось,  волновалось  и
всячески старалось отравить мое существование.
     Взглянув  на мое бледное лицо, Гардар любезно предложил начать разговор
со стаканчика рома, и хотя день еще не перевалил за середину, отказываться я
не стал. И  теперь плеск волн  напоминал  мне шелестящие  на  ветру  заросли
сахарного тростника, а не раздраженное ворчание стихии...
     -  Одним словом, можешь  не беспокоиться: что твое, то  твое,  - Гардар
отодвинул пустой стакан в сторону.
     - Несмотря на то,  что твоим ребятам не  удалось захватить "ключ"? - не
без ехидства  уточнил я, глядя на  стакан, который совершенно самостоятельно
наполнился вновь и теперь заискивающе терся о руку чародея.
     - Надо же и твоему Ордену хоть что-то оставить, - отшутился командор. -
Если Летучая Мышь больше не проявляет интереса к этому делу, значит так тому
и быть.
     Рисуется,   подумал   я:   право   называть    бога   по   его   самому
распространенному  воплощению  всегда  считалось  прерогативой  жрецов. Хотя
лангер есть лангер:  я  не удивлюсь, если  Гардару приходится видеть  Орробу
чаще, чем мне - Ворона.
     -  И без  всяких  там  "на всякий  случай"  и  "последим за  дальнейшим
развитием  событий"? -  уточнил  я. - Гар, я же  не первый  день  любуюсь на
длинные уши твоего лангера, торчащие едва ли не из каждого дела, которым мне
приходится заниматься.
     - Вот уж воистину, в мире так мало интересного, - чародей повел бровью,
и в стакане зазвенел лед, - что два умных человека...
     - Гар,  я  серьезно! Пока мы  шли,  как говорят  моряки,  "параллельным
курсом", -  чародей  отсалютовал  мне бокалом, - это скорее  забавляло,  чем
раздражало. Но после истории с монастырем Стеариса...
     Я попытался принять непринужденную позу - увы, желудок тут же намекнул,
что считает это непозволительной роскошью.
     Проклятье, никак не удается  сосредоточиться на  разговоре. Я  мысленно
дал себе зарок: в будущем встречаться с Гардаром где угодно, но только не на
этом болтающемся на волнах корыте.
     - Я тебя понял, - поднял руку Гардар.  - Скажу больше: на твоем месте я
бы чувствовал то же самое. Давай так: я не жрец, но действительно делаю все,
что мне  приказывает Летучая  Мышь. Если завтра она велит  перерезать во сне
всех иерархов твоего Ордена, я сделаю и это.
     Ну-ну, посмотрим,  как  у  него это получится. А вот если завтра  Ворон
прикажет мне разобраться с лангером, шхуна Гардара отправится ко дну раньше,
чем командор  успеет проснуться.  Зря, что  ли,  я перевез сюда из  Антронии
целую команду  ловцов жемчуга,  двое из которых постоянно наготове... К тому
же,  по крайней мере один из брандеров, стоящих сейчас в альдомирском порту,
должен суметь выйти в море в течении двадцати минут после получения команды.
     Надо  будет и  в  самом деле поговорить  с Вороном:  у  меня  появилось
ощущение, что наши отношения с лангером начали выходить за  пределы обычного
соперничества. Уж не надеется ли Орроба чуть крепче, чем следовало бы, сжать
руку, в которой лежит ладонь Ворона?
     - Это знаю  я, и это знаешь ты, - продолжил тем  временем  Гардар.  - И
чему, скажи на милость, это мешает? Это же не повод прямо сегодня перегрызть
друг другу глотки. Да не рассматривай ты историю с графом как личный  выпад!
Скажи лучше, удалось тебе выяснить что-нибудь интересненькое про талиссу?
     Ссориться с  Гардаром  и впрямь не имело смысла.  Равно как и  доверять
ему.  Я  почувствовал  себя  воином,  тайно  пробирающегося  мимо  вражеских
сторожевых постов. Пока он движется точно и  бесшумно,  тщательно продумывая
каждое следующее  движение,  вокруг безмолвная и безмятежная ночь. Но  стоит
ветке хрустнуть...
     - Пока нет. Да я и  не  рассчитывал на  быстрый результат, - за  спиной
командора  очень  некстати  покачивалась  картина, изображавшая  застигнутый
штормом корабль. - Скорее... мне просто любопытно.
     Разговор  был окончен,  и я поднялся  из прикрепленного к полу  кресла,
надеясь,   что  море   не   станет  мстить  мне   напоследок.  Так  и  есть:
обрадовавшись, что я уже ухожу, оно даже особо и не старалось выбить опору у
меня из-под ног.
     - Что ж, понимаю, - Гардар тоже поднялся и радушно развел руками. - Ну,
если что - заходи.
     - Непременно, - пообещал  я. -  Слушай, будет время, поручи кому-нибудь
из своих порыться в ваших залежах.
     - Что-то конкретное? - напрягся чародей.
     -  Да  нет,  пожалуй.  Витает  что-то  такое  в  воздухе,  -  я  сделал
неопределенный жест рукой, - но поймать пока не могу. Скажем так: что делает
талиссу талиссой? Буду благодарен за любые детали.
     - Договорились!  И забудь про графа: я  и не думал,  что  тебя это  так
заденет. Кстати, вдруг тебе это будет интересно...- командор сделал вид, что
и в самом деле только  сейчас об этом вспомнил. - Вчера  вечером Денетос под
свою ответственность взял из ардиария Браслет Лиардоса.
     Вот уж новость так новость!
     - Крайне  любезно  с твоей  стороны,  - я хлопнул чародея по  плечу.  -
Информация достоверная?
     Гардар ухмыльнулся:
     - Можешь проверить.
     Я оценил шутку: помимо того,  что  хранитель  ардиария  отвечает только
перед  синклитом,  мне было бы  тяжеловато объяснить,  откуда  я  знаю,  что
браслет покинул сокровищницу.
     Однако!..  Лиардос   вообще  был  любопытной   фигурой,   полуреальной,
полумифической.  Рассказывали,  что в свое время этот иерарх  выполнил такое
число "особых" поручений Ворона, что вселенная разделилась для него  на  две
неравные части: Орден и весь остальной Двэлл, который  спит и  видит, как бы
этот Орден поглотить, раздавить и уничтожить.
     Придя в полный ужас от осознания  "истинной"  картины мира, сумасшедший
иерарх умудрился  создать  один из мощнейших артефактов, несущих в себе силу
Ворона. Браслет,  не  умеющий ничего иного,  кроме как убивать. Всех, кто не
поклоняется  Ворону  и его божественной  супруге. И  в  особенности тех, кто
служит другим богам.
     - Постараюсь не  остаться в  долгу, - пообещал я  командору. - Теперь я
просто обязан специально для тебя раскопать дюжину свеженьких кровавых тайн.
Надеюсь, хотя  бы  каждая  вторая  сможет  лишить  тебя  сна. В  среднем  на
недельку.
     - Удивил? - Гардар не скрывал своего удовольствия.
     - Не то слово, -  признался  я. - Честно  говоря, вообще  не думал, что
обычный жрец имеет право...
     Чародей гостеприимно распахнул дверцу каюты, и хлынувший внутрь соленый
морской  воздух  вновь некстати напомнил мне о том, что я вот  уже битый час
пытаюсь найти общий язык с Альдомирским заливом.
     - Оказывается,  в исключительных обстоятельствах Протекторы имеют такое
право.
     Кто  его  знает,  может, и  правда  имеют.  Мне  как-то  не  доводилось
сталкиваться с Протекторами, пребывающими в исключительных обстоятельствах.
     Интересно лишь, чем обосновал  свою просьбу Денетос?  Тем,  что  у него
сдали нервы?
     - Кстати, о кровавых тайнах, - обронил  Гардар, когда я стоял уже возле
самого трапа, - я слышал, Савернос совсем плох?
     - О,  этот еще нас  с тобой переживет! - я махнул рукой и с облегчением
принялся  спускаться по веревочной лестнице в поджидавшую меня шлюпку.  Нет,
любопытство лангера положительно переходит всякие границы!
     Вернувшись к себе, я вылил на голову ушат холодной  воды  и с  радостью
почувствовал, что могу наконец забыть и о проклятой качке, и о выпитом роме.
     Шар уже ждал  меня. С годами я  привык думать о  нем,  как об  одном из
самых близких  друзей. Интересно, что сказал бы по  этому поводу Исиндиос...
Любит  старик всякие  психологические  игры: хлебом его  не  корми  -  дай в
ком-нибудь покопаться.
     И надо что-то делать с браслетом Лиардоса. Сам того не замечая, я начал
воспринимать талиссу как любимую игрушку. Будет досадно, если ее сломают  до
того, как она мне надоест.
     Только вот под  силу ли Денетосу ее сломать?  Как  я  ни старался,  шар
неизменно отказывался  заглядывать  в будущее,  хотя в прошлое  и  настоящее
проникал с той же легкостью, с какой люди открывают недочитанную книгу.
     Савернос как-то  говорил, что будущее  ведомо  лишь  богам, да и то  не
всем. Ему, конечно, виднее, но мне куда больше нравилось думать, что будущее
творим  мы  сами.  А  кто  же  не  знает,  что  творение целиком доступно  и
подвластно одному только  творцу?  Не пытаемся же мы, в  самом деле, понять,
почему деревья растут вверх, а не вниз, а люди имеют одну голову, а не три.
     Что  ж,  если будущее недоступно... начнем  с  прошлого! Ну,  скажем, с
того,  как Денетос сумел столь быстро взобраться наверх.  Слившийся с Тьмой,
Протектор  Лайгаша.  Не  бог весть  что, конечно, но  и не жрец в  заштатном
городишке.  Что-то  я  сомневаюсь,  чтобы  он  всего  добился  исключительно
благодаря таланту и вере.
     Когда вчера  я  заговорил на  эту тему с Саверносом,  старик  загадочно
улыбнулся  и  едва заметно  кивнул  на  пустующие  кресла  других  иерархов.
Выходит, Денетоса кто-то двигает... Знать бы, кто.
     Я   готов  был  прямо  сейчас  затребовать  досье  на  Денетоса,  когда
сообразил, что по моим расчетам талисса должна быть уже на подходе к старому
родовому замку Беральдов.  Можно,  конечно, и потом посмотреть, но если  там
всплывет что-нибудь новое, то чем раньше я об этом узнаю, тем лучше.
     Неожиданно я почувствовал на себе  чей-то взгляд. Опять лангер Орробы?!
Да  нет,  сомнительно.  Гардар не стал бы  так рисковать.  Тем более теперь,
когда я его должник.
     И все же я не ошибся: за мной  явно следили. За иерархом  Ордена! Иными
словами,  это  должен  быть  некто  достаточно  могущественный  или  изрядно
безрассудный, чтобы отважиться...
     С другой стороны, это наблюдение я и не должен был почувствовать. Никак
не  должен. Если бы, конечно,  в свое  время  Шайендис не поделился  со мной
своими умениями, а я не дал себе труда потренироваться...
     Изображая  глубокую   задумчивость,  я  прошелся  по  комнате,  скользя
рассеянным взглядом по сторонам.  Либо  вон  та  фигурка  ворона на  камине.
Либо... Нет, все-таки ворон.
     Рука привычно легла на медальон. Глаза ворона на мгновение сверкнули. Я
не ошибся.
     Теперь мой дорогой соглядатай изо дня  в день будет наблюдать одну и ту
же  славную  картину:  едва переступив  порог  комнаты,  я широко  зеваю  и,
торопливо сбросив  одежду, немедленно ложусь  спать.  Со  временем, конечно,
догадается, что я морочу ему голову. Но не сразу.
     Еще  не сев за  стол, я подал знак магическому шару. И тотчас убедился,
что не зря спешил посмотреть, что там творится у талиссы...



     Друзья разом обернулись на голос.
     - Это Винсент Беральд, -  шепнул Макобер, заставив Торрера нагнуться. -
Я сразу его узнал!
     -  Узнал?!  -  изумился эльф  несколько  громче,  чем  следовало  бы, и
украдкой покосился на незнакомца.
     - В шатре у Сильвена была одна миниатюрка. В общем, давай потом...
     Повернувшись к незнакомцу, мессариец вежливо поклонился:
     - Ваше Сиятельство...
     Тот удивленно улыбнулся:
     - Вы меня даже знаете?
     Прямо   не  граф,  а  сказочный   богатырь  какой-то,  подумал   Терри,
разглядывая  Винсента так, словно  тот был  выставлен на продажу. Интересно,
как он вообще в двери умудряется проходить?
     - Прошу  прощения, что мы вторглись  в ваш замок, - Айвен оглянулся  на
Макобера, пытаясь  понять,  не  шутит  ли  тот. - Но поймите и нас:  мы были
уверены, что...
     - Что  я мертв? Кстати,  уж не  мой ли оболтус-наследничек отправил вас
покопаться в этих развалинах?!
     Самодовольные  нотки  в голосе  Винсента  вызвали у Бэх  непроизвольное
раздражение. Похоже, талисса зря потеряла время. С другой стороны, для своих
лет прадедушка подозрительно хорошо сохранился...
     -  Граф  Беральд  отправил нас  сюда  с  одним  небольшим поручением, -
холодно ответил  Айвен,  недовольный тем,  как  Винсент  отзывается о графе,
однако благоразумно сдержал желание сообщить  его предку о том, что Сильвена
уже нет в живых. - Выполнив его, мы уйдем.
     - Поверьте, уважаемый, если бы  мы не были уверены, что вы давно уже по
ту  сторону  Грани... -  начал  было Торрер,  однако Винсент  Беральд жестом
заставил его умолкнуть.
     - В свое время я получил еще один драгоценный дар - дар долгой жизни, -
он удовлетворенно оглядел изумленные лица талиссы. - Но мне  так не хотелось
расстраивать бедных деток...
     У Мэтта промелькнула мысль, что лично он даже о  тараканах отозвался бы
с большим уважением. Каковы же должны быть отношения с детьми, чтобы...
     -  Расстраивать?  -  гном  сейчас  был  не  менее высокомерен, чем  его
собеседник.
     - А вы  как  думаете? Вот вы бы обрадовались,  если бы  ваш собственный
прадедушка подзадержался на этом свете?
     Мэтт демонстративно почесал в затылке.
     -  Признаться,  не вполне  понимаю  слово  "подзадержался",  -  наконец
ответил он. - Мой-то прадедушка жив и здоров и, будет на то воля  Крондорна,
еще многому сможет научить моих правнуков.
     Винсент поначалу опешил, но быстро взял себя в руки:
     - Да будет на то воля Крондорна. Но давайте к делу.
     - Давайте, - с готовностью  согласился Макобер. - Насколько  я понимаю,
настоящему Винсенту Беральду просто не пришлось бы  ждать, пока  мы сразимся
со стражем. Если он сам вручил великану "ключ"...
     - Что значит "он"? Я!
     - Допустим. Но если вы собственноручно вручили этой каменюке "ключ", то
что вам помешало самому и забрать его?
     - Если бы  все было так просто! - Винсент явно начал терять терпение. -
Когда это  чучело  заколдовывали,  я приказал  ему подчиняться  только графу
Беральду...
     -  Именно так  вы себя и называете,  если  я  не  ошибаюсь,  -  хмыкнул
мессариец.
     - Безусловно. Но для стража граф - тот, кто имеет все подобающие титулу
символы  власти:  корону,  печать  и  тому подобную  дребедень. А поскольку,
скончавшись, я, очевидно, не мог унести все это с собой в могилу...
     - Однако такой великий  воин, как вы,  уважаемый,  без  сомнения  могли
бы... - вступил Торрер.
     - Убить великана? Любопытно,  как  бы  с этим справился  такой  великий
воин, как вы, уважаемый?
     Эльф поперхнулся и смущенно замолчал.
     -  Одним  словом,  мне  не стыдно сознаться в  собственной глупости,  -
Винсент  гордо  расправил  плечи. - Айригаль  меня дернул  связаться  с этим
стражем!  Но  уж  больно часто мои  детки интересовались, не позволит  ли им
папочка самим навестить сокровищницу!
     Неужели  это   действительно  Винсент?  Терри  до  дрожи  не   хотелось
расставаться с пирамидкой, но ему никак не  удавалось нащупать хоть какую-то
лазейку.
     И все  же  что-то не  складывалось. То  одна, то  другая фраза Винсента
подтачивали,  разрушали  образ. Такой  вояка  должен  быть прямолинеен,  как
разъяренный бервар. Не хотят  отдавать "ключ"  - так сравнять их с землей, и
вся недолга.
     Или же,  напротив, мог оказаться  редкостным добряком... Что, очевидно,
не сбылось.
     -  Впрочем, не стану вас задерживать, - усмехнулся  Винсент. - Надеюсь,
вы не сомневаетесь, что "ключ" принадлежит мне по праву?
     Граф сделал шаг  вперед и протянул руку  к  пирамидке. Однако  Терри не
торопился отдавать ее.
     - А если  мы все же не поверим, что перед нами  и  в самом деле Винсент
Беральд?
     Судя по всему, подобная мысль даже не приходила графу в  голову. Он  на
секунду задумался, а потом внезапно громко расхохотался.
     -  Господа, да  ведь  это же "ключ"!  Ключ, а  не  сказочный  клубочек,
который сам приведет вас к сокровищам. Если не  знать дорогу  к  Лайгашу, он
стоит ровно столько, сколько камень, из которого сделан.
     - А дорогу к Лайгашу...
     - Открыл мне человек,  подаривший  "ключ". А вот вы, пожалуй,  рискуете
заблудиться, - Винсент  насмешливо взглянул на Терри. - Если, конечно, у вас
нет желания пообщаться с духом Раоми.
     - А что, неплохая идея, - улыбнулась Бэх. - Вот только откапывать лень.
И мне почему-то кажется, что вряд ли его останки нетленны.
     - А вы, как я погляжу, жрица? - во взгляде графа появился интерес.
     Девушка скромно склонила голову.
     Видя, что Винсент  отвлекся, Терри ласково почесал гребень дракончика и
что-то прошептал ему на  ухо.  И Смерч, как  выпущенная из арбалета  стрела,
неожиданно взмыл вверх, издал звонкий боевой клич и ринулся на графа.
     "Зря это он!" - только и успел подумать Торрер, покосившись на огромный
меч,  отдыхавший у  бедра  Винсента, однако  граф  и не думал  хвататься  за
оружие. Выхватив из кармашка кусочек горного хрусталя, он произнес несколько
слов и подкинул камешек в воздух.
     - Назад! - закричал Терри, понимая, что сейчас произойдет. Но Смерч уже
не мог остановиться.
     Вырвавшись  из  пасти дракончика,  струя пламени устремилась  к  глазам
графа, и тому пришлось бы несладко, если бы не хрусталь. Талиссе показалось,
что  время  остановилось:  медленно,  как  во  сне,  камень  втянул  в  себя
смертоносное  пламя  и  резко  выбросил  его обратно, навстречу  пикирующему
дракончику.
     Жалобно заверещав, тот несколько раз перевернулся в воздухе и рухнул на
землю.
     Пока Терри гладил и прижимал к себе изрядно потрепанного Смерча, Бэх не
давала  покоя  единственная  мысль.  Беральд был уверен, что его  прадед был
воином и  только  воином!  За долгие  годы кое-чему можно  было, конечно,  и
научиться, но чтобы достичь таких вершин в магии...
     - Самозванец!
     Казалось,  все  только   и  ждали  этого  слова,  которое  презрительно
выкрикнула  Бэх. Друзья угрожающе придвинулись  к чародею,  на ходу доставая
оружие.
     На секунду тот растерялся, хотел было что-то возразить, но, взглянув на
талиссу, понял,  что  бесполезно. Едва  уловимый  жест,  яркая  вспышка  - и
Винсент исчез.
     Друзья переглянулись.
     - М-да, - протянул Мэтт, - а я уже готов был ему поверить.
     - Все  были  готовы,  -  хмуро  подытожил Терри.  -  Ладно, что  теперь
говорить. Спасибо Бэх, что не сплоховала.
     Девушка слегка покраснела.
     - Не за что. Ты так говоришь, словно здесь твой личный просчет.
     - Я ведь чувствовал - что-то  не так! Но потом решил, что мне просто уж
очень не хочется отдавать этому мужлану нашу пирамидку.
     Жрица   промолчала.  Если  уж  Терри   признал,   что  он  чего-то   не
предусмотрел...
     - Эй, Мэтт, а что  это за топор ты нашел? - Макобер тоже счел за лучшее
не заострять внимание на словах лунного эльфа. - Дай-ка мне посмотреть!
     Топор, оставшийся от каменного гиганта, по-прежнему лежал у ног гнома.
     -  Не торопись,  торопыга, -  взявшись обеими руками  за рукоять,  Мэтт
примерился, как для удара...
     Крондорн, отчего так кружится голова?! Пошатнувшись, гном опустил топор
и тяжело оперся на рукоять,  однако странное ощущение не исчезло. Да что это
с ним такое творится?!
     Назови себя, воин.
     Незнакомый  голос,  гулкий и  глубокий,  как  звон  огромного колокола,
вторгся в его мысли. Сам Крондорн? Нет, ну это уж вряд ли. Но тогда...
     -  Мое  имя  -  Мэтт.  Этого  достаточно  моим  друзьям, значит,  будет
достаточно и тебе.
     Гном  даже  не  сообразил,  что  отвечает  вслух.  Остальные  удивленно
примолкли.
     В  глазах  Макобера  появилось  сочувствие.   С   таким   лицом  обычно
разговаривают заботливые племянники со своими  престарелыми тетушками, когда
те внезапно забывают дорогу домой.
     -  Эй,  гномище! Что  это на  тебя  нашло? Решил сделать  вид,  что  мы
незнакомы? Впрочем, если ты настаиваешь... - мессариец церемонно поклонился.
- Макобер.
     Я  готов последовать  за тобой  в любую схватку.  Принимаешь  ли ты мою
службу?
     - Я принимаю твою службу.
     Глаза мессарийца медленно полезли на лоб.
     - Какие способности заложены в тебе?
     Остальные подошли ближе.
     - На радостях, что ли?  -  шепнул  Айвену Торрер, сделав неопределенное
движение около виска.
     - Показать? -  с  готовностью предложил  мессариец. -  Ну,  например...
Хочешь - две секунды, и кошель с твоего пояса перекочует на мой?
     Макобер начинал понемногу  тревожится. А  ну  как  это не игра,  а Мэтт
действительно?.. Ну,  уж упоминание о деньгах-то его  должно  и  из  мертвых
поднять!
     Я не раз спасу твою жизнь.
     - Всего-то?  -  хмыкнул  гном. - Знаешь,  до сих  пор я  как-то  и  сам
справлялся!
     Сзади послышался голос Терри:
     - Топор! Как же я сразу не догадался!
     - Сам?! - Макобер окончательно осознал, что с Мэттом творится неладное.
- Да хватит  заливать. Эй,  Мэтти,  бросай эту  игру.  Слышишь,  что  я тебе
говорю?
     Но Мэтт не слышал его.
     Если меня напоить кровью врагов, я помогу тебе восстановить силы.
     - И часто тебя надо поить кровью врагов?
     - Два раза в день перед едой, - не задумываясь парировал Макобер.
     Эх, определенно надо что-то делать!
     - Слушай, дай и мне подержать эту железяку!
     Главное -  не забывай про  меня. И  я  отплачу тебе  тем же. Опасность!
Среди тех, кто сейчас стоит вокруг...
     - И не рассчитывай, что я позволю тебе убить моих друзей!
     -  Давай! - махнул  рукой Терри, убедившись,  что Торрер успел зайти за
спину гному.
     Удар - и Мэтт провалился во тьму.






     Замок Найтмор, двадцать лет назад

     Он так и не смог разузнать, почему эту башенку называли Сластеной.
     Золлан  -  гном,   командовавший   дружиной  отца  и   представлявшийся
мальчугану едва ли не ровесником древнего замка, - обронил как-то, что очень
уж эта башенка любила полакомиться кровью  самых смелых  и удачливых врагов,
прорвавшихся аж до самого рва. Самому  же мальчику она казалась красивым, до
замирания сердца, марципаном, украшающим изящный торт отцовской крепости.
     Как-то само  собой  получилось,  что  Сластена  стала  его  излюбленным
местом. Сюда он уходил лежать, думать и часами смотреть на  дорогу, мечтая о
тех временах, когда под звуки прощальных труб его собственный конь вырвется,
гарцуя, из ворот замка и понесется...
     Да так ли в самом деле важно,  куда! Навстречу диким ордам степняков, к
королевскому двору, по горбатым улочкам Мессара. Главное - тот момент, когда
распахнутся ворота замка, и весь мир будет лежать перед его конем.
     Протрубил рог, и крепостные стены с готовностью откликнулись запоздалым
эхом.  Мальчуган  тряхнул  головой,  перевернулся  на  живот  и выглянул  из
бойницы. Опять этот надутый  индюк из Трайгорна!  И  за  что только отец его
привечает?
     Турнир продолжался  с  раннего  утра  и  успел  уже  мальчишке  изрядно
поднадоесть. Сшибающиеся  на полном скаку  кони, вылетающие из седел рыцари,
радостные возгласы лучников  -  все  слилось в  единый тусклый  калейдоскоп.
Здоровенные дядьки, а радуются  своим игрушечным победам, как дети. Точно не
понимают, что все это понарошку.
     Мальчуган нашел  глазами отца,  и  взгляд его  засветился от  гордости.
Именно так  он представлял  себе великих  королей древности:  на  холме, под
раскидистым дубом, в окружении верных друзей и угодливых придворных.
     По старой традиции хозяин замка выступал в роли главного судьи и сам не
принимал участия  в  турнире.  Пройдет  несколько  лет,  и  мальчишка займет
почетное место по правую руку от отца, прямо под огромным флагом с атакующим
снежным барсом - символом рыцарского Ордена, в  рядах которого сражались все
его предки.
     Развевающееся на ветру темно-синее знамя неожиданно обернулось глубоким
ночным небом, барс присел на задние  лапы, готовясь к  смертоносному прыжку,
и...
     Мальчуган и не заметил, как его сморил сон.
     ...Ближе к  вечеру  на  поле появились  одетые в легкие кожаные доспехи
оруженосцы. Кони были уже вычищены и  отдыхали в  стойлах, а рыцари на время
разошлись промочить горло и перекусить  в  ожидании  назначенного  на  вечер
поединка орденских магов.
     Отец остался на месте, однако позволил себе снять и отложить  в сторону
тяжелый парадный шлем. Интересно, о чем они там  перешептываются с Золланом?
Не иначе решают, как лучше использовать собравшихся на турнир рыцарей, чтобы
покончить наконец с шайкой, облюбовавшей окружавшие Найтмор леса.
     Первая пара вышла вперед. Слуги установили мишень и отошли в сторону.
     О, да это Брог! Вчера оруженосец  провозился с  мальчишкой целое  утро,
показывая "полет  вампира" - хитрый крученый бросок, при котором кинжал лишь
в  последний  момент  восстанавливал  баланс   и  впивался   в   ничего   не
подозревающего врага.
     Вот  его соперник  подходит  к черте. Было  бы на что  смотреть: три из
пяти. Да в этом замке и у кухарки бы не хуже получилось!
     Брог неторопливо примерился.
     Размах, бросок!  Мальчуган  с удивлением увидел,  как  Брог  скривился,
зажмурился, точно в  глаза ему попала горсть песка, рука  оруженосца неловко
вывернулась и... клинок устремился к склону холма.
     Он быстро отвел взгляд от оторопелой физиономии Брога и почему-то сразу
понял,  куда летит кинжал.  Ему даже показалось,  что тот  не замедляется  в
полете, а, напротив, набирает скорость, будто выпущенный из арбалета.
     "Отец!"  - хотел  крикнуть  мальчик,  но в горле неожиданно  пересохло,
вместо крика вырвался тонкий отчаянный писк.
     А отец разговаривал с Золланом, не замечая надвигающейся опасности.
     Зрители вокруг ахнули, Золлан вскочил на ноги, пытаясь заслонить своего
сеньора, перехватить клинок... Но смерть оказалась проворнее.
     Кинжал вонзился в шею чуть ниже подбородка.
     А он все смотрел и  смотрел, не в силах оторвать взгляд от забрызганных
кровью доспехов.
     Он не кричал и не плакал. Он просто знал, что отец мертв.
     ...Мальчуган  проснулся только ближе к вечеру, когда на поле  появились
одетые в легкие кожаные доспехи оруженосцы.
     Отец! Да нет, привиделось, конечно, привиделось. Вот же он, там,  где и
сидел,  только  позволил  себе снять и  отложить в сторону  тяжелый парадный
шлем.
     Ветер подул в  сторону  замка,  и мальчишка услышал, как  отец  от души
смеется, слушая одного из заезжих баронов. Не иначе как тот недавно вернулся
от  двора и  теперь  веселил  собравшихся,  изображая дрожащий  голос сильно
постаревшего Гарната.
     Мальчуган вскочил на ноги, готовый скатиться во двор, кинуться, пока не
поздно, к отцу. Все рассказать, предупредить о грозящей опасности...
     Первая  пара оруженосцев вышла вперед. Слуги установили мишень и отошли
в сторону.
     Брог! Сон начинал сбываться.
     Добежать до холма он уже не успеет. А если крикнуть? Но что: "Берегись,
Брог  сейчас  убьет тебя?!" Бред. Отец  только  тревожно улыбнется в ответ и
пошлет  кого-нибудь  к  матери: кому,  как  не жрице  Ашшарат,  божественной
Зеленой  Девы,  лучше  знать,  как бороться  с  галлюцинациями.  Тем  более,
галлюцинациями собственного сына.
     Соперник Брога, опустив голову, отошел в сторону. Три из пяти.
     Похлопав барона по плечу, отец повернулся к Золлану.
     Ашшарат! Мама так убежденно рассказывала про совершенные ею чудеса, что
это просто не может быть неправдой!
     Ашшарат, помоги мне, отведи руку судьбы!
     Боги, как же ей молятся?! Все детство  он проводил  куда больше времени
на площадке, где тренировались воины, нежели в домашнем храме Зеленой Девы.
     Ашшарат, да  помоги же! Помоги,  и я стану твоим жрецом, твоим вассалом
или как это у тебя называется?!
     Но богиня молчала.
     Брог  широко  улыбнулся:  он  уже  предвкушал   победу.   Примерившись,
оруженосец смерил глазом расстояние до мишени и отвел назад руку с кинжалом.
     И мальчуган понял: Ашшарат  не ответит.  Ей не нужна сделка - одна лишь
глубокая искренняя  любовь, которую питали  к  своей покровительнице все  ее
жрецы.
     А  он не любил. Скорее ревновал, когда мама удалялась в храм,  не успев
досказать его любимую  балладу.  Скорее  уважал,  видя,  как  мама  исцеляет
гноящиеся  рубленые  раны.  Скорее предвкушал, прикидывая,  не  принесет  ли
больше пользы Ордену Снежного Барса, став всемогущим жрецом.
     Ведь в том, что жрецы всемогущи, сомнений не было.
     Размах!  Мальчуган  с  ужасом  увидел, как Брог  скривился, зажмурился,
точно  в   глаза  ему   попала   горсть  песка,   рука  оруженосца   неловко
вывернулась...
     Что ж, он знает того, кто обойдется и без любви!
     Айригаль, прими мою душу в обмен на душу моего отца!
     Слова дались неожиданно легко, хотя еще вчера таинственный бог, царящий
по ту сторону Грани, внушал ему благоговейный ужас. Мама  говорила о Владыке
Вечных Пустошей с отвращением, отец - вдумчиво и спокойно, как о противнике,
которого не стоит бояться, но не стоит и недооценивать.
     Бросок - и клинок устремился в сторону холма.
     Айригаль, клянусь, я стану лучшим из твоих жрецов!
     Второй шаг дался ему уже легче.  Не зря отец учил его  доводить начатое
дело до конца. "Если взялся - будь первым. Если не готов - не берись".
     Зрители вокруг ахнули, Золлан вскочил на ноги, пытаясь заслонить своего
сеньора, перехватить клинок... Но он не успевал, явно не успевал.
     Кинжал вонзился в дуб прямо над головой отца.



     Когда гном пришел в себя, голова его раскалывалась так, словно каменный
страж зацепил ее при падении своим гигантским топором. Топор, разговор, крик
Терри...
     Память постепенно возвращалась, но шевелиться было пока еще лень.  Лежа
на спине, Мэтт от нечего делать принялся разглядывать небо.
     Стервятник. Высоко-высоко.  Прямо над развалинами  замка.  Не иначе как
ждет, пока талисса уйдет, чтобы всласть попировать на телах повешенных. Один
круг, второй, третий...
     Боль   отступала.  Однако  попробовав  пошевелиться,  гном   неожиданно
выяснил, что заботливо связан по рукам и ногам.
     - Что за ерунда!!!
     - Эй, Мэтт пришел в себя! - Макобер замахал талиссе рукой.
     -  Ну и как, все  еще  боишься,  что Мак перебьет всех твоих друзей?  -
сумрачно поинтересовался Торрер.
     Соседство с мертвецами угнетало  его.  Все  смертны, все  преходяще, но
люди  немало удивились бы, узнав что эльф, живущий по  их  меркам чуть ли не
вечно,  любит  жизнь так же остро, как иные любят  родителей, им  эту  жизнь
подаривших.
     Это  могло  бы  прозвучать  высокопарно,  да  и сам  он  этого  так  не
осознавал, но  висящие на  стене  покойники разрушали  для Торрера  гармонию
мира.  С другой стороны,  тратить время на похороны людей, которые еще вчера
готовы были его убить...
     -  Я  боюсь! - взревел гном, чувствуя, как от недавнего  благодушия  не
осталось и следа.
     Обильно пересыпая свою речь проклятиями,  Мэтт в двух словах пересказал
разговор с боевым топором.
     - А ты уверен, что  с тобой говорил именно топор? - недоверчиво уточнил
эльф. - Что если это очередной прадедушка решил с тобой побеседовать?
     - Не похоже, - задумчиво произнес Айвен. - Вряд ли, как ты выражаешься,
очередной прадедушка стал бы предлагать Мэтту свои услуги.
     - Угу, а говорящий топор тебя, часом, ничем не удивляет?
     -  Ничем, - уверенно ответил  маг. - И  не только топор. Меч,  копье...
Если хороший чародей постарается - что угодно заговорит.
     Эльф с сомнением покачал головой. Айвену, конечно, виднее, но...
     - Кстати, Мэтти,  будь  поосторожнее, ладно?  - чародей ловко  разрезал
удерживавшие гнома веревки. - Такие штучки нередко бывают проклятыми.
     -  Будешь тут осторожным,  -  недовольно  пробурчал гном, поднимаясь на
ноги. - Топор-то мне пока ничего плохого не сделал. А вот некоторые...
     Отвернувшись,  Айвен  улыбнулся:   Мэтти  мог  ворчать,   сколько   ему
заблагорассудится,  однако  он  был  не  из  тех,  кто  не  следует  советам
исключительно  из  принципа   сделать  все  наоборот.  И  увидев,  как  гном
осторожно, стараясь  не касаться рукояти, обматывает ее куском мягкой ткани,
маг понял, что его слова не пропали даром.
     Бережно  подвесив топор к поясу, гном покосился на остальных, но все же
вполголоса проговорил:
     - Ты это, не обижайся... Мы еще повоюем!
     Все сделали вид, что заняты своими делами. Топор обиженно промолчал.
     - Ну что, в подземный ход?
     Друзья  разом посмотрели на  Макобера: никто и не заметил, как он успел
исчезнуть и появиться вновь.
     -  Донжон-то  разрушен,  а  вот  ход куда-то  вниз  остался,  - пояснил
мессариец.  - И раньше через  него наверняка можно было  выбраться из замка.
Проверим?
     - Ну,  не через болота же обратно  тащиться! - Мэтт произнес это  таким
тоном,  точно  ему  предлагали  послужить  мишенью  для  когорты  зайранских
арбалетчиков.
     - Конечно! - в  тон ему заметил Торрер. -  Лучше  уж, как  червяки, под
землю полезем. А если вдруг обвалится нам этот ход на головы...
     - Слушайте,  оптимисты, - перебила их Бэх.  - С таким настроением  я бы
вообще из дома не вылезала.  Одного под землю тянет, другого только пусти по
кочкам поскакать. Я, например,  за разнообразие. Давайте так: сюда пришли по
болотам, обратно выберемся подземным ходом. По-моему, так будет честно.
     -  Не  зря  тебя  Айвен "борцом за  мировую  справедливость"  зовет,  -
пробурчал  Торрер почти  совсем  как Мэтт.  -  Ну  что ж, погибнем, так  все
вместе.
     -  Я  бы, честно  говоря, предпочел еще  немножко пожить,  - усмехнулся
Терри.
     Лунный   эльф   свистнул,  подзывая   дракончика,  и   тот,  недовольно
оторвавшись  от  изучения  покрывавшего стены мха,  ловко спикировал  ему на
плечо.
     -  Хм,  а  вот он-то  здесь  пожалуй  что и  не  пролетит!  - мессариец
задумчиво почесал в затылке. -  Да оно и к лучшему - кто  знает, что нас там
ждет. Пусть уж хоть кто-нибудь в живых останется.
     - Да вы что, сговорились, что ли! - не выдержал Айвен. - Если и Макобер
о близкой смерти заговорил!.. Пошли уж скорей!
     И  легонько  подтолкнув  мессарийца  перед  собой,  чародей  постарался
поскорее  увести  его  от Терри.  Лунный эльф  проводил  их долгим взглядом,
хмыкнул, но все же велел своему Смерчу спрятаться обратно в жезл.
     -  Давайте лучше я первым  полезу,  - остановил Айвена гном.  - Вдруг и
вправду чего...
     Спускаясь  по щербатым  ступеням, гном,  незаметно для остальных, кинул
встревоженный взгляд на небо. Стервятник исчез.
     Один за другим они  скрылись  в  полузаваленном подземелье. Здесь пахло
тленом и  сыростью,  кое-где по стенкам сочилась гнилая болотная вода, и все
же  тайный  ход  был проложен на славу  и  вполне еще мог послужить желающим
тайно покинуть развалины замка.
     Не прошло и получаса, как талисса вновь выбралась на свежий воздух.
     Солнце клонилось к закату. Болота остались за спиной, а впереди  лежала
ведущая  на северо-восток  дорога, которая  каких-нибудь лет  двадцать назад
наверняка начиналась у самых ворот замка.
     - Ну, и куда теперь? - обернулся к талиссе Мэтт. - Если этот самозванец
прав, то "ключ" нас никуда не приведет.
     - Сейчас посмотрим.
     Терри поставил пирамидку на ладонь. И  та - словно только и ждала этого
момента -  слегка повернулась, ловя одной из граней  одинокий солнечный луч.
Мгновение  - и  сторона, обращенная  к  дороге,  внезапно  стала  совершенно
прозрачной.
     - Вот так "ключ"! - на лице Макобера появился профессиональный интерес.
- Дай-ка взглянуть!
     Но Терри, ничего  не отвечая, отвел руку в сторону, не обращая внимания
на удивленно-обиженный взгляд мессарийца.
     - Не стоит настаивать, - тихо, но твердо сказал  Айвен, отводя Макобера
в сторонку. - У тебя никогда такого не бывало?  Находишь какую-нибудь вещицу
- не простую,  конечно, волшебную  -  и чувствуешь, что не то чтобы  отдать,
дотронуться никому не дашь?
     -  Было,  конечно, - задумался Макобер о  чем-то своем. - Ладно,  пусть
так!
     "В конце концов,  эльф лунный, а не железный,  - добавил он про себя. -
Надо же ему когда-нибудь спать".
     - Может  быть, стоит вернуться к наследникам графа и рассказать, что их
"предок" встал из могилы? - предложила Бэх.
     - Ну  да, и потерять еще  дня три,  - скривился  Торрер.  -  Тем  более
сейчас, когда он знает, что "ключ" у нас.
     - Интересно  другое, - медленно  проговорил Айвен.  - Откуда он  вообще
взялся? Да еще именно в тот момент, когда мы раздобыли "ключ"?
     -  Вот-вот, -  усмехнулся Терри. -  Я все  думал,  хоть ты задашь  этот
вопрос.
     - А сам не мог? - не удержался гном.
     - Не видел смысла лишний раз всех пугать, - пояснил лунный эльф. - Мы и
так  слишком  многого не  знаем.  Не знаем,  кому  обязаны  странным  ночным
нападением. Понятия не имеем, кому вдруг понадобился Айвен. И вообще, почему
именно Айвен? Я бы понял, если бы они решили уничтожить всю талиссу...
     Макобер невольно вздрогнул, но  промолчал. Он совсем забыл о невзрачном
серебряном кругляше,  мирно лежавшем  на  дне его заплечного мешка. Показать
его теперь?  Расспросов  не  оберешься: откуда взял, почему раньше ничего не
сказал. Нет, лучше уж сначала с кем-нибудь одним посоветоваться.
     - Завидуешь, что ли? - улыбнулась Бэх.  -  По мне, так  лучше уж одного
Айвена. По крайней мере, теперь мы знаем, кого денно и нощно охранять.
     - Ну-ну, - лунный эльф не удержался  и улыбнулся в ответ. - Если нощно,
так это точно не я. И вообще, Бэх, я серьезно! Кто, скажем, этот неизвестный
чародей, о котором говорил повешенный?
     - Вижу, что серьезно, - вздохнула девушка.  - Ну, не знаем, не знаем мы
ответов  на твои  вопросы! Давайте думать.  Только  я  предлагаю  думать  по
дороге: раз пирамидка показывает на северо-восток, так тому и быть.
     Лунный эльф кивнул: информации и правда было слишком мало. Однако никто
не обещал, что потом ее станет больше.
     - В путь так в путь! - подхватив заплечный мешок, гном на всякий случай
еще  раз  взглянул  на  небо. Проклятие!  Прямо  над  ними в  воздухе кружил
огромный  грязно-белый стервятник.  Словно  поймав  его взгляд, птица тут же
поднялась повыше и тоже направилась на северо-восток.
     Совпадение?  Или  за ними  следят?  Пожалуй,  совет  Айвена  прямо-таки
пророческий: им всем не мешало бы быть поосторожнее.
     Однако вскоре  и он перестал задумчиво хмуриться: цветущие вдоль дороги
яблони и  теплый  весенний  ветерок потихоньку отвлекали талиссу от грустных
мыслей. В конце концов  не на плаху идут -  за сокровищами. А если все время
оглядываться назад да от каждого куста шарахаться...
     Первой оттаяла Бэх.  Проходя  под  старым  раскидистым  деревом, она не
удержалась, подпрыгнула  и хлопнула  ладонью  по ветке.  Заскрипев в  ответ,
яблоня,   как   снегом,   припорошила  талиссу  нежными  белыми  лепестками.
Оглянувшись на друзей, Бэх радостно засмеялась и задорно запела:

     Из берлоги вылез Стайни-лежебока,
     Смотрит - снегом белым усыпана дорога.
     "Снова я проспал весну, да и лето с осенью."
     Испугался лепестков да полез в берлогу!*

     Все заулыбались,  лишь Айвен снова и снова прокручивал в голове события
сегодняшнего дня. Почему, почему заклинание  не сработало  с первого раза? И
позавчера, во время боя с крылатым чудовищем... И потом, на привале...
     Да и стоит ли вообще овчинка выделки? С Мэтти все понятно, он при одном
слове  "сокровища"  голову  теряет.  Торрер не упустит случай  бросить вызов
врагу, которого,  как кажется,  в  принципе  невозможно  победить.  У Бэх  с
Темесом, похоже, свои интересы.
     И  все  же  - чем для  талиссы  обернется столь настойчивое  стремление
вывести Орден из себя? Драгоценности драгоценностями,  деньги  деньгами,  но
найдут  ли они на всем Двэлле место, где эти сокровища можно будет потратить
без лишних проблем?..
     К  вечеру дорога  начала втягиваться  в узкую  длинную лощину,  зажатую
между крутых, покрытых жестким колючим кустарником холмов.
     - Отличное место для засады, - пробормотал Терри.
     Лунный эльф в очередной  раз сверился  с  пирамидкой.  Она  по-прежнему
показывала  на  северо-восток.  Терри сделал  пару шагов  в сторону,  словно
собираясь обогнуть холмы с востока. Пирамидка повернулась в сторону дороги.
     - Минуточку! - Терри сделал остальным знак остановиться.  -  Нам прямо,
но что-то меня здесь смущает. Подождете?
     Друзья кивнули. Не исключено,  что лунный эльф ошибается, и даже лучше,
чтобы так оно и было, но вдруг?..
     Скинув заплечный  мешок, лунный  эльф  принялся бесшумно взбираться  на
холм, у подножья которого талисса и расположилась, приготовившись  к долгому
ожиданию. Однако не прошло и двадцати минут, как Терри возник вновь.
     -  Семеро, по разные стороны дороги, -  коротко доложил  он.  -  У всех
луки. А один, кажется, маг.
     - Значит, им не повезло,  - и Бэх стала спокойно,  без суеты натягивать
кольчугу.

     - Атакуем? - с надеждой спросил Торрер.
     - Интересно, как  ты  себе  это  представляешь?  Сейчас уже вечер,  все
устали.  Можно попытаться  обойти  их  с тыла,  но  некоторые,  -  Терри  со
значением  посмотрел на Мэтта, - будут  ломиться через кустарник,  как стадо
берваров, идущее на водопой.
     - Отлично, что ты предлагаешь? - прервал его Айвен.
     - Лечь спать.
     - ???
     - Подождать,  пока окончательно стемнеет, и  развести костер  побольше,
чтобы нас нетрудно было найти.
     Друзья переглянулись.
     - И?
     -  Свернуть   наши  плащи,  разложить  их  вокруг  костра  и  поставить
кого-нибудь  одного  все это  охранять. Можно,  конечно,  изобразить  полную
безмятежность и "улечься спать" всем, но если  они не  полные идиоты, это не
пройдет.
     - То  есть одного  все-таки  подставляем, -  подвел итог  Айвен. - Так,
дальше?
     - Если  хочешь,  этим одним могу быть я сам. Ну, а дальше все очевидно:
прячемся поблизости и меняемся ролями с охотниками.
     Айвен  покачал  головой. План  Терри  был неплох,  и маг  готов был это
признать. Но тогда под ударом окажется один из  них. И нет никакой гарантии,
что он останется жив.
     - Я бы все-таки предложил двинуться дальше.
     - Прямо в засаду? - удивилась Бэх.
     -  А  что  тут такого?  - усмехнулся чародей. - Люди  сидят, ждут  нас,
неудобно как-то получается. Правда, я бы теперь не назвал это засадой...
     -  Понятно,  можешь не  продолжать,  - Торрер поправил доспех.  -  Один
вопрос: как ты предлагаешь справиться с лучниками?
     - Тоже мне - проблема! - хмыкнул Макобер. - Что у нас, мага что ли нет?
     Айвен с Мэттом переглянулись. Маг-то есть, вот только...
     И тут все решилось помимо их воли.
     Из сумерек раздался тихий свист. А через секунду на талиссу  посыпались
стрелы.






     Я не привык, чтобы события выходили из-под контроля.
     Однако  сейчас ответов  у меня было не больше, чем у талиссы. Разве что
чуть больше возможностей их получить.
     Итак, талиссу атаковали трижды.
     Первый раз в лесу, на прогалине.
     Помнится,  впервые я  летал на Глорне лет  шесть назад,  и уже тогда он
заслужил мою  немалую симпатию  кротким нравом  и  стремлением  сделать все,
чтобы защитить своего седока.
     Было бы наивно думать, что Глорн не сумел бы положить их всех. Особенно
притом,  что маг внезапно разучился колдовать,  а  Торрер  -  пожалуй, самый
сильный боец талиссы - был им выведен из строя первым.
     Глорн  действовал  грамотно,  очень  грамотно. И  явно  сдерживал себя,
выполняя приказ. До последнего.
     Эх,  если  бы  я  знал, что  Глорном решили  пожертвовать!.. Мне  давно
казалось,  что Орден не всегда умеет ценить преданных слуг,  но не настолько
же!
     К тому же подозрителен и нищий: на мой  вкус, он несколько переигрывал,
демонстрируя свою непроходимую тупость -  за ней угадывалась немалая ирония.
Хотя  не исключено, что мне  померещилось:  не  зря говорят, что один  дурак
способен поставить  в тупик десяток умных. Шанс невелик, но все же нищий мог
быть и настоящим.
     Теперь второе нападение,  на  Айвена.  Признаться, здесь  я был  в  еще
большей растерянности. Айвен не входил в число лучших чародеев Двэлла и вряд
ли  успел  прославиться  за  пределами  талиссы.  Про таких  говорят "широко
известен в узком  кругу".  И  было  бы не просто странно - почти невероятно,
чтобы  Денетос  вообразил,   будто  именно   Айвен  представляет  наибольшую
опасность.
     И даже если так! Идея  выкрасть,  а не убить отдавала легким  безумием.
Зачем? С какой стати?
     Третий раз - "прадедушка". Пусть не атака, пусть попытка остановить. Но
самозванец  держал себя настолько  уверенно,  что даже я подумал, не надоело
ли, часом, Винсенту лежать в могиле.
     А вот это уже похоже на вмешательство Денетоса: именно для него было бы
идеально, если бы талисса вообще не пошла к Лайгашу.
     Пожалуй, отсюда и начнем.
     Я  дважды постучал костяшками  пальцев по  столу,  и  за  дверью тут же
отозвался колокольчик.
     Дверь, открываясь, едва прошелестела - ненавижу, когда они скрипят.
     - Материалы на специалистов по иллюзиям на службе Ордена, - произнес я,
не  оборачиваясь.  -  Регион:  столица  и  герцогство  Этренское.  Дата:  по
сегодняшний день.
     - Две минуты, монсеньер.
     Не  две,  конечно: пока Черр доберется  до орденского архива, пока  сам
просмотрит все,  что ему отыщут... Зато можно не сомневаться, что не пройдет
и получаса, как я получу все, что хотел.
     А пока...
     Подойдя к камину, я снял с него фигурку  ворона и поставил перед собой.
Красивый ход - использовать для наблюдения символ моего же  бога.  Ну что ж,
пришло время посмотреть, кто там такой смелый.
     Сняв с шеи медальон, я поднес  его к  самым глазам гордо стоящей птицы.
Забавно: даже не припомню подходящей молитвы по случаю.
     Придется импровизировать.  Только бы сам Ворон не  счел, что я  слишком
фамильярно обращаюсь с его излюбленной ипостасью.
     Откликаясь на  мои слова, птица суетливо захлопала  крыльями,  напомнив
мне голубя, который  отчаянно пытается вырваться на волю из цепких  кошачьих
лап. Еще мгновение - и статуэтка посерела, а крылья  безвольно повисли вдоль
тела.
     Похоже, получилось. Теперь можно посмотреть и самому.
     Украшенный   лепниной   потолок.   Изображение   постоянно   дергается,
перемещается. Чье-то лицо. Нет, не успел. А вот сейчас...
     Денетос?! Легок на помине...
     Я почувствовал  легкое  головокружение: изображение резко  повернулось,
заставив меня упереться взглядом в гладкую поверхность стола.
     Кажется, трайгорнская береза. У кого-то такой столик я уже видел...
     Что ж,  теперь понятно: за мной  наблюдают  через перстень. Только  вот
кто? Явно ведь не сам Денетос.
     - Я прошу, чтобы их остановили уже сейчас, монсеньер!
     В  голосе  Протектора слышалось почтение, однако я уловил и  скрываемые
изо всех сил истеричные нотки.
     - Остановили, говоришь... Отчего же не остановить. Да вот стоит ли?
     Исиндиос! Его карканье  ни с чем не перепутаешь. Отлично -  один иерарх
позволяет себе следить за другим!
     Так вот кто покровительствует Денетосу... Тогда  и с браслетом Лиардоса
многое становится понятно.  И  уже не  важно,  имеет  ли право сам Протектор
запускать руку в ардиарий - уж для члена синклита он всяко открыт.
     Да, все понемногу  встает на свои  места.  Хотя...  Старик всегда играл
только  за  себя.  Ну, и за Ворона,  конечно.  И не сомневаюсь,  что тем  же
Денетосом он пожертвует и глазом не моргнув.
     Все-таки я  поторопился радоваться.  По-прежнему  вопросов больше,  чем
ответов. Если уж кто не дурак, так это Исиндиос. Зачем же тогда ему Денетос?
Есть ведь куда более способные...
     - Если ключ вновь вернется в мир, монсеньер...
     - Если, Денетос, если. Не рановато ли ты начал беспокоиться?
     Вот и  я думаю:  не  рановато ли. Жаль, что не  видно  лица Протектора,
опять этот проклятый потолок! А руки-то у Исиндиоса дрожат. Может,  конечно,
и от старости...
     - Не исключено, повелитель, - процедил Денетос.
     А  ведь  он  так   нервничает,  что  с  трудом   балансирует  на  грани
дозволенного!
     - Рад, что ты со мной согласен.
     Вот ведь старая шельма: играет с Протектором, как есть играет.
     -  Просто я не привык,  - Денетос  пошел на попятный,  - что "ключ"  от
Лайгаша попадает в руки бог знает кому.
     - Знает, мой мальчик. Точнее и не скажешь, - иерарх захихикал.
     - Так это он...
     -  Кто он?  - изображение качнулось. - Не  бери  в  голову,  Протектор.
Делай, что положено. Но ты и так, я погляжу, времени не теряешь.
     Я замер в ожидании ответа Денетоса. Вот сейчас...
     И  тут все поплыло куда-то вбок, несколько раз дернулось... Щелчок  - и
наступила темнота.
     Тут уже  я не  сдержался,  и  стол  укоризненно  охнул, когда  на  него
опустился мой кулак.
     Все-таки  почувствовал!  Конечно, я  не сомневался,  что Исиндиос  тоже
заметит  слежку. Но  если бы хоть на четверть  часа  позже!  А так -  сильно
подозреваю,  что перстень  теперь  покоится  в своей шкатулке и ждет  своего
часа, пока у Исиндиоса дойдут руки разобраться, что, собственно, произошло.
     Значит, надо торопиться. Я вновь надел медальон на шею.
     - Монсеньер?..
     На край стола легла стопка навощенных табличек.
     - Спасибо, Черр. Думаю, до завтра ты мне больше не понадобишься.
     - Доброй ночи, монсеньер.
     - Доброй ночи.
     Шестая табличка оказалась целиком посвящена Лайгашу. Оказывается, Орден
Пурпурной Стрелы держал там  немалые силы, но все больше  не специалистов по
иллюзиям, а тех, кто в первую очередь посвятил себя боевой магии.
     И  только один  чародей оказался  приписан к  Лайгашу  совсем  недавно.
Вернее, не чародей - чародейка.
     Рыжая  Молния.  Я  как-то  встречался  с  ней в  Трайгорне, и помнится,
Савернос говорил потом, что она не просто специалист по иллюзиям, а  один из
лучших на Двэлле. И очень, очень многообещающая колдунья.
     Как же ее настоящее имя?.. Нет, не вспомнить.
     Любопытно, я даже не знал, что  она на нас работает. Так, место  найма:
Альдомир. Взять  Глорна  и обогнать на нем талиссу проблемы не составляло. И
насколько я ее помню, она не то что нищего - королеву Илайю сыграть может. А
уж в роли прадедушки графа Беральда и вовсе смотрелась бы отлично.
     Умна,  иронична, с одинаковой легкостью управляет  что  мужчинами,  что
разговором.  Если  Денетос  действительно задействовал  ее,  я бы  на  месте
талиссы не расслаблялся.
     И  все  же он  нервничает...  Как  там ответил  Исиндиос:  "Знает,  мой
мальчик"? Интересно, это намек? Или просто игра слов?
     Если намек, то не попасть моей душе к Ворону, если  я понимаю,  на что.
Слишком много вариантов.
     Например, за талиссой стоит кто-то из богов,  с кем Ворон пока не хочет
ссориться. Темес?  Не думаю. Он никогда  не посмел бы в  открытую  выступить
против нас. Ашшарат?  Ей нет  дела до  Лайгаша.  По крайней мере, не  должно
быть.
     Или, наоборот, талиссе покровительствует сам Ворон? Я почувствовал, что
не удивлюсь даже самому невероятному раскладу сил.
     Кажется, пора остановиться. А то так  можно договориться  до того,  что
Ворон отправил эту талиссу в свой же монастырь, а потом и на поиски Лайгаша.
Конечно,  замыслы Господина нашего  временами бывают  весьма  извилисты,  но
всему же есть предел...
     Шар перед моими глазами стал разгораться настолько внезапно, что я даже
вздрогнул, хотя сам же попросил сразу дать мне знать, если талисса попадет в
переделку.
     Я  ласково  провел  пальцами  по  его  переливающейся  поверхности  - и
благодаря, и показывая, что готов за ним следить.
     Тело непроизвольно дернулось,  пытаясь  пригнуться:  стрела летела  мне
прямо в лицо.
     Что ж, похоже, Денетосу уже не до шуток...



     "Идиоты!  -  это было  первой  мыслью, пришедшей  Айвену  в  голову.  -
Расселись, как куры на насесте. Тут-то нас всех и перестреляют!"
     Талиссу  спасло лишь  то, что  нападавшие,  несомненно,  были не самыми
лучшими лучниками Двэлла: стрелы бессильно защелкали о доспехи.
     Вскакивая на ноги, Айвен заметил,  что  Терри уже  успел  закрыть собой
Бэх, подивился, что так судорожно  ищет по карманам лежащий  ничком Торрер и
улыбнулся  при  виде  Мэтта,  который,  заслонив щитом Макобера,  напряженно
вглядывался  в  сумерки, пытаясь определить, откуда несутся стрелы. Очень уж
гном  с мессарийцем походили на статуи Двух героев у входа в шетахский порт:
мудрый младшенький заботится о непутевом старшеньком.
     Все  это  пронеслось  перед  чародеем  быстрым  мерцанием  стеклышек  в
калейдоскопе, из которых лишь потом складываются картинки.
     Дорога с  обоих  склонов видна  как на ладони.  Стрелять  снизу вверх -
безумие. А хорошая арбалетная  стрела пробьет кольчугу Бэх и  не заметит. Не
говоря уже о его одеянии мага.
     Метнуться назад? Что-то очень  сомнительно, чтобы эта  засада оказалась
здесь случайно. Все равно погони не миновать.
     Лучники, по всей видимости, расположились  на  самом краю холмов, почти
рядом с талиссой. И если не лезть на рожон, а все сделать по уму...
     - Вперед, быстро!
     Отлично, вот и Терри спохватился. Подставить  лучникам спину - доблесть
не великая, ну  так  и  талисса не  из  Ордена Снежного  Барса, чтобы  тут в
рыцарей играть. Хотя если одного подстрелят - и остальным не уйти.
     Один за другим откатившись с  линии обстрела, друзья бросились вслед за
Терри по вытянувшейся между холмов дороге.
     - Я задержу их!
     -  Ты с ума сошел! - пробегая мимо  Торрера, Бэх попыталась было увлечь
его за собой - и  опустила руку. На  пальце  эльфа блеснул тонкий платиновый
ободок. Девушка готова  была поклясться, что еще четверть часа назад его там
не было!
     - Беги, да беги же, - Торрер подтолкнул ее вслед за остальными.
     Тигр всемогущий, кольцо графа!
     - Оставь его, бежим!
     Это  уже Мэтту,  который  явно  вознамерился хоть  добром,  хоть  силой
заставить эльфа выйти из-под обстрела.
     Залп.  От  свиста  стрел  сводило  скулы,  точно  по  стеклу  быстро  и
настойчиво проводили  железом.  Спина  против ее воли постаралась съежиться,
уменьшиться  в  тщетной надежде,  что  это даст хоть какой-то дополнительный
шанс, хоть десятую долю шанса...
     Обернувшись,  Макобер  с  ужасом  увидел, как  Торрер  медленно,  точно
неуязвимый  живой  мертвец, выпрямился во весь  рост и широко раскинул руки.
Эльф  сделал  шаг,  еще  шаг.  Он  отступал  вслед за  талиссой,  так  и  не
повернувшись к врагу спиной. Промахнуться не смог бы даже слепой.
     - Торрер!
     Словно только и дожидаясь отчаянного крика Макобера, стрелы рванулись к
открытой груди эльфа. И  беспомощно упали к его ногам, отскочив от невидимой
преграды.
     Кольцо  не   подвело:  опустив  оружие,   лучники  начали  нерешительно
подниматься из укрытия. Наверно, такие же  лица  были у тех,  кто сподобился
лицезреть Первое Чудо, когда боги впервые ступили на землю Двэлла.
     Не  удержавшись, эльф  издевательски помахал  лучникам рукой  и кинулся
догонять своих.
     - Ну и шуточки у него...
     Мессариец  еще не успел договорить, когда Айвен резко рванул его вправо
от дороги:
     - Стой. Погоди чуть-чуть. Вон там, повыше справа, в кустах.
     И точно, что-то блеснуло. Если нападавшие догадались перекрыть выход из
лощины...
     Припав к склону холма, маг шепотом окликнул лунного эльфа.
     -  Вижу!  -  Терри слился  с кустами так резко и  внезапно,  что  Айвен
невольно заподозрил, что тот  пустил в ход  свою природную магию. Значит,  и
правда не показалось.
     Выходит, бежать бессмысленно. Остается  одно - драться и надеяться, что
враги не успеют сомкнуть кольцо.
     Жуткая, тошнотворная волна ужаса  прошла по телу чародея и свернулась в
дрожащий комок где-то глубоко в желудке.
     - Ложись!
     Не  раздумывая,  не  пытаясь  понять  -   в  ту  секунду  это  казалось
единственным выходом.
     Рядом  с Айвеном  размеренно задышал Макобер. Маг  прищурился,  пытаясь
разглядеть Терри.
     - Этих оставьте мне.
     И хоть бы травинка колыхнулась.
     Страх  не отпускал. Влажной  холодной ладонью  он  вновь и вновь сжимал
сердце чародея.
     Айвен осторожно попытался понять, почему ментальная  защита, которую он
всегда поддерживал  в  бою, не просто треснула - развалилась,  точно ее и не
было.
     И он понял. Это не маг - это бог.
     - Мак, ты чувствуешь?
     - Если ты про тот камень, что так премерзко упирается мне в бок...
     Он еще может шутить!
     Значит, все же не бог. Либо жрец не  из простых, либо артефакт, которым
можно горы двигать. Тогда не  удивительно, что мессариец  ничего не заметил.
Так  же, как  он  сам не  заметил бы доспеха стражника, мелькнувшего  из-под
плаща  добропорядочного  бюргера. А для  Макобера это стало  бы  равносильно
огромной вывеске: "Облава".
     Осторожно подняв голову, Айвен огляделся. Позади вжались в землю Мэтт с
Бэх. Хорошо,  значит услышали. Торрера  не видно,  но это и не  удивительно:
эльф не  дурак,  чтобы  торчать  посреди  дороги, а прятаться умеет не  хуже
Терри. Впереди никого - уже не плохо. А вот на холме через дорогу...
     Одинокая фигура на самой вершине,  силуэт  на  фоне  заходящего солнца.
Эффектно.  Но стоило Айвену прикрыть глаза рукой, чтобы  получше рассмотреть
врага,  как желудок  взорвался такой яростной болью,  точно в  него  впились
осколки точеного алмаза.
     - Похоже,  он хочет, чтобы мы  его заметили, - шепнул возникший рядом с
друзьями Торрер. - Эх, далековато. Может, заклинанием снять?
     Маг покачал головой.
     - Не тот случай, чтобы экспериментировать.  Бэх! - вполголоса  окликнул
он жрицу.
     - Смотри, смотри! - Макобер ткнул чародея в бок.
     Фигура картинно вытянула вперед правую руку
     - Быстрее к Айвену! - Бэх обернулась к Мэтту. - У них что-то случилось!
     Пригибаясь, они  кинулись  вперед, и  в  этот момент медальон на  груди
девушки вспыхнул,  едва не ослепив ее  до конца жизни.  Зажмурив  глаза, Бэх
попыталась  сжать  в  кулаке  рычащую  от  ярости  тигриную   пасть,  но  ей
показалось, что в ладонь ткнулись раскаленные угли.
     Коротко вскрикнув,  жрица  отдернула руку, споткнулась и с неподобающим
сану проклятьем полетела вперед, а ей в спину со всего маху врезалось что-то
тяжелое, металлически-угловатое и оглушительно пыхтящее.
     "Только бы не раздавил!" -  жрица без труда  представила  себе, сколько
должен  весить  гном  в полном  боевом доспехе.  И  тут  же  поняла,  что не
ошиблась: он весил ровно столько и не унцией меньше.
     Земля содрогнулась.
     -  Мэтти!  - вывернувшись из-под гнома, Бэх  с  ужасом смотрела  назад.
Там... там, где они только что бежали...
     Черная,  ветвящаяся,  постепенно  расширяющаяся  пропасть.  Похожая  на
разлитые по  бумаге чернила. Вот она пробивает  себе путь  через дорогу, вот
впивается в ничего не подозревающий холм...
     Эта пропасть  не  несла  с  собой  смерть.  Как  несет  смерть  стрела,
вонзившаяся  в  дерево  в  двух  пальцах  от виска.  Как  несет смерть чудом
выдержавший твой вес качающийся над пропастью мостик.
     Она была самой Смертью.
     - Все, все, не смотри туда! - гном успокаивающе обнял девушку за плечи.
     Макобер с трудом оторвал взгляд от  черных метастаз пропасти  и фигурки
Бэх, сжавшейся в объятиях Мэтта.
     -  Прикроешь, если  что?  - не  то вопросительно, не  то  утвердительно
бросил он магу. - Торрер?
     - Давай, давай, я за тобой!
     Кивнув,  Макобер  принялся  карабкаться вверх  по  склону.  Спотыкаясь,
обдирая руки о колючки. Только бы успеть...
     - Айвен, сзади!  - Мэтт  чувствовал  себя  на редкость беспомощным. Его
топор до сих  пор оставался у  пояса,  а проклятые  лучники, оправившись  от
потрясения,  благоразумно  выстраивались  на той стороне  пропасти,  готовые
хладнокровно расстрелять попавшую в ловушку талиссу.
     И скрыться от них ни гном, ни жрица уже не успевали.
     - Берегись! - и, убедившись, что лучники и не  подумали последовать его
мудрому совету, Айвен надвое разломил припасенную еще в Маркусе апельсиновую
корку.
     - Давно бы так!  -  довольно ухнул гном. Жар грозил  опалить ему брови,
глаза слезились, и все же зрелище стоило того, чтобы на него посмотреть.
     Шар  раскаленной  лавы  пронесся  вдоль  вражеского  строя,  как  рука,
сбрасывающая со стола надоевших оловянных солдатиков.
     - Вот и все... - улыбнувшись, чародей устало откинулся на траву.
     - Бэх,  давай скорее к  нему, - гном  рывком поднял девушку с  земли, и
они, не оглядываясь по  сторонам, бросились к посеревшему от усталости магу.
Высоко справа слышался звон стали. А слева...
     - Мак, осторожно!
     Макобера  не  надо  было  предупреждать  дважды.  Свистнула  стрела, но
мессариец уже вжался в пахнущий свежей травой склон холма.
     Противник  вновь поднял лук, но  внезапно  выросший перед ним  эльф, не
церемонясь, разрубил оружие  надвое.  Еще один удар - и голова незадачливого
лучника покатилась к дороге.
     - Тигр, защити!.. Ой!..
     Словно наяву,  Бэх  услышала брюзгливый голос матушки  Орсии: "Девочки,
запомните  раз  и  навсегда. Бог  -  не подружка, с  которой  можно запросто
поболтать.  Обращенная  к  нему  просьба  должна  быть ясной  и  четкой.  Вы
запомнили, девочки? Ясной и четкой!"
     -  Уфф!  -  с  облегчением  выдохнула она, когда вокруг  них  с  Мэттом
замерцала искрящаяся  овальная сфера. Приятно, что их представления о защите
совпадают.
     Одинокая фигура на холме  вновь вытянула руку вперед, сфера вздрогнула,
точно по  ней нанесли  удар богатырским  молотом, и второй разлом,  ветвясь,
перечеркнул дорогу.
     Не устояв  на ногах,  Бэх с Мэттом в очередной  раз  повалились друг на
друга, а их прикрытие лопнуло, рассыпавшись десятком фиолетовых искр.
     - Кажется, с меня на сегодня хватит! - ошалело покрутил головой гном. -
Если они сейчас не угомонят этого проклятого колдуна...
     - Посмотри,  нет  ли  тут  еще  лучников,  - кинул Торрер мессарийцу  и
рванулся вперед.
     Тело предательски тянуло его вниз,  к безопасному подножью склона, ноги
неожиданно стали вялыми  и на удивление непослушными. Ужас Айвена,  отчаяние
Бэх, бессилие  Мэтта били в его душу не хуже арбалетных стрел. Он чувствовал
талиссу как единое целое... Неужели эта засада окажется им не по зубам?..
     А впереди была  Смерть.  Повернуть, скрыться, спрятаться  - это подарит
хотя бы несколько драгоценных минут, позволит остаться в живых, а там...
     Эльф застыл. Он был не в силах сделать еще хотя бы шаг.
     - Эльфушка! Давай же, давай!
     Голос мессарийца прокрался  в его  сознание,  как сам  Макобер, бывало,
прокрадывался в  пустой  и темный дом через неосторожно оставленную открытой
заднюю дверь.
     Сжав зубы, Торрер почувствовал на губах вкус крови.
     Он выигрывал шаг за шагом. У Смерти, у собственного страха.
     И те  отступили. Почувствовав, как сковывающие его путы слабеют, эльф в
последний раз рванулся - и почувствовал, что наконец-то свободен.
     Таинственная  фигура  перестала казаться ему  полной демонической силы.
Обычный человек, изрядно потасканный жизнью, не дурак выпить. Разве что...
     С неба спикировала черная тень большой хищной птицы.
     - Стервятник! - ахнул  далеко внизу Мэтт, но эльф, конечно  же,  его не
услышал.  Зато увидел,  как  мужчина  в  проржавевшей  кольчуге  на  секунду
коснулся когтистой лапы стервятника, и птица взмыла вверх.
     - Бросай оружие!
     - Благородно, - противник усмехнулся, обнажив корешки сгнивших зубов. -
Должен ли я предложить тебе то же самое?
     Меч был уже в его руке. Осторожный обмен ударами - и  Торрер понял, что
перед ним достойный противник.
     - Надеешься... на... подмогу?  - экономя дыхание,  эльф вытолкнул слова
одно за другим, точно отравленные шарики из духовой трубки.
     - А то!
     Уйдя в глухую оборону, противник даже не пытался контратаковать. За его
спиной,  несомненно,  был опыт десятка боев,  и  сейчас  эльф тщетно пытался
зацепить врага хотя бы кончиком меча.
     Солнце  било  в глаза, слепило. Удар,  отход,  выпад, отход... Движения
эльфа постепенно становились все более и более медленными, усталыми, вялыми.
     Позвать на помощь? Ну уж нет!
     Собравшись, эльф удвоил усилия. Клинок сверкал  в воздухе,  обрушиваясь
на защиту врага, прощупывая, выискивая слабые места.
     Не  выдержав натиска,  тот  сделал шаг назад, и...  кубарем полетел  на
землю, запнувшись обо что-то за своей спиной.
     - Макобер!
     - К вашим услугам!
     Мелькнуло лезвие кинжала, и тело врага бессильно обмякло.
     Опершись на меч, эльф тщетно  пытался восстановить дыхание. Пот заливал
его глаза. Холодный пот.
     - Ну  что, все? - деловито поинтересовался  Макобер,  вытирая кинжал  о
траву.
     - Ты думаешь, я бы сам с  ним  не  справился?!  - искреннему возмущению
эльфа не было предела.
     -  Что ты, что  ты, - мессариец  примирительно поднял руки. - Справился
бы,  конечно. Но сам  подумай,  вот  Терри  спросит  меня:  "А ты, никчемный
воришка, что сегодня сделал полезного?". И что я ему отвечу?!
     Эльф почувствовал,  как его ярость стремительно улетучивается, и громко
захохотал, кидая меч обратно в ножны.
     Минут через пять, собравшись на дороге, друзья с  радостью увидели, что
никто  из них всерьез  не пострадал, если не считать расцарапанных о колючки
рук мессарийца и ноющей спины Бэх.
     - Эй, а Терри где?
     - Я здесь, - спокойно произнес тот, появляясь из сумерек. - И не один.
     Дага лунного эльфа была прижата к горлу пленника.






     Абу  Дамлах  скучал.  Нельзя  сказать,  чтобы  в  последнее  время  это
состояние было для него необычным. По правде  говоря,  он даже  начал к нему
привыкать.
     Еще лет пять назад он с презрительной усмешкой  оглядывался на прожитую
жизнь.  От цели  к цели, от  вершины к вершине,  без отдыха, без  смысла.  И
каждая  новая  вершина  казалась выше  и  неприступней  предыдущей, дразнила
надеждами,  пробуждала  опасения, волновала кровь. А потом вызывала такое же
смешанное  ощущение тоскливой  ничтожности, как  пылящаяся  в  углу  детская
лошадка, о которой когда-то мечтал не один год.
     От вершины к вершине...  Пройти Слияние и остаться  в  живых. Доказать,
что  ты  настоящий  маг.  Прошел,  доказал.  И стал одним  из сотен и  сотен
чародеев, ползающих по щеке Двэлла.
     Заработать  себе имя. Прославиться так, чтобы... Чтобы что? Тогда он об
этом даже не  задумывался.  Прославился. Нет такого государя, который бы его
не  знал. Нет  такого чародея, который  бы  ему  не  завидовал. Но  славу не
повесишь на стену, не проведешь с ней ночь, не заполнишь ей душу.
     Проведя  полжизни в дороге, как он мечтал о своей цитадели, чьи объятья
всегда будут гостеприимно распахнуты, когда бы он в  нее ни вернулся. Лучшие
гномьи архитекторы  стоили ему больше, чем стоила императору  Немеру  корона
Арвианской империи. Эльфы проводили месяцы под его кровом, ни в  чем не зная
отказа, и, казалось,  заставили  цвести  и плодоносить  даже  сам камень, из
которого вырастал замок. Люди из лангеров запускали руки в его сокровищницу,
как в свой  кошель, чтобы только ни один  смертный не посмел без приглашения
приблизиться к величественной цитадели.
     Все было сделано, как он того  хотел. И точно - кроме учеников, ни один
смертный. Что с приглашением, что без...
     А ученики... Он мечтал,  чтобы они толпами  ловили  каждое  его  слово,
готовы  были  умереть,  лишь  бы  увидеть  его  одобрительную улыбку.  И  не
проходило недели, чтобы новый ученик  не постучал в ворота замка. Постепенно
они заполонили  все залы и коридоры, отняли  все его время. Он выгнал всех и
не жалеет об этом.
     Пять лет  назад ворота цитадели проскрипели в последний раз. Абу Дамлах
перестал  откликаться на просьбы владык и  обращать  внимание на своих слуг.
Замок стал холоден и пуст, но ему не было до этого дела.
     Годы проходили в  блаженстве: впервые с самого рождения он был свободен
и никому ничего не должен, ни себе, ни другим.
     А потом пришла скука.
     И вместе с ней  появилась подвеска. Она лежала в библиотеке, на  полке,
между  томом  о разведении  лепрехаунов  и свитком  с  заклинанием Гаснущего
Глаза. Лежала так, точно здесь ей и место, точно он сам положил ее туда лишь
накануне. Однако Абу Дамлах видел ее впервые.
     Только мальчишка  мог  схватиться за  артефакт, не убедившись,  что тот
абсолютно безвреден. Только  безумец  мог  повесить эту подвеску  на шею, не
изучив  ее предварительно  в  своей лаборатории. Абу  Дамлах сделал и  то, и
другое. И не посчитал себя ни мальчишкой, ни безумцем.
     С тех пор он уже успел привыкнуть  к ее успокаивающей тяжести. К идеям,
которые она ему навевала. Привык считать эти идеи своими.
     Большую часть времени подвеска молчала. Тогда Абу Дамлах забывал о ней,
иногда на несколько месяцев.
     Сегодня она заговорила.
     Круг собирается восстановить Нетерту.
     Допустим,  ему-то  что за  дело? По крайней мере, он  еще в своем  уме,
чтобы туда соваться.
     Но  есть  шанс  заполучить  власть над городом. Пусть  все делает Круг,
пусть он тратит время и Силу, пусть его люди гибнут. А потом, когда  Нетерта
вновь оживет...
     Так-так-так...Вот это уже мысль. И как же?..
     Жезл Ниерати.
     Абу Дамлах вскочил на ноги.
     Отлично! Однако  заявиться туда  самому было  бы  либо  слишком просто,
либо, что скорее, слишком опасно. Город почувствует чародея его уровня.
     Отправь туда кого-нибудь. Например, какую-нибудь талиссу.
     И пообещай приз,  который развлечет и тебя самого. Например, исполнение
желаний. Скромненьких таких, небольших желаньиц.
     А с талиссой хорошо придумано. И больше шансов остаться в живых, и...
     Даже не талиссу, а  талиссы.  Приз не мал, так почему бы, собственно, и
не повысить ставки.
     Сам  же он сможет  издали любоваться на тех,  кого его воля отправит  в
путь. Желать удачи то одним, то другим.
     Кстати, сам жезл  пусть лучше доставят в Катэну. Не исключено,  что  по
дороге он еще несколько раз сменит хозяина.
     Что ж, приз достанется достойнейшим.
     Он начнет  прямо сегодня. Тогда они успеют  подготовиться. Пока  им еще
нечего делать в Нетерте...
     Через полгода.
     ... а через полгода, когда жезл  вернется в мир, талиссы  уже будут  на
подходе к городу.
     Так, теперь кого бы выбрать? Абу Дамлаху уже казалось, что не на смерть
он отправляет  большинство  из тех, кто откликнется на  его  приглашение,  а
делает им невиданное одолжение.
     Авертай  пару месяцев назад  неплохо прогулялась на недельку к троллям.
Сойдет. Можно еще позвать ребят, которые недавно  вырвали из рук  Лазоревого
храма какого-то местного  дворянчика.  Потом Трэмани  со своей талиссой. Для
начала, пожалуй, и хватит.
     Он разошлет  приглашения всем. И лучше, чтобы для  каждой  талиссы  его
послание уже несло в себе Силу. Они  не получат приглашений,  они их найдут.
Неожиданно и в тех местах, которые лучше него расскажут о том, кто оказал им
честь.
     Абу  Дамлах подумал,  что хотел бы он посмотреть на ту талиссу, которая
откажется выполнить отведенную ей роль.
     Приз для избранных... А остальные, увы, погибнут.



     -  Неплохо,  - одобрительно кивнул  Айвен. - Наконец-то  мы сможем хоть
что-то понять.
     - И  это мечтало отправить  нас в могилу?  - еще не успевший  остыть от
схватки Торрер критически осмотрел пленника с головы до ног.
     Пленник и в самом деле не походил на серьезного противника. Его кожаный
доспех был пропитан кровью и потом, меч сломан, а зубы  тихонько постукивали
от страха.  Встретившись взглядом с  эльфом,  он  вжал голову в плечи, точно
пытаясь стать как можно незаметнее.
     - Убейте его, - равнодушно произнес Айвен, незаметно подмигивая Мэтту.
     - Ну что, брат, пойдем.
     Боевой топор  гнома  показался  в  этот  момент  пленнику  смертоносным
топором палача.
     - Или... - Айвен помедлил. - Ведь твоя жизнь стоит дорого, не так ли?
     Нападавший судорожно кивнул, едва не прикусив себе язык.
     - Имя? - резко, как на допросе, бросил чародей.
     - Кадтрист, мессир.
     Бэх что-то быстро шепнула Айвену.
     Вынув из заплечного мешка кусочек мела, чародей очертил вокруг пленника
сильно сплющенный овал, поднял голову к небу  и разразился длинной  зловещей
тирадой,  из  которой  остальные  разобрали  лишь  одно,   но   зато   часто
встречавшееся слово: "Кадтрист". В завершение ритуала маг коснулся пленника,
отчего тот едва не подпрыгнул на месте.
     - Развяжите его.
     Терри молчал рассек дагой им же наложенные путы.
     -  Что  же   ты  не  бежишь?  -  маг  обратился  к  Кадтристу  необычно
торжественным голосом. - Боишься?  И правильно боишься! Стоит тебе отойти от
меня больше, чем  на полсотни шагов, и ты обернешься плешивым,  умирающим от
старости шакалом.
     Полюбовавшись произведенным эффектом, Айвен  понизил голос и с надеждой
спросил:
     - Попробуем?
     -  Н-н-нет,  ч-ч-что  вы, -  Кадтрист  повалился  на колени. - Клянусь,
клянусь не покидать вас до конца жизни, мессир!
     - Ну это уж ты как знаешь,  - безразлично проговорил Айвен, делая шаг в
сторону.
     - А... А за долгую верную службу?.. - робко пробормотал пленник.
     -  Расколдую  ли  я  тебя?  -  Бэх  почувствовала,  что Айвен уже  едва
сдерживает  смех. -  Если... Боги всемогущие,  да  я  же не помню  обратного
заклинания!
     Кадтрист побледнел.
     - Слушай, а ты разве не  говорил как-то, что его и вовсе не существует?
-добавил масла в огонь Торрер.
     - Беда, однако... - покачал головой чародей. - Ладно, чего уж там. Ходи
пока с нами, а там видно будет.
     - Ну, а теперь поговорим, - Терри рывком развернул пленника к  себе.  -
Кто твои друзья и что вас заставило желать нашей смерти?
     -  Клянусь,  милосердные  господа, я  и не думал, что мы встретим столь
благородных  и  доблестных   воинов!   -   увидев,  что  его   лесть  прошла
незамеченной, Кадтрист  тяжело вздохнул. -  Атаман, это  все он! Сказал, что
есть неплохой способ поживиться, и мы...
     - Кто ему сообщил, что мы пойдем этой дорогой?
     - Да все, кому не лень!
     - Мэтти, мы популярны! - усмехнулся мессариец, толкая гнома локтем.
     - Все - это кто? - уточнил Терри.
     - Сначала чародей какой-то в  лагере объявился. Вчера еще. Покумекал  с
атаманом, взял пятерых и отвалил.

     - Ага, кое-что начинает проясняться, - обрадовался Торрер.
     - А пару часов назад  колдунья заглянула.  Тут-то  атаман и приказал на
вас засаду устроить.
     - Так,  еще и  колдунья,  -  хмыкнул Мэтт.  - Не многовато  ли чародеев
интересуется нашими скромными персонами?
     -  Вот  и  я о том думаю,  - поддакнул ему Макобер  - Ладно  бы  жрецы,
понятно было бы, откуда ветер дует.
     - Подозреваю, что скоро ветер будет дуть со всех сторон, - оптимистично
заметил лунный эльф. - И где сейчас эта колдунья?
     -  Кто  ж  их,  чернокнижников,   знает,  -  Кадтрист  понемногу  начал
осваиваться со своей новой ролью. - Тоже куда-то... это...
     И  он  сделал  неопределенный  жест   рукой,  из  которого  можно  было
заключить, что чародейка вознеслась прямиком на небо.
     - А тот громила,  которого я... гм... мы с Макобером завалили, это кто?
- поинтересовался Торрер.
     -  Атаман, -  лаконично ответил Кадтрист. - Туда ему и дорога. Какой-то
он в последнее время совсем дурной стал. Чтобы честный разбойник с колдунами
стал дружбу водить, да где ж это видано?
     И он  обвел взглядом талиссу, точно перед  ним как раз и стояло шестеро
абсолютно честных разбойников.
     -  Не  зарывайся, -  от голоса Терри  пленник  вздрогнул, как  от ушата
холодной воды.
     -  Что  это  было  за  колдовство?  -   пытаясь  преодолеть  внутреннее
отвращение, Бэх указала на две черные пропасти, перерезающие дорогу.
     Однако Кадтрист, похоже, видел их впервые.
     -  Ума не приложу.  Разве  что...  Помнится,  атаман перед  боем  новым
браслетом похвалялся. Якобы теперь,  ежели кто его  по-настоящему  разозлит,
так потом у того сама Орроба косточек не соберет.
     - И не надо, - фыркнула Бэх.
     -   Браслет?  Что-то  я  не   заметил   на  нем  никакого  браслета,  -
заинтересовался Макобер.
     - А что ты на нем заметил?  -  насторожился Мэтт, переживавший, что ему
так и не удалось толком поучаствовать в сражении.
     -  Да ладно,  гномик, - Мэтт уже  раз триста  говорил  мессарийцу,  что
терпеть не  может подобного обращения,  но тот неизменно  пропускал это мимо
ушей, - чего надулся? Ничего я на нем не заметил! Не до того было.
     - А откуда у него этот браслет, он не говорил? - заинтересовалась Бэх.
     Но Кадтрист только развел руками.
     Проведя  остаток  ночи у  выхода  из  лощинки, наутро талисса двинулась
дальше.
     Перейдя  широкое  поле,  буйно  заросшее  разнотравьем,  путники  вновь
углубились в лес. Пустынные  места, заброшенные. Неужели это все еще тянутся
земли графа Беральда?
     Бэх не сомневалась,  что некогда  в  лесу вовсю  стучали топоры, а поля
золотились пшеницей.  Некогда. Очень давно. После  гибели Арвианской империи
люди стали жаться к большим городам в поисках... защиты? Помощи богов?  Или,
может быть, просто надежды?
     Уж очень вон та просека  похожа на бывшую дорогу. А может, это все игра
воображения, ведь за столько лет лес давно уже поглотил покинутые деревеньки
и затопленные травой погосты.
     Макобер пристроился рядом с пленным:
     - Эй, как тебя, Калист, а ты часом не знаешь, куда ведет эта дорога?
     -  Атаман говаривал, раньше  здесь  знатный  торговый путь  был.  Аж до
самого Трумарита товары возили. - Кадтрист тяжело вздохнул. - Только нынче -
какая торговля! Времена пошли смутные, так, проедет кто изредка...
     - Да  уж,  - посочувствовал ему Макобер.  -  Разбойник без добычи,  что
повеса без... Ч'варта Вездесущий, это еще что такое?!
     Талисса  удивленно остановилась. Сразу за поворотом, дорогу перекрывали
несколько исполинских  бревен, а вокруг  них деловито копошились  маленькие,
Мэтту  по  пояс, человечки  в  полном  боевом  вооружении.  Больше всего они
напоминали оживших  солдатиков: сверкали  копья, позвякивали доспехи, но все
это было настолько крошечное,  что друзья  широко заулыбались,  когда при их
появлении человечки деловито сомкнули щиты, точно и  правда вознамерились не
дать им пройти.
     - Енн'ар, - вполголоса произнес Терри.
     - Ты что-то сказал? - удивленно покосился на него Мэтт.
     - Я сказал: "Енн'ар". Вот уж не думал встретить их здесь.
     Тем временем предводитель енн'ар вышел вперед:
     - Стражи дороги приветствие вам. Талер - идем с миром, нет талер - идем
обратно.
     - С миром?! - возмутился гном. - И за что  же это, интересно, мы должны
денежки выкладывать?
     - Страж колодца, стражи дороги... - пробормотал за его спиной Торрер. -
Могли бы придумать и что-нибудь пооригинальнее.
     - Наш  земля, ваша палладия! -  ничуть не смутившись, ответил енн'ар. -
Справедливость!
     - А ну как пройдем и не заплатим? - Макобер недвусмысленно опустил руку
на эфес меча.
     - Не хотеть платить - умирать, - человечек  был столь серьезен, что Бэх
чуть не расхохоталась. - Ваш смерть приходить. Наш Друг приводить.
     Мессариец на мгновение примолк: кто его знает, что там  у них за  друг.
Может, тролль какой.
     - А с кем дружите-то? - в конце концов решился он задать вопрос в лоб.
     - И вообще... - уклончиво "ответил" предводитель.
     Друзья посовещались. Платить определенно не хотелось.
     Как  нетрудно  было  предположить,  главным  камнем  преткновения  стал
Кадтрист: если за себя некоторые особенно миролюбивые еще готовы были внести
требуемую сумму,  то разбойник при любом  раскладе  оставался по эту сторону
завала.  Но тут  уж  воспротивился Терри, напомнивший, что где-то поблизости
еще разгуливают жаждущие их крови чародей с колдуньей.
     Пленник знал их в лицо. Талисса - нет.
     -  Чего  ж  делать,  зовите  друга,  помашемся,  -  мессариец  искренне
попытался обратить разговор в шутку.
     Однако  крошечный  воин  явно воспринял  его  слова абсолютно серьезно.
Повернувшись к лесу, он громко, с переливами свистнул.
     Талисса переминалась с ноги на ногу еще минут пять. Ничего.
     - Ну ладно, вы тут дружите, а мы пошли! - не выдержал Макобер.
     Малый   народец  тут  же   кинулся   врассыпную.  Друзья  с  изумлением
переглянулись и переступили через завал.
     - Смотри! - Макобер  дернул Торрера за рукав. - Тебе такое когда-нибудь
попадалось?
     На  глазах  изумленного  эльфа  от   ближайшего   дерева  отделились  и
неторопливо поплыли  над  дорогой навстречу талиссе несколько полупрозрачных
шаров. Бэх на мгновение  показалось,  что  она видела большую мохнатую лапу,
похожую на паучью. Но через секунду на этом месте была уже только листва.
     - Стой! - крикнул было Терри, но Макобер лишь пожал плечами:
     - Нашел чего бояться!
     И,  выхватив меч, пружинисто прыгнул  к  первому же шару, не дожидаясь,
пока тот приблизится.
     - Да назад же!
     Клинок мягко вошел в белесую податливую оболочку...
     ...Придя  в себя, Айвен  обнаружил, что крепко связан.  Голова  болела,
язык с трудом ворочался во рту. Маг медленно  огляделся: остальные выглядели
не лучше.
     Чародей  задумчиво  посмотрел  на небо. Последние лучи  солнца золотили
легкие гроздья облаков - выходит, они провели в беспамятстве почти день. Или
не один?
     Удивленное лицо Макобера, густой туман, хлынувший из лопнувшего шара, а
потом? Полная пустота.
     Почувствовав  на себе чей-то  взгляд, Айвен с  трудом приподнял голову.
Енн'ар стояли  вокруг, рассматривая  незнакомцев  с нескрываемым  интересом.
Крошечные домики наводили на мысли о бродячем кукольном театре. Похоже, пока
друзья были в беспамятстве, их куда-то перенесли.
     - Ну как? Платить? Звать Друг?  -  предводитель енн'ар стоял перед ними
руки в боки и был необычайно доволен собой.
     Айвен только  тихо застонал.  Вот  уж действительно,  чего на  свете не
бывает. Интересно бы узнать, кто это таскает им бревна. Тоже друг?
     - Мы заплатим, - пообещал голос Терри. - Только развяжите сначала.
     - За себя говори, - неласково проскрипел Мэтт.
     - Ты что, еще  не понял,  что с ними бесполезно  спорить, - прошипел  в
ответ лунный эльф. - Либо мы поворачиваем обратно, либо платим.
     Гном  промолчал, однако, даже  будучи связанным, умудрился презрительно
пожать плечами.
     - Сначала веревки, - напомнил человечкам лунный эльф.
     Повинуясь приказу предводителя, енн'ар недоверчиво разрезали веревки, и
Терри принялся отсчитывать монеты.
     -  А в  нашей маленькой  эльфийской  деревушке... - начал было  Торрер,
разминая затекшие запястья.
     О своей родине  эльф вспоминал редко. И исключительно с целью сообщить,
что поскольку его  собеседник нарушил принятые там  испокон веков обычаи, то
теперь  заслуживает  в  лучшем случае  быстрой и неотвратимой  смерти.  Хотя
откуда этот незадачливый собеседник должен быть осведомлен о  том, как ведут
себя  неуемные  эльфы  в  своих  маленьких  деревушках, для  талиссы  всегда
оставалось загадкой.
     Иногда они считали, что разумнее будет промолчать. Но не на этот раз.
     -  ... всегда любили таких малышей, как  вы, -  бодро закончил Макобер,
загораживая собой  Торрера. -  Здорово вы нас.  А  кстати, что еще умеет ваш
замечательный друг? Может, вы и нас с ним познакомите?
     Пальцы мессарийца любовно погладили рукоять кинжала.
     - Наш  Друг  - защита.  Завтра  два...  нет, три дракон приходил,  весь
умирал, - доверительно сообщил стоявший поблизости енн'ар.
     На лицах друзей отразилось  разочарование.  Словно  не  замечая  этого,
енн'ар продолжил:
     - Вы не хотеть платить. Хотеть драка. Теперь платить. Мир?
     -  Мир, - задумчиво ответил  Макобер, но было  видно, что, в отличие от
остальных, его желание познакомиться с неведомым "другом" только возросло.
     - Мак, угомонись, - прошептал подошедший сзади Терри. - Это  не "друг",
а "друкх"  -  гигантский разумный паук, которого  они считают  чем-то  вроде
бога. Хотя, честно сказать, никогда не думал, что енн'ар могут забраться так
далеко на север.
     - Что ж ты сразу-то не сказал? - шепнул в ответ мессариец. - Только все
"назад" да "назад". Я, может, это "назад" полжизни уже слышу!
     - Хотеть спать - давать дом, - радушно предложил енн'ар.
     И, подумав, добавил:
     - Большой. Как эльф.
     Торрер польщено потупился.
     - И кто же  сейчас живет в вашем дом,  большой, как  наша эльф? - чтобы
быть лучше понятым, гном даже перешел на "язык" енн'ар.
     -  Все живет,  - с гордостью  ответил  человечек. -  Купец  живет. Воин
живет. Жрец живет. Весь доволен.
     - Что, все, э-э-э, прямо сейчас? - опешил Мэтт.
     - И вообще,  - успокоил его предводитель. - Наш  защита  каждый ценить.
Два талер ценить.
     - Да  мы сами кого  хочешь.... - снова завелся было Торрер, хватаясь за
меч. Краска бросилась ему в лицо.
     - Не кого хочешь. Кого можешь, - спокойно поправил Айвен, кладя руку на
плечо  эльфа. -  Кончай кипятиться. Так можно неделями  бросаться в драку, а
потом приходить в себя связанным.
     Стараясь всем  своим  видом  показать, что,  дали бы ему  волю, от всей
деревни и мокрого места не осталось бы, эльф с негодованием скинул руку мага
с плеча и отошел в сторону. Однако ладонь с рукояти меча убрал.
     - Мы с благодарностью принимаем ваше приглашение.
     Еще дюжина талеров поменяла своего владельца.
     Несмотря на почтенный возраст, хижина оказалась весьма крепкой. Порезав
на столе холодное вяленое мясо,  друзья собрались было  приступить  к ужину,
когда их неожиданно прервал стук в дверь.
     Никто из малого народца так постучать просто не сумел бы.
     Убедившись,  что клинок легко вынимается из ножен,  Терри открыл дверь,
предусмотрительно загородив собой проход.
     На пороге стоял высокий мужчина в темно-зеленом дорожном плаще, из  под
которого  виднелись ребристая рукоять  меча и сверкающий  панцирь  доспехов.
Открытое  лицо  с  коротко  стриженной каштановой бородкой  невольно внушало
доверие.  Однако глаза,  внимательно  изучавшие  собравшихся,  были  слишком
серьезными и проницательными, чтобы позволить талиссе расслабиться.
     - Мне будет позволено войти?
     Терри  молча  посторонился.  Когда  незнакомец  переступал  порог, плащ
слегка распахнулся,  открыв  висящий  на шее  медальон на тонкой  платиновой
цепочке.
     Лунный эльф так и впился в  него взглядом. Зеленый листик, сделанный из
цельного изумруда. Символ Ашшарат.
     - Мой монастырь оказывает  енн'ар посильную помощь, -  не присаживаясь,
незнакомец  сразу  перешел  к делу, - а они  в  ответ  считают своим  долгом
предупреждать нас, если что-то кажется им необычным.
     -  И что же в нас такого необычного?  - Мэтт оторвался  от куска мяса и
выглядел сейчас взъерошенным, как собака, у которой пытаются отобрать кость.
     - Талисса - редкость в наших краях.
     Вошедший помедлил и, словно вспомнив, что  забыл представиться, склонил
голову:
     - Лентал, паладин Дарующей Жизнь.
     Все  с  облегчением  вздохнули и подвинулись,  освобождая гостю место у
очага.
     - Не согласится ли  благородный паладин разделить с нами  эту  скромную
трапезу? - Айвен сделал приглашающий жест в сторону стола.
     Лентал улыбнулся:
     - Поверьте, друг мой, ваша трапеза - пир по сравнению с монастырской.
     И, скинув плащ, подсел к очагу.
     Представив остальных, Терри словно невзначай поинтересовался:
     - Вы сказали, что ваше имя Лентал тен... Или Лентал айн...
     Принадлежность  паладина к старому  имперскому дворянству  сомнений  не
вызывала. Однако тот лишь еще раз улыбнулся:
     -  Поскольку мы  не  при  королевском дворе, вы -  просто Терри, а  сей
почтенный гном  - просто  Мэтт, я,  признаться,  не  вижу смысла в  излишних
церемониях.
     - И  откуда же вы знаете, что мы  - талисса?  -  подозрительно  спросил
Мэтт.
     "Кого-то  он  мне напоминает, - подумал гном.  - Но  кого? Убейте  - не
вспомню."
     -  От Зеленой Девы, - коротко ответил Лентал. - Я  не рискую навязывать
вам свое общество, господа, однако если вам вдруг нужна помощь...
     В  этот момент  Кадтрист быстро наклонился к сидящему  рядом  Торреру и
одними губами произнес:
     - Выйдите сейчас вслед за мной из хижины.
     И прежде, чем эльф успел хоть что-то спросить, громко заявил:
     - Я ненадолго.
     Встав со своего  места, разбойник бодро  направился к  двери. Терри уже
хотел было преградить ему дорогу, когда Торрер поднялся вслед за пленником:
     - Я пригляжу.
     Плотно  прикрыв  дверь  за  собой,  Торрер  вопросительно  посмотрел на
разбойника. Но  тот не начал  говорить,  пока  не отвел эльфа в сторону и не
оглянулся несколько раз, желая удостовериться, что их никто не подслушивает.
Теперь на его лице отражался настоящий ужас.
     - Милостивый господин! Я знаю, что вы мне не поверите, но...
     Пленник  пошатнулся. Из  его горла  донесся  сдавленный хрип, на  губах
показалась кровь. Когда Торрер  подхватил его,  Кадтрист еще  силился что-то
сказать, но эльф видел, что Орроба уже коснулась пленника своей рукой.
     Ничего  не  понимая,  Торрер  опустил  безжизненное тело  на  землю.  И
отшатнулся: в груди разбойника торчала  отливающая синевой  рукоять кинжала.
Лезвие вошло прямо в сердце.
     Не веря своим глазам, эльф огляделся по сторонам.
     Никого.
     Их было двое. И теперь один из них мертв.






     Пятый  подземный уровень  Лайгаша.  Череда  окованных тусклым  металлом
дверей. Хрупкого огонька свечи едва хватает,  чтобы не наступить в очередную
зловонную лужу, как нарочно расплывшуюся в самой середине коридора.
     Выругавшись, стражник поднял свечу повыше. Кажется, здесь.
     Лязгнул  засов,  но пришлось еще подналечь на дверь  плечом, чтобы  она
распахнулась. В  этой тюрьме узники появлялись редко:  Протектор предпочитал
либо казнить их на месте, либо отправлять в Альдомир на суд синклита.
     Пламя свечи в ужасе шарахнулось от покрытых лишайником и  непросыхающей
слизью стен, и стражнику пришлось прикрыть его рукой.
     Пара крыс, мерзко вереща, кинулась прочь от его тяжелых сапог.
     - Кушать подано, милостивый господин.
     Изможденный старик, сидящий в углу на  куче  сырой соломы, благосклонно
кивнул, словно не  замечая неприкрытой иронии. Когда он потянулся к миске, в
которой  плавал  кусок непропеченного хлеба, звенья тяжелой цепи протестующе
звякнули.
     - Спасибо,  сын  мой. Пусть и  твоя трапеза  будет столь же изысканна и
обильна.
     Стражник  на  секунду  замер. Издевается?  Вроде непохоже,  вон как  на
похлебку накинулся, только ложка мелькает.
     Невнятно буркнув что-то в ответ, тюремщик привалился к косяку. Ел бы уж
поскорее, что ли. Сколько сидит, а все...
     Стражник  задумался. А  сколько  здесь,  действительно,  этот старикан?
День? Год? И то и другое казалось одинаково похожим на правду.
     Тюремщику  стало  не  по  себе.  Он помнил каждый  день  своей  службы,
серенькой,  как похлебка в миске  узника. Помнил, где  провел прошлую ночь и
как полтора месяца назад Жмых, уснув на  посту, чуть  не выколол копьем глаз
Щербатому - то-то смеху было! Но вот когда здесь появился этот старикан...
     Узник громко зачавкал, впиваясь зубами в хлеб. Стражника передернуло.
     - Эй, как там тебя, не спеши. Чай, не отнимут.
     - Чай, сын мой, уж точно не отнимут. А вот похлебку...
     Стражник  наморщил лоб. Интересный старикан. Только мутный какой-то: не
поймешь, то ли всерьез говорит, то ли посмеивается себе в бороду.
     Тюремщик вздрогнул. Айригаль с ним, когда этого  старика сюда посадили.
Но  вот за что?! Это уже граничило с преступлением: он был обязан обращаться
с узниками соответственно их проступкам. Как бы так спросить...
     - Слушай, дед. Просто так-то у нас цепями не приковывают.
     -  У вас,  может,  и  не приковывают,  -  равнодушно откликнулся узник,
облизывая ложку.
     - А у вас? - эх, куда-то не туда его ведет.
     - А  у нас, сам видишь,  -  приковали. Как собаку,  на цепь посадили! И
кого - меня, великого...
     Стражник  застыл: раньше старик никогда не называл своего имени. Однако
и на этот  раз его подопечный внезапно умолк,  в  последний  раз заискивающе
оглядел миску, точно  надеясь,  что  она вновь наполнится,  и  разочарованно
протянул ее обратно.
     - Дед, а величие-то твое в чем? - стражник попытался вернуть разговор в
прежнее русло.
     - Сам подумай: будут простого человека так охранять?
     Стражник нахмурился.
     - Ну, не будут.
     - Вот и я так думаю. Выходит, что великий...
     Сплюнув на  солому,  тюремщик  вновь загремел  засовом. Так и тронуться
недолго. За что же все-таки сидит здесь этот  тип? Надо  будет  у центуриона
спросить.
     Но сделав пару  шагов  от двери, он  начисто  забыл  обо всем: о  своих
тревогах, странном старике, желании поговорить с центурионом.
     Впрочем, так же, как и вчера. И позавчера.
     Между  тем  камера  ярко  осветилась, точно  в нее  внесли сразу дюжину
факелов. Грязные вонючие лохмотья превратились в ослепительно белый балахон,
солома обернулась низкой мягкой кушеткой. Забившиеся в угол крысы растаяли в
воздухе, а замысловатому узору мозаичного пола позавидовал бы сам антронский
халиф.
     - Вот пристал, - недовольно пробурчал старик, - откуда взялся да за что
сидишь. Не у тебя же на коленях сижу!
     Если бы  стражнику  в  этот момент пришло в голову  вновь  заглянуть  в
камеру, он обнаружил  бы на месте истощенного и вечно голодного заключенного
весьма  энергичного старичка -  сухощавого,  однако явно  не  страдающего от
недоедания - чьи глаза слегка щурились, привыкая к яркому свету.
     - Нет, не то!
     Исчезла аккуратно расчесанная седая борода, разгладились морщины, спина
распрямилась так стремительно, что узник даже охнул. Теперь ему никто не дал
бы больше семнадцати-восемнадцати.
     Поднявшись  с кушетки, он прошелся по камере, привыкая к  своему новому
телу. Потом раздраженно стукнул кулаком по стене:
     - Да так я и часа здесь не высижу!
     В конце  концов загадочный узник остановился годах на тридцати-тридцати
пяти. Пожалуй, в самый раз. И кости от  сырости не ломит, и желания свернуть
шею этому заносчивому индюку в латах вроде как не возникает.
     Оглядев свое жилище, он нетерпеливо щелкнул пальцами. Огромный фолиант,
переплетенный  в  кожу  лорь'и,  услужливо  повис  в  воздухе  и,  мгновение
помедлив, счел за лучшее раскрыться на нужном месте.
     - Секунды покоя не дают. То завтрак, то ужин - поработать некогда!
     Но узник лукавил. Он прекрасно успел изучить повадки своих тюремщиков и
знал, что до завтрака его точно не побеспокоят. И то ладно, дела-то не ждут.
Если уж он должен терять  время в этой дыре, это еще  не значит, что от него
перестали зависеть судьбы обитателей Двэлла. И не только Двэлла.



     Паладин Ашшарат. Такой человек должен обладать немалой силой и  властью
над обстоятельствами. Если, конечно, он действительно паладин.
     Подмигнув Бэх, Айвен поинтересовался:
     - И давно вы служите Зеленой Деве?
     - Я прошел Посвящение ей, когда мне было шестнадцать.
     Чародей  знал, что ни  один медальон,  посвященный  истинному богу,  не
останется  равнодушен, если  творится святотатство. А попытка выдать себя за
жреца считалась святотатством и по божественным, и по людским законам.
     Бэх словно случайно коснулась медальона. Тигр под ее пальцами оставался
абсолютно спокоен.
     Поймав ее улыбку, Айвен заметно расслабился:
     - Мы с  благодарностью примем помощь  вашей  обители.  Особенно если вы
расскажете поподробнее, в чем она могла бы заключаться. Настоятель поделится
с нами настоями  лечебных трав?  Или у вас  есть святыни,  которые  способны
придать силы жрецам и других богов?
     Лентал пристально  посмотрел  на мага. В конце концов тот  был вынужден
отвести взгляд.
     - Настоятель просил передать  вам его благословение и ничего больше. Но
не в нем дело. Моя богиня знает, куда и зачем вы идете.
     В воздухе повисло неловкое молчание.
     -  И  она  сочла вашу  миссию  достаточно важной, чтобы  направить меня
сопровождать вас, - в конце концов, добавил паладин.
     - Миссию? - переспросил Айвен.
     -  Если угодно,  поход, - поправился Лентал. -  Одним словом,  я  готов
отправиться с вами в Лайгаш.
     - Все не любят бедный-несчастный Лазоревый храм, - пробормотал Терри, -
буквально все.
     "Настоятель просил?" - удивилась про себя Бэх. Насколько она знала, все
религиозные Ордена организованы примерно  одинаково. Каждый жрец имеет Ранг,
определяющий  его  силу и  могущество. И  какова бы ни  была должность,  все
зависит  именно  от  Ранга.  Если  настоятель   о  чем-то  просит  паладина,
получается,  что тот уж никак не ниже его по Рангу, а то и выше.  Иначе  это
уже называется не "просить", а "приказывать".
     Терри и сам не знал, насколько его слова были недалеки от  истины. Тигр
не посвящал Бэх в паладины: и она была еще слишком неопытна, и он не видел в
этом  нужды.  И  все  же  в последние  дни он был с нею рядом куда чаще, чем
раньше. И когда Бэх, прежде чем отправиться с друзьями в Лайгаш, просила его
благословения, она почувствовала, что Тигр доволен.
     И  вот   теперь   Ашшарат.  Между   ней  и  Тигром  не  было  открытого
соперничества, однако это не значит, что он одобрит присоединение паладина к
талиссе. С другой  стороны,  только Торрер свято верит,  что  способен  и  в
одиночку справиться с любыми преградами. Куда он, кстати, запропастился?
     Хлопнула дверь, и эльф появился на пороге. Он был необычно бледен.
     - Он... убит ... кинжал ...
     Все с удивлением воззрились на эльфа.
     - Кто убит? Какой кинжал?
     Взяв себя в руки, Торрер наконец сумел внятно произнести:
     - Я говорил с пленником. Он убит. Кинжалом.
     - За что? - резонно поинтересовался Макобер.
     Но Лентал уже рванулся к двери. Остальные выскочили вслед за ним.
     Увидев  торчащую из груди Кадтриста рукоять кинжала,  Бэх сразу поняла,
что пленнику уже не поможет даже чудо.
     - Хлебни-ка! - Айвен поднес к губам Торрера бурдюк с вином.
     Сделав торопливый  глоток, эльф  затравленно огляделся по сторонам. Лес
оставался все так же спокоен и молчалив, как и четверть часа назад.
     -  Он просто возник, из  ниоткуда, ни с того, ни с сего, - Торреру было
стыдно,  что  он  не  смог уберечь пленника,  не  почувствовал  угрозы. -  И
Кадтрист был мертв, прежде чем мы оба успели осознать, что случилось.
     - Ты стоял с ним рядом? - удивленно поднял голову Терри, разглядывавший
следы на траве.
     -  Он  хотел  мне  что-то сказать, - Торрер и  сам  понимал, как  глупо
выглядит его рассказ. - Что-то необыкновенно срочное и важное.
     - И  чего мы никогда уже не узнаем, -  мрачно заметил  Айвен.  -  Мэтт,
посмотришь кинжал?
     -  Если  позволите,  -  паладин  преградил  путь   гному,  -  я  бы  не
рекомендовал трогать такие вещи голыми руками.
     - Сами с бородами, - буркнул Мэтт и покраснел,  вспомнив, как он совсем
недавно  радостно  ухватился  за  рукоять  топора,  совершенно  не  предвидя
никакого подвоха. - Бэх, а ты не могла бы... как с тем, на стене...
     - Думаешь, стоит?
     Жрица на несколько секунд ушла в себя.
     - Не  получается, - удивленно  прошептала  она.  - Лентал,  а вы умеете
общаться с мертвыми?
     Паладин покачал головой:
     - Иногда удавалось. Но сейчас это бесполезно.
     Девушка не стала даже спрашивать, почему. Просто кивнула.
     - Кадтрист говорил о двух чародеях, - напомнил Терри. - И каждый из них
мог считать его предателем. Не похоже?
     -  Все  бывает, - пожал плечами  Айвен. - Но  лично я  сомневаюсь. Если
кто-то  из  этих  магов способен  убивать на расстоянии, глупо  ждать,  пока
Кадтрист все нам расскажет. Торрер, ты видел этот кинжал раньше?
     Обернув  руку  полой плаща,  эльф  осторожно  вынул  кинжал  из раны  и
внимательно осмотрел, держа на вытянутой руке, точно готовую укусить гадюку.
     - Первый раз вижу. Мэтти?
     - Сдвинься-ка сюда,  поближе к свету, -  гном наклонился над клинком. -
Позор на мою голову, но я не знаю этого клейма!
     Бэх давно не видела друга настолько ошарашенным.
     - Чувствую себя недоучкой, - Мэтт рассеянно потеребил бороду. - Не наша
работа. И не человеческая. Все, что пока могу сказать.
     Торрер потеряно покрутил кинжал, явно не зная, что с ним делать дальше.
     - Ладно, так уж и быть, давай я его к себе в заплечный мешок кину!
     В любое другое время любезное предложение  Макобера  натолкнулось бы на
решительный  отказ:  за  каждый  волшебный предмет эльф дрожал, как мать  за
дитя. Однако кинжал отдал с явным облегчением.
     -  Ну  что,  господа, вернемся  в дом? -  слова  Лентала вызвали  у Бэх
неожиданное  облегчение: она вдруг  почувствовала,  насколько  неуютным  был
окружавший их лес, из которого только что пришла смерть.
     - Мы сейчас, - улыбнулся ему Айвен.
     Паладин понимающе  улыбнулся  в ответ и  прикрыл за собой дверь. Улыбка
магу понравилась: пожалуй, этот человек талиссе не помешает.
     -  Ну, что вы думаете? - излишне громко проговорил  Торрер. - Не тащить
же его за собой, в самом деле. Особенно когда тут такие дела творятся.
     - А  тебе не  кажется, - возразил  Айвен,  - что мы не в том положении,
когда стоит отказываться от помощи?
     -  Которая будет оплачена  сокровищами Лазоревого  храма. Ну уж нет!  -
гном был непоколебим.
     - Пока мы доберемся  до этого  самого  храма, еще глаза  позеленеют,  -
резонно заметил чародей. - Или, что скорее, нас просто перебьют по дороге. К
тому же сокровища Ордена - это не то, что можно унести вшестером.
     - В смысле? - исподлобья взглянул на него гном.
     - В прямом. Лошадей у нас с собой нет. Повозок  тоже. Сколько ты можешь
унести на себе? Ну, двести драгоценных камней, ну, триста...
     - Я?! - гном гордо выпрямился и стал доставать Айвену  почти  до  плеч.
Острием шлема. - Да я...
     - Там их тысячи, - перебил его маг. - Понимаешь, тысячи!
     На лице Мэтта появилось мечтательное выражение.
     -  Допустим, -  продолжал настаивать  Торрер, - но  разумно  ли брать с
собой человека, который не входит в талиссу? Ты не боишься, что он будет нам
обузой?
     - Паладин? - усмехнулся маг.  - Как бы мы ему обузой не стали. И потом,
каждый из нас тоже когда-то не входил в талиссу. Ну и что?
     Эльф только покачал головой.
     - Думаешь, он когда-нибудь войдет в талиссу? - удивилась Бэх.
     - Лично мне пока  и  вшестером не тесно, - скептически заметил Терри. -
Но я не возражаю. Пусть идет.
     -  Пусть  идет, -  эхом откликнулся Макобер.  - Мне  тоже кажется,  что
ничего плохого, кроме хорошего, от этого не будет.
     - Решили? - убедившись, что других возражений нет, Айвен первым вошел в
домик.
     -  Я не претендую на ваши сокровища,  а  ближайший же бой покажет,  кто
чего стоит, - встретил их паладин.
     - Нас было так несложно подслушать? - недобро усмехнулся Терри.
     - А вы считаете, что  в этом была нужда? - спокойно выдержал его взгляд
Лентал.
     - Мы  польщены  честью,  которую  оказала нам  обитель, - примирительно
произнес   Айвен.   -  И   не  сомневаемся,  что   паладину   Зеленой   Девы
проницательность присуща в той же мере, что и десятки других достоинств.
     -  Как сказал! - с восхищением шепнул Торрер на ухо мессарийцу. Правда,
этот шепот вполне мог разбудить даже мирно  почивавшего предводителя енн'ар.
- Нам бы так, а?
     - Тебе бы еще и не так! - в тон ему прошептал Макобер.
     Лентал слегка  поклонился  чародею и, встав на пороге, громко свистнул.
Великолепный  белый конь, появившись  из  темноты,  приветственно  заржал  и
ласково  ткнулся  мордой в плечо паладина. Отвязав от седла заплечный мешок,
тот похлопал скакуна по шее, и благородное животное вновь скрылось в ночи.
     Эльф  открыл было  рот, но, поймав  взгляд  Айвена,  благоразумно решил
воздержаться от вопросов.
     Переночевав в  деревушке енн'ар, наутро  друзья  похоронили пленника  и
отправились дальше. До самого вечера дорога оставалась пустынной.
     Прошлая  ночь понемногу  забывалась, и  Бэх  с Ленталом  завели  долгий
разговор об отличиях культов Темеса и Ашшарат, к которому вскоре с интересом
прислушивалась уже вся талисса.
     К  вечеру, когда путники расположилась на  ночлег неподалеку от дороги,
Бэх с некоторым раздражением подумала, что Лентал знает о богах куда больше,
чем она сама: спорить с ним было совершенно невозможно.
     Похолодало, и друзья с удовольствием придвинулись поближе к костру, где
дразнилась  капельками  прозрачного жира тушка  только что пойманного  Терри
зайца.
     -  Все-таки  что-то у  нас не так,  - решился наконец произнести  вслух
Айвен. - В смысле, с магией.
     - Я тоже это заметил, - скромно  подтвердил  Торрер. Чистая правда:  не
заметить этого было бы трудновато.
     -  Мне  понятно,   когда  боги  не  слышат  наши  молитвы,  -  медленно
проговорила Бэх. -  Но ведь магия, если не ошибаюсь, это практически  чистая
наука.  Есть цель,  скажем, осветить комнату. Есть эксперимент  - и  в конце
концов ты знаешь, какие слова  и жесты приводят к успеху. Что же здесь может
не сработать?
     - Наука... - Айвен загадочно улыбнулся. - Конечно, наука. Но не только.
Знаешь, то, что барды называют вдохновением, и для нас не лишнее.
     Лентал с интересом прислушивался, предпочитая не вмешиваться.
     -  Согласна,  но  бард  не  может  задумать  одну  балладу, а  написать
совершенно случайно другую!
     - Барды  все могут, -  подал голос  необычно молчаливый Макобер.  - Вот
как-то в Маркусе залез я в карман к одному барду, а там...
     - Опять ты  со своими байками! - грубовато  прервал его Мэтт.  -  Здесь
магия исчезает, а ты!
     -  А я -  нет!  И не надейся, -  и мессариец  гордо повернулся спиной к
гному.
     -  Кстати  о  магии,  -  ткнув  в  зайца  заостренной  палочкой,  Айвен
почувствовал,  как  у  него потекли слюнки. Ничего,  вот-вот,  и можно будет
есть. - Я так и не понял, Торрер, зачем  ты нас всех тогда обманул. Я имею в
виду - с кольцом Сильвена.
     -  Я...  -  начал было  эльф,  но осекся и приложил  палец к  губам.  -
Ш-ш-ш...
     - Доброй ночи, благородные господа!
     Друзья  обернулись.  Перед   ними  стояли  три  мужика  в  потрепанных,
многократно заштопанных, но все же  относительно  чистых  одеждах. И  каждый
держал на плече солидных размеров топор.
     - Дровосеки!  -  с  облегчением  объявил  Торрер. В его голосе  звучала
гордость автора пьесы, в которой наконец-то все пошло как по маслу.
     -  Дровосеки! - обрадовано  покивали мужики. - Мы здесь лес, понимаешь,
рубили неподалеку...
     "Странно, что ничего не было  слышно, - невзначай подумал Терри.  - Или
мы просто слишком увлеклись своими разговорами?"
     - ... вот он, - двое вытолкали вперед третьего, который явно чувствовал
себя  неловко  и  смущенно переминался  с ноги  на  ногу, - срубил,  значит,
сосенку, а оттуда свет как брызнет!
     - Свет? - заинтересовался Айвен. - А не было  ли, часом, на той сосенке
чего-нибудь необычного?
     -  Необычного?  - мужик глубоко  задумался,  но  почему-то  почесал  не
голову, а спину.  - Да  нет  вроде... Разве что тряпица  какая-то  поближе к
комельку, я уж потом ее разглядел...
     - Показывай! - Айвен мгновенно забыл о еде.
     - Да объясни ж ты толком, - не выдержал мессариец, - что за тряпица-то?
     - Ты про Танцующий ковен слышал когда-нибудь?
     - Ведьмы из Докмара, - усмехнулся Лентал. Похоже, он  был знаком с ними
ближе, чем все остальные, включая самого Айвена. -  Тогда, пожалуй, нам всем
стоит на это посмотреть.
     - Может, я один схожу  потихоньку, а вы пока  спать будете ложиться?  -
нерешительно предложил маг. - Здесь ведь близко?
     Дровосеки кивнули чуть ли не в унисон.
     - Ну уж нет! - это уже был голос Торрера. - Идти, так всем вместе. А то
потом ищи вас с Макобером...
     Айвен хотел было  возразить,  что уж его-то,  кажется, никому и никогда
искать  не приходилось,  не говоря уже о том, что он совершенно не собирался
брать с собой Макобера... Но вовремя сдержался.
     - Ну что ж, всем так всем.
     Они  углубились  с дороги  в  лесок. Бэх запалила факел и теперь тщетно
пыталась осветить путь гному, спотыкавшемуся на  каждой коряге и  всякий раз
поминавшему  недобрым словом кого-нибудь из богов.  То Крондорна,  который в
недобрый  час послал им  этих дровосеков.  То Анди, которая не иначе  как от
полного скудоумия согласилась быть покровительницей таких дурацких творений,
как леса вообще и деревья в частности.
     - Далеко  еще?  - нетерпеливо спросил Айвен, пытаясь  разглядеть  из-за
спины Макобера, что творится впереди.
     - Да считай пришли, - пробасил идущий следом за ним дровосек.
     И с хрустом опустил топор на незащищенный затылок мага.






     Внизу проносились холмы, напоминавшие усталые спины огромных, прилегших
отдохнуть  верблюдов. Ни  дорог, ни  деревень.  Орден никому  не позволил бы
поселиться так близко.
     Возможно, другому  пейзаж  показался бы  скучным и  однообразным. Но не
ему. И не сейчас.
     Абу Дамлах  огляделся и взял немного левее и выше, чтобы в нужной точке
миновать защитный купол, невидимый обычному глазу.
     Ну  и  лица были бы у  стражей,  возникни  он  перед  ними  из пустоты.
Впрочем, нет: его давно уже не развлекали подобные шутки.
     Тело  мага прошло сквозь  камень так  же легко, как входит в  воду тело
ныряльщика. Первый уровень, второй, третий. Здесь.
     Абу  Дамлах уже приготовился бесшумно заскользить  по  коридорам, когда
разговор за стеной заставил его остановиться.
     Кажется, собеседники уверены,  что скала служит надежной преградой  для
непрошеных ушей. Что ж, тем интереснее.
     - ...до конца боя?
     - Можно сказать  и так, мессир.  Я отправила  птицу  забрать  браслет и
сразу после этого исчезла.
     Он  мог  без  труда  войти   к  ним  комнату.  Но   предпочел  остаться
незамеченным.
     "Отправила",  "исчезла", да и  голос,  несомненно, принадлежал девушке.
Прислонившись к холодному камню,  Абу Дамлах мысленно нарисовал  ее портрет.
Похоже,  человек:  маг  не обнаружил  характерного эльфийского  акцента,  от
которого мало кому удавалось избавиться, даже прожив вдали от родных мест не
один век.
     Лет  двадцать-двадцать   пять,  точнее  не  скажешь.  Голос   приятный,
мелодичный.  Значит,  не  воин:  есть  у  них  такие  металлические нотки  в
голосе...
     Получается, жрица или чародейка.
     - Вы даже не попытались сами забрать его?!
     - Мессир, либо вы мне доверяете, либо нет. Если нет, я  попрошу синклит
о переводе в другое место.  Если да, то я, признаться, не вижу смысла в этом
вопросе.
     Второй собеседник - мужчина. Средних лет, больше привыкший командовать,
чем подчиняться. В его голосе звучала плохо скрываемая  ярость,  и все же он
считал необходимым держать себя в руках.
     - Птица до сих пор не вернулась, и  если завтра иерархи призовут меня к
ответу...
     -  Вы всегда сможете сказать  им, Протектор, что браслет еще в  работе.
Уверена, что им, как и вам, важнее всего результат.
     Протектор Лайгаша. Вот уж повезло так повезло!
     - И каков же он, с вашей точки зрения?
     В тоне жреца явно  угадывался  сарказм,  однако девушка разговаривала с
ним подчеркнуто невозмутимо. И это, похоже, особенно бесило Протектора.
     Теперь Абу Дамлах уже  не сомневался, что девушка - чародейка:  вряд ли
Протектор потерпел бы, чтобы жрица разговаривала с ним, как с равным.
     -  Я  прекрасно  понимаю, на что вы  намекаете,  Протектор. Но если  вы
хотели  уничтожить  талиссу  грубой силой,  отрядили  бы  пару  центурий  из
гарнизона, чего проще?  Я видела свою задачу  несколько иначе: сделать  все,
чтобы они оставили мысли о Лайгаше... Признаюсь, не удалось.
     Протектор   преувеличенно  громко   хмыкнул,  однако  девушка  спокойно
продолжила:
     -  Но, согласитесь,  и  ваш  приказ  был  несколько  поспешным. Стереть
талиссу с  лица земли! И  кем я должна  была  руководить?  Отборными воинами
Ордена? Ничего подобного: жалкой кучкой оборванцев, да и то еще повезло, что
я отыскала хотя бы ее! И вы еще ждете результата, Протектор? Кстати, кто вам
сказал, что идея с прадедом этого проклятого графа была у меня единственной?
Стоило немножко подождать...
     - И  они оказались бы  на  пороге  Лайгаша,  - проворчал  Протектор.  -
Ситуация изменилась. И, надеюсь, моих слов вам  будет достаточно. Что  же до
доверия... Рыжей Молнии трудно не доверять. Слава, знаете ли, репутация.
     -  Вот  и отлично, -  усмехнулась  чародейка. - Да, нет  ли у вас идей,
Протектор,  что это  еще  за  маг за  ними охотится?  Уж  не  решили  ли  вы
перестраховаться?
     -  Не решил, - отрезал ее  собеседник. - По-моему, это  вы  на службе у
Ордена, а не я у вас.
     - Вы, как всегда, правы, мессир.
     Специально она его, что ли, бесит?
     - А Орден здесь - это я, - совсем уж грубо закончил разговор Протектор.
-  Извольте не  покидать  цитадель  в  ожидании  дальнейших  распоряжений. И
передайте, чтобы ближние телепорты постоянно держали наготове.
     Абу Дамлах покачал головой. Он  уже  заранее не завидовал тем,  на кого
охотились эти  двое. Младший Денетос, конечно, сопляк по сравнению с братом.
Уж  Найлэн-то  знал бы,  как стоит, а  как  не  стоит  разговаривать с Рыжей
Молнией. И все же  чародейка сейчас в ярости, и если у нее хватит терпения и
умения выплеснуть свою ярость на талиссу, до Нетерты та может и не дожить.
     Послышался звук шагов, хлопнула дверь.  Следом раздался смешок, слышный
даже через стену. Абу Дамлах невольно улыбнулся.
     А девчонка, пожалуй,  ему даже симпатична. И при других обстоятельствах
он бы ей помог.
     На  указательном  пальце  мага  замерцал  неяркий  огонек.  Замирая  на
пересечениях коридоров, Абу Дамлах двинулся вперед. Вот, кажется, здесь. Еще
одно движение,  и чародей,  не доходя до  двери, просочился  сквозь  стену в
нужную ему комнату.
     Дунув  на  огонек,  маг заставил его  засиять ярче  нескольких факелов.
Неторопливо осмотревшись, он, наконец,  коснулся стены, из которой вышел, и,
дождавшись, пока та станет мягкой,  как воск, вылепил в ней узкую неглубокую
нишу.
     Распахнув плащ, чародей достал  шкатулку. Пожалуй, здесь ей будет самое
место. И заинтриговывает, и проглядеть невозможно.
     Любопытно, однако, с чего вдруг они вообще рискнули  сунуться в Лайгаш?
Неужели и правда думают вшестером проникнуть в сокровищницу?
     Сомнительно. Но, так или иначе,  неплохо  было бы пригласить в  Нетерту
еще парочку талисс. Всякое может случиться.
     Собравшись уходить,  он  секунду помедлил.  Потом, усмехнувшись, провел
рукой над ларцом. Теперь любой вор увидит здесь хитроумную ловушку.
     Что ж, дело сделано. И шкатулка  будет дожидаться своего часа, который,
возможно, уже не так далек.



     Торрер оказался единственным,  кого неожиданное  нападение  не застигло
врасплох.
     Времени на размышления  уже не было. Когда Айвен упал, эльф плавно ушел
в  сторону, выхватив из ножен  оба меча и мысленно послав  талиссе отчаянный
призыв встряхнуться. И это усилие чуть не стоило ему жизни.
     В голове словно взорвался огромный огненный шар, перед  глазами поплыли
красные круги. Эльф пошатнулся и начал разворачиваться  к идущему следом  за
ним дровосеку. Медленно, слишком медленно. И если бы сильный толчок в бок не
отбросил его на землю...
     Не проронив ни слова, Мэтт принял на щит мощный удар топора,  чуть было
не воссоединивший Торрера с его предками по ту сторону Грани.
     Выхватить собственный  топор  Мэтт  уже  не успевал, но  и дровосек  не
ожидал  обнаружить на месте высоченного эльфа низенького разъяренного гнома.
Растерявшись,  враг  позволил тяжелому топору увлечь  себя чуть дальше,  чем
следовало бы... Макоберу показалось, что Мэтт небрежно уперся правой рукой в
грудь  дровосеку, а потом легонько  оттолкнул -  и тот безвольно  осел у ног
гнома. Не слабо! Пожалуй, даже в трумаритской Гильдии воров Мэтту не нашлось
бы равных в умении обращаться с ножами.
     - Да стой же ты!
     Макобер резко  обернулся  на крик  Терри и  вздрогнул, увидев, как  Бэх
метнулась  к  Айвену  и  упала рядом  с  ним на  колени, накрыв  рану  друга
скрещенными  ладонями.  А  сзади нее  из темноты  бесшумно  появился  третий
дровосек и теперь, точно боевой молот, раскручивал над головой топор.
     Никто из талиссы не успевал его остановить.
     Услышав  свист  топора,  Бэх  кинулась  ничком рядом  с  телом Айвена и
перекатилась  на  спину,  но  тут  дровосек  выронил  оружие,  неестественно
прогнулся  и рухнул на покрывавшие землю листья. Из-за его спины, выдергивая
меч из  раны,  неожиданно  возник Лентал.  Шутливо  отсалютовав  благодарной
жрице, паладин протянул ей руку, помогая подняться.
     - Айвен...
     Глаза Лентала вмиг стали серьезными.
     - Ему уже не помочь.
     Бэх почувствовала, как к горлу подступают слезы.
     Ответом на  слова  паладина был пронизывающий порыв ветра,  заставивший
ветви  деревьев  недовольно  зашелестеть.  Странно,  эта  весна  была  такой
теплой...
     Лес вокруг талиссы ожил, вмиг наполнившись криками и светом факелов.
     - Спина к спине!
     Откликнувшись на призыв Торрера, друзья окружили тело Айвена.
     Сорвав ткань с рукояти нового топора, Мэтт рывком отцепил его от пояса.
Враги  приближались  к  гному  необыкновенно  плавно  и  неторопливо,  точно
продираясь сквозь густую толщу воды.
     Оставив  удивление  на потом, Мэтт поудобнее перехватил  топор  и нанес
первый  удар. Его  противник, одутловатый  бородатый мужик,  явно  не  вчера
взявший  в руки  меч, не  успел даже замахнуться. Еще двое смельчаков дружно
устремились к гному  и  не менее  дружно разделили  печальную участь  своего
сотоварища.
     Талисса  билась  плечом  к плечу, и первая волна нападавших откатилась,
оставляя  на земле лишь трупы. Но среди  деревьев  замелькали  новые тени: в
одинаковых  зеленовато-коричневых плащах  они  казались бесплотными  лесными
духами, явившимися за своими жертвами.
     Держась на почтительном расстоянии от талиссы, враги подняли арбалеты.
     Слева  от  Бэх  вспыхнуло холодное  белое  пламя, и  трое  арбалетчиков
превратились в  хрупкие  ледяные  статуи. Рухнув  оземь, они  рассыпались на
куски. Изумрудный листок  на груди Лентала отбрасывал неестественный зеленый
свет, превращая его лицо в маску явившегося из-за Грани призрака.
     Щелкнули пружины  арбалетов,  и стрелы усеяли вытоптанную  траву вокруг
талиссы.
     -  Ну, давайте  же,  подходите  ближе!  -  сквозь  зубы  бросил  Торрер
арбалетчикам, поглаживая большим пальцем кольцо.
     Эльф не мог смириться с потерей. И  никогда не  смирится с ней, сколько
бы врагов не заплатили за это.
     Отложив арбалеты, люди в плащах взялись за мечи.
     На  этот  раз  талиссе  пришлось туго: казалось,  в бой вступила  целая
центурия.
     Мечи Торрера сверкали в свете факелов, жаля, отступая и снова жаля. Без
пощады, без промаха.
     Обмотав плащ вокруг левой руки и используя его как щит, мессариец бился
с такой дерзостью и отвагой, что узкий клинок казался продолжением его руки.
     Лентал  больше не призывал на  помощь божественные силы, однако его меч
оказался не менее смертоносен.
     Рядом с  ним  Бэх раз  за разом  хладнокровно выбирала  слабое  место в
защите врагов и отвечала ударом на удар.
     Терри дрался, как на тренировке, не делая ни единой ошибки.
     Но и  усталость давала себя знать. И если гном был весь  покрыт кровью,
но,  как  ни  странно,  чувствовал лишь  прилив  сил, то  раны Торрера и Бэх
заставляли их двигаться все медленнее. Девушка прижала рубашку к предплечью,
пытаясь остановить кровь. Ткань мгновенно намокла и стала липкой.
     И все же вторая волна откатилась вслед за первой.
     Из глубины леса послышались голоса,  нараспев  читающие заклинания. Две
молнии, разрывая темноту, устремились к израненной талиссе.
     Медальон на груди Лентала вспыхнул ярко-зеленым  светом,  словно омытая
весенним дождем  листва.  Сделав шаг вперед, паладин вытянул правую руку,  и
обе молнии послушно потянулись к раскрытой ладони. Застыв, талисса смотрела,
как паладин сжал их в кулаке, секунду повременил и швырнул обратно во тьму.
     Два коротких вскрика - и тишина.
     Пошатываясь,  они  всматривались  в ночной  лес, не решаясь  разомкнуть
кольцо.
     Лес молчал. Вокруг них были лишь мертвецы.
     - Глупая смерть, - Мэтт еле слышно пробормотал  то, о чем думали все. -
И что толку...
     Махнув  рукой,   гном  презрительно  пнул  ногой   ближайшее   тело   в
зеленовато-коричневом плаще. Нахмурившись, Лентал наклонился над убитым.
     - Что-то заметил? - не удержалась Бэх.
     - Ничего, - паладин распрямился. - Вернее, почти ничего...
     Подняв факел повыше,  Бэх повела  друзей обратно к костру.  Торрер  шел
посередине, прижимая к груди безжизненное тело Айвена и стараясь не смотреть
на страшную рану, из которой все еще сочилась кровь.
     Вернувшись к огню, эльф медленно опустил мага на землю, и талисса вновь
образовала вокруг него живое кольцо.  Паладин, не говоря  ни слова, отошел в
сторону.
     Они вспоминали  Айвена. Они  знали,  что маги  сейчас  уже сидели бы  у
прощального  костра,  вполголоса рассказывая, каким был их товарищ. Но среди
них больше не было магов.
     Каждый  чувствовал  себя  виноватым в том,  что  не  распознал ловушку.
Банальную, простенькую  ловушку,  в  которую  они  уж никак  не должны  были
попасться, зная, кто им противостоит. И в которую они все же попались.
     - Лентал, -  негромко спросил  Мэтт,  когда  друзья  разомкнули руки, -
может ли эта твоя Ашшарат воскрешать из мертвых?
     - Зеленая  Дева может все, - холодно ответил паладин, задетый  тем, как
гном упомянул Ашшарат.
     Типичный  ответ  для  жреца,  кому  бы  он  ни  служил,  подумал  гном.
Интересно, а Крондорн?..
     - Скажи, - Бэх нерешительно коснулась плеча Лентала, -  а если ты ее об
этом попросишь?..
     Но взглянув в глаза паладина, она уже знала, каким будет ответ.
     - Я не  ее верховный  жрец. Дева совершает чудо лишь  в  исключительных
случаях. И на моей памяти таких не было.
     Лентал старался  говорить подчеркнуто  отстраненно,  однако  девушка не
сомневалась, что он не только чувствует, но и разделяет их боль.
     - То есть... - нерешительно уточнил Макобер.
     - Боюсь, что выбора нет.
     Больше вопросов ему не задавали.
     Перевязав раны,  талисса  при  свете факелов  принялась копать  могилу.
Паладин  вновь занял  место  поодаль:  обычай не позволял  принимать  в этом
участие тем, кто знал покойного  меньше трех  лун. Если,  конечно, его было,
кому похоронить.
     Наконец Айвена обернули в его плащ и бережно опустили на дно.
     Бэх сама  протянула  паладину  руку: теперь,  как  жрец,  он имел право
принять участие в ритуале.
     - Все ли уверены, что они этого хотят?
     Девушка  удивилась: традиция  предусматривала формальный вопрос  только
если у жреца  были основания считать, что его услуги могут быть  отвергнуты.
Но кто в здравом уме стал бы отвергать помощь паладина Ашшарат?
     Бэх оглянулась на друзей. Никто  не возражал, и Лентал присоединил свои
молитвы к тем, которые девушка еле слышно произносила сейчас одними губами.
     Могила стала покрываться землей. Изумрудное  мерцание  Силы, дарованной
Ашшарат, слилось над ней с желто-черным сиянием Силы, дарованной Темесом.
     Хорошо, подумала Бэх. Теперь покой Айвена никто не потревожит.
     Последняя  частица  земли  легла на  свое место.  Чародеям  не  ставили
надгробных памятников и не насыпали курганов. Они уходили, не оставляя после
себя следов. Только память.
     Были безумцы, еще при  жизни  начинавшие  строить себе  гробницы. Их не
помнил никто: ни маги, ни другие обитатели Двэлла.
     - Спи спокойно, - шепнула Бэх и скорее почувствовала, чем услышала, как
Лентал повторил ее слова.
     Ритуал был окончен. Айвен из первой жизни перешел в следующую: в память
тех, кто его знал и любил. Как любила его талисса.
     -  Спасибо,  -  благодарно  сжав  руку  паладина,  Бэх занялась  ранами
Торрера.
     Когда ей  пришлось отдирать присохшие к ранам повязки, эльф  напрягся и
скрипнул зубами, но тут же расслабился, почувствовав целительную Силу жрицы.
     - Тебе еще повезло, - Бэх ласково  коснулась пальцами раскрывшейся раны
в боку, - чуть выше и...
     - Повезло,  -  безжизненно согласился  эльф,  думая об одном:  им  всем
повезло.  Кроме Айвена.  И желание во  что бы то ни стало дойти до Лайгаша и
взглянуть в глаза того, кто послал Айвену смерть, росло с каждой секундой.
     Не просто дойти до сокровищницы - взглянуть в глаза. И увидеть, как эти
глаза закрываются. Навсегда.
     - Все. Теперь спи.
     Спокойное дыхание Торрера было ей ответом.
     Бэх повернулась к остальным:
     - Мэтт?
     Гном  с  удивлением рассматривал тыльную сторону ладони, которую  задел
вражеский клинок. На месте раны красовался тонкий белесый шрам.
     - Клянусь  молотом Крондорна! - Мэтт помедлил, потом улыбнулся и поднял
голову  к висящим  в  вышине лунам.  - Всегда верил  в тебя, старик, хотя ты
порой и забывал поглядывать на  землю со своих... Со своей... Ну,  где ты, в
общем, там...
     - Только религиозного фанатика  нам еще не хватало! - пробормотал Терри
и уже громче добавил: - Бэх, с нами все в порядке. Займись лучше собой.
     - Завтра, - устало махнула рукой девушка. - Кто остается сторожить?
     - Раз Мэтт -  такой живчик, ему и дежурить,  - предложил засыпающий  на
ходу Макобер.
     Кивнув, гном полез в заплечный мешок за точильным камнем.
     -  Я тоже  посижу, - улыбнулся  Лентал. - Вряд ли  я еще  сегодня смогу
попросить мою богиню о помощи, но если Мэтт не против...
     Из недр заплечного мешка раздалось глухое бурчание.
     - Он не возражает, - порадовал паладина мессариец.
     Бэх хотела было  поблагодарить Лентала за то, что тот спас ей жизнь, но
все слова внезапно куда-то  исчезли, улетучились. Она просто  подошла и села
рядом, глядя вместе с ним на огонь. Были бы они сейчас живы, если бы не этот
паладин, появившийся,  как  в  сказке, в  самый нужный  момент?  И кого  еще
пришлось бы хоронить вместе с Айвеном?
     Молчал и Лентал. Наконец, он мягко коснулся руки девушки:
     - Иди спать. А завтра полечим  их. Если у тебя будут силы, конечно. Мне
кажется, что Терри...
     - Что значит "если будут силы"? - воинственно вскинула голову Бэх. - Ты
сомневаешься?..
     - А кто может быть уверен в женщине?  -  его лицо оставалось серьезным,
но глаза смеялись. - Впрочем, твой бог - мужчина.
     - Мой бог - бог!
     Бэх обиженно поднялась и направилась к Терри. Лунный эльф еще не спал.
     - Лентал сказал, ты ранен...
     - С  каких это пор ты прислушиваешься к каждому его слову? - усмехнулся
тот. - И вообще, я считаю, что на сегодня хватит.
     -  Не  упрямься. Вот на  что уж у  меня точно нет  сил, так это с тобой
спорить.
     Когда   Терри,   уже   засыпая,   с   облегчением   пробормотал   слова
благодарности,  Бэх наконец почувствовала, до  какой степени устала. Девушка
хотела еще раз подойти  к  Ленталу, но махнула  рукой и опустилась на землю.
Через минуту она тоже спала.






     Проскользнув  в  окно,  острый  луч серебристого  света коснулся центра
комнаты,  по  очереди  обежал  вершины  пентаграммы и  угас,  выполнив  свое
предназначение. А на голом каменном полу остался лежать человек.
     Час за часом он оставался недвижим, как снулая рыба, выброшенная волной
на морской берег.
     Но вот он вздрогнул, пошевелился. Медленно, неуверенно человек приходил
в  себя.  Привыкал  к  тому, что  малейшее  движение, даже  поворот  головы,
причиняет ему  сильнейшую  боль.  Стонал и  не думал  о том, что  может быть
услышан. Терпел и позорно, безудержно выл, когда боль судорожными уверенными
толчками выплескивалась  через границы его терпения. Наконец,  собравшись  с
духом,  он  перевернулся  на  спину  и долго лежал,  отдыхая  от этого почти
сверхъестественного усилия.
     Боль  на мгновение  отступила, и  человек тут  же воспользовался  этим.
Осторожно, аккуратно, как  некогда его  учили, он  заставлял  свое  сознание
воздвигать на пути страдания и мучений тонкие прочные  стены, сквозь которые
те не  могли бы  пробиться.  Сейчас  он  видел  свой  мозг со стороны, и тот
представлялся  ему гигантским  серым лабиринтом, в  котором  блуждали боль и
отчаяние, а сам он  лишь ждал,  когда они  выберут неправильный  путь, когда
упрутся в тупик, чтобы наконец запереть их там и не дать выбраться наружу.
     Потом он  вновь отдыхал, наслаждаясь  слабостью  и  блаженным ощущением
покоя. Только теперь он позволил себе оглядеться вокруг.
     Тьма.
     Человек попытался вспомнить, где он и как сюда попал.
     Тьма.
     И тогда на смену боли пришел страх.
     Он резко  поднялся  на ноги, и  голова  сладко  закружилась, как  после
долгой  болезни.   Человек  пошатнулся,  рухнул  на  колени.  Хотя  бы  так,
понемногу, потихоньку. Боги, да почему же так темно!
     Усилием воли он  взял себя в руки, хотя какая-то  частичка его существа
все еще в панике рвалась наружу, как  дрогнувший в бою воин, уже не думающий
ни о победе, ни о своих товарищах - лишь бы остаться в живых!
     И все же человек нашел в себе  силы обуздать этот  предательский страх,
от  которого  ноги  еще  больше  слабели,  а  тело  решительно  отказывалось
признавать за головой право советовать ему, что делать дальше.
     Очень медленно он протянул вперед правую руку. Пустота. Так, теперь еще
чуть-чуть, еще...
     Громкий вопль,  полный страдания  и отчаянья, гулко отразился от  стен:
рука наткнулась на пентаграмму.
     Баюкая,  прижимая руку к себе, человек  вновь укротил боль. Он так и не
понял, что это было, но впредь решил быть еще осторожнее.
     Эхо...  Значит, он в  комнате. Что  и  так очевидно - ни в  какую, даже
самую  безлунную,  ночь  под  открытым  небом  не  бывает  такой  кромешной,
всепоглощающей тьмы.
     И эта комната велика, скорее, даже огромна.
     Пентаграмма начала  едва заметно светиться. Еще секунду назад он мечтал
о свете,  но сейчас  почувствовал, что волосы  на  голове зашевелились. Свет
казался  абсолютно черным, словно Тьма, в которую уйдет каждый.  И он понял:
лучше темнота, чем такой свет.
     Пентаграмма пылала, а человек съежился в  самом ее центре, изо всех сил
стараясь, чтобы его не коснулись стремящиеся вверх  языки черного пламени. И
когда  ему  показалось,  что  пентаграмма  жадно  сжимается,  чтобы  наконец
расправиться со своей добычей, он зажмурился.
     Наверно, он все же не был воином - только их учили никогда не прятаться
от смерти. Но и с закрытыми глазами он чувствовал, как  холод подступает все
ближе и ближе. Еще мгновение и...
     Холод исчез.
     Приоткрыв глаза, человек огляделся. На этот раз он  оказался на жестком
топчане в крошечной комнатке, освещенной огоньком оплывшего огарка свечи.
     Его подташнивало, все тело ныло, точно он оказался на пути разъяренного
стада берваров. К тому же из комнаты не было видно ни единого выхода.
     Человек понял, что силы его подходят к  концу.  Он не помнил ни  своего
прошлого,  ни своего имени,  его телом  играли,  перенося  из одного места в
другое и заставляя сжиматься от боли.
     Он  решил, что,  пока  не восстановит  силы, не станет даже шевелиться.
Если им  того  хочется - пусть  явятся  сами.  Он же  постарается выспаться.
Просто выспаться.
     И сон пришел.
     Он увидел  себя со стороны,  обнаженным, дрожащим от страха  и  холода,
лежащим на голом каменном полу внутри пентаграммы. Только на этот раз он мог
хорошо разглядеть окружавший его зал. Слишком хорошо.
     Это был зал из его старого  сна. Зал выбора, как он звал его про  себя.
Бессчетное количество раз он пытался угадать, что принес с собой этот выбор,
что он изменил в его жизни.
     Теперь он понял.
     Горло его исторгло жуткий, животный, полный ужаса крик.
     Он не мог проснуться, он рвался из  этого безумного сна, как  утопающий
рвется к спасительной  и  все  же безнадежно  далекой  поверхности воды,  на
которой играют солнечные блики.
     И тогда человек  сделал  единственное, что еще  ему  оставалось,  -  он
потерял сознание.



     Утро встретило талиссу хмурым насупленным небом.
     Настроение было под  стать.  В  тишине,  погруженные в свои мысли,  они
двинулись дальше.
     Мэтт задумчиво погладил рукоять топора.
     Ты доволен?
     А разве ты не доволен?
     Гном задумался. Это был не тот бой, который мог радовать.
     Не знаю.
     Он потер шишку на затылке и вздохнул. Жаль, что  в тот раз  не пришло в
голову пообщаться мысленно. Что, впрочем, не удивительно.
     Теперь  Мэтт  куда   лучше  понимал  Торрера.  Однажды   гном  искренне
веселился,  когда,  захватив  в  бою  зачарованный  клинок,  эльф немедленно
отправился в ближайший город, чтобы выгравировать на нем свое имя.
     Мэтту это показалось  блажью, ребячеством. А  ведь  наверняка у Торрера
было то же самое ощущение: эта вещь предназначена мне  самими богами, и даже
мысль о том, чтобы расстаться с ней, кажется святотатством. А если...
     - ... как считаешь?
     - Прости, что ты сказал? - переспросил гном, поднимая голову.
     - Я уже третий раз спрашиваю,  не стоит ли нам  остановиться вон на том
пригорке и  хоть немного  передохнуть?  -  обиженно  повторил Торрер. -  Бэх
сегодня бледновата, да и паладин за ночь, как мне кажется, не успел до конца
восстановить свои силы. И о чем это таком важном ты все время думаешь?
     Сказав это, эльф осекся. Ближе всего Айвен был именно с Мэттом.
     -  Ни о  чем, - торопливо ответил  гном. - Я не против. Хочешь  - давай
отдохнем.
     Пока он был погружен в свои  мысли, небо  успело проясниться, и солнце,
точно  сообразив наконец, как  без него  тоскливо, принялось разгонять тучи,
разрисовывая легкими облачками окружавшую его голубизну.
     - Слушай,  совсем забыл, -  Мэтт  понизил голос.  -  Почему ты тогда не
признался Айвену, что все-таки взял кольцо графа?
     - Да вы бы меня с землей сравняли, - усмехнулся эльф. - Так вскинулись,
точно это не  кольцо, а  змея гремучая.  Ну и сам скажи, что бы мы без  него
делали?
     - Ты что, правда полагаешь, что записку Сильвен сам сочинил? - изумился
гном.
     - Я  правда думаю, - в голосе Торрера вновь прорезалась обида, - что ты
постоянно считаешь меня глупее, чем я есть.
     - Боги,  Торрер, твоя склонность  к обобщениям сведет  меня в могилу, -
закатил глаза гном. - Ну, и как по-твоему было дело, о мудрейший из мудрых?
     -  Естественно, Сильвена заставили  написать  записку,  -  окончательно
набычился  эльф.  -  Но соглашаясь написать  ее  своей  рукой,  взамен  граф
потребовал разрешения вернуть нам долг. Хотя бы так и хотя бы перед смертью.
     - Твоими бы устами... - гном потеребил бороду.
     -  Мэтти,  убей  меня,  я  не  понимаю,  чего  ты  тревожишься.  Кольцо
действует?  Действует. И именно так, как  Сильвен и обещал.  Оно спасло  нам
жизни? Спасло. И почитай что дважды. Так в чем проблема?
     -  Проблемы  я  тебе  обещаю. А вот  в чем  они...  - Мэтт обернулся  к
шагающей следом за ними талиссе. - Никто не против передохнуть?  Вон  Торрер
уже и место присмотрел.
     - Дело  хорошее, -  Макобер покосился на Бэх и,  догадываясь,  что  она
сейчас скажет, добавил:
     - Это я, я устал.  А у тебя  еще столько сил, что ты способна пробежать
отсюда до Лайгаша, останавливаясь лишь затем, чтобы ... ну, в общем, водички
попить.
     И  стоило  Бэх  возмущенно  открыть  рот,   как  мессариец  поторопился
поправиться:
     - Хорошо, хорошо. Еще и с конем Лентала на плечах.
     Фыркнув, Бэх с радостью скинула на землю заплечный мешок.
     Лентал  сел немного в стороне от талиссы, и Бэх, секунду поколебавшись,
словно случайно, опустилась рядом.
     Грызя  травинку, она  молча смотрела  в небо,  чувствуя,  как усталость
потихоньку уступает место воспоминаниям.
     Все  как  в  детстве.  Когда-то  она   часами  могла  вот  так  лежать,
представляя, что вон то  облако - таинственный бородатый чародей,  мечтающий
заточить ее  в своей башне, это - огнедышащий  дракон, ненадолго  покинувший
свои несметные сокровища, а то, чуть подальше...
     - Прекрасный рыцарь, скачущий в  бой во славу своей не менее прекрасной
дамы.
     Бэх вздрогнула.
     - Прости?
     - Мне  просто  показалось,  что  вон то  облако  удивительно напоминает
рыцаря. Смотри - вот конь, вот копье, видишь? И даже плюмаж на шлеме!
     -  А  ты сам никогда не  хотел  быть  рыцарем?  -  неожиданно  спросила
девушка.
     - Знаешь, прекрасным рыцарем мне все равно  не стать. И потом, чем тебе
паладин - не рыцарь?
     - Ничего общего, - хитро улыбнулась  Бэх. - Рыцарь служит исключительно
своему государю  и своей даме.  Правда,  правда,  я точно знаю!  И кстати, в
первую  очередь именно  даме! А паладин... У него должна быть  одна  любовь,
одна дама сердца - его богиня. Скажешь, не так?
     -  Ну, тебе виднее... И  правда, давненько что-то у меня не было  дамы,
ради которой хотелось бы совершить великий подвиг. Паладины - само собой, не
рыцари, но тоже, знаешь ли, иногда как возмечтают...
     Глаза Бэх были подняты к  небу, но она  могла поклясться, что Лентал ей
подмигнул.
     -   Кстати,  Ашшарат,  в  общем-то,  в  некотором  роде  тоже  дама.  И
разумеется, она прекрасна. Между прочим, даже Темес это признает.
     Интересно,  он специально  ее поддразнивает  или правда  влюблен в свою
богиню? Если верить легендам о ее красоте...
     -  Но  верить  в  свою даму  -  неожиданно закончил  Лентал, -  это уже
слишком. Кто же верит женщинам?! Если они не богини, конечно.
     - Сказать честно, я знала парочку тех, кто верил женщинам и  ни разу об
этом не пожалел, - парировала девушка.
     - Женщинам или женщине?
     Бэх почувствовала, что краснеет против своей воли. Вскочив на ноги, она
отряхнула  плащ  и,  к  великому  неудовольствию  остальной  части  талиссы,
энергично предложила:
     - Ну что, вперед? Или дождемся, пока на нас опять кто-нибудь нападет?
     Они шли еще два дня, однако, вопреки общим опасениям, дорога оставалась
пустынна. Колдуны, стервятник, малый  народец, засада среди холмов  остались
где-то далеко позади - и в пространстве, и во времени.
     Ближе к вечеру третьего дня на горизонте показались отроги далеких гор.
Холмы  вокруг оставались еще мягкими и  лесистыми, но становились все выше и
круче, и дорога уже не петляла между ними, а упрямо карабкалась на склоны.

     И  все  же,  к  превеликому  удивлению  гнома,  талисса  несколько  раз
натыкалась на настоящие скалы, устремившиеся ввысь, словно в тщетной надежде
заглянуть в жилище богов.
     - Ничего не понимаю, - наконец не выдержал Мэтт. - В предгорьях  так не
бывает: раз - и сразу вершина чуть ли не до небес. Да не видеть мне молота и
наковальни - что-то здесь не так...
     Поначалу  его  слова остались без ответа: друзья  справедливо полагали,
что  кому, как не гному, разбираться в подобных материях.  Разве что лунному
эльфу... Однако Терри если и знал, в чем здесь дело, тоже хранил молчание. И
лишь Лентал неохотно обронил:
     - Бывает. Здесь и не такое бывает.
     И было нечто - то ли в тоне, то ли  во взгляде паладина -  отчего Мэтту
вдруг не захотелось ни спорить с ним, ни расспрашивать, чем, собственно, это
место так уж отличается от всех прочих.
     Старею я, что ли, мимоходом подумал гном. Или привыкаю с годами,  что и
вправду все на свете  бывает:  хошь тебе скала посреди степи, хошь сияние из
срубленного дерева...
     Айвен. Так или  иначе, последние  два  дня  все  их мысли  и  разговоры
возвращались к погибшему другу.
     Странно,  но в глубине души каждый  из них ощущал, что талисса не стала
меньше.  Точно  Айвен не умер, а ушел далеко-далеко, отошел  в  тень,  и они
продолжают чувствовать с ним связь - слабенькую,  едва теплящуюся, и  тем не
менее реальную.
     Однако  сама  мысль о  том,  что  Айвен,  погибший  на их  глазах, жив,
представлялась  друзьям  настолько  абсурдной, что  они  так  и не  рискнули
поделиться друг с другом своими ощущениями.
     - Не знаешь, у него кто-нибудь остался? - негромко спросил гном идущего
рядом Торрера.
     Эльфу не надо было объяснять, о ком идет речь.
     - А тебе  никогда  не  казалось, что  все мы  похожи на семена, невесть
какими ветрами унесенные за тысячи миль от родных деревьев?
     Мэтт с удивлением взглянул на  друга: он  давно уже не видел  Торрера в
таком настроении. Лет так...
     - Я  про то,  что никто  из  нас не любит рассказывать  о тех  корнях и
ветвях, которые его взрастили.
     - Какой ты сегодня патетичный!
     Эльф вздрогнул: он  так и  не сумел привыкнуть к обыкновению мессарийца
внезапно  возникать рядом. В самый подходящий момент - разумеется, на взгляд
Макобера. И в самый неподходящий - на вкус остальных.
     - Патетичный?  -  необычно отсутствующим  тоном  переспросил Торрер.  -
Может  быть.  Но  тебе вот не странно, что Айвен ушел,  а мы  даже толком не
знаем, есть ли кому его вспомнить кроме нас?..
     - Ну,  вспомнить-то точно  есть  кому! -  ни на  секунду  не  усомнился
Макобер.  -  Но  в  чем-то  ты  прав.  Хотя...  Ну,  что  вот  мне  про себя
рассказывать? Как  я жил  в  Мессаре  до того, как решился  покинуть  город?
Сейчас для меня  это скорее отдельные  картинки, чем настоящие воспоминания.
Голуби  на  площади Керо  Мореплавателя, веселый  и привычный  шум  базаров,
портовые кварталы  с их  вечными  запахами  свежей  рыбы, пьяными драками  и
девочками, готовыми пригреть соскучившихся по земле матросов...
     - Да не про  то  ты, Мак, -  оборвал его гном. - Торрер прав. Все время
вместе,  а прошлое друг от друга бережем, точно последний грошик, на который
надо еще неделю прожить.
     - Должно же у каждого быть что-то свое,  - ухмыльнулся мессариец. - Вот
то-то и оно, что все время вместе.
     - Терри, вот ты готов... - окликнул Мэтт идущего впереди лунного эльфа.
     -  Если  вы хотели  посекретничать,  то  считайте,  что  не удалось,  -
обернулся  тот. - Слышал я все, можешь не рассказывать. Что значит  - готов?
Готов я вон Торрера в бою прикрыть. А прошлое...  Знаешь, как  у нас в горах
говорят: "Не шипи  на змею". Если ты спросишь, я  тебе  отвечу. Только ведь,
может, я потому и готов ответить, что ты и не спросишь.
     - Еще  пару  слов про  верность и самопожертвование, -  поддел  лунного
эльфа  мессариец, - и  можно  считать,  что философию  дружбы  мы  склепали.
Переходим к любви и чести.
     - А, пустое  все это.  Да и не хватит ли нам на  сегодня - местечко вон
вроде подходящее? - идущий впереди Терри кивнул на ложбинку у подножья одной
из поразивших гнома скал. - Там и ветра поменьше, и нас не так видно будет.
     - Думаешь, они от нас не отстали?- нахмурилась Бэх.
     - Чем ближе  к Лайгашу...  Хотя  на самом деле, ничего  я  не  думаю, -
вздохнул  лунный эльф.  - Думать  можно,  когда хоть что-то знаешь. А  когда
имеешь  дело с  "неведомым чародеем" и "таинственной чародейкой",  летающими
кинжалами и дровосеками, которые мечтают проломить тебе череп...
     Сплюнув, он замолчал. Айвен, опять Айвен...
     Один за другим друзья спустились в ложбинку.
     - А что, здесь даже уютно, - расстелив на земле плащ, Бэх умудрилась не
только лениво на нем свернуться, но еще и прикрыть краешком отчаянно гудящие
ноги.
     - Рад, что тебе понравилось, - неопределенно хмыкнул Терри.
     В отличие от жрицы, он не находил здесь решительно  ничего уютного. Уют
- это когда смотришь сверху, и весь мир лежит у твоих ног. И знаешь, что все
остальные - люди, гномы...
     - Терри, вы с Маком не позаботитесь о чем-нибудь  вкусном, что пока еще
бегает или  летает?  -  нарушил его мысли Торрер. - А  я  тут пока  костерок
разведу.
     Кивнув,  Терри  скинул заплечный мешок и поправил на боку полный  стрел
колчан.
     - Ну что, идем? - иронично взглянул он на Макобера.
     -  Почему нет? - вернул ему взгляд мессариец.  -  Думаешь,  я тебе дичь
спугну? Так давай разойдемся в разные стороны. Кто меньше принесет - тому  и
котелок мыть!
     Фыркнув, лунный эльф повернулся и, не говоря ни слова, двинулся к лесу,
а Макобер, не удержавшись, в сердцах показал его спине язык. Спина  осталась
прямой, гордой и совершенно равнодушной к подобному проявлению неуважения.
     Пожав плечами,  Макобер снял с  плеча лук  и, стараясь шуметь как можно
меньше, направился в противоположную сторону.
     Теперь-то он  просто обязан принести добычи  больше,  чем этот спесивый
лунный эльф. Не удивительно, что их мало кто любит. Нет, вы подумайте: это с
ним-то  не хотят вместе  охотиться! С ним, который даже в дом Фардуха входил
так, что ни один призрак не шевельнулся!
     Деревья  сомкнулись за его спиной.  Остановившись, мессариец  дождался,
пока птицы возобновят свои оживленные споры...
     И  удивленно застыл:  далеко  впереди меланхолично объедало развесистый
зеленый  куст  большое неторопливое  животное, подозрительно смахивающее  на
сайгака.
     Только какие здесь, Великий Ч'варта, могут быть сайгаки?! Степи-то боги
весть где, а сайгак - не грач, чтобы по весне отправляться в поисках пищи за
сотни миль от родных мест.
     Нет, на ужин, вообще-то и сайгак, конечно, сойдет, мы не привередливые.
А  заодно  можно  будет рассказать Терри, как он не поленился дойти до самых
степей, чтобы...
     "Сайгак" повел ушами, точно прислушиваясь к голодным мыслям мессарийца.
Неужели учуял?!
     Макобер нерешительно поднял  лук,  однако стрелять не стал. Далековато,
спугнуть  можно,  а  вот  попасть...  Тоже, наверно, можно,  но  если  удача
отвернется, обижаться будет не на кого.
     Держа  стрелу  на тетиве,  мессариец осторожно  сделал несколько  шагов
вперед.
     Зверь демонстративно  повернулся к  нему  спиной и, насмешливо фыркнув,
отошел подальше.
     Макобер застыл. "Сайгак" принялся мирно пощипывать травку.
     Затаив дыхание, Макобер возобновил свои  попытки  приблизиться. Даже не
оборачиваясь, животное брезгливо побрело прочь.
     Через  пять  минут  мессариец  был уверен,  что  зверь над  ним  просто
издевается. Может  попробовать приманить,  если уж  он  такой весь  из  себя
разумный?
     - Сайга, сайга! - нерешительно позвал он.
     "Сайгак" остановился и возмущенно повернул голову.
     - Сам!
     Мессариец чуть не подпрыгнул от неожиданности. Точно,  померещилось. От
голода, не иначе.
     - Сайга, сайга! - Макобер постарался изобразить теплоту  и  домовитость
хозяйки, сзывающей по вечеру своих кур.  В его  голосе звучало невысказанное
обещание невиданной ласки и заботы, но зверь лишь раздраженно ударил в землю
копытом:
     - Сам сайгак!
     Второй раз ослышаться было невозможно.
     Кажется, он сошел с  ума. Ни с  того, ни с  сего. Но, говорят, рано или
поздно это со многими случается.
     Опустив лук, Макобер недоуменно уставился на "сайгака". Тот ответил ему
полной взаимностью.
     - А разве животные разговаривают? - ошалело поинтересовался мессариец.
     Эх,  видела  бы меня сейчас  Бэх, подумал  он. Уложила  бы  в кроватку,
холодный компресс на  лоб, колыбельную бы спела. А утром я  бы проснулся - и
никаких...
     -  Сам животное! Если ты всего на двух ногах  ходишь, как калека, а  по
ночам мерзнешь без собственной шкуры, думаешь, тебе все можно? Не угадал!
     Макобер обреченно опустился на траву.  Теперь-то уж ему  точно никто не
поверит. Он бы и сам себе...
     - А ты  не  против, -  кажется, ему пришла в голову гениальная идея,  -
если я кого-нибудь из своих друзей позову?
     - Это еще зачем? - подозрительно проворчал "сайгак".
     - Да как зачем! -  впервые с начала разговора Макобер почувствовал себя
в  своей  стихии.   -  Чтобы  познакомиться  с  таким  замечательным,  таким
великолепным...
     Зверь гордо выпрямился.
     - Так уж и быть - зови.
     - Бэх! - заорал мессариец что было сил. - Бэх! Беги скорее сюда!
     Эх, эх, эх... Гулко отразившись от скалы, крик прилетел обратно.
     А   вслед  за  ним  послышался  еще  один  звук,  заставивший  Макобера
похолодеть. Рев набирающего силу камнепада.






     Большинство  из тех,  кому доводилось  в последние годы  встречаться  с
Эрсином  тен  Исиндиосом,  не сомневались,  что перед ними  древний  старец,
помнящий еще первые дни Творения.
     Им и в голову не приходило, что  родители иерарха не только  живы, но и
вполне здоровы - им лишь недавно перевалило за шестьдесят.
     Более  того, никто не подозревал, что  встречи родителей с возлюбленным
чадом происходят весьма регулярно: как бы  ни душили дела, раз в полторы-две
недели  Исиндиос  обязательно находил  время посетить  небольшой особняк  на
окраине  Альдомира. Официально  дом принадлежал  Ордену Пурпурной  Стрелы, и
визиты иерарха не удивляли никого, включая  тех, кто по  долгу службы должен
был приглядывать за его передвижениями по городу.
     Занеся  паланкин   во  двор,  слуги,  привыкшие,  что   Исиндиос  часто
встречается  с  людьми,  которых   посторонним  лучше  не  видеть,  поспешно
удалялись.
     Однако  здесь  предосторожности  были  вызваны  совсем  иным:  стройный
мужчина лет тридцати, энергично выпрыгивающий из носилок и обнимающий отца с
матерью,  ничем не  напоминал разбитого подагрой старца, час назад с  трудом
забиравшегося в эти самые носилки при помощи трех дюжих молодцев, специально
для этого и состоящих при его особе.
     На  этот  раз  Эрсин  не видел  родителей  целых три  недели и с  таким
удовольствием  опустошал внушительных размеров  блюдо с жареными траспенами,
что  матери стало казаться, будто  ее сын  так ничего и не  ел со дня своего
прошлого визита. Кувшин с нежным  майонтским вином, считавшимся в этих краях
диковинкой, пустел на глазах, однако иерарх  даже не замечал  этого, болтая,
как попугай, с чьей клетки сдернули поутру покрывало.
     - ...В общем, вильнули хвостом - и поминай как звали.
     - Я так  и  не  понял,  Син,  почему  все же  Веденекос  их отпустил? -
задумчиво произнес отец.
     Иерарх насторожился. Отец ничего  не  спрашивал просто так,  а Эрсин не
считал себя бестолковым рассказчиком.
     - Когда Стеарис удосужился его разбудить, - медленно проговорил жрец, -
было уже поздно. Талисса выбралась из монастыря.
     - Так-так, - затянувшись,  его собеседник на мгновение окутался клубами
ароматного дыма сушеных листьев аранги. - А потом?
     -  Думаю, что не захотел еще  больше топить Стеариса. Веденекос и перед
синклитом  постарался  представить  все  так,  словно  настоятелю просто  не
повезло.
     - Отлично, - отец надолго увлекся раскуриванием трубки, точно беседа не
представляла для него ни малейшего интереса. Сын  терпеливо ждал. - А  разве
храм не строился в Единстве со своим настоятелем?
     Эрсин мысленно подмигнул отцу: роскошь, которую в реальности он никогда
бы себе не позволил.
     - Конечно, папа. Как я понял,  все дело в том, что Стеариса  совершенно
парализовало присутствие в обители иерарха Ордена.
     -  Неужели  настолько?  -  удивился  отец.  -  Карьера,  конечно,  дело
хорошее... Как-то  все одно  к  одному получается. Веденекос,  оказавшийся в
подчиненном тебе храме именно в то время, когда этот, как его...
     - Граф Беральд, папа, - подсказал Эрсин.
     -  Да, точно.  Именно тогда, когда Беральд попал в плен.  Настоятель, у
которого  все  валится  из  рук в присутствии иерарха.  Талисса,  надумавшая
заглянуть на огонек ровно в тот день, когда все еще можно было изменить.
     - Ты хочешь сказать, что здесь не просто стечение обстоятельств?
     - Я размышляю, сынок, - отец выпустил несколько  безупречных колец дыма
и рассеянно проводил их взглядом. - Не слишком ли много совпадений?
     - Что ты имеешь в виду, папа? - убедившись, что стоящее перед ним блюдо
опустело,  Эрсин с  грустью  вытер рот  лежащей  на коленях салфеткой. - Что
Веденекос  сам все это  подстроил? Да такое даже  Ворону не под силу, прости
Господи!
     - Веденекос умеет управлять событиями не хуже тебя, - отрезал отец. - И
для  этого не  надо  быть  богом.  Даже  мне очевидно, что  эта талисса  ему
зачем-то нужна. Зачем - вот вопрос.
     - Нужна?.. Да, все, спасибо,  мама,  - иерарх подождал,  пока они вновь
останутся одни. - Быть может. И все же я не думаю, что все было подстроено.
     - Эрсин, а  ты вообще  знаешь,  чем  занимается  этот  твой  Веденекос?
Например, сейчас?
     - Ну, знать об этом может только Ворон. Он же иерарх, папа, а не служка
в  столичном храме.  Однако я предполагаю, что Савернос  не зря предложил на
синклите  немного  разгрузить  его. Веденекос  предупредил меня,  что  хочет
понаблюдать за талиссой, - не думаю,  что он лгал. И вообще, я рассказал про
эту историю, исключительно чтобы  развлечь тебя. В любом случае Беральда уже
нет в живых, а Стеарис может увидеть себя настоятелем разве что во сне.
     - А-а-а,  ну тогда вопросов нет! - и отец с легкостью перевел  разговор
на другую тему.
     Однако на  обратной  дороге  Веденекос упорно  не  шел  у Исиндиоса  из
головы. Не  друг и не  соперник,  деятельный иерарх был ему,  пожалуй,  даже
симпатичен. Опять же наблюдение  быстро обнаружил  и даже попробовал нанести
ответный удар: смело, хотя и несколько безрассудно.
     И все же отец  явно на  что-то  намекал. А к его  словам  Эрсин  привык
прислушиваться еще с детства...



     - Эй, подожди секундочку!  Я сейчас!  - Макобер  прокричал  это  уже на
бегу.
     Представшее перед ним зрелище было не для слабонервных.
     Талисса застыла, как на  знаменитой  альдомирской мозаике,  зачарованно
глядя куда-то вверх. Послушно  переведя взгляд повыше, мессариец увидел, что
над  головами  друзей  полощется  нечто  вроде  широкого  ватного  одеяла, и
искренне поразился, какого Айригаля Айвен сотворил его в этот, прямо скажем,
не слишком солнечный день.
     И запоздало сообразил, что Айвена с ними больше нет.
     А еще выше по скале стекало темное облако камнепада, и скрыться от него
талисса явно не успевала.
     - Бегите же! - Терри тоже вынырнул из леса, готовый кинуться друзьям на
помощь.
     Только вряд ли он мог им чем-то помочь.
     Бежать было уже бесполезно.
     Мессариец зажмурился, желая лишь одного: чтобы камни убрались восвояси,
туда, откуда пришли.
     Макобер  ждал,  что  вот-вот  они  обрушатся на землю...  И, так  и  не
дождавшись, осторожно приоткрыл глаза.
     -  Ч'варта  всемогущий! - единственное,  что смог  вымолвить он, когда,
едва коснувшись "одеяла", камни и пыль и в самом деле повернули назад.
     Макобер  обессилено  опустился  на  землю.  Двух чудес  для  одного дня
определенно было многовато.
     "Теперь мне уж точно никто не поверит", - обреченно подумал он.  Именно
это почему-то казалось сейчас самым важным.
     И, вероятно, для  того, чтобы окончательно  доконать  его, из-за  скалы
выехал симпатичный  мужичок  лет  пятидесяти,  бодро  бивший пятками в  бока
послушного  серого  ослика.  Дюжина колокольчиков на его  затейливой  упряже
вызванивала необычайно  противный и  навязчивый выше всякой меры мотив, а на
физиономии  незнакомца  читалась  такая  радость,  будто  встретить  хорошую
компанию  именно в  этом месте  и  именно в это  время было голубой  мечтой,
которую он лелеял с раннего детства.
     Макобер оторопело покрутил  головой. Мужичок пришелся бы весьма к месту
где-нибудь  в центре  Маркуса в базарный день.  Но  на  пустынной дороге, на
которой  за  последние  дни  им  не встретилось ни  единой  живой  души,  он
смотрелся весьма странно, чтобы не сказать подозрительно.  И было совершенно
непонятно, как он рискнул отправиться в путь  и без  меча, и,  скорее всего,
без припасов: к седлу  была приторочена весьма  скромных  размеров  дорожная
сумка, в которую разве что одеяло и могло поместиться.
     Не иначе как услышав мысли Макобера, незнакомец, не переставая сиять от
радости, поднял  голову, убедился, что камнепад  отправился обратно по своим
делам,  и  тихо   свистнул.  Аккуратно  свернувшись,  одеяло  устремилось  в
седельную сумку и даже не побрезговало ее застегнуть.
     Мессариец так и  не понял, как ему это удалось. "Я сошел с ума! Никаких
сомнений, - печально подумал он. - Неужели отныне и до конца жизни мне так и
будут мерещиться то ослы, то сайгаки...".
     Тем  временем   ослик   подтрусил   ближе  и  остановился,  внимательно
рассматривая ошарашенную талиссу.
     Все молчали. Даже Лентал, казалось, все еще не мог прийти  в себя после
столь неожиданного спасения.
     "Боги, какие невежи, - отметил про себя Макобер, подходя поближе.  - Ни
слова, точно так и надо! Эх, был бы Айвен..."
     И, недолго думая, выпалил первое, что пришло ему в голову:
     - Как мелодично звенят эти колокольчики!
     Мужичок нахмурился.
     -  Вы думаете?  Мало  того,  что  мне  второй день  приходится  терпеть
общество  этой  скотины, так она мне еще  заявила, что порядочный магический
осел непременно должен заранее оповещать окружающих о  своем появлении. Я их
уже слышать не могу!
     И  в самом деле: хотя  ослик давно остановился, колокольчики продолжали
вызванивать все тот же назойливый мотив.
     Мессариец  непроизвольно принялся  было  насвистывать  его, но  вовремя
оборвал  себя.  Пошевелив ушами,  мужичок подарил  ему весьма подозрительный
взгляд.
     - А ваш  осел и вправду волшебный? - постепенно к Макоберу возвращалась
его обычная любознательность.  - А что  он умеет? И как его зовут? Можно его
погладить? А, кстати, откуда вы? И это было ваше одеяло?
     Мужичок  прикрыл  глаза,   терпеливо  дожидаясь,  пока  град   вопросов
иссякнет.
     - Да. Все. Мимбо. Можно. Издалека. Да.
     От наслаждения мессариец даже зажмурился.  Кажется, он наконец-то нашел
достойного собеседника.
     - Мессир позволит поблагодарить его за наше спасение?
     Мэтт недовольно покосился на выступившего вперед Лентала, но сдержался.
Негоже паладину говорить от  имени талиссы, ох, негоже. Однако сам гном пока
еще не способен был произнести ни слова. Вот был бы здесь Айвен...
     Незнакомец  торжественно  поклонился. На  мгновение  задержал взгляд на
лице паладина.
     - Пустяки, сущая безделица.
     -  Не  сказал  бы,  -  мрачно  обронил  подошедший  к   друзьям  Терри.
Воображение у лунного эльфа было не  хуже, чем  у мессарийца, и Терри вполне
успел в красках  представить себе, что  может натворить  даже дюжина камней,
идущая с такой высоты.
     - Как скажете, - не  стал спорить  мужичок. - С благодарностью принимаю
вашу благодарность. И если так, у вас есть шанс отплатить мне взаимностью.
     - Почтем за честь. И как же, если не секрет? - глаза Терри сузились.
     Мэтт  подумал, что если бы  ему задали вопрос таким голосом,  он бы уже
изо всех сил пришпоривал своего ослика, мечтая оказаться подальше. Хотя бы в
Маркусе, но лучше даже в Мессаре.
     Однако мужичок и глазом не моргнул:
     - Взяв меня с собой на поиски входа в Лайгаш.
     - Вот  уж  что называется "не  терять  даром  времени",  -  с уважением
пробормотал Макобер.
     Зря все-таки Терри с ним так. Если он действительно спас их всех...
     - Куда-куда,  простите  за  любопытство? - переспросил Лентал,  точно и
правда не дослышал название места, в которое мужичку не терпелось попасть.
     -  В Лайгаш. Ну  уж вы-то, святой  паладин, не думаете,  что я оказался
здесь случайно? -  счастливое выражение постепенно покидало лицо незнакомца,
уступая место обиженному недоумению.
     -  Все  в этом мире  происходит  по  воле богов, -  Лентал благочестиво
склонил  голову, отметив про себя,  что  мужичонка им  попался  на  редкость
осведомленный. - До тех пор, пока люди не решают им немного помочь.
     Незнакомец  явно  не  ожидал  от жреца  подобного  ответа.  Он  оглядел
паладина еще более внимательно, чем раньше, и картинно хлопнул себя по лбу:
     - Да простит меня святой паладин, но я так и не представился. Баураст.
     "А этот  мужичок  не так  прост, -  Бэх  предпочла  пока понаблюдать за
разговором со стороны. - Ни оружия,  ни  доспеха -  наверняка  маг.  А  маг,
который  в силах остановить камнепад  и после этого  выглядеть,  точно  пять
минут назад снегом растерся... Да, похоже, не взять его с собой будет ой как
не  легко. Не говоря уже о том, что если бы не он, продолжить путь смогли бы
только Мак и Терри. Если, конечно, рискнули бы отправиться в Лайгаш вдвоем".
     Тем временем Терри уже представлял талиссу, с любопытством окружившую и
ослика,  и его необычного седока. Баураст вежливо раскланивался,  однако Бэх
заметила,  что глаза его внимательно оценивают каждого. И,  кажется, в итоге
маг остался доволен увиденным.
     - Боги,  как же я забыл,  - подпрыгнул  вдруг  Макобер. - Совсем голова
дырявая! Знаете, кого я только что встретил?!
     - Ты  имеешь в виду еще кого-то, - уточнил  гном,  давая понять, что  и
одной подобной встречи ему за глаза хватит.
     - Сейчас сами  увидите! Сайга, сай...  -  громко  крикнул  мессариец  и
опасливо покосился на скалу.
     -  Проверяешь, не осталось ли там чего? - с  пониманием поинтересовался
Мэтт. - Может, завтра, а?
     Не слушая его, Макобер кинулся к опушке леса.
     Никого.
     -  Ушел, -  мессариец  печально поплелся  обратно. - Не дождался меня и
ушел.
     - А кто там, собственно, был? - не удержался Торрер.
     - Сайгак говорящий, вот кто!
     Друзья с сочувствием посмотрели на мессарийца.
     - Контузило, - шепнул гном  в самое ухо Бэх. - Может,  камешек  какой в
сторону отлетел, а мы и не заметили. Вылечишь?
     - Попробую, - девушка неуверенно пожала плечами. - Мак, а больше ты там
никого не видел?
     - Нет,  - коротко ответил  мессариец,  глядя на  всех  честными  серыми
глазами.
     - Ну и слава Темесу,  - обрадовалась жрица.  -  С одним сайгаком  я еще
худо-бедно справлюсь, а вот стадо, боюсь, было бы мне не по плечу.
     -  Не верите, -  в голосе Макобера  сквозила  неприкрытая обида.  -  Ну
почему вы мне не верите? Вру - верите. А как правду говорю...
     И он отвернулся в сторону.
     -  Простите,  уважаемый,  нас  здесь  перебили,  -  Торрер  невозмутимо
повернулся к чародею, - а почему, собственно, вы так уверены, что мы возьмем
вас с собой в Лайгаш?
     Мэтт от души наступил эльфу на ногу, но было поздно.
     -  Значит, вы  больше не отрицаете,  что  направляетесь именно туда?  -
улыбка  на лице Баураста засияла вновь,  точно  никуда и не уходила. - Вот и
чудненько, вот и славненько.
     - Допустим, - Торрер  понял, что допустил промах, - но  вы-то здесь при
чем?
     -  Мне  почему-то  казалось, что  вы хотите вернуться оттуда живыми,  -
словно невзначай проронил Баураст. - Но если я ошибаюсь...
     И  он сделал движение, якобы намереваясь развернуть  ослика  в обратную
сторону.
     - Допустим, - гнул свою линию Торрер. - И что из этого?
     - Только то, что вы знаете, как туда войти, а я знаю, как оттуда выйти!
     Несколько мгновений все обдумывали его слова.
     - И вы можете это доказать? - спросил наконец Терри.
     - Могу, - чистосердечно признался чародей. -  Мое  доказательство будет
самым весомым из всех возможных. Я отправлюсь туда с вами.
     - Мы тронуты подобным доверием,  - холодно произнес  Терри, - но все же
хотели бы посовещаться друг с другом, прежде чем принять ваше предложение.
     Друзья отошли в сторону.
     - По-моему, он может быть нам полезен, - Мэтт неожиданно оказался "за".
- По крайней мере, один раз он нашу жизнь точно спас. А поскольку кое-кто не
в меру  активный продолжает свой путь вместе с нами, то, боюсь, нам придется
еще не раз прибегнуть к его услугам.
     - Ну, если кое-кто не в меру пассивный не возражает, то и я не против!
     Насвистывая привязавшуюся мелодию, Макобер не отводил взгляда от гнома.
Однако   тот  счел,  что  продолжать  перепалку   ниже  его  достоинства,  и
демонстративно промолчал.
     - Конечно, -  с горечью  заявил  Торрер. - Зовите, всех зовите! А  что,
можно  и  с ослом  его поделиться,  чего  уж  там!  Хоть  каждый колокольчик
позолотим! Я просто  умираю от вашей щедрости: как кого по  пути  встретите,
так сразу: "Позвольте пригласить вас прогуляться за сокровищами!". А они все
к нам прямо так и слетаются, словно пчелы на...
     Наткнувшись на взгляд Лентала, эльф осекся и растерянно умолк.
     - Помнится, не  так давно  Айвен уверял, что всех сокровищ  нам так или
иначе не унести,  -  припомнил гном.  -  А  вот  тела  наши  Макоберу сейчас
пришлось бы вдвоем с Терри хоронить. Так хоть будет кому подсобить  в случае
чего.
     -  И мага  у  нас  больше  нет,  -  с трудом заставил  себя  выговорить
мессариец.
     -  Странный  он все же  какой-то,  -  Бэх почувствовала, что остается в
меньшинстве. - Давайте хоть спросим, зачем  его самого-то туда несет. Сильно
подозреваю, что не в деньгах дело.
     Ко всеобщему удивлению Баураст и не скрывал своей цели:
     - Да есть  там одна вещица. Правда, ее  еще найти  надо, но это уже мои
проблемы.
     - Одна вещица? - на всякий случай повторил гном.
     -  Одна, одна,  - улыбнулся Баураст.  -  А  все прочее можете  спокойно
забирать себе. И если кого интересует, тут неподалеку, за ущельем, есть один
весьма  уютный гротец. Ручеек рядом, место спокойное - все, как  положено. А
то тут...
     И он красноречиво развел руками.
     - Ну что, решили? - Терри обвел друзей взглядом.
     -  Значит,  договорились?  - Баураст похлопал ослика  по шее,  и тот  с
готовностью развернулся в обратную сторону.
     - Значит, договорились, - повторил за ним Мэтт, вложив в эту  фразу всю
свою надежду на  то, что чародей действительно ограничится одной штуковиной,
которая ему нужна.
     И вряд  ли это  будет  алмаз величиной  с  его  голову.  Скорее  всего,
какой-нибудь  магический артефакт,  без  которого  они прекрасно  переживут.
Особенно теперь. Эх, Айвен, Айвен...
     Стараясь  не  обращать  внимания  на  занудный  перезвон колокольчиков,
талисса неторопливо двинулась вслед за Баурастом.
     Последним  шел  Лентал.  Обернувшись,  Бэх  увидела,  что  временами он
задумчиво покачивает головой, словно ведя с самим собой  нелегкий внутренний
диалог.
     Кажется, ему тоже не слишком пришлось по душе внезапное появление мага.
Хотя и  Торрер  по-своему  прав:  сам Лентал  присоединился  к ним не  менее
неожиданно.
     Девушка незаметно замедлила шаг.
     -  Святой паладин,  - она  слегка улыбнулась, -  а почему ты никогда не
рассказываешь  о своем  земном  пути?  Ведь  чтобы  получить  столь  высокое
признание богини... Одним словом, ты же наверняка побывал в куче переделок.
     - Наверняка... - Лентал улыбнулся в ответ.  - Но если серьезно, я же не
главный иерарх Ордена. И не сама Ашшарат.
     -  Ну, в  этом есть свои плюсы, - Бэх  так  внимательно изучала деревья
справа от дороги, что Лентал невольно  проследил за ее взглядом. Деревья как
деревья, ничего особенного. - А все-таки?
     - Боюсь, мои истории  окажутся не  слишком  занимательными.  И вряд  ли
помогут  тебе  скоротать  путь,  - паладин рассеянно  поддел  мыском  сапога
попавшуюся на пути шишку. - Ну что может быть поэтичного, скажем, в эпидемии
чумы? Или в помощи голодным детям в трущобах Трумарита?
     - Угу, так я и поверила, что паладины лишь тем и занимаются, что кормят
грудью  всех  сирых  и убогих,  -  не  отступала Бэх.  -  А  мечом,  по всей
видимости, мух от них отгоняют.
     Лентал усмехнулся.
     - Почему обязательно паладины? Ашшарат не первый  раз удостаивает  меня
такой чести,  но  в остальное время... А меч - меч тоже в дороге  лишним  не
бывает. Лихие люди, дровосеки опять же...
     - Не хочешь говорить - не  надо, - обиженно вздернула подбородок Бэх. -
Только нечего из меня дурочку делать. Торреру свои сказки рассказывай!
     - Кстати, о Торрере, - Лентал был рад возможности сменить тему, - никак
не  пойму,  что  вы все к  нему привязались?  Я бы на его  месте  и часа  не
выдержал  с  этими  вашими  шуточками-прибауточками.  Ну,  буквально  каждый
подколоть старается.  Отличный  деревенский паренек, даром что  эльф, мечами
орудует за троих, сам видел. Что плохого-то?
     -  А  что  это  ты вдруг Торрера  кинулся защищать?  - удивилась Бэх. -
Думаешь, он тебя поблагодарит за это? Да  ничего подобного! Он и так уверен,
что он - самый распрекрасный-замечательный из всех живущих в мире эльфов!
     - И много эльфов ты видела, чтобы быть уверенной в обратном? - вопросом
на вопрос ответил Лентал. - Если двоих, из которых один - лунный, то, может,
Торрер и не далек от истины. Да такого воина где хочешь с руками оторвут!
     Бэх хотела было возразить, но вместо этого рассмеялась.
     - Слушай, и  умеешь  же  ты  зубы  заговаривать! Если  мне не  изменяет
память, две минуты  назад мы говорили совершенно даже не о твоем ненаглядном
Торрере, а совсем о другом, хотя и не менее могутном воине.
     -  А что о нем говорить, - удивленно  поднял  брови Лентал, - если этот
другой что в бою, что не в бою всегда имеет поддержку  своей богини? Которой
лишен ... ну, скажем, тот же Торрер.
     Бэх  возмущенно сжала кулачки, покраснела и  попыталась  взять  себя  в
руки.  Но  понимая,  что  ей  это  сейчас вряд ли  удастся, ускорила  шаг  и
присоединилась к остальным.
     Дорога тяжело вскарабкалась на  холм, который, пожалуй, уже можно  было
назвать  скорее  горой,  и перед талиссой открылось широкое, уходящее далеко
вниз, затянутое туманом ущелье.
     Переброшенный через него мост неожиданно  оказался удивительно изящным.
Каменная вязь перил  и перекрытий была настолько воздушной и  так продуманно
вписывалась  в  пейзаж, словно  составляла  единое  целое  с обеими  горами,
которые соединяла.
     Мэтт даже замер от изумления:
     - Да прихлопни меня Крондорн, если это не наша работа!
     - Гномам-то  что  тут было делать? -  не поверил  Торрер.  -  Слышал  я
как-то, сколько вы берете... Я еще понимаю, на дворец потратиться или на тот
же мост,  но в  столице.  А здесь? На глухой дороге, в  стороне от  всего  и
всех...
     - Хочешь сказать, что я не узнаю руку гномов? - набычился Мэтт.
     -  Мэтти,  давай  с  другой  стороны,  -  мгновенно  встал  между  ними
мессариец. - А зачем бы твои сородичи могли возвести здесь этот мост?
     -  Всяко  бывает,  -  раздумчиво  произнес  гном.  -  Крепостица  какая
неподалеку была,  где  правитель любил останавливаться,  - вот  и решил свой
взор  потешить. Мосту-то  не  один год,  сам видишь.  Или, к примеру, купцов
надумали приманить - надо же своим богатством пыль в глаза пустить. Дескать,
если даже мосты у нас такие...
     Подобрав камешек, Макобер подкинул его на руке и отправил в ущелье.
     - Один, два... десять... двенадцать... двадцать... тридцать...
     Мессариец растерянно  посмотрел на  остальных. Никто из них не  слышал,
чтобы камень достиг дна. Может, конечно, на мох упал...
     - Ничего себе пропасть... Ну что, перебираемся?
     И пока  Баураст спешивался  и брал  ослика  под уздцы, мессариец первым
подбежал к мосту и осторожно потопал по нему ногой.
     - Да, на века сложено...
     - Знамо дело,  гномы  иначе не строят! - Мэтт гордо окинул взглядом все
сооружение, точно здесь была частица и его собственного труда.
     - Знамо дело, - охотно польстил ему мессариец.
     Один  за  другим  друзья  вступили  на  мост. Древнее строение  даже не
шелохнулось.
     -  Или,  скажем, путь при случае  разорвать  хотели,  -  Мэтт  все  еще
продолжал размышлять над вопросом мессарийца. - Да так,  чтобы до поры никто
ничего не заподозрил.
     - Путь разорвать? - заинтересовался Макобер. - А в чем тут хитрость-то?
     - Хитрость невелика, да ты поди о ней догадайся!  - ухмыльнулся Мэтт. -
На самом деле  все просто. Оставляют в нескольких местах небольшие  полости,
закладывают туда смесь толченого кревиса с майронгом...
     -  И  что? - мудреные  слова не  говорили мессарийцу ровным счетом ни о
чем.
     - Потом чародея зовут, знамо дело. Так что в нужный момент достаточного
одного заветного слова...
     -  Бегите! -  громкий крик Лентала многократно  отразился  эхом от стен
ущелья.
     Но паладин опоздал.
     Расколовшись  от оглушительных взрывов  сразу в нескольких местах, мост
рухнул в пропасть, увлекая их за собой.






     Человек  медленно приоткрыл  глаза,  надеясь,  что дурной сон  послушно
рассеется.
     Темнота.
     Он осторожно ощупал ложе.
     Все тот же жесткий топчан.
     Спустив  ноги на пол, он  вытянул руки  перед собой и сделал  несколько
шагов.
     Пальцы наткнулись на холодный, безучастный камень.
     Где-то здесь  должна быть свеча. Нащупав лужицу воска с застывшим в ней
фитильком, он понял, что остался без света.
     Придется с этим смириться, огнива все равно нет.
     Позади раздалось покашливание, скрипнула  дверь и по глазам ударил свет
от факела,  поднятого над  головой  худого  сгорбленного старика, одетого  в
потертый серо-стальной плащ.
     Человек вздрогнул.
     - Хозяин просит вас пожаловать к нему в кабинет.
     Он ожидал,  что голос старика окажется противным и  скрипучим, но  тот,
напротив, был на удивление ясным и сильным.
     Слуга? Тюремщик? И если слуга, то чей?
     Вопросы толпились в голове, и каждый  спешил  вырваться  наружу первым.
Кто  он? Что он здесь  делает? И что, во имя всех  богов, напоминают ему эти
серо-стальные одеяния?
     Человек попытался улыбнуться, но распухшие губы не слушались. Просит...
Как будто он может отказаться.
     - Ваша одежда, мессир.
     Мессир... Не  "милорд", не "господин барон", не "мэтр", не "монсеньер".
Хоть бы одну зацепку...
     Старик сделал  шаг в сторону, и в  комнатку, старательно отводя взгляд,
протиснулась смущенная миловидная девица.  Оставив на топчане стопку одежды,
она поторопилась выскочить наружу, словно он был драконом или людоедом.
     Ладно, разберемся.
     Человек  оделся.  Куртка,   штаны,   невысокие  сапожки.  Все  обычное,
безликое, такое же, как и это равнодушное "мессир".
     На всякий случай он сунул руки в карманы. Пусто.
     И все же  он почувствовал  себя увереннее. Тошнота  временно отступила,
затаилась где-то глубоко внутри.
     Он помнил,  что совсем недавно был на  грани безумия. Но сейчас это и в
самом деле представлялось ему лишь дурным сном.
     - Следуйте за мной, мессир.
     Старик  повернулся  к  нему  спиной и,  не  оборачиваясь,  двинулся  по
коридору. Значит, его даже не боятся.
     Подавив в  себе сильное желание тут же,  немедленно, доказать,  что его
тюремщикам  следовало бы вести себя поосторожнее, он  побрел следом.  Потом,
преодолевая боль в каждом мускуле, заставил себя распрямиться.
     Широкая  деревянная лестница,  покрытая  дорогим антронским ковром. Еще
один коридор. И ни единого окна. Только двери. Одна, вторая, третья...
     Где он - в башне? В подземелье?
     Постучав  в  одну из дверей, старик  широко  распахнул ее, не дожидаясь
ответа, и сделал приглашающий жест:
     - Прошу вас, мессир.
     Наверно, все же слуга. Для тюремщика слишком вежлив.
     Полутемную комнату освещало несколько  свечей.  Портьеры на окнах,  еще
один ковер на полу, выцветшие гобелены...
     Поморщившись от  незнакомого терпкого запаха, он  переступил порог.  Он
всегда  думал, что именно так  -  болью  и  безысходностью -  должна пахнуть
смерть. Смерть и старость.
     За спиной мягко прикрылась дверь. Ничего, выход есть всегда. Даже когда
положение кажется безвыходным.
     - Проходите, чувствуйте себя как дома.
     Из теней выступил хозяин кабинета. Юноша, немногим старше его самого. И
красив  так, как бывают красивы только сказочные принцы. Сказочная принцесса
упала бы в его объятия, не раздумывая и пяти секунд.
     Его нельзя было назвать высоким или низким, худым или полным. Ни то, ни
другое - золотая середина.  И  это  придавало юноше сходство со статуями тех
далеких   времен,   когда   портретное  сходство  почиталось  излишеством  и
святотатством.
     Просторное   темно-синее  одеяние,   скрепленное   на  плече  вытянутой
платиновой фибулой, мягко ниспадает почти до самого пола. На руках несколько
перстней, на шее палладиевая цепочка.
     Медальон жреца? Оберег мага?
     Человек  огляделся. Вся  обстановка  комнаты  состояла из  пары  мягких
кресел, одно из которых ему и предложили.
     Он принял приглашение.
     - Спрашивайте, - голос юноши был столь же мягок, как и его одеяние.
     Человек решил, что ему нечего терять.
     - Это вы лишили меня памяти?
     - Отнюдь.  Так уж устроен мир: покинув его,  мы не помним  своей земной
жизни.
     Юноша занял кресло напротив.
     Если забыть долгие часы отчаяния и боли, к нему даже можно проникнуться
симпатией.  Что-то наводило на  мысль, что он привык  даже не  приказывать -
повелевать. И это позволяет ему говорить спокойно и просто.
     -  Что?.. -  кресло  обволакивало,  расслабляло,  дарило столь желанный
покой,  что  человеку  с  трудом  удавалось  сосредоточиться.  - Впрочем, не
существенно. Скажите, способны ли вы вернуть мне память?
     -  Если  вы действительно этого желаете. Многие, поверьте, предпочитают
начать жизнь с чистого листа. Скажем так: я готов в любую минуту вернуть вам
те  умения,  которыми  вы обладали  в прежней  жизни,  - юноша  сочувственно
улыбнулся. - А память? Что в ней толку? Хотите  знать свое имя  - придумайте
себе  новое. Хотите вспомнить прошлое - дайте волю своей фантазии. Вы можете
стать внебрачным сыном Императора или даже одного из богов. Почему нет?
     - Означает ли это, что я больше не вернусь в мир?
     Теперь   человек   говорил,   осторожно  подбирая  слова.   Значительно
осторожнее,  чем  в начале. "Покинув  мир"...  Обмолвка  ему  однозначно  не
нравилась.  Уж  не  рассчитывает  ли  этот жрец или  чародей,  что он  так и
проведет остаток дней, пользуясь его гостеприимством?
     - Все зависит от вас, мой друг, исключительно от вас. Представьте себе,
что вы  оказались в месте, где  исполняются  все ваши самые смелые  желания.
Неужели вы никогда о таком не мечтали?
     - Не знаю. Не помню... - растерянно ответил он.
     Место, где исполняются все желания. Звучит неплохо... Знать бы еще, как
отсюда выбраться.
     И что пожелать,  если  он не помнит своего прошлого? Своих  стремлений,
своих надежд.
     - Верните мне память.
     Человек постарался произнести это твердо, но голос выдал  его сомнения.
В самом деле, так ли он уверен...
     - Извольте, - юноша казался разочарованным.
     И человек вспомнил.
     Когда  первая  волна  воспоминаний накатила,  едва  не  захлестнув  его
навсегда, тело задрожало, как в тяжелейшей малярийной лихорадке.
     Он вспомнил все, что  ему  довелось пережить. Свою жизнь и свою смерть,
свое имя и первую любовь, мать и отца, Слияние и талиссу.
     - Теперь  вы  знаете, кто вы. Знаете, как вы погибли. И вам решать, как
распорядиться этим знанием.
     Голова кружилась. Айвен едва мог усидеть в  кресле.  Казалось,  в виски
вкручивают скрипящие ржавые винты.
     - Сколько... Сколько дней меня нет с ними?
     - Немного, - хозяин  кабинета смотрел на  него  с явным  сочувствием. -
Всего дней пять.
     Айвен с  облегчением вздохнул.  Конечно, за  пять  дней может произойти
многое, но...
     - И мои желания по-прежнему исполняются?
     Юноша усмехнулся.
     - Разумеется.
     - Тогда я хочу знать, что сейчас с талиссой.
     Он не чувствовал ее. Это тревожило, пугало.
     Пустота. Словно ее больше нет.
     - И вновь я обязан спросить: уверены ли вы в своем желании?
     Как-то  раз, на безлюдном  постоялом дворе  неподалеку  от Докмара,  он
видел,  как кошка играет с только что пойманной мышью.  Отпустит -  и  ждет.
Мышь радостно пищит, кидается в угол... Не зная, что достаточно одного удара
лапой...
     - Да.
     Айвен посмотрел прямо в глаза незнакомцу. И пожалел об этом.
     В глазах юноши была Ночь. Вечная, безысходная Ночь.
     Айвену   приходилось  сражаться  с  нежитью,  со  вставшими  из   земли
мертвецами,  а  как-то  раз  даже  с чудовищами,  которым  и вовсе  не  было
названия, точно они пришли с той стороны Грани.
     Бывало страшно, действительно страшно:  тот, кто идет в бой без страха,
редко выходит из него живым.
     Но сейчас его охватил настоящий ужас.
     - Ваши друзья мертвы. Все до одного. Соболезную.
     Как просто.  Его цели,  мечты, желания. Его друзья. Мэтт, Бэх, Макобер.
Никого из них больше нет.
     -  Как это  произошло? - он сам не  узнал свой голос. - Покажите мне их
смерть.  Нет...  Пусть уж все сразу. Как если бы я был вместе с талиссой все
эти дни.
     И вновь это проклятое сочувствие!
     - Айвен... Впрочем, извольте.
     Они  думали о  нем, надеялись на него. И все же, если бы он был  рядом,
это ничего бы не изменило.
     - Давно?
     Как будто это имеет хоть какое-то значение.
     - Позавчера.
     Давно.
     - Теперь вы понимаете, почему я задавал все эти вопросы?..
     Юноша произнес это слишком грустно и мудро, чтобы можно  было поверить,
что он действительно молод.
     - Понимаю.
     Увиденное  лишило его  надежды. Высосало  душу,  как обайга  высасывает
кровь  своих  жертв. Но Айвен был далек от  того,  чтобы показать это своему
собеседнику.
     - Однако если вы - настоящий маг...
     А ты? Кто  ты? Айригаль?  Демон?  Вопросы так  и  рвались наружу. Но он
сдержал себя.
     - Даже маги не в силах вернуть жизнь павшим.
     - Зато они в силах повернуть время вспять. По крайней мере, некоторые.
     На  что  он  намекает?  По-прежнему  играет, как  кошка с  мышью? Айвен
чувствовал,  что  мечется  от  симпатии  к  ненависти,  от  благодарности  к
отвращению.
     - Кто вы? - не выдержал Айвен.
     -  Я тот,  кто  исполнит ваши мечты,  - просто, без  позерства  ответил
юноша. - Разве вы не  мечтаете, чтобы талисса осталась в  живых? Все в ваших
руках. Разве  вы  не грезили о  могуществе?  Причем, если так можно сказать,
досрочном, не в старости, не после долгих лет штудий. Я дам вам его.
     - А взамен?
     Похоже,  это  сделка,  обычная  сделка...  Из  тех,  в  которых  нельзя
отказаться ударить по рукам.
     - Мне нужны вы. Целиком. И абсолютно добровольно.
     - Разве я и  так  не  в вашей  власти?  -  единственное,  что  ему  еще
оставалось, это сарказм.
     - В моей власти? - внимательно взглянул на него юноша.  - В моей власти
вы  были, когда  лежали в могиле. Да и то,  как бы это поточнее  выразиться,
лишь телесно. Мне  же нужно куда больше. И поправьте  меня, если я ошибаюсь:
разве одно тело и одна душа - слишком большая плата за  пять тел и пять душ?
Или даже семь.
     Смотря чье тело и чья душа. Опытный воин  отнимает  жизни десятками,  и
все же отнюдь не готов  заплатить за  это даже своей  рукой, не говоря уже о
собственной жизни.
     - Я понимаю, что вам необходимо привыкнуть к  этой  мысли, - незнакомец
не  убеждал, не  уговаривал. Но и не сомневался в выборе Айвена. - К тому же
сейчас еще не время. Я верну вас к друзьям, дам Силу, чтобы их спасти. Вы же
оставите здесь ... ну, скажем,  залог.  Тот, который  не  позволит забыть  о
нашем договоре.
     Отдать  самого себя! Разве не от этого он бежал,  не  желая поступиться
даже частичкой своей души? Теперь ему предлагают пожертвовать ею целиком.
     - По  легендам, в таких случаях обычно спрашивают: а если я откажусь? -
Айвен отчаянно старался выиграть время.
     - Тогда исполнятся не все желания, - улыбнулся незнакомец. - Многие, но
не все. Вы же обретете полную свободу.
     Понятно. Талисса останется мертва. Вот и все.
     Ни угроз, ни разочарования. Он  будет  свободен! Разве ему всю жизнь не
твердили, что свобода - дороже всего  на свете?! И  не к ней ли он стремился
больше, чем к деньгам, могуществу, титулу, в конце концов?
     Полная свобода! Но  от  чего? От друзей? От  талиссы? Да  бывает ли она
вообще, эта самая полная свобода?
     Все,  кого он любит, уже  делают его несвободным.  Он  не  свободен  их
предать, не свободен жить, руководствуясь исключительно своими желаниями, не
свободен отправиться, куда глаза пожелают.
     Выбор? А разве у него есть выбор?
     Спасая друзей, он даже не получит права рассказать им об этом: из книги
будет вырвана одна страница и вклеена другая.
     И не он станет автором этих страниц...



     Пока  Баураст спешивался  и  брал  ослика под уздцы,  мессариец  первым
подбежал к мосту и осторожно потопал по нему ногой.
     - Да, на века сложено...
     - Знамо  дело, гномы иначе не  строят! - Мэтт гордо окинул взглядом все
сооружение, точно здесь была частица и его собственного труда.
     - Знамо дело, - охотно польстил ему мессариец.
     Один  за  другим  друзья  вступили на  мост. Древнее  строение  даже не
шелохнулось.
     - Смотрите! - прошептал вдруг Макобер. - Вон там, внизу!
     Перегнувшись  через  перила,   мессариец  указал  на  маленькую  черную
фигурку, едва проступающую из скрывавшего ущелье тумана.
     Оба эльфа застыли рядом с ним.
     - На чем-то ведь он стоит, - наконец проговорил Торрер. - Нет, не вижу.
То ли балкончик какой-то, то ли просто выступ.
     - Давайте мы его с той стороны рассмотрим, - слегка подтолкнула их Бэх.
- В таком месте достаточно одного хорошего колдуна...
     Но друзья так и не узнали, для чего его было бы достаточно.
     Расколовшись от оглушительных взрывов сразу в  нескольких местах,  мост
рухнул в пропасть, увлекая их за собой.
     Бэх  с  Ленталом  одновременно  схватились  за  медальоны.  Но  фигурка
оказалась проворнее.
     Яркий конус  света рванулся  от рук  незнакомца к противоположной стене
ущелья.  Едва   коснувшись   камня,  луч   разделился   на  десятки  тонких,
стремительно  переплетающихся  между собой нитей  и  превратился  в  подобие
гигантского сверкающего гамака.
     - Да этот парень настоящий бог! - восхищенно прошептал Макобер.
     Он  еще  не  успел  договорить, как  луч  принялся  быстро  втягиваться
обратно. И уже через секунду они  оказались на  небольшом  уступе  рядом  со
своим спасителем.
     Тот оставался неподвижным, и никто не заметил, когда  незнакомец  успел
спрятать  руки  в складки свободного  серо-стального  плаща. Черты его  лица
скрывались в тени низко надвинутого капюшона.
     - Я до конца так и не верил, что нам доведется встретиться вновь.
     Голос   казался   глухим  и   безжизненным,  словно   засохшее  дерево,
продолжающее  стонать на ветру среди  своих куда более счастливых собратьев.
Капюшон упал, открывая лицо.
     - Айвен! - ахнула Бэх, кидаясь ему на шею.
     Это действительно  был Айвен, - талисса чувствовала  это точно так  же,
как обычный человек чувствует, что он счастлив или голоден. Но...
     На  лице мага не отразилось ни  единой эмоции. Казалось, оно  ничуть не
изменилось и в то  же время  более всего  походило  сейчас  на застывший лик
потемневшей от времени статуи.
     За спиной Айвена виднелся черный, уходящий в глубь горы туннель.
     Бэх  испуганно  отстранилась.  Торрер,  вознамерившийся  было  дружески
похлопать по спине старого приятеля, так и застыл с поднятой рукой.
     Айвен же по-прежнему оставался неподвижен. Бэх с надеждой  взглянула на
Лентала, но тот только пожал плечами.
     Девушка опустила взгляд на изумрудный листок. Паладин  печально покачал
головой.
     - Думаете,  что  со мной теперь  делать?  - вместо  улыбки  лицо Айвена
исказила гримаса. - Ну, если вы уже все одно смирились с тем, что я мертв...
     - Что за глупости! - щеки Бэх порозовели. - Ты что, не рад нас видеть?!
     -  Что это  за  человек?  - не  отвечая на вопрос жрицы, Айвен  в  упор
разглядывал Баураста,  все еще  держащего Мимбо  под уздцы, словно они так и
рухнули в пропасть, не разлучаясь.
     - Баураст, - холодно  представился  чародей,  шокированный  столь явным
отсутствием хороших манер.
     - Он маг и обещал отвести нас... - счел своим долгом  добавить Макобер,
однако Айвен не дал ему договорить:
     - Маг? Иными словами, вы решили, что и без меня прекрасно обойдетесь?
     - Скажи еще, что он  уже  вошел в талиссу! - возмущенно  рявкнул Мэтт и
запоздало сообразил, что как раз про талиссу-то Баураст ничего и не знает. -
Какой демон тебя укусил?! Или по ту сторону Грани так портится характер?
     -  Портится, мой друг, еще как портится, - внезапно сник Айвен.  - Этот
человек обещал отвести вас в грот. Так идемте же.
     - Но...
     - Идем.
     Войдя  в  туннель, Айвен  взмахнул рукой,  и  талисса  оказалась  подле
останков моста по другую сторону ущелья.
     -  Я  знаю на  Двэлле всего  две-три дюжины чародеев, которым  под силу
подобные трюки, - пробормотал Баураст, но предусмотрительно не стал задавать
никаких вопросов.
     Терри взглянул на пирамидку.
     - Позвольте...
     Баураст  протянул  было руку к  "ключу",  но лунный эльф  ловко спрятал
пирамидку обратно в карман.
     - Нам туда, - уверенно показал он на восток от дороги.
     - Согласен,  - Баураст сделал вид, что не заметил бестактности Терри. -
По крайней мере, мой грот в той же стороне.
     - Бывают  же совпадения, - с подозрением взглянул на него лунный эльф и
уже собрался было что-то добавить, когда рядом возник возмущенный до глубины
души гном.
     - Ты хочешь сказать, что нам теперь придется тащиться прямо через лес?!
- Мэтт посмотрел  на Терри так выразительно, что лунный эльф готов был, если
бы это от него зависело, сам проложить  дорогу в нужном  направлении. - Если
Лайгаш - сокровищница, как-то же они туда все это свозили. Давай пройдем еще
немного, как шли, а потом...
     - Мэтти,  ну что  ты,  - укоризненно произнес  Макобер, беря гнома  под
руку.  -  Можно  подумать, что  ты  не гном,  а  карета о  трех  конях. Да и
поспокойнее там будет: на дороге мы как на ладони.
     Вспомнив  про  взорванный  мост, гном еще  немного поворчал  что-то про
"кустистое  зеленое  месиво",  к   которому   некоторые  питают   прямо-таки
противоестественную привязанность,  но в конце концов покорно зашагал  вслед
за лунным эльфом.
     Идя  рядом  с  Айвеном, Мэтт  то  и дело  украдкой посматривал на него,
пытаясь разобраться, что же на самом деле произошло. Если человек вернулся с
той стороны Грани, то либо какой-то некромант обратил его в нежить, либо...
     Здесь уже гному просто  не хватало воображения. Вспоминались  легенды о
великих героях былых времен, взятых богами в  свой круг  и  возвращенных  на
землю  столетия  спустя.  О  Магах  Мертвой  Руки  - легендарном  сообществе
колдунов-мертвецов,  которыми   пугали   детей  от  Иратака  до  Мессара.  О
таинственных Двойниках, умеющих принимать любой облик...
     Не то,  все  не то. Гном и узнавал своего  старого  друга, и не узнавал
его. То непонятные вспышки  злобы. То молчит, как сейчас, уставившись в одну
точку. И это лицо!
     Во  время  своих  странствий  гному  довелось  видеть древние  гробницы
нррахов  -  дикого  северного  племени  со  славным  прошлым  и  безысходным
настоящим.  Живя  в  пещерах  и  не  зная  ни  бронзы,  ни стали,  нррахи  с
неистовством  фанатиков без устали  поддерживали  постоянно горящий огонь  в
гигантских подземных залах с единственными остатками своего былого величия -
неподвластными времени мраморными саркофагами.
     Больше всего гному запомнилась могила одного  из вождей, чье  имя давно
уже  стерлось  из памяти даже его  потомков.  На гладком камне,  без единого
рисунка  и  без  единой  надписи,  лежала  палладиевая  погребальная  маска.
Застывшие, окаменевшие  черты  лица,  которых коснулась  смерть,  и  тусклые
глаза, перед которыми был уже иной мир.
     Неужели мага  поразило  какое-то  могущественное  проклятие? Но  почему
тогда он не  обращается к жрецам, почему не спешит  в святилище Ашшарат, чьи
служители  славятся умением снимать  даже самую изощренную порчу?  Почему бы
ему, наконец,  не поговорить с Ленталом,  который,  несомненно, не последний
человек в своем Ордене?
     Раньше  бы  гном дождался,  пока  они  останутся одни,  и  выложил  все
начистоту. А  теперь... Теперь спрашивать не хотелось  ни  о чем. Можно было
только надеяться, что со временем друг оттает, поделится своей болью.
     Со временем... Люди редко об этом задумываются, а вот для гномов вера в
целительную силу дней и годов так же естественна, как вера в Прародителя.
     Хотя некогда и  сам Мэтт  не верил, что о чем-то можно забыть. Но весна
приходила на  смену  зиме,  и воспоминание о  неприступных  стенах  Хорверка
становилось все более и более тусклым.
     Взрыв хохота заставил гнома вынырнуть из своих мыслей.
     Похоже, Макобер близился к финалу очередной бесконечной  истории, запас
которых  казался  совершенно  неистощимым.  Все  они,  как  правило,  плавно
перетекали одна  в другую,  были в изобилии  украшены  уводящими  на мили  в
сторону  лирическими  отступлениями  и  приправлены  туманными  интригующими
обещаниями типа: "А вот это я вам расскажу как-нибудь в другой раз".
     -  ...тихонечко  открываю  дверь  и  вхожу  в  дом того  самого типа  с
блошиного рынка. Там-то  он - великий  чародей,  хотя я, между  нами говоря,
всегда подозревал, что маг  из него, как из меня сборщик податей. Шарлатан -
он  и  есть  шарлатан.  Одного  не  пойму, как  он умудрился научить  своего
верблюда  каждую неделю подниматься в  воздух и делать круг  над  этим самым
рынком?! Но это уже отдельная история...
     Последовала весьма многозначительная пауза.
     - Правда, что ли? - обреченно поинтересовался Терри.
     -   То-то  и  оно!  Ладно,  раз  уж  заговорили...  -  и   мессариец  с
удовольствием окунулся в новое повествование.
     С каждой минутой талисса все больше удалялось от дороги и вскоре ничего
уже не напоминало о том, что в этих краях некогда бывали люди.
     -  Эй,  не  дуйся,  - Лентал положил  руку на плечо Бэх,  но та  только
возмущенно дернулась,  сбрасывая ее. - Если серьезно, то  я  просто  не имею
права рассказать тебе о тех приключениях, которые действительно интересны.
     - А я и не дуюсь, - сжав губы, ответила девушка.  - Не имею, знаешь ли,
такой привычки.
     - Прости, -  паладин собрался было  отойти в сторону, но помедлил.  - В
нашем Ордене очень жесткие клятвы, а мне не хотелось тебя обижать.
     - Значит, ты думал, что я не смогу этого  понять? - Бэх все  еще делала
вид,  что  сердится, но  на самом  деле  уже ругала себя за глупую обиду.  -
Думаешь, мы  в своем Ордене в игрушки играем? Да у нас,  если  хочешь знать,
тайн побольше, чем у твоей Ашшарат!
     - И Айригаля вместе взятых, - в тон ей продолжил Лентал.
     Не выдержав, девушка рассмеялась.
     - Значит, мир? - на всякий случай уточнил паладин.
     - Мир. Но ведь о том, о чем можно, ты мне расскажешь?
     - Без сомнений, миледи. Хотите - сейчас, хотите - вечером у костра.
     - Сейчас, конечно, тоже хочется, - честно призналась Бэх, - но лучше уж
вечером. Я очень люблю ночь. А ты?
     Паладин задумчиво кивнул.
     - Очень. Больше, чем...
     - Ашшарат и Айригаля вместе взятых? - невинно поинтересовалась девушка,
взглянув на него из-под полуопущенных ресниц.
     Лентал улыбнулся.
     - А можно я тоже задам тебе вопрос?
     -  Надеюсь, не про Торрера?  - добившись  своего, Бэх пришла в отличное
расположение духа,  однако упустить возможность подколоть паладина было выше
ее сил.
     -  Как ты догадалась?!  - сокрушенно всплеснул руками Лентал. -  Ладно,
если не хочешь про Торрера, расскажи про Айвена.
     - Про Айвена? - вздрогнула жрица.
     Лицо паладина мгновенно стало серьезным.
     - Вы уверены, что это действительно он?
     - В каком смысле? - удивилась Бэх. - Ты думаешь, это невозможно?
     -  Возможно,  но... В  общем,  всякое  бывает. Особенно, когда  человек
возвращается с той стороны Грани.
     -  Ты  знаешь,  - Бэх  замялась,  -  как  бы  тебе сказать... Все время
забываю, что ты не один из нас. В смысле, не из талиссы.
     Лентал терпеливо ждал, пока она продолжит.
     -  Понимаешь,  мы  чувствуем  друг друга. Когда Айвен погиб, я не могла
отделаться от ощущения, что  в  талиссе нас по-прежнему  шестеро.  И  теперь
понятно, почему.
     - Зато  мне  ничего  не  понятно, - тихо проговорил  Лентал. -  Так  ты
считаешь, что на самом деле он и не умирал?
     - Если и умирал, то ненадолго. Не знаю. Но сейчас с нами точно он.
     Паладин молчал.
     -  Честное  слово,  -   совсем   по-детски   добавила  Бэх,   и  Лентал
непроизвольно потянулся, чтобы обнять ее, когда Баураст громко объявил:
     - Приехали!
     И с облегчением спешился.
     Грот и в самом деле оказался неглубоким, но весьма уютным и живописным.
Не прошло и часа,  как  Терри умело освежевал подстреленных  им перепелок, и
вскоре лишь Мэтт остался возле огня, недоверчиво вглядываясь в темноту.
     Все остальные спали - даже чудесное спасение от верной смерти оказалось
не способно лишить талиссу душевного равновесия.
     Все,  кроме Бэх, чей сон уж точно никто не рискнул бы назвать сладким и
спокойным. Ибо во сне к ней пришли боги.






     Я подбросил птицу вверх, прямо в усыпанное звездами небо. Мгновение - и
она скрылась из виду.
     Сорвав  печать,  я  развернул свиток.  Ну наконец-то! Кажется,  то, что
надо, хотя могли бы и поторопиться.

     "Дэйнер тен Денетос, 35 лет. Родился в вилайете Арденбур.
     Отец: Сеарги тен Денетос, чародей. В настоящее время покойный.
     Старший  брат:  Найлэн  тен   Денетос,   чародей,  член  Круга.  Хозяин
фамильного замка Белой Совы (близ Виллара).
     Воспитывался  в монастыре Лазоревого  храма  в  Арденбуре. После работы
миссионером  в  джунглях Майрана получил сан Носящего Палицу, Допущенного  к
Поклонению.  Переведен  в центральный храм Трумарита. После мятежа  Сигурда,
направленного против герцога Рэндза, вынужден бежать.

     Справка: Мятеж  Сигурда -  попытка дворянских низов взять власть в свои
руки,  спровоцировав  народный  мятеж  при  поддержке  Лазоревого  храма.  В
соответствии с  планами  заговорщиков, в ходе восстания герцог Рэндза должен
был отречься от власти в пользу  своей несовершеннолетней дочери и покончить
с собой.
     Предусматривалось,  что  в   возникшей  неразберихе  регентский  совет,
состоящий  из лидеров мятежа, сможет подавить  народное  выступление  силами
нескольких  подразделений ладакских наемников, участвовавших  в заговоре. По
непроверенным  сведениям,  место  одного  из  членов  совета предназначалось
Дэйнеру тен Денетосу.
     Однако  планы  мятежников  неожиданно  были  нарушены.  Заблаговременно
внедрив  своих  людей  в их ряды,  Лтай,  капитан Когорты  Невидимых,  сумел
предотвратить выступление,  поставив в  известность  герцога  и бросив своих
людей против истинного центра восстания.
     По   свидетельствам  очевидцев,   в  Ночь  Отравленных  Стрел   Денетос
продемонстрировал отменное личное мужество в сочетании с полным  отсутствием
таланта  организатора. Вместо того,  чтобы  начать  мятеж ранее  намеченного
срока и попытаться поднять верные заговорщикам центурии ладакских наемников,
Денетос со своими сторонниками вступил в уличные бои, а затем в течение двух
недель руководил обороной Лазоревого храма в Трумарите.
     Переведен в распоряжение Ордена с пометкой в личном досье: "Отважен, но
недальновиден".

     Тем  не  менее после  подавления мятежа  Сигурда  получил сан  Носящего
Палицу, Допущенного к  Истине,  Света  для  Немногих.  Назначен  Протектором
Лайгаша.
     Покровитель: предположительно иерарх Исиндиос."

     Не густо, но  и на том спасибо.  Что ж, вряд ли  Денетос  окажется  для
талиссы достойным противником.
     С  другой  стороны, Лайгаш - это  не  только Денетос, но  еще и немалый
гарнизон.
     Разве  что  Баураст...  Мне  почему-то казалось, что  чародей  знает  о
сокровищнице куда больше, чем  говорит. Лайгаш был уже близко, и посторонний
едва ли стал бы прогуливаться в этих местах, любуясь природой и присматривая
удобные для ночлега гроты.
     Маг, конечно,  загадка. Как  он вообще узнал, что  "ключ"  у талиссы? А
ведь знал же, наверняка знал.
     Да и сам "ключ" - загадка не меньшая.
     Магический  артефакт,  сотворенный  сотни  лет назад  служившими Ворону
чародеями.  Не одно  десятилетие пролежавший под  развалинами замка. И вновь
вернувшийся в мир.
     Неожиданно мне стало  казаться, что в какой-то момент "ключ" начал жить
своей собственной жизнью.
     Почему  именно  Винсент   Беральд?  Чем   он   так   приглянулся  этому
таинственному старику, сумевшему одолеть самого Раоми?
     Неглупый и  отважный воин? Без  сомнения. Но  всего лишь один из многих
наемников, зарабатывавших на жизнь мечом.
     Готов  отправиться  за  богатством  хоть  на край  света? Любой из  его
товарищей поступил бы так же.
     К  тому  же  в  результате именно  Винсент так и остался  дома.  Чистая
случайность?  Выходит,  старик  сделал  неправильный  выбор? Или,  наоборот,
исключительно правильный?
     Кстати, почему вообще  за всю  свою немалую  жизнь  Винсент  так  и  не
собрался прогуляться в Лайгаш?
     Знамение, семья. Сильвену этих  объяснений оказалось достаточно.  Мне -
нет.
     Это  ведь  не  остров  Отверженных -  Лайгаш!  Сокровищница,  "ключ" от
которой лежал у него в кармане! И он, понимаете ли, не собрался...
     Чем больше я о ней думал, тем сложнее казалась головоломка. И все время
меня не покидало ощущение, что я чего-то не вижу. Что есть  какой-то кусочек
мозаики,  изменивший от  времени свой цвет,  и  теперь мне не под  силу  его
найти.
     Единственная реальная причина, по которой Винсент  мог не отправиться в
Лайгаш  -  не  рискнул.  Думал, собирался,  уговаривал  себя -  и все  же не
рискнул.
     Если я прав, то вряд ли первый граф Беральд узнал о сокровищнице что-то
новое. Любой интерес к ней насторожил бы Орден, особенно после смерти Раоми.
Да и граф, насколько я помнил, не имел никаких контактов с Лазоревым храмом.
     Тогда  выходит,  что это нечто сообщил ему сам старик. Нечто  настолько
важное,  что  смогло  отпугнуть  Винсента  и,  в  то же время  не  настолько
принципиальное, чтобы заставить его отвергнуть подарок.
     Старик...  Все  нити сходятся к  старику. Кто же  это  был, Орроба  его
побери? И почему он сам не попытался завладеть сокровищами?
     Слишком стар? Но на  то, чтобы  справиться с Раоми, его вполне хватило.
Мог бы, в конце концов, собрать подходящую компанию,  хоть того же  Винсента
позвать...
     Значит, ему было обязательно нужно и завладеть "ключом", и передать его
кому-то другому.
     В свое  время  мне казалось,  что старику было  все равно,  в  чьи руки
попадет  "ключ". Лишь бы его обладатель сумел нанести серьезный урон Ордену.
Винсент так Винсент, почему бы и нет...
     Однако теперь я стал в этом сильно сомневаться...



     Бэх снилось, что она взмыла в небо, навстречу новорожденной луне  и  ее
верной спутнице - Аспари.
     Выше, еще выше, и вот уже бусинки созвездий рассыпаны совсем рядом.
     Девушка  зажмурилась.  Когда  она открыла  глаза, вокруг  была пустота.
Только свежий ветер по-прежнему бил в лицо.
     Она посмотрела вниз. Темес всемогущий, как далеко остались звезды!..
     - Темес? - раздавшийся  из  тьмы женский  голос сочился презрением. - А
что, этот увалень по-прежнему считается всемогущим?
     Девушка вздрогнула.
     Бога восхваляли или проклинали, молили или ненавидели. Но  Бэх  ни разу
не слышала, чтобы бога презирали.
     Ведь презирать  имеет право  лишь тот,  кто считает  себя выше,  лучше,
умнее. А кто же может быть выше бога?
     Девушка огляделась. Никого.
     -  Молчишь? Иного я и не ожидала. И часто ли, позволь поинтересоваться,
этот невежда действительно тебе помогает?
     Странный  вопрос... Разве бог  не помогает своим  жрецам ежесекундно  и
ежечасно, разве не он направляет их  разум, разве не он  одаряет и карает их
руками?
     - Всегда! - уверенно ответила девушка.
     И повторила:
     - Он всегда со мной.
     Ветер стих. Бэх неспешно парила в пустоте, Двэлл остался далеко внизу и
превратился в крошечный беззащитный шарик, но жрицу это не пугало.
     Девушка знала: когда придет время, она проснется. Просто  пока оно  еще
не пришло.
     Она даже  не удивлялась: миссионерам случалось отвечать и не  на  такие
вопросы, а ей довелось провести в миссиях около полутора лет.
     - Ой ли, -  голос был по-прежнему  насмешлив.  - Что-то  я не припомню,
чтобы твой, с позволения сказать, бог спас тебя, когда ты падала в ущелье.
     - Но ведь тогда...
     - А во время боя с  дровосеками? Разве  он, а не паладин пришел тебе на
помощь?
     - Да, но...
     - Бедняжка.  По  всей  видимости,  ты  просто не задумывалась, почему в
самые важные минуты Темес остается глух к твоим молитвам.
     -  Глух?! -  возмутилась Бэх.  -  Не знаю, с кем  имею честь вести  сию
занимательную  беседу, но Тигр  - не нянька. И когда я  прошу его о Силе, он
мне ее дарует! Если считает нужным.  Но даже Тигр не обещал мне, что я стану
неуязвима!
     Ей дали договорить, а потом...
     Словно яркое солнце взошло прямо перед ней. Лучи хлестали ее по глазам,
Бэх почувствовала, что, помимо ее воли, щеки стали  мокры от слез. Но она не
отвела взгляда.
     Солнце превратилось в слепящий золотом трон.
     Пожалуй,  слишком  массивный,  чтобы  его  создатель  мог  похвастаться
хорошим вкусом, подумала Бэх.
     На троне возникла  женщина. Богинь принято изображать  полными неземной
красоты, милосердными и  грозными  одновременно. Однако  Бэх  знала,  что на
самом деле боги  выглядят совсем по-другому. Чтобы быть богами, им  не нужны
ни красота, ни усыпанный бриллиантами венец,  ни карающий меч в одной руке и
оберегающий щит - в другой.
     Так  же  как  Король  может быть сгорбленным плюгавеньким  человечком с
шелушащейся кожей и короткими кривыми ногами. И при этом оставаться Королем.
И даже остаться в истории великим Королем.
     Бэх  внезапно поняла, что она  уже не  парит, а  стоит перед  троном на
странном, напоминающем огромную карту паркете.
     Как  того   требовал  этикет,  она  преклонила   колено.  И  тотчас  же
распрямилась  - богиня не вызывала  у нее ни симпатии, ни уважения. Порочить
Тигра - не самый верный путь к сердцу его жрицы.
     Впрочем, кто сказал, что богиня искала путь к ее сердцу?
     -  Можно подумать, что ты встречаешься с богами по двадцать раз на дню,
- неожиданно  рассмеялась  женщина.  -  Ты не  застываешь в благоговении, не
засыпаешь меня вопросами, как это сделал бы едва ли не любой на твоем месте.
Богиня удостоила  тебя  аудиенции  - и что же  в  ответ? Ты  обижаешься и не
соглашаешься сделать хотя бы шаг за пределы этикета!
     -  То, что  ты  сказала про Тигра, - неправда! - упрямо мотнула головой
жрица.
     Краем глаза она увидела  какую-то черную тень у себя за  спиной и резко
обернулась, но там было уже пусто.
     - В  том-то и дело, что  правда,  -  печально  проговорила богиня. - Уж
мне-то ты можешь поверить. Ты верна, но ты и мудра.
     Похвала оказалась неожиданно приятна.  Бэх покраснела, но  тут же взяла
себя в руки:
     - А ты вправе судить об этом?!
     -  И это мне говорит  жрица Темеса?  Да Тигр испепелил бы всякого,  кто
отважился  бы задать  такой вопрос богу! -  Бэх чувствовала,  что незнакомка
явно ее поддразнивает. - Вправе ли я? Суди сама. Мое имя - Зирментай.
     Бэх с удивлением  осознала,  что имя ни о  чем  ей не  говорит.  Что ж,
попробуем угадать, кто она.
     Богиня не была красива. Зато явно была умна.
     Внезапно она напомнила Бэх ее  добрую  альдомирскую знакомую, Виаренну,
чей  острый  язычок  не хуже стилета удерживал  мужчин  на расстоянии,  что,
впрочем, не мешало  особо храбрым  с наслаждением перемывать  ей косточки за
глаза.
     Никому и в  голову не  приходило признать,  что он  откровенно  глупее,
менее  остроумен,  медленнее  ворочает  своими  распухшими  от крепкого  эля
мозгами. Они были мужчинами.
     А Виаренна мечтала в один прекрасный день проснуться обыкновенной тупой
матроной, чей муж просто и без претензий любил бы ее саму и их детей.
     Просто. А в ее жизни все было так сложно!
     Бэх  слегка  улыбнулась.  Но  быстро  придала  своему  лицу  подобающее
выражение: она не видела смысла быть дерзкой без особой на то причины.
     Но и богиня улыбнулась в ответ.
     - Ты хочешь сказать, что никогда не слышала моего имени?
     Бэх  поколебалась.  Отнюдь не  все  боги на  Двэлле  были  ей  знакомы;
некоторые, насколько она знала, приберегали  свою Силу лишь для посвященных.
Скажем, любимый Макобером Ч'варта,  покровитель воров, отнюдь не стремился к
широкой известности.  С другой  стороны, не оскорбит ли она  Зирментай, если
скажет правду?
     - Никогда, - наконец ответила девушка.
     И заслужила еще один одобрительный взгляд.
     - Ответь ты иначе, наш разговор был бы окончен. Я - богиня мудрости. Ты
можешь считать, что я лгу, но поверь, мне известна правда лучше, чем кому бы
то ни было.
     -  И это  знание дает тебе право  оскорблять  Тигра?  -  Бэх  вызывающе
положила ладонь на рукоять меча,  как это нередко  делал  Торрер,  собираясь
поучить собеседника уму-разуму.
     - Знание  существует само по себе, и оно не дает никаких  прав, - голос
Зирментай был необычайно мягок и даже несколько грустен. - А делиться им или
нет, я решаю сама. И здесь никто мне не указ.
     - Я  - жрица Темеса,  - гордо выпрямилась Бэх. - И все, что мне нужно о
нем знать, мой бог в состоянии сообщить мне сам.
     -  Ты  -  жрица  великого  непобедимого  воина в  сверкающих  доспехах,
бесстрашного тигра, являющего свой лик немногим.
     - Я -  жрица Темеса, - повторила Бэх, чувствуя в словах богини какой-то
подвох.
     - На  самом  деле  он  уже  глубокий  старик,  -  ничуть не смущаясь ее
словами,  продолжила  Зирментай.  -  Разумеется,  по нашим  меркам.  Темес с
благодарностью   принимает  поклонение,  но  не   берет  за   труд   всерьез
интересоваться,  каково приходится его жрецам. А  приходится им, если хочешь
знать, так же как и тебе: весьма и весьма туго.
     - Но он не раз помогал мне! - возразила Бэх.
     - Помогал, - согласилась  Зирментай. -  Он и другим помогает. Насколько
хватает сил.  Как бы там ни было, Темес остается богом, и может куда больше,
чем простые смертные. Стоит ли такому богу служить - вот в чем вопрос?
     -  Ты  хочешь  сказать,  что  старик  заслуживает  только  того,  чтобы
повернуться  к нему спиной?!  - в огромных  голубых глазах  жрицы  появилось
отвращение.
     - Подожди! - женщина предостерегающе подняла руку, и Бэх почувствовала,
что исходящая от богини Сила  ударила  ее в грудь как вода, хлынувшая в трюм
из  пробоины  в  днище  галеона.  -  Принципиальность   не  всегда  означает
упрямство. Тебе  ли  этого  не знать...  Разве  не ты  всю  жизнь стремилась
научиться отличать одно от другого?
     Бэх опустила глаза. Богиня слишком хорошо знала ее.
     - Разве почтенный возраст освобождает от обязанности быть честным?
     - Нет, конечно, - удивленно ответила девушка. - Но при чем здесь...
     - А  при том, - голос богини стал твердым, как гранит, - что,  по  сути
дела, Темес  обманывает своих слуг.  Он обещает  им могущество, равное силе,
которую  дают  другие  боги.  Тогда как сам располагает лишь  бледной  тенью
своего былого величия. Ведь твои друзья полагаются на тебя, не правда ли?
     Жрица кивнула.
     -  И каково им бывает,  когда  ты  вынуждена признать, что твой бог,  я
повторяю, бог, не в силах им помочь?!
     Тигр и в самом деле слишком часто не слышит ее, с грустью подумала Бэх.
Неужели Зирментай права?..
     - Считаешь  ли  ты,  что Темес  должен защитить  тебя, если  другой бог
поднимет на тебя руку? - вдруг спросила богиня.
     - Если не я бросила вызов, - уточнила девушка.
     - Пусть так, - согласилась Зирментай. - Смотри же.
     Черная молния рванулась к груди жрицы. К ее сердцу.
     Бэх не успела  даже вскрикнуть: молния коснулась  ее тела  - и исчезла.
Девушке показалось, что до  кожи дотронулась гигантская  жаба, оставив после
себя липкий мерзкий след. На теле и в душе.
     - Ты не верила мне, так поверь же себе самой, - Зирментай сделала знак,
чтобы  Бэх приблизилась. И в тот же момент  сияние трона стало мягче, глуше,
спокойнее.
     Бэх сделала шаг вперед.
     - Тигр знал, что ты не причинишь мне вреда!
     -  Ты  думаешь?  - усомнилась богиня. -  Неужели мне надо действительно
убить тебя, чтобы ты наконец мне поверила?!
     Но если  Тигр  слаб... тогда  это объясняло  многое.  И его молчание, и
желание отправить ее в принадлежавшую Айригалю сокровищницу, где он заведомо
не сможет ей помочь.  И то,  что  защитная  сфера разлетелась при первом  же
соприкосновении с черной пропастью...
     Зирментай  молчала. Понимая,  что сейчас творится в душе жрицы, она  не
спорила и не настаивала. Бэх должна была решить все сама.
     -  А в чем твой  интерес? -  Бэх почувствовала,  как к горлу подступают
слезы.  Посвящение,  Клятва, годы служения. Вера в  то,  что ее  бог - самый
сильный,  самый  честный,  самый  справедливый.  Что  он всегда  поймет  ее,
поддержит, поможет. И вот теперь...
     -  В  том,  что  вы задумали слишком  важное  дело, чтобы позволить ему
провалиться.   В   Лайгаше   есть   вещи,  утрата  которых   будет  воистину
невосполнима.
     - Даже  если  так, - Бэх все  еще боролась,  цеплялась за остатки своей
веры. -  Пусть  Тигр  стар,  пусть немощен. Значит  ли  это,  что  мы должны
потерпеть поражение?  Ведь  с нами  святой паладин Ашшарат!  Ты же не хочешь
сказать, что и она...
     Богиня вновь улыбнулась.
     - Ашшарат - славная девочка, и мне не в чем упрекнуть ее. Но не кажется
ли тебе, что и она решила помочь вам именно потому, что ей известно истинное
положение дел?
     Так  вот почему Ашшарат отправила к  ним Лентала...  Против  своей воли
девушка почувствовала досаду.
     - Я верю тебе.
     - Я не сомневалась, что твой разум возьмет  верх над чувствами. Этим ты
мне и нравишься.
     Виаренне  тоже  поначалу  казалось,  что  разум  важнее, подумала  Бэх.
Довольно долго. Прямо  скажем,  до тех  пор, пока  она  первый раз  в  жизни
по-настоящему не влюбилась.
     - Только учти, Ашшарат приемлет смерть лишь когда она необходима, чтобы
защитить жизнь.
     - Но Лентал...
     - Мне напомнить тебе, какими правами обладает паладин?
     Бэх не  нуждалась в напоминании.  Паладин -  это голос бога, рука бога,
воля бога. Он  может говорить со  своим покровителем столь же часто, как она
общается с Мэттом или Макобером.
     Когда  бог  считает,  что  его  присутствие  на  земле  необходимо,  он
спускается  с небес и  может дни и недели жить среди людей.  Но  это  бывает
редко,  крайне редко. Обычно же он появляется на  мгновение, именно там, где
более всего нужен. И столь же стремительно исчезает.
     Когда же бог уверен, что в мире что-то идет не так, что его присутствие
требуется не  один день,  он посылает  своего паладина. Им может быть избран
любой -  от  высшего иерарха Ордена до последнего  послушника из  захудалого
монастыря. И все склоняют головы перед избранным.
     - Ты  сама себе  противоречишь, - устало возразила Бэх. - Если Лентал -
святой паладин, он сможет защитить талиссу не хуже, чем я.
     - Сможет, - согласилась  Зирментай. -  Но  ровно до того  момента, пока
Ашшарат  сочтет это  необходимым. Когда же  она решит, что жертв уже слишком
много...
     - Что  же мне  делать?! -  Бэх едва ли  не выкрикнула  эти слова в лицо
богине.
     Впервые с той  поры, когда священный меч Тигра  коснулся ее плеча,  Бэх
почувствовала себя  полностью беззащитной. Она  с трудом  могла  понять, как
сражаются воины, не  чувствуя в душе божественного огня, не видя перед собой
высшей цели.
     Убийство  ради  убийства. Кровь ради наживы. Ей это всегда было глубоко
противно.
     И  именно теперь, когда ей  и ее друзьям скоро идти  в бой, выясняется,
что ее бог,  бог, которому она  открыла свою  душу, - лжец, присвоивший себе
то, что иначе ему бы не принадлежало...
     - Я предлагаю тебе свое покровительство.
     Девушка почувствовала, как неприятный холодок прошел по ее спине.
     Поговаривали,  что  в  мрачных культах Орробы и Айригаля не  было  пути
назад. Правда, вымысел - какая разница, Бэх не слишком об этом задумывалась,
не собираясь становиться жрицей ни одной, ни другого.
     Остальные же,  по крайней мере, большинство из них, предоставляли своим
жрецам выбор.
     Тайно переметнуться на сторону другого божества - это предательство. Но
каждый служитель  бога войны знал формулу, освобождающую его от обета, и был
волен произнести ее, когда сочтет нужным.
     - А как же Тигр? - растерянно проговорила Бэх.
     - Кто  мешает тебе и  дальше поклоняться ему?  Тысячи  и  тысячи  людей
посещают его храмы,  молятся, приносят жертвы  и дают обеты. Разве для этого
обязательно пройти посвящение?
     Она была  права. Ни один жрец Темеса не забывал принести жертву  Юрайе,
отправляясь в  плаванье,  и  шел в  храм Ашшарат,  когда его жена собиралась
подарить ему наследника.
     -  Я  знаю,  что это  может  оттолкнуть тебя, - Зирментай  поднялась со
своего  трона  и  теперь  казалось,  что  ее  голос  звучит со  всех  сторон
одновременно, - но я скажу больше.  Ты мудра и верна, но  я призвала тебя не
за  тем, чтобы заполучить еще одну жрицу. Дело не в  тебе, дело в талиссе. Я
приму тебя под свою руку, но не только и  не столько из-за твоих достоинств.
Без Силы, настоящей, реальной Силы, талисса погибнет.
     - Ты можешь предвидеть будущее? - недоверчиво спросила Бэх.
     - Я знаю того, кто может его предвидеть. Этого достаточно.
     - Я могу подумать?
     Слишком  быстро,   слишком  стремительно.   Все   внутри  призывало  ее
остановиться,   переждать,  поразмыслить,   посоветоваться  с   друзьями.  С
Ленталом, наконец.
     -  Сколько  угодно,  -  Зирментай   сделала  движение,  точно  готовясь
опуститься обратно на трон.  - Но  не исключено, что уже  завтра утром твоим
друзьям понадобится моя помощь.
     - То есть ты хочешь, чтобы я решила прямо сейчас?
     - Я?  - удивилась  богиня.  -  Я хочу  лишь одного: чтобы ты все решила
сама.
     Если Зирментай  говорит правду,  думать и в  самом деле не о  чем. Ради
того, чтобы спасти  друзей... А если богиня лжет, что изменится от того, что
Бэх сможет спокойно все обдумать?..
     А завтра талиссе может понадобиться ее Сила.
     - Я решила.
     - Мир и Двэлл, слушайте нас.
     Богиня произнесла первую часть священной формулы.
     Бэх  проглотила  застывший   в  горле  ком,  подняла  голову  и  звонко
повторила:
     - Мир и Двэлл, слушайте нас.
     Древний ритуал начался.






     Долгие  годы Лайгаш  оставался  неизменен. Перекличка часовых, шуршание
одеяний  дежурных магов, совместные  молитвы  жрецов  Айригаля и Орробы, его
божественной супруги.  Так было заведено  испокон веков,  а значит, так тому
оставаться и впредь.
     Менялись лишь личные покои Протектора. И это тоже было традицией.
     В  свое время  Денетосу пришлось немало  поломать голову  над тем,  как
лучше обставить приемную - единственное место, куда допускались посторонние.
Любимый ковер, привезенный  из замка  Белой Совы, на фоне  массивных гладких
стен  оказался  вычурным,  гобелены  времен  Императора  Немера -  неуместно
легкомысленными, и даже  наяда на  подаренном  Исиндиосом  подсвечнике хмуро
озиралась по сторонам,  точно  не понимая, за что  ее решили заточить в этом
каменном мешке.
     Поразмыслив, Дэйнер убрал из приемной  все  лишнее, оставив лишь мягкие
диваны  вдоль  стен и низкий овальный  столик посреди комнаты - единственное
"наследство"  от  предыдущего  Протектора.  Стоило  дотронуться  до  гладкой
деревянной столешницы  и  мысленно представить  себе  любое  место или любое
существо в цитадели, как  его изображение тут  же появлялось на поверхности.
Удобно, что ни говори.
     На одном  из диванов сидел  сейчас  сам Денетос. Напротив, стараясь  не
касаться  друг  друга, -  двое,  между которыми,  казалось, не  было  ничего
общего.
     Справа расположился маг в скучном сером одеянии,  подпоясанном нарочито
грубой толстой  веревкой.  Глаза  его  были  скромно  опущены долу, а пальцы
перебирали  простые  деревянные  четки, однако  Денетос  слишком хорошо знал
Асдана, чтобы хоть на секунду поверить в подобное смирение.
     Протектор  предпочел  бы видеть  на  его месте кого-нибудь  из чародеев
Ордена Пурпурной Стрелы, однако командующим хотя бы одним из уровней обороны
всегда назначали человека Орробы. В конце концов,  все они делают здесь одно
дело.
     Слева... Откровенно  говоря,  Дэйнеру  требовалось немало усилий, чтобы
заставить себя посмотреть влево. На первый взгляд,  там расположились пустые
рыцарские доспехи, и лишь  приглядевшись, можно было  заметить внутри слегка
мерцающий призрачный силуэт.
     Рыцарь-легенда, бессмертный  воин,  славный  призрак навсегда  ушедшего
прошлого, стоящий во главе двух дюжин других.
     Его звали лишь по титулу  - виконт. Ушедшие  не любят, когда вспоминают
их имя.
     Опущенное  забрало, начищенные словно вчера доспехи. Но главное было не
в этом, а в той ауре, том запахе, том ощущении, которое исходило от виконта.
Дэйнер не взялся бы его описать, даже если бы и  смог. Есть вещи, о  которых
лучше не задумываться.
     Место  напротив пустовало.  Обычно  его  занимал  Халтос,  записывавший
каждое  слово  Протектора.  Но  сегодня Денетос решил,  что не  нуждается  в
услугах секретаря.
     - Кажется, скоро у нас будут гости.
     Фраза во многом считалась ритуальной:  именно ее  произносил Протектор,
когда к сокровищнице приближались чужаки.
     Место, где  находился Лайгаш,  было одной из самых  охраняемых  тайн  в
Ордене.  Но,  как  любил  говаривать иерарх Исиндиос, "если о чем-то  знаете
только вы и бог - это  секрет. Если один только бог -  тайна". О том же, где
расположена сокровищница, знали не один и не двое.
     - Кто и сколько?
     - Ты как  всегда  лаконичен, виконт.  Талисса. Было  шестеро, теперь  -
восемь. Целый зверинец: два эльфа, гном и пятеро людей. Три воина, два мага,
двое жрецов и вор.
     - Неплохо подготовились, - призрак склонил голову с видимым одобрением.
     - Жрецы? - Асдан нахмурился. - И каких же богов, если не секрет?
     - Девушка служит Темесу, а мужчина - Зеленой Деве.
     - А кто присоединился?
     - Жрец, - лаконично ответил Денетос.
     - Кто-нибудь известный?
     Протектор пожал плечами.
     - За ними  наблюдала Рыжая  Молния. По ее словам, жрец защищен. Она  не
может увидеть его лица.
     - Хорошо, что на этот раз решили обойтись без троллей и минотавров, - в
тихом  голосе виконта звучала ирония. - И то ладно.  А  уж с остальными  мои
молодцы как-нибудь да справятся.
     -  С  остальными?  -  слова Асдана были холодны и презрительны. - Уж не
думаешь ли ты всерьез, что талисса доберется до твоих благородных рыцарей?
     - Господа! -  Денетос примирительно поднял руку. - Поверьте, сейчас  не
время  обсуждать,  какая  часть  гарнизона лучше  охраняет сокровищницу.  Ее
вообще нельзя охранять лучше или хуже. Если враги уничтожены,  значит, все в
порядке. И все мы хорошо поработали.
     - Правильные слова,  Протектор, - доспехи виконта неприятно лязгнули. -
Мне-то,  как ты понимаешь, все  равно. А вот  если вместо того, чтобы делать
общее дело, кое-кому захочется выслужиться...
     Дэйнер увидел, что Асдан сжал кулак так, что  ногти впились в ладонь, и
хлопнул ладонью по столику:
     - Я сказал - хватит!
     - Ты их боишься?
     Прямолинейность  призрака  заставила Протектора  поморщиться.  Некогда,
если верить  слухам, виконт был  одним  из самых галантных кавалеров  своего
времени. Да, смерть явно не пошла ему на пользу.
     - Именем Хранителя Душ!
     Услышав  официальную формулу  приказа,  виконт склонил голову,  выражая
готовность  повиноваться Протектору и их  общему  властелину. Но Дэйнер  мог
поклясться, что призрак усмехнулся.
     -  Обратите особое  внимание на жреца: сомнительно, чтобы он отправился
сюда без прямого приказа Ашшарат.
     Протектор сделал паузу:
     - Остальные -  на  ваше усмотрение. И я надеюсь,  что твои воины,  - он
взглянул на виконта, - о них даже не услышат.
     В маленьких глазках Асдана блеснуло торжество.
     - Такова моя воля, - подвел итог Дэйнер.
     Рыцарь  и  маг  одновременно  поднялись  со   своих  мест.  Отсалютовав
Протектору, виконт вышел из комнаты, а Асдан, словно случайно, замешкался  в
дверях и еще раз низко поклонился.
     Слизняк. Надеется, что его усердие будет замечено.
     Когда дверь за магом закрылась, Денетос перевел взгляд на  столик.  Ему
доставляло  наслаждение  смотреть, как, подчиняясь  его  приказам,  гарнизон
постепенно начинает приходить в движение.
     В дверь тихо постучали.
     - Кто?
     - Бальдр Фрейн, мессир.
     - Давай его сюда.
     Протектор придирчиво оглядел вошедшего, словно видел его впервые.
     На вид  лет около сорока.  Русые,  слегка  седеющие на  висках, волосы.
Рыжеватая бородка не скрывает глубокого бледного шрама.  Цепкие глаза лениво
рассматривают  обстановку  комнаты,  демонстративно  не  задерживаясь на  ее
владельце.
     Он был высок, явно более шести футов роста, так что наклон головы перед
притолокой  вполне  можно  было  принять  за  поклон. Если  так было  угодно
Денетосу. Бальдр же не забивал себе голову такими пустяками.
     Когда он входил, пустые ножны сиротливо били его по  левому  бедру.  Но
нравилось ему это или нет, таков был закон: пока  не объявлен  Полет Ворона,
никто  не смеет  войти в покои  Протектора  с оружием.  Правда,  большинству
посетителей оно и не требовалось.
     Что ж, пожалуй, подойдет. Денетос поуютнее устроился на диване:
     - Присаживайтесь, сударь.
     Кивнув,  но  по-прежнему  не  произнося  ни  слова,  Фрейн  обосновался
напротив  него столь основательно,  будто собирался  провести  здесь остаток
жизни.
     Эту основательность Дэйнер в нем  и ценил. Не говоря уже о  том, что он
считал Бальдра лучшим мечником Лайгаша,  а его дюжина души не чаяла в  своем
командире.
     - Я  знаю, что вы подчинены Асдану, но  уверен, что тот и так прекрасно
справится со своими обязанностями. Вам же мне хотелось бы поручить  нечто...
нечто особенное.
     Ни тени интереса. Фрейн оставался так же спокоен, как если бы Протектор
поделился с ним видами на сезонный улов сельди в Мессаре.
     - И если вы выполните приказ, я буду счастлив назвать вас центурионом.
     Бальдр  небрежно  поправил  висящий  на  груди  амулет  с  изображением
застывшего  в  прыжке  тигра.  Обычно  такие безделушки  носили  воины -  не
принявшие  сан,  но  преданные  Темесу  душой   и  сердцем.  Однако  Денетос
чувствовал, что все  не так просто: божественной Силы здесь действительно не
было, а вот магической...
     И на этот раз Фрейн даже не удостоил Протектора ответом. Однако злиться
или  обижаться на него было  бессмысленно.  Если решился обзавестись  мечом,
будь готов к тому, что можешь сам же о него и порезаться.
     - Я хочу, чтобы вы вышли из Лайгаша навстречу врагу.
     Ага, кажется проняло. Еще бы - даже Дразобаршу Бесстрашному, осадившему
Лайгаш со всей своей  армией, не  оказывалась подобная честь: послали одного
эвни, и дело с концом.
     - Со всей дюжиной?
     Теперь и только  теперь, когда приказ был получен, Бальдр позволил себе
заговорить.
     Ох  уж  этот  кодекс Эбруонара... Жрецом, пожалуй, быть  куда  проще. И
претензий меньше.
     -  Возьмите столько  народа,  сколько  посчитаете  нужным. Не  почетный
караул посылаем.
     - Какова воля Ворона: уничтожить или обезвредить?
     Вот  пройдоха, никогда  не упустит  шанса  уколоть, подумал  Протектор.
Специально ведь не спрашивает, какова будет его воля.
     - Уничтожить, друг мой, только уничтожить.



     Наутро  друзья  быстро  позавтракали  остатками  вчерашнего ужина.  Все
чувствовали, что Лайгаш уже близок, пирамидка светилась все ярче и ярче.
     Если  Лентал и  обратил внимание на  то, что Бэх  полностью погружена в
себя,  то оказался достаточно деликатен,  чтобы ничего не спрашивать первым.
Остальные же были поглощены бесплатным представлением под названием "Баураст
в поход собрался".
     Маг  проснулся  первым.  Когда его зычный  голос:  "Том, кувшин воды  и
полотенце!"  по несколько раз  отразился от каждой  из стен  грота, а Торрер
спросонья чуть не отрубил ухо гному, все успели слегка пожалеть  о, пожалуй,
излишне опрометчивом решении взять чародея с собой.
     Тем временем со вкусом умывшись по пояс из висящего в воздухе кувшина и
растеревшись  возникшим из  ниоткуда  полотенцем (которое  тут же  торопливо
покинуло сей мир), Баураст решил, что созрел для завтрака.
     Покосившись  на  друзей,  уже  нетерпеливо  переминавшихся подле  своих
заплечных мешков, маг  принял тоскливый вид обреченного на голодную смерть и
ограничился всего четырьмя  блюдами. Каждое из которых подавал все тот же не
слишком расторопный Том, видимый, в лучшем случае, одному своему хозяину.
     Наконец, разочарованно вздохнув и вытерев  рот накрахмаленной салфеткой
с вышитой в уголке монограммой, чародей приказал:
     - Том, дашь знать, когда Мимбо будет готов в путь!
     При мысли  о том, что сейчас Том будет столь же обстоятельно  потчевать
еще и ослика, талиссе стало не по себе. Но  тот оказался молодцом: не прошло
и  четверти часа, как  он успешно взгромоздил в седло своего путешествующего
налегке хозяина.

     Колокольчики бодро зазвенели вновь, и только сейчас талисса сообразила,
что ночью они, выходит, молчали. Крайне гуманно,  хотя не исключено, что они
всего лишь мешали спать самому Мимбо.
     -  Скажите,  уважаемый, -  осторожно поинтересовался  Торрер,  стараясь
приноровить  шаг  к задумчивому  цоканью копыт, - а  вы когда-нибудь  раньше
путешествовали?
     - А что, есть сомнения? - удивился Баураст. - Да  я,  молодой  человек,
если хотите знать, полматерика пропахал!
     Сколько  ж  дедушке лет, мысленно спросил себя Торрер, если я для  него
молод?
     - Пешком? - усомнился эльф.
     - Зачем пешком - в седле,  - маг любовно потрепал Мимбо по холке. -  Мы
же  не простолюдины какие.  Бывало,  что и... Впрочем, что вам  стариковская
болтовня.
     - И все столь же, гм, резво?
     -  Не обязательно,  молодой  человек, не  обязательно.  Когда есть куда
торопиться, можно и поспешить. Но мы-то, насколько я понимаю, за сокровищами
едем?
     - Мы, - подчеркнул Торрер, - за сокровищами.
     - Так куда  же  нам  спешить? - искренне изумился Баураст.  -  Храмовая
сокровищница, она, знаете  ли, такое  дело:  чем  позже в нее  придешь,  тем
больше там найдешь.
     - Афоризм? - съехидничал эльф.
     - Жизненная мудрость, - философски парировал Баураст.
     Примерно через  час  неумолимый звон  колокольчиков стал действовать на
нервы даже невозмутимому гному.
     - Скажите, милейший, - зашел он издалека, - а что это за э...любопытный
мотив?
     - Надгробная песня вендрингов, - не моргнув глазом, ответил маг.
     - Кого, простите? - запыхтел гном.
     - Вендрингов. Есть  такое  племя  далеко  на восходе, жестокое в  своей
неистовости и неистовое в своей жестокости.
     Не ожидавший столь поэтичного пассажа гном  с подозрением  покосился на
Баураста, но тот оставался невозмутим.
     -  Так вот, если  один из них гибнет, эта чудная  мелодия исполняется в
течение всей тризны. Дня этак два-три.
     - Но вы же...
     - Не беспокойтесь, - щедро утешил его маг, -  к вендрингам я не имею ни
малейшего  отношения.  Просто  это одна  из любимых музыкальных тем Мимбо. У
него, знаете ли, тоже есть свои маленькие слабости.
     Хорошо, что  не Тома, подумал гном. Вразумить бесплотного слугу было бы
еще труднее, чем бессловесного меломана.
     - Полностью  с  вами согласен, -  молчание  Мэтта  ничуть  не  помешало
Баурасту продолжить беседу, - вкус у него хромает. Все-таки осел, знаете ли.
Вот  боевая  песнь  вендрингов  -  совсем другое  дело.  Заслушаешься!  Если
желаете, я даже ее напою...
     - Благодарю,  - гном  был на  редкость вежлив, -  но я, сказать честно,
полностью лишен слуха. Петь люблю, а так - не очень.
     - Что ж, тогда как-нибудь в другой раз, - благосклонно покивал Баураст.
     -  А нельзя их как-нибудь, - теряя остатки  терпения, Мэтт решил  пойти
напролом, - тряпочками обвязать, что ли?
     -  Можно,  конечно,  - без энтузиазма откликнулся чародей. - Но что это
изменит? Они и через тряпочку звенеть будут, и через  матрас  -  я уже и сам
пробовал.
     - То есть мы обречены? - сбился с шага гном.
     - Ну, зачем же так мрачно? -  Баураст  ласково похлопал Мимбо по шее. -
Если вы сумеете найти подход к моему четвероногому спутнику...
     - А это возможно? - Мэтт с сомнением посмотрел на упрямую морду Мимбо.
     - Вряд  ли, -  неохотно признался  Баураст. - Скажу  вам по секрету, он
упрям, как осел.
     - Видите ли, - мысленно похвалив себя за изобретательность, гном  вновь
великодушно  позволил себе  быть вежливым, -  впереди нам предстоят нелегкие
испытания. Каждому из нас придется  рисковать жизнью. И не раз. Так стоит ли
идти в бой под звуки погребальной песни?
     Неожиданно ослик громко расхохотался:
     - А  я-то  все  думаю: что тебя так  волнует?! Хочешь совет, гномик? Не
бери в  голову! Вендринги исполняют эту чудную мелодию не в  знак скорби  по
павшим, как ты, я смотрю, подумал.  Напротив, она должна внушить оставшимся,
сколь сладостна схватка,  если даже смерть  не в силах остановить настоящего
воина!
     Вздрогнув  от  неожиданности,  гном  отошел  в сторону,  бормоча что-то
вроде: "Чем-то он мне неуловимо напоминает Макобера...".
     Некоторое время друзья шли молча, искренне стараясь почувствовать  себя
настоящими вендрингами.
     Удавалось им это с переменным успехом, причем особенно переменным успех
был у Бэх: в отличие от Мэтта, она обладала слухом. И перезвон колокольчиков
был  для  нее  столь  же  мелодичен,   как  звук  воды,  капающей  на   темя
приговоренного к пытке.
     Наконец  и ее  терпение  истощилось.  Однако  когда девушка  решительно
приблизилась к чародею, тот обратился к ней первым:
     - А правда ли,  прекрасная леди,  что жрецы Темеса умеют исцелять любые
болезни, а не только полученные в бою раны?
     -  Чистая правда, - Бэх пока еще не понимала,  к  чему  он клонит.  - А
почему вас это интересует?
     - Видите ли,  - маг понизил голос до  шепота, - несколько  лет назад  у
меня начало твориться  что-то  невероятное с  правым коленом. Иногда поутру,
честно признаться, еле хожу. А сегодня, переночевав на голой земле...
     Вспомнив   около  дюжины  теплых   шерстяных  одеял,   которые  Баураст
меланхолично доставал накануне  вечером из седельной  сумки  Мимбо, Бэх едва
удержалась от того, чтобы фыркнуть.
     Но жрица взяла в ней верх.
     - До привала дотерпите?
     - Ни малейших сомнений, - благодарно кивнул чародей.
     Бэх  поколебалась,  не  заговорить  ли  все   же  о  невыносимом  звоне
колокольчиков, но теперь это показалось ей не совсем удобным.
     Решив,  что  она, пожалуй,  тоже  сможет дотерпеть до привала,  девушка
продолжила прерванную беседу с  Айвеном.  Впрочем, беседой это можно было бы
назвать  лишь очень условно: девушка  изо всех сил  пыталась вызвать  у мага
хотя бы подобие улыбки,  вновь и вновь натыкаясь на его равнодушно-застывший
взгляд.
     После полудня,  когда все остановились передохнуть и слегка перекусить,
жрица подошла к сидевшему на траве Баурасту.
     - Не передумали?
     -  Нет, нет, если вас это действительно не затруднит, - чародей обнажил
слегка припухшее колено.
     Прикоснувшись к нему, девушка настроилась на молитву.
     Тигр, исцеляющий всякого, кто идет в бой...
     Однако ее медальон оставался холоден и безучастен.
     Так значит, все-таки это был не сон...
     Бэх похолодела. И только сейчас  поняла,  что весь  день  гнала от себя
мысли о том, что произошло ночью.
     Она - жрица  Зирментай. Жрица  богини мудрости. К этому  надо будет еще
привыкнуть. Надо сделать себе  медальон, чтобы Зирментай его освятила.  Надо
узнать,  какие  умения та  дарует ей вместо утраченных. И  не исчезнет ли ее
способность исцелять раны.
     Прервав молитву,  Бэх  отвернулась  от Баураста и бережно  сняла  с шеи
медальон Темеса. Что ж, раз  медальона  Зирментай у нее нет, остается прямое
обращение к богине.
     Она вновь попыталась настроиться на лечение, вызвав перед глазами образ
женщины, восседающей на сверкающем троне.
     Зирментай,  прошу  тебя,  ответь  своей  жрице, даруй  ей  божественную
силу...
     Слова падали в пустоту. Если ночью богиня  была  близка настолько, что,
казалось,  ее  Силу можно было черпать руками, то теперь Бэх  не чувствовала
даже  слабого контакта. И с ужасом поняла,  что не знает ни единого ритуала,
посвященного своей новой покровительнице.
     Но как признаться в этом Баурасту?
     - Мессир, - в конце концов  решилась она, - Тигр сейчас не слышит меня.
Если вы не возражаете, попозже я бы попробовала еще раз.
     - Конечно, конечно, - чародей был сама любезность. - И  не корите себя,
даже если вам вообще не удастся мне помочь. В конце концов, я же не воин.
     Интересно, а бывают ли боги - покровители магов?
     Впрочем, у нее были сейчас куда более важные заботы.
     Зирментай, ответь мне, научи молитвам и посвяти в каноны!
     Тишина. Тишина и пустота.
     Не может же быть, чтобы она являлась только во сне?
     - Помочь?
     Бэх и не заметила, как Лентал оказался у нее за спиной.
     -  Пойдем! -  девушка резко обернулась  и,  схватив паладина  за  руку,
потащила его подальше от талиссы.
     Лентал безропотно последовал за ней.
     - Ты когда-нибудь слышал о богине по имени Зирментай? - убедившись, что
их никто не услышит, Бэх решила обойтись без лишних предисловий.
     - Зирментай? Честно сказать, не припомню... А почему вдруг тебя это так
интересует? Решила поискать себе кого-нибудь пошустрее Темеса?
     Взглянув на побледневшее лицо Бэх, паладин осекся и посерьезнел.
     - Что-нибудь случилось?
     - Можно  сказать  и так,  - Бэх подумала,  стоит ли идти  до  конца, но
решила, что  у нее просто нет другого  выхода. - А имя богини мудрости  тебе
известно?
     - Мне  -  да, - медленно ответил паладин.  - Но тебе наверняка нет. Оно
вообще мало кому известно. В основном посвященным.
     - И Зирментай...
     - Не имеет с этим именем ничего общего. Откуда ты его выкопала?
     С  трудом сдерживая  слезы,  Бэх рассказала  все от  начала  до  конца.
Паладин молча положил ей руки на плечи и прижал к себе.
     - Что, плохо мое дело? - прошептала Бэх, не отрывая лица от его груди.
     Ей неожиданно стало удивительно спокойно. Еще пару минут назад Бэх была
уверена, что все кончено. А сейчас...
     - Бывает хуже, - Лентал ласково провел рукой по ее золотистым  волосам.
- Жрицей Темеса ты быть перестала, здесь сомнений нет. Но я думаю о  другом:
а стала ли ты вообще хоть чьей-нибудь жрицей?
     - Что ты имеешь в виду? - отстранившись, Бэх удивленно взглянула  в его
лицо.
     -  Вспомни,  - настаивал  Лентал,  -  эта,  как ты говоришь,  Зирментай
сказала тебе, что отныне ты стала жрицей богини мудрости?
     - Пожалуй,  что нет, - Бэх постаралась припомнить свой сон в мельчайших
подробностях.  -  Когда  дело дошло  до  Клятвы,  она  лишь  пообещала,  что
Зирментай не оставит меня в беде.
     Паладин молчал.
     - Действительно  странно:  с чего бы вдруг она  стала называть себя  по
имени...  Но тогда  я не обратила  на это  внимания:  мало ли какие  ритуалы
существуют.
     Лентал  нахмурился.   Выходит,  его  догадка  вполне  может  обернуться
правдой. Уж лучше бы он ошибался...
     -  Я думаю, тебя учили, что  бог или  богиня не  в праве лгать только в
одном случае: когда они произносят Клятву.
     - Значит, Зирментай говорила правду?
     -  Сомневаюсь,  что ее  действительно  так  зовут, -  Лентал заглянул в
полные боли  глаза жрицы и подумал, что в эти минуты чувствует и понимает ее
как никогда.  - В том смысле, что  Зирментай действительно не оставит тебя в
беде. Если вы, конечно, когда-нибудь встретитесь.
     -  Но  не  могла  же она  что-то  обещать  за  совершенно  постороннего
человека?!
     - А если Зирментай, скажем, ее жрица?
     Паладин был прав: больше надеяться не на что.
     -  Там  вообще много всего  может  быть понамешано.  Если,  скажем, эта
Зирментай  убьет  тебя при встрече - будет ли это означать, что она оставила
тебя в беде? Я бы так не сказал...
     - И ты  думаешь,  что  Тигр?.. -  в отчаянии  спросила девушка, сама не
зная, какой ответ ей больше хотелось бы услышать.
     - Все остальное - очевидная ложь,  - похоже было, что паладин и в самом
деле  не сомневается  в  своих  словах.  - Если  "Зирментай"  окружила  себя
защитной сферой, знаешь, как над монастырями, Темес при всем желании  не мог
защитить тебя от молнии.
     На глазах девушки показались слезы.
     - И что же мне теперь делать, - растерянно спросила она.
     - Давай сперва я попытаюсь  выяснить, кто явился  к тебе этой ночью. Но
больше всего  мне не нравится та  черная фигура, которую  ты заметила  краем
глаза. Сдается мне, "Зирментай" была там не одна...
     Еще  через полчаса, когда друзья совсем  уж  было  собрались  закончить
привал, из-за деревьев послышался топот копыт.
     - Не стреляйте, - тихо проговорил паладин, увидев, что луки оказались в
руках эльфов быстрее, чем люди успели задуматься над тем, что происходит.
     Раздувая  ноздри, белый конь  Лентала вылетел на  поляну и  остановился
перед хозяином. Все вопросительно посмотрели на паладина.
     - Простите  меня,  - Бэх  встала  рядом  со жрецом  Ашшарат, -  но  нам
придется вас покинуть. Возможно, даже на пару дней.
     Если бы Бэх сообщила,  что Темес решил прямо сейчас принять ее  в  сонм
богов, талисса изумилась бы меньше.
     -  Если тебя  интересует  мое мнение, ты выбрала не самое удачное время
для прогулки, - осторожно  сказал наконец Терри.  -  Мне кажется, что Лайгаш
уже совсем близко.
     - Это не прогулка, - вскинула голову Бэх. - Я должна посетить ближайший
храм Темеса.  И как можно скорее.  А святой паладин  любезно согласился меня
сопровождать.
     - Ну, если должна, - протянул Макобер. Пути богов были  неисповедимы. И
их желания не обсуждались.
     - А как  и где, если  не секрет,  вы нас станете потом искать?  -  Мэтт
воинственно взглянул  на Лентала, точно не  веря, что Бэх отправляется с ним
добровольно.
     - Искать? - паладин сделал удивленное лицо. - А зачем вас искать? Лично
я на вашем месте вообще бы никуда отсюда не уходил. Терри абсолютно прав: до
Лайгаша уже рукой подать.
     С этими словами Лентал легко вскочил в седло, нагнулся и протянул руку,
чтобы помочь Бэх устроиться за его спиной.
     - А мы бы на своем месте... - начал  было гном, но тут конь привстал на
дыбы и, едва касаясь копытами земли, в одно мгновение скрылся за деревьями.
     - Боюсь, они просто  не оставили нам другого выбора, - холодно произнес
Айвен.
     И с этим трудно было поспорить.






     Айригаль, шепчут мертвые имя твое,
     Разгоняя тьму, нагоняя страх.
     Бесшумно, как ветер колышет жнивье,
     Засыпают царства, чтоб завтра рассыпаться в прах.

     Айригаль, ты короста Лазоревых храмов на теле земли,
     Гордые тени лживых пророков-жрецов.
     Как усмешка святого, надменны твои корабли.
     Словно патока, речи безумных твоих мудрецов...

     Отложив   стихотворение,  Исиндиос   поморщился.   Тоже  мне   -  поэты
доморощенные. Жрецов - мудрецов.
     Зато  идеек  - как помета в курятнике. Надо  же было удумать:  повесить
такую штуку на стену столичного Лазоревого храма! Разбирайся теперь.
     Как будто ему без того забот мало!
     Только вчера ему  пришлось  еще раз  поговорить  с  Раоми. Наедине. Без
формальностей.  Синклит  неохотно давал  разрешение  на  эксгумацию,  но тут
все-таки уступил. Савернос оказался на удивление покладистым, а Веденекос, к
счастью, и вовсе отсутствовал.
     Иерарх не повторил ошибки жрецов, проводивших  допрос много десятилетий
назад. Он не стал ни грозить, ни мучить душу ушедшего чародея. Он просто дал
понять Раоми, что новая реинкарнация зависит лишь от него самого.
     Исиндиос даже смог взглянуть на тот вечер его глазами и оценил сей жест
доверия со стороны покойного  более, чем его мог бы оценить кто-либо другой.
Он знал, что  для души погибшего это столь  же  мучительно,  как раскаленные
щипцы для живого тела.
     И все же иерарх не чувствовал себя в долгу - он поклялся, что Раоми это
зачтется.
     Увидев  старика  перед  собой,  Исиндиос  не  замедлил  пустить  в  ход
дарованную  ему  Силу.  И   понял,  что   его  самые  смелые   предположения
оправдались.
     Отпустив на покой душу Раоми,  иерарх  усмехнулся.  Теперь он знал, кем
был "случайный"  ночной  гость. Но вот  зачем ему понадобилось отдавать ключ
именно Винсенту Беральду - простому наемнику, не  слишком решительному и  не
страдавшему от избытка интеллекта?
     Одно дело было сделано. Оставалось еще одно.
     Исиндиоса  ждала  Келья Перехода.  Произвольная телепортация на большие
расстояния оставляла  с дюжину магов  Ордена Пурпурной  Стрелы выжатыми, как
выброшенный на помойку лимон. Однако иерарх мог себе это позволить.
     Через  четверть  часа  он  уже  стучал  в  дверь  старинного  каменного
особняка, затерянного в глуши Агарма.
     Если  появление мага  в одном из Лазоревых храмов было делом обыденным,
то визиты жрецов в жилища магов, мягко говоря, не поощрялись.
     Одни были  уверены, что так повелели сами боги,  щадя чувства чародеев,
проигравших  в знаменитой  Битве  Святых Отцов. Другие, в основном жрецы, не
сомневались, что большинство колдунов в той или иной степени страдает манией
преследования  и попросту  боится  впускать  в  свое  жилище тех,  чья  Сила
многократно превосходит их собственную. Как бы то  ни было, обычай переходил
из  поколения в  поколение,  как  бывает со  многими  традициями, способными
поразить  непредвзятого  человека  как  своей  абсурдностью,  так   и  своей
живучестью.
     Однако иерарх надеялся, что его посещение не  будет  истолковано ни как
угроза, ни как оскорбление. Лииль был не просто чародеем, не просто одним из
лучших, не просто  членом  Круга.  Он был эльфом!  А эльф, посвятивший  свою
жизнь  занятиям  колдовством,  вряд  ли  мог  оказаться  ревнителем  древних
традиций.
     Беседа оказалась долгой.
     Единодушно  осудив  необоримое упрямство  гномов, на прошлой  неделе  в
очередной раз  наотрез отказавшихся разрешить заколдовывать клинки  еще в их
кузницах, Исиндиос  неторопливо обсудил  повышение цен  на  перья  шеандилей
(совсем пираты распоясались,  а эмир как сидел сложа  руки, так и сидит!)  и
несколько неожиданно  (честно  признаться,  чародей в  этот момент ненадолго
задремал) перескочил на обсуждение нравов современной молодежи.
     Лииль  стоически терпел, безнадежно  пытаясь понять, зачем  же на самом
деле пожаловал к нему этот занудный иерарх.
     -  ... просто некому  передать  весь  тот  опыт, который мы  по крупице
собирали десятилетиями, - журчал Исиндиос, временами доверительно наклоняясь
поближе к магу. - Разве ж  это ученики! Вот у вас, почтеннейший, был ли хоть
один ученик, которым вы могли бы гордиться?
     - Пожалуй, что и был, -  задумчиво ответил эльф, деликатно отстраняясь,
чтобы не так чувствовался нестерпимый запах, изливавшийся изо рта иерарха. -
Вернее, была.
     - Талантлива? - с завистью поинтересовался Исиндиос.
     - Не без того. Иллюзии, телепортация - здесь ей не было  равных. Однако
слишком самолюбива. Слишком. Уверен, что, если б она пожелала,  могла бы лет
через десять даже претендовать на место в Круге. Но, увы...
     - И вы, конечно же, не стали настаивать? - иерарх постарался устроиться
так, чтобы горб не слишком упирался в спинку кресла.
     - Я  не был уверен, что  ей пойдет  это на пользу, - эльф погрел руки о
чашечку с нежно-зеленым тиссаром. - Она любила интригу ради интриги, если вы
понимаете, о чем я  говорю...  Вернее, даже  так:  в любой игре  ей хотелось
двигать все фигуры сразу. И за себя, и за противника.
     - То есть никакой лояльности? - угрюмо прокаркал иерарх.
     - Трудно  сказать. Если уж давала  слово, то держала его  с  упрямством
рыцаря Ордена Снежного Барса. Но в остальном... Даже я никогда не знал, чего
от нее можно ожидать.
     - Зачем же,  мой друг,  в таком  случае вы взялись  ее учить?  Если  не
ошибаюсь, маги вашей расы не слишком любят людей.
     -  А вы  знаете много магов моей  расы?  - с горечью  парировал эльф, и
Исиндиос  отметил   про   себя,  что,  похоже,  старые  раны  еще  даже   не
зарубцевались. - И разве я сказал, что она была человеком?
     -  Разве  нет? - ухмыльнулся иерарх,  в  полной красе продемонстрировав
полусгнившие корешки зубов.
     -  Была-была,  - Лииль  как-то сразу сник, и Исиндиосу  стало даже жаль
его. - Все в прошлом,  отчего не рассказать. Мне порекомендовал  ее один мой
старый друг,  у  которого  не было в то время иного выхода. И  я не смог ему
отказать.
     - Потом жалели?
     - Иногда, - лукаво улыбнулся  Лииль. - Особенно  когда  она в очередной
раз пыталась отстаивать свое мнение.  По  любому поводу. Знаете,  как сейчас
вижу. Совсем ребенок,  ей и семнадцати не было,  когда она появилась  в этом
доме. Но, бывало,  тряхнет своими  огненно-рыжими  волосами, склонит немного
голову набок... Стыдно признаться, но я отступал. Даже я.
     -  Слишком  упряма,  чтобы  заслуживать  доверия? - иерарх  хотел  было
сочувственно покивать, но вместо этого отчаянно закашлялся и несколько минут
Лииль всерьез опасался за жизнь  посетителя - из горла Исиндиоса  вырывалось
только сиплое шипение.
     -  Напротив,  -  покачал головой эльф, дождавшись,  пока приступ  кашля
миновал. - Я и сейчас уверен, что она меня не предаст. Что бы ни случилось.
     - Воистину редкость. И имя сей добродетельной особы...
     Лииль секунду  поколебался.  Что-то  насторожило его  в голосе иерарха.
Возможно, он был слишком любезным.
     - Если вы не против, монсеньер, мне бы не хотелось...
     -  Конечно, конечно,  забудьте  о  моем бестактном  вопросе, мессир!  -
Исиндиос  замахал  покрытыми  коростой  руками  столь  энергично,  что  даже
перевернул  кувшин  со свежим апельсиновым соком на  новую мантию чародея. -
Орроба меня  побери,  какой  же я неловкий! Простите, мэтр, ради всех  богов
простите!  Кажется, я и так злоупотребил  вашим  терпением, а  тут еще такая
досадная случайность. Одно ваше слово - и мои жрецы...
     Когда гость наконец откланялся, Лииль  кинул мантию слуге и неторопливо
направился в свою лабораторию.
     Так зачем же все-таки приезжал этот настырный иерарх?!



     Бэх казалось, что конь  несся  даже не по тропинке - над ней. И если бы
ветви, покорные воле Лентала, предусмотрительно не отгибались в сторону, они
с паладином давно бы уже оказались на земле.
     До сих пор  она видела подобную  скачку только  раз в жизни, да и то со
стороны,  когда  один  из  работавших  на  Темеса  магов  наложил на скакуна
орденского курьера заклятье Летящей Бури.
     Паладин мерно поднимался и опускался в седле, не выказывая ни  малейших
признаков усталости, тогда как  Бэх чувствовала себя отбивной, которую скоро
уже можно будет подавать на стол.
     Девушка решила, что вытерпит еще четверть часа, а потом все же попросит
Лентала  устроить привал.  Или полчаса...  Нет, пожалуй,  и  четверти  будет
многовато.
     Повинуясь   приказу   всадника,   конь   перешел   с  рыси  на  шаг  и,
пританцовывая, остановился.
     - У нас  есть минут пятнадцать, чтобы размять все, что затекло, - бодро
объявил Лентал. - А потом снова в путь!
     Стараясь не выдать облегчения, Бэх спрыгнула  на землю  и привалилась к
ближайшему  дереву. Мысли он, что  ли,  умеет  читать?  Или, боги всеблагие,
неужели и сам устал?
     - Все хотел тебя спросить, - будто невзначай поинтересовался паладин. -
Только честно. Я тебе не слишком помешал, когда к вам присоединился?
     -  С чего бы вдруг? - Бэх  удивленно  взглянула  на  него, одновременно
пытаясь усовестить затекшую левую ногу.
     - Ну как, раньше ты  была единственной жрицей в  талиссе,  и  все такое
прочее...
     -  Ну  и  что?! Не единственной  же  в  мире. И  потом,  разве не  боги
определяют  наш  путь?  -  улыбнулась  она, стремясь  окончательно  развеять
сомнения паладина.
     - Не боги, - неожиданно серьезно ответил тот.
     Однако увидев изумление на ее лице, добавил:
     - В смысле, и боги, конечно, тоже. Но не только.
     - Ты про свободу воли, - усмехнулась  Бэх. - Есть такое дело. Но я  все
равно уверена, что все самое-самое важное в нашей жизни определяют боги.
     Лес внимательно  прислушивался к их разговору.  Странная  весна в  этом
году,  недобрая. Слишком много смертей, слишком много боли. Сначала Беральд,
потом Айвен...
     В  ответ  лес дохнул  ей в  лицо будоражащей кровь весенней  свежестью:
запахом  новорожденных почек  и  тянущейся  к  солнцу травы, пением  птиц  и
журчанием протекавшего где-то за деревьями ручейка.
     - А что же  здесь  такого  невероятно  важного?  -  не  отказал себе  в
удовольствии  Лентал.  -  Подумаешь,  тоже  дело!  Ну, присоединился  к  вам
приблудный паладин. Ну, отсоединится при случае.
     Бэх смутилась. Дразнит, издевается. И зачем она с ним связалась...
     -  Паладины,  если  кто  не  знает,  -  ответила  девушка тоном  весьма
занудного  ментора,  - суть самые  близкие  слуги любого бога, кои действуют
лишь по его прямой воле.
     - Да ну, - изумился Лентал, - и где же ты этого нахваталась?
     - Не нахваталась, - все также строго поправила его Бэх, - а почерпнула.
     Взглянув в  лицо Лентала, она едва  удержалась  от того, чтобы щелкнуть
его по носу. Нашел тоже несмышленую девицу...
     - И где же ты это почерпнула? - охотно исправился паладин.
     - Было дело, - напустила туману Бэх. - Нам не пора?
     - В самый раз, - не споря, Лентал в одно мгновение оказался в седле.
     Прошло еще несколько часов.  Убаюканная  сказочной быстротой, с которой
убегали назад деревья, Бэх ненадолго задремала.
     Проснулась  она от  того,  что конь  громко  заржал и  встал  на  дыбы.
Тропинка впереди  оказалась  перегорожена  наспех устроенной  засекой, перед
которой стояли  двое. Больше  всего  они были похожи  на повешенных на стене
древнего  замка Беральда  - та  же разнородная  одежда с чужого плеча, те же
неделями не мытые тела.
     Стоящий  сзади целился из лука  в голову паладину -  один его  глаз был
прищурен,  а стрела  плясала, как кружка в руках у пропойцы. Второй неуклюже
попытался  схватить коня под уздцы,  но с таким же  успехом он мог бы ловить
молнию  голыми руками.  Стоило жеребцу угрожающе клацнуть  зубами,  как рука
немедленно отдернулась.
     - В чем дело, ребята?  - паладину  не  надо  было  оглядываться,  чтобы
почувствовать, что и сзади тропинка тоже перекрыта.
     - Надо поговорить, - ответил тот, в ком Лентал признал главаря.
     - Есть тема?
     На Бэх только кольчуга. И если пробовать прорваться, все шансы получить
стрелу выпадают именно ей.
     Главарь неуверенно сделал  рукой Знак.  Если бы Лентал не умел  владеть
своим лицом, его глаза поползли  бы на лоб. Впрочем, кто сказал, что обычный
паладин должен знать Знак?
     - Поговорим наедине? - главарь приглашающе мотнул главой.
     Откровенно говоря, поговорить, конечно, стоило.
     Его могли выследить, хотя это  было крайне сомнительно. В любом случае,
они не должны были  знать,  что он стал  паладином. Хотя  и недооценивать их
тоже не резон...
     - Готова? - прошептал Лентал.
     Бэх не ответила, но паладин чувствовал спиной ее напряжение.
     - Начали!
     Лентал  вновь поднял  жеребца на  дыбы.  Главарь  отшатнулся,  но, увы,
недостаточно  быстро  -  размозжив  ему голову,  копыта  коня  опустились на
тропинку и  тут же взметнулись вновь. Второй  оказался проворнее: выстрелив,
он сумел  увернуться и  избежал удара. Но это его не спасло - паладин послал
жеребца вперед, пригнулся и одновременно выхватил меч.
     Разрубив ключицу, тяжелый клинок застрял в теле.
     - Займись теми, кто сзади!
     Проводив взглядом спрыгнувшего с жеребца паладина, Бэх зацепила поводья
за  луку  седла и  сдернула  с плеча  лук.  Позади  нее  раздалось невнятное
завывание - боги, только магии еще не хватало!
     Резко развернувшись, Бэх, почти не целясь, отправила стрелу в потертого
мужичонку,  одной рукой делавшего  в воздухе странные  пассы, точно он солил
нечто  невидимое. Другую руку мужичок выставил в  сторону паладина раскрытой
ладонью  вперед,  и  между  его  пальцев  побежали легкие  искорки  голубого
пламени.
     Стрела пробила  ладонь  насквозь, и  заклинание превратилось  в громкий
крик боли.
     Прижимая руку к груди, маг кинулся прочь с тропинки.
     - Ну уж нет!
     Еще одна стрела мягко вошла под левую лопатку убегавшего колдуна. Белые
перья быстро окрасились кровью.
     Бэх огляделась.
     Паладина  атаковали  сразу  пятеро,   стремясь  оттеснить  его  к  краю
тропинки, подальше  от коня. Вместо того, чтобы  сразу броситься  на помощь,
девушка  невольно  залюбовалась  Ленталом:  оставив  щит  у седла, он бился,
парируя удары длинным кинжалом с гардой в виде перевернутой Чаши Ашшарат.
     "Почему он не прибегает к помощи своей богини?" - на секунду мелькнув в
голове  Бэх, но  мысль тут же  исчезла,  сметенная  лихорадкой боя. Лук  был
отброшен, в  руке девушки  блеснул меч,  и неосторожно приблизившийся к коню
противник рухнул под копыта вслед за своей отрубленной рукой...
     Бэх остановилась, лишь увидев, что вокруг них уже никого не осталось.
     - Передохнем?
     Паладин склонился над главарем.
     - Как скажешь, -  осмотрев коня,  девушка порадовалась, что тот остался
невредим. - Ты хоть понял,  с  чего это вдруг они  на  нас полезли? И о  чем
хотели с тобой поговорить?
     - Можно тебя на минутку? - голос Лентала казался озабоченным.
     Бэх подошла ближе.
     - Похоже, им действительно было, что сказать.
     - Ты их знал?
     - Не их. А тех, кто их  послал,  - перевернув острием меча руку главаря
ладонью вверх,  Лентал  указал на кольцо  на безымянном  пальце,  повернутое
печаткой внутрь. На  черном камне, вставленном в хитроумную оправу,  блестел
вытравленный силуэт кобры.
     - Какие-то змеепоклонники? Или тебе знаком этот символ?
     - Еще бы, - нахмурился паладин. - Лангер Орробы. Не ожидал.
     При упоминании Орробы девушка невольно  вздрогнула.  Лентал подозревал,
что именно эта богиня решила принять облик "Зирментай".
     - Лангер? - переспросила жрица.
     - Орден, - пояснил Лентал. - Но не совсем. В Ордене обычно либо  воины,
либо жрецы, либо маги. В лангер могут входить все сразу.
     -  Первый  раз  о  таком  слышу! -  Бэх  нагнулась,  чтобы как  следует
рассмотреть кольцо.
     - Это-то как раз  не удивительно, - рука паладина предостерегающе легла
на  плечо  девушки. - Лангеры созданы богами для тех  дел, которые и  должны
оставаться  в тайне. Иногда даже от их собственных жрецов. Разумеется, кроме
тех, кто входит в лангер.
     - Лангеры... Значит, они есть не только у Орробы?
     - Не только, - признал Лентал. - Но не спрашивай меня, у кого еще.  Это
как раз тот случай, когда мало знаешь - крепко спишь.
     - И ты подозревал, что эти ребята из лангера?
     - Я  не  поверил,  -  паладин сорвал  пук  травы и принялся старательно
счищать с сапог забрызгавшую  их  кровь.  - Главарь сделал мне  Знак. То  ли
проверял, то ли был уверен, что он мне известен.
     - Подожди, - Бэх нагнулась, чтобы подобрать лежащую на тропинке стрелу.
- Давай  с начала. Ну Знак, ну лангер. Что здесь такого невероятно опасного?
Или тебя тревожит что-то другое?
     - В  лангеры  входят лучшие  из  лучших, - Лентал  казался  не на шутку
встревоженным. - Ты тут как-то меня  чуть ли не в  великие  воины произвела.
Так вот, я в лангер не вхожу.
     - Значит, у Ашшарат он тоже есть, -  улыбнулась Бэх. - Ладно, пока тебе
еще не удалось разболтать все секреты, скажи лучше,  что  ты имел в виду под
тайными делами? Я, знаешь ли, тоже не  объявляю всем и каждому, зачем  Темес
меня отправил... отправлял в ту или иную миссию. И что?
     -  Боги  не всегда требуют  благородства  и славных деяний, -  возразил
паладин. - Да что я тебе рассказываю?! Помнишь, Макобер вспоминал, как убили
графа Беральда? Готов поклясться, что там тоже поработал лангер.
     - Айригаля?
     -  Бэх,  я  не  страдаю  всеведением.  Просто   лангер  на  мелочи   не
разменивается. И если он послал своих людей с нами поговорить...
     -  А чей это был Знак?  - чтобы чем-то  себя  занять, девушка проверила
подпругу.
     Сказать или не  говорить  Ленталу, что Темес тоже  придавал их походу в
Лайгаш особое значение?
     - Как раз лангера Орробы. Все совпадает: Знак, кольцо. Меня уже однажды
так  предупреждали,  когда  я  случайно  перешел  ему  дорогу.  А  по  части
устранения преград лангеру Орробы нет равных.
     - То есть это  что-то вроде Гильдии убийц? - медленно произнесла Бэх. -
Смерть, которая может поджидать повсюду?
     -  Не  совсем, - паладин старательно  вытер  меч о траву.  - С Гильдией
убийц гораздо проще. Ты знаешь, где она находится. Ты знаешь, как прибегнуть
к ее  услугам.  Ты знаешь практически  все. Кроме  того,  кто  именно  будет
выполнять твой заказ.
     -  Ты так  спокойно об этом говоришь, - возмущенно  заметила девушка, -
словно каждый день заказываешь кого-то гильдии!
     -  Ну,  зачем  же, не каждый! Скажем,  вот  уже  несколько дней  у меня
совершенно нет такой возможности. Что поделаешь, - Лентал тяжело вздохнул, -
в моем возрасте нелегко менять старые привычки. Но приходится. Хотя именно в
последнее время я бы с удовольствием сделал им заказ-другой.
     И на  его лице  появилось столь явно выраженное  сожаление престарелого
людоеда, который не в силах  больше без посторонней помощи пережевывать мясо
своих жертв, что девушка, не выдержав, звонко рассмеялась.
     - Так и что же, мессир крупный заказчик?
     - Только то, что убийцы невидимы, но ты, по крайней мере, представляешь
себе, чем  они  занимаются.  И  если  у  тебя  нет могущественных и, заметь,
богатых врагов, можешь спать спокойно.
     - А что, члены этого самого лангера - они на любого бросаются?
     - Не  то чтобы на любого.  И не то чтобы  бросаются. Они выполняют волю
Орробы.
     Паладин помедлил.
     - И  никто не знает,  - наконец продолжил  он, - какова  будет ее воля.
Ведь поступки богини невозможно предугадать. Тем более такой богини.
     Бэх  поежилась.  Уже начинало смеркаться, и лес неожиданно показался ей
унылым и холодным.
     -  Представь  себе,  -  Лентал посмотрел ей прямо в глаза, - что твоему
сыну суждено  стать  великим героем. Или  знаменитым  жрецом. Скажем, той же
Ашшарат. Жрецом,  который  не раз  столкнется со слугами Парящей Вне  Жизни.
Если она сумеет узнать об этом, сумеет предвидеть будущее (а это  ей  иногда
удается), - считай, что он приговорен.
     - А если у меня пока еще нет детей...
     - Тем лучше. Ведь куда проще убить не его самого. И не  потом, когда на
его стороне будет вся сила Дарующей Любовь. А тебя. И сейчас, когда  ни один
бог не встанет на твою защиту.
     -  Хватит! - Бэх с  трудом отвела  взгляд и  едва удержалась, чтобы  не
перейти  на  крик.  -  Если  ты хотел меня напугать,  считай, что  тебе  это
удалось.
     -  Напугать? -  в приближающихся сумерках девушка не могла  определить,
действительно   ли  Лентал  удивлен  или  притворяется.   -  При  чем  здесь
"напугать"?! Я же  тебе  не  страшные сказки перед сном рассказываю! Ты сама
видела кольцо!
     -  Допустим, - Бэх изо всех сил старалась взять себя в руки, - но какое
отношение имею ко всему этому я? Или мы?
     -  Сейчас, пожалуй,  никакого.  Разве  что,  как  я уже  сказал, именно
теперь, когда  рядом с тобой  нет  ни твоего бога, ни твоих  друзей, по тебе
проще всего нанести удар.
     - А вообще?
     - А вообще, вспомни, куда и зачем вы идете.
     - Вы?
     -  Прости. Теперь уже мы. Не могу сказать, чтобы Дарующая Легкую Смерть
и Владыка Вечных Пустошей были совсем уж не знакомы.
     -  То есть ты хочешь сказать, что он попросту, по-дружески, нажаловался
жене на наше нехорошее поведение, и она решила нас наказать?
     Внезапно  мысль эта показалась Бэх настолько забавной, что  она чуть не
рассмеялась. Уж слишком тогда боги походили бы на людей.
     -  Честно говоря, я  ничего не хочу сказать. Может быть, не наказать, а
остановить, заставить  повернуть обратно  - так, по крайней  мере,  понятно,
зачем  им  понадобилось  сначала со  мной поговорить. Может быть, ни ты,  ни
талисса вообще здесь не при чем. И они охотились за мной.
     -  Неужели ты не знаешь,  приходилось  ли тебе  когда-нибудь переходить
дорогу столь могущественным противникам?
     -  Знаю.  Приходилось. Ну  ладно,  давай  лучше  поторопимся,  путь  не
близкий.
     И только когда они вновь оказались на спине жеребца, Лентал, прежде чем
тронуть поводья, небрежно заметил:
     - А ты неплохо сегодня билась. Не ожидал.
     Паладин пришпорил коня,  а Бэх за  его  спиной  густо покраснела и была
счастлива, что ее спутник этого не видит.






     Девушка проснулась за минуту до того, как часы пробили пять.
     К  тому моменту, когда  звон по пустым каменным коридорам донесся до ее
комнаты, он больше напоминал разъяренный гул идущего в атаку войска.
     Дождавшись, пока  стихнет последний  удар  часов,  Пээ медленно села на
постели,  подтянув колени к груди и обхватив их руками.  В жарко натопленной
комнате было тихо, и только разметавшийся рядом мужчина временами всхрапывал
во сне.
     Девушка  ласково провела рукой по  его лбу,  стирая редкие  капли пота.
Мужчина беспокойно зашевелился. Погладив его  по голове,  она коснулась  его
висков указательными пальцами и прошептала несколько слов. Храп возобновился
с новой силой.
     Улыбнувшись, Пээ  спустила ноги с  кровати,  быстро  оделась и  провела
гребнем  по  волосам.  Пора.  Если  не случится  ничего  непредвиденного, он
проспит до ее возвращения.
     Подойдя к камину, она взяла с полочки  кусок мела и  начертила на  полу
неправильной формы  многоугольник.  Взглянув  в стоящее  на  камине  тусклое
бронзовое зеркало,  поправила ярко-рыжий локон.  Хорошо бы  еще  умыться, но
ничего, в темноте сойдет и так.
     Отцепив  от  пояса  маленький  мешочек  из  плотной  синей  ткани,  Пээ
равномерно   посыпала  пол  внутри   многоугольника  тонким   слоем  мелкого
золотистого  порошка. Подув  на  пальцы,  она  аккуратно  завязала  мешочек,
вернула его на пояс и только после этого переступила меловую черту.
     В то же мгновение порошок вспыхнул, и мужчина остался в комнате один.
     Чародейка  же  оказалась  на широкой  лесной тропинке. Висящая высоко в
небе луна  завистливо  посеребрила непокорную  гриву  ее  волос,  придав  им
сходство с  пушистой  шкуркой лорь'и. Но любоваться этим было некому: вокруг
нее лежали лишь мертвецы.
     - Жаль, - прошептала она, однако так и осталось непонятно, относится ли
это к покойникам или же к ее разрушенным планам.
     Осмотревшись, она неторопливо обошла место, где недавно разыгрался бой.
     - Три, пять, восемь, все здесь.
     И еще раз несколько удивленно повторила, убедившись, что не ошиблась:
     - Все.
     Взглянув  на  небо и  решив,  что  лунного  света  под деревьями  может
оказаться недостаточно,  Пээ произнесла короткое заклинание и растерла между
пальцев  несколько  крупинок  янтаря. Повинуясь ее воле, в воздухе появилось
яркое вертикальное веретено магического света.
     Девушка мысленно подняла  его повыше. Ну вот,  теперь все видно, как на
ладони.
     Пээ не особенно задумывалась о том, что кто-то  может заметить странный
свет  и не полениться поинтересоваться,  что здесь происходит. Поблизости не
было  никакого  жилья, и она  была  уверена,  что  легко справится  с  любой
неожиданностью.  Разве  что  заблудившийся  в лесу  бог мог  бы доставить ей
определенные неудобства.
     Раскрыв дорожную сумку,  девушка извлекла  из нее привезенную из Шетаха
мягкую  ткань  и  осторожно, стараясь  не  проронить  ни  капли  драгоценной
жидкости, смочила ее из особого малахитового флакончика.
     Встав на  колени  рядом  с главарем, она взяла его  за  руку и, обернув
тканью безымянный  палец,  осторожно  сняла кольцо.  Настоящий  знак лангера
Орробы,  клеймо,  которое ее  люди  оставляли на  убитых,  могли  снять лишь
специально  подготовленные жрецы.  Но Пээ  была уверена, что жрец Ашшарат не
станет касаться печатки.
     Поколебавшись, девушка запустила  руку в карман  неподвижного тела. Три
новеньких палладиевых  талера  все еще были там. Все справедливо: главарь не
справился. А ведь она предупреждала, с кем ему придется иметь дело.
     Так,  теперь  последнее.  Девушка достала  из сумки два  влажных  листа
карьята и провела ими по широко открытым глазам мертвеца.
     - Двое, -  пробормотала она, заглянув в его глаза, - как и ожидалось. И
ни один даже не ранен! Идиоты!
     Неужели жрец не узнал Знак? Да быть того не может!  И все же он даже не
захотел разговаривать.
     Обидно, она надеялась,  что сможет  уговорить его не слишком торопиться
обратно. С  жрицей из  талиссы это бы, конечно, не  прошло, но Пээ казалось,
что жрец неравнодушен к  девушке и сможет задержать ее хотя бы  на несколько
дней. А к тому времени ей было бы уже некуда возвращаться.
     В любом случае предупреждение он получил. Но  теперь Пээ уже не верила,
что  жрец к нему прислушается. Что ж, Бальдру придется поторопиться. Если бы
не защита, удобней момента, чем сейчас, просто не придумать.
     Опустившись на траву рядом с окоченевшими  телами,  Пээ позволила магии
отнести ее обратно.
     Вновь  оказавшись в  комнате,  она  разделась, постаравшись  разбросать
одежду в том же живописном беспорядке,  что  и  накануне вечером, взглянув в
зеркало, придала своему лицу заспанный вид и юркнула под одеяло.
     Бальдр по-прежнему спал. Опершись на локоть, девушка несколько секунд с
улыбкой рассматривала его лицо. Потом легонько коснулась плеча:
     - Эй, соня, пора вставать!
     Фрейн недовольно зашевелился, но тут же глаза его тревожно раскрылись и
он резко сел на постели.
     - Что, уже?
     - Ты же сам просил разбудить тебя после третьей стражи.
     - Просил, - он помотал  головой, окончательно стряхивая сон. - Спасибо.
Попробуем еще раз. Хотя я уже, признаться, не сильно рассчитываю на успех.
     - И все равно не хочешь взять с собой парочку чародеев из Лайгаша?
     Фрейн помотал головой:
     - Протектор вряд ли это одобрит. Да и не  стоит хныкать раньше времени.
Талисса так или иначе стоит на месте. Вот и мы подождем.
     Когда  дверь  за  мужчиной  закрылась,  девушка  сладко  потянулась,  с
наслаждением представляя себе, что впереди ее ждет еще несколько часов сна.
     -  Удачи, Бальдр, - прошептала она, - что-то мне  уже хочется, чтобы со
всей  этой  историей  было  поскорее  покончено.  Надеюсь,  что  сегодня  ты
пробьешься  сквозь защиту,  или через  нее пройду я.  И тогда мы  посмотрим,
насколько она им поможет.



     -  Мэтти,  ты  не  спросил  ненароком,  на сколько  дней  они уехали? -
поинтересовался на следующий вечер Макобер.
     Мессариец уже в двадцатый раз в пух и прах проиграл сам себе в "двойные
ворота", и это занятие ему начало порядком поднадоедать.
     - А ты? - вяло огрызнулся гном, успевший наточить свой топор до  такого
состояния,  что им  можно  было бриться (если  бы,  конечно,  Мэтту пришла в
голову столь экзотическая идея).

     -  По-моему, Лентал  просто  заморочил  нам  всем  голову,  - подправив
наконечник очередной стрелы, Терри отправил ее обратно в колчан.  - Ни  куда
они поехали, ни зачем...
     - Ну,  не  скажи.  Воля  богов  есть воля  богов, -  и Торрер осторожно
покосился на Айвена, не заинтересует ли  того разговор. Но  маг  по-прежнему
валялся в траве, не сводя глаз с ярко-желтого одуванчика.
     И, насколько эльф мог  судить, в одуванчике этом не было ровным  счетом
ничего примечательного.
     - "Я  бы на  вашем месте никуда  не уходил", -  раздраженно передразнил
паладина гном. - Тоже мне, пророк Биримба!
     - Мэтти,  а кто  этот  самый?...  Ну,  как  ты  сказал?  - с  уважением
полюбопытствовал Макобер.
     - Был такой! - таинственно ответил Мэтт. - Ну что, правда  будем  здесь
сидеть, как прикованные?
     Он  обвел  взглядом  остальных.  После  внезапного  отъезда Бэх  друзья
пребывали в состоянии сильнейшего недоумения. Словно лег спать у себя  дома,
а проснулся  в логове дракона:  не то чтобы много неудобств,  но странно  до
невозможности.
     - Ладно, давайте еще  одну ночь,  а там посмотрим, - предложил Терри, и
остальные согласились, точно эта ночь и вправду могла что-то изменить.
     В быстрое возвращение Бэх не верил никто.
     Идти  спать  сразу  после  ужина  друзьям  не   хотелось.  Как  следует
отоспавшись накануне  и  переделав днем все дела, которые  смогли придумать,
вечерком они позволили себе лениво посидеть у костра.
     Терри, заложив руки за  голову,  задумчиво глядел  на огромные весенние
звезды.
     - Помните, как кончается баллада о Двух героях?
     - Никак знакомое созвездие  углядел?  - фыркнул  гном. - Кто ж этого не
помнит?!
     - И  увидел он, что мертв его старший  брат, и воззвал он к  богам: "Вы
слепы и неправедны, коли  смогли допустить такое. Не верую я в вас более - и
будьте  прокляты",  -  вполголоса продекламировал  Терри.  - И  шагнул он  в
пропасть, и подхватили его боги, и вознесли на небо. И молвили ему боги...
     -  Да, - мечтательно  перебил его Торрер, -  вот бы со  всеми так было.
Чтобы не умирали, а только это... возносились бы, в общем...
     Сообразив, куда его занесло, эльф испуганно умолк.
     -  Кстати,  Айвен, -  Макобер с энтузиазмом  влился в ряды  нечутких  и
неделикатных, - а как тебе удалось воскреснуть?
     Вопрос  этот  мучил  талиссу уже  давно,  но  никто,  кроме мессарийца,
временами  оказывавшегося  удивительно  бесхитростным  и  прямолинейным,  не
решился бы задать его так в лоб.
     Лицо мага застыло.
     -  Боюсь, что не смогу тебе этого рассказать, - медленно проговорил он.
- Лгать не хочется, а правда... Не уверен, что такую правду стоит знать кому
бы то ни было.
     - Слушай, но ты  же не  клялся  никому  об  этом  не рассказывать?  - с
надеждой уточнил Макобер.
     - Не клялся, - Айвен произнес это таким тоном, что даже у сфинкса отбил
бы охоту задавать следующий вопрос.
     - Ну, тогда еще не все потеряно! - воспрянул духом Макобер.
     - Что-то я уже совсем засыпаю, - демонстративно зевнув, Терри попытался
сменить тему. - Кто мечтает подежурить?
     - Давайте я,  что  ли,  первым, -  вызвался Баураст.  -  Заодно с Мимбо
поболтаю,  днем-то  до  него считай что не докричишься. Да не бойтесь вы, не
усну: не впервые в походе-то.
     Друзья с сомнением посмотрели на мага, но обидеть его не рискнули.
     - Тогда я после вас, - объявил Торрер. - Кто хочет, может составить мне
компанию.
     Мэтт  был не против. Айвен с Макобером  согласились  нести  вахту перед
рассветом,  а  Терри  вполголоса пообещал  Мэтту не спать все то время, пока
чародей будет наслаждаться обществом ослика. На том и порешили.
     Засыпали они под бодрый тенорок Баураста:
     - Ну и как, друг мой, тебе наши новые знакомые?
     Ослик  вяло  отбивался  и мечтал хоть немного  вздремнуть. Колокольчики
нервно позвякивали.
     Когда Мэтт с Торрером разбудили Айвена и Макобера, уже светало.
     Считая  неоконченным  тот  давешний  разговор,  мессариец  только  было
настроился  поподробнее  разузнать у Айвена все этапы его эпопеи,  когда маг
неожиданно резко оборвал его:
     - Подожди. Не сейчас. Мне надо... -  он словно к чему-то прислушался. -
В общем, главное - не трогай меня сейчас. И что бы ни случилось, - знай, что
со мной все в порядке.
     И прежде  чем  Макобер  успел  спросить,  что,  собственно,  стряслось,
чародей застыл, глаза его остановились, а дыхание стало  ровным и спокойным,
как у спящего.
     -  Лучше  бы  я  с  Бау  подежурил,  -  разочарованно  попенял  Макобер
неподвижному телу Айвена. - Ладно, подождем, чем дело кончится.
     Прошел час, а дело все не кончалось. Мессариец заметно заскучал.
     Пытаясь отогнать сон, он несколько раз обошел лагерь по кругу. Все было
спокойно. Но стоило присесть, как  голова  сама собой начинала клониться  на
грудь.
     - Слушай, - в конце концов заявил мессариец, точно хоть кто-то  мог его
услышать, - пойду-ка я дорогу на завтра посмотрю. Утро близится, Бэх не было
и нет, а еще день торчать на этой поляне лично я совершенно не согласен.
     Ответом ему был богатырский храп Мэтта.
     -  Кстати,  неплохая идея!  -  мессариец энергично  растолкал  гнома и,
бросив ничего не понимающему Мэтту: "Присмотри там  за Айвеном, я  мигом", -
радостно углубился в лес.
     Лес встретил его насмешливым перешептыванием деревьев, поскрипывающих и
смеющихся  за  его спиной.  Мессарийцу  стало  не  по себе, хотя  раньше  он
одинаково  спокойно чувствовал себя среди ночи что в лесу,  что на кладбище,
что в  пещерах. Особенно  в пещерах, к которым  чуть  ли не  с детства питал
совершенно непонятную для городского жителя слабость.
     Лайгаш  должен  был  быть и  в самом  деле  неподалеку. И  если по уму,
талиссе стоило  бы, пока есть время, разведать дорогу до его врат (мессариец
ярко  представил  себе  огромные,  в  три  человеческих  роста  ворота, едва
выступающие из скалы), а потом уже...
     Невидимая преграда мягко, но настойчиво отбросила его назад.
     - Это еще что за фокусы?! - возмущенно спросил мессариец и взял немного
правее. С тем же результатом.
     Заинтересовавшись, Макобер нащупал нечто мягкое и упругое, провел рукой
вниз,  чтобы убедиться, что оно тянется до  самой земли, а потом привстал на
цыпочки и попытался дотронуться до верхнего края.
     Бесполезно. Полное ощущение, что невидимая стена выходит из самой земли
и поднимается к небесам.
     Двигаясь  вдоль  преграды, мессариец направился влево, но скоро  понял,
что  начинает заворачивать обратно к лагерю. Реши завтра талисса отправиться
дальше, это окажется физически невозможно.
     Неужели чародеи Лайгаша всерьез полагают, что талиссу это остановит?
     Лет  пять  назад в Ферно ему  уже  приходилось  сталкиваться  с похожей
магической преградой. И  оказалось,  что  ее  можно  просто  разрезать,  как
взрезают  алмазом  оконное  стекло.  Правда,  там  эта  преграда  ничего  не
охраняла,  а,  скорее,  предупреждала  хозяина, что  его  слуги  не  в  меру
любопытны. Но чем Айригаль не шутит...
     Мессариец провел  по завесе кинжалом. Однако она лишь мягко  оттолкнула
клинок.
     - Ладно, попробуем по-другому!
     Макобер энергично зашарил по карманам.
     - Отмычки здесь  ни  к чему, -  бормотал он, перебирая попадающееся под
руку барахло. -  Зеркальце - если только расколоть. Перстенек... Это что еще
за перстенек? Клянусь дудуном Ч'варты, первый раз вижу!
     Мессариец задумчиво повертел его в руках. Маленький золотистый камешек,
вставленный в приподнятое над  кольцом гнездо, ровным счетом ни о чем ему не
говорил. А вот его острые грани...
     Поднеся перстень к завесе, Макобер  мягко надавил  и резко провел рукой
сверху вниз.
     Он ожидал услышать громкий хлопок, извещающий о том, что путь свободен.
Или, на худой  конец, почувствовать  хоть какое-то сопротивление. Однако  ни
того, ни другого не произошло.
     Мессариец осторожно вытянул руку вперед.  Завеса исчезла, словно ее тут
никогда и не было.
     Не  поверят ведь, ни в жизнь не поверят. Правда, может, невидимый кокон
лопнул не полностью, и где-то в другом месте еще осталось...
     Знакомый свист возле самого уха заставил его броситься на землю.
     Торопливо  сунув  перстенек  в  карман,  Макобер,  приподнял  голову  и
огляделся. Похоже, стреляли вон из-за того бука. И если сместиться немного в
сторону...
     Мессариец не успел  даже  пошевелиться,  когда кто-то  весьма  солидный
навалился на него сзади  и  крепко надавил  на затылок,  пытаясь  вжать  его
голову в землю.  С трудом перекатившись  на  спину,  Макобер чудом умудрился
даже не  сбросить, а  скорее спихнуть незнакомца, но тут  же сбоку метнулась
еще одна тень, и руки мессарийца оказались крепко прижаты к земле.
     А  здоровенный  детина,  напавший на  него  первым,  уже  распрямился и
теперь, нехорошо улыбаясь, тянул  из  ножен двуручный меч  размером с доброе
копье.
     Дернув руки и с грустью осознав,  что высвободить  их  ему  не удастся,
Макобер рывком подтянул ноги  к себе  и  стукнул  по земле каблуком  правого
сапога.
     - Что, лягушонок, дергаешься?
     Тихий щелчок,  с  которым из  подошвы  вышло  остро заточенное  лезвие,
остался незамеченным. Вот и отлично!
     Целясь  врагу  в живот, Макобер  резко распрямил  правую ногу и в ту же
секунду вцепился зубами в одну из державших его рук.
     Краем   глаза  он  успел   заметить,  что  детина   упал,  и  полностью
переключился на его  товарища. Проведя  носком  сапога по  земле,  мессариец
вернул  лезвие  обратно в зажим и,  извернувшись,  выхватил  из-за  голенища
кинжал.
     Заметив  блеск  стали, враг  попытался  отшатнуться, но  мессариец  уже
почувствовал себя  в своей стихии.  Удар,  лезвие,  чавкнув, провернулось  в
ране, и рука Макобера стала мокрой от крови.
     Мессариец  хотел уже кинуться  обратно,  когда наперерез  ему  из  леса
выбежал еще один воин.
     - Мэтт! К бою! - что было сил крикнул Макобер.
     Засада?  Или передовое охранение Лайгаша?  И надо  же  было  именно ему
нарваться на всю эту толпу!
     Сжимая  в  руке  боевой  топор, противник медленно  приближался. Он  не
пугал, не поигрывал оружием  - просто шел вперед, не сомневаясь, что на этот
раз мессарийцу пришел конец.
     Это мы еще посмотрим!
     Перебросив кинжал в левую руку, мессариец обнажил меч.
     Интересно,  сколько  их  еще  здесь,  подумал  он,  уходя  от ударов  и
одновременно пытаясь прощупать противника. Тот дрался мощно, тяжело рассекая
топором   воздух,   будто  кузнец,  выполняющий   привычную  и   необходимую
односельчанам работу.
     Из леса долетели крики, звон стали и недовольное верещание разбуженного
Смерча. Услышав привычный звон колокольчиков, Макобер улыбнулся и перешел  в
нападение.
     Выбрав  момент,  он  поднырнул под  топор, целясь  мечом по  ногам. Тот
инстинктивно  попытался  подпрыгнуть,  однако  мессариец  вместо того  чтобы
сделать шаг назад для нового удара, продолжил движение вперед, ударив плечом
чуть выше колен.
     Не  будь  в  руках  у  противника  топора,  Макобер   бы  даже  решился
попробовать принять его вес  на плечо и откинуть в сторону. Однако сейчас он
решил не рисковать и, дождавшись, пока спина  врага коснется земли, оказался
у него на груди и приставил к горлу кинжал.
     - Жить хочешь?
     Пленник кивнул - терять уже было нечего.
     - Тогда говори, откуда вы, такие храбрецы, взялись.
     - Гарнизон Лайгаша, внешний круг обороны.
     То есть даже не передовое охранение... В хорошеньком же местечке добрый
паладин оставил их переночевать!
     - И командует вами?
     - Бальдр Фрейн.
     Имя ему ни о чем не говорило.
     - Воин, чародей?
     - Воин.
     Глаза пленника бегали по сторонам. То ли он ждал  шанса улизнуть, то ли
пытался угадать, что с ним сделает мессариец, когда закончит допрос.
     Зрелище двух неподвижных тел неподалеку не добавило ему оптимизма.
     - Кто не давал мне здесь пройти?
     - Не давал пройти? - искренне удивился пленник.
     Похоже, не врет.
     - Ну, маги среди вас есть? - уточнил Макобер.
     Пленник энергично замотал головой:
     - Ни единого.
     Странно. Но об этом можно будет поразмыслить потом.
     - Ну ладно, мне пора.
     Во взгляде пленника появилась мольба.
     - Не боись, мы маленьких не обижаем!
     Мессариец прицелился и  с силой ударил его между носом и верхней губой.
Голова пленника мотнулась назад, и глаза его закрылись.
     Далеко впереди гулко ухнул взрыв.
     Не  иначе,  как Баураста разбудили, с уважением подумал  мессариец. Или
Айвен наконец в себя пришел...
     Эх, не пропустить бы!
     И Макобер кинулся бежать обратно к лагерю.






     Чем дольше я  следил за действиями  талиссы, тем более  наивным казался
мне тот вопрос,  из-за которого я, собственно, оставил все  свои дела.  И на
место  стремлению  разобраться  в  том,  что  же  такое  талисса,  приходило
стремление сначала разобраться в самом себе.
     Забавно. Вот уж не предполагал, что меня потянет в эту сторону.
     Тем более вместо того, чтобы спокойно отсыпаться, пока Бэх уединилась у
алтаря в храме Темеса, а талисса нетерпеливо ждет ее возвращения.
     В сказках, которые рассказывала  мне  в  детстве нянюшка,  в  балладах,
которые позже доводилось слышать в тавернах, Добро непременно побеждало Зло.
Всегда.  Не  оставляя  Злу  ни  единого  шанса.  И  это  казалось  столь  же
естественным, как  и  многое  другое:  молитвой  душа успокаивается, клевету
смывает поединок, фамильный замок переходит по наследству к старшему сыну.
     Все было просто  и ясно. Ежели колдун почем зря мучает добрых молодцев,
на плече у него сидит сова, у  ног - черный кот, а в котле варится лягушка -
это злой колдун. И раз так, то быть ему битым и убитым. А как же иначе?
     Вот ежели на белом коне, в сверкающих доспехах, благословляемый вдовами
и  сиротами,  то,  дети, угадайте,  кто это? Правильно -  настоящий  рыцарь.
Добрый, ему ведь  так  и положено - быть добрым. За что, собственно, в итоге
ему и позволяют расправиться со злым чародеем.
     Именно расправиться - назвать честным боем то, что рыцари проделывали с
колдунами,  язык   не  повернется.  Злодей  мог  сколько   угодно  пыжиться,
приумножать грехи свои и даже  делать вид, что  ничего-то он в этой жизни не
боится, да  только сразу почему-то становилось ясно, что все это до поры, до
времени. До конца сказки или баллады.
     Но  даже  в  детстве мне  казалось, что победить  слабого  противника -
невелика честь. А  уж мучить  его  перед смертью  - тем более. Что  б рыцарю
сразу не направить своего коня прямиком к башне колдуна? (И почему,  кстати,
сказочные чародеи  так любят эти башни? Не иначе  как  чтобы  рыцарь-душегуб
ненароком не заблудился.)
     Да  не сговорились ли они, в самом деле? Колдун в поте лица  использует
каждую секунду, чтобы сотворить все новые и новые  преграды на пути  к своей
башне, а рыцарь с упорством маньяка хватается за самый незначительный повод,
чтобы  только  дать  колдуну эту  возможность. Сворачивает в  сторону,  дабы
навести  порядок там,  где  его никто  не  просит, разгадывает три  загадки,
которым прекрасно жилось и  неразгаданными, просит руки королевской  дочери,
чем чуть не отправляет на тот свет ее венценосного папашу.
     И что  приятно  - в  итоге все довольны. Чародей, славно  повеселившись
напоследок, отправляется на погост, а рыцарь, как обычно, весь в белом...
     Только  вот ведь что получается:  герой  убивает колдуна,  и за  то ему
честь и хвала. За то. То есть за то, что убил.
     Выходит, лишить жизни - Добро? А что же тогда Зло?
     Вот и эти шестеро,  вытащившие графа  Беральда из монастыря Стеариса, -
они кто? Добро? Зло? Если судить  по тому,  как талисса продвигается вперед,
оставляя за собой тела врагов, то...
     Сказочнику  за компанию с менестрелем  было бы куда проще, ведь талисса
вызволила  из темницы настоящего рыцаря,  да еще и  графа! Значит, кто у нас
Добро? Особенно  притом, что сказочники как-то не привыкли интересоваться, а
не за дело ли несчастный рыцарь попал в эту проклятую темницу?
     Но так ведь получится: кто победил - тот и Добро?
     Раньше я считал, что талисса - обычный боевой союз. Не совсем, конечно,
обычный, но в принципе...
     Потом мне стало казаться, что талисса - это дружба. Только вот может ли
дружба быть Злом?
     Им  многое удается. Однако  они совсем не похожи на героев  баллад. Где
сверкающие доспехи, где вдовы и сироты?
     Вот  и выходит, что талисса  - это... просто талисса. Она может творить
добро или зло, однако от этого не перестает быть талиссой.
     А удача, которая ее сопровождает? Совпадение? Или все же милость богов?
Только что  же  это за боги,  если  объединенные силы Орробы  и Айригаля  не
смогли остановить талиссу?
     Она проникла в монастырь  и вышла из него  без потерь. Почему  Ворон не
вмешался сам? Оказался не в  силах? Не захотел? Или за талиссой стоит  нечто
(или некто), что выше богов?
     Я улыбнулся:  начать со сказок  и  закончить едва ли не  богохульством!
Причем  двойным: и поставить под сомнение высшую мудрость богов, и посягнуть
на то, что смертному могут открыться их замыслы.
     И все же, размышляя о талиссе,  я стал думать  о  том, не слишком ли мы
привыкли  полагаться на богов,  на их мудрость и их замыслы?  Не слишком  ли
привыкли верить, что  за  каждым  шагом,  каждым поступком  человека  кто-то
стоит?! Не что-то, а именно кто-то.
     Но  что  если  боги -  лишь  огромные тени за  плечами  людей,  которые
благосклонно принимают  наше поклонение и готовы  позволить сослаться  на их
волю в оправдание наших собственных поступков? Нет, не то чтобы я сомневался
в  их  существовании - для  иерарха Ордена  Айригаля это  было  бы  даже  не
богохульством,  а  чистейшей  воды   безумием.   Только  так  ли  часто  они
вмешиваются в то, что происходит на Двэлле?
     Как  я  радовался,  когда  Ворон  одобрил  мой замысел! Но  кто  знает,
возможно, он оказался бы не  менее  благосклонен, предложи я  расправиться с
талиссой?
     Так кто же тогда, в самом деле, принял это решение: Ворон или я?
     И кто правит этим миром - мы или боги?..
     Стук клюва в окно - и вот уже птица у меня в руках.
     Наконец-то!  Теперь я знал,  кто такой Баураст  и  почему он постарался
присоединиться к талиссе...



     Путь назад показался Бэх куда короче.
     Подъезжая к  изгибу тропинки,  где они  сражались  с людьми из  лангера
Орробы, девушка невольно потянулась к мечу, однако на этот раз здесь не было
не только врагов, но и их мертвых тел.
     Беда...  Получается,  что  они  сразили  не   всех,   и  теперь  лангер
постарается расправиться с ними, не вступая в разговоры.
     - Лентал, - Бэх тронула своего  спутника за  плечо, - все забываю  тебя
спросить. А почему ты тогда в бою не попросил помощи у Ашшарат?
     - Когда - тогда? - удивился паладин.
     - Ну, когда на нас напала эта шайка из лангера Орробы!
     - Ничего себе шайка! Там, знаешь ли, абы кого не держат.
     - То есть  это  мы такие могутные? -  с сомнением  уточнила девушка.  -
Помнится, ты их разметал минут так за десять.
     -  Во-первых, не я, а  мы, - методичность,  которой временами отличался
Лентал, могла  вывести из себя даже святого. - А во-вторых... Честно говоря,
я об этом как-то не задумывался. Понимаешь, с лангерами обычным людям не так
часто приходится сталкиваться. Но говорят, что в свой лангер Орроба отбирает
лучших из лучших.
     - Угу. Особенно тот маг, которого я из лука уложила.
     - Откуда  ты  знаешь,  какое  заклятье  он собирался  сотворить?  -  не
отступал  паладин. - Может, от нас бы и косточек не осталось. А стрела - она
и  есть  стрела. Так что и самого Кхарада можно  булавкой убить, если знать,
куда целиться.
     -  Кстати, о  косточках, - Бэх  решила  все  же настоять  на  своем,  -
по-моему, ты мне так и не ответил.
     - Да  нет тут никакого секрета!  Любому богу при желании не  так сложно
заметить, когда ты прибегаешь к помощи другого бога. Я имею в виду, конечно,
по-настоящему серьезные вещи, а не ранку на пальце залечить.
     - И что? Раньше, кажется, это тебя не удерживало?
     Теперь Бэх уже находила  удовольствие в том, чтобы скакать со скоростью
молнии,  пряча  лицо за  спиной  Лентала, когда  ветер  начинал  слишком  уж
настойчиво возмущаться тем, что они вполне способны его обогнать.
     -  Раньше я  был  вместе с талиссой,  -  терпеливо объяснил Лентал. - А
теперь, когда мы разделились...
     - Думаешь, за нами могут наблюдать? - Бэх поежилась. -  Да еще и боги?!
Не много ли чести?
     -  Не  много, -  на  вкус  Бэх  ответы  паладина  порой бывали  слишком
лаконичны. - Достаточно  сказать,  что своим лангером Орроба управляет сама.
Без посредников. Хотя это и не означает, что она не сводит с него глаз.
     От  этой  мысли уютнее  как-то  не  стало.  Бэх  с некоторым внутренним
содроганием  представила себе, как откуда-то сверху за ней пристально следит
пара невидимых глаз.
     Нечего сказать, приятное ощущение. Особенно если знаешь,  что глаза эти
принадлежат богине, для которой нет ничего невозможного. Или почти ничего.
     - А кто  этот  Кхарад, которого ты упомянул? - девушка решила, что пора
бы  и отвлечься от грустных  мыслей, а иначе ей  прямая дорога в  бесплатную
лечебницу  для жрецов с  особенно буйным воображением при центральном  храме
Темеса в Мессаре.
     - Ну да, ты же не колдунья! -  обернувшись, паладин лукаво подмигнул. -
Поговори  как-нибудь с  Айвеном  на  эту тему,  когда он  вновь станет самим
собой. Интересно, что он тебе расскажет: у них, магов, свои легенды.
     - А у вас, паладинов?
     Лентал усмехнулся.
     - Нам, паладинам, как-то  редко  доводится обмениваться друг  с  другом
разными байками.
     Девушка невольно покраснела, почувствовав, что сказала глупость.
     - Не сердись, -  Лентал легко уловил  ее реакцию. - Давай я тебе просто
расскажу про Кхарада то, что сам знаю. Заодно и время быстрее пролетит. А то
я что-то  начинаю беспокоиться за  твоих друзей. Чует мое  сердце, не усидят
они на месте.
     - Почему же  это не усидят?  -  обиделась за  товарищей Бэх. - Ты же им
ясно посоветовал никуда без нас не уходить.
     Да уж, если бы она сама была в этом так уверена...
     Надо будет  все же объяснить  талиссе свое внезапное исчезновение, а то
неудобно как-то получилось. Жаль только, что правду все равно не расскажешь:
ведь это ради них она решилась отступиться от Темеса!
     -  А  ты  всегда  слушаешься,  когда  паладины  дают  тебе  советы?   -
нахмурившись,  Лентал  послал коня  в галоп. - Ладно,  забыли.  Так  вот, по
легенде их было два брата - Зеантис и Кхарад.
     - Близнецы?
     Паладин рассмеялся.
     -  Сомневаюсь. На  юге среди магов  бытовала даже такая присказка: "Как
Зеантис  с Кхарадом".  Это  когда братья оказывались настолько разными,  что
дальше некуда. Сам не видел, но рассказывали, что более непохожих людей даже
представить  себе трудно.  Что  неудивительно,  если отец  их и вправду  сам
Двэлл.
     - Странное имя,  - девушка наморщила  лоб. -  Что-то не припомню, чтобы
кого-то называли в честь нашего мира.
     - Да потому и не  называют,  что  имя это носил и, думаю,  будет носить
только  его  создатель. Хотя и он,  приходя на  Двэлл, предпочитает называть
себя Дайнаэлем.
     - Не любит собственное имя? -  удивилась Бэх.  - А по-моему, очень даже
ничего. Звучно, как удар колокола: "Двэлл!".
     -  Думаю,  не  в том  дело, что не любит. Просто Двэлл - это демиург, в
честь  которого назван  целый  мир.  А Дайнаэль...  Дайнаэль может  быть кем
угодно.  Встретившимся  по  пути  странствующим  рыцарем,  путешествующим  в
одиночку небогатым купцом, ушедшим от мира отшельником...
     - И ты веришь, что у такого огромного мира был всего один творец? А как
же остальные демиурги? - засомневалась жрица.  - Помнится,  в  монастыре нам
рассказывали историю творения несколько по-другому.
     -  Я же тебя честно предупредил,  что это  лишь один из вариантов.  И я
совсем не уверен, что самый увлекательный или самый правильный.
     - Ну? А дальше? - поторопила паладина Бэх.
     - А дальше оба брата стали магами - первыми магами новорожденного мира.
     - Один злым, а другой - добрым, я надеюсь? - пошутила девушка.
     - Если бы все было так просто! - усмехнулся Лентал. - Они - не добрые и
не злые.  Скорее,  в них  сконцентрировано  все, что  несет  с  собой магия:
красота и амбиции, воля и сила, власть и пресыщение.
     - И что стало с Кхарадом?
     - Многие  считают,  что он погиб вместе  с  Нетертой  - городом магов и
несбывшихся надежд. Но, похоже, ему все же удалось спастись, хотя вряд ли ты
найдешь человека, который смог бы рассказать - как.
     - Так он до сих пор жив?
     -  Не исключено. Только он, конечно, должен быть очень стар. "Стар, как
мир", - это как раз тот редкий случай, когда речь идет отнюдь не о метафоре.
Представляешь  себе,  скольких  врагов  Кхарад  проводил  до могилы, а то  и
отправил  туда  собственными руками? Правда,  подозреваю, ему это доставляет
уже  мало  удовольствия: ведь у  настоящего  мага,  Мага  с  большой  буквы,
возможности почти как  у бога. Если желания исполняются,  стоит лишь всерьез
захотеть, то постепенно теряется смысл жить дальше. А если ты при этом еще и
бессмертен...
     -  Красивая  легенда,  -  задумчиво протянула  Бэх. -  Только  грустная
какая-то, как все твои легенды.
     Лентал замолчал:  возразить  и  в самом деле было  нечего. Впрочем, ему
всегда казалось, что веселыми бывают не легенды, а байки.
     -  Послушай, - без всякого  перехода спросила  вдруг девушка, -  а  что
такое для тебя любовь?
     Он  уже  собирался  было  отшутиться,  но,  обернувшись  и  взглянув  в
доверчивые голубые глаза Бэх, вдруг понял, что не хочет ее разочаровывать.
     - Слово,  - паладин поймал удивленный взгляд девушки. -  Правда,  я  не
шучу.  Есть  такие  слова,  под  которыми   каждый  понимает  все,  что  ему
заблагорассудится. "Дружба", например. У одного - все друзья. Даже те, с кем
он провел вечерок за бутылкой вина. А другой уверен, что у него в жизни есть
только один друг, зато настоящий. Или вовсе ни одного. Остальные же - просто
приятели, знакомые, да кто угодно.
     - Но что-то же ты называешь для себя любовью?
     -  Слишком многое,  чтобы  найти  между  этими  чувствами  нечто общее.
Иного-то слова не придумали, - паладин вновь почувствовал, насколько Бэх еще
молода. - Я любил и люблю своих родителей. Ашшарат...
     - И друзей?
     - А кто тебе сказал, что я не из тех, у кого лишь приятели и знакомые?
     Бэх замолчала. Как странно, наверно, человек должен себя ощущать, когда
он может рассчитывать только на себя.
     - Но  неужели между всеми этими  чувствами нет ничего общего? - наконец
проговорила она.  - Ну, скажем, готовность пожертвовать собой ради тех, кого
любишь?
     - Знаешь, со временем приходит понимание, что ты не вечен, - паладин не
был уверен, что Бэх действительно способна его понять, но тем не менее решил
сказать ей  все, как есть. - А  жизнь  - одна. И тогда чувствуешь, как глупо
звучит: "Я готов отдать за него жизнь". За всех-то ее не отдашь.
     - Но тебе плохо без тех, кого ты любишь?
     Паладин на секунду задумался.
     - Что такое "плохо"? Мне не может быть плохо без Ашшарат: боги всегда с
нами, когда мы того...
     - Хотим?
     -  Нет, заслуживаем. С другой стороны,  любовь к родителям не заставила
меня всю жизнь провести в родовом замке.
     - А любовь к женщине?
     - Опять совсем иное! Слово то же самое, но... А почему, если не секрет,
ты вдруг заинтересовалась этим именно сейчас?
     - Просто за последние дни я поняла, что Темес действительно меня любит.
И  такому  богу  стоит служить, -  дождавшись, пока паладин вновь обернется,
девушка взглянула на него так невинно, что он чуть не расхохотался.
     Ленталу отчаянно захотелось пошутить - на его  вкус разговор  получался
уж слишком патетичен.  Но сделать это сейчас означало  порвать  ту тоненькую
ниточку, что протянулась между ними во время путешествия.
     - Это потому, что он принял тебя обратно?
     - Что значит "принял обратно"? -  обиделась девушка.  - Я же не собака,
которая ушла к другому хозяину. И потом...
     - Ты,  безусловно, представляешь собой лакомую добычу для любого  бога:
красива, умна, отважна, - все-таки не удержался паладин.
     Но Бэх не поддержала шутку.
     - Он меня простил,  - лаконично сказала  она, не  скрывая, сколь  много
вкладывает  в эти слова. - Просто простил. Это всегда было для меня важно. Я
не знаю, понял ли, поверил ли. Но - простил.
     - А почему бы ему не простить свою жрицу? - удивился Лентал. -  Которая
к тому же примчалась к нему сразу после того, как совершила ошибку?
     - Почему? Да по тысяче  причин! Хотя  бы потому, что настоящая жрица не
имеет права на такую ошибку.  Потому  что я отреклась  от него, поверив всем
тем гадостям, которые наговорила про Тигра  какая-то Зирментай - кстати, он,
как и ты, почти уверен, что это была Орроба. Потому что я променяла его Силу
на  другую.  И  вернулась обратно не раньше, чем осознала, что обещанная мне
Сила - не более, чем иллюзия.
     -  Так  вернулась же-  вот  что  главное! -  желая дать коню отдохнуть,
Лентал вновь перевел его на рысь.
     - Может быть, - девушка  несколько мгновений  подумала, но потом упрямо
добавила, - но не для всех. Для кого-то главным  окажется  то, что я ушла. И
не просто ушла,  а к тому, что  мне казалось  в этот момент лучше. Или, если
хочешь, выгоднее.
     - Но ты  же сама мне говорила, что сделала это для своих  друзей. Разве
не так?
     - Так. Наверно, так. Хотя кто знает, не  обманываю ли я себя  и других,
пытаясь  казаться  лучше,  чем  есть на самом деле. Мне самой тоже  ведь  не
помешала бы Сила, обещанная Зирментай.
     Бэх надолго задумалась, и Лентал решил не мешать ее мыслям.
     Наконец они  свернули с тропинки.  Подъезжая  к поляне, на  которой они
оставили талиссу, паладин пробормотал:
     -   Защита  снята.  Неужели   они  все-таки   рискнули   побродить   по
окрестностям?
     - А это действительно опасно? - встревожилась Бэх.
     - Как тебе сказать, - паладин пришпорил коня, - вообще-то Лайгаш уже  в
двух шагах отсюда.
     Минут  через пять  они  услышали  впереди за деревьями хорошо  знакомую
мелодию, старательно вызваниваемую дюжиной колокольчиков.
     - Ну, по крайней мере, Мимбо жив, - заметил Лентал.
     - Мне кажется, даже если мы убьем этого  проклятого осла, -  пробурчала
Бэх, - мотив-то уж точно останется с нами до конца жизни!
     - Давай на всякий случай посмотрим сперва, что там творится.
     Паладин  спешился  и,  ведя  коня  под  уздцы,  приблизился  к  лагерю.
Осторожно раздвинув  кусты на краю поляны, он несколько секунд вглядывался в
открывшееся перед ним зрелище и вдруг в полный голос произнес:
     - Клянусь палицей  Айригаля! По-моему, кто-то из нас  все-таки  сошел с
ума! И хорошо, если я.






     Засов в последний раз жалобно лязгнул и наконец умолк.
     Узник, сидящий в углу тесной  тюремной камеры, с облегчением  вздохнул.
Что-то в последнее время стражник начал действовать  ему  на нервы.  Уж  для
него-то могли бы и кого  получше подобрать. Эх, доведется в следующий  раз в
темнице оказаться, надо будет и о тюремщике подходящем позаботиться. Чтобы в
свободное время рисовал полные щемящей тоски акварели, а засыпал в обнимку с
томиком Генну.
     Ну все приходится самому делать, буквально все.
     Еще днем он разрешил стражнику побеседовать с центурионом. И теперь эти
двое тщетно пытались вспомнить, кто же, а, главное, когда и за  что  засадил
его сюда. Ничего, пусть помучаются, не зря же им Орден платит.
     Но  сейчас   узника  волновало  иное.  В   гигантский  гобелен  событий
вплетались все новые и новые нити, заставляя его недовольно хмуриться.
     Подумать только: маг,  добровольно  отдавший  другому  чародею  частицу
своей души! Он уже лет  восемьсот как, если не  больше, не слышал о подобном
безобразии.
     Пейзаж, что  ли,  принять, чтоб не  нервничать...  Одна из стен  камеры
послушно  открылась в прохладу тихого  соснового  леса. Остроконечные домики
вдалеке, несомненно, принадлежали маленькой эльфийской деревушке...
     Тьфу ты, теперь Торрер из головы не идет! То ашдын, то мартлат - час от
часу не легче.
     -  Эй,  непоседа, - ласково  позвал  узник,  отвернувшись от  так  и не
умиротворившего душу пейзажа.
     - Сам! - привычно донеслось из угла камеры.
     - Да ладно тебе, иди сюда, за ухом почешу.
     Почувствовав, как теплый бок уютно прижался к его ноге, он нежно провел
рукой по загривку зверя. И словно ненароком поинтересовался:
     - Ну, и как они там?
     - Ужас какой-то,  - честно признался сайгак.  - Шагу ступить не  могут.
Если в пропасть не свалятся, то гору на себя обрушат.
     - Ох, так я и думал, - тяжело вздохнул узник. - Ладно, малыш, потерпим.
Недолго уж нам осталось.
     - Вот им точно недолго осталось!
     - Нечего сказать, успокоил. Может, тебе еще разок их навестить?
     - Эка невидаль, - зверь разговаривал уже сквозь полудрему, - но если ты
настаиваешь... Ладно, так уж и быть, подумаю.



     Возвращаясь, Лентал  всерьез  надеялся,  что Бэх права  и  вся  честная
компания  по-прежнему  сидит  у костерка  и  мирно  готовится к  предстоящим
битвам.
     Однако  когда  паладин  раздвинул  кусты,  его  взгляд упал  на  траву,
вытоптанную  с такой  неописуемой безжалостностью,  точно ударный  полк Алых
Плащей  на  полном  скаку  прошел  по  ней  в  атаку на  злейшего  врага.  И
благополучно вернулся обратно.
     Да и  остальная часть поляны  выглядела  немногим лучше. Огромные куски
коры  покрывали ее  подобно остаткам разрушенной тараном крепостной стены, а
на дальнем  краю несколько деревьев оказались и  вовсе выворочены с  корнем,
что наводило на мысли об изрядно рассеянном великане.
     Земля вокруг них была тщательно выжжена дотла.
     В центре поляны восседал Айвен.  Иначе это  и назвать было  нельзя: маг
сидел абсолютно прямо,  словно ведущий прием королевский советник, под спину
ему, для  пущей устойчивости, был подложен заплечный мешок Мэтта, а сам гном
суетился  вокруг,  точно  заботливая тетушка, старающаяся от  души накормить
ненароком заглянувшего в гости племянника.
     И,  что  особенно  насторожило паладина,  Айвен  не обращал  на это  ни
малейшего внимания. Он даже не шевелился.
     Неподалеку  чистил  своего  ослика   Баураст.   Лоб  чародея   украшала
окровавленная  повязка,  а  Мимбо   казался   весьма  потрепанным,   а   его
колокольчики звенели еще противнее, чем раньше.
     Рядом  с  ним Макобер  со своей обычной жизнерадостностью поил  Торрера
вином из сильно похудевшего бурдюка.  Присмотревшись,  Лентал  заметил,  что
одна рука эльфа плетью  свисает вдоль тела,  а другая туго притянута к груди
неровными кусками разорванной на части рубахи.
     Но больше  всего  паладина потрясло  то,  что Торрер  при этом довольно
улыбался, не выказывая  ни малейших признаков боли! Хотя  пил он вроде как с
трудом, что наводило на мысль как минимум о вывихнутой челюсти.
     Нет, это, пожалуй, был бы  уже перебор  -  не  на кулачках же  они  тут
дрались!
     А вот Терри и вовсе видно  не было. Лентал поискал взглядом могилку. Не
было и ее.
     Когда  Лентал с Бэх  появились  на поляне, на них  обратились  взгляды,
полные  такой  нескрываемой веры  и  надежды,  что  оба  почувствовали  себя
пустившимися во  все тяжкие  няньками, оставившими малых  детей  на произвол
судьбы.
     - Ну как?! - только и спросил Макобер.
     - Все в порядке, - ошарашенно ответила Бэх. - Можно двигаться дальше.
     - Ты думаешь? - искренне усомнился мессариец.
     Обведя   поляну   взглядом,  Бэх   поняла,  что  и   впрямь   несколько
погорячилась. Однако первое, что у нее вырвалось, прозвучало,  тем не менее,
довольно-таки бодро:
     - А вы тут, я вижу, не скучали.
     Мессариец энергично закивал в ответ:
     - Еще как повеселились! Сейчас я тебе все  расскажу! Ночью мы с Айвеном
должны были  дежурить,  а  он застыл.  Сидит, сидит,  ну,  я  и  решил пойти
прогуляться. А там висит что-то. Я ее кольцом - а она как лопнет!  Тут они и
навалились...
     Девушка прижала пальцы к вискам.
     - Стой! Подожди! Ради всех богов!
     Вор обиженно умолк.
     - Айвен, давай лучше ты.
     И только тут она обратила внимание, что маг не подает никаких признаков
жизни и даже не повернулся в их сторону.
     - Мэтти! Да что здесь, Орроба вас всех побери, происходит?!
     - Не  мастак я рассказывать-то,  - засмущался  гном.  - Пусть уж  лучше
другой кто-нибудь.
     И  он  принялся поудобнее усаживать по-прежнему совершенно неподвижного
Айвена: зачем-то  подложил ему  под  спину  второй заплечный  мешок  и  стал
старательно расправлять складки на плаще, которым были укрыты ноги мага.
     Еще  пару дней назад  этот  плащ Терри  при желании  можно было назвать
почти  новым. Теперь  же его  в лучшем случае  можно было бы  использовать в
качестве половой тряпки в придорожном трактире.
     - Торрер?
     Эльф явно хотел что-то сказать, однако осилил лишь невнятное мычание.
     - Вот я и говорю, - радостно продолжил Макобер, -  они как накинутся! Я
одного ногой, другого - мечом...
     -  Э-э,  если  позволите,  молодой  человек... -  нерешительно  вступил
Баураст.
     Девушка с надеждой посмотрела на чародея.
     - Бэх, он же спал, когда я...
     - Мак! - жрица подняла  руку,  останавливая  новый  поток подробностей,
который уже готов был на нее обрушиться. - Дай я хоть что-нибудь пойму!
     - Я бы тоже не отказался, - поддержал девушку Лентал.
     Мессариец разочарованно  пожал  плечами,  но  тут же нашел  себе  новое
занятие: Торрера предстояло еще и покормить.
     -  Насколько  я понимаю, - начал Баураст,  тщательно  чистя  скребницей
брюхо Мимбо, который только что не мурлыкал от удовольствия, -  этот молодой
человек вбил себе  в голову,  что нашел в лесу  какую-то  магическую завесу.
Чистейшей  воды заблуждение,  позволю себе заметить. Магов-то тут у  нас  по
пальцам  пересчитать  можно, а  противник вряд ли  был  столь напуган  нашим
славным отрядом, чтобы вдруг  ни с того ни с  сего от него отгородиться. Так
вот, господин Макобер  с присущей  его возрасту  наивностью утверждает,  что
сам, без посторонней,  я бы  даже сказал, квалифицированной  помощи, смог не
только обнаружить, но и разрушить подобную завесу.
     Лентал  издал  какой-то звук  -  нечто  среднее  между  слабым стоном и
хрипом, - но чародей лишь довольно покивал головой:
     - Вот и вы, я вижу, многоуважаемый паладин, полностью со мной согласны.
Одним словом, ничего сверхъестественного здесь не  произошло. Просто  на нас
напали хорошо подготовленные воины. Как я предполагаю, из гарнизона Лайгаша.
И, смею заметить, ни одного мага среди них мы так и не обнаружили.
     Слушая  Баураста, Бэх уже не в первый раз  подумала, что в нем каким-то
непостижимым  образом  уживается  несколько  совершенно  разных   личностей.
Сейчас, к  примеру, он больше всего напоминал педантичного Хранителя  молитв
из захудалого монастыря Юрайи.
     - Ну, мы им тут и дали спросонья некоторый отпор, - закончил Баураст. -
Вот, собственно, и все. Остальное перед вами.
     - В каком смысле  "остальное", - встревожилась Бэх. -  А где Терри?  Он
жив?
     - Жив? - удивился Макобер. - А что  с ним станется? Поохотиться пошел -
он у нас теперь кормилец, да и бегает, почитай, быстрее всех.
     - А Айвен? - тут же спросила Бэх, наблюдая, как Лентал медленно обходит
Айвена вокруг, поглядывая при этом на медальон.
     - С Айвеном странная история получается, - признался Баураст.  - Мимбо,
давай теперь копыта. Простите, дорогая жрица...  Так  вот, насколько  я могу
судить, где-то  между тем, как я лег спать, и тем, как  на  нас напали,  мой
уважаемый  коллега впал  в весьма любопытный транс, и вывести Айвена из него
нам так и не удалось.
     - За целый день?! - изумился Лентал.
     -  Именно  так,  - подтвердил  Баураст.  -  Меня  и  самого это  немало
удивляет. Больше  всего его  состояние напоминает застывший контакт с кем-то
за сотни миль отсюда.
     - Застывший? - переспросила жрица.
     - Так мы  называем контакт, который маг сумел установить, но не в силах
прервать, - пояснил Баураст. - Все, Мимбо,  иди. Надеюсь, что на склоне моих
лет и ты ответишь мне тем же.
     Пробормотав нечто  вроде:  "Надеюсь все  же  скончаться раньше",  ослик
недовольно отошел  в сторонку  и улегся подле  Макобера. Бросив  ненавидящий
взгляд на колокольчики, мессариец прикрыл ладонями уши Торрера.
     -  Чудненько, -  съехидничала Бэх.  -  А вы, значит,  могущественный  и
великий маг, ничем не в состоянии ему помочь?
     - Ничем, - спокойно признался  чародей.  - Контакт такого рода способен
разорвать лишь тот,  кто его инициировал. Но вот что меня поражает: подобная
связь  обычно  устанавливается посредством зачарованного  кольца, которое, в
некотором роде, как бы это попроще объяснить... окликает реципиента...
     - Простите?
     - Да... - Баураст почесал в затылке.  - Словом, не важно. Важно то, что
Айвен, по-видимому, сумел без него обойтись.
     - А ваша рана...
     -  Наименее серьезная  из  всех,  -  успокоил ее Баураст. -  Так, череп
слегка раскроили, ничего особенного.  Если  найдете  время зарастить,  буду,
конечно, благодарен.
     Девушка тяжело вздохнула.
     -  Что  касается этого достопочтенного эльфа,  - чародей сделал широкой
жест в сторону  Торрера, -  то  левую  руку ему вывихнули, а  правую едва не
отрубили.
     - Никогда не  слышал,  чтобы это затрудняло речь, -  невзначай  заметил
паладин, не спуская глаз с Айвена.
     -  А, вы  про  это,  - Баураст почмокал губами. - Действительно  мощное
средство. Из народной, так сказать, магии.
     -  Неужели он попытался  себя вылечить?  -  в  голосе  жрицы неожиданно
послышались несколько ревнивые нотки.
     -  К счастью,  только обезболить, -  успокоил ее  чародей. - Вот его  и
обезболило.
     - Все  шутите,  мессир,  - вступился за  друга  Макобер. -  Вам  бы так
безруким  походить!  По  мне  так  если  всех  жрецов  невесть  куда  сдуло,
приходится пользоваться тем,  что  есть.  У  него,  правда,  теперь  язык не
слишком поворачивается... Да, так вот: оглушил я, значит, бандюгу...
     -  А Мэтт тогда  почему  так  суетится? -  не  успокаивалась  Бэх. -  Я
правильно понимаю, что Айвену сейчас вряд ли чем поможешь?
     - Не обращайте внимания, - чародей понизил голос, - контузия.
     - Как! - ахнула девушка. - Чем?
     -  Видите ли, - терпеливо объяснил  Баураст, -  терпеть  не могу, когда
меня  будят.  Тем более  враги. А  посему привык  сразу  выбирать  из своего
арсенала  подходящее заклинание,  которое позволяет  мне спокойно доспать, а
врагам, соответственно, прогуляться  на  ту  сторону Грани. Словом, когда  я
сквозь сон услышал громкий крик Макобера...
     Из леса появился Терри, опирающийся на самодельный костыль. С его пояса
свешивалась парочка мертвых глухарей.
     - Отличная была идея, - даже  не поздоровавшись, буркнул он паладину, -
оставить нас в двух шагах от Лайгаша и не сказать ни слова!
     - Ни слова? - Лентал встретился с Терри взглядом. - Мои слова были ясны
всякому,  кто  захотел  их  услышать: "Я бы на  вашем месте никуда отсюда не
уходил". И уверен ли ты, что  мы действительно так  близко,  а  не Протектор
послал людей нам навстречу?
     - Уверен, - лунный эльф бросил глухарей подле кострища.
     - И "ключ" подтверждает твои слова?
     - Да тут и без ключа, знаешь ли... - пробормотал лунный эльф, залезая в
карман.
     Внезапно он  замер, потом быстро ощупал остальные карманы и поковылял к
своему  заплечному мешку. Когда через пару  минут лунный эльф поднял голову,
на его лице был написан неподдельный ужас.
     - "Ключ" исчез.
     Руки Терри дрожали, но уже через минуту он вновь овладел собой.
     -  Давайте  сначала  разберемся со  всеми  болящими,  а потом и  поиски
начнем, - небрежно предложил он, хотя Лентал чувствовал, чего стоило лунному
эльфу напускное спокойствие.
     - А ты не мог его потерять? - сочувственно спросила Бэх.
     - Не мог, - отрезал Терри. - Если ты не против, займись пока Торрером.
     Девушка наклонилась к эльфу и коснулась его вывихнутой руки.
     - Ничего себе обезболивание, - с невольным уважением проговорила она, -
жаль, что ты меня таким штукам научить не можешь!
     Торрер что-то возмущенно промычал в ответ.
     - Кабы  я  сам  знал,  как  мне  это удалось,  - с  готовностью перевел
Макобер.
     Вылечив одну руку, жрица отерла пот со лба и принялась за другую.
     - Я что-то не совсем понимаю, - в конце концов призналась она Макоберу,
- неужели это он сам с собой такое сотворил?
     - Сам, - уверенно ответил Макобер. - Такое только Торрер может.
     Между тем  Лентал уже разматывал повязку на голове чародея. Увидев, что
скрывалось  под  ней, паладин  вздрогнул  и  искренне  позавидовал  мужеству
Баураста.  Когда  через  четверть  часа  страшная  рана  затянулась,  Лентал
выглядел так, словно только  что вышел из  нелегкого боя, потеряв по  дороге
большую часть своих друзей детства.
     - Может, заодно и колено посмотрите? - нерешительно попросил чародей.
     - Уж лучше я,  - Бэх сочувственно взглянула на  паладина.  - По крайней
мере я один раз его уже видела.
     Слабо улыбнувшись, Лентал обернулся к Терри:
     - Давай тогда я твою ногу заодно посмотрю.
     К тому времени,  когда  лунный эльф  окончательно убедился,  что  может
передвигаться  без костыля, паладин уже спал, уронив  голову на грудь. Терри
заботливо перетащил его подальше от шумных друзей и укрыл плащом.
     Выслушав  благодарность  Баураста и справившись с контузией Мэтта,  Бэх
поняла, что больше всего на свете ей хочется составить паладину компанию. Но
оставался еще Айвен.
     - Баураст, - обратилась она к чародею, - а вы уверены, что Айвену никто
и ничто не сможет теперь помочь?
     - Ну, такой чуши я, по-моему, не говорил, - любезно откликнулся  маг. -
Честно признаться,  я  вообще очень мало знаю истинно  необратимых действий.
Вот разве что...
     - Баураст, - мягко повторила Бэх.
     - Простите, я,  кажется,  отвлекся,  -  чародей потрогал  лоб, точно не
веря,  что страшная рана  окончательно исчезла.  - Вся проблема  в том,  как
узнать,  что  именно помешало Айвену прервать  контакт.  А  на  этот  вопрос
способен ответить только он сам.
     - То есть пока мы не догадаемся, что случилось...
     -  Мы  не  узнаем, как ему помочь, -  закончил за нее  фразу Баураст. -
Именно так.  Вам-то, жрецам,  хорошо:  помолились  - и бог  сам  решает, как
облегчить  страдания.  А представьте  себе травника.  Вот  приходит к  нему,
скажем,  мытарь  и говорит:  что-то  у  меня живот побаливает. Так откуда  ж
травнику  знать, что  с тем  стряслось: колики  или, к  примеру,  грошик  от
жадности проглотил.
     Чародей широко улыбнулся, довольный удачно подобранным сравнением.
     - Лечат же как-то, - у Бэх уже не было сил спорить.
     -  Как-то  лечат,  - откликнулся Баураст.  - Только вот  вы  сами  куда
пойдете: к травнику или в храм? А, в том-то все и дело.
     Девушка и не заметила, как ее сморил сон.
     На следующее утро друзья, изрядно  посвежевшие и отдохнувшие, собрались
вокруг Айвена.  Некоторым  из  них,  правда, показалось, что ночью  их  вещи
кто-то аккуратно пересмотрел, но, покосившись  на Баураста, они предпочли не
поднимать эту тему. Тем более что по старой привычке самое  ценное каждый из
них старался хранить на себе.
     - У  нас  три основных  проблемы,  -  начал Терри, дождавшись, пока все
разговоры  утихнут.  -  Айвен,  пропавший  "ключ"  и несколько  обезболенный
Торрер. С чего начнем?
     Торрер что-то замычал и активно замахал свежевылеченными руками.
     -  Так,  точка зрения Торрера понятна, - объявил Терри. - Кто еще хочет
высказаться?
     - А Баураст не  может  нам  наколдовать  "ключ"  обратно? -  Мэтт  был,
наверно, единственным в мире гномом, который  в этой ситуации предпочел бы в
первую очередь прибегнуть к магии.
     - Не могу, - честно признался чародей. - Для  этого  мне надо было хоть
раз подержать его в руках.
     -  Поня-я-ятно, -  разочарованно  протянул  гном, заслужив косой взгляд
мага. - Тогда  давайте с Айвена начнем.  Он-то  наверняка может и с Торрером
разобраться, и "ключ" обратно вернуть.
     - Ну что ты все  об этом дурацком "ключе"?! - накинулась на него Бэх. -
Тут человеку плохо, а ты!
     - А кто тебе сказал, что Айвену плохо? - Макобер тут же встал на защиту
гнома. - Может, ему, наоборот, лучше нас всех!
     -  Макобер, а как  ты  умудрился пробить завесу?  -  неожиданно спросил
Лентал.
     - Завесу? Какую завесу? - недоуменно переспросил Макобер.
     - Помнишь, ты  говорил, что в лесу тебе преградило дорогу нечто, что ты
никак не мог миновать? - пояснила Бэх.
     - А, вы об этом, - Макобер сунул руку в карман. - Вот этим колечком!
     Не касаясь кольца, паладин наклонился над раскрытой ладонью мессарийца.
Медальон  на груди у Бэх слегка  замерцал.  "Интересно,  почему  это  символ
Ашшарат  никак  не  реагирует? - искренне  удивилась  она.  - Неужели  Темес
отличается большей мнительностью?"
     - И откуда оно у тебя, если не секрет?
     - Не секрет, - с готовностью ответил Макобер, - только я и сам не знаю.
     - Не мог бы почтенный маг сказать мне, что он думает об этом артефакте?
- Лентал повернулся к Баурасту.
     -  Минуточку, если позволите...  - взяв кольцо двумя  пальцами, Баураст
отошел в сторону и что-то пошептал себе под нос.
     - И?.. - не выдержал Макобер.
     -  Как  вам  сказать,  - чародей секунду  поколебался. - Вы,  часом, не
встречались в последнее время... ну, скажем, с Айригалем?
     Мессариец опешил.
     - Вы не поверите, но мне не раз хотелось перекинуться  парой словечек с
сим  достойнейшим  господином,  -  Макобер  явно  решил,  что  маг  над  ним
издевается. - Но пока что... Увы.
     -  А  что  -  похоже? -  кажется,  Лентал  был  единственным,  кому  не
показалось, что чародей шутит.
     - Очень, - кивнул Баураст.
     -  Скажите, мессир, - полюбопытствовала Бэх, - а  вы не можете сказать,
кому раньше принадлежало это кольцо?
     -  Отличная идея, милая  барышня! -  чародей  с  интересом посмотрел на
жрицу. - И как это мне, старому дурню, самому в голову не пришло?!
     Вынув  из  кармана  кусок бечевки, он  подвесил на  нее колечко, и  Бэх
улыбнулась,  вспомнив, как ее двоюродная сестра  точно  так же гадала, кто у
нее родится - мальчик или девочка.
     Описав небольшой круг, кольцо уверенно потянулось к Айвену.
     - Но этого просто не может быть! - воскликнула девушка.
     - Вам ведомы пределы возможного? - галантно откликнулся Баураст.
     - Но вы уверены?
     - Так же, как и в том, что стою перед вами.
     -  Честно  говоря,  мне  не слишком  хотелось бы  дотрагиваться до этой
штуковины,  - признался Лентал. - Но, может  быть,  если вы  наденете  ее на
палец Айвену...
     - ...то одежды паладина  по-прежнему  останутся  ослепительно белыми, а
мир будет спасен? - Баураст отреагировал, пожалуй, неожиданно резко.
     -  Зачем  вы  так, - устыдила  его Бэх,  -  вы  же знаете, что  паладин
Приносящей Весну просто не может брать в руки такие вещи!
     - Откуда  же мне это знать,  милая барышня? - маг явно смягчился, но не
желал отступать. - Мы, знаете ли, при монастырях не учились.
     Тем не менее после этих слов он решительно надел кольцо на правую  руку
Айвена. Ничего не изменилось.
     - А при чем здесь Айвен? - изумился Макобер. - Колечко-то мое!
     -  Мак, а  ты  можешь  вспомнить, что ты  делал до  того,  как уйти?  -
неожиданно спросил Терри.
     - Могу, конечно,  - с негодованием фыркнул мессариец. - За кого ты меня
принимаешь! Прождав часа четыре...
     - Мак!
     - Ну, не четыре... В  общем, я уже начал волноваться,  не собирается ли
Айвен снова нас покинуть... Словом...
     - Я уже понял! - судя по лицу Терри, он действительно  что-то уже начал
понимать.
     - Боги, какой нетерпеливый! -  Макобер закатил глаза к  небу. -  Короче
говоря, я уже собирался снова обойти  лагерь, когда вдруг услышал внутренний
голос: "Дотронься до него, Макобер!".
     -  Внутренний  голос?  -  переспросил лунный эльф, хватая  Макобера  за
плечо. - И что же еще сказал тебе этот голос?
     -  Помню я  что ли! - мессариец резко дернулся, пытаясь освободиться. -
Отпусти сейчас же! Что, до Айвена уже и дотронуться нельзя?!
     - Дотронуться можно, - лунный эльф старательно подчеркнул первое слово,
но хватку все же ослабил. - Значит, ты дотронулся до него и...
     - Правда, не  помню, - честно ответил Макобер, сбрасывая  с  плеча руку
лунного эльфа. - Как затмение какое нашло...
     В этот момент Айвен пошевелился и открыл глаза. Недоуменно поморгав, он
взглянул на небо, а потом не менее недоуменно обвел взглядом талиссу.
     - Лентал? Бэх? - маг тряхнул головой. - Неужели я уснул?
     - Что-то вроде этого, - попытался успокоить его мессариец.
     Рука Айвена потянулась к кольцу. И тут он понял, что произошло на самом
деле.
     Поднявшись  на ноги,  маг,  не  говоря  ни слова,  стал  надвигаться на
мессарийца.
     - Я... Я - правда, ничего, - расстроено забормотал Макобер. Лицо  друга
казалось сейчас особенно чужим, точно смерть неузнаваемо исказила все бывшие
когда-то хорошо знакомыми черты. - Айвен, я не хотел!
     -  Мак правда не хотел,  - коснулась чародея Бэх, однако остановить его
оказалось уже невозможно.
     Он произносил древние магические слова быстро, одно за  другим, сплетая
из  них  сложную магическую формулу.  Баураст вздрогнул.  Макобер  мгновение
помедлил и, повернувшись к талиссе спиной, что было духу кинулся в лес.
     Мессариец был в  двух шагах от деревьев,  когда  его тело  выгнулось  и
стало рывками подниматься в воздух, переворачиваясь вниз головой. А Айвен на
глазах изумленной  талиссы с мстительным наслаждением наблюдал, как огромная
невидимая  рука  изо всех сил встряхивает мессарийца за ноги.  Зубы Макобера
громко клацнули.
     - Айвен! - проговорил Лентал позади мага. - Остановись. Хватит.
     Бэх так и не узнала, воспользовался ли паладин помощью своей богини, но
Айвен неожиданно обмяк.
     - Ты прав, - совершенно потухшим голосом ответил он. - Не  стоило этого
делать.
     Все  увидели,  как  мессариец  начал  переворачиваться  обратно,  чтобы
опуститься на землю, и тут вдруг из его кармана выпала и покатилась по траве
какая-то блестящая вещица.
     - Не может быть! - изумился Макобер. - У меня...
     -  "Ключ"! -  ахнул  Терри. -  Да чтоб тебя тридцать три раза подняло и
кинуло!
     Но  Макобер  уже был на земле  и  на  сей  раз не  стал никуда убегать.
Исподлобья взглянув на Айвена, мессариец произнес сквозь зубы:
     - Ты мне больше не друг.






     "От Эрсина тен Исиндиоса, Лицезревшего Смерть,  Пребывающего у Подножия
- Дейнэру тен Денетосу, Протектору Лайгаша, привет!
     Да  сократятся  дни  твои, да  припадешь ты  в скором  времени к стопам
Господа  нашего, да успеешь перед Уходом послужить ему, не жалея ни  сил, ни
живота своего.
     Любезный  друг  мой.  В столице  все  больше разговоров о той маленькой
кучке безумцев, что приближается сейчас к твоей цитадели.
     Может быть,  тебе это и не покажется странным.  Ты еще молод, но поверь
мне,  что со времен  Дразобарша  Бесстрашного  синклит  не проявлял  столько
внимания к Лайгашу.  И лучше  бы, мой  мальчик,  чтобы  он не проявлял его в
такой степени и впредь.
     Иногда  мне  кажется, что другие иерархи  знают больше, чем я. А они не
должны знать больше.
     Иногда  я подозреваю, что все это - тщательно  спланированная  интрига.
Чтобы подорвать мой престиж и не дать тебе подняться.
     Хочу напомнить, любезный друг мой, что дело сие не  слишком легкое:  за
все время существования Ордена лишь один иерарх - блаженной памяти  Лойтос -
был низложен. И то ему пришлось для этого весьма потрудиться.
     Сам я не был  с ним знаком, благо мы с тобой в те времена еще и на свет
не  родились, но сведущие  люди  рассказывали, что  большого ума  был  жрец.
Хитер,  изобретателен, одним словом,  хоть сразу  в  петлю засовывай. Мои же
таланты, не  скрою, не блещут  столь  вызывающей зависть россыпью, так  что,
боюсь, вряд ли смогу ему уподобиться.
     Что же касается протекторов Лайгаша, то и на моем веку их сменилось уже
немало. Должность хлопотная, за старания никто слова доброго не скажет, а за
любой просчет спросят дважды.
     Прости  меня,  любезный  друг мой,  разболтался я по-стариковски, да  и
подзабыл, что ты  все это и без меня знаешь.  Потому напишу о том, о чем  ты
еще, быть может,  не ведаешь. Синклит  соберется  месяца  через полтора-два.
Савернос совсем плох и долго не протянет.
     Нет ли у тебя  новостей  из столицы? Если что - не  забывай делиться со
стариком, ведь надежнее и искреннее друга, чем я, у тебя нет и не будет.
     И вот еще что я подумал. Лучше  быть Протектором мертвого Лайгаша,  чем
узником живого.
     Увидишь Асдана,  передавай ему,  старому  прохвосту,  от  меня  большой
привет.
     И."

     Денетос  отложил письмо. Только  в редких, прямо скажем, исключительных
случаях  Исиндиос брался за перо сам. Но чего же в этом послании нельзя было
доверить писцу?
     Протектор в очередной раз пробежал  глазами свиток. Еще  немного, и он,
кажется, выучит его наизусть.
     Начнем с начала. Исиндиос  неоднократно намекает, что своим возвышением
Протектор обязан именно ему. Спору нет, он сам никогда этого не отрицал.
     Упоминает  о том,  что  через  пару месяцев  соберется  синклит и место
Саверноса  может  освободиться...  Есть только одна причина говорить об этом
при  живом  иерархе:  если  на место  Саверноса Исиндиос прочит  его самого.
История Ордена знавала взлеты и покруче, однако в синклит  нельзя попасть по
протекции: иерархов назначает сам Ворон. Или Исиндиосу ведомы его планы?..
     Дэйнеру показалось, что это уже больше похоже на правду. Следовательно,
послание отправлено, чтобы дать ему понять, как надобно себя вести, чтобы не
разочаровать Ворона.
     Во-первых, не допустить эту банду в Лайгаш. Тут все очевидно, к тому же
прекрасно  известно, что будет,  если он не справится. Во-вторых,  не  иметь
никаких  связей  с  соперничающими  в  синклите  группировками: похоже,  под
"новостями  из столицы" Исиндиос имеет в виду как раз такую переписку. Здесь
тоже понятно: решает-то Ворон, но  если кто-то  из иерархов выступит  против
его  решения, всякое  может случится. В прошлом бывало,  что  такой  человек
навсегда оставался за пределами синклита.
     Но мертвый Лайгаш - о чем бы это? Неужели Исиндиос полагает, что верный
способ заслужить благосклонность Ворона - это уничтожить Лайгаш? Не выжил же
старик из ума!
     Денетос почувствовал сильную резь в глазах. Нет, больше так невозможно!
     Выйдя из кабинета, Дэйнер принялся беспокойно мерить шагами бесконечные
туннели Лайгаша. Факелы на стенах  горели  ровным магическим светом, часовые
привычно подтягивались  и  отдавали честь, едва завидев Протектора. Все было
как обычно.
     Подняв  голову,  Денетос  внезапно  осознал,  куда,  помимо  его  воли,
принесли его  ноги. Только отсюда можно было одним движением руки уничтожить
весь  Лайгаш, если шансов  спасти  его  уже не останется.  До  этого  рубежа
сокровищницу еще должно оборонять.
     Дэйнер  усмехнулся: талисса  пока  далеко, а он уже  думает об обороне.
Правда, Бальдр куда-то запропастился...
     И  все  же мысль  расправиться  с  Лайгашем  прямо сейчас  казалась ему
совершенно безумной. Либо он все же не смог разгадать послание иерарха, либо
тот точно на старости лет...
     Так  и  оставшись  незамеченным, виконт проводил  взглядом  удаляющуюся
спину Протектора. Раз синклит поручил ему приглядывать за Денетосом, значит,
у  него были  на  то  основания.  А вот что  ни  с того, ни с  сего  погнало
Протектора к сокровищам, над этим стоит подумать...
     Виконт направился в противоположную сторону.
     Тусклое сияние, наполняющее доспехи. Таким его видели живые.
     Он знал, что его боятся и презирают. "Нежить", "прoклятый рыцарь" - как
только  его не называли. За глаза. Виконт знал,  что и Дэйнер чувствует себя
неуютно  в  его  присутствии,  однако  виконта это  скорее забавляло, нежели
раздражало.
     Ему было достаточно, что все  его недруги давно покоятся в земле. А он,
"нежить", стоит во главе одной из самых блестящих центурий мира.
     Павшие воины. Лучшие из лучших. Он сам отбирал их по всему Двэллу. Маги
из  Ордена Пурпурной Стрелы знали  свое дело: ни один из  героев прошлого не
отказался встать под его знамена. О многих ли армиях можно это сказать?
     Его ребятам редко приходилось вступать в  бой. Зато он знал, что они не
подведут,  что  бы  ни  случилось.  Именно  поэтому  он  и командовал  самым
ответственным уровнем обороны Лайгаша. Последним уровнем.
     Дэйнера чуть удар не хватил, стоило ему услышать про талиссу. Трус.
     Жрец Ашшарат - вот кто действительно интересовал виконта. Эту богиню он
особенно  ненавидел. И  с  нетерпением  ждал  часа,  когда  сможет, наконец,
скрестить клинки с ее посланцем.  Когда увидит в  глазах  человека страх.  И
приближение смерти.
     Все они достаточно храбры, чтобы убивать, имея за спиной бога. Но здесь
им не поможет ни один бог. Здесь правит лишь он. Он и Айригаль.
     - Господин виконт!
     Он медленно приблизился к своему воинству.
     Ряд  закованных  в  латы  рыцарей. Отполированные доспехи, ни  пятнышка
ржавчины на мечах. Они были непобедимы.
     Непобедимы настолько, что  около  трех столетий назад синклит отказался
от их услуг. Если бы его воины повернули оружие против Ордена,  даже иерархи
не смогли бы остановить призрачное войско.
     И тогда сам Ворон  помог магам изготовить  шесть торквесов. Смерть  для
бессмертных воинов.
     Виконт видел  их: с  черепами на концах, увитые узкой  лентой  с рунами
Ворона.  Его  заверили,  что  при   необходимости   торквесы  выполнят  свое
предназначение.
     Его бог не привык шутить и не допускал промахов. Как и он сам.
     Тогда его воинство рассыпется в прах, и он останется один. Но он и один
стоит многих.



     Мэтт вздрогнул, словно получив пощечину.
     Однако Айвен лишь презрительно спросил:
     - Ты хоть понимаешь, что ты наделал?!
     - Да  даже если это  любимое кольцо твоей прабабушки! - упрямо произнес
Макобер. - С друзьями так не поступают.
     И неожиданно добавил:
     - Я же не нарочно.
     Терри,  который  уже   приближался  к  мессарийцу  с  сильным  желанием
проломить ему череп, почувствовал, что весь его пыл как-то вдруг угас.
     - Хороша талисса, нечего  сказать!  Мы еще не вошли в Лайгаш, а уже все
переругались. Ладно, Мак, - лунный эльф протянул руку  мессарийцу,  - я  сам
виноват, что не давал тебе посмотреть на "ключ". Забыли?
     - Забыли!  - улыбнулся Макобер, пожимая руку. - А пирамидку  я бы  тебе
вернул.  Разведал бы дорогу и  вернул.  Просто все  так закрутилось... А вот
этому всему из себя такому...
     - Можно тебя  на пару  слов? -  подойдя к  мессарийцу  поближе,  Лентал
наклонился и зашептал ему что-то на ухо.
     - Так бы сразу и сказал, - кивнул Макобер. - Эй, Айвен, мир?
     - Можешь называть это как  хочешь, - маг по-прежнему говорил совершенно
ледяным тоном, - только второй раз повторять этот фокус я тебе не советую.
     Мессариец кивнул, однако Терри услышал, как он тихо-тихо пробормотал:
     - Я тебе тоже.
     - Они  уже второй  день  как потерянные, - доверительно поделился с Бэх
Баураст. - Бой и правда  был  тяжелым, но не  в том  дело. Мне кажется,  они
привыкли, что всегда рядом есть кто-то,  кто  может залечить раны, облегчить
боль...
     А Мэтт тем  временем не  сводил взгляда с Айвена. Талисса могла сколько
угодно спорить между собой по любому поводу, и не раз бывало, что если  один
предлагал попытать счастья в герцогстве Этренском,  то другой не сомневался,
что лишь жаркие антронские земли принесут им удачу. Но в этих спорах никогда
не было ни злости, ни ненависти.
     Пытаясь   почувствовать,  что  происходит  с  другом,  гном   постоянно
натыкался на  вроде  бы прозрачную, но  необыкновенно  прочную стену. Как та
завеса,  которую то  ли  снял,  то  ли  не снял  Макобер. Словно большинство
обуревавших Айвена чувств умерло, замерзло.
     - А Торрера-то вылечит кто-нибудь? - Макобер повернулся к Айвену.
     - Вылечить-то я его вылечила, - фыркнула Бэх. - И что?
     - А почему вы просто не прочитали на него заклинание Развеивания Чар? -
Айвен вопросительно посмотрел на Баураста.
     -  Откуда ж мне знать, какие  там  у него магические артефакты  на себе
припрятаны? -  резонно заметил чародей.  -  Я,  знаете ли, так все  развеять
могу, что он  сам потом  не  обрадуется. Я  еще  вчера  утром предложил  ему
сложить  все  в  сторонке,  так он как  замычал, как  закричал!  Ну,  я и не
подходил к нему больше.
     - Да уж, - хмыкнул Макобер, - он у нас такой. Осторожный в смысле.
     Кивнув, Айвен направился к эльфу. На  сей раз тот самостоятельно сложил
в стороне все самое ценное и вскоре уже мог шевелить  языком без посторонней
помощи.
     - Ты знаешь, как он мне предложил?! - сразу  же накинулся он на Айвена.
- В смысле, спасибо большое. Но ты  знаешь, что он сказал? Если,  говорит, у
тебя есть что-нибудь магическое... Представляешь себе!
     - Ну и что? - не понял Айвен.
     - Да как - "что"?! Что значит "если"?!
     -  Выздоровел, - с облегчением заметила Бэх. - Окончательно выздоровел.
Теперь можно  и вперед  двигаться. Ой, совсем забыла.  Терри, а дракончик-то
твой как?
     - В посохе отдыхает, - лунный эльф благодарно улыбнулся девушке.
     - Ну что, пошли тогда?
     Мэтт наконец оторвался от своих раздумий.
     - Слушайте, - медленно начал он. - А что, если...
     На лице гнома появилось хитрое выражение:
     - Талисса мы или не талисса?!
     - Это ты к чему? - осторожно поинтересовался Терри.
     -  Айвен, - Мэтт с надеждой взглянул на мага, -  ты не против,  если мы
сейчас немножко над тобой поколдуем?
     -  Так  я  и знал,  - подскочил  Макобер, - что  когда-нибудь наш  гном
окончательно тронется и вообразит себя великим волшебником!
     - Погоди, - отмахнулся Мэтт. - Так как?
     - Что именно ты хочешь сделать? - чувствовалось, что маг еще не остыл.
     -  Один  -  ничего. То есть, вдруг,  если мы все вместе, в смысле, всей
талиссой, попробуем... - гном явно не знал, как закончить фразу.
     Но Макобер, как обычно, первым понял, что задумал гном, и пришел ему на
помощь.
     -  Во, голова!  Я  всегда  говорил,  что  нам  единственный умный  гном
достался. - Макобер подскочил к Мэтту и одобрительно хлопнул его по спине. -
Лично я - за.
     Остальные в недоумении переводили взгляд  с  Мэтта на Макобера. Наконец
Бэх не выдержала:
     - Да вы скажете наконец толком, что за такая гениальная идея родилась в
ваших светлых головах?
     Макобер заговорщицки подмигнул Мэтту и повернулся к Айвену.
     - Мэтт предлагает использовать силу талиссы. Попытка  - не пытка, а так
дальше  продолжаться  не может. Я уж  не  знаю, где ты побывал, -  мессариец
внимательно  посмотрел  на  мага,  - но похоже, у тех  самых вендрингов, про
которых нам Баураст рассказывал. Когда мы произносили  Клятву, ты был совсем
другим.
     - Все меняются, друг мой, и  ты, боюсь, не исключение, - едко парировал
Айвен.  -  Я тогда тоже  не  думал,  что ты начнешь  оттачивать на мне  свои
способности.
     Но Макобер остался невозмутим.
     - Одним словом, ты не против, -  подытожил он. - У остальных возражения
есть? Я почему-то так и думал. Тогда давайте руки. Айвен, становись в центр.
     Еще раз  усмехнувшись,  маг встал напротив  гнома.  Лентал  с Баурастом
остались  в  стороне,  а  остальные  образовали круг, -  ладонь каждого была
прижата к ладони товарища.
     - Вы когда-нибудь  видели  нечто подобное?  - тихо,  чтобы  не  мешать,
прошептал Лентал чародею.
     -  Видел, - неодобрительно бросил тот. - И, должен сказать, последствия
таких экспериментов совершенно непредсказуемы.
     - О чем думаем? - Терри ободряюще улыбнулся Мэтту.
     - Об Айвене. У меня такое ощущение, словно  его чего-то лишили. Давайте
попробуем.
     Лунный эльф мысленно потянулся к Айвену, чувствуя, как в него вливаются
силы его  друзей, как он становится с ними единым целым. Маг  сейчас виделся
ему,  как блеклый серый  силуэт,  у которого...  Да  вот  же  оно! Похоже на
вырванный  с  мясом  клок...  Терри  напрягся,  стараясь  заполнить  зияющую
пустоту, и понял, что и другие делают в этот миг то же самое.
     Лунному эльфу показалось, что над ними в высоте что-то мелькнуло. Но он
побоялся отвести глаза от мага, чтобы не испортить все дело.
     Силуэт постепенно обретал привычные очертания.  Еще  немножко... Ладони
Бэх и Торрера, которых он  сейчас касался, стали сухими и  горячими. Чародей
застонал.
     -  Все!  -  Мэтт  первым разомкнул  цепочку и  с  тревогой посмотрел на
Айвена. - Больно?
     - Ерунда! - маг улыбнулся ему в ответ. - Только...
     - Не помогло? - с ужасом выдохнула Бэх.
     - Считай,  что  помогло, - Айвен с благодарностью  расцеловал  ее в обе
щеки. - Но вот надолго ли?
     Мэтт улыбнулся.
     - Айвен, - гном в нерешительности помялся. -  Я знаю, что тебе пришлось
нелегко. Но может, теперь ты расскажешь нам, что с тобой стряслось?
     Рассказать... Если бы все было так просто!
     Да и что он вообще может им  рассказать? Порадовать, что если бы не он,
они бы сейчас  стояли  перед Айригалем?  Не  все,  конечно: Темес  наверняка
забрал бы Бэх к себе.
     Сказать: "Помните, как вы погибли три дня назад?.."
     - Мак,  прости, на самом деле, - Айвен виновато взглянул на мессарийца.
- Да ты и сам знаешь, что я бы никогда так не сделал.
     -  Знаю! -  Макобер встал  рядом с  паладином. -  То  есть,  мне Лентал
сказал. Я-то сам уже такое подумал!
     -  А  как ты  догадался,  что  со мной произошло?  - Айвен  с интересом
посмотрел на паладина.
     - Что, я и сейчас не знаю. Вернее, почему.
     Вспомнив о таинственном чародее, Айвен вздрогнул. Остается ли теперь  в
силе их договор? Пожалуй, что да, он  ведь и без всякого  залога  брался его
соблюдать.  "Но в  следующий раз,  когда ты попросишь меня о помощи...". Да,
именно так: "когда", а не "если".
     В  следующий  раз...  Только сейчас  Айвен задумался,  что  если  бы не
взорванный мост, юноше никогда не удалось бы вырвать его согласие. И если бы
не нелепая смерть от топора "дровосека". И, кстати, почему эти дровосеки так
стремились выманить именно его?..
     - Опять на тебе лица нет! - прогремел над его ухом гном. - Ну уж дудки!
     -  Ладно  тебе, - Айвен оглядел столпившихся вокруг  друзей. - На вашем
месте я бы точно так же изнывал от любопытства.  Но это не те  воспоминания,
которыми мне хотелось бы делиться. Ни с кем. Хотя ...
     Он соглашался  подчиниться решению талиссы. Но  он  и не мог  поступить
иначе.
     - Как знаешь, - слегка разочарованно ответила за всех Бэх. - А впрочем,
главное, что ты снова с нами. Настоящий!
     - А то! - подмигнул ей маг.
     Но на душе у него скребли  кошки.  Долго ли еще он сможет  оставаться в
талиссе? Вряд  ли  тот  чародей  настолько прост, чтобы подарить  жизнь  его
друзьям, ничего не получив взамен...
     - Ну что, двинемся?
     Мэтт  подхватил свой заплечный мешок и  уже приготовился  было закинуть
его за спину, когда изнутри послышался протестующий писк и  маленький зверек
тенью метнулся в сторону.
     От удивления гном выпустил  мешок из  рук, и тот  тяжело рухнул  ему на
ногу.
     Торрер отреагировал мгновенно. Закрыв  глаза, он  выбросил вперед руку,
точно натягивая невидимую нить. А другая рука медленно двигалась в воздухе -
поглаживая, успокаивая.
     -  Наковальня Крондорна! -  как  обычно,  гному  не  нужно  было  много
времени, чтобы  прийти в  воинственное расположение  духа. -  Это еще что за
отродье Айригаля?!
     Из-под кустов показалась любопытная крысиная мордочка.
     Щелкнув пальцами, эльф  разорвал "нить"  - похоже,  ему удалось убедить
зверька, что тому здесь ничто не грозит.
     Перевернув заплечный мешок, гном  увидел, что снизу красуется аккуратно
прогрызенная дыра. Он перевел укоризненный взгляд на крысу.
     - Эх ты! - устыдил его Макобер. - К тебе такая чудесная крыса пришла, а
ты ее отродьем обзываешь! Иди ко мне, моя хорошая.
     - Почему  это  она твоя  хорошая?  - подозрительно переспросил гном.  -
По-моему, это у меня в мешке она весь хлеб сожрала.
     - Тебе-то она зачем? - изумился мессариец. - Что-то я у тебя не замечал
особой любви к животным.
     - Что не делает  чести твоей наблюдательности, -  ничуть не смутившись,
заявил Мэтт. - А крыс я... Короче, что с тобой языком трепать. Моя крыса!
     - И что ты  с ней собираешься делать, если не секрет? -  Терри  подошел
поближе.
     -  В хозяйстве пригодится,  - туманно ответил гном. - Дай-ка  мне лучше
кусочек хлебушка.
     Получив хлеб, Мэтт положил его рядом с собой на землю.
     - Цыпа-цыпа, - позвал он крысу,  показал ей на хлеб, и принялся  крайне
убедительно чавкать, изображая неземное блаженство.
     - Да  она наверняка  этот хлеб  уже  видеть не  в силах! - вступился за
животное Макобер.
     - Видеть его она, может, и не в  силах, - рассудительно заметил гном. -
А съест как миленькая. А то ишь худая какая, без слез не взглянешь!
     Крыса  осторожно  ткнулась мордочкой в  хлеб. Потом  присела  на задние
лапки, взяла угощение  в  передние и принялась  торопливо и с благодарностью
его поедать.
     Гном разглядывал зверька с улыбкой довольного папаши, гордящегося своим
чадом.
     - Мэтти, я тут знаю  одну молитву...  - вступила  в разговор  Бэх, ясно
сознавая, что так  они  еще часа  два не сдвинутся с  места. - Словом,  если
хочешь, могу помочь передать твои мысли этой малышке.
     - Это еще зачем?
     - Ну... Если ты ей понравишься - подружитесь.
     Гном просиял.
     - Правда? С этого и надо было начинать!
     Усевшись на  траву,  он  наморщил лоб, а  девушка, стоя рядом, шевелила
губами, поглядывая то на Мэтта, то на его новое приобретение.
     Сначала  крыса  казалась  совершенно  огорошенной  пролившимся  на  нее
потоком эмоций: она  прижалась к земле, задрожала  и жалобно запищала. Но по
мере того,  как  продолжался  этот  безмолвный  разговор,  стала  потихоньку
успокаиваться. А в самом конце даже ткнулась мордочкой в руку  гнома, встала
столбиком и Мэтт принялся покорно почесывать ей спинку.
     - Все, больше не могу, - призналась Бэх. - Успел?
     - Еще как,  - на  лице гнома появилось  крайне довольное выражение. - В
общем, так. Зовут ее Рэппи, и теперь она будет путешествовать вместе с нами.
     - С чего это вдруг? - не понял Торрер.
     - Я ее пригласил, - гном оглядел друзей, ожидая возражений.
     - Ну, хоть с ней не  надо  сокровищами делиться, -  пробормотал Торрер,
отходя в сторону. Тема была закрыта.
     Наскоро заштопав  заплечный  мешок,  гном сунул в него Рэппи,  побросал
сверху остатки завтрака и радостно объявил:
     - Я готов.
     Из-за его спины послышалось оживленное хрумканье.
     Прежде чем поставить пирамидку на руку, Терри внимательно оглядел ее со
всех сторон, словно опасаясь, что Макобер  успел  сотворить с ней что-нибудь
неладное.
     - Нам действительно  именно туда, где  на Мака ночью напали,  - наконец
объявил он. - И думаю, что уже недалеко: вон как сияет!
     Идти и в самом деле оставалось не более получаса.
     - Айвен,  - Мэтт радовался, что  наконец-то может  поболтать со  старым
другом, - а что ты думаешь про Лентала?
     -  В  каком  плане?  -  уточнил маг. - Паладин как  паладин.  Вернее...
Вернее, мне кажется, что именно так паладин и должен выглядеть.
     - Мы  как-то  ни  разу не  спрашивали, с чего Ашшарат вдруг решила  нам
помочь.
     -  Сказать  честно,  - Айвен  ощущал себя слишком  легко, чтобы всерьез
прислушиваться к подозрениям  гнома,  -  я не слишком  силен во  всяких этих
божественных  делах.  Представь  себе, что Ашшарат  захотелось  натянуть нос
Айригалю. Вот она и отправила к нам паладина.
     - Что-то  у  тебя все до  одурения просто получается, - не успокаивался
Мэтт. - Собственно, я-то за Бэх волнуюсь.
     - Тебя в  ней что смущает?  - хмыкнул  Айвен.  - Мэтти,  твой интерес к
магии  я еще  как-то могу пережить,  а  вот неожиданно  проснувшуюся  тягу к
богословию... Только не спрашивай меня, зачем еще и Темесу все это нужно!
     - Да при чем здесь  Темес, - отмахнулся гном. - Ты видел, как  они друг
на друга смотрят?
     - Бэх с Темесом? - не удержался Айвен.
     - Ну тебя, - проворчал гном, хотя и не сдержал улыбки. - Прекрасно ведь
понимаешь, о ком я говорю.
     - Я бы  еще лучше понял  твое удивление, если бы Бэх было за семьдесят.
Ревнуешь, что ли?
     -  Беспокоюсь, - уклончиво ответил гном. - Знаю я таких молодцов - всех
в белом.  Потом  по своим  делам  отправится  и  даже  не  вспомнит.  Может,
намекнуть ему, что за Бэх есть кому заступиться?
     - А  то он не догадался! Впрочем, тебе не кажется, что Бэх и сама может
за  себя  постоять? Приятно,  конечно,  когда  о тебе  заботятся... Но  я не
уверен, что здесь тот случай, когда твое вмешательство и правда необходимо.
     - Эх, люди, люди, - вздохнул гном. - Ничего-то вы не понимаете в жизни.
     А  Терри  не  спускал глаз  с пирамидки.  Взять чуть левее, перебраться
через овраг, так, в бурелом не полезем, обойдем. А это еще что за шутки?
     Рука, на которой он держал "ключ", уперлась в шершавый ствол дерева.
     - Наверняка  здесь должно быть дупло! - предположил Макобер. -  Знаете,
как  в  сказках бывает. Дупло, а  внутри длинный-длинный  спуск вниз. Хорошо
хоть  ленталовского  коня с  нами нет, а  то бы  думали  сейчас:  первым его
пустить - так неизвестно еще что там впереди. А последним...
     Вор, никогда не отличавшийся недостатком воображения, поежился, а потом
уверенно заявил:
     - Нет, пусть уж лучше лезет первым!
     - Что первым? - Терри отвлекся от своих мыслей. - Дупло, говоришь...
     Он с сомнением оглядел дерево.
     - Вряд  ли.  По крайней  мере,  тогда  некоторые  из нас  точно туда не
пролезут.
     - Тогда некоторые  из нас, -  в  тон  ему  ответил Мэтт, -  туда  и  не
полезут. Мы ж  не  белки какие  -  по  деревьям шастать. Может, у  эльфов  и
принято по дуплам хорониться...
     -  Подожди секундочку,  -  поморщился  Терри. - А,  понятно,  вот  так,
значит...
     Найдя  на  коре  треугольное углубление,  он нерешительно вставил  туда
пирамидку. Секунду помедлив, пирамидка выскочила обратно.
     - Красивая идея! - тут же оценил Макобер. - Неужели не угадал?
     - Не думаю... - Айвен  растерянно смотрел, как деревья вокруг них стали
постепенно исчезать. Одно за другим.
     - Морок, - с восхищением заметил Баураст.  - Да какой! Даже я ничего не
заметил.
     Теперь посреди поляны стояло одно-единственное дерево.
     - Эй, давайте отойдем слегка, - предложил Торрер. - Как бы и нам вместе
с ними...
     Друзья едва успели отступить  на край  поляны, как трава  на том месте,
где они только  что стояли,  действительно начала медленно таять в  воздухе,
обнажая землю. Потом не стало и ее.
     Теперь  одинокое  дерево возвышалось  на  крошечном  островке,  как  на
огромной колонне. А вокруг  него вилась,  неспешно спускаясь  вниз в  клубах
голубоватого тумана,  гигантская  винтовая  лестница,  освещенная призрачным
светом факелов.
     - Лайгаш! - восторженно  прошептал Макобер. Но он был единственным, кто
оказался способен хоть что-то вымолвить в эту минуту.






     В сотнях промозглых подземных  коридоров одновременно вспыхнули висящие
на стенах факелы.
     Денетос отдыхал  после обеда в Бирюзовом салоне, когда  в  дверь громко
постучали.
     - Протектор,  - центурион из внешнего пояса обороны не стал ждать, пока
неторопливый  слуга  доложит  о   нем  по   всей  форме,  -  Лайгаш  впустил
посторонних.
     Дэйнер вскочил  на ноги, едва не опрокинув столик  с  бокалом  терпкого
маркусского вина.  Он с  самого начала знал, что  придет  час, - и эти слова
будут произнесены. Но все  же надеялся. На Рыжую Молнию,  на  Фрейна, на то,
что талисса повернет обратно.
     Надеялся и знал, что этого не произойдет.
     Денетос распахнул дверь.  Центурион вытянулся  и, приветствуя старшего,
небрежно сделал пальцами левой руки знак Ордена.
     Что ж,  пусть все идет своим  чередом.  Если талисса  хочет бросить ему
вызов...
     - Объявите от моего имени Полет Ворона. Где Асдан?
     Центурион пожал плечами.
     - Сегодня я его не видел. Надеюсь, что уже на своем посту.
     Денетос на  секунду  задумался, стоит ли сейчас дергать мага,  и решил,
что тот, пожалуй, прекрасно справится и без него.
     - Позвольте идти, Протектор?
     - Идите.
     Центурион исчез. Вместо него  в дверь  просунулась виноватая физиономия
слуги.
     - Простите, мессир, но он...
     Денетос оборвал его движением руки.
     - Сейчас не до того. Вызови мне Халтоса.
     Через пару минут тот уже стоял перед Протектором.
     - Записывай! - Халтос послушно вытащил  из-за пояса навощенные таблички
и  занес   над  ними  стило.  -  Разблокировать  Келью  Перехода.  Отправить
какого-нибудь монаха к виконту  -  пусть тоже знает, что происходит. Хотя не
думаю, что талисса  действительно  до него доберется. Фрейн  по-прежнему  не
вернулся?
     - Ни он, ни его люди, Протектор.
     Убит? Вряд ли. Эта семейка всегда отличалась поразительной живучестью.
     - Где Рыжая Молния?
     - Покинула Лайгаш прошлой ночью, Протектор.
     Денетос безмолвно выругался. Тоже мне, нашла время для ночных прогулок.
     - Как появится, сразу ко мне. Все остальное без изменений.
     Поклонившись, Халтос заторопился выполнять приказы.
     - Да, вот еще что, - крикнул ему вслед Протектор. - Подготовьте к моему
приходу Келью Иерархов. Я буду там через час.
     Стоит ли спешить? Может, лучше подождать, какие новости принесет Асдан?
     Однако шестое чувство подсказывало ему, что по крайней мере здесь он не
совершает ошибки: спешить стоило.



     -  Почему-то  именно  так  я  и  представлял  себе  пасть  Айригаля,  -
пробормотал Макобер.
     Ему  никто  не  ответил:  талисса молча застыла  на  краю  раскрывшейся
бездны. И только Баураст, отойдя немного в сторону, вполголоса произнес:
     - Pauranh!
     И Мимбо исчез, словно провалился сквозь землю. Колокольчики стихли.
     - Домой, что ли, отправили? - полюбопытствовала Бэх.
     - Зачем - домой?  -  удивился чародей. - Пусть рядышком будет. Не знаю,
как вам, а мне еще обратно ехать.
     Девушка внимательно посмотрела на  чародея, но,  так  и  не  определив,
шутит он или нет, на всякий случай предпочла улыбнуться.
     - Я пойду первым, - Айвен  осторожно поставил ногу  на стертую каменную
ступень.  -  Если  Торрер или Лентал  не  против  держаться поблизости, буду
благодарен.
     Кивнув, Торрер скользнул  вслед  за Айвеном.  Остальные  потянулись  за
ними.
     - За Баурастом присмотреть? - шепнул Мэтту Терри.
     - Помнится, за оборванцем с копытами мы с тобой вдвоем присматривали, -
хмыкнул в ответ гном. - Ну и что? Кто хочет нанести удар в спину, всегда его
нанесет.
     - И по этому поводу мы должны не только предоставить ему изрядный выбор
спин, но еще и стилет в руку вложить, так что ли? - прищурился  лунный эльф.
- Мэтти, временами я не понимаю,  как ты  вообще  умудрился дожить до  своих
ста... двухсот...
     - Либо доверяй человеку, либо не бери  его с собой, - отрезал гном. - А
если  ты  будешь  держать  на прицеле  Баураста,  я  - Лентала, а Мак  - еще
кого-нибудь, нам уже не до врагов будет.
     - Ну, как знаешь.
     Однако  Мэтт  не  питал  иллюзий,  что ему удалось переубедить  лунного
эльфа.
     Лестница неторопливо уходила вниз. Туман надежно скрывал дно котловины,
и оставалось совершенно неясно, что ждет их впереди.
     Гладкие  каменные  стены  напомнили Терри заброшенную гномью шахту,  на
которую ему  случилось  наткнуться  как-то в  детстве. Уже  тогда  стесанный
камень показался ему искалеченным и  невероятно уродливым. Мертвым. Прорубая
в теле  скалы проходы, люди  и  гномы насиловали  горы,  вместо того,  чтобы
прислушаться к ним,  понять, куда те готовы  пустить их,  а где им  лучше не
бывать.  Он  чувствовал  боль  окружающего  их  камня:  покоренного,  но  не
покорившегося...
     - Подождите, - еле слышно произнес Баураст.
     Чародей достал из кармана кожаную перчатку и натянул ее на правую руку.
Потом снял с  шеи тонкую палладиевую цепочку, намотал ее на кулак и неспешно
провел им по стене.
     - Что это с ним? - наклонился к Ленталу Макобер.
     -  Если  я хоть  что-нибудь смыслю в  сокровищницах,  - голос  паладина
звучал  не  громче шелеста травы, - парадный вход должен  вести  в  западню.
"Ключ" "ключом", но создатели Лайгаша наверняка были не столь просты.
     Вскрикнув от боли, Баураст отдернул руку, - раскаленная цепочка прожгла
перчатку и коснулась кожи.
     Отбросив перчатку на ступени, чародей кивнул Макоберу:
     - Посмотрите-ка здесь.
     Мессариец осторожно ощупал стену.
     - Дверь! - восхищенно воскликнул он, но тут же понизил голос. - Эх, мне
бы так!
     Талисса  терпеливо  ждала,  пока Макобер  дюйм  за дюймом  простукивает
камень - боясь торопить мессарийца и изо  всех  сил желая,  чтобы  он все же
поторопился.
     -  У меня  такое ощущение, что за нами уже наблюдают, -  шепнул  Лентал
Баурасту.
     - Не сомневаюсь, - кивнул чародей. - Именно  поэтому  мне так и хочется
убраться с этой проклятой лестницы.
     - И вы знаете, что за дверью?
     - Предполагаю.
     - Если она и открывается, то  только изнутри,  - разочарованно произнес
наконец мессариец. - Или здесь магия какая, или я уж  не знаю. Но только мне
эта штука не по зубам.
     - Идем дальше? - нерешительно предложил Айвен.
     - Мак, покажи мне, где ты видишь эту дверь, - попросил Терри.
     - Есть идеи? - удивленно спросила Бэх, но лунный эльф не ответил.
     Пробежав пальцами по контуру двери, он резко бросил:
     - Не смотрите.
     И тут же добавил, желая смягчить свои слова:
     - Пожалуйста.
     Прижавшись всем телом к стене, лунный эльф закрыл глаза, впуская в себя
ее боль и  ненависть к  людям. Через  мгновение он и сам уже ненавидел: тех,
кто некогда  заставил этот камень поддаться, уступить,  тех, кто касался его
своими  грязными  руками  и  считал себя его  повелителем  лишь потому,  что
оказался  сильнее.  Ненавидел сталь  в руках  людей,  ненавидел  их дыхание,
касающееся древней  скалы, стоявшей в этих местах еще  до  того,  как первый
человек появился на Двэлле.
     Жалость  и сострадание.  Терри заставил стену  почувствовать  все,  что
чувствовал он  сам. Стал  ее другом,  ее единомышленником.  И, повинуясь его
воле, скала вырвала из себя дверь, как вырывают застрявшую в теле занозу.
     По стене  побежали трещины,  и  дверь  с  грохотом вывалилась  к  ногам
талиссы.
     - Ничего себе, - с уважением  прошептал Макобер, разглядывая освещенный
коридор, уходящий в глубь горы. - Терри, а как ты?...
     - Пожалуйста! - вновь повторил лунный эльф, и мессариец умолк.
     - Думаете,  нам  туда? -  с  сомнением произнес Торрер,  заглядывая ему
через плечо.
     -  Внизу лестницы нас будут  ждать,  - уверенно  бросил  Баураст.  -  А
здесь...  Здесь  еще   есть  шанс   прорваться.   Если  мы,  конечно,  будем
действовать, а не болтать.
     - Ясный ясень! - с видом оскорбленного достоинства эльф умолк.
     Один за другим они углубились в боковой коридор.
     -  Интересно,  почему здесь  так  светло?  -  ни  к  кому  особенно  не
обращаясь,  спросил  Макобер. - У меня было несколько другое представление о
подземельях и сокровищницах.
     -  Ты  же не по  Нетерте гуляешь, - фыркнул чародей. -  Здесь не только
светло,  еще и жарко станет! Тут тебе не  заброшенный город, а  действующая,
так сказать, сокровищница. И вообще,  сейчас я  бы  лично  помолчал: кто его
знает, где нас будут ждать.
     - А будут? - насторожился Торрер.
     - Обязательно, - успокоил его Баураст.
     Некоторое время они шли  молча. Коридор  постоянно извивался, но упорно
не давал им  возможности свернуть  куда бы то  ни было. Несколько раз ровный
пол сменялся чередой уходящих вниз ступеней.
     Внезапно   Мэтт,  шедший   первым,   поднял   руку,   призывая   друзей
остановиться.
     Футах в двадцати перед ним коридор превращался  в узкий балкон с низкой
каменной балюстрадой. Вглядевшись в изваяния зверей, поддерживающих  перила,
гном вздрогнул:  распростертые крылья и покрытые  чешуей хвосты воскресили в
памяти  тот бой  на просеке. Надо же,  совсем  недавно он  вспоминал  нищего
оборванца...
     Обернувшись к талиссе, гном приложил палец к губам.
     -  Хотите, я прочитаю заклинание Тихих  Шагов?  - едва  слышно  спросил
Баураст у Айвена.
     Тот покачал головой: они так и не выяснили,  что творится  с магией.  С
одной стороны, на Баураста все эти странности вроде как не распространялись.
С другой...
     Придерживая оружие и стараясь двигаться  поближе к  стене, они вступили
на балкончик.
     Зала,  под потолком которой кралась сейчас  талисса,  казалась поистине
огромной. Возможно,  лишь  оттого, что  она была  погружена в темноту. Узкий
балкончик,  освещенный отблесками  факелов  из  коридоров  позади  и впереди
талиссы, заставил друзей почувствовать себя  беззащитными и выставленными на
всеобщее обозрение, и они молили богов, чтобы зала оказалась пуста.
     Однако  она  не была  пуста.  Внизу,  лицом к  высокой закрытой  двери,
застыли несколько десятков фигур.  Они стояли  неподвижно,  не  шевелясь,  и
сверху невозможно было различить, статуи это или живые люди.
     Вновь  оказавшись в коридоре, все  с  облегчением вздохнули.  Отойдя от
залы на почтительное расстояние, Баураст прошептал:
     - Это монахи. Пока нам везет.
     - Думаете, мы бы с ними не справились? - Торрер воинственно взглянул  в
глаза чародею.
     -  Не думаю - уверен, - тот без  колебаний выдержал взгляд  эльфа. - Но
вам придется поверить мне на слово.
     - Сколько еще заслонов нас  ждет? - казалось, Айвена совсем не удивляла
редкостная осведомленность Баураста.
     - Ни один и ни два - это все, что я могу сказать, - чародей прислонился
к стене и вытер выступивший на лбу пот.
     - А что это был за вход? - также шепотом поинтересовался Мэтт.
     - Это не  вход,  а  выход, - поправил его  Баураст.  -  Так, на  всякий
случай. Для тех, кто знает.
     - Но вы-то откуда?...
     -  Тсс... Сейчас мы  как раз попадем в  место, где обе дороги сливаются
воедино.
     Часть стены со скрипом отошла в  сторону, и талисса оказалась в другом,
более широком коридоре, освещенном все теми же  факелами. Только  сейчас Бэх
заметила, что  огонь не превращает дерево в  уголь, а лишь робко лижет  его,
черпая свою силу где-то в ином месте.
     - Мы  все еще на  первом уровне обороны, - Баураст указал на  бронзовые
диски размером с тарелку, вплавленные в стены через каждые три дюжины футов.
Все  диски небрежными росчерками пересекал  один  и тот же  знак. Скрещенные
стрелы.
     - Орден Пурпурной Стрелы? - пробормотал Макобер.

     -  Именно  так,  друг мой,  -  Баураст положил  руку  ему  на  плечо, и
мессариец  поразился тому, как горяча оказалась ладонь мага. - Когда  будете
проходить  мимо,  от  души  советую  пригибаться.  Хотя  не  исключено,  что
Протектор и так уже знает, где мы.
     - И куда же нам теперь? - Торрер с надеждой посмотрел на Баураста.
     - Куда "ключ" укажет, - оборвал Терри уже готового было что-то ответить
чародея.
     - Ну зачем ты так! - Бэх укоризненно взглянула на лунного эльфа.
     -  Как?  -  удивился  тот.  - Или почтеннейший господин  Баураст  готов
проводить нас непосредственно к сокровищам?
     - "Ключ" так "ключ", - ушел от ответа чародей. - Не беспокойтесь, милая
барышня, я не обиделся.
     Бэх покачала головой, но Терри уже устанавливал пирамидку на ладони.
     Никакого солнечного света здесь не было и в помине, и все же с одной из
сторон "ключ" по-прежнему  оставался прозрачен. Более  того, он  начал еще и
слабо светиться, словно медальон жреца.
     - Нам направо.
     -  Рискуя  вновь  вызвать  неудовольствие  господина Терри,  -  хмыкнул
Баураст,  -  скажу  все  же,  что,  насколько   мне   известно,   этот  путь
действительно  ближе, но, увы, если нас где-то  и будут  ждать, то именно на
нем.
     "Из нескольких путей, ведущих  к цели, - вспомнила  Бэх  слова графа, -
"ключ" вполне способен  выбрать далеко не самый короткий. И  почти наверняка
не самый безопасный".
     -  Что будем делать? -  в  голосе Айвена появилась тревога. - Мы теряем
время.
     - "Ключ" выведет  нас всегда. Может ли мэтр Баураст сказать то же самое
о  себе? - встал перед магом Терри. - Не говоря уже о том, что мы  так и  не
знаем, откуда ему все это известно.
     - А, идите, куда хотите, - махнул рукой Баураст.
     - Тогда налево, - решил  наконец Айвен, несмотря  на  удивленный взгляд
лунного эльфа.
     - Поздно, - Бэх коснулась его руки.
     Слева, пока еще далеко-далеко, один за другим начали гаснуть факелы.
     - Направо! - воскликнул Торрер и первым бросился вперед.
     Но не успели они пробежать  и  сотни футов, как  справа  и слева от них
бесшумно, точно падающий  на шею жертвы топор, распахнулись  потайные двери,
за которыми стояли люди в длинных ржаво-пурпурных одеяниях. Грудь каждого из
них украшал бронзовый диск со скрещенными стрелами.
     Одновременно,  будто по  команде,  они  затянули тягучий,  как  патока,
напев, в  котором  ни Айвен, ни  Баураст не  услышали  ни  единого знакомого
слова: у магов Айригаля были свои пути и свои заклятья.
     Но и талисса не растерялась.
     - К оружию! - крикнул Айвен, и вонзил кинжал в ближайшего к нему мага.
     Коридор заволокло бурыми клубами  дыма. Закашлявшись, друзья продолжали
биться вслепую.
     Выплюнув горечь изо рта, Айвен принялся читать ответное заклинание.
     -  Нет!  -  крикнул  Лентал. Поздно... На  том  месте,  где  стоял маг,
вспыхнул огненный шар, и в воздухе запахло паленым мясом.
     Бросив своего  противника, Бэх  стала отчаянно  пробиваться  на  помощь
Айвену, как вдруг... Будто дюжина ледяных иголочек  одновременно уколола  ее
сзади  в  шею. Бэх  не смогла  даже  обернуться: она почувствовала, как  пол
уходит  из-под  ног, стены  заплясали  вокруг  в каком-то  бешеном танце,  и
девушка потеряла сознание.
     Видя, что жрица  упала,  Мэтт понял, что еще  немного,  и они проиграют
этот бой. Двое из восьми уже лежали на мокром от крови каменном полу.
     Поможешь?
     Постараюсь.
     Топор  в  руках  гнома  засверкал,  разгоняя дым.  Увидев  перед  собой
расплывчатое пурпурное пятно, Мэтт с ходу перерубил его едва  ли не  пополам
и, с  трудом  вырвав топор из  мертвого  тела, рванулся к  Бэх.  Вокруг него
вспыхнул вихрь  магических молний, но он  лишь  отмахнулся  клинком, снес  с
дороги заступившего путь чародея и подхватил жрицу на руки.
     Облачко  сизого  пара  коснулось  шлема гнома...  и трусливо  растаяло,
стоило топору угрожающе засветиться.
     Потайные  двери  захлопнулись так  же  внезапно,  как  и  растворились.
Шестеро колдунов навсегда  остались лежать в коридоре; остальные  отступили,
унося с собой раненых.
     - Догоним? -Торрер  без  особого энтузиазма стукнул  кулаком в каменную
дверь, но та и не подумала поддаться.
     - Мэтти! - придя в себя, девушка еще крепче  прижалась  к гному, но тут
же покраснела и нерешительно попросила:
     - Отпустишь?
     Бережно поставив ее на ноги, гном улыбнулся.
     Спасибо.
     Ты славно напоил меня кровью...
     Лентал  взял  в  руки  ладони  Айвена,  умудрившегося  буквально  чудом
остаться  в  живых.  Не  в  силах  смотреть  на  обгоревшее лицо  друга, Бэх
отвернулась: если  ему  не сможет помочь паладин  Ашшарат, -  ему не  сможет
помочь уже никто.
     -  Любопытные  диски, -  Баураст  склонился над  одним из  колдунов,  с
уважением глядя на нанесенную Макобером едва заметную, но смертельную  рану.
- Ну-ка, ну-ка...
     Он  протянул   руку,  чтобы  снять  диск  и  рассмотреть  поближе,  но,
вскрикнув, выронил его из рук, словно коснулся раскаленного металла.
     - Вот уж не думал, что  во мне столько Добра, - хмыкнул чародей, нимало
не смутившись.
     - Насколько мне известно, - когда последние следы ожога исчезли с  лица
Айвена,  паладин  с  удовольствием принял участие  в беседе, -  эти чудесные
штучки  служат для  того, чтобы отражать заклинания. Как-то у нас с  Айвеном
даже был разговор на эту тему...
     - Был, - слабо подтвердил маг. - И если бы ты крикнул об этом несколько
раньше...
     - Я  пытался,  -  паладин виновато пожал плечами. - Кто же знал, что ты
такой шустрый!
     Айвен  обезоруживающе  улыбнулся.  А  гном  только  покачал  головой  и
взглянул на Рэппи, чтобы убедиться, что с ней ничего не случилось.
     Они миновали уже несколько перекрестков, всякий  раз выбирая  дорогу  с
помощью пирамидки: Баураст упорно отмалчивался,  словно не он совсем недавно
с легкостью указал им потайной вход в сокровищницу.
     Наконец в правой стене появилась первая дверь. Все остановились.
     - Нам  явно  дальше,  -  заметил Терри,  в очередной раз  сверившись  с
"ключом",  - если,  конечно, вы не ищете дополнительных приключений  на свою
голову.
     - Да  при чем здесь приключения!  - обиделся Макобер.  - Если  в каждую
дверь не заглядывать,  можно  знаешь  сколько  всего  пропустить! И  вообще,
откуда  ты знаешь, куда эта штука нас  ведет? Мы  ведь, насколько я понимаю,
уже в сокровищнице.
     Эльф задумался.
     - По логике вещей, "ключ" должен привести нас либо в главное хранилище,
либо к Протектору.
     - Отличный  выбор, -  съязвил Торрер. -  Может,  мы тогда  дальше  сами
как-нибудь?
     - И как, интересно? - говоря  откровенно, Терри уже  успел  привыкнуть,
что талиссу ведет вперед именно он. - Монетку бросать на каждой развилке?
     -  Давайте все-таки  посмотрим, что  там,  - не унимался Макобер. - Ну,
потеряем четверть часа, чем мы рискуем? А ну как сундуки с рубинами?
     И мессариец с надеждой посмотрел на гнома.
     - Четверти часа  у нас точно нет,  - отрезал Айвен. - Помнишь  гаснущие
факелы?
     - Вот что,  -  неожиданно предложил Торрер. - Давайте  мэттовскую крысу
туда запустим! А то что, ходит с нами, еду нашу жрет, а проку от нее!..
     - Твою, что  ли, жрет? - огрызнулся  гном, но  спорить не стал. В конце
концов, кто в подземелье обратит внимание на крысу?
     - Рэппи,  -  проникновенно  произнес он, глядя своей  питомице прямо  в
глаза, - две ноги здесь - две там. Посмотри, как там что чего - и обратно.
     Крыса пискнула, точно действительно  его поняла, и быстро скрылась  под
дверью, радуясь возможности поразмяться.
     Прошло две минуты. Пять.  Семь. Неожиданно для себя гном  почувствовал,
что от беспокойства не находит себе места.
     Но вот внутри  послышался какой-то шорох, а затем грохот, словно что-то
большое разбилось на множество осколков.
     - Наших бьют! - взревел Мэтт не своим голосом. - Ломаем дверь, ребята!






     Халтос  догнал  Протектора в  коридоре и  пристроился  рядом,  стараясь
подладиться под его широкие шаги.
     - Какие новости? - бросил на ходу Денетос.
     - Асдан сообщает, что талисса внезапно возникла у него в тылу.
     - Ты хочешь сказать, что битва в Зале Нежданных Встреч не состоялась? -
жрец позволил себе картинно приподнять одну бровь.
     - Именно  так, мессир. Он попытался  перекинуть  часть своих сил  через
боковые коридоры, но этот их недомерок оказался силен, как сам Темес! Да еще
и с зачарованным оружием!
     - А больше  Асдану  ничего не  мешало? -  презрительно  поинтересовался
Денетос.  -  Ну  там,  может,  еще  и  доспехи у них  есть? Или, не  приведи
Айригаль, мечи?!
     Халтос промолчал, мечтая, чтобы маг оказался на его месте.
     - Прости, - Дейнэр  взял себя  в руки. - Ты  здесь ни при чем.  Ступай.
Нет, передай Асдану, что он может хоть своей тушей коридоры  перекрывать, но
если они уйдут с его уровня...
     Поклонившись, Халтос исчез.
     Завернув за угол, Денетос приложил руку к двери, обитой шершавой шкурой
мальнука. Та  слегка задрожала под  его ладонью,  и, признав хозяина, широко
распахнулась.
     Келья,  в которую  он попал, была невелика, однако  висящие на стенах и
лежащие на  полу  ковры  делали  ее  похожей  на  жилище антронского халифа.
Сходство  усиливали стоящие повсюду вазы с цветами и разбросанные  на коврах
подушки.  Разве  что халиф  вряд  ли бы стал украшать свое  жилище силуэтами
ворона.
     Окно, пожалуй, единственное в  Лайгаше, выходило в прелестный фруктовый
сад,
     Денетос плотно  прикрыл за собой дверь, опустился на подушку побольше и
прикоснулся к окну.
     В саду  появился окруженный  стражей  паланкин. Поставив  его на землю,
слуги отошли в сторону.
     Полог  паланкина  отодвинулся,  и  Исиндиос  вяло  махнул рукой  жрецу.
"Наверно, совсем  плох старик,  - с жалостью подумал тот. -  Эх, успеть  бы,
пока он еще жив. Только успеть бы".
     - Слившийся с Тьмой, Протектор Лайгаша Дэйнер  тен Денетос приветствует
своего повелителя  и склоняет голову перед  иерархом, рядом с  которым  лишь
равные и выше которого один лишь Бог, - отчеканил он.
     Исиндиос не прерывал, терпеливо выслушав приветствие до конца. "Неужели
сердится, - подумал про себя Денетос. - Но за что?"
     - Ты хотел со мной поговорить? - прокаркал иерарх.
     - Я собирался доложить, монсеньер, что талисса вошла в Лайгаш.
     - А как же Браслет Лиардоса? - съязвил Исиндиос. - Промахнулся?
     Денетос опустил голову.
     - У меня есть вопрос, монсеньер.
     Иерарх усмехнулся.
     - Всего один? У меня их куда больше. Ладно, говори.
     - За ними кто-то стоит?
     В глубине души он надеялся, что его покровитель лишь рассмеется. Но тот
задумался.
     - Все не так просто, мой мальчик, -  наконец произнес он. - Они - самые
банальные бродяги, искатели приключений, готовые в любой момент  отправиться
куда глаза глядят. Разве что дерутся между собой меньше обычного да за талер
глотку друг другу  не перережут. Но с этим уж ничего не поделаешь - талисса.
Твои ребята уже начали с ней разбираться?
     Уже в который раз за  последний месяц Денетос почувствовал этот щемящий
холодок, мимолетный, как предчувствие скорого конца.
     - Они откуда-то узнали про потайной ход.
     - Предатель? - вскинулся Исиндиос. - Ты уверен в своих людях?
     Фрейн. Бальдр Фрейн. Пожалуй, он  единственный, кто  недавно исчез  при
весьма странных обстоятельствах. Ни один из ушедших с ним  воинов  так  и не
вернулся в цитадель.
     Но вот стоит ли Исиндиосу об этом знать?
     Дэйнер сам найдет Фрейна, хотя бы с помощью Рыжей Молнии. Кажется,  эти
двое недолюбливают друг друга. Что ж, тем лучше.
     - Да, повелитель, - спокойно ответил он, глядя прямо в глаза иерарху. -
Я в них уверен.
     -  Хорошо, мой мальчик, хорошо. Плох тот полководец,  который не  верит
своим воинам. Раз так, придется  мне действовать самому. И уж я обещаю тебе,
слышишь, обещаю, что узнаю, кто открыл им путь в Лайгаш...



     Гном несколько раз со всего размаху врезался  в дверь. Та перекосилась,
но устояла.
     - Ну зачем же так, -  Макобер посмотрел на Мэтта как  на живодера, - со
всей дурацкой мочи...
     Мессариец пару секунд поколдовал над замком, и дверь распахнулась.
     Маленькая  пыльная  комнатка  оказалась   завалена  покрытыми  паутиной
тюками, которые доходили  чуть ли  не до самого порога.  Наверху, на широких
полках вдоль стен, высился ряд керамических горшков.
     Один  из мешков  был самым бессовестным образом  прогрызен, и  зерно из
него  текло  тонкой  струйкой прямо  на пол.  Рядом, с  раздувшимся животом,
подозрительно мокрым хвостом и не в силах даже пошевелиться, виновато сидела
Рэппи,  тихо  попискивая от  страха. В паре  шагов  от  нее на полу,  в луже
оливкового масла, валялся разбитый вдребезги горшок.
     - Ах, ты маленькая моя, - гном любовно взял  крысу на руки,  - какой-то
гадостью мою хорошую накормили, чуть не отравили.
     - Твоя хорошая, - заметил из-за его плеча Торрер, - так обожралась, что
даже про тебя забыла. Да еще и все горшки побила.
     - Все?!  - возмутился гном.  - Эх, не любишь  ты природу,  а еще в лесу
вырос. Для тебя дурацкий горшок ценнее... Да что там говорить!
     - Слушайте, горшечники, - поддел спорщиков Айвен. - Может, лучше дальше
двинемся - клянусь ушами Торрера, они вот-вот будут здесь.
     Пыхтя от негодования, Мэтт поудобнее устроил Рэппи в заплечном мешке.
     - И своим лучшим шейным платком укрыл, да еще и подоткнул! Сам видел! -
шепнул Бэх Макобер, внимательно наблюдавший за манипуляциями гнома. - Что-то
с нашим Мэтти случилось!
     Быстрым  шагом  талисса  двинулась дальше. Лентал, пропустив  Бэх перед
собой,  то  и дело  оглядывался  через плечо, однако  факелы  позади  горели
привычным  ровным  светом.   Но  вместо  того,  чтобы  успокоиться,  паладин
почувствовал, что тревожится все больше и больше: погони просто не  могло не
быть! И если врага нет позади, значит он...
     - Передай  Макоберу, чтобы  был повнимательнее,  - попросил  он Бэх.  -
По-моему, нам уже пора сворачивать.
     -  Передай Ленталу, что если он уже научился ходить сквозь стены, пусть
показывает  дорогу,  - возмущенно бросил Баурасту Макобер, который  и так до
боли в глазах вглядывался в каждую трещинку в стене.
     И все же именно его удалось застать врасплох.
     Подходя к очередному повороту, мессариец осторожно заглянул за угол - и
тут же сдавленно  захрипел.  Талисса  не успела  и  пошевелиться:  невидимый
противник одним движением развернул Макобера  лицом  к остальным,  удерживая
холодными  пальцами  его затылок,  а  другой  рукой  сжимая  охватившую  шею
мессарийца тонкую удавку.
     - Шевелиться не сметь, - прошипел  он в ухо Макобера с резким  акцентом
жителя западных земель.
     И громко крикнул остальным:
     - Оружие на пол! Минута - или ваш друг умирает. И без колдунов!
     - Сейчас  я его... - пробормотал  Терри, доставая из-за плеча лук. Враг
прятался  за  спиной  Макобера,  но  лунный  эльф  не   сомневался  в  своем
мастерстве.
     - Не надо, - остановил его Баураст. -  Такие люди  не шутят. Стоит  нам
шевельнуться, и Макобер - труп. А это чудо исчезнет так же стремительно, как
и появилось.
     - А если заклинанием? -  одними губами  произнес Айвен,  удивляясь, что
мессарийца на этот раз подвело врожденное чувство опасности.
     -  Они  обычно  имеют при  себе всякие  волшебные  штучки,  позволяющие
распознавать магическую атаку, - также едва  слышно ответил ему Баураст. - Я
в тот раз здесь такие уже видел.
     Айвен кивнул и громко произнес:
     - Бросаем оружие.
     Но тут впереди началось что-то невообразимое. Удавка  упала, освобождая
горло  Макобера,  а  убийца  издал  странный  звук,  слегка  подался вперед,
попытался в поисках опоры ухватиться за стену и рухнул на пол.
     Через мгновение все уже были подле потирающего шею мессарийца.
     Баураст  вгляделся  в  хмурое лицо  убийцы, обрамленное жесткой  черной
бородой.
     - Похоже на эвни, - пробормотал он. - Кажется, за нас взялись всерьез.
     - Ну, Мак, ты силен,  - прогудел Торрер, одобрительно хлопая мессарийца
по плечу. - Так даже я бы не смог!
     Макобер обалдело покрутил головой.
     - Да я, собственно...
     - Ладно,  чего уж там, не скромничай, -  эльф весь светился от гордости
за своего друга.
     - По-моему, он и не скромничает,  - задумчиво откликнулся Терри.  - Сам
посмотри: у этого молодца кинжал в спине торчит.
     При слове "кинжал" Торрер слегка побледнел.
     - Тот самый! - едва смог вымолвить эльф, взглянув на рукоятку.
     - В смысле?.. - не понял его мессариец.
     - Тот самый, которым Кадтриста убило. В деревеньке енн'ар,  помнишь? Ты
еще взялся его потаскать на себе.
     Макобер  кинулся  развязывать  заплечный мешок.  И  правда:  от  клинка
осталась лишь рваная тряпица, в которую он был завернут.
     - Готов поклясться, что  еще вчера вечером кинжал был на месте! Не  мог
же я его потерять...
     - Не мог, - серьезно кивнул Айвен.
     Подумав, он повернулся к Баурасту:
     - А вам эта вещица ни о чем не говорит?
     Не прикасаясь к клинку, тот вполголоса пробормотал какие-то слова.
     - Очень  странно, - наконец признался  он. - Оружие явно не простое, но
это,  собственно,  и так понятно. Я бы сказал, что...  Да, похоже, им  можно
управлять на расстоянии.
     Всем стало не по  себе. Где бы ни был выкован клинок, кто бы ни вдохнул
в  него  магическую  силу,   этот  человек  вряд  ли   мог  рассчитывать  на
благосклонность  Темеса. Такая  вещица  делает  бессмысленным  все:  военную
хитрость, честь, отвагу...
     - И  его  сотворили не  маги, -  помолчав, добавил  Баураст. -  Скорее,
кто-то из богов.
     - Ну что, - нерешительно спросил  Макобер. -  Тут оставим  или  с собой
возьмем?
     - Я бы  на вашем месте  такую  вещицу с собой не таскал, -  посоветовал
Баураст. - Вам она все равно не подчинится, а вот убить может запросто.
     - Если  все так,  как вы говорите, - тут же отреагировал Торрер, - тот,
кто направляет кинжал, находится где-то неподалеку. Или это один из богов. В
любом случае, если кинжал останется здесь, хозяин спокойненько приберет  его
к рукам. И потом будет устраивать нам такие же сюрпризы, как с Кадтристом.
     - Мы в любом  случае не в силах обуздать этот клинок, - резонно заметил
Айвен. - Что он с нами, что он не с нами.
     - Как сказать... - пробормотал Терри. - Если бы он нам еще послужил...
     -  А я  согласна  с Айвеном. И  тоже  считаю, что  кинжал  должен  быть
уничтожен, - вступила в разговор Бэх. - Считайте, что такова воля Темеса.
     Ссориться  с  богом  войны  в  кратком  промежутке между  схватками  не
захотелось никому.
     Девушка положила руку на медальон, губы ее зашевелились. Вырвавшийся из
медальона луч света коснулся рукояти кинжала, и тот исчез.
     - Убедительно, - только и проговорил Баураст.
     -  Да,  весело,  нечего  сказать,  -  буркнул  Торрер.  - А  они  здесь
разнообразны, в этом Лайгаше. Что делать будем?
     - Вперед  идти,  что  делать,  -  видно  было,  что  сил у  Бэх изрядно
поубавилось, но  она полна решимости не  дать  усталости  одержать верх  над
собой.
     - Вперед так  вперед,  - пожал плечами  эльф. - Кто на этот раз рискнет
идти первым?
     - Может, передохнем? - встревожено предложил Лентал, взглянув на Бэх.
     - Разумно было бы,  - поддержал его Мэтт, - да  и наверху наверняка уже
ночь наступила. Но где?
     - А если в той комнате, где склад? - Торрер покосился на гнома.
     - Отличная идея, да вот незадача:  дверь туда Мэтти считай что вынес, -
меланхолично  заметил  Терри.  -  Замок Мак, может,  и  запрет. Если дверь к
стенке прислонить...
     - Так и отлично, - с энтузиазмом  провозгласил Торрер. -  Я даже первым
подежурить согласен.  Пойдет  кто-нибудь по  коридору,  заглянет  к  нам  на
огонек, и тут-то мы его...
     - А ты уверен, что они здесь по одному ходят? - остудила его пыл Бэх. -
А ну как человек по двадцать сразу, как те  маги или монахи?  Представляешь,
валит такая толпа по  коридору, заглядывает, как ты любезно ей предложил, на
огонек...
     - Да уж, мало не покажется, - вставил свое слово Мэтт.
     -  Если не  секрет, с чего  вы взяли, что вам  вообще дадут  поспать? -
удивился Баураст. -  Мне  лично всегда казалось, что здесь  не то место, где
отдыхают.
     - Одно плохо, любезнейший,  - голос паладина был холоден, как  снег  на
горных вершинах,  - считайте  тогда, что еще один бой - и вы останетесь  без
поддержки  жрецов.   Кстати,  не  уверен,  что  и  маги  могут  развлекаться
колдовством от зари до зари без передышки. Хотя здесь вам, конечно, виднее.
     - Ладно, пока разговор изрядно абстрактный, - подытожил Айвен. - Думаю,
никому не придет в голову предлагать ради этого вернуться на поверхность? По
крайней мере, я, хотя и не испытываю  особой радости, оставив монахов у себя
за спиной,  совершенно не мечтаю лишний раз попадаться  им на глаза. Так что
давайте просто пойдем вперед: получится - отдохнем, нет - нет.
     Паладин  о  чем-то  пошептался  с  Бэх  и  кивнул.  Остальные  тоже  не
возражали.
     - Думаю, теперь  моя очередь,  -  Торрер  первым  направился дальше  по
коридору, - хотя если кто-нибудь подстрахует, я - не против.
     - Я буду  рядом, - заверил его  гном, довольно  прислушиваясь к сонному
посапыванию Рэппи.
     - Слушай, а у вас под  горами похоже? - спасшись от  смерти,  мессариец
чувствовал  немалое  облегчение,  сопровождающееся  непреодолимым   желанием
поболтать.
     - В смысле? - переспросил лунный эльф.
     - Ну,  на то,  что здесь или у  гномов? Сокровища всякие?... -  уточнил
мессариец.
     -  Если кто не знает, - мрачно ответил Терри, - мы живем не под горами,
а в горах. Что же до сокровищ - не жалуемся.
     - Надо  будет Мэтту  сказать!  -  полностью  удовлетворенный обретенным
знанием, Макобер прибавил шагу. - Пригласишь как-нибудь в гости?
     В  гости... Пожалуй, вернись он сейчас в  Дейронские  горы, Терри и сам
оказался бы  там в гостях. Да и  не  было ему пути  назад.  По крайней мере,
пока.
     Даже товарищам  по талиссе он  не признался бы, как часто  видит ночами
знакомые до последнего камешка родные серые склоны...
     На  этот раз  передышка  продолжалась около часа.  Позади осталось  еще
несколько спусков и  не один  десяток  развилок.  Друзья все  чаще  стали  с
сомнением поглядывать на Терри:  туннели становились  уже и  уже,  да и пыль
покрывала их куда более толстым слоем.
     - По-моему, здесь уже лет тридцать никто  не ходил, -  выразил  наконец
общее мнение Макобер.
     Но в этот момент все застыли,  услышав громкие, отчетливо произнесенные
слова, которые, казалось, исходили от самих стен:
     -  Протектор  первый и последний  раз официально предлагает вам сложить
оружие и положиться на его милость.
     Создавалось впечатление, что с ними заговорил сам Лайгаш.
     - А велика ли она? - вопрос Макобера гулко унесся вдаль.
     - Кто? - удивленно переспросил голос.
     В   ответ  раздались  смешки:   торжественное   и  пугающее   ощущение,
появившееся было несколько секунд назад, исчезло без следа.
     - Его  милость,  - невинно пояснил мессариец. - Ну,  в смысле,  если мы
сдадимся. То что?
     - То вам будет дарована жизнь!
     - А... - Макобер махнул рукой. - Так и знал, ничего интересного! Она-то
у нас и так есть!
     Кого бы  Протектор ни избрал  для переговоров, этот  кто-то сейчас явно
оказался поставлен в тупик.
     - Бросайте оружие! - несколько неуверенно повторил он.
     -  Еще  чего!  - только  отсутствие у голоса тела  или, на худой конец,
места,  откуда   он  исходил,  помешало  Макоберу   сопроводить  свои  слова
соответствующим жестом. - Поговорили - и хватит. Пошли, ребята.
     Одобрительно хлопнув  мессарийца по плечу, Торрер двинулся было вперед,
когда в воздухе раздался звук  распрямляющейся пружины и в щит эльфа глубоко
вонзилась арбалетная стрела. Наконечник другой противно чирикнул о  стену, а
третья вошла эльфу в плечо, не так давно вывихнутое в ночном бою.
     - Бэх! -  простонал было он, но тут же  устыдился собственной слабости.
Паладин не шутил: лечение отнимало у жрецов слишком много сил.
     Сунув  руку в  карман, эльф быстро  надел  на палец оставленное  графом
кольцо.
     - Погасите факелы, - крикнул Айвен. - Они же на свет стреляют!
     По всей видимости, так оно и было: впереди, впервые с того момента, как
талисса углубилась в Лайгаш, царила кромешная тьма.
     Стоило  затушить факелы  на стенах, как обстрел  прекратился, словно по
волшебству.  Мэтт,  который и так прекрасно  видел в  темноте, отвел  к  Бэх
издающего слабые стоны Торрера, а Лентала - к раненному в бедро Макоберу.
     Лечение  не  заняло много времени,  но  Бэх уже с трудом  держалась  на
ногах.
     Гном откашлялся:
     - Какие будут идеи? Может, наши маги их чем порадуют?
     - Угу, чтобы снова нарваться на диски, отражающие заклинания, - фыркнул
Баураст. - Премного благодарен, как-нибудь без меня.
     - А если вернуться к предыдущей развилке?
     -  Не сомневаюсь, что мы окружены,  - буркнул  Терри. - Можно, конечно,
попробовать, но что-то я в это не очень верю. Надо прорываться.
     -  Есть у меня в запасе одна мысль,  - признался Лентал. - Но  тогда на
сегодня я вам больше не помощник.
     - А ты? - Терри взглянул в сторону Бэх.
     Девушка  покачала  головой.  Сообразив,  что  Терри  ее  не видит,  она
добавила:
     - Я уже все.
     Друзья замолчали. Но другого выхода не было.
     - Макобер, Айвен и Баураст, подойдите к факелам, - распорядился Лентал.
-  Когда  я крикну  "пора", вы  зажигаете их, и мы все бросаемся  вперед.  В
ближнем бою от этих арбалетчиков и воспоминания не останется!
     Положив руку  на  медальон,  паладин погрузился в  молитву. Через  пару
минут от  каждого  из друзей  отделилась  голубоватая  слегка  светящаяся  в
темноте тень и двинулась навстречу засаде.
     В воздухе запели арбалетные стрелы.
     - Пора!
     Вспыхнули  факелы.  Понимая,  что  времени  перезарядить   арбалеты  не
остается,  перекрывавшие  проход  воины  заторопились  избавиться от  них  и
схватились за  мечи.  Но Мэтт с Торрером уже  врубились на бегу в нестройные
ряды противников.
     Когда талисса  двинулась  дальше,  за  спиной  у  нее  осталось  восемь
неподвижных тел.
     Вскоре  на стенах вновь стали  встречаться ярко горящие  факелы. Однако
по-прежнему не  попадалось ни  единого места, хоть  мало-мальски подходящего
для отдыха.
     -  Терри, может плюнем  на "ключ", ну его? -  на этот  раз  не выдержал
Мэтт.  - Сам  же видишь, здесь не ходит никто и  никогда. Разве что  в  виде
исключения, да и то те, кто хотят нам какую-нибудь пакость устроить.
     -  И что ты  предлагаешь? -  бросил  в ответ  лунный  эльф. -  Клубочек
разматывать? Крестики на стенах  рисовать?  Да без "ключа"  мы через полчаса
кругами ходить начнем.
     - А мэтр Баураст ничем не в силах нам помочь?
     Маг рассмеялся.
     -  Господа,  сразу скажу,  чтобы развеять ненужные подозрения  и ложные
надежды. Я  не служу  Лазоревому  храму и не подослан, чтобы заманить  вас в
дебри Лайгаша. Просто однажды мне довелось продвинуться довольно далеко.
     От его неожиданной откровенности друзья даже остановились.
     - То есть?
     -  А  вы думаете, только  у  вас неплохая  компания, в которой  приятно
прогуляться навстречу смерти? Встреться наши  талиссы на узкой  дорожке, еще
неизвестно, кто бы остался в живых.
     - Ну уж! - недоверчиво хмыкнул Торрер, до глубины души пораженный  тем,
что перед ним - осколок еще одной талиссы.
     -  Разве  что  тогда  мы  еще не знали  про  потайной выход,  - добавил
Баураст.
     - И сумели  вернуться  обратно? - Бэх  привалилась к стене, чтобы  хоть
немного передохнуть. Она  чувствовала, что еще чуть-чуть, и друзьям придется
ее нести.
     - Не все.  Прямо скажем, я  один. В свое  время мне удалось, как бы это
помягче  сказать...  завладеть  свитком  с  заклинанием  Родного  Дома.  Нас
оставалось... Я четыре дня тащил Браца на себе к выходу. И все же он умер. А
я воспользовался свитком.
     - А вдвоем  нельзя было,  что ли, отсюда колдануться? - поинтересовался
Макобер.
     - Увы. Заклинание способно  перенести только одного человека и только в
тот  дом, который он считает родным.  Идиотская идея, должен вам сказать, но
тогда я был рад и этому.
     - Но вы все же сумели войти в Лайгаш?
     - Еще бы! Но, к сожалению, "ключа" у нас не  было. Так что мы не просто
шли: через каждый заслон приходилось прорываться с боем.
     - Можно подумать, что мы здесь цветочки собираем, - буркнул Терри.
     -  Вы уверены, что смогли бы пройти через тех  монахов  внизу? А  через
магов,  не  будь у  Мэтта волшебного топора?  Через убийцу, не  заваляйся  у
Макобера такой полезный кинжальчик? Через арбалетчиков, если бы не Лентал?
     -  Кто бы  сомневался, что  и  ваши  товарищи  тоже  чего-то  стоили! -
польстил ему мессариец.
     -  И многого, молодой  человек,  многого! Правда, в  нашей  талиссе был
всего один маг - ваш покорный слуга. Но жрецов тоже двое, и  оба поклонялись
Деве Весны. Одним словом...
     -  Одним  словом,  здесь  вы  впервые,  - грубовато перебил его  Терри,
который на дух не выносил неудачников. - Другие предложения будут?
     Макобер,  который,  пока  шел  разговор,  оказался  в   первых   рядах,
неожиданно замер на месте.
     - Клянусь отмычками Ч'варты, впереди под полом что-то есть!
     - Что значит - под полом? - не поняла Бэх. - Этажом ниже?
     - Ну, не совсем под полом... В общем, не ходите пока никуда.
     Он опустился на колени и стал продвигаться вперед  едва ли  не  дюйм за
дюймом, внимательнейшим образом осматривая пол.
     - Вот она, родимая! - в конце концов прошептал Макобер. - Смотрите.
     Он отцепил от пояса ножны вместе с мечом и, удерживая клинок за лезвие,
шлепнул им  по полу прямо  перед  собой. Раздался хруст, и в  камне возникла
дыра фута в три шириной.
     Подойдя поближе, друзья заглянули вниз.
     Дна видно  не было. Совсем как  в  том  ущелье, где под ними проломился
мост.
     - Да, хороши  бы мы были, влетев в такую штуку со всего разгона, - Мэтт
поежился. - Как-то я  совершенно про них не подумал. Хотя у нас, в общем-то,
обычная вещь. Это  так, банальненько. Прямо скажем, без воображения строили.
Вот то ли дело...
     Пока  все  перебирались  через  провал,  гном успел  познакомить друзей
примерно  с   дюжиной   конструкций,   одна  изобретательнее  и   непременно
смертоноснее другой.
     -  Убедил! - мессариец поднял  вверх обе руки. -  Мэтти,  а  ты не  мог
подождать, пока мы отсюда  выберемся? Я теперь не то что спать не стану, мне
ходить расхотелось!
     - Ничего, будешь осторожнее, - философски парировал гном, наблюдая, как
Макобер двинулся  дальше чуть ли  не  в полуприсяде,  простукивая  пол перед
собой любезно одолженным Баурастом незажженным факелом.
     А Айвен к тому же строго-настрого наказал мессарийцу не торопиться и не
увлекаться.
     Однако где-то через четверть часа друзья  поняли,  что, возможно, это и
самый безопасный способ передвижения,  но уж наверняка не самый быстрый. Тем
более что от всего на свете все равно не убережешься.
     И  словно  в подтверждение  этой  немудреной  мысли,  откуда-то  из-под
потолка коридора раздался короткий приказ:
     - Хватай их, ребята.
     Рухнув  сверху, тонкие,  но  прочные сети окутали друзей,  не  давая ни
вырваться, ни пошевелиться.






     Замок Найтмор, одиннадцать лет назад

     Юноша проснулся еще затемно. Пытаясь удержать сон, он покрепче обхватил
подушку, с головой закутался в теплое шерстяное одеяло и вновь закрыл глаза.
     Но  сон  не  шел.  Похоже,  он  уже успел  отправиться к  кому-то более
благодарному и менее беспокойному.
     С досадой высунув  голову из-под  одеяла, юноша перевернулся на спину и
стал прислушиваться к привычной утренней суете.
     Замок медленно оживал.  Скрипнули  ворота конюшни  - конюхи отправились
кормить  лошадей. От  калитки доносился громкий  разговор  - молочница,  как
обычно, завернула к ним по дороге с фермы. Прогремела поднимаемая решетка, и
двор наполнился цоканьем копыт: вернулся ночной дозор.
     Начинался  самый  обычный  день. Для  всех, кроме него.  Сегодня  юноше
предстояло связать свою жизнь с  богом, имя которого нечасто  звучало в этих
стенах.
     Рыцари  Ордена  Снежного  Барса не  жаловали  Айригаля.  Испокон  веков
покровительницей  Ордена  считалась  Меркар  -  прародительница всех  людей,
живущих  на Двэлле. Ей они молились чаще других, в ее объятиях, а не в сером
царстве Айригаля, рассчитывали найти упокоение после смерти.
     Столичные жрецы  назвали бы  это ересью. Здесь, на Востоке,  это было в
порядке вещей.
     Сегодня  он  станет  жрецом.  Айригаль  не  требовал  обета  безбрачия,
всенощных  бдений  или  очищения  постом духа и плоти. И  все же предстоящее
Посвящение пугало юношу больше, чем все обеты и бдения.
     "Лишь  слабые  подчиняются  судьбе. Сильные творят ее  сами",  -  любил
говаривать отец.
     Что ж, юноша и  творил свою судьбу  сам. Вернее, сотворил. Не сейчас  -
девять лет назад.
     И вот настал день, когда он должен сдержать свое слово.
     Жаль, что отец все еще при дворе и вернется не раньше, чем через месяц.
Хотя, может, это и к лучшему...
     Юноша  хорошо знал, что такое быть  жрецом Девы Вечной Весны. Но жрецом
Айригаля?..
     Книги в библиотеке замка были на эту тему крайне молчаливы.
     Бывало, Пожиратель  Душ  требовал от  прошедших Посвящение жить прежней
жизнью. Такие люди становились  членами королевских  советов,  магистратами,
именитыми купцами. И даже их  близкие не знали, кому те  молятся по ночам  и
кто руководит их делами.
     Если Айригаль оставит его в Найтморе, зачем прощаться?
     Проще  всего  было  бы  выскользнуть  из  замка  под любым предлогом  -
отправиться на  охоту,  присоединиться к  дозору, сделать вид,  что внезапно
появилось желание навестить соседей.
     Малодушие. Пока еще он не  принес Клятву, и мама имеет право знать, кем
сегодня станет ее сын. Хотя бы для того, чтобы  Айригалю не пришло  в голову
оставить его в Найтморе.
     Выскользнув  из-под одеяла,  юноша  быстро  оделся.  Мама наверняка уже
закончила утреннюю молитву...
     Уже взявшись за ручку двери, он остановился. Может, лучше отправиться к
ней после завтрака - никто же не гонит его к алтарю с самого  утра? Или даже
сначала собраться в дорогу и уже перед самым отъездом...
     Нет, сейчас.
     Пройдя по галерее, он подмигнул статуе прадеда, который всегда нравился
ему больше других навеки застывших в мраморе предков. Прадед бы его понял...
     Юноша  решительно  постучался  в  дверь  в  конце  галереи,  украшенную
изумрудным листком Ашшарат.
     - Сын?
     Он  вздрогнул: на  мгновение ему показалось, что  мама знает,  с чем он
пришел.  Что  она  его ждет. Что исчезнуть  незамеченным  так или  иначе  не
удалось бы.
     Все-таки она жрица.
     Впрочем, нет. Скорее всего, мама просто узнала его шаги.
     Он помедлил на пороге.
     Пусть  Айригаль  отправит  его  хоть  на край света, Найтмор  все равно
всегда  будет с ним.  Его шпили и башенки, прохладные кладовые и бесконечные
подземелья.
     И,  конечно, эта комната. Необыкновенно тихая, словно она одна из всего
замка удалилась от суетного мира. И необыкновенно добрая и уютная.
     -  Не  спится?  - улыбнувшись и легонько  взъерошив  сыну  волосы, мать
показала ему на кресло перед собой. - Что-то  я не замечала, чтобы  ты любил
вскакивать с первыми петухами.
     Он помолчал, не зная, с  чего начать. Потом все же сел в кресло.  Снова
встал.
     - Нет, мама... Просто у меня сегодня... Посвящение.
     Вот слово и  произнесено. Но  мать все так же ласково смотрела на него,
по-прежнему ничего не понимая.
     -  Уже?  - растерянно проговорила она. - Конечно, это большая честь для
нашей семьи... Но  отец...  Разве не  стоит его подождать?  Хотя нет, это  я
возьму на себя...  И  потом,  все так  неожиданно:  она ничего не говорила о
тебе... Хотя если она хочет, чтобы ты...
     Боги,  ну почему все так  сложно! Какой же он болван! Проклятие, как же
теперь сказать ей правду?!
     - Не совсем... То есть, да. Она и не хочет.
     Мать удивленно подняла брови.
     -  Если ты  намерен  стать жрецом против  ее воли,  на  меня  можешь не
рассчитывать. Опять что-то нафантазировал!
     Он скользнул взглядом по ее смешливым серым глазам, коротким каштановым
локонам,  перехваченным  на лбу  хрупкой палладиевой диадемой... Она все еще
думает, что он шутит.
     - Подожди, мама. Я собираюсь стать жрецом совсем другого бога.
     На этот  раз  она  ничем  не  выдала  своего удивления:  служить или не
служить божеству,  всегда считалось в их доме личном делом каждого. Только в
глазах появилась тревога.
     - Темеса?
     - Нет... - он и теперь  не  решился  произнести имя божества,  которому
отдал свою  душу,  и предпочел выбрать  едва ли не самое нейтральное из  его
прозвищ. - Того, Кто Ждет за Порогом.
     Ее боль всегда  была его  болью,  однако  сейчас  он ничем  не  мог  ей
помочь...
     Выехав  из ворот родительского замка, юноша  сразу повернул коня в лес.
Пока ему  не приснился этот затерянный среди деревьев алтарь,  он и не знал,
что тот ждет своего часа так близко от Найтмора, хотя десятки раз охотился с
отцом в этих местах.
     Теперь же алтарь звал, притягивал, и найти его не составило труда.
     Спешившись в паре  шагов  от серого замшелого валуна, в котором,  слава
Богам, не было решительно ничего зловещего, юноша привязал  коня к  растущей
поблизости березе.
     От матери  он слышал,  что Клятва  -  это праздник,  просветление, миг,
когда человек сливается  с богом и чувствует, как в него входит божественная
сила.
     Если  бы  только для него Клятва была таким же праздником, как для слуг
Ашшарат!
     Он принял решение,  и он сделает все, что  от  него зависит. А то,  что
ноги  отказываются  вести его  к  цели,  так  на  то  он  и  потомок рыцарей
древнейшего на Двэлле Ордена, чтобы заставить их себе повиноваться.
     Приблизившись, он положил руку на камень.
     Алтарь оставался  холоден и молчалив.  Только сейчас  юноша задумался о
том, что  произойдет, если бог не явится на его  зов. Сможет  ли он  считать
себя свободным от данного некогда обещания? Вправе ли отправиться домой?..
     Сзади послышались шаги, и юноша резко обернулся, схватившись за меч.
     Мужчине, неторопливо  появившемуся из леса,  на вид было лет пятьдесят.
Ни оружия, ни доспехов. Скорее купец, нежели воин.
     Окладистая черная борода,  в которой прячется второй подбородок. Широко
расставленные иронично прищуренные  глаза. Холеные руки с парой  палладиевых
перстней скрещены на груди.
     - Ну что ж, рад тебя видеть.
     И  это - бог?!  Бог, которому он собирается служить до  конца жизни? Не
спускается с небес, не рычит громовым голосом, стоит лишь дотронуться до его
алтаря.
     Хранящий  Жатву Смерти, Страж Вечности,  Играющий Душами... У  Айригаля
много имен. В его Цитадель гость вступает лишь единожды - после смерти.  Его
жрецы носят символ ворона - символ смерти и мудрости.
     И этот бог запросто заводит с ним разговор!
     - А чего  ты,  собственно,  ожидал? -  улыбнулся незнакомец. - Огненной
колесницы, молнии в руке, когтистых лап по локоть в крови?
     Юноша  замялся. В  глубине  души  он  действительно  полагал,  что  бог
заставляет  упасть  на  колени одним  своим  появлением.  И вообще,  неужели
божество сходит к каждому, кто принимает его покровительство?
     Странно, мама об этом ничего ни говорила...
     - Похоже,  мне сейчас впервые в жизни придется доказывать, что я - бог,
- расхохотался незнакомец, глядя  на  его  оторопевшее лицо.  - Ну,  изволь.
Девять лет назад...
     - Зачем ты хотел убить моего отца? - юноша гордо вскинул голову.
     Он перенял эту манеру у прадеда. Вернее, у статуи прадеда.
     - Убить? - казалось, Айригаль  искренне  удивлен. -  Это, прости, не по
моей части.
     И юноша  вдруг понял,  что тот не лжет: он и в самом деле  не собирался
убивать  его отца.  То  был сон, ниспосланный богом,  и все же не более, чем
сон. Кинжал в любом случае не попал бы в цель.
     Что ж, даже  Темес  назвал бы это  лишь  "военной хитростью". А то, что
отец остался жив, так долгих лет ему жизни.
     Слово не было вырвано силой, он дал его добровольно.
     И все же... Пока Клятва не принесена, пока не пройдено Посвящение...
     Заставив себя  не  думать  об  этом, юноша произнес  так спокойно,  как
только мог:
     - Я дал слово, и я пришел. Теперь я в твоей власти.
     - В моей власти? - медленно повторил бог, взвешивая каждое слово. - Что
ж... Однако если ты думаешь, что у меня нет  иной заботы, кроме как являться
каждому,  приносящему  мне  Клятву, должен  сказать,  что  ты  ошибаешься. Я
явился, чтобы ты услышал  то, что должен услышать. Именно ты. И прежде,  чем
встанешь в ряды моего Ордена.
     Юноша промолчал, но бог и не ожидал от него ответа.
     - Если  я  в  тебе  не  ошибся, ты уже задумывался о  смысле  жизни,  -
сочувственно-серьезно проговорил Айригаль.
     Юноша кивнул.
     -  Четырнадцать-пятнадцать лет, самое время, - глаза бога  смеялись.  -
Давай я попробую угадать, к чему ты пришел. Ты  хочешь соединить в себе все:
славу и доблесть предков, силу  и стойкость  отца, доброту и обаяние матери.
Хочешь быть  добрым сеньором и  храбрым рыцарем, чье имя останется в веках и
чья статуя займет должное место в родовом замке.
     - Тебе это кажется странным или недостойным?
     Дерзость приятно холодила сердце, однако у  нее был и иной исток. Юноша
умел лгать другим, но не умел лгать себе: он надеялся, что сможет оттолкнуть
Айригаля. В конце концов, кому нужны не слишком почтительные слуги...
     - Не более странным, чем  то,  что Аспари кружит подле луны, и не более
недостойным, чем то, что твой отец может казнить своего вассала, а тот его -
нет, -  усмехнулся  Айригаль.  -  Однако  я  пришел  к  тебе не затем, чтобы
обсуждать это.
     Показывает, кто здесь хозяин, подумал юноша. Пусть. Пока еще никто...
     - Я пришел сказать тебе, - бог  возвысил голос, - что на самом деле  ты
хочешь иного:  остаться  в памяти  людей. Людей, а не только вассалов твоего
отца и  обитателей славного замка Найтмор. Ты хочешь  стать  живой легендой.
Более  того  -  ты  мечтаешь   повелевать,  мечтаешь,  чтобы  никто  не  мог
противиться твоей власти. Жалеешь, что  не  родился  принцем крови, которого
ждал бы трон. Я дам тебе славу и власть. Я, а не Орден Снежного Барса!
     Слова Айригаля были  правдой. Хотя и  не той правдой,  которую  хочется
услышать.
     - Твоя слава и твоя власть несут с собой смерть! - голос юноши сорвался
в самый неподходящий момент.
     - Можно  подумать,  что Снежные Барсы несут с собой жизнь!  - прогремел
бог. - Не обманывай себя, любая слава и любая власть несут с собой смерть. Я
не  говорю  тебе:  "Выбирай".  Ты уже  сделал  свой выбор.  Я  говорю  тебе:
"Задумайся".
     - Снежные Барсы завоевывают славу своими мечами, - не сдавался юноша. -
А ты требуешь плату.
     - Не  в большей и не в  меньшей  степени,  чем  любой  другой бог.  Или
богиня. Значит ли это, что ты осуждаешь свою мать?
     И, уже тише, Айригаль добавил:
     - Разве что, чем больше плата, тем больше и награда.
     Юноше  стало  не  по  себе:  он  вспомнил,  с  каким  именно  богом  он
разговаривает.
     - То есть мне придется отдать тебе свою душу?
     - Еще  не хватало! - расхохотался Айригаль.  - Предложить душу  Владыке
Вечных  Пустошей!  Свежая  идея.  Признаюсь, ты  первый, кому она  пришла  в
голову. И вообще, при чем здесь душа? Мне  нужна  вера.  Настоящая, истинная
вера. Мне нужно, чтобы ты хотел, мечтал стать моим жрецом.
     -  Но  ты  же  сам  сказал,  что  не  предлагаешь  мне выбора, -  юноша
чувствовал себя изрядно обескураженным.
     - Ты дал мне слово, и я воспользуюсь им. В твоих же интересах. И все же
я  не  тюремщик.  Поверь,   сейчас  ты   еще  не  готов  выбирать.  Но  если
когда-нибудь, в  будущем ты решишь  встать  на иной путь,  я не  стану  тебе
препятствовать.
     Юноша понял,  что разговор  окончен,  и  прижал  правую руку к  сердцу,
показывая, что готов начать Клятву.
     - Мир и  Двэлл, слушайте нас, - на этот раз голос незнакомца раздавался
со всех сторон, окружал, завораживал. Сейчас перед юношей был бог, и он счел
за лучшее склониться перед его мудростью...
     Юноша произнес последние слова Клятвы. Он ожидал, что божественная Сила
наполнит его до  краев, что он сможет...  сможет... Сможет  хотя  бы что-то,
чего не мог раньше.
     Айригаль вновь от души расхохотался.
     - Это я могу двигать взглядом горы! Я, а не ты!
     Юноша опустил голову.
     - У жрецов все по-другому. Смотри, - внезапно бог стал серьезным.
     Приблизившись,  он  надел на  шею  юноши  витую цепочку  с  палладиевой
фигуркой ворона.
     -  Видишь  вон то  дерево, -  он  указал на  кривоватый  засохший ясень
неподалеку от алтаря.  -  Представь  себе,  что за ним прячется  враг,  а ты
безоружен. Стрела его арбалета смотрит тебе в грудь. Еще мгновение...
     Юноша  пристально посмотрел  на  дерево.  Если бы за ним  действительно
кто-то прятался, ему  надо было  бы встать вон  там, чуть левее, чтобы ствол
скрывал тело, а ветви не заслоняли от стрелка алтарь.
     Он и сам не заметил, как внутренне напрягся и подобрался. А  ведь этому
богу ничто не  мешает действительно поставить там арбалетчика. И если сейчас
не выполнить то, чего от него ожидают...
     - А теперь попроси моей помощи! Быстрее! Мысленно, про себя.
     Он  попросил.  Даже  не  попросил,  а  словно  зачерпнул  из бездонного
хранилища Силы. Она  наполнила  его  тело,  заставила  засверкать  медальон.
Мгновение - и дерево исчезло, будто его и не было.
     И  Сила  ушла.  Но  она  не  оставила  его  опустошенным, обессиленным,
разбитым.  Он  знал, что  в  любой момент  Сила  вернется,  стоит  лишь  ему
захотеть. Попросить. Воззвать к богу. Его богу.
     Потом  пришла усталость.  Приятная  усталость человека,  который хорошо
выполнил свою работу.
     - Я дарую  тебе  мой первый  Ранг. Отныне ты  - Преступивший  Грань,  -
довольно улыбнувшись,  Айригаль  похлопал его  по  плечу.  -  Кстати, можешь
называть меня Вороном. Ты готов принять мое первое задание?
     - Да, Ворон, - юноша склонил голову.
     По дороге сюда он с грустью думал о том, что придется покинуть Найтмор.
Ерунда  -  и  хорошо,  что он  не успел поделиться этим  с  Вороном. Найтмор
прекрасен, но мал - нельзя же всю жизнь провести в колыбели.
     - Тебя воспитывали в готовности принять Посвящение Ашшарат?
     О чем он говорит? Юноша с трудом заставил себя сосредоточиться.
     - Если на то будет ее воля. Хотя отец хотел видеть меня рыцарем...
     - Зеленая Дева отвечала на твои молитвы? - бог больше не был  похож  на
вальяжного богатого купца.  Теперь  перед юношей был  властитель,  лорд,  не
сомневающийся в его лояльности.
     -  Не  единожды. Она  благосклонна к матери и  говорила, что рада будет
числить меня среди своих жрецов.
     Айригаль прищурился.
     - Отлично! Тогда прямо сейчас ты отправишься в ее святилище в Тайлене и
пройдешь второе Посвящение.
     Юноша  почувствовал,  что земля  уходит у  него  из-под  ног и чуть  не
опустился прямо на алтарь.
     Ворон хочет от него отказаться? Но тогда к чему вся эта комедия?
     Собирается обмануть Ашшарат? Но разве богиню можно обмануть?
     -  Никто и  не  подозревает,  что  это возможно  -  служить  двум богам
одновременно, -  продолжал тем временем Айригаль,  словно  не замечая, какой
эффект произвели его слова. - Но никому и не следует об этом знать. Аши было
жалко терять тебя, а я еще не успел к тебе привыкнуть.
     - И при этом я?..
     Бог поднял руку, призывая его дослушать.
     - Ты принес Клятву мне, и ты - мой жрец. Прежде всего мой. Аши уверена,
что сможет использовать твои умения так, что это не пойдет ей во  вред. Быть
может. Я дозволяю тебе принести  Клятву и ей, но помни, что ты - мой человек
среди ее жрецов.
     Юноша сделал шаг вперед, однако Айригаль вновь не дал ему произнести ни
слова:
     - Я знаю все вопросы, которые  ты  хочешь задать.  Мой ответ  таков: ты
получил приказ, и ты его выполнишь. Отправляйся в Тайлен и соверши то, о чем
мечтала твоя мать. Не  забудь, кстати, сказать ей,  что пошутил. А  если  ей
доведется впоследствии увидеть тебя с моим  медальоном, Аши достаточно умна,
чтобы придумать для нее подходящее объяснение. А теперь ступай, Преступивший
Грань, и помни, что твой бог  не поленился притащиться сюда,  чтобы пожелать
тебе удачи.
     - Но... -  но юноша уже  снова  остался один. И у него  не  было  иного
выбора, кроме как подчиниться приказу.



     - Руби! - скомандовал Айвен.
     Эх, если бы можно было положиться на магию...
     - Разрубишь тут,  - буркнул в ответ  Мэтт, безуспешно силясь дотянуться
до рукояти топора.
     - Да это  не сети, паутина  какая-то! -  Бэх попыталась  схватиться  за
медальон, но не смогла даже поднять руку.
     Чем  больше  они  пытались высвободиться, тем больше  увязали  в липких
нитях сетей.
     Рывок - и пол ушел из-под ног.
     - Посмотрим, что тут за паучки водятся, - с угрозой пробормотал Торрер.
-  Не знаю, как у людей, а в  нашей маленькой эльфийской деревушке за  такое
давно бы уже...
     Пока  талиссу  тащили  наверх,  высказаться  успел  едва ли не  каждый.
Особенно часто поминали  "ключ",  Винсента  Беральда  и  всех  родственников
Протектора по материнской линии вплоть до пятого колена.
     Пещера, в которую попала талисса, ничем не напоминала ровные, ухоженные
и хорошо  освещенные  коридоры Лайгаша.  Перед  друзьями предстало настоящее
логово: с набросанными на полу грязными шкурами, запахом давно немытых тел и
закопченными стенами.
     Да и люди, которые сейчас стояли перед ними, выглядели  немногим лучше.
Любой цирюльник зарыдал бы при виде их всклокоченных волос и торчащих во все
стороны бород.  И все же, судя по полуистлевшим остаткам одежды, когда-то  и
они знавали лучшие времена.
     - Кольцо Айригалю в нос! - удивленно  произнес здоровяк,  командовавший
захватом талиссы. - Да тут целый паноптикум!
     -  Сам сайгак!  - фыркнул в  ответ  Макобер.  -  Неужели  старина  Айри
настолько обеднел, что даже такое берет на службу?!
     -  Нам бы неплохо выбраться отсюда  живыми,  - вполголоса  напомнил ему
Терри.
     Однако главарь был  настолько поражен, что  даже не обратил внимания на
слова мессарийца.
     -  Жрецы,  да  не те, -  он  прищурился,  разглядывая медальоны  Бэх  и
Лентала. - Темес и Ашшарат. Неплохая парочка.
     - Глянь, там еще  и  маги! -  провопил  какой-то коротышка, вооруженный
суковатой дубиной.
     - Сам вижу, -  рявкнул  главарь.  - Ребята,  вы  вообще откуда  на наши
головы свалились?
     - Мы?! -  в негодовании откликнулся Торрер, все еще пытаясь вытащить из
ножен хотя бы один меч. - Это мы-то свалились?! Шли себе спокойно, никого не
трогали...
     - Почти никого, - поправил  эльфа Макобер, тесно прикрученный где-то за
его спиной.
     -  Почти  никого,  -  согласился  Торрер, давным-давно  уяснивший,  что
спорить с мессарийцем себе дороже. -  И  тут,  трам-тара-рам, вопли,  крики,
сети...
     -  Нехорошо как-то получилось,  -  здоровяк  почесал  в затылке.  - Эй,
Блимт, развязывай.
     На первый план выдвинулся худющий, ростом  едва ли не с эльфа  человек,
закутанный в  лохмотья,  которые  некогда  вполне  могли  бы  быть шерстяным
одеянием колдуна.
     Но могли и не быть.
     Икнув и  откашлявшись,  он принялся  за  весьма  замысловатое заклятье,
поминутно сбиваясь и путаясь в словах.
     Баураст зажмурился: он без труда  представил себе, что произойдет, если
верзила не совладает с потоками магической энергии, которая клубилась сейчас
вокруг талиссы. Хорошо, если они погибнут на месте. А ну как нет?
     Но тут сети, точно почувствовав хозяина, заерзали на пленниках, и вдруг
все одновременно превратились в потоки воды.
     - А попросту, по-деревенски,  ну,  разрезать,  к  примеру, никак нельзя
было? - поинтересовался Баураст, постукивая зубами от холода.
     Однако Блимт казался куда более удивленным, чем талисса.
     -  Гирн, я не хотел, честное слово не хотел, - тоненько проверещал  он,
падая на колени перед главарем, - ты же сам знаешь...
     -  Знать-то знаю, -  Гирн скептически  оглядел незадачливого чародея  с
головы до  ног. -  Ладно, Блимт, забыли. Но вот болото это тебе убирать. Чем
хочешь, хоть рясой своей.
     - Какая ж то ряса, - пропищал колдун.
     Однако Гирн так посмотрел  на него, что  Блимт мгновенно скинул  с себя
ветхое одеяние и  принялся суетливо вытирать пол, отжимая воду в дыру, через
которую втащили пленников.
     - А вы извиняйте, ребята, - пробасил главарь, глядя почему-то на сапоги
Торрера. - Сами понимаете, магия...
     - Не может быть! - вежливо изумился Макобер.
     - Прошу к огню, - здоровяк явно чувствовал себя  не уютно. -Обсушитесь,
поужинаем.
     - Чего только эти жрецы не наколдуют, чтобы с комфортом переночевать! -
иронически глядя на Лентала, прошептал Баураст.
     Но паладин лишь втянул носом воздух, тяжело вздохнул и лениво поправил:
     - Не наколдуют. Намолят.
     Как они и подозревали, огонь в этой пещере разводили прямо на полу. При
этом  лишь  малая  часть дыма успевала ускользнуть в  узкие  щели  в скале -
оставшаяся  же  висела  в  воздухе  тяжелыми  сизыми клубами.  Однако  после
устроенного Блимтом купания идея обсушиться выглядела весьма привлекательно.
     Главарь протянул каждому гостю по большому куску сухого плоского хлеба,
на которые вывалил пахучие кусочки мяса из висящего над огнем котелка.
     - Ну,  рассказывайте,  - он добродушно  хлопнул  Макобера  по спине,  -
откуда вы тут взялись такие расфуфыренные.
     Друзья  придирчиво  оглядели друг  друга.  До  сих  пор они  как-то  не
воспринимали свою запыленную  дорожную  одежду, не раз штопанную после боев,
как роскошные  придворные  одеяния.  Однако  сейчас  талисса  вынуждена была
признать, что воистину все познается в сравнении.
     -  Ты был прав,  Гирн, - одобрительно отметил Айвен, стараясь  говорить
как можно проще  и доходчивее. -  Мы  не  имеем никакого отношения к  слугам
Айригаля.
     Главарь довольно рыгнул.
     -  Мы  - его враги. Как вы и  догадались, я и впрямь чародей. А это,  -
Айвен сделал небрежный жест  в  сторону Баураста,  -  мой  нерадивый ученик.
Сколько лет учится, пыжится - а все бестолку.
     Терри  заметил,  как  лицо Баураста окаменело. И когда маг сунул руку в
карман, лунный эльф счел за лучшее незаметно придвинуться поближе на случай,
если тому придет в голову поставить Айвена на место.
     - Так как вас сюда занесло? - поторопил Гирн.
     - Всему свое время, -  на взгляд Бэх, Айвен излишне рисковал, испытывая
терпение главаря. -  Ты  без  сомнения слышал,  почтенный, как люди говорят:
"Провалиться мне на этом месте!".
     - Ну? - кивнул Гирн.
     Остальные с интересом прислушивались  к разговору, не  забывая при этом
дружно работать челюстями.
     Торрер  попытался  представить  себе,  чье  это  должно  быть  мясо,  и
почувствовал, что аппетит стремительно покидает его.

     - Вот я и подумал, - как  ни в чем ни  бывало продолжил Айвен, - почему
бы, собственно так и не сделать.
     - Как так? - тупо переспросил Гирн.
     - Встав над Лайгашем, мы дождались, пока Аспари не превратится в зрачок
тусклого глаза луны и, повинуясь моим чарам, - глубоким таинственным голосом
прошептал Айвен, - расступилась земля и разверзся камень.
     Увидев, что Баураст  с  трудом  сдерживается,  чтобы  не расхохотаться,
лунный эльф позволил себе расслабиться.
     - Мы ступили на землю Лайгаша...
     Бэх почему-то вспомнила, как  Макобер пугал ее в храме Орробы. Кажется,
у мессарийца появился достойный последователь.
     -  ...враги  же наши оказались  не прочнее  скал и не  тверже камня,  -
отблески костра плясали на стенах пещеры, и гигантская тень Айвена угрожающе
колыхалась над слушателями. - Они бежали с нашего пути, как олени от лесного
пожара. И  близок час, когда люди скажут:  "Лайгаш бросил им  вызов, Лайгаша
более не существует".
     -  А  как  вы  узнали,  где  его   искать?  -  тоже  почему-то  шепотом
поинтересовался главарь.
     - Мой ученик некогда служил здесь, - уже обычным голосом ответил Айвен.
- Помощником повара.
     И, насладившись выражением лица Баураста, мимоходом добавил:
     - Младшим.
     -  Вишь как  оно бывает, - с  уважением протянул Гирн. - Ну, мы-то люди
простые. Меня  Орден нанял тюки  грузить, Блимт  лошадей в караване кормил -
все при деле были.
     "Маг - и кормил лошадей?!"  - чуть было не  воскликнул Айвен,  позабыв,
что и сам только что представил Баураста помощником повара. Младшим.
     -  Как все  разгрузили,  - продолжал тем временем главарь,  -  так и...
Одним  словом,  в Лайгаш-то мы залезли, только кто  ж думал,  что  он  такой
огромадный! А уж как вся эта айригалева нечисть стала нас теснить... Словом,
в  такие дебри  загнали, про  которые  и сами, похоже, позабыли. Так и живем
здесь. Несколько раз пытались нос высунуть - все бестолку.
     - Выбраться не можете? - удивился Торрер.
     - Выбраться-то можем, - хмыкнул Гирн. - Я так понимаю, что  чем ближе к
денежкам,  тем  больше народу  их  охраняет.  И одним  нам  не  пройти. Зато
теперь...
     Хитро улыбнувшись, главарь  сладко  зевнул,  продемонстрировав  талиссе
десятков пять, как ей померещилось, весьма крепких зубов:
     -  Ладно, хватит на сегодня. Как говорится, деваха с  вечера, молитва с
утра.
     Друзья и  сами  уже  начинали клевать  носом:  сегодняшний день казался
почти бесконечным.
     - Спим? - оглядел талиссу Айвен.
     - Ну, Гирн же сказал: "Молитва с утра", - подмигнула ему Бэх.
     Выбирая  место на  грязном  полу  пещеры,  она  постаралась  устроиться
подальше от новых знакомых.
     Заметив,  что девушке  неуютно,  паладин  опустился рядом  на  холодный
каменный пол и протянул Бэх свой плащ:
     - Подстели под себя, теплее будет. Ну, как ты? Отошла немножко?
     Девушка благодарно улыбнулась:
     - Немножко. Обидно бывает Силу  тратить, только когда кто-нибудь сам на
свою голову приключения находит. А так...
     Паладин невольно посмотрел в сторону Макобера.
     -  Лентал, я все хотела тебя спросить, - девушка  помедлила, словно  не
решаясь задать вопрос, - а почему все-таки тебя с нами отправили?
     Сердце подсказывало  ей, что  не  все здесь так просто: слабо верилось,
что  Ашшарат посылает  паладинов на  помощь  каждому, кто захочет поживиться
деньгами Лазоревого храма.
     Он  знал,  что не стоит  этого делать, и  все же  ответил, не желая  ей
лгать:
     - Давай договоримся так: я обязательно тебе все расскажу. Но не сейчас.
Чуть позже. По правде  говоря, мне уже давно надо было бы от вас уйти. Еще в
тот момент, когда я понял... В общем, сразу после нашего с тобой путешествия
к Темесу.
     - Значит, ты здесь не для того, чтобы нам помогать?
     - А я мало помогаю? - лукаво улыбнулся паладин.
     -  Мне - много, - серьезно ответила Бэх. -  Но все  равно... Я понимаю,
зачем  с нами  идет Баураст.  А  вот  чем мы  сможем расплатиться  за помощь
паладина Ашшарат?
     - Расплатиться?  - удивился  Лентал.  - Знаешь, по-моему, за все в этой
жизни человек платит  только  одним  -  собой. За смерть друга  и  за любовь
женщины, за помощь бога и за уважение окружающих. Разве не так?
     - То есть Ашшарат нужны мы сами?
     - Ашшарат?.. - паладин помолчал. - Хотя в чем-то ты, наверно, и права.
     Бэх нахмурилась, пытаясь понять, что он имеет в виду.
     - Тебя что-то тревожит? - напрямик спросил паладин.
     -  Не знаю, - почувствовав, что  дрожит, девушка поплотнее закуталась в
плащ. - Неспокойно  как-то. Словно все идет как надо, и  тем не менее что-то
не так. Даже не  знаю,  как объяснить. Может, просто устала. Может, привыкла
чувствовать настроение талиссы. И с магией что-то странное творится...
     - А давно это началось?
     - В  первый раз...  - девушка  задумалась. - По-моему, когда мы с  этим
чудищем летающим дрались. Помнишь, я тебе рассказывала?
     Паладин кивнул.
     - А перед этим вы ничего необычного не находили?
     - Не находили?.. Да  нет вроде. Постой!  Разве  что  после смерти графа
Беральда. Записку и кольцо. Записка должна быть у Мэтта, а кольцо...
     - Кольцо? - заинтересовался Лентал.
     - Точно! Я же сама  видела его на  Торрере! - Бэх взглянула на тихонько
посапывающего эльф. - Разбудим?
     -  А смысл? - Лентал  вытянулся рядом со  жрицей с  таким наслаждением,
точно под ним  был не  голый камень,  а пуховая  перина. - Попроси Баураста,
чтобы он завтра взглянул на эту вещицу. Ну что - спать?
     - Хитрый! Ты мне так и не ответил...
     - Хочешь, чтобы я тебе соврал?
     - Нет, конечно!
     Бэх  даже  слегка  удивилась  собственной  горячности.  Будто  для  нее
неожиданно стало важно, чтобы Лентал обязательно оставался с ней честным. До
конца честным.
     - Тогда подожди. Я тебе обещаю, в свое время ты первая все узнаешь.
     - Слово паладина?
     - Слово паладина! - со всей возможной серьезностью произнес  Лентал. Он
ласково  коснулся  пальцами  ее  щеки,  но  тут  же  отдернул  руку,  словно
устыдившись невольного жеста.
     К  счастью,  рев главаря,  пронесшийся над  пещерой,  помог  ему скрыть
смущение:
     - Всем спать, бездельники,  Орроба  вам  в  бок.  Завтра  мы наконец-то
двинемся дальше! Теперь у меня есть настоящие воины и колдуны!






     Протектора разбудил громкий стук в дверь.
     С трудом разлепив глаза, он взглянул на клепсидру. Только ведь уснул...
     Набросив на себя лазоревое бархатное одеяние с вышитым на груди золотым
силуэтом ворона, Дейнэр распахнул дверь.
     - Халтос? Что случилось?
     Жрец склонился в глубоком поклоне.
     - Простите,  Протектор, но Асдан велел мне  разбудить  вас.  Он потерял
след талиссы.
     Денетос протер глаза. Сюрприз за сюрпризом...
     - То есть как это - потерял? Она вернулась на поверхность?
     -  Никто не знает, мессир. Курьер от виконта передал, что к нему они не
спускались.  Сам Асдан  докладывает,  что  талисса прошла  сквозь заслон  из
арбалетчиков и теперь находится за пределами его постов.
     - В какую сторону они направлялись? - Денетос уже натягивал сапоги.
     - В восточный придел. И  зачем  он только  существует, заколотили б - и
дело с концом.
     В  отличие от  Халтоса,  Протектор  хорошо  знал,  что такое  восточный
придел.  Правда  теперь, не то,  что раньше: в этом пустынном  нагромождении
ходов  и  переходов проще  затеряться,  нежели из  него  выбраться. И только
проходы, ведущие на нижние уровни, тщательно охранялись.
     Не  одна шайка охотников за  сокровищами нашла  свою смерть в восточном
приделе. По большей части, от голода.
     Через десять минут Денетос уже был в своей приемной.
     Вызвав на  столике карту восточного придела, Протектор тяжело вздохнул.
Кажется, этой ночью ему придется обойтись без сна.
     Ворон, повелитель душ и властитель судеб, дай  мне силы  видеть,  даруй
мне возможность знать.
     Над  столиком появилось легкое  марево, дрожащее  и  клубящееся,  будто
живое.
     Денетос  видел своих противников впервые. Протектору  сообщали, что  их
всего  семеро.  Однако в тусклом свете единственного факела  Дэйнер насчитал
более двадцати фигур.
     И  он  понял,  почему  так  тревожился  Асдан.  Выбраться  из лабиринта
восточного придела было непросто. Каждый, кто попадал туда,  рано или поздно
убеждался в этом на собственной шкуре.
     Но "ключ" мог вывести всю  эту толпу в  обход стражи, в обход  ловушек.
Прямо к сокровищам.



     Под утро Лентал проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо. Открыв
глаза, он увидел Айвена, таинственно прижимающего палец к губам.
     - Вроде  как  их  часовой наконец-то заснул, -  прошептал маг.  -  Буди
остальных. Иначе потом мы от этой компании не отвяжемся
     Пока паладин пытался внушить Мэтту, что уже пора в путь, Айвен выглянул
в дыру, чтобы понять, смогут ли они спуститься вниз без посторонней помощи.
     В ту же  секунду  раздался истошный  обиженный визг - ни  дать ни взять
отдавили лапу несчастной кошке. Оборванцы повскакали на ноги, схватившись за
оружие.
     Лентал мгновенно рухнул  на пол  рядом с  гномом и  притворился спящим.
Айвен едва успел сделать то же самое, свернувшись клубочком рядом с дырой.
     -  Блимт, чтоб  тебе Орроба  все кишки выела! - сонный голос главаря не
предвещал колдуну ничего хорошего. - Опять ложная тревога!
     - Клянусь своими свитками,  -  Блимт  вновь  бухнулся  на колени  перед
Гирном. - Ну не может она быть ложной! Магия - это...
     -  В   задницу  Айригалю   твои   проповеди!   Еще  раз   устроишь  это
представление, я тебя самого в эту дырку  вниз головой на всю ночь повешу! -
бушевал Гирн. - А вы  что  вылупились? Спать, бездельники. Кто завтра  решит
покемарить на ходу, башку снесу!
     Ворча  и  вяло  переругиваясь, все  разбрелись по своим  местам.  Когда
дружный  храп вновь  повис  над  пещерой,  Айвен приподнялся,  осмотрелся и,
пригибаясь, перебежал к паладину.
     - Кажется,  от этой идеи придется отказаться, - в голосе мага слышалась
слабая надежда, что Лентал так или иначе сумеет что-нибудь придумать.
     - Ты не хочешь попробовать Развеивание чар?
     - На этот раз я знаю, какое заклятье применил Блинт. Если мы попытаемся
его развеять, тревоги точно не миновать.
     Привалившись к стене рядом с  паладином,  Айвен обвел взглядом пещеру в
поисках хоть малейшей зацепки.
     -  А  нельзя  всю эту толпу  просто  усыпить? Утром, когда Блимт снимет
защиту.
     -  Можно попробовать. Многовато  их,  честно  говоря.  Хотя,  вместе  с
Баурастом...
     Они забылись тревожным сном еще на несколько часов.
     Когда друзья поднялись  на ноги и лениво  побрели к костру, трапеза уже
заканчивалась.
     Наблюдая, как  их  новые  знакомые суют  в  общий  котелок  свои ложки,
немытые, похоже, еще с первого дня творения, паладин окончательно понял, что
он не голоден. И позавидовал Макоберу, который  уплетал завтрак за обе щеки,
словно перед ним были лучшие яства с королевского стола.
     - Молодец, девчонка-то ваша, - наклонился к Айвену один из людей Гирна,
назначенный на  сегодня поваром. -  И  поднялась  раньше  всех, и стряпает -
пальчики оближешь!
     Пожалуй, здесь это не просто метафора, мельком подумал Лентал. А повар,
поймав удивленный взгляд главаря, торопливо добавил:
     - Слово даю - сама! Я ее и пальцем не тронул! Отдохни, говорит, а я тут
сама все пока...Чудо, а не девица!
     Друзья с удивлением покосились на Бэх.
     - Как-то  не ожидал от  тебя  такого, гм,  рвения, - наконец выдавил из
себя Торрер.
     Бэх покраснела.
     - Честно говоря, - смущенно сказала она, - меня Терри разбудил четверть
часа назад. Может, я во сне, конечно, такая помощливая...
     Друзья  дружно отложили  ложки, а  повар взглянул на Бэх с нескрываемым
удивлением:
     - Ты? А при чем здесь ты? Сам-то я вчера в дозоре был, да только у нас,
сама видишь, девиц и вовсе нет.
     - Вот что, уважаемый, - Торрер решил идти напрямую, - насколько я знаю,
вряд ли еще кого-то из нас можно назвать "девицей".
     - Ну, рыжая такая, - изумился повар его тупости. - Вон там спала.
     Он махнул рукой в дальний угол пещеры. Сейчас там было пусто.
     - Слушай,  - перебил его Гирн,  -  о девках потом. Давайте решать,  все
пойдем или на хозяйстве кого оставим.
     Терри  усмехнулся:  главарю  казалось,  что  он  обошелся  с   талиссой
чрезвычайно ловко.
     И друзья не стали его разочаровывать.
     - Перед тем, как мы отправимся за сокровищами, - Айвен понизил голос, -
у меня будет к вам одна просьба.
     - Передумал, что ли? - недобро прищурился Гирн.
     - Добровольно отказаться  от таких  союзников?!  -  возмутился Айвен. -
Помилуйте, не о том речь. Видите ли, мы  с учеником, если знаем, что впереди
нелегкий бой, непременно начинаем день с молитвы Темесу.
     Бэх закашлялась, и сидевший рядом  Макобер с энтузиазмом похлопал ее по
спине.
     - Молитва - дело хорошее, -  расслабился главарь.  - Нет вопросов. А мы
покамест в путь соберемся.
     Отойдя в сторонку,  оба мага и в самом деле принялись усердно молиться.
Правда, предварительно каждый  из них  вдохнул что-то из маленького кожаного
мешочка, появившегося из недр просторного одеяния Айвена.
     -  Нет  чтобы  повару  раньше  про  эту  рыжую  сказать,  -  вполголоса
проговорил  Макобер.  -  Как-то  мне  все  это  не  нравится.  Вряд  ли  они
действительно не знают кого-то из своих...
     - Думаешь, тебе одному это не нравится? - одними губами ответила Бэх. -
Но Айвен не обнаружил в еде никакого яда.
     - Спишем это на еще одну загадку Лайгаша? - предложил мессариец.
     -  Эй,  повар,  -  пробормотал  вдруг  главарь,  -  а  ты  нас  вовремя
разбудил-то? Глаза слипаются, точно и часу не проспали.
     - Как приказано, так и разбудил,  -  помня о ночной угрозе Гирна, повар
отчаянно старался не подать виду,  что его и самого зверски клонит в сон.  -
Сам же велел...
     Голова его рухнула на грудь, и он засопел,  тихонечко подсвистывая себе
носом.
     Вскоре  пещера  вновь  напоминала  сонное  царство.  Айвен  с Баурастом
поднялись с колен.
     - Ну что, "молитва" окончена, можно  и в путь, - Баураст подмигнул Бэх.
- И давайте поторопимся: вряд ли они проспят больше часа.
     Бэх что-то прошептала на ухо Айвену. Тот коротко кивнул.
     - Слушай, Торрер, - чародей внимательно посмотрел на эльфа, - я тут вот
что подумал.
     Лентал с интересом подошел поближе.
     - Наш почтенный спутник, - Айвен слегка  поклонился в сторону Баураста,
-  говорил, что  не один год  провел, изучая магические  кольца. То, что нам
Беральд подарил, не у тебя, часом?
     Торрер почувствовал себя весьма неуютно, однако предпочел  сделать вид,
что ничего особенного не произошло.
     - Кольцо графа, - эльф задумчиво пошарил по карманам. - Видел я его тут
где-то пару дней назад. Держите, мэтр.
     Взяв  кольцо, Баураст  положил его на ладонь и медленно  провел  поверх
другой рукой.
     -  Отличная вещь, смею  вам  заметить, - усмехнулся чародей. -  Штучная
работа.  Я  бы  даже  рискнул  сказать,  что  чувствуется  рука  кого-то  из
архимагов.
     - И как оно, уважаемый, работает? - побледнев, спросил Торрер.
     По голосу Баураста эльф уже понял, что дело неладно.
     - Очень  оригинально,  - Баураст повертел кольцо  в руках, примерил  на
палец и нехотя отдал обратно. - Если одним словом, то непредсказуемо.
     - А если двумя? - поощрил его Макобер.
     -  Весьма непредсказуемо, - выполнил его пожелание Баураст. - И что еще
любопытно: обычное  магическое кольцо не функционирует, пока его не наденешь
на  палец.  А  это  колечко, если его носить на руке, должно то  ли от стрел
защищать, то ли еще что-то в таком роде. Но где бы оно ни было, вся  магия в
округе начнет действовать, как  я и сказал, весьма непредсказуемо. Забава-то
дорогая... Граф, говорите, подарил?
     - Граф, говорим, - обиженно отрезал Торрер.
     Айвен с Бэх понимающе переглянулись.
     - Эльфушка, - вступил Макобер,  предвидя, что Торрер вряд ли согласится
так легко отказаться от кольца, - а  ведь Баураст прав.  Ты ведь  не хочешь,
чтобы у нас все и дальше наперекосяк шло?
     - А что если  он не просто так мое  кольцо порочит? Ты об этом подумал,
а? -  горячо зашептал  Торрер, подозрительно косясь на  отошедшего в сторону
Баураста. -  Мы его сейчас выбросим, а  он его как  подберет!  Оно же нас от
стрел защищало!
     - Эльфушка! - уже более строго повторил Макобер.
     - Эх, ничего-то  вы не понимаете!  - махнул  рукой Торрер. -  На, бери.
Только что, интересно, ты с ним делать будешь посреди Лайгаша?
     Бережно взяв кольцо, мессариец протянул его Бэх.
     - Как с кинжалом?
     Макобер кивнул.
     Мгновение - и кольцо исчезло, а медальон жрицы довольно полыхнул резким
синим светом.
     - Идем? -  пока  Макобер спорил с Торрером, Терри  уже успел  закрепить
веревку на краю дыры. - Чует мое сердце, они вот-вот проснутся.
     -  Сейчас,  только  Рэппи   докормлю,  -  меланхолично  ответил   гном,
зачерпывая очередную ложку варева.
     У лунного эльфа возникло непреодолимое желание схватить Мэтта  в охапку
и сбросить вниз. Вместе с Рэппи. Но выражение безграничной любви и заботы на
лице гнома было столь забавным, что он, не выдержав, улыбнулся.
     - Давай я первым спущусь, - выручил Мэтта Лентал. - Бэх, тебя поймать?
     - Попробуй! - девушка легко спрыгнула на руки паладину.
     Оказавшись внизу, все первым делом посмотрели на пирамидку.
     - Кажется, нам обратно, - растерянно произнес Терри.
     - Может, к Баурасту в кои-то веки прислушаемся? - предложил Айвен. - Вы
ведь  знали,  мэтр,  что в этой части  цитадели нет и не может быть  никаких
сокровищ?
     -  Думаете,  я не догадался,  почему вы столь  рьяно представляли  меня
своим бездарным учеником? - хмыкнул Баураст. - Знал, конечно, но эти господа
столь откровенно не хотели меня слушать...
     - И куда же нам сейчас?
     - Вы будете смеяться, но, похоже, действительно обратно.
     Друзья покорно побрели назад по своим же следам.
     -  Интересно  получается,  - Торрер  огляделся  по  сторонам,  -  такое
впечатление, что твой "ключ" специально привел нас к этим головорезам.
     На языке  у Терри уже вертелась какая-то колкость, когда он  заметил  в
стене  треугольное  отверстие, как  две  капли воды  напоминающее прорезь на
дереве  перед входом в Лайгаш.  И лунный эльф готов был поклясться,  что еще
вчера его здесь не было.
     - Смотри! - дернул его за руку Макобер.
     - Вижу, - хмуро отозвался Терри.
     Лунный эльф  на мгновение прислонил к прорези пирамидку, но на этот раз
ничего не произошло.
     Терри  чувствовал,  как  на  него  все  сильнее  давят эти  бесконечные
подземные коридоры, в которых он чувствовал себя, словно в чреве дракона.  А
ведь поначалу, увидев скалы, он даже обрадовался... И каково же здесь должно
быть Торреру!
     - Стойте, - гном застыл на месте, - чувствуете дуновение ветерка?
     Стоявший рядом Баураст покачал головой.
     - Да точно ведь  есть! Как будто из бокового  туннеля тянет. Ну-ка... -
Мэтт дотронулся до стены рядом с отверстием.
     Друзья вздрогнули: рука гнома наполовину погрузилась в камень.
     - Иллюзия, - выдохнул Торрер. - Значит, нам туда?
     Пройдя сквозь стену, они и в самом деле оказались в боковом коридоре.
     - Ну, теперь Гирну нас ни  в жизнь  не найти,  -Торрер погрозил кулаком
куда-то назад. - Чтоб он подавился своей похлебкой!
     Остальные  оказались более сдержаны, но и они  готовы  были подписаться
под  каждым  словом  возмущенного эльфа.  Лентал искренне  порадовался,  что
удержался от эксперимента.
     Коридор  радовал глаз чистотой и ярким светом. К тому же он вгрызался в
толщу скалы совершенно прямо, не сворачивая и не ветвясь.
     Отличный путь, чтобы вести прямо к сокровищам. А почему бы, собственно,
и нет? Потайная дверь должна была защитить его от посторонних глаз...
     Баураст  удивленно  покосился  на  Мэтта:  с  лица  гнома  не   сходила
мечтательная улыбка.
     Поддавшись общему  настроению, Макобер, не особенно задумываясь, широко
распахнул дверь в конце коридора.
     -  Ну что  там,  уже? - Мэтт, идущий последним,  привстал  на  цыпочки,
пытаясь разглядеть, что происходит впереди.
     - Уже, - упавшим голосом откликнулся Макобер. - Торрер, берегись!
     Мессариец бросился на пол и откатился к стене коридора.
     На талиссу  пахнуло густым звериным духом: гнилью, кровью,  свалявшейся
шерстью и еще чем-то острым и пряным, что сулило схватку,  в  которой нельзя
признать себя побежденным.
     Гибкое львиное  тело на секунду застыло в прыжке и с грохотом врезалось
в  эльфа.  От звука когтей,  проскрежетавших по доспеху, у  Мэтта невыносимо
заныла челюсть.
     Упав, Торрер  попытался было нащупать  кинжал, но времени на это уже не
оставалось: огромная  смрадная  пасть рванулась к  его лицу.  Эльф  отчаянно
уперся обеими руками  в  львиную  морду,  стараясь  отодвинуть  ее от  себя,
удержать, не дать сомкнуть челюсти на горле...
     Терри, шедший на шаг позади,  с силой  опустил меч на  шею льва. Торрер
закричал  от  боли: в бок  ему  впились не  знающие пощады когти.  Откуда-то
сверху хлынула горячая кровь, запах зверя стал невыносимым, но еще мгновение
- и туша в его руках обмякла.
     Лентал с Мэттом с трудом оттащили зверя в сторону.
     - Эх,  дурная башка - расстроено пробурчал эльф, пока Бэх добиралась до
его ран, - теперь плащ выбрасывать придется!
     И в самом деле, пропитанный кровью, разодранный когтями плащ оставалось
только выкинуть.
     - Нашел о чем сожалеть, - хмыкнул Терри.
     - Нашел, - огрызнулся Торрер. - Он хоть один там? Эккиль всемогущий!
     На этот раз  эльф успел,  по  крайней мере,  выставить  вперед  щит.  В
последний  момент Бэх отскочила в сторону, а Торрер, вновь не удержавшись на
ногах, рухнул на каменный пол. Львица всей своей тяжестью грохнулась сверху.
     Издав тихий  стон, эльф  не стал даже  сопротивляться,  покорно ожидая,
пока остальные разберутся с огромным зверем.
     - Кажется,  с меня  хватит! - теперь Торрер выглядел еще более помятым,
хотя пять минут назад любому из друзей это показалось бы просто невозможным.
- Два льва за один день! Нет, вы только послушайте...
     Львиное логово оказалось пустым. За исключением еще одной двери.
     - С ума они, что ли, посходили? - ворчал эльф, с наслаждением чувствуя,
как под  руками  Бэх его раны превращаются в шрамы.  - Ну зачем,  скажите на
милость, им львы посреди Лайгаша?
     -  Традиция,  - поежившись,  ответил  Баураст. -  Когда  Лайгаш  только
строился, поблизости  еще  стояло  немало  поселений. И  тех, кому не давали
покоя   сокровища...   словом,   львов   здесь   держали   исключительно   в
воспитательных целях. Сейчас же я, признаться...
     - Мэтти, ты ничего не чувствуешь? - встревоженно перебил его Айвен.
     - Есть немного хочется, - честно признался гном. - А что?
     - А вы? - маг обратился к Баурасту.
     Тот насторожился.
     - Что-то  и  правда  есть. Словно  какие-то молоточки в  голове стучат.
Тихонько-тихонько...
     - А заклятья использовать можете?
     - Почему  бы и нет,  - Баураст  нахмурился.  - Странно.  Очень странно.
Знаете, не выходит. Пока просто идешь, ничего. А как пытаешься...
     Его губы зашевелились.
     - Нет, не получается! Сосредоточиться  не  могу, точно кто-то все время
за рукав дергает.
     - Торрер?
     - У меня после этих львов так башка гудит, что мне не до ваших дурацких
молоточков! -  эльф все еще невесть на кого обижался, что оба льва достались
именно ему. - Сейчас попробую. Стучит, конечно,  но...  Да  нет, вроде все в
порядке. Не знаю. Мы все-таки под землей, а не в лесу.
     - Терри?
     - Что? - невинно откликнулся лунный эльф. - Я, если ты вдруг забыл,  не
колдун. А что до подземных молоточков - так это, скорее, к Мэтту.
     Усмехнувшись, Айвен оставил Терри в покое.
     - Баураст, давайте-ка еще раз. Вместе, а?
     Но через пару минут оба  окончательно осознали, что  чародейство им  не
удается.
     - Лентал!  - Айвен с трудом  сдерживал  себя, чтобы не запаниковать.  -
Похоже, мы лишились магии...
     Паладин  прикоснулся к Айвену, положив руку на медальон. По  мере того,
как он шептал молитву, его лицо становилось все более и более озабоченным.
     -  Это не болезнь,  -  в конце  концов, уверенно  произнес он.  -  Нас,
похоже, все же отравили. Но чисто магически.
     - Ты дело говори, - оборвал его Мэтт. - Вылечить сможешь?
     - Вылечить такие вещи физически невозможно, - спокойно ответил паладин.
     - Это надолго? - огорошенно поинтересовался Баураст.
     - Хорошо, если не навсегда.
     Слова  паладина  звучали как приговор.  Айвен  растерянно  посмотрел на
него:
     - Что же нам теперь делать?...
     Увы, но ответа у Лентала не было.
     - Боюсь, что придется обходиться без магии. По крайней мере,  некоторое
время. Бэх, ты что-нибудь чувствуешь?
     Девушка покачала головой.
     - Значит, на жрецов это, к счастью, не распространяется.
     - Ничего себе, счастье привалило, - пробормотал Торрер. - Знать бы, кто
этот шутник, я бы ему уши...
     - Ты  хотел бы остаться еще и без помощи  богов? - перебил его Терри. -
Хорошо хоть, что Лентал с нами. Бэх в одиночку просто не справилась бы.
     По глазам девушки  было  видно, что она полностью согласна с его первой
мыслью и совершенно не разделяет вторую.
     За  дверью открывался новый коридор.  В глубине  его  что-то мелькнуло,
раздался грохот, топот ног. И все стихло.
     Талисса осторожно, опасаясь  попасть в  очередную ловушку, продвинулась
на несколько ярдов.
     Тишина. Только на полу  одиноко  валялась  перевернутая корзина, полная
сырого мяса.
     - Добегались ваши львы! - злорадно прокричал Торрер куда-то в темноту.






     Порыв ветра заставил  огонь вгрызться в еще не тронутые сухие ветви, и,
на мгновение вспыхнув, костер осветил всю поляну.
     Прислонившись  спиной к шершавому стволу бука,  Бальдр Фрейн  задумчиво
смотрел  на  огонь.  В  пляске  язычков  пламени проступали  пылающие  улицы
Зайрана. Рушащиеся дома погребали под собой дюжины мародеров. И когда  перед
его  десятком появился  в почерневших  от  дыма и копоти доспехах  сам  Лорд
командующий...
     Пошевелившись,  Фрейн  скривился  от  боли. Пересекавшая загорелый  лоб
повязка вновь пропиталась кровью.
     Уже утро, а он так и не смог заснуть.
     Сидящая подле костра  девушка украдкой взглянула в его сторону и тяжело
вздохнула.
     - Бальдр, да не убивайся  же ты так!  Сам ведь знаешь, что сделал  все,
что мог. И теперь...
     - Да пойми ты, наконец... - взорвался было Фрейн, но тут же взял себя в
руки. - Прости, Пээ. Просто мне еще тяжело об этом вспоминать.
     - Можно подумать, что ты из каждого боя выходил победителем!
     - Не из каждого,  -  он  устало посмотрел  на  девушку и  на  мгновение
прикрыл глаза. - Но здесь... Я взялся их задержать и должен был это сделать.
Протектор разрешил мне взять столько воинов, сколько я...
     - Бальдр, я  слышу это в сотый раз! - Пээ  вскочила на ноги и принялась
энергично прохаживаться взад-вперед. -  И уже наизусть знаю, что тебе сказал
этот надутый индюк и что ты ему ответил. Кстати, и ты не забудь, что если бы
не  я, ты со  своими  людьми так  и  толокся бы перед поставленной паладином
защитой.
     Воин дернулся вперед, чтобы что-то  ей возразить, однако раны заставили
его зашипеть от боли.
     - Я знаю все, что ты хочешь сказать! - негодующе фыркнула Пээ. - Что ты
дал слово.  Что ты  получил  приказ.  Но  только  честно  - теперь, когда ты
знаешь, чего они стоят, - ты мог их остановить?
     - Я мог их задержать, - Фрейн по-прежнему смотрел на огонь.
     - Считай, что  я задержала талиссу. А  может быть, даже уничтожила. Без
магии им в Лайгаше не продержаться и дня.
     - Не думаю, -  скептически буркнул Фрейн. - Я и безо всякого колдовства
мог бы по нему годами бродить.
     Пээ улыбнулась.  Бальдр действительно был способен многое.  Но, похоже,
он все же не до конца представлял себе все возможности Денетоса.
     Например, он так и не видел виконта.
     Они замолчали, и лес молчал вместе с ними. Странный это был лес - порой
он притворялся прозрачным и ласковым, порой представал первозданной чащей.
     Лайгаш отбрасывал на него свою тень, как Ворон отбрасывал тень на  души
своих жрецов. Этот лес  не был обычным лесом -  он лишь казался  им.  Чужаки
слышали пение птиц и видели  звериные тропы, солнце ласково серебрило  капли
росы на листьях и улыбалось из неглубоких озер.
     Но в них лес почему-то все еще видел своих.
     - Пойми, малышка, это дело чести, - еле слышно проговорил Фрейн. - Ты -
человек свободный, твои собратья примут тебя, что бы ни случилось.  А я куда
теперь сунусь?! Да надо мной каждая крыса в Трумарите смеяться будет!
     - Кто-нибудь  слышал  твой  разговор с  Денетосом? - лицо  Пээ внезапно
стало сосредоточенным.
     - А, что с тобой говорить, - голос  воина был все таким же потухшим.  -
Да какая разница: слышал - не слышал? Я слышал! Тебе этого мало?!
     - Вряд ли ты сам примешься трепаться об этом по всему Двэллу!
     Фрейн мотнул головой.
     -  Хватит об  этом.  Давай  спать.  Я  и так сейчас  передвигаюсь,  как
беременная улитка, а нам еще шагать и шагать.
     - Я тебе предлагала воспользоваться магией! - возмутилась Пээ. - Сам же
упираешься.
     - Угу. Сам. Давай  на  этом и закончим, -  он демонстративно  зевнул. -
Поможешь мне лечь?
     Когда  Бальдр ненадолго  забылся,  девушка  подбросила в  костер охапку
хрустящих сучьев и тихо прошептала:
     - Значит, говоришь, никто не слышал...



     - Особенно приятно, что жрецы  теперь знают, каким  путем  мы  идем,  -
Терри, как всегда, оказался практичен. - Давайте прибавим шагу, господа.
     Что-то  шло не  так. Он знал,  что друзья  порой  считают  его  излишне
холодным,  чересчур  много взвешивающим и  продумывающим.  Особенно  на фоне
Торрера, наивно  верящего  в счастливую  звезду  талиссы  и  предпочитающего
хорошую схватку самой изощренной стратегии.
     Лунный эльф действительно был немногословен. Он не видел смысла попусту
сотрясать воздух, если не мог предложить решения -  одновременно и изящного,
и эффективного.
     Здесь же  решения не было. Они вошли в Лайгаш как победители, с  честью
выдержав бой  с людьми Бальдра Фрейна. И талисса надеялась, что, по  крайней
мере, первый уровень обороны уже позади.
     Однако дальше их вел "ключ". Вел  так, как считал нужным. Талисса могла
с равной вероятностью и приближаться к сокровищам, и удаляться от них.
     Порой Терри завидовал бесшабашности Макобера, спокойной уверенности Бэх
и изобретательности Айвена.
     Часто его друзья действовали, не понимая до конца, куда ведут их боги и
Судьба. Если они оказывались  не правы, талисса зализывала раны и продолжала
идти вперед. Без потерь.
     Но до сих пор она ни разу не бросала вызов ни одному из богов.
     Для Торрера Лайгаш,  наверняка, лишь новая череда боев, в конце которых
их  ждет  награда. Бэх,  похоже,  отправилась сюда  не  без согласия Темеса.
Айвена должны привлекать  рассказы  о  могущественных магических артефактах,
попавших в  руки Лазоревого храма. Макоберу явно  просто  интересно. Мэтт...
Терри улыбнулся.  Он не  сомневался, что пальцы гнома  уже  мысленно ласкают
изумруды, гладят рубины и творят оправу для бриллиантов.
     Сам же лунный  эльф  ощущал лишь  всепоглощающее бессилие - как  в  тот
день, когда ему пришлось покинуть родные Дейронские  горы.  Но тогда он хотя
бы мог объяснить себе, за что Эккиль обрек его на изгнание. И Терри заставил
себя идти и  не оборачиваться, пока покрытые лесом склоны не остались далеко
позади.
     Горы учили  верить  снам, а сон,  пришедший  к Терри этой  ночью, мог с
полным правом претендовать на то, чтобы называться вещим.
     ...Шумная таверна, наполненная запахами  кислых щей и не  менее кислого
вина.  Громкие разговоры, стук грошей и кружек об изрезанные  дубовые столы.
Трактирщик, достойный занять не последнее место в Гильдии воров.
     Все, как обычно. Талиссе не  часто приходилось сидеть за одним столом с
графами.
     За  дальнем столом, в углу, лицом ко входу четверо. Мэтт, Бэх, Торрер и
Макобер. Себя Терри не видел, не видел он и Айвена. Но знал, как можно знать
только во сне, что их уже нет с талиссой.
     Когда  Мэтт  вытряс  на  стол  из  мешочка  несколько сапфиров,  друзья
наклонились  поближе.  "Последние",  -  грустно произнес Торрер так,  словно
раньше они могли разбрасывать драгоценности горстями.
     "А в Лайгаше-то..." - вздохнул Мэтт. Друзья помолчали.
     Терри долго  еще  сидел среди друзей, бесплотный  и не видимый для них.
Слушал их разговоры, смеялся  над их шутками. Однако так и  не узнал, что же
произошло в Лайгаше.
     Всего один раз Макобер обмолвился: "Когда Терри покинул нас..." Значило
ли это, что им с  Айвеном суждено  погибнуть? Или, во  что  трудно поверить,
оставить талиссу?..
     Прошло  около получаса, и безлюдный  коридор  начал  беспокоить талиссу
больше, чем все львы и жрецы вместе взятые.
     - Они  что-то  готовят!  -  не выдержал наконец Торрер. - Гномом буду -
готовят!
     - Ну, гномом тебе, предположим, не стать, - рассудительно заметил Мэтт,
- если, конечно, не считать бородой те чахлые  кустики,  что ты бреешь раз в
полнолуние, и тот чахлый...
     - Мэтти! - укоризненно призвал его к порядку Айвен.
     - Что Мэтти? - недовольно пробурчал гном.
     - А зря ты не дал ему договорить, -  грустно вздохнул Макобер, - теперь
мы так и не узнаем...
     - И слава богам, - закрыл тему Айвен. - О, ну хоть что-то новенькое!
     Коридор оборвался,  правда  не  совсем  так,  как  они ожидали:  черным
провалом примерно с полдюжины футов. По другую его сторону  путь продолжался
как ни в чем не бывало.
     - Что-то мне это сильно напоминает, -  усмехнулся Макобер. - Только вот
мостик забыли повесить.
     - Смотри, а там еще зачем-то и  ступеньки выдолбили, - ткнул его локтем
в бок Торрер.
     И в самом деле: туннель напротив словно  сделал несколько нерешительных
шагов вниз.
     - Мэтти, - Макобер подергал гнома за рукав, -  а зачем вы, гномы, такие
ступеньки сделали бы?
     Вопрос мессарийца застал Мэтта врасплох:  он как раз  размышлял о  том,
что еще надо было  бы добавить Торреру, чтобы тот стал настоящим гномом. Или
убавить.
     - Ступеньки?  - удивился Мэтт.  - Чтобы  спускаться по ним,  дурья твоя
башка.
     Гном запустил пятерню в бороду.
     - Или подниматься, - добавил он, немного поразмыслив.
     Макобер закатил глаза к  потолку пещеры: да,  в сообразительности Мэтту
не откажешь.
     - Не  вообще ступеньки, - терпеливо уточнил он. -  Вот эти. У  тебя под
носом.
     Смирившись  с  тем,  что  от  Макобера  не отвязаться, Мэтт внимательно
изучил противоположную сторону провала.
     - Может быть, под нами идет другой туннель? - предположил он. - Нет, не
знаю. Ерунда какая-то! Если хотели сделать спуск вниз, то почему начали  так
близко  к краю? Все-таки не чувствуют люди камень!  Такое  иногда придумают,
голову сломаешь!
     Окончательно  осознав, что толку  от гнома  ему  не  добиться,  Макобер
обреченно махнул рукой.
     - Слушай,  - он  посмотрел на Терри.  - А что,  если я оставлю оружие и
заплечный мешок здесь, а сам попробую перепрыгнуть. А потом,  с той стороны,
зацеплю за что-нибудь веревку?
     -  А если  это засада? - тут же вмешался Торрер, который после приятной
встречи со львами на время приобрел столь несвойственную ему осторожность. -
И ты там один окажешься! Да еще и без оружия!
     -  Тоже  мне  проблема  -  прикроете,  -  со  свойственным  мессарийцам
легкомыслием отмахнулся Макобер. - Сам видишь, здесь футов семь,  не больше.
Кто бы ни решил на меня поохотиться, он будет у вас как на ладони.
     Не дожидаясь, пока остальные примутся его отговаривать, мессариец мигом
скинул заплечный мешок и кожаный доспех. Потом аккуратно положил сверху меч.
     - Мак!  - в последний раз  попытался воззвать к нему эльф, однако Айвен
остановил его:
     - Иначе мы здесь и в самом деле не переберемся. Не мост же строить.
     Осуждающе покачав  головой, Торрер отошел  в сторону. Провал и  в самом
деле не широк. Но... Интересно, это только у него такое чувство, что за ними
наблюдают?
     - Подержишь?
     Пожав плечами, Мэтт покорно принял конец веревки.
     - Ну, Ч'варта, помоги же и ты мне!
     Но у бога,  судя по  всему,  были в этот  момент куда более  неотложные
дела.
     Разбежавшись,  мессариец  перемахнул  на ту  сторону провала  и  упруго
приземлился на первую из спускавшихся вниз ступеней.
     Раздался тихий хлопок, ступени превратились в гладкий  наклонный желоб,
и мессариец заскользил в пропасть.
     - Держись! За веревку держись! - крикнула Бэх.
     И  в самом деле, держаться больше было не за  что. Вцепившись в режущую
руки веревку  и  проклиная  себя  за  то, что  не  позаботился  как  следует
закрепить ее на поясе, Макобер рухнул вниз.
     Закусив  губу,  Бэх смотрела,  как  его  тело, худое и хрупкое  на фоне
бездонного провала, набирая скорость, приближается к стене.
     Мессариец    попытался   оттолкнуться    от    нее   ногами,    веревка
перекрутилась...
     -  Отойди-ка! - сурово прикрикнул на  девушку Мэтт, и они с Ленталом  в
четыре руки вытащили Макобера наверх. На лбу мессарийца красовался огромный,
постепенно расползающийся синяк.
     -  Слышал  я как-то у людей поговорку про тех,  кто бьется лбом о новые
ворота! - проворчал гном. - Я ж тебе  сразу сказал, что ступеньки служат для
того, чтобы по ним спускаться.
     - Ну и?  -  не понял  Макобер, которому сейчас явно было не до  гномьих
нравоучений..
     - Ну ты  и спустился! -  удовлетворенно закончил  Мэтт и  умолк, весьма
довольный собой. И с  таким видом полюбовался на макоберовский синяк, словно
сам его только что и поставил.
     - Вот так, значит?!
     Прежде  чем  его  успели удержать,  мессариец  одним движением  обвязал
веревку вокруг  себя,  вновь разбежался и  на этот раз  умудрился зацепиться
пальцами за край желоба. Подтянувшись,  он перебросил тело на  пол туннеля и
вскочил на ноги.
     - Эй вы там, копуши! - прокричал Макобер,  цепляя веревку за подходящий
выступ. - Ждете, пока Айри подсобит перебраться?
     - Резв! - одобрительно воскликнул Баураст, первым хватаясь за веревку.
     "Пожалуй, я уже староват для  подобных экзерсисов,  - с грустью подумал
маг, когда опора ушла у него из-под ног. - Я рассказывал им о своей талиссе,
а они слушали так, точно речь шла о подвигах Симраса Железнорукого. А сейчас
я и сам чувствую себя так, словно встал из могилы".
     Добравшись  до  противоположного  края провала,  чародей  ухватился  за
протянутую  руку  мессарийца  и,  тяжело  дыша, вскарабкался на твердый  пол
коридора.
     "Это мой  последний  поход, последний бой, -  неожиданно понял он. -  И
если я останусь в живых..."
     - Один есть! - громко крикнул Макобер. - Запускайте следующего.
     Когда все, кроме Мэтта и  Лентала, стояли  уже на другом конце провала,
гном неожиданно заупрямился.
     - Слушай,  Терри, - позвал  Мэтт,  надеясь,  что голос его не выдаст, -
будь другом, взгляни на пирамидку! Нету там обходного пути?
     - Теперь уж точно нет, - резонно ответил Терри. - Я-то здесь.
     Лунный эльф поставил "ключ" на ладонь.
     - Вот и он так думает. И, ради Эккиля, не кричите вы так с Макобером!
     - Ради Эккиля? - ворчливо переспросил гном, однако сейчас ему явно было
не до спора. - Ладно, придется быть арьергардом. Лентал, твоя очередь.
     - Перенести? - паладин решил пойти напролом.
     -  Еще  чего!  -  гордо отказался Мэтт. - Я и  сам могу.  Вот разве что
Рэппи. Испугается еще... Давай, я ее лучше на руки возьму!
     - Да как же ты сам  тогда переберешься? - непонимающе посмотрел на него
Торрер.
     - И  в  самом деле... Эх, незадача какая!  - гном почесал  в  затылке и
поднял глаза на Лентала. - Ладно, чего уж там, делать нечего - переноси. Все
равно силушку девать некуда!
     Но  прежде чем устроиться на закорках  у паладина,  Мэтт взял крысу  на
руки и ласково почесал ее за ухом.
     На этот раз коридор не заставил талиссу ждать так долго.
     - Еще одна дверь, - хмыкнул Торрер. - Ну, кто на этот раз желает?..
     - Прикроешь? - подмигнула ему Бэх,  доставая  меч и  пропуская Макобера
вперед. Терри молча встал рядом с ней.
     Позвенев отмычками, мессариец благоразумно отошел за спины друзей.
     - Открываем? - убедившись, что все наготове, Бэх решительно взялась  за
ручку двери.
     Однако в вытянутом подземном зале по  другую  сторону двери не было  ни
львов,  ни  магов.  Стены  его  казались  плохо  обработанными,  потолок  то
прижимался  к  земле,  то исчезал  за пределами света  от  факелов. Пол  же,
напротив,  был гладко  отполирован,  хотя  и не  везде одинаково - больше по
центру, меньше по краям.
     Вдоль короткой противоположной  стены зала широкие ступени  поднимались
на  невысокую каменную платформу.  Справа от нее виднелись наглухо  закрытые
деревянные ворота.
     И  там, на  возвышении,  красовалось  странное  деревянное  сооружение,
напомнившее Терри хлипкие  бамбуковые беседки, которые  он  видел  на спинах
слонов в вечно влажных лесах Джалинхи. Сверху сооружение крепилось на дюжине
коротких  цепей  к  трем  толстым  гладким  деревянным балкам, исчезавшим  в
полукруглых пазах над воротами.
     Слона поблизости не наблюдалось.
     - Интересная штуковина, - Мэтт зацокал  языком,  разглядывая загадочное
сооружение со всех сторон.
     - И что это, по-твоему? - с изрядным скепсисом в голосе поинтересовался
Торрер.
     - Похоже,  повозка  какая-то. И  по этим  балкам она  вполне  могла  бы
скользить, если бы ее тянула, ну, скажем,  пара  лошадей.  Только вот ума не
приложу, как их сюда впрячь. И главное, зачем?
     -  А вы ожидали, что Лайгаш с  готовностью ответит на все вопросы? - не
удержался Баураст.
     -  Айригаль с ним, с Лайгашем, - фыркнул гном. - Но какой-то ведь смысл
в этом должен быть!
     Забравшись на возвышение, Макобер постучал по воротам.
     - На славу сработано!
     - А открыть можешь? - спросила снизу Бэх.
     - Не думаю, - честно признался мессариец. - Ни скважины, ни замка. Это,
скорее, по части Терри.
     -  По моей?  - удивился  лунный  эльф. - А, ты  про ту  дверь... Может,
прежде  чем крушить  все  вокруг, разберемся  сначала, что это такое. Как-то
ведь эти ворота заперты.
     - Магией,  как  же еще, - хмыкнул Айвен.  - Сейчас бы хоть  простенькое
заклятье...
     - Угу, я даже знаю какое, - поддержал его Баураст.
     И оба дружно рассмеялись. Остальные покосились на них с опаской.
     -  Смех -  дело  хорошее, - пробурчал Мэтт, поднимаясь  по  ступеням  и
осторожно взбираясь в "беседку", - был бы еще повод.
     - Мэтти, а она твой вес-то выдержит? - засомневался Макобер.
     -  А куда  она денется, - уверенно бросил гном, хотя "беседка" и начала
угрожающе  раскачиваться.  - Здесь  несколько рядов скамеек - и  все. Может,
действительно лошадей через ворота приводят?
     Гном устало опустился на скамью, но тут же с громким криком вскочил  на
ноги:
     - Да Орроба им в ухо!
     Возвышение стало стремительно уходить вниз.
     - Прыгай! - крикнул Макобер, одним махом очутившись на полу. - Трусишь?
     Мэтт  мгновение  помедлил. Потом закрыл  глаза  и,  помянув  совершенно
неизвестный  друзьям,  хотя  и  весьма  пикантный  факт из биографии  своего
любимого Крондорна, рухнул вниз.
     В ту же секунду возвышение вернулось на место и замерло как ни в чем ни
бывало.
     - Уфф,  - гном покрутил головой, еще не в силах встать на ноги. -Хорошо
еще ничего  не сломал. Рэппи, ты как там? - Мэтт заглянул в заплечный мешок.
- Не понимаю я этого Айригаля: вроде бог как бог...
     - Главное, что  ты был прав,  -  Лентал  протянул  гному  руку, помогая
подняться.  - Это все  же повозка. Я видел, как она  успела дернуться,  пока
ты... не передумал.
     - Без лошадей? - Мэтт недоверчиво посмотрел на паладина.
     - Магия, - Лентал развел руками.
     Мэтт кивнул.  Красивое  слово.  Главное, все объясняет. Если,  конечно,
паладин не ошибся.
     - Вопрос  только в  том, нужно ли нам все это? - с сомнением проговорил
Айвен.
     Терри посмотрел на пирамидку. "Ключ" насмешливо указывал на ворота.
     - Отлично, - сдался маг, - но садиться нам придется одновременно.
     - А если кто-нибудь не успеет? - на всякий случай поинтересовался Мэтт.
     - Развлечение будет - на всю жизнь! - заверил его Макобер. -Запрыгнули,
выпрыгнули. Запрыгнули, выпрыгнули.  И  так до тех пор, пока этот кто-нибудь
не будет успевать первым.
     Гном подарил мессарийцу негодующий взгляд, но Макобер посмотрел на него
такими  невинными  глазами,  что   Мэтт   немедленно  устыдился  собственной
подозрительности.
     -  Ладно, чего  болтать-то,  -  пробурчал он  и повернулся к  Айвену. -
Командуй.
     Успели все. Возвышение вновь ушло вниз, ворота распахнулись и под скрип
цепей  шаткая  конструкция  рванулась   вперед   по   совершенно   круглому,
вырубленному в скале тоннелю.
     На каждом повороте дерево жалобно стонало, а Мэтт закрывал глаза, шепча
про себя:
     Крондорн  Всемогущий,  если  ты  считаешь,  что  гномы  и  магия  плохо
совместимы в одной повозке, клянусь тебе...
     Наконец,  впереди  со  скрипом  раскрылись  створки  еще  одних  ворот,
"беседка" лихо вынесла друзей в просторный подземный зал и остановилась, как
вкопанная, на точно таком же возвышении.
     Только  на этот раз  оно  находилось  ровно посреди  зала. А по  краям,
справа и  слева, скрестив  руки на груди,  неподвижно, как изваяния, застыли
монахи в простых сине-голубых рясах.
     Талисса  не  успела еще схватиться за оружие,  как  из-за спин  монахов
появился человек в невзрачном сером одеянии:
     - Спускайтесь по  одному, - хмуро приказал он. - Оружие можете оставить
в нальтене.






     -  Все-таки  удивительно,  до чего  уютным  может  быть  самый  обычный
каземат!
     Он не должен был вмешиваться в эту схватку. Но он и не вмешивался.
     Наблюдал   со   стороны.  Обсуждал  с  друзьями   изобретение   гномами
животворного огня, падение Арвианской  империи, гибель Нетерты и процветание
Мессара.  Этот  мир  воистину  непредсказуем,  и  в  этом  тоже   есть  свое
удовольствие.
     Узник в нетерпении прошелся по камере.
     - Оставить их без магии... Красивый ход. И неожиданный. Теперь одна как
следует продуманная западня...
     Интересно, когда это он приобрел привычку разговаривать с самим собой?
     Он знал, что многие наблюдают сейчас за  тем, что происходит в Лайгаше.
Айригаль  и Темес, Ашшарат  и Орроба.  Как  знал и  то, что  стоит  за  этой
сокровищницей  - огромной,  одной из  самых  больших из тех, что находятся в
распоряжении Лазоревого храма.
     Но почему никто из богов до  сих пор  не явил себя  ни талиссе,  ни  ее
противникам?
     Узник мог прочесть мысли любого из  них. И все же предпочитал  этого не
делать. Зачем лишать этот мир его непредсказуемости?..
     Но и они не обнаружат его здесь, если только не станут проверять камеру
за камерой.
     Оставалось только ждать. И наблюдать. Все как обычно.
     Заключенный с улыбкой  взглянул на маленькую фигурку бычка, сидящую  на
полочке в  углу каземата.  С беззащитными белыми рожками, широко раскрытыми,
полными слез глазами, Кирики казался  ему несправедливо обиженным  ребенком,
мечтающим, чтобы его пожалели и утешили.
     Узник привязался к нему, хотя и  не любил  себе в  этом признаваться. И
уже  многие  годы  таскал  за  собой  повсюду, куда  бы  ему  ни приходилось
отправиться.
     - Ну что, поможем?
     Бычок радостно закивал.
     - Эх, Кирики, сам вроде вон какой смурной, а все о других заботишься, -
погладил его узник. - Конечно, поможем! Если они до нас доберутся.
     Глаза бычка стали еще печальнее.
     - Вот и я об этом, - кивнул узник. - Если Айвен еще хоть раз попросит о
помощи...
     В тот раз гном не сплоховал. Но в следующий раз и он окажется бессилен.
Легенды  о  талиссах красивы, да только на самом деле они могут не так  уж и
многое.
     Вспомнив о том, как маг заключал сделку с Айвеном, узник усмехнулся: он
презирал тех, кто пользуется чужим несчастьем.
     Эк как он со временем говорить  начал! Словно  жрец на ступенях  храма.
Ужас!  Еще  о мировой  справедливости  пару раз  задуматься, и все, пора  на
встречу с Айригалем.
     - Только что он с моей душой делать станет? - узник подмигнул Кирики. -
Жирноват  кусок будет, а ну как не проглотит? Да и по мировой справедливости
у нас вроде как Бэх специалист!
     Мордочка бычка расплылась в широкой улыбке.
     - Ну-ка, ну-ка, ты еще и улыбаться умеешь? Чего ж тогда постоянно такой
хмурый?
     - А чего радоваться-то? - Кирики снова насупился.
     Да,  радоваться  и  в  самом деле пока  нечему.  Все еще  способно  так
повернуться... По-разному, одним словом.
     И, главное, за  успех всегда приходится кому-то платить. Может,  потому
Кирики такой и грустный, что давно уже это понял?...



     - Бу-бу, му-му, - непочтительно передразнила  Бэх. - Только  подумайте,
какие мы страшные!
     Лицо Асдана вспыхнуло.
     Кажется, они еще не поняли. Ничего, скоро поймут.
     Победитель мог себе позволить быть великодушным.
     Мэтт незаметно  сжал рукоять метательного ножа. Ну,  этого, серенького,
он, предположим, завалит. А дальше?
     - Их больше трех десятков, - еле слышно шепнул Терри.
     Один к четырем. И все монахи. А здесь, где Айригаль совсем близко...
     - Будем драться?  - на этот раз даже  в  голосе  Торрера  не  слышалось
уверенности.
     Лунный эльф покачал головой.
     Ворота впереди и ворота позади. И те, и другие закрыты.
     Прикрыв глаза, Терри попытался  почувствовать  стены.  Где-то  же здесь
должна быть дверь?!
     На  сером  фоне  стен  дверь  расплывалась  уродливой  черной  кляксой,
невидимой обычному глазу. Блок? Защита? Лунный эльф осторожно коснулся двери
-  и  тут  же  клякса  рванулась  вперед,  разворачивая  длинные  осьминожьи
щупальца...
     - Я жду!
     Громкий голос Асдана заставил Терри очнуться.
     Отсюда им не вырваться. Слишком много божественной силы.
     Успели подготовиться.
     - Надо сдаваться, - прошептал Айвену лунный эльф.
     Маг рассеянно кивнул, лихорадочно обшаривая залу глазами.
     Надо сдаваться. Талисса проиграла. И бросят они оружие или нет  - конец
один.
     Талисса ждала его слов, его сигнала.  Макобер напрягся,  готовый  одним
махом выскочить из нальтена. Лицо Бэх побледнело, тени под глазами делали ее
сейчас похожей на взъерошенного маленького совенка.
     Маг взглянул  на паладина: только у того еще могли  оставаться какие-то
сюрпризы.
     Лентал отчаянно молился. Но его медальон оставался безжизненным.
     Значит, и боги им не помогут.
     - У вас есть еще минута, - глухо предупредил Асдан, наконец осознавший,
что триумфа ему, пожалуй, не испытать.
     Айвену показалось, что  кольцо на безымянном пальце  левой руки  слегка
потеплело.
     Макобер тогда сильно рисковал. И трудно сказать, чего в гневе мага было
больше: страха за мессарийца или возмущения его феноменальной беспечностью.
     Один поворот кольца -  и талисса спасена. По крайней мере, Айвен на это
надеялся. Сумевший обратить вспять время сумеет помочь и здесь.
     Но если он попадет во власть чародея, его душа никогда не отправится за
Грань. И никогда не воплотится вновь.
     Сплошные "никогда"...
     Поворот кольца - и в плен попадет он один. Его душа.
     Иначе в плен попадут они все. Талисса была едина в жизни, станет единой
и в смерти.
     Они  погибнут  все  вместе.  В  нескольких  шагах  от цели.  Перестанут
существовать, на его глазах, один за другим. Все, с кем он сражался плечом к
плечу. Его талисса.
     Один раз они уже умирали. И он это видел.
     Достаточно ничего не делать. Не шевелиться...
     Айвен резко повернул кольцо. Время остановилось.
     "Вы действительно меня звали?" - поинтересовался знакомый голос.
     "Звал", - Айвену было не до шуток.
     А ведь...
     А  ведь юноша с самого  начала знал, что так все и случится! Если  он в
силах  изменить  прошлое,  что  ему  стоит  заглянуть  в  будущее? Когда они
встретятся...
     Впрочем, знал, не знал, какая разница!
     Это его выбор и ничей больше.
     "Я к вашим услугам".
     Еще бы...
     "Наш договор остается в силе?"
     "В силе", - эхом откликнулся голос.
     Еще можно передумать. Пока еще можно...
     "Тогда я прошу вас спасти талиссу".
     Теперь пути обратно уже не было.
     Как просто. Всего от нескольких слов...
     "Только талиссу?" - невозмутимо уточнил юноша.
     Чародей оказался предусмотрительнее, чем он сам...
     "Всех".
     И что теперь? Он умрет? Чародей заберет его душу?
     "Да будет так, - пожалуй, излишне торжественно провозгласил юноша. - Вы
готовы?"
     "Я готов", - просто ответил Айвен.
     Время возобновило свой ход.
     Айвен ждал, что чародей вернет ему магию. Или даст силы сотворить чудо.
Он готов был использовать любое колдовство...
     Готов ради чего? Проклятье, конечно, ради того, чтобы талисса оказалась
свободна.

     Но ведь чародей и так обещал ее освободить. Ради чего тогда?
     Наверно... Наверно, чтобы  иметь  лишнюю возможность остаться в  памяти
друзей. Войти в легенду.
     Смешно. Неужели они его забудут?..
     Забудут, конечно. Рано или поздно  в талиссе появится другой чародей. А
про Айвена станут вспоминать...
     Поначалу часто. Хорошо бы, если часто.
     А потом останется разноцветный потускневший образ.  Как фреска, день за
днем покрывающаяся копотью на стене таверны.
     Но чуда не произошло. Магия не вернулась.
     ...Высоко над залой, в небольшой каменной нише один из  монахов  Асдана
не  отрывал  глаз от талиссы. Рука его  лежала  на  рычаге,  останавливающем
нальтен и блокирующем ворота.
     Это он  поймал талиссу  в  ловушку. Он, а  никакой  не  Асдан.  И монах
надеялся, что награда Протектора окажется воистину щедрой.
     Такой  переполох  -  и   всего-то   из-за   восьми  крошечных  фигурок,
копошащихся сейчас в нальтене далеко внизу. Внизу... Внизу...
     Монах никогда не  боялся высоты  и даже  не подозревал, что  этот страх
гнездится в дальних уголках его души.
     Фигурки  закружились  перед глазами, стали  расти, заполнили собой  всю
залу, всю нишу...
     Обмякшее тело рухнуло на рычаг.
     Нальтен рванулся вперед  с  такой  скоростью,  что  Торреру показалось,
будто он встал перед этим на дыбы.
     - Эге-гей! - Макобер показал  язык  едва  успевшему отскочить в сторону
Асдану.
     - Убейте их! - закричал чародей с побелевшим от ярости лицом.
     Пропуская повозку, ворота беззвучно распахнулись.
     Над залой поплыли слова молитвы.
     Нальтен плаксиво задребезжал на повороте,  заставив друзей  вцепиться в
деревянные  поручни. Оглянувшись,  Терри  увидел, как  туннель  заволакивает
густой чернильно-синий туман, пронизанный яркими оранжевыми всполохами.
     Необыкновенно красиво. И все же лунный эльф испытал немалое облегчение,
когда туман остался далеко позади.
     Туннель резко  ушел  вниз, и желудок  Мэтта подпрыгнул так  высоко, что
гном  испугался,  как бы не прикусить его вместе с языком. Нальтен дернулся,
покачнулся, влетел в очередные ворота и наконец остановился.
     Пещера,  в  которой  они оказались,  была невелика. Всего  пара факелов
освещала  пологий  скат  справа  от широких  каменных ступеней,  за  которым
виднелся уходящий вглубь скалы коридор.
     - Слушай, как мы их, а?! - Макобер радостно повернулся к Айвену.
     И застыл: вместо мага на задней скамье бесполезной грудой лежало пустое
серо-стальное одеяние, отливающее серебром в свете факелов.
     - Айвен...
     Мессариец оторопело приподнял одеяние за самый край, точно надеясь, что
маг спрятался где-то под ним.
     - Он ушел! - отчаянный крик Макобера заставил талиссу обернуться.
     -  Айвен вернется, - мгновенно  сообразив, что произошло, гном  положил
руку на плечо мессарийца.
     - Он ушел... - еще раз повторил тот, отворачиваясь к стене.
     -  Мак...  -  Торрер  неожиданно почувствовал  себя  слишком большим  и
неловким.
     Закусив губу, эльф замолчал.
     - Знаешь, почему я так думаю? -  Мэтт незаметно сделал  знак остальным,
чтобы они оставили Макобера в покое.
     - Почему? - покорно спросил Макобер.
     - Он не мог уйти навсегда, не попрощавшись, - гном потряс мессарийца за
плечо. - Не мог, слышишь!
     Макобер громко шмыгнул носом, но все же развернулся к Мэтту.
     -  Ты  же  тоже,  бывало,  забудешь  про  все,  понесешься  куда-нибудь
вперед... - гном  даже  сумел  выдавить из себя бодрую  улыбку.  -  Но потом
всегда ведь возвращаешься, правда?
     Еще раз шмыгнув, мессариец молча кивнул.
     Бэх закусила губу. Если гном прав... Только бы он был прав!
     - О, Тигр...
     Ответ пришел мгновенно:
     - Тише. Я здесь.
     Бэх  растерянно  оглянулась  по  сторонам. Похоже,  остальные ничего не
слышали.
     Но  обычно  Тигр  общался  с ней  мысленно.  А  здесь,  в  сокровищнице
Айригаля...
     - Вот именно. Слушай и ничего не говори. Захочешь ответить - все только
мысленно.
     Девушка кивнула. Только видит ли ее сейчас Небесный Воин?
     - Нет,  - честно  признался  Темес.  - Вы слишком  глубоко под  куполом
Лайгаша.
     Бэх улыбнулась. Чем-то все-таки она  была похожа на  своего бога. Может
быть, стремлением сказать правду, когда так легко соврать?
     Разве и через купол можно проникнуть?
     - Удается, как видишь, - хмыкнул Тигр.
     Нас спас Айвен?
     - Да. Маг оказался отважнее, чем я думал. Но не это главное.
     Он жив?
     - Я сказал "слушай", а не "болтай", - прикрикнул на нее бог, и  девушка
обиженно  умолкла. -  Чем дальше вы  будете продвигаться, тем  меньше Силы я
смогу тебе дать. Скоро ты сможешь рассчитывать только на себя.
     Сначала ушла магия, а теперь... Может быть, им  лучше  вообще повернуть
назад?
     - Поздно. Путь обратно не проще. Если не сложнее.
     Значит, у нас нет выхода?
     - Есть. Двигаться вперед.
     И это и есть то "самое главное", ради чего ты здесь?
     - Главное то, что Лайгаш должен быть уничтожен, - либо Темес не заметил
иронии,  либо  просто  не обратил на нее внимания.  - Не  ограблен -  вы  не
унесете на себе и сотую долю того, что здесь валяется. Уничтожен. Повтори.
     Уничтожен, -  медленно повторила  жрица. -  А я смогу это сделать?  Без
магии? Без твоей Силы?
     - Сможешь. Ты ведь не одна.
     Ей бы его уверенность.
     А Лентал? Он тоже останется без дарованной Ашшарат Силы?
     Темес ответил не сразу.
     - У Лентала свои источники Силы.
     Какие?!! - не удержалась Бэх. - Он, конечно, паладин...
     - Это не моя тайна, - оборвал ее Темес.
     И добавил, уже куда мягче:
     - Подожди.
     Ты позволишь мне спросить его об этом?
     -  Ну, уж меня-то ты этим не подведешь, - на сей раз ей показалось, что
бог улыбается. - Разве что только себя.
     То есть не стоит торопиться?
     - Ты хочешь, чтобы я ответил на все твои вопросы?
     Нет, но...
     - Ты же не спрашиваешь меня, как строить свои  отношения с паладином! -
Тигр явно подтрунивал над ней.
     Пусть  только еще хоть  раз  кто-нибудь скажет ей,  что у Тигра плохо с
чувством юмора!
     Отношения? - девушка вспыхнула. - Что ты имеешь в виду?
     - Я,  конечно, не  Ашшарат... - внезапно Темес оборвал фразу. - Помни о
том, что я сказал. Мне пора.
     Подожди! Она же так и не успела спросить... А Айвен?.. Он жив?..
     -  Жив? -  голос бога был едва слышен.  -  Можно сказать  и так.  Но не
думаю, что особенно рад этому.
     А мы...
     - Встретитесь ли вы еще?.. Все зависит...
     Тигр  исчез.  Она сразу почувствовала это; так  человек  чувствует, что
остается один, даже если вокруг царит темнота.
     Тигр...
     Но она уже знала, что ответа не будет.
     Его и не было.
     Когда Бэх повернулась к друзьям, по ее щекам  спускались две извилистые
дорожки слез.
     - Тигр ответил мне. Он сказал, что Айвен... Айвен...
     Она не договорила. Но все было понятно без слов.
     Гном только сумрачно кивнул. Макобер опустил глаза.
     - Он сделал это ради нас? - тихо спросила девушка у Мэтта.
     Самого старшего. Самого надежного.
     - Ради нас, - гном был немногословен. - И ради себя.
     -  Пойдем,  - Терри  мягко  тронул  его  за руку. Лунный  эльф  казался
непривычно бледным. - Пора. Если у них есть второй нальтен...
     -  Скорее,  они  решат вернуть  обратно  этот,  - возразил  Баураст.  -
Естественно, вместе с нами.
     - Вряд ли, - покачал головой лунный эльф. - Если бы могли, давно бы уже
сделали.
     - Интересно, как Айвен заставил эту колымагу сдвинуться с места? - Мэтт
несколько раз подпрыгнул на скамье.
     Порыв гнома оказался для скамьи нелегким испытанием.
     -  Думаете, он  согласится  везти нас  дальше?  - Баураст  с  сомнением
посмотрел наверх.
     Балки уходили в совершенно гладкую стену.
     - Да  нет,  это я так, -  согласился  гном. - Если  здесь  и существуют
потайные ворота, нам их не найти. А "ключ" что?
     - Надо вылезать, - сверился с пирамидкой Терри.
     - Только одеяние Айвена я возьму с собой! - с вызовом заявил Макобер. -
Вдруг...
     - А ты думал,  мы  здесь его бросим? - проворчал Мэтт. - Все возьмем. И
заплечный мешок возьмем.
     Выбравшись  из  нальтена,  гном  помог   Макоберу  свернуть  одеяние  и
распределил вещи Айвена между остальными.
     - Слушайте, - вдруг задумчиво произнес Мэтт, - а может, ну его все?
     Торрер  воззрился на него так, как будто у  гнома  неожиданно  появился
нимб.
     - Деньги, сокровища... Все это, конечно, здорово.
     - И? - поторопил гнома Терри.
     - Слишком высока плата, - безжизненно пробормотал гном.
     - Ты предлагаешь повернуть назад? - удивился Торрер.
     - Что? А, нет. Пошли.
     Рэппи протестующе пискнула и устроилась поудобнее.
     Макобер осторожно заглянул в выходящий из пещеры коридор.
     -  Странно,  что здесь  ничего  не охраняется,  -  удивился  он.  - Как
проходной двор.
     Однако он ошибался.
     Стоило талиссе покинуть пещеру, как послышался глубокий утробный вздох.
Факелы на  стенах  дружно погасли, а  в  лица  друзьям  ударила тугая  струя
воздуха.
     Талисса осталась в темноте.
     - Стойте, где стоите! - шепот Мэтта показался друзьям криком.
     Где-то он уже слышал этот вздох. Давным-давно...
     Клинки мягко вышли из ножен. Друзья замерли.
     Гном и сам не заметил, как рукоять топора оказалась в его руке.
     Торреру  показалось,  что  меч  в  его  руке  внезапно  дернулся.  Эльф
попытался покрепче  ухватиться за эфес, но клинок словно ожил: он  опустился
почти до пола, потом резко ушел вверх и вбок,  выворачивая кисть из сустава.
Глухо вскрикнув, эльф выпустил рукоять.
     Почуяв  нежить, лезвие  засеребрилось,  но  теперь  это  вряд  ли могло
кого-то обрадовать. Взмыв в воздух, меч нерешительно  завис  и... рухнул  на
Мэтта.
     Гном машинально выбросил вперед топор, парируя удар.
     Не бойся!
     Однако случилось именно то, чего гном так боялся.
     Два  волшебных  клинка встретились, и вспышка света  заставила  талиссу
зажмурить глаза. Разломившись пополам, меч Торрера со звоном упал на пол.
     Подав  топор  назад, гном  прокрутил его над  головой  и нанес  удар  в
пустоту. Тихий смех прошелестел по коридору.
     На пальце  Терри мелькнуло кольцо.  Уже не думая о  том,  что  надеялся
сохранить его до лучших времен, лунный эльф швырнул кольцо в темноту.
     Громкий  заунывный вой окружил их  со всех  сторон. Ветер стих. Щелкнул
кремень, и факел в руках Бэх осветил растерянные лица друзей.
     Подобрав остатки  клинка, Торрер  вздохнул не хуже,  чем  их  сгинувший
враг.
     -  Хорошо хоть второй  не  уволок,  - эльф силился улыбнуться, хотя это
удавалось ему с трудом.
     - Хватит с него и кольца,  - кажется, Терри уже  раздумывал, не слишком
ли он поторопился.
     - Слышишь, Мак, - не унимался Торрер, - если они все коридоры здесь так
"не охраняют", я, пожалуй, солидарен с Мэттом!
     Гном покосился на эльфа, но ничего не сказал.
     - Должно быть уже недалеко, - Баураст осмотрелся вокруг.
     - Опять воспоминания о былом? - с пониманием хмыкнул Макобер.
     - Не  совсем, -  проигнорировал иронию  чародей. -  Я слышал,  что  они
хранят  сокровища на самом  нижнем уровне. И сильно  подозреваю, что на этой
колымаге их сюда и привозят.
     -  Интересно, как вы  себе это представляете? - фыркнул Терри. -Сюда от
входа миль десять шагать.
     - Если  петлять,  как  зайцы,  то и  поболе будет, - Баураст отнюдь  не
казался обескураженным. - А если напрямую?
     -  Думаете, скаты  эти  -  чтобы  мешки  таскать?  -  Мэтт с  уважением
посмотрел на чародея. - Все может быть.
     Коридор  впереди начал  активно ветвиться, словно  его прокладывали  не
люди, а толпа сумасшедших кротов. Без пирамидки они могли бы блуждать  здесь
неделями. Закрытые  двери чередовались  с развилками и поворотами, временами
талиссе слышались далекие голоса, а порой друзьям  казалось, что они первые,
кто заглянул сюда за последние десятилетия.
     Настоящая паутина ходов и переходов...
     -  На  месте  Ордена  я  бы  сюда  нарочно  всех  врагов  приводила,  -
пробормотала Бэх на очередном  повороте, пока Терри  сверялся с  "ключом". -
Если это  только одна сокровищница из многих...  И если они построили  такой
лабиринт лишь для того, чтобы никто не покушался на их добро...
     -  Не только,  - возразил Баураст. - Случись что, Лайгаш в один  момент
способен превратиться  в неприступную  крепость.  К  тому же здесь наверняка
есть связь со столицей.
     - Наверняка, -  поддержал  его  Лентал.  -  Когда  синклиту понадобится
надежное убежище, он выберет не храм - храм всегда на виду.  А вот подземная
цитадель...  И так во  всех Орденах. Защита  здесь наращивается  годами. Мне
другое удивительно - что мы еще чувствуем своих богов.
     - А Зеленая Дева тебе ничего не говорила? - удивилась Бэх.
     - О чем? - не понял паладин.
     - Как  раз об  этом. Или опять  твои обычные тайны? -  девушке казалось
странным,  что  Ашшарат  даже не  предупредила  своего паладина. - Тигр  мне
честно сказал, что скоро он не сможет отвечать на  мои молитвы.  А той Силы,
что есть у меня сейчас, надолго не хватит.
     - Может, стоит тогда передохнуть? - заботливо предложил Макобер.
     - Я не против, - пожала плечами  Бэх. - Но не  думаю, что  это что-либо
изменит.
     - Знаешь, это довольно очевидно,  - рассеянно проговорил  Лентал. - Чем
дальше, тем хуже.  Над  Лайгашем должен быть точно такой же  защитный купол,
как  и  над  любым  из храмов.  А  уж  то,  что  Темес смог  здесь  с  тобой
побеседовать, - и вовсе чудо.
     - Так то - Темес!
     - Воистину, - улыбнулся паладин, и Бэх так до конца и не поняла, что он
вкладывал в этот ответ.
     -  Передохнуть бы и я не отказался, -  признался Мэтт. - Особенно после
всего...
     -  Мягкая  перина,  - поддразнил  его  Макобер.  -  Ковры.  Белоснежные
простыни. И среди всего этого грязный, как свин, гном!
     -  Ну уж нет! - Мэтт сделал вид, что оскорблен до глубины души. - Тогда
извольте, мессир, перед этим ванну, да погорячее.
     - Еще ужин не забудь заказать, - напомнил ему Терри. - Мак, на этот раз
нам, кажется, опять с дверью разбираться.
     - Если снова львы, можете оставить их мне, - небрежно бросил Торрер.
     -  Память  эльфа  коротка,  как...  -  повозившись  с  замком,  Макобер
распахнул дверь и  тут же отступил назад. - Магия, говорите, ушла? И кто нам
это, по-вашему, наколдовал?
     Отступив в  сторону, мессариец позволил и остальным полюбоваться  столь
поразившим его зрелищем.






     Садик  был  небольшим,  но уютным. Ручеек затейливо вился  среди мощных
стволов  деревьев,  оплетенных  узкими лианами,  посыпанные  песком  дорожки
взбегали на  горбатые  каменные  мостики  и  исчезали в  душных  тропических
зарослях, благоухающих под низким предгрозовым небом.
     Маги Ордена Пурпурной Стрелы потрудились на славу. Конечно,  Ворон  мог
бы и не  только сад сотворить - хоть подземное море. Однако  там, где можно,
его слуги старались обходиться собственными силами.
     Дэйнер  с  наслаждением  вытянулся  в  шезлонге.  Пост  Протектора  был
неплохим трамплином. С  местом  иерарха Исиндиос,  конечно, погорячился.  Не
сразу. Не так сразу. Но вот получить потом должность настоятеля где-нибудь в
Мессаре, а то и в столице - почему бы и  нет? А настоятель в таком городе  -
полномочный представитель  Ордена,  советоваться  с которым  - долг  каждого
добропорядочного правителя.
     А вот уже оттуда...
     Протектор  представил  себе  величественный  Зал  Двенадцати. И  слугу,
который торжественно провозглашает: "Иерарх Дэйнер тен Денетос". Звучит!
     Солнце  медленно склонялось к горизонту. Сад навевал спокойствие, и все
тревоги последних дней  показались Протектору сущей чепухой. Теперь он и сам
удивлялся,  что  появление  талиссы  так  его взволновало.  Ну, пришли,  ну,
проникли внутрь. Что они могут противопоставить Ордену?!
     В  такие  минуты  слугам   запрещалось  его  тревожить.  Разве  что  он
понадобится одному из иерархов.
     Вот и  сейчас Халтос поджидал его у  входа. Завидев  Протектора, верный
слуга вскочил на ноги, и лицо его озарила радостная улыбка.
     - Все кончено? - с надеждой поинтересовался Денетос.
     - Почти, мессир. Асдан велел спросить, хотите ли вы сами присутствовать
на месте засады?
     "Я уже  не  то  что присутствовать,  слышать о них не хочу",  - подумал
Денетос. Однако вслух произнес совсем иное:
     - Слишком много чести. Уж с этим-то Асдан сумеет справиться.
     Халтос предпочел  не  заметить легкой вопросительной интонации в голосе
Протектора, однако вновь улыбнулся,  чтобы показать,  что  вполне уловил его
сарказм.
     - Прикажете допросить?
     - Не стоит. Может быть,  у Асдана и есть какие-то вопросы... Но мне уже
давно все ясно.
     - Отправить в темницу?
     - Передай  Асдану,  чтобы  не  трудился. Как представитель синклита,  я
облечен правом выносить смертные приговоры. Пусть считает,  что  бумаги  уже
лежат перед ним.
     Пройдя в приемную, Протектор принялся ждать доклада.
     Может,  стоило все же  отправить  талиссу  в столицу?  Хотя бы  жрецов.
Формально  он  в своем праве, но  если  у синклита будут неприятности  из-за
убийства двух безоружных людей Темеса и Ашшарат...
     Значит, надо позаботиться о том, чтобы они умерли с оружием в руках.
     Протектор уже  собирался позвать  Халтоса, когда тот сам проскользнул в
приемную
     - Уже разобрались? - несколько разочарованно спросил Протектор.
     Пожалуй, он все же поторопился...
     Слушая рассказ Халтоса, Денетос не знал, плакать ему или смеяться.
     Асдан,  конечно,  та еще штучка. В отличие  от виконта, маг никогда  не
спорил и не возражал. Он лишь внимательно смотрел  прямо  в лицо собеседнику
своими маленькими  цепкими глазками, и  Денетосу порой  казалось, что тот не
случайно получил это назначение. Отнюдь не случайно.
     Это  для жреца  поменять веру -  дело редкое. А вот  для  мага уйти  от
Орробы (разумеется, с ее благословения) и вступить в Орден Пурпурной  Стрелы
- раз  плюнуть. Да и сам Дэйнер не видел в Лайгаше другого человека, который
мог бы  принять  командование, если  с Протектором что-то  случится. Скажем,
впадет в немилость...
     К тому  же синклит нередко проявлял куда большую осведомленность о том,
что происходит в Лайгаше, чем этого хотелось бы Денетосу.
     Каждая удачная операция приближала Асдана к желанной цели. А вот каждая
неудачная...
     Прежде чем распорядиться судьбой мага,  Протектор потратил больше часа,
чтобы поговорить со всеми очевидцами.
     Получалось  нечто  совсем уж несусветное. Все,  как  один  клялись, что
Асдан спланировал засаду  до  мельчайших деталей: Денетос и  сам не  смог бы
уйти из такой ловушки живым.
     - Латта сюда!
     Дверь  приоткрылась,  и  слуги  втащили  в  комнату   молодого  монаха.
Заплывший правый глаз прикрывало лиловое пятно, струйка крови из рассеченной
брови пряталась за ворот рясы. Сам он идти уже не мог.
     Протектор поморщился. Этого он в Асдане никогда не понимал.
     - Так это тебе мы обязаны таким счастьем?
     Латт не реагировал. У него не осталось сил даже бояться.
     - Кто приказал тебе открыть ворота?
     Никакой реакции.
     Халтос возник рядом бесшумной тенью.
     - Асдан уже задавал ему этот вопрос, мессир.
     - Асдан сам скоро может превратиться в  такой  же мешок  с  костями,  -
рявкнул Протектор.
     Халтос испуганно умолк.
     - Говори, Ворон тебя побери.
     -  Асдан...  - Халтос осекся, и  Протектор  нетерпеливо  побарабанил по
столу кончиками пальцев. - Асдан уверен, что Латт невиновен.
     - То есть?!
     - Виновный выдал бы  все.  Латт только просил пощадить его. Если бы ему
было что сказать...
     Денетос  кивнул.  В  этих  словах  Асдана  у  него  не  было  оснований
сомневаться. Если только маг не играет в свои собственные игры.
     - И как же он это объясняет, интересно знать?
     - Случайность, - внезапно прохрипел Латт, заставив всех вздрогнуть.
     - Убрать, - Протектор сделал брезгливый жест рукой.
     - И?.. - поторопил он Халтоса, когда они остались одни.
     - Действительно, похоже на случайность, - пожал плечами Халтос.  - Пока
Латт еще мог как следует говорить, он клялся, что ему лишь на  секунду стало
нехорошо, а когда он открыл глаза...
     - Случайность, говоришь? - переспросил Денетос.
     Однако  Протектор  чувствовал,  что ничего случайного здесь не было.  С
того самого момента, как в руки талиссы попал "ключ".
     Он делал все,  чтобы  остановить  ее. Бальдр  Фрейн, Асдан... В прошлом
любой из них шутя справлялся с куда более сложными заданиями.
     И вот теперь Фрейн исчез. А Асдан...
     Словно читая его мысли, Халтос согнулся в поклоне:
     - Какие будут распоряжения, мессир?
     - Асдана  арестовать,  -  решившись, приказал  Протектор. - Если  будет
сопротивляться, примените силу.
     - Но у нас в тюрьме только одна надежная камера.
     - И что? - Протектор удивленно поднял голову.
     - Она занята. Старик какой-то сидит.
     - Старик? -  Денетос  почувствовал  неприятное покалывание  в висках. -
Старик... Ладно, Ворон с ним, пусть сидит.
     - А Асдан?
     - Подготовь его к отправке в столицу. Келья Перехода разблокирована?
     - Так точно, Протектор.
     - Как только Асдан будет готов, не теряй времени. Но перекинь его в наш
храм. Пусть сами разбираются, случайность это или...
     Что ж, придется  положиться на виконта.  Уж  у его-то  воинов  точно не
бывает внезапных головокружений...



     Пыльная  проселочная дорога, упирающаяся у самого  горизонта в пылающий
полукруг  заходящего  солнца.  Бесконечные  сиротливо-пустые  поля.  И  чуть
поодаль - двухэтажный постоялый двор.
     Теплый  весенний  ветер ласково коснулся  талиссы. На  постоялом  дворе
громко прокричал петух.
     - Ничего удивительного, - проворчал Мэтт.  -  Столько ноги бьем - могли
вообще посреди Альдомира вылезти.
     - Думаешь,  это  и  правда  выход?  -  в голосе Бэх  желание  отдохнуть
смешивалось с разочарованием.
     Устраивать выход чуть  ли  не  посреди  дороги...  Да  еще  и  рядом  с
постоялым двором. Вроде как  создатели Лайгаша ни разу  еще не давали повода
заподозрить себя в слабоумии...
     - Постойте, господа, -  поморщился Баураст. -  Лайгаш,  конечно, крайне
любезен,  но... Либо он действительно хочет от нас избавиться, в чем лично я
не вижу ничего привлекательного, либо все это - чистейшей воды иллюзия.
     - Боюсь, мэтр, что теперь только вы можете ответить на этот вопрос, - с
нажимом проговорил Терри.
     - Мог бы, - парировал чародей. - Если бы сумел воспользоваться магией.
     - Иллюзию нельзя потрогать, - нравоучительно произнес Мэтт. - Насколько
я помню, это самый простой способ выяснить, что нас ждет.
     - Ваша осведомленность в самых разнообразных вопросах неизменно внушает
мне уважение, - холодно парировал Баураст. - Если бы все действительно  было
так просто...
     Выглянув наружу, маг убедился, что  дверь расположена в огромной скале,
весьма напоминающей ту, рядом с которой он встретился с талиссой.
     - Я  почти уверен, что  это все еще Лайгаш, -  наконец произнес  он.  -
Поля, дорога, и  скала торчит,  словно  ее  тут  приклеили.  В  окрестностях
сокровищницы такое,  конечно, бывает, но вот чего там точно  не бывает,  так
это постоялых дворов!
     - Вы так  хорошо знаете окрестности  Лайгаша, мэтр? - удивленно спросил
Лентал.
     -  Предполагаю,  что лучше,  чем любой  из  тех господ,  с которыми мне
выпала немалая честь нынче...
     - Хорошо, давайте  по-другому,  - оборвал его Макобер. - Если мы отсюда
выберемся, то сможем вернуться обратно?
     - Если живы  останемся,  - хмыкнул маг. - Ладно,  как  скажете.  Хотите
искушать судьбу, я с вами.
     И все же  постоялый двор  возник  слишком вовремя,  чтобы не  оказаться
иллюзией  или очередной  шуткой Лайгаша.  Да  и трудно было  поверить, чтобы
жрецы  Айригаля не смогли  от него избавиться, приспичь им  и  в  самом деле
прорубить выход именно здесь. Уж они-то нашли бы, как  припугнуть: не то что
постоялый двор - дорогу бы перенесли!
     Осторожно,  не убирая  руки с эфеса меча,  Терри сделал несколько шагов
вперед. И... исчез.
     - Эй, - шепотом позвал его Мэтт. - Ты где?
     - Там же, где и ты, - процедил лунный эльф. - Нашел время шутить.
     - Мы  тебя  не видим, - также почему-то  шепотом сообщил Торрер.  -  Ты
уверен, что тебя никуда не перенесло?
     - Уверен.  Я  же всех вас  прекрасно вижу, -  Терри было  не отказать в
логике.
     - Интересно, это только изнутри так?
     Прошмыгнув мимо  Торрера, Макобер переступил порог,  и в тот  же момент
друзья потеряли его из виду.
     В  пустоте   послышался  звук   неспешных  шагов,   быстро  сменившийся
проклятьями лунного эльфа, которому ненароком наступили на ногу.
     -  Что  ж,  теперь,  по крайней мере,  понятно,  почему они  не  боятся
вылезать прямо рядом с дорогой, - философски заметил Баураст.

     - Непонятно только,  что потом с этой  невидимостью  делать, -  буркнул
Мэтт. - Что если она до ближайшего храма Айригаля так и держится?
     - Невидимость... - мечтательно протянул Макобер.
     - И не думай! - одернул его гном. - Терри, а ты не можешь как-нибудь...
Ну, пожелать что ли...
     - Чтобы стать видимым? - уточнил лунный эльф. - Сейчас попробую...
     Талиссе показалось, что  Терри  не появился, а скорее проступил на фоне
окружающего его пейзажа.
     - Другое  дело! - хлопнул  его по плечу  Торрер, в  два шага оказавшись
рядом. - Привычнее, знаешь, как-то.
     Слева от лунного эльфа также медленно и, как показалось друзьям, нехотя
проступил Макобер.
     Выбравшись на дорогу, они убедились, что прекрасно  видят  друг друга и
лишь после этого в нерешительности приблизились к одиноко стоящему строению.
Ворота оказались не заперты.
     Двухэтажный постоялый двор явно знавал и  лучшие  времена. Забор вокруг
слегка покосился, пристроенная к дому конюшня обветшала, да и само здание не
отказалось бы от хорошего ремонта.
     - Заходите, коли пришли, - процедил чумазый мальчишка лет четырнадцати,
выглянувший навстречу талиссе. - Конюх я здешний. Лошади есть?
     - Пока  нет, - расплывчато ответил Макобер, прикидывая, не повернуть ли
им обратно.
     - А  что  это тут у вас  оригинально так? - завел было  Торрер светский
разговор. - То, гляжу, скалы...
     - Где? - искренне удивился конюх. - Тут? Скалы?
     Друзья переглянулись.
     - Я... Это... - попытался было выкрутиться эльф,  но, к  счастью, этого
даже не потребовалось.
     -  Ворота за собой  не  забудьте прикрыть,  -  и,  не дожидаясь  ответа
гостей, мальчишка скрылся в доме.
     -  Честно вам скажу, - буркнул гном, - колдуны, конечно, странные люди,
но  для иллюзии  и  они  могли бы  выбрать  что-нибудь  пооригинальнее.  Или
полюбезнее.
     - Как сказать, - принюхался Баураст, точно надеясь учуять запах магии.
     - Ну, тогда уж  пусть идут  до  конца, -  потребовал Мэтт. -  Все,  как
заказывали. По крайней мере, от иллюзии лохани с горячей водой я бы точно не
отказался!
     Закрывая ворота, Терри подозрительно оглянулся на скалу.
     Вопреки  его  ожиданиям,  та никуда  не  исчезла. И  вход,  практически
сливаясь с камнем, по-прежнему оставался на месте.  Похоже, хозяева  Лайгаша
все продумали: местные  жители и не подозревают,  что  в нескольких  минутах
ходьбы...
     Или талиссе просто умело морочат голову.
     Дверь со скрипом растворилась, и  на пороге, вытирая  руки о засаленный
серый фартук, появился хозяин сего почтенного заведения. Паладин поморщился.
     -  Добро  пожаловать,  гости  дорогие,  -  глядящая  на них разбойничья
физиономия изо всех сил старалась изобразить добродушную улыбку.
     После недолгой, но ожесточенной борьбы с  лицевыми мускулами  улыбка  в
негодовании удалилась.
     - Сколько комнат прикажете подготовить?
     - Семь!
     - Одну!
     Терри с Ленталом удивленно воззрились друг на друга.
     -  Мне  кажется,  не  слишком  разумно расходиться на  ночь  по  разным
комнатам, - вполголоса произнес лунный эльф.
     - Разумнее, чтобы все в  кои-то  веки  нормально выспались  и  пришли в
себя, - возразил ему паладин. - Подежурим, как обычно,  и  ничего с нами  не
станется.
     - Так что же, гости дорогие?
     - Семь, - неохотно подтвердил лунный эльф.
     -  Отдохните  пока  с  дороги,  -  радушно  предложил  хозяин,  -  и не
сомневайтесь: все будет, как вы пожелаете.
     От этого заверения гному почему-то стало не по себе.
     В общей зале царил  полумрак. При слабом  вечернем свете покрытый сажей
потолок и скособоченные столы выглядели особенно жалко.
     Зала была пуста. Только  в дальнем углу,  за  одним из  столов,  что-то
оживленно обсуждали трое, не удостоившие вновь прибывших и беглого взгляда.
     -  Комнаты наверху, почтенные  господа, - поклонился  хозяин. - Платить
будете...
     - Утром, как обычно, - небрежно махнул рукой Макобер.
     Если  это  заявление и не  обрадовало  хозяина, то он, по крайней мере,
ничем не выказал своего недовольства.
     Комнаты неожиданно оказались просторными  и уютными, кровати - мягкими,
а белье - чистым. Правда, довольно-таки ветхим.
     Основная проблема была с мебелью. Если кровати протестующе скрипели, но
тем не  менее  могли продержаться до утра, то большинство стульев  и  кресел
были решительно неспособны  на  столь  геройский  поступок. Однако всем было
понятно, что других комнат здесь просто нет.
     - Кто  там о  перине  и чистых простынях мечтал? - проворчал Мэтт. -  В
следующий раз помечтайте лучше о том, чтобы они мебель не из  бумаги делали.
А то приличному гному и присесть некуда.
     - Приличный гном  - это, знаешь ли, такая редкость, - не упустил случая
Торрер. - Может, на этом постоялом дворе таких и вовсе отродясь не видывали.
     - Увидят, - мрачно пообещал Мэтт.
     Оставив  вещи  и  убедившись,  что  замки  надежно  запираются,  друзья
спустились вниз, надеясь договориться о лохани горячей воды и сытном ужине.
     Первая  просьба  не  встретила  никаких  возражений.  Вторая  заставила
хозяина насупиться.
     - Видите  ли, почтенные  господа, -  медленно  проговорил  он,  опуская
глаза.  -  У  меня  оставался последний  барашек,  на  которого  уже  успели
предъявить свои права...
     Он  кивнул в  сторону  единственной в  зале компании и  виновато развел
руками.
     - Увы, но... Ничего не в силах поделать.
     - Барашек? - удивился Торрер. -  Сомневаюсь, чтобы они могли съесть его
целиком!
     С  этими словами он быстрым шагом подошел  к  столу и похлопал по плечу
ближайшего из незнакомцев.
     - Уважаемый! О!.. -  когда тот обернулся, Торрер  обнаружил, что  перед
ним эльф, и  радостно  перешел  на  родной язык.  -  Не  согласитесь  ли  вы
поделиться с нами своей трапезой?
     Торрер был сама любезность,  однако  на незнакомца это не  произвело ни
малейшего впечатления.
     - Нет, - отрезал эльф и продолжил прерванный разговор.
     Но  Торрера было не  так-то  легко  смутить. Пододвинув  к  себе  ногой
свободный  стул,  он  уселся  на  него,  всем  своим  видом  показывая,  что
предпочтет  сидеть  здесь  до  скончания  веков, нежели  согласится остаться
голодным.
     Компания замолчала и принялась разглядывать Торрера в упор. Тот в ответ
стал насвистывать популярный мотивчик народной эльфийской песенки.
     - Гляди-ка, эльф,  а  упрям,  как  гном, -  один из незнакомцев ласково
погладил рукоять кинжала. Потом поднял глаза и встретился взглядом с Мэттом,
который начал уже было привставать со своего места.
     Трое против семерых. Расклад явно был не в их пользу.
     - Ладно, половина ваша, - нехотя буркнул эльф.
     Когда   Торрер   присоединился    к   друзьям,   он   выглядел   слегка
обескураженным.
     - Ну как? - заранее облизываясь, поинтересовался у него Макобер.
     -  Половина  наша, - рассеянно ответил эльф. - Но странно: они  даже не
спросили, откуда мы.
     - Ну, и слава  богам, - не  поддержал его Мэтт. - После этой фразочки о
гномах...
     - Думаешь, - не дослушал его  Торрер,  - эти  места прямо-таки  и кишат
эльфами?  Сколько я  ни встречал  земляков  вдали от  дома, такой прием вижу
впервые.
     - Может, они просто голодные? - предположила Бэх. - Да и мало ли  какие
у людей могут быть дела?
     - У людей, может, и мало какие, - покачал  головой Торрер, -  а  вот  у
эльфов...
     - Что  ты  заладил: "эльфы да эльфы", - поморщился Терри.  - Если они в
тех  же  отношениях  с Лайгашем,  что и мы,  появление  такой  толпы должно,
скорее, вызвать настороженность, нежели бурную радость.
     -  Не  говоря уже  о  том,  что  теперь  даже  мне постепенно  начинает
казаться, что это и в самом деле не ловушка, - добавил Баураст.
     Торрер  не  совсем   понял,  что  маг  имеет   в   виду,  но  предпочел
глубокомысленно покивать в ответ.
     - Эй, хозяин! - Макобер подозвал его  так, словно был, по меньшей мере,
местным герцогом. - Не забудьте  подать половину барашка на наш стол. И  что
там у вас еще есть! Вино? Картошка? Не одним же мясом нам тут давиться!
     Владелец  постоялого  двора  оглядел  всю  компанию,  словно  борясь  с
искушением выставить друзей за ворота, и покорно стал накрывать на стол.
     - Вода готова! - чумазый конюх на секунду просунул голову в дверь.
     Помыться  после долгих  дней пути было  настоящим блаженством. Особенно
долго плескался Мэтт, к вящему негодованию ждущего своей очереди Макобера.
     -  А говорили, гномы  воды боятся, -  бормотал  мессариец, меряя шагами
общую залу. - Просто водоплавающее какое-то.
     -  Посмотрела бы я, что  бы ты  сказал, если  бы Мэтт действительно  ее
боялся,  -  Бэх отжала волосы  принесенным  хозяином полотенцем. -  Лучше уж
чистый гном, чем...
     -  Лучше чистого  гнома  вообще  ничего не  бывает,  -  безапелляционно
перебил ее Мэтт, появляясь в дверях.
     - Ты уверен? - засомневался Торрер. - А у нас...
     - ... В маленькой эльфийской деревушке, - подхватил Макобер, выбегая на
улицу.
     - В маленькой эльфийской деревушке, - непроизвольно продолжил Торрер. -
О чем это я? Эккиль в коленку  этому  воришке, никогда не даст договорить до
конца!
     - Кстати,  - Баураст понизил голос, -  давно хотел вас спросить. Жрец -
профессия почтенная, перед служителями богов и шапку снять не зазорно.
     Бэх прищурилась, пытаясь понять, к чему это он клонит.
     - Да и остальные здесь,  прямо скажем, не из отребья, - продолжал между
тем  чародей. - Лунных  эльфов,  врать не буду, не  встречал, а вот господин
гном... Вы ведь не из простых каменотесов?
     -  У нас  не  бывает простых  каменотесов  и не простых  каменотесов, -
нахмурился Мэтт. - Равно как баронов, графов и всякой прочей белиберды.
     - У них бывают только принцы и короли, - совсем тихо произнес Терри.
     Мэтт вздрогнул, но никто, кроме лунного эльфа, этого не заметил.
     - Пусть так, - не  стал спорить Баураст.  - И все  равно:  ваша талисса
ведь не грабит на большой дороге. Не нарушает закона...
     - По-всякому бывает, - перебил его Торрер. - К сожалению.
     - К  сожалению! -  повторил его слова чародей. -  А как  же  тогда вор?
Человек,  чье  призвание - нарушать закон? Неужели  это  не смущает хотя  бы
почтенных жрецов?
     -  Ни капельки!  -  Бэх довольно  сильно обиделась за Макобера, который
неизменно выказывал искреннюю симпатию к чародею.
     - Мак - профессионал,  - спокойно объяснил  Терри. - Один умеет  горшки
обжигать, да  так,  что все горшечники  в городе умирают  от зависти. Другой
делает  стрелы, которые чуть ли не сами дорогу  находят. А  Мак... Да вы  же
сами видели его в деле.
     - Скажите, мэтр, - Торрер проникновенно  посмотрел  магу в глаза, - вам
действительно  надо все  это  объяснять? Рассказывать,  что  умение  -  лишь
инструмент, что  стрелой  можно  убить  святого, а  горшком  пробить  голову
достойнейшему из достойнейших.
     - Вас, видимо, само слово  смущает,  -  усмехнулась Бэх.  - Мак обожает
представляться вором,  потому что  ему  нравиться  шокировать окружающих.  В
действительности же...
     -  Ну  что,  едим?  - Макобер ворвался в  залу,  как  маленькое  мокрое
торнадо. - Сил уже нет.
     За едой царило молчание.  Баураст хитро поглядывал  на Макобера,  и Бэх
подумала, что  чародей  затеял весь этот разговор  исключительно  ради того,
чтобы услышать то, что он услышал.
     "Барашек"  на поверку  оказался больше  похож  на  павшего от истощения
почтенного пожилого барана, но голод, специи и вино помогли талиссе  быть не
слишком привередливой.
     - Даже если это  иллюзия, - проворчал Мэтт,  удовлетворенно откидываясь
на спинку  стула  и ковыряя  щепочкой  в зубах, -  я  согласен  нанять  себе
какого-нибудь колдуна вместо повара. Ну, что там, Мак?
     Мессариец  успел  уже сбегать  наверх, чтобы прикинуть, что  они  будут
делать, если постоялый двор окажется не столь мирным и безопасным.
     -  Ставни крепкие, да и  крюки  на них выглядят солидно, -  заверил  он
всех. - Двери вот хлипковаты...
     -  Если нас атакуют маги, - не  согласился  с ним Баураст, - то  им что
двери, что окна, что пол с потолком - все едино.
     - Что ж  тогда,  всем  спать в  одной комнате  и дрожать всю  ночь?!  -
чувствовалось,  что  данная  перспектива  прельщает  Торрера  в  минимальной
степени.
     - Ну,  если ты  собираешься всю  ночь именно  дрожать, Крондорн  тебе в
помощь,  - фыркнул Мэтт. - Если  нас  атакуют  маги,  то и мы найдем, чем им
ответить. И все дела.
     - А вы  когда-нибудь ночевали внутри иллюзии? - поинтересовался Макобер
у Баураста.
     - Ночевал, - лаконично ответил чародей. И его передернуло.
     - Ну и как? - не отставал мессариец.
     - Отлично. Только просыпаться не слишком приятно. Ту иллюзию, помнится,
над самым обрывом сотворили. Том...
     Баураст  растерянно огляделся,  осознав наконец, что его  верный  слуга
удалился вместе с магией.
     - Айригаль им в бок! - чародей погрозил в пространство кулаком.
     Приняв его жест  на свой счет,  хозяин  вздрогнул и уронил себе на ногу
огромное металлическое блюдо. Блюдо протестующе загудело.
     - Подслушивает,  скотина,  - Баураст понизил голос. -  В  общем, я  так
скажу.  Против хорошей магической атаки  нам сейчас все равно  не  выстоять.
Лежать  всю  ночь,  не  смыкая  глаз,  -  тоже не выход. Давайте я  посижу в
коридоре. Если что замечу - разбужу остальных.
     - Если  мы что заметим, не сомневайтесь,  вас тоже разбудим,  - хлопнул
его по плечу Макобер.
     Чародей поморщился.
     -  А через пару часиков можете меня  толкнуть, - предложил Терри. - Для
Торрера это, может, и земляки, а мне вот их рожи решительно не нравятся.
     И лунный эльф кивнул в сторону компании за дальним столом.
     На том и  порешили.  Поднявшись  наверх, чародей вынес стул покрепче из
своей комнаты и уселся на нем прямо посреди коридора.
     Все  стихло.  И только снизу, из  общей залы, доносился едва различимый
разговор на эльфийском.






     Принимая у себя Круг, Имарн велел вынести из обеденной залы все лишнее.
Осталась лишь старинная железная люстра и десять глубоких деревянных кресел:
по три у стен и еще одно, чуть иное, рядом со входом.
     Когда  с  подобающей их положению неспешностью  маги наконец расселись,
девять кресел оказалось занято.
     - Он уже ждет, - шепнул Имарн Жанне айн Крэгг.
     Сегодня именно она  играла  роль  председателя на  их импровизированном
собрании.
     Престарелая чародейка кивнула.
     - Готовы, господа? - буднично поинтересовалась она. - Начинаем.
     Перед каждым креслом засветилась выпуклая  голубоватая  линза высотой в
человеческий рост - энергетический щит.
     Повинуясь жесту чародейки, двери залы распахнулись. Ритуал начался.
     На  пороге   появился  человек,  облаченный  в  темно-синее  одеяние  с
откинутым назад капюшоном. Лицо вновь прибывшего скрывала маска.
     - Мы призываем Арна занять свое место в Круге, - голос Жанны неожиданно
стал звучным и сильным, точно она сбросила с плеч не один год.
     - Я пришел занять его  место, - судя  по голосу, кандидат был не старше
лет двадцати пяти.
     - Что дает тебе это право? - торжественно вопросила чародейка.
     - Воля Арна и моя Сила.
     Согласно ритуалу, он должен был ответить лишь: "Воля Арна".
     А мальчишка-то не так прост... И изрядно самолюбив.
     Впрочем,  по-иному и быть не могло. Претендовать на место в Круге в его
годы...
     Айн Крэгг сделала вид, что все идет, как должно.
     - Арн вправе назвать себе преемника, - согласилась она.  - Но прежде мы
должны признать его достойным.
     - Назови свое имя, - потребовал Найлэн тен Денетос.
     - Оно  ни о чем не скажет вам, - предупредил  кандидат. - Арн звал меня
Кефтом.
     Действительно,  ни   о  чем...  Неужели  они  проглядели  по-настоящему
сильного мага?
     - Откройся тем, кому ты считаешь себя равным, - Жанна поспешила повести
ритуал дальше.
     К чему бесполезные  вопросы, если сейчас они узнают, чего он  на  самом
деле стоит.
     - Я открыт перед вами, - просто ответил Кефт.
     Девять лучей, девять сгустков магической энергии  ударили в него с трех
сторон.
     Жанна  ахнула.  Кефт  засиял  столь  чистой, столь первозданной,  столь
безудержной Силой, что чародейка на мгновение невольно зажмурилась.
     Кефт был  не просто достоин войти в Круг. Его  Сила была больше,  чем у
любого из них.
     Магические линзы дрогнули. Еще мгновение...
     -  Круг разомкнут, - Жанна наконец вспомнила, что может  положить конец
этой демонстрации могущества.
     Сияние погасло. По зале прошел облегченный вздох. Линзы исчезли.
     - Готов ли ты слиться и остаться собой, подчиняться и  повелевать, быть
выше добра и ниже зла? - продолжила чародейка. - Готов ли ты замкнуть Круг?
     "Знать  бы,  кто  придумал  все эту  высокопарщину,  -  подумала она. -
Когда-то, возможно,  ритуал и  приводил кандидата в трепет. Очень наивного и
очень неискушенного кандидата,  вообразившего,  что  черные  маги  и  ведьмы
действительно существуют".
     - Я готов.
     А он немногословен, этот невесть откуда явившийся маг...
     Круг никогда не изберет себе лидера. Но он достоин быть этим лидером.
     - Займи свое место, - велела Жанна. - Оно твое по праву.
     Повинуясь Имарну,  слуги внесли в комнату большой круглый стол и зажгли
дополнительные свечи.
     Маги сдвинули кресла поближе  к столу. Десятое  кресло  занимал  теперь
Кефт.
     - Господа, - Жанна подождала, пока установится  тишина. - Кефт попросил
дать ему возможность высказаться. Никто не против?
     Маги  удивленно загудели:  обычно  новичок довольно долго не  раскрывал
себя, предпочитая вначале присмотреться. Все-таки  его  окружали едва  ли не
лучшие чародеи Двэлла.  Это вам не Созвездие, куда  открыт путь каждому, кто
готов безоговорочно подчиняться воле наиболее опытных интриганов.
     -  Господа,  - уверенно начал Кефт,  - не удивляйтесь, что  я не знаком
вам. Слишком много времени я провел в городе, которого ныне нет на картах. В
Нетерте.
     Маги   замерли.  Город-сказка,   город-легенда,  колыбель   чародеев...
Уничтоженная по воле Темеса вместе с ее создателем.
     - Доказательства, - спокойно потребовал сидящий слева от Кефта эльф.
     - Скажите, каких доказательств вы желаете, и я представлю их.
     "А парень молодец, не боится,  - подумала женщина.  - Интересно только,
что ожидал увидеть Лииль, задавая этот вопрос? Пепел Кхарада? Жезл Ниерати?"
     - Я могу продолжать?
     Вопрос остался без ответа, и Кефт продолжил:
     - Мы с детства знаем, что Нетерта была разрушена. Что ни один чародей в
здравом уме не  появится  более на ее развалинах.  Что каждого,  кто решится
восстановить ее, постигнет кара богов.
     - А на самом деле? - не выдержал Найлэн.
     - Я жил в Нетерте. И я предлагаю восстановить ее.
     "Только маг такой Силы и мог на это отважиться, - подумала Жанна.  -  И
Круг пойдет за ним ..."
     - Там что-то осталось? - деловито поинтересовался эльф.
     - Еще как, -  улыбнулся  Кефт.  -  Подземная  цитадель  практически  не
тронута.  Обвалился  лишь  ряд переходов, по  большей части из тех,  что шли
ближе к поверхности. Однако в целом...
     - Но стоит ли оно того? - перебила его Жанна.
     - Стоит, - уверенно  ответил Кефт. - Если бы  шла речь  о  любой другой
заброшенной крепости, я первым сказал бы, что  проще построить новую, нежели
возиться  со  старой. Но дело не  только  в том,  что  Нетерта - это символ,
легенда, предание. Самое ценное - место, на котором был возведен город...



     Спустя полчаса Лентал осторожно приоткрыл дверь своей комнаты. Баураст,
придвинув  стул  поближе к  лестнице,  с  интересом вслушивался  в  беседу в
обеденной зале.
     Не спуская глаз  со спины  чародея, паладин бесшумно  сделал  несколько
шагов и тихонько постучал в соседнюю дверь.
     Через секунду он уже был в комнате Бэх.
     - Не спится? - Бэх устроилась на кровати, поджав под себя ноги.
     Она даже не удивилась, словно ожидала его прихода.
     - Отвык уже, - усмехнулся Лентал и,  убедившись,  что кресло у окна  не
разваливается от малейшего прикосновения, рискнул ему довериться.
     Все последние дни  он чувствовал,  как  тают ее силы, как  нарастают ее
усталость  и  отчаяние. Слабеющая  с  каждым  днем  связь с  Темесом, смерть
Айвена, ощущение, что уже  поздно поворачивать назад,  и до жути, до боли  в
стиснутых кулаках страшно идти вперед...
     Талисса ценила ее,  любила ее. Но Бэх делала все, чтобы они забыли, что
ей  нет  еще и  двадцати,  что  она -  прежде  всего  девушка,  а  потом уже
испытанный друг... И часто, слишком часто, они забывали об этом.
     - А  я  все-таки гедонистка, - Бэх сладко потянулась. - Готова неделями
спать в лесу на голой земле, чтобы потом...
     - Быть того не может!  -  подыграл ей паладин.  -  Не зря говорят,  что
нравы пали вместе  с Империей. Где  вы, суровые  и  аскетичные жрецы Темеса,
земное воплощение добродетели и справедливости?
     -  Кто  меня  звал?  -  страшным  голосом  прогудела  Бэх  и  первая же
рассмеялась.  -  Слушай,  ну  почему  с  тобой  всегда  так  легко?! Я  даже
проснулась.
     - Только  Мэтту  этого  не говори, - шутливо предупредил Лентал. - Он и
так уже на меня косится.
     -  Не  говорить,  что  я  даже  проснулась?  -  Бэх  крайне убедительно
изобразила  невинное  хлопанье ресницами.  -  Или  думаешь, он  тоже захочет
испытать,  как  с тобой  легко?  И  не  надейся! Ты  для  него  недостаточно
гномолюбив.
     -  А вот  и неправда! Гномов я очень  даже и люблю.  Особенно с жареным
луком и вку-усным укропным соусом!
     Девушка снова рассмеялась.
     - И на все-то у вас, мессир, есть ответ.
     Если  бы, подумал Лентал. Хорошо еще, что она не задает самый простой и
самый сложный  вопрос: "Зачем  я здесь? Почему я пришел  к ней  вместо того,
чтобы спокойно спать? Чего я хочу?".
     И в самом деле, чего он хочет? Успокоить, помочь, поддержать. Чтобы она
знала, что ей  есть на кого  опереться в этом внезапно сошедшем  с ума мире,
где гибнут ее друзья, где даже бог не слышит ее, а место его Силы занимает в
душе пустота.
     Талиссе не проглотить этот кусок. Смерть Айвена не станет последней.
     Не каждому жрецу  дано почувствовать будущее,  но Лентал не сомневался,
что Бэх его чувствует.
     И не может поделиться этим ни с кем из своих друзей. Они поймут, скорее
всего, даже поверят. Но уже поздно поворачивать назад.
     - Ну почему  же  на  все? - не согласился паладин. - Я знаю  пару дюжин
вопросов, на которые нет ответов даже у меня.
     "Ты  хочешь, чтобы  я ответил тебе на все вопросы?" - всплыли  в памяти
жрицы слова Тигра.
     - Слушай, а у тебя есть  в жизни тайна? - Бэх внимательно посмотрела на
паладина.
     Неожиданно   девушка    напомнила    Ленталу    настороженную    белку,
раздумывающую, съесть ей орешек прямо сейчас или лучше мигом оттащить  его в
дупло.
     Ленталу безумно нравились в ней и эти  внезапные перепады настроения, и
полное отсутствие умения высчитывать, выгадывать, ходить вокруг да около.
     Бэх  решительно не умела ничего скрывать. Если уж она обижалась, только
слепой  умудрился  бы этого  не  заметить.  Если  радовалась  - ее довольная
физиономия могла вызвать улыбку даже у Орробы.
     И сейчас исходящее от нее напряжение было почти осязаемо.
     - А что, есть люди, у которых ее нет? - осторожно произнес Лентал.
     -  У меня, например, - чуть растерянно призналась девушка. - То есть не
то чтобы совсем нет. Но такого, чтобы не знал никто-никто...
     - Ну, тогда и  я  могу сказать, что Ашшарат  открыты все  мои  тайны, -
Лентал подпер голову рукой. - Как твои - Темесу.
     - Не в этом дело! - с досадой перебила его Бэх. - Тут все понятно: жрец
от своего  божества вообще ничего  скрыть не  может.  Но у  тебя есть что-то
такое, чем ты не стал бы делиться с другими?
     - Опять же  смотря с кем, -  Лентал явно  стремился обратить разговор в
шутку. - Вот при тебе, к  примеру, я  поостерегся  бы вспоминать о  десятках
очаровательных женщин, которые встречались на моем пути...
     Бэх натянуто улыбнулась.
     -  ...хотя большинство из  них были  лишь  моими  сестрами в Ашшарат, -
выдержав паузу, закончил паладин.
     И едва увернулся от полетевшей в него подушки.
     -  Ну  тебя,  -  Бэх  подавила  желание  запустить  вслед  за  подушкой
чем-нибудь более тяжелым. - Все  дразнишься,  а я серьезно! Тебе что, трудно
ответить? Или это единственное, о чем ты не стал бы мне рассказывать?
     "Определенно,  с годами я становлюсь  мягче  и  покладистей,  - подумал
Лентал. - Еще месяц назад я бы и от демиурга такого допроса не потерпел!"
     "Неужели Темес ошибся? - замерла Бэх. - Или Лентал мне сейчас солжет?"
     - Не единственное, - неожиданно согласился паладин.
     Тигр был прав...
     - Бэх, здесь  не в доверии дело, - добавил Лентал, желая  смягчить свои
слова.  -  Ты никогда  не  задумывалась,  что  бывают  ситуации, когда всего
действительно лучше не знать?
     Нахмурившись, Бэх дунула на непослушный  локон,  щекотавший  ей  кончик
носа.
     Сколько же  в  ее лице еще  совсем детского... Слегка неправильный овал
лица, чуть пухлые щеки, почти незаметная ямочка возле левого уголка губ...
     Ее не назовешь красивой...
     Посмотришь на  иную женщину - будто  статуя Ашшарат в  столичном храме.
Народ вслед оборачивается.
     Тоска...
     А Бэх... Милая? Очаровательная? Нет, все не то...
     - Это ты о чем? - не дождавшись продолжения,  поинтересовалась жрица. -
Ну что  за  тайны такие могут быть у паладина Ашшарат?  Даже если  ты своими
руками  отравил  с  дюжину  братьев...  По  мне, так  всегда  лучше  заранее
представлять себе, с кем имеешь дело.
     - Я бы не назвал это "заранее", - тихо проговорил паладин.
     Бэх почувствовала, что ей стало не по себе.
     -  И потом, знать все -  это  часто и конец всему. Если выпить бокал до
дна, останутся  лишь  воспоминания.  Кстати,  вдруг  пригодится:  братьев  я
предпочитаю травить  все же  не  руками. А вот  сок  пайати - весьма, должен
сказать, эффективное средство.
     - С тобой хоть о чем-нибудь можно говорить серьезно?!
     Девушка зажмурила глаза, чтобы удержать подступающие слезы.
     Паяц он, а не паладин. И ни капельки ей не доверяет!
     Лентал поднялся из кресла и сделал несколько шагов по комнате.
     -  Бэх,  позволь тогда  и мне задать тебе  один  вопрос. Твои расспросы
случайны или...
     Щеки Бэх стали пунцовыми. Предупреждал же Тигр!..
     - Или, - сухо ответила она. - Просто мне показалось, что тебе есть, что
мне сказать. Считай, что я ошиблась.
     - Да не дуйся же ты! - присев на кровать, паладин взял девушку за руку.
-  А  если я скажу, что ты права? Просто бывают  вещи,  которые живут  потом
между людьми, и никуда от них не денешься...
     Ну и пусть! Она действительно хотела знать про него все.
     Спроси Лентал сейчас,  что с ней происходит, Бэх  и  сама не  сумела бы
ответить. Паладин  не  входил в  талиссу,  не  был  одним  из  тех, кого она
привыкла  считать  своей  семьей: Мэтта  -  кем-то  вроде  доброго  дядюшки,
Макобера - младшим  братишкой, а Торрера - старшим, но  невероятно непутевым
двоюродным братом.
     И все  же именно Лентал  постепенно,  незаметно стал  тем  человеком, с
которым ей в  первую очередь  хотелось поделиться своим прошлым,  радостями,
бедами, всем на свете!
     Но если ему этого не надо...
     Бэх тоскливо посмотрела в его глаза.
     В них были тревога и печаль. А еще...
     Смутившись,  девушка  отвела  взгляд. Точно увидела нечто,  для нее  не
предназначенное.
     "Со  стороны я, наверно, выгляжу  круглой дурой... Сама же  завела этот
разговор,  а теперь  только молчу  и краснею. Даже уши уже, по-моему,  стали
малиновыми".
     - Хорошо, - тряхнул головой паладин. - Подожди один день. До завтра.
     Он обнял ее и мягко притянул к себе.
     Бэх знала  этого  человека  куда  меньше, чем  любого из  своих друзей.
Вернее сказать, совсем не знала.
     Он  возник  на пороге домика енн'ар, как настоящий  рыцарь из волшебной
сказки, в ореоле могущества и власти, связанных с его саном.
     Но  ей уже не пять лет, чтобы верить в сказки.  Пусть даже иногда этого
так хочется.
     Завтра... И что будет завтра?
     Он посвятит ее  в  свою  тайну?  Или  постарается  за  ночь  что-нибудь
придумать?
     В  конце  концов,  кто она для  него?  Судьба свела  их вместе всего на
несколько недель...
     Мысли Бэх кружились, путались, сталкивались друг с другом...
     Паладин ласково коснулся ее щеки.
     Завтра...  Неужели  он  не  догадывается,  как много  зависит  от  этой
дурацкой тайны! Если, конечно, она действительно существует!
     Только... Не  обманывает  ли она  себя? Ничего-то от  этой тайны уже не
зависит...
     Наступила ночь, но никому из них не хотелось зажигать свечи.
     Лентал медленно  провел рукой  по ее  волосам, приподнял их и пропустил
сквозь пальцы, как поток золотого света.
     Полнолуние. Время, когда можно все.
     Прижавшись к паладину, Бэх поняла, что именно этого ей так недоставало.
Спокойствия.   Уверенности,   что   вместе  они  способны  преодолеть  любые
трудности. Бросить вызов любым богам.
     Неожиданно сквозь тонкую ткань  рубахи  она почувствовала на предплечье
паладина нечто похожее на браслет.
     Боги, она же ничего о нем не знает!  И даже не имеет права спросить! По
крайней мере, пока.
     Лентал нежно приподнял голову девушки и заглянул ей в лицо.
     Совсем ребенок...  Не в  силах ничего скрыть, даже  если от этого будет
зависеть ее жизнь.
     Страх, тревога, сомнение, желание...
     Паладин прикоснулся  губами к ее  лбу. Тихо,  как  целуют на ночь дочь.
Успокаивая, забирая страхи с собой.
     И  почувствовал,  как девушка  расслабилась, поверила ему,  согласилась
принять его защиту.
     Сможет ли она также доверять ему завтра?
     Лентал  был  уверен,  что  они  все  еще  в  Лайгаше, и не  хотел  даже
задумываться над тем, как выглядит этот "постоялый двор" на самом деле.
     Талиссе разрешили отдохнуть только потому, что Протектор  должен успеть
перегруппировать  свои  силы.  И  тогда  завтра  для  них  может  вообще  не
наступить.
     Паладин  наклонился  к  дрожащим  от  волнения  губам  девушки,  и   те
раскрылись ему навстречу.
     Шум за окном заставил их насторожиться.
     Резко высвободившись из объятий, Бэх подошла к окну.
     Никого.
     Секунду поколебавшись, Бэх повернулась к Ленталу:
     - И что потом?
     Паладин понял, что означает этот вопрос.
     "Ты меня правда любишь?".
     После того разговора о любви...
     Он хотел согреть ее,  заставить хотя  бы на одну ночь забыть о том, что
уже довелось  пережить, и о том, что ждет  ее впереди.  Он был готов дать ей
все.
     Все, что мог.
     - Бой, - спокойно ответил Лентал. - И не один.
     Бэх горько усмехнулась. Она ожидала услышать совсем другое.
     - Высшее  счастье  в этой жизни: умереть  не  от старости, а с мечом  в
руках, преисполненным божественной Силой? Захватить с собой в могилу  дюжины
две врагов? Чтобы королева  посвятила тебя в рыцари (посмертно, разумеется),
а барды  слагали песни?  И потом, века так  через два,  очередная  девчонка,
убегая из дома, назвалась бы твоим именем? Было такое...
     Паладин терпеливо ждал, не мешая девушке выговориться.
     - Но теперь... Знаешь, наверно, я все-таки стала взрослее.
     Она бросила быстрый взгляд на  Лентала, словно ожидая, что тот  захочет
ей возразить. Но паладин молчал.
     - Так что...
     - И мы, - закончил Лентал. - Понимаешь, мы.
     На лице Бэх появилась одна из тех замечательных открытых улыбок, что он
так любил.
     Поднявшись, паладин подошел к Бэх и остановился совсем рядом,  точно не
решаясь  прикоснуться.   Потом  слегка  дотронулся  до   ее   щеки.  Девушка
вздрогнула.
     - Мы, - повторил он. - А все остальное - завтра.
     Она только кивнула в ответ.
     Бэх боялась этой  ночи и знала, что она наступит. Торопила и оттягивала
ее. Мечтала, чтобы Лентал принадлежал ей, только ей, целиком, без остатка, и
проклинала Судьбу, которая свела их вместе.
     Эта ночь должна была расставить все  по своим местам. И если она ему не
нужна...
     Пальцы Лентала коснулись шеи, скользнули по тонким ключицам...
     И Бэх ответила - прильнула  к нему всем  телом, спрятала лицо у него на
груди. Он обнял ее, обнял так крепко, что у девушки перехватило дыхание.
     Именно так, как она мечтала. Именно так, как ей было нужно.
     Они застыли.  На  минуту?  На четверть  часа? Боясь  пошевелиться,  Бэх
чувствовала, как стучит его сердце.
     Она  могла  бы  простоять так и  час, и  два.  Простоять до  завтра. Не
торопиться...
     Бэх подняла голову, сама потянулась к его губам...
     Поначалу  деликатные  и  нерешительные,   они  становились   все  более
требовательными, звали,  надеялись, обещали.  И  она  отвечала, растворяясь,
сливаясь,  чувствуя,  что  Лентал  уже не  только паладин Ашшарат.  Это и ее
паладин, ее мужчина.
     Мужчина... После той трактирной драки, меньше года назад, когда Терри с
трудом удалось  ее отбить... Она говорила с Мэттом всю ночь... Уж не считает
ли ее Лентал юной, наивной девчонкой!
     Отстранившись, она с вызовом взглянула ему в глаза.
     Сегодня.
     Нет.
     Да.
     И мысленно повторила, словно боясь, что он не поймет, не поверит:
     Да.
     Лентал провел по ее плечам, сбрасывая на пол легкую бархатную куртку.
     До его прихода Бэх казалось,  что в комнате холодновато,  но сейчас она
вся горела.
     Паладин не  спешил:  он лишь слегка касался  ее,  тихо, бережно, словно
стараясь запомнить эти мгновения на всю жизнь.
     Изучая, узнавая...
     Его пальцы дотронулись до  шелковой рубашки, осторожно очертили контуры
груди. Нежно, необыкновенно нежно.
     Шелк мягко холодил кожу. Словно желая убедиться, что девушка не растает
в  воздухе,  что  это не сон, не  сотворенная Лайгашем  иллюзия,  паладин на
секунду сжал в руках ее талию. Откинул с ее лица непокорную прядь волос.
     - Бэх,  -  прошептал он,  и  в  этом было  все:  обретение, восхищение,
обожание...
     Его руки по-прежнему оставались любящими и  ласковыми. И в то  же время
это  были  руки  человека, привыкшего  сражаться и  побеждать.  И  когда они
сомкнулись на ее спине, Бэх почувствовала,  что хочет стать его добычей, его
трофеем.
     Запрокинув голову, девушка обвила руками шею Лентала .
     Борода  непривычно   щекотала   лицо.  "Неужели  так  будет  всегда?  -
улыбнулась  Бэх. - Изо дня в день. Неужели  он действительно принадлежит мне
настолько, насколько мне кажется?"
     Она  не  узнавала себя:  ноги  неожиданно  ослабели, внутри  поселилось
странное, непривычное беспокойство...
     Паладин опустился на кровать  и, откинувшись,  потянул ее за собой. Бэх
опустилась рядом.
     Если сейчас...  Нет, как же  она привыкла брать все на себя, заботиться
обо  всем от  начала и до конца! Может быть, хоть  теперь она сможет  побыть
просто Бэх, а не вечно собранной и сосредоточенной жрицей Темеса - Небесного
Воина, чей меч...
     При мысли о  том,  что  Тигр может  сейчас  их  увидеть, девушка  густо
покраснела. Интересно,  а  в  самом деле,  видят ли боги в  темноте? Великий
Воин, о чем я сейчас думаю!
     В  этот  миг  она  почувствовала,  как губы  Лентала  спускаются  по ее
подбородку, целуют шею...
     Тихий  стук  в  окно  заставил  их  вздрогнуть.  К  стеклу  прижималась
обеспокоенная физиономия Макобера.
     - Бэх,  -  шепот мессарийца был едва слышен. -  Дико  извиняюсь,  но ты
можешь меня впустить? Похоже, нам пора.






     Денетос невзлюбил виконта с первого взгляда.
     И не  в  том  дело, что  того не за что было любить.  Говорят, когда-то
виконт  слыл  душой компании.  Однако  Протектор не  сомневался, что  теперь
призрак наслаждается ужасом и отвращением, которые вызывает у людей.
     Он и сам не испытывал к  виконту ничего, кроме ужаса и отвращения, хотя
из принципа старался этого не показывать. Обычно ему это удавалось.
     - Садитесь, виконт, - он любезно указал на диван напротив.
     - Благодарю, я не нуждаюсь в отдыхе.
     В голосе бессмертного воина прозвучал сарказм. Денетос мысленно проклял
себя за допущенную ошибку.
     - Что ж, тогда  перейдем сразу к делу. Как  вы  планируете справиться с
этими проходимцами?
     - Если позволите, Протектор, - судя по интонации, виконт не сомневался,
что уж ему-то дозволено все, - я бы не пошел по пути Асдана.
     -  Да  уж,  -  хмыкнул Денетос, - вряд ли  кого-нибудь теперь  способен
привлечь его путь. Но что конкретно вы имеете в виду?
     Шлем рыцаря качнулся назад, как будто воин гордо расправил плечи.
     - Никаких хитростей. Никаких ловушек. Все эти штучки, которые Асдан так
любит,  красивы  и  остроумны. Признаю. Но, если не ошибаюсь, нам  уже не до
них.
     И  еще  мягко сказано! Если  талисса обойдет воинов виконта,  дорога  к
сокровищнице  окажется  открыта. Вернее,  почти открыта, но призраку об этом
лучше не знать.
     Протектор кивнул.
     -  Мы преградим им путь в той самой пещере, где был казнен  Лойтос. Она
достаточно просторна,  чтобы  мои воины не мешали  друг другу. И  из нее нет
лишних выходов.
     Пещера Лойтоса...  Что  ж, отлично  придумано.  Второй  выход из пещеры
надежно замаскирован, и у этих проходимцев появится полное ощущение, что они
оказались в тупике.
     Путь  назад перекроют  жрецы.  Чуть  поодаль,  чтобы не  попасться  под
горячую руку воинству виконта.
     - Согласен, - Денетос склонил голову. - Вам нужна помощь?
     Призрак издал странный звук, который при желании можно было истолковать
как смех.
     -  Спасибо, Протектор,  но поражение исключено. Вы  и  сами знаете, что
моих ребят ничто не остановит.
     Ничто. Дай-то боги, чтобы это и в самом деле было так.
     И все же не к добру он помянул Лойтоса, ох, не к добру...



     Мэтт  выдержал  в  одиночестве  ровно   десять  минут.  Покормив  Рэппи
позаимствованной  со стола  краюхой хлеба, он устроил  ее  у  себя за плече,
запер комнату и решительно забарабанил в дверь к Макоберу.
     -  Соскучился?  -  с  понимаем  подмигнул  мессариец. - Заходи - гостем
будешь.
     - Не здорово как-то это все, - пробурчал гном, закрывая за собой дверь.
- Ну, сам подумай: зачем нам семь комнат? Перережут по одному, как котят.
     - Тебе, может, и ни к чему. А кому-нибудь другому к чему.
     - Кто-нибудь другой  может и подождать пару дней, - отмахнулся  гном. -
Расположились  на   отдых,  точно  матроны   на  антронских  пляжах.  Ладно,
поболтаем, что ли?
     Весь следующий час  они славно провели за бутылочкой вина, "оставшейся"
у Макобера после ужина.
     Когда  друзья совсем уж было  собирались разойтись по комнатам, в дверь
просунулась обеспокоенная физиономия Баураста.
     - Эльфы внизу  что-то затевают, - прошептал он, протискиваясь внутрь. -
Перегородили столом  входную дверь, а сами уселись рядом  и  мечи  на колени
положили. Похоже, чего-то ждут.
     - Значит,  все-таки ловушка, - гном помрачнел. -  Только что они втроем
против нас могут?
     -  Надеюсь,  что ничего,  -  маг  размял пальцы  и привычно потянулся к
висящему на поясе мешочку. На полпути его рука остановилась.
     - Надо отсюда выбираться, - вскочил на ноги Макобер.
     Он  выглянул  было  в  коридор,  но тут же захлопнул дверь  и громыхнул
засовом.
     - Один уже здесь. Там, где вы только что сидели. И без боя...
     - Может, лучше  уйти, не  прощаясь? - чародей кивнул в сторону окна.  -
Выспаться, конечно, не выспимся, зато целее будем.
     Распахнув ставни, Макобер выглянул во двор.  Опоясывавший здание карниз
давал прекрасную возможность  предупредить остальных,  избежав  общения и  с
эльфами, и с теми, кто мог спешить им на помощь.
     Макобер запасся веревками  и  скользнул  на карниз. Разбудив Торрера  и
переговорив с Терри,  мессариец  вручил каждому  из них  по веревке, сбросил
вниз заплечный мешок Мэтта и направился к комнате паладина.
     Внутри было темно.
     -  Семь  комнат,  семь  комнат...  -  ворчливо  пробормотал  мессариец,
переходя к окну Бэх.
     Заглянув в комнату, он мысленно  понадеялся, что девушка его простит. В
конце концов, в чем-то Мэтт и прав.
     -  Бэх,  -  прошептал  мессариец,  стараясь,  чтобы  его не услышали  в
коридоре. - Дико извиняюсь, но ты можешь меня впустить? Похоже, нам пора.
     Девушка раскрыла окно. Увидев Лентала, Макобер галантно поклонился.
     - Не спите еще?
     Паладин заскрежетал зубами.
     - Тогда скорее. Только вас ждем.
     Не теряя времени, Макобер в двух словах обрисовал ситуацию.
     - А Мэтт там как? - обеспокоено поинтересовался Лентал.
     Мессариец пожал плечами.
     - Там с ним Бау занимается. Повезет, так справится.
     - Будем надеяться. За моими вещами заглянешь?
     Через  пару минут все уже  были внизу. Баураст справился. Но, посмотрев
на лицо Мэтта, Лентал предпочел не спрашивать, чего ему это стоило.
     - До скалы не так близко, - головы друзей  склонились  к Терри, - и нас
все равно заметят. Так что давайте решать: сбежим или будем драться?
     -  Сбежим?! - в голосе  Торрера звучало столько негодования, словно ему
предложили  сдаться  на милость  победителя. - Да  я даже  драконам спину не
показывал!
     -  А  что ты  им?..  -  начал  было  Макобер, но  оборвал  себя, поймав
укоризненный взгляд Бэх. -  В общем, не  важно. Драка  - дело  хорошее, если
только их там не сто пятьдесят человек.
     -  Не  думаю,  чтобы они  рассчитывали  справиться  с  нами  втроем,  -
поддержал  его Мэтт,  бледный, как  любующаяся  на  талиссу луна.  - Давайте
как-нибудь потихоньку... А там посмотрим.
     Торрер понял, что остается в меньшинстве.
     -  Ладно,  -  пробормотал  он,  -  как  знаете.  Но  если  нас  все  же
обнаружат... Я никуда удирать не собираюсь.
     Трое  из   них  умели   двигаться   достаточно   тихо,  чтобы  остаться
незамеченными. Мессариец отправился первым, сливаясь с тенью,  отбрасываемой
стеной здания. Терри и Торрер последовали за ним.
     Остальным пришлось туго. Особенно гному, который пыхтел так, что слышно
было, наверно, даже в  Маркусе. Баураст бросил на него укоризненный взгляд и
хотел было что-то сказать, но лишь печально покачал головой.
     -  Не  оленем я  родился, не оленем, - сдержанность явно не  входила  в
число добродетелей Мэтта. - У нас, гномов, другие достоинства, знаете ли ...
     - Шшш,  - Бэх приложила палец к  губам. - Ценим. Любим. Только помолчи,
пожалуйста.
     Обогнув постоялый двор,  талисса убедилась, что ее  исчезновение прошло
незамеченным.  Через освещенные окна  первого этажа виднелся один из эльфов,
по-прежнему несущий караул возле выхода. Тени двух других мелькали на втором
этаже.
     - Уф, пронесло, - поспешил обрадоваться Баураст.
     - Так бы и поджег это осиное гнездо! - в  голосе Торрера слышалась мука
нереализованных желаний. - Ну да ладно, пусть себе живут.
     В этот самый  момент в  небе над их головами вспыхнуло  и засеребрилось
сверкающее веретено ослепительно белого света.
     - Вперед! - закричал Баураст. - К скале!
     - Назад! - проревел Торрер. - К бою!
     С  досадой  осознав, что упрямый  эльф не сдвинется с  места,  пока  не
разделается со всеми противниками, талисса приготовилась к драке.
     Раздался  грохот. Дверь постоялого  двора распахнулась. Макобер и Терри
одновременно выпустили стрелы.
     Фигура, появившаяся на пороге, зашаталась и рухнула на землю.
     Подняв лук, Торрер навскидку выстрелил в выглянувшего сверху эльфа и не
поверил своим глазам: стрела мягко прошла сквозь тело.
     Превратившись в сгусток белого  дыма  с черными провалами  глаз, "эльф"
поплыл им навстречу.
     - Тигр всемогущий, - пробормотала Бэх, обнажая меч.
     Баураст вскрикнул  и  покачнулся. Терри, в последнюю  секунду  успевший
подхватить чародея, увидел, что  в  его боку, между  ребер, торчит  оперение
стрелы.
     - Бэх, скорее!
     Магический  свет слепил и мешал разглядеть, где засел  еще один лучник.
Терри  и  Макобер выпустили  по  окнам несколько стрел, прикрывая  глаза  от
нестерпимо-яркого сияния.
     Ловкими умелыми движениями Бэх извлекла стрелу. Боги, как же  мало Силы
у нее осталось! Глаза слипались, а Тигр был сейчас настолько далеко, что она
едва чувствовала его.
     Помоги же мне, хоть в последний раз, но помоги...
     Выкинув из головы  соблазнительные мысли об  отдыхе, Бэх  погрузилась в
молитву. Хриплое дыхание чародея постепенно выравнивалось.
     Тигр помог. Но Бэх чувствовала, что  связывающая их ниточка  стала  еще
тоньше.
     - Ч'варта им в глотку, - Макобер схватился за  ногу чуть пониже колена:
вторая стрела нашла свою цель.
     -  Заткните этого гада,  -  кивнув  на  окна, Мэтт  бросился  наперерез
призраку.
     Рукоять топора привычно легла в ладонь.
     - Сдюжим?
     Ответа он уже не услышал: заметив гнома, привидение ринулось вниз.
     На  мгновение  Мэтту  показалось,  что он  ослеп.  Режущий  глаза  свет
сменился обволакивающей тьмой.
     Несколько ударов -  в пустоту,  наугад... Топор становился все тяжелее,
гном уже с трудом мог поднять его обеими руками.
     Держись!
     Кто это сказал? Бесполезно, все бесполезно.
     Топор выпал из рук,  но Мэтту было уже все равно. Он опустился на землю
и вытянулся, прижавшись к ней всем телом.
     Наконец-то. Не надо больше никуда идти, ни  с кем сражаться, ни от кого
ничего скрывать. Не надо бояться встречи с соотечественниками, которые знали
его по той, прошлой жизни.
     Талисса не будет в обиде: он сделал  для нее все, что мог. Но его  путь
окончен.
     А впереди... Впереди та, с которой он так мечтал быть вместе.
     Фиона. Сколько  лет он  уже не  вспоминал  о ней? Сколько лет он еще не
сможет ее забыть?
     Друзья увидели, как белое  призрачное облако поглотило Мэтта и не спеша
двинулось им навстречу.
     - Смерч, окна! -  выпустив дракончика, Терри обнажил клинок,  но Лентал
опередил его.
     Не  поднимая  меча,  паладин  встал на  пути призрака.  Почуяв  добычу,
приведение ухнуло и рванулось к  нему, но вздрогнуло, точно натолкнувшись на
невидимую стену.
     - Так вот кто... -  начал было  Макобер,  вспомнив завесу неподалеку от
Лайгаша, но  замер, глядя во все  глаза,  как  призрак попятился и заметался
вокруг паладина.
     Вспышка ярко-изумрудного света - и нежить сгинула.
     Убедившись,  что рана  на  боку Баураста  практически затянулась,  Бэх,
пошатываясь, направилась к лежащему на земле гному.
     А Лентал уже держал в руках стрелу, попавшую в Макобера.
     -  Сперва...  выберемся  отсюда,  -  проговорил   мессариец,  с  трудом
сдерживая боль. - Лучник.
     Где-то возле постоялого двора призывно заверещал Смерч.
     Кивнув, паладин  поднял глаза к небу. На  этот  раз  в его  молитве  не
чувствовалось и тени былой мелодичности.
     Сверкающее веретено  скрылось  в угольно-черной туче.  Теперь  поле боя
освещала только луна.
     - Вон  он! - закричал Терри и, вскинув лук,  выстрелил,  практически не
целясь. Короткий вопль и грохот падающего  тела подтвердили, что лунный эльф
не промахнулся.
     - Теперь  к  скале. Быстрее.  Если они тут не одни,  то  подмога  может
прийти в любой момент. Смерч, ко мне!
     - Мэтти,  -  Бэх, стоящая на  коленях  рядом с гномом, с трудом подняла
голову. - Он умирает.
     На  теле  гнома  не оказалось  ни  единой  раны. Но на  лице  появилось
странное спокойствие,  невероятная отрешенность, которая  бывает лишь у тех,
кто душой уже по ту сторону Грани.
     -  Он перестал бороться со смертью,  - прошептал  Торрер. - Он ждет ее,
сам торопится ей навстречу.
     Мэтт улыбнулся, словно услышал его слова.
     - Я иду, - его губы едва шевелились.
     Присев  на  запястье  Терри,  Смерч  заковылял  к  нему  на  плечо.  На
дракончике не было живого места.
     - Давай  в жезл, - ласково погладил его лунный эльф, не сводя взгляда с
гнома.
     -  Лентал,  - девушка  с  надеждой посмотрела на паладина, - ты  можешь
что-нибудь сделать?
     Тот грустно покачал головой.
     - Мне сейчас не ответят.
     Бэх  собрала  в  кулак  всю  свою волю.  Теперь  жизнь гнома  полностью
зависела от нее.
     О, Тигр, не оставляющий в беде тех, кто верен тебе!
     На  ее глаза  наворачивались  слезы.  Неужели  Мэтт  все-таки... уйдет?
Бывали  моменты,  когда  девушка  сама  была близка к тому, чтобы его убить.
Упрямый, ворчливый, порой чисто из принципа поступающий по-своему...
     Судия, парящий над схваткой! Неужели ты позволишь, чтобы Тьма забрала у
тебя этого храброго воина?
     Сейчас же  гном  казался ей невероятно родным, словно  она  знала его с
детства, всю жизнь... Айвена уже нет. И вот теперь Мэтт...
     Если бы любой из  нас потерял  жизнь  в честном  бою... Что ж,  каждый,
берущий в руки меч, должен быть готов к  этому. Но Мэтт стал жертвой отродья
Тьмы, не знающего, что такое справедливость и отвага.
     Гном пошевелился. Бэх с надеждой всматривалась в его лицо.
     - Фиона!  -  прошептал  гном и  вновь  улыбнулся. Так  улыбаются, когда
встречаются после долгой разлуки.
     "Кажется, моя молитва напрасна,  - подумала девушка. - А  что, если  он
счастлив, именно  теперь счастлив? Что, если я так  стараюсь его вернуть  не
ради него самого, а ради себя? Ради всех нас"...
     Отбросив эти мысли, Бэх продолжала бороться.
     Тигр, нежити нет  места на этой земле. Она забирает души до срока. Души
воинов, которые не отступают в сторону, когда их друзьям грозит Смерть.
     Лицо гнома преобразилось. Теперь в  нем было  столько  грусти и печали,
что Бэх не могла больше сдерживать слезы.
     - Фиона! - отчаянно позвал он, пытаясь кого-то удержать, уговорить хотя
бы обернуться, остаться еще на секунду.
     Что она наделала! Неужели он предпочел бы смерть?!
     "В последний раз..." Показалось? Или Тигр действительно ей ответил?
     Тигр...  Но  напряжение  оказалось  слишком  велико.  Девушка  потеряла
сознание.
     Лентал  нежно  подхватил  Бэх  на  руки.  Положил  на траву  немного  в
сторонке, присел рядом.
     А к Мэтту постепенно возвращалась жизнь.
     Время не слишком властно над гномами. Они взрослеют настолько медленнее
людей, а живут настолько  дольше, что  мало кто успевает  заметить, как  они
меняются с течением лет.
     Но  когда  Мэтт открыл  глаза,  все поняли,  что за последние несколько
минут он постарел на несколько десятков лет.
     - Пора  уходить, -  Макобер  вопросительно  посмотрел  на  Мэтта.  - Ты
сможешь идти сам?
     Гном молча кивнул. Рассеянно погладил пристроившуюся на плече крысу.
     "Помнит ли он свою смерть? - неожиданно подумал паладин. - Или..."
     - Лентал?
     - Я донесу ее.
     Вскоре они уже стояли возле скалы.
     Мессариец просунул лезвие кинжала в щель рядом с дверью. Щелчок - и она
распахнулась.
     Но вместо уходящего вглубь коридора за дверью оказалась ровная каменная
стена.
     - Ну и что это, простите, значит?
     Мессариец  так  растерялся,  что  даже  не  заметил, как начал говорить
вслух.
     -  Только то, что внутри нас больше не ждут, - Баураст подошел поближе.
- Хотя нам туда по-прежнему весьма необходимо попасть.
     -   Боюсь,  что  Лентал  -  единственный,  на  кого  мы   теперь  можем
рассчитывать, - грустно улыбнулась Бэх. - Ты как?
     - В любом случае не сегодня, - устало вздохнул паладин.
     - У меня есть одна идея, - отрывисто бросил Терри. - Но тоже на завтра.
     - На постоялом дворе сейчас тихо, - заметил мессариец, - но меня сильно
тревожат хозяин с конюхом. Если они заодно с этими "эльфами", то поспать нам
точно не грозит.
     - Давайте  зайдем  с другой  стороны, - предложил Торрер.  - Кто-нибудь
что-нибудь может сделать с этой стеной?
     Он обвел взглядом друзей. Все молчали.
     -  Только  проломить,  - пожал  плечами  Мэтт.  -  Эх,  кабы  знать  ее
толщину...
     -  И чем, если  не секрет?  -  охладил эльф его пыл. -  Уж  не твоим ли
упрямым лбом? Тогда, пожалуй, какая бы толщина ни была...
     Гном обиженно запыхтел.
     - Не  можешь чего-нибудь получше  предложить, так и не  завидуй! Ну,  и
копай своим длинным носом, пока...
     - Вы еще уши мои вспомните, - тут же вмешался Макобер. - Какие ж вы все
нервные,  как не выспитесь! Если нет  идей, как попасть обратно, то мы можем
либо убраться по этой самой дороге восвояси...
     - Ну уж нет! - гном  чуть не взорвался от негодования. - Эти айригалевы
отродья ждут - не дождутся, чтобы мы сдались...
     - Никогда!  - немедленно поддержал его Торрер. -  Чтобы потом  сказали,
что я испугался какой-то там нежити!
     Мессариец тихо застонал, решив не напоминать гному, что совсем  недавно
у него были совершенно иные мысли.
     Похоже, Темес и вправду совершил чудо.
     -  Одним  словом,  ложимся  спать,  -  подытожил  Макобер.  -  Согласен
покараулить первым.
     Как ни странно, до утра их так никто и не побеспокоил.
     Бэх  дежурила вместе с Ленталом, и утром друзьям показалось, что  между
ними что-то  произошло.  Глаза  девушки  покраснели  и  припухли,  а  взгляд
временами уходил в пространство. Но они сочли за лучшее не заострять на этом
внимание.
     - Торрер, - Баураст  внимательно прислушался к чему-то, происходящему в
его организме, - а молоточки-то стихли!
     - Какие еще молоточки? - искренне удивился эльф.
     - Какие-какие - в голове!
     -  В голове?!  А, ты про то, что мешало  вам использовать магию?  Вроде
да...
     - Ну, если, кроме молоточков, в голове ничего больше нет... - пробурчал
гном. Однако, когда Торрер  подозрительно покосился на него, сделал вид, что
любуется окружающим пейзажем.
     - Ну-ка, ну-ка, - в глазах чародея засветился охотничий азарт, - а что,
если мы вот это, скажем, попробуем?..
     Он произнес  несколько  слов,  хитро  прищелкнул  пальцами,  и  доспехи
паладина окрасились ровным бирюзовым светом.
     - Действует! - казалось,  Баураст сейчас пустится в пляс. -  Смотри-ка,
Том, действует!
     Все привычно оглянулись в  поисках  невидимого слуги,  но,  как обычно,
никого не заметили.
     "Айвен, - подумал Торрер. - Исчезновение магии первым заметил Айвен. Мы
не говорим о нем,  не вспоминаем его. Мы  просто его помним. И каждый боится
сказать  об этом вслух, чтобы не спугнуть Судьбу. Хотя...  После той, первой
смерти,  мы чувствовали, что  он остался в  талиссе.  А теперь, когда  он не
умер, а ушел, в талиссе нас осталось пятеро".
     - Значит,  по крайней мере магия к нам вернулась,  - оживился Терри.  -
Бэх, а ты как?
     -  Неплохо, -  рассеянно ответила  девушка. -  Наверно,  я  должна  вам
сказать...
     Она оглянулась на Лентала. Паладин спокойно стоял рядом, сложив руки на
груди.
     - Нет, ничего, - Бэх смутилась и быстро сменила тему. - Ты про Тигра? Я
почти его не чувствую...
     - Тем больше причин  не задерживаться, - не  желая больше смущать  Бэх,
Терри  приблизился  к  стене за раскрытой  дверью.  -  Пожалуй,  теперь  моя
очередь.
     Полное  ощущение,  что прохода здесь  нет. И  никогда не  было. Большой
серый  монолит.  Открыть  дверь, как на  лестнице при входе в Лайгаш, уже не
получится.
     Лунный эльф представил себе, как он стоит, приложив руку к теплому боку
просыпающегося  вулкана. Вот лава уже ищет себе дорогу, поднимается к жерлу,
но на ее пути встречается маленькая, едва заметная трещинка, по которой...
     Друзья  едва  успели  отшатнуться:  камень  стал  плавиться,  точно  от
неимоверно сильного жара, стекая к ногам  застывшего в трансе лунного эльфа.
Когда   отверстие   расширилось  достаточно,   чтобы   в  него   можно  было
протиснуться, Бэх взяла Терри за руку:
     - Хватит.
     -  Что? - вскинулся  лунный эльф и с некоторым  удивлением посмотрел на
свое творение. - Прости. Я не думал, что так быстро.
     - Мак, тебя полечить? - повернулась жрица к Макоберу.
     "Если Тигр мне ответит", - добавила она про себя.
     - Давай лучше я, - предложил Лентал.
     -  Подождем, -  срубив толстую  сучковатую  палку,  мессариец  как  раз
закончил  обстругивать  ее  рукоять.  -  А  вдруг кого-нибудь  действительно
серьезно заденет? Давайте не будем спешить, ладно?
     С этими словами он, прихрамывая, направился вглубь скалы.
     - А сюрпризы, однако, продолжаются!
     Бэх  не  рискнула  бы  сказать, чего  в голосе  мессарийца было больше:
негодования или восхищения.
     За стеной вместо коридора их глазам предстала глубокая отвесная шахта.
     - Спускаемся? - Макобер посмотрел на Терри.
     Тот привычно сверился с пирамидкой.
     - Получается, что так. Мэтта спустит кто-нибудь?
     - Заладили: гном да гном, - не на шутку оскорбился Мэтт. -  Что я  вам,
инвалид какой? Давай лучше веревку привязывай!
     Из  заплечного  мешка,   точно  надеясь  выяснить,  не  шутка  ли  это,
показалась протестующая мордочка Рэппи.
     - Сиди, маленькая,  - успокоил крысу Мэтт. - Чего  не бывает, может,  и
выживем.
     Широко улыбнувшись, мессариец закрепил веревку на краю шахты.
     - Первым полезешь? - невинно посмотрел он на Мэтта.
     - За тобой, - буркнул гном. - Чтобы было, на кого падать.
     -  Мэтти,  -  с  тревогой  взглянул  на него  Торрер.  -  Ты,  это,  не
погорячился? Может, тебе глаза завязать, а?
     - Если  Макобер тебе больше не нужен, я знаю парочку куда более дешевых
способов  от него избавиться,  -  Мэтт  подарил  эльфу весьма  красноречивый
взгляд исподлобья.
     - Одного не понимаю: как-то же вы у себя  там под горами ползаете? - не
успокаивался Торрер. - Я ведь тебе не со скалы предлагаю спрыгнуть...
     -  Со  скалы я  бы  уже спрыгнул,  - рявкнул  гном. - Там тридцать  три
секунды - и  вечное блаженство. Ты только подумай: ни одного эльфа! Мечта! А
у себя под горами мы,  извини, по  лестницам передвигаемся,  а не скачем  по
веревкам, как взбесившиеся обезьяны. Мак, сохрани жизнь Торреру, лезь, а?
     Покорно кивнув, Макобер скользнул  вниз по веревке,  и гном, сжав зубы,
последовал за ним.
     Шахта  и в  самом деле  весьма напоминала гномью.  Правда,  крепеж  был
настолько свежим,  что казался Мэтту не более убедительным, нежели постоялый
двор  посреди Лайгаша.  Но мысль  о  том, что,  возможно,  ему всего-навсего
мерещится, что он спускается по веревке, только придавала Мэтту уверенности.
     Крондорн, - жалобно подумал он. - Ты же помнишь то предсказание? Правда
ведь, мне не суждено умереть под землей?
     Ему  казалось,  что  спуск длился вечность. Выступы по краям  время  от
времени  позволяли талиссе передохнуть. И у  всех  было ощущение, будто  они
забрались уже так глубоко, что внизу их вполне может ждать куча сокровищ.
     Однако внизу талиссу встретил очередной коридор.
     - По-моему, осталось совсем немного, - Баураст оглянулся по сторонам.
     - Где-то мы это уже слышали, - скептически пробормотал Терри.
     - Если я прав, мы сейчас в так называемом коридоре светлячков.
     - Что за странное название? - удивился Торрер.
     -  Сам  посмотри,  -  чародей  поднес  факел  поближе  к  стене.  Стена
заискрилась сотней мерцающих точек.
     - Светлячков,  - хмыкнул Мэтт.  - Придумают же люди! Это просто дарф из
стен выступает, только и всего!
     - А  тебе не кажется, что  коридор  светлячков -  куда интереснее,  чем
коридор этого твоего дарфа, - Бэх посмотрела на  него сверху вниз.  - Эх ты,
ни грана романтики в тебе нет!
     - Романтика, - фыркнул гном. - Вздохи под луной, шуршание босых ног  по
прибрежному песку. Это твоя романтика, да?
     - Ну, хотя бы.
     -   Ты  хоть   знаешь,   сколько  романтики  может  быть  в   сверкании
неограненного рубина? В таинственной тишине каменных лабиринтов? В бездонной
глубине подземных озер?
     Девушка невольно сделала шаг назад.  Она как-то не ожидала, что в Мэтте
живет такая поэтическая жилка.
     - Мэтти, ну чего ты разбушевался, - примирительно сказала она.
     - Вечно  вы из меня делаете чудовище  какое-то, - возмущенно  продолжал
гном. - Вот ты, Торрер, сколько раз в своей жизни бывал влюблен?!
     - Я? - изумился эльф. - Сейчас посчитаю...
     Он углубился в размышления. Мэтт терпеливо ждал.
     - Раз  семьсот  восемьдесят, наверно, - наконец,  произнес Торрер. -  А
что?
     -  Тьфу на тебя, - гном  сплюнул себе под ноги и взглянул на Бэх. - Вот
он, твой, как его, романтик!
     Ничего не понимая, эльф растерянно уставился  на спорщиков. Но осознав,
что, как  обычно, никто не  спешит  ничего ему объяснять,  пожал  плечами  и
двинулся вперед. А гном, посадив  Рэппи себе на плечо,  принялся  почесывать
крысу за ухом, время от времени бросая укоризненные взгляды на Бэх.
     - Эй, а чего ты нам сказать собиралась? - Макобер дернул Бэх за рукав.
     Девушка покраснела  от досады и  поискала  глазами паладина. Но тот был
увлечен беседой с Терри.
     - Ничего особенного. Надо будет - узнаешь.
     -  Фи, как грубо, - ничуть не обиделся мессариец. -  У тебя-то хоть все
нормально получается?
     Краска на щеках у Бэх стала еще гуще.
     - Что у меня нормально получается?! По-моему, у кого-то слишком длинный
нос, вот он его и сует куда не следует.
     - У  кого-то  - это  точно, - легко  согласился  Макобер. - Хорошо хоть
Торрер тебя не слышит. Мы, кажется, как раз вчера с ним эту тему обсуждали.
     Девушка тяжело вздохнула.
     Теперь  развилок  им  почти не попадалось.  Но  на одной из  них  Терри
ненадолго остановился.
     - Мэтт,  загляни-ка  в  правый  коридор,  -  попросил  он.  - Ничего не
замечаешь?
     Гном несколько минут напряженно вглядывался в темноту.
     - Нет, а что?
     - Показалось, наверно, - не слишком уверенно ответил Терри. - Вроде как
блеснуло что-то. Ладно, пошли.
     - Хочешь, я схожу посмотрю, - предложил Мэтт. - Мне, правда, не сложно.
     - Давай  не терять времени. Если там что и  было, то теперь-то уж точно
успело исчезнуть
     Где-то  через час  туннель  вывел талиссу в большую круглую пещеру.  Не
тронув сталактиты  по  краям, люди Айригаля избавили  от  них центр  пещеры,
отчего та приобрела вид сказочной опушки посреди зачарованного леса.
     Однако талиссе сейчас было не до красот.
     Перекрывая  дорогу,   перед  ней  сомкнули  щиты  рыцари,  не  единожды
покрывшие себя славой на полях сражений. Имена многих из них гремели в  свое
время от Альдомира до Маркуса.
     Они были не просто достойными противниками  - никто  из талиссы не смог
бы выстоять против любого из них в открытом бою. Даже Император  гордился бы
такой гвардией.
     Один из рыцарей выступил на полшага вперед и замер. Не обнажая меча. Не
произнося ни слова.
     Но слова  были  и  не нужны.  Это воинство  не знало поражений -хотя бы
потому, что слишком хорошо знало, что такое смерть.
     Рыцарские  доспехи  были пусты,  а  рукояти  клинков  сжимали невидимые
обычному глазу руки.
     Нельзя  убить  того,  кто  уже мертв. Конечно,  магия  Баураста  сможет
уничтожить,  обратить   в   прах  нескольких  из  них.  Не  исключено,   что
объединенных усилий Лентала и Бэх хватит еще на пару воинов. Но не больше.
     Лайгаш не случайно считался неприступным.
     Переговоры  с ними бессмысленны.  Эти воины не  берут пленных. Жалость,
выгоду, милосердие - все это они давно оставили по другую сторону Грани.
     Когда  Лентал  вышел вперед,  никто,  кроме  Бэх,  не  обратил  на  это
внимания.
     - Освободите дорогу! - голос паладина оставался абсолютно спокоен.
     - Кто ты такой, чтобы требовать это?  - шлем над доспехами повернулся в
его сторону.
     - Лентал тен Веденекос, иерарх Ордена, -  надменно ответил паладин. - И
данной мне властью я приказываю нас пропустить.






     До последней секунды я и сам не предполагал, что произнесу эту фразу.
     Все-таки вся эта история сильно напоминала сказку.
     Было у  отца три  сына... Да не было у него никаких трех  сыновей! Один
был. Хотя, как показало время, явно дурак.
     Я даже  не сразу  спросил  себя, почему  именно мне выпала честь  стать
жрецом сразу двух богов, почему они оба согласились поделиться со мной своей
Силой.
     Расставшись с Вороном, я действительно отправился тогда в Тайлен.
     Зеленая Дева приняла мою Клятву.
     Она доверяла мне, хотя  никогда не заговаривала ни о Вороне,  ни о моей
матери. Я начинал как все - с самого низшего Ранга, с Поверившего в Любовь.
     И потом шаг за шагом, год за годом поднимался все выше и выше.  Ни разу
не обманув ее доверия.
     Чумные  бараки  в  Трайгорне,   крысы,  которых  ели  дети  в  трущобах
Трумарита,   мятеж  Ложных  Пророков  в  Реборде,  восстание  богоборцев   в
Килузане... Путь  жреца Ашшарат не был усеян розами, однако я не  свернул  с
него, пока не понадобился Ворону.
     Ему был нужен мой опыт, мои умения. И вновь я не обманул ожидания бога,
которому служил.
     Айригаль обещал мне власть  и славу. Через  четыре  года он сделал меня
иерархом, ввел в синклит. Выше был только сам Ворон.
     "Я  уже не умею подчиняться..." Я  не  помнил, кто и когда произнес эту
фразу. Но я действительно разучился подчиняться. Всем, кроме бога.
     Ворон  не стал создавать лангер, ему претила идея  таиться  от своих же
иерархов, он не хотел дробить силы. Орден Айригаля и Орден  Пурпурной Стрелы
действовали как единое целое.
     У Ворона не было лангера, но я стал его Командором.
     И вновь стоило бы спросить: почему я?
     Откровенно говоря, был даже  момент, когда я начал презирать Ашшарат за
то, что она терпела меня  среди своих жрецов. И любила меня,  зная,  что, по
большому счету, я принадлежу лишь Ворону.
     Только потом я осознал, что это не так. Вернее, не совсем так.
     Ворон не  был Злом.  Это люди придумали, что  смерть  -  Зло,  и  жрецы
Царящего за Порогом  приняли  правила игры. Черные свечи,  скелеты, черепа -
вся эта мишура привлекала, пугала,  заставляла бояться и поклоняться. Сам же
Ворон частенько усмехался, когда ему доводилось бывать в Лазоревых храмах.
     И Ашшарат не была Добром. Это  люди  привыкли считать любовь  - благом,
рождение  -  милостью богов.  Свет,  зеленые  одеяния  жрецов,  медальоны  с
изумрудными  листочками... Такая же мишура. Но те,  кому хотелось  верить  в
Добро, приходили в храмы Зеленой Девы.
     Трудно любить Орробу, которая несет с собой смерть. Но так ли почитаема
была  бы  Ашшарат, если бы люди  жили  вечно? Когда я представляю  себе мир,
населенный дряхлыми больными стариками, впереди у  которых  -  бессмертие, я
готов молиться  Орробе денно и нощно, лишь бы она не  забывала собирать свою
жатву.
     Не Добро и не Зло. Боги. И все же это были разные боги.
     Ворон мог быть добрым и милосердным, обаятельным и  беззаботным.  Но он
всегда  оставался   игроком,   Игроком  с  большой   буквы,  готовым  многим
пожертвовать ради красоты самой игры.
     Дева Вечной Весны бывала капризной и своенравной, не слишком логичной и
по-женски мстительной. Но грань между игрой и  жизнью - нашей жизнью  - была
для нее той гранью, которую не должны преступать даже боги.
     Раньше я без колебаний играл на стороне Ворона. И по его правилам.
     Подаренный Вороном  хрустальный шар  заставлял меня  воспринимать жизнь
как бесконечную пьесу, которую разыгрывали передо мной лучшие актеры Двэлла.
Мне казалось,  что  когда шар  гаснет,  они  снимают свои  костюмы и маски и
расходятся по  домам  в ожидании того часа, когда в их театре вновь появится
единственный зритель.
     Однако то, что я видел в шаре, и было жизнью. Настоящей жизнью.
     Впервые я подумал об этом, когда ждал  Бэх  в маленькой  провинциальной
гостинице, отчаянно желая быть с ней рядом и понимая, что в святилище Темеса
она должна войти одна.
     Достав шар, я хотел попросить его показать талиссу. И не смог.

     Я понял, что смотрю на него в последний раз.
     Это было все равно, что  расстаться со старым другом, с  которым провел
вместе долгие годы. Расстаться по собственной воле.
     И все же в глубине души я  знал, что  он никогда не  был  моим. Мы  оба
принадлежали  одному и тому же богу -  Владыке Базальтового  Трона.  Некогда
принадлежали...
     Я  попрощался с  шаром и ласково погладил его  хрустальную поверхность.
Она была теплой на ощупь. Совсем живой. Иногда мне даже казалось, что он все
слышит, все понимает.
     - Прощай, - прошептал я одними губами. - Я отпускаю тебя.
     Шар исчез, словно только этого и ждал.
     Обидно. Я надеялся, что он хотя бы помедлит, хотя бы попрощается.
     Но он  уже  знал, что отныне  нас  с ним ждут разные пути. Он  спешил к
Ворону, а я...

     Я  вновь  вспомнил,  как  Ворон  улыбнулся, когда  я  попросил  у  него
разрешения  провести  пару  недель  вместе с  талиссой.  И  сам  настоял  на
сохранении полной тайны: ни  Денетосу, ни его приближенным не стоило  знать,
что в Лайгаш имеет шанс заглянуть один из иерархов. Представляю, какой прием
они бы нам устроили!
     Невероятно устав  за день, я быстро  уснул. И мне снилось, что Айригаль
спустился  на  Двэлл  в образе  человека, который  мне  хорошо знаком. Точно
помню, что я встречался и  разговаривал  с ним, мы скакали рядом по каким-то
бесконечным полям, шутили и смеялись.
     Но, проснувшись, я  начисто забыл,  какой именно  облик принял Ворон на
этот раз. В душе я уже не был его жрецом.
     Прошлой ночью,  когда  растолкавший нас Мэтт наконец заснул  и мы с Бэх
остались вдвоем, я протянул ей письмо.  Так проще: я  слишком боялся увидеть
ужас и отвращение в глазах, которые столь сильно любил.
     - Ты уходишь?
     Она не удивилась. Только сжимавшая письмо рука слегка дрогнула.
     - Если ты захочешь, я вернусь.
     Я надел ей на палец  старинное кольцо с маленьким  сапфиром в окружении
изумрудных лепестков. Кольцо, доставшееся мне от матери.
     - Просто на память...
     Именно так, ничего не объясняя. Бэх сама почувствует, как меня позвать.
     Она не стала  прощаться. Не стал  и я -  сказанное  слово порой  бывает
сильнее надежды.
     Меня ждал  еще  один  разговор. Иерарх  вправе попросить бога о  личной
встрече.
     Отойдя меньше,  чем на  милю, я  направился  к заросшему  травой гроту,
окруженному  рощей  старых  сухих  кленов,  на  которых не было  ни  единого
зеленого листка. Готов поклясться, что еще вчера  его здесь не было, да быть
и не могло.
     Ворон ждал меня внутри.
     Ничуть  не изменившийся  за прошедшие годы. Ему по-прежнему  было около
пятидесяти, разве  что  на этот раз  лицо бога выглядело  значительно  более
серьезным и озабоченным.
     -  Ты  уходишь? -  он слово  в слово повторил  вопрос,  заданный  Бэх с
полчаса назад.
     - Ты сомневался?
     Он пожал плечами:
     - По-разному могло повернуться.
     Я покачал головой.
     - Не могло. Рано или поздно...
     - Ты  даже не  представляешь, что  происходит сейчас  на Двэлле!  - его
глаза сузились. - Еще пару лет,  тебе  и  в  голову  не пришло  бы разорвать
Клятву.
     Он не собирался меня карать. Не уговаривал остаться.  Ворон жалел меня,
полагая, что я совершаю величайшую в мире глупость.
     - Не  представляю, - честно ответил я.  - Но это ничего  не  изменит. Я
вернул тебе долг. И прошу меня отпустить.
     -  Иди, -  он  усмехнулся.  - Люди -  странные  существа. Сами бегут от
своего счастья...  Пройдет  месяц,  год, десять лет, тридцать. И  твоя  душа
вернется ко мне. А я умею вознаграждать верных слуг!
     Здесь он был прав. Ворон дал мне все, что обещал одиннадцать лет назад,
во время нашей первой встречи. Но и я не обманул его ожиданий.
     - Что ж, поторопись! - бросил он. - Она ждет тебя.
     В  глубине души я рассчитывал на ее  снисходительность.  Но не позволял
себе лишних надежд.
     - Она освободит тебя от данной мне Клятвы. Иди...
     Я повернулся к выходу.
     - Значит, так? И тебе даже не интересно, почему я не держу тебя?
     Мне было не интересно. Я думал о Бэх, которая читает сейчас мое письмо.
И чувствовал ее боль, как свою.
     Но я не стал разочаровывать Ворона. В память о прошлом.
     Я остановился. Обернулся к нему.
     - Ты считал себя слишком ценным, чтобы я  мог пожертвовать тобой? Чтобы
оказаться ставкой  в обычном пари? А знаешь, глядя на тебя сейчас, я даже не
слишком жалею, что проиграл.
     Игрок. Я же знал, что он игрок!
     Но все равно обидно. Теперь - обидно.
     - Аши так просила не  мешать тебе, так наивно верила, что к концу  пути
ты встанешь на ее  сторону. Приятно сознавать,  что  все ее очарование здесь
совершенно ни при чем. Если бы не эта девчонка...
     Я улыбнулся. Ашшарат не откажешь в проницательности. Победить одного из
лучших игроков нашего мира!..
     - Я должен был давать тебе Силу. Что бы ты ни делал.
     Он думает, что я его поблагодарю?
     -  Что  ж, с пари покончено, - с презрением  заключил Ворон.  -  Мы оба
свободны от обязательств.
     Я сделал вид, что не обратил  внимания на явную угрозу,  таящуюся в его
словах.
     - А если бы победил ты?
     - О, - Ворон  оживился,  - тогда Аши... Впрочем, какая  разница. Ладно,
иди. Я желаю  тебе лишь одного: никогда в жизни не пожалеть  о своем выборе.
Хотя бы потому, что ты все равно пожалеешь о нем. После смерти.
     Я  хотел  было  ответить, что знаю  о вечных  душах куда больше, чем он
думает, но бог уже исчез. Внезапно, как и в тот раз.
     А  я  вышел  из  грота.  Клены вокруг него  уже окутались  разноцветной
листвой, словно наперебой торопились похвастаться новым одеянием.
     Передо  мной  стояла она.  Я  хотел  опуститься  на  колено,  попросить
прощения. Хотя нет, ей не за что было меня прощать.
     - Мир и Двэлл, слушайте нас.
     Богиня  произнесла  эти  слова  серьезно  и  торжественно, но глаза  ее
смеялись. Она даже не заставила меня приносить новую Клятву.
     -  Твое сердце всегда  служило  мне,  какой бы  символ ни украшал  твои
доспехи.
     Это были ее последние слова. Я снова остался один.
     Опустив глаза  на  медальон,  я увидел, что и  он не изменился.  Однако
отныне я мог носить его по праву.
     Изменился я сам.  Веденекос, иерарх Ордена  Айригаля  исчез  вместе  со
своим богом.  А  клены  что-то успокаивающе  шептали Ленталу, легату лангера
Ашшарат.
     Наверно, Зеленая Дева не ошиблась. Я не мог не вернуться к ней.
     Поначалу  меня влекло чистое любопытство.  Шар  позволял  наблюдать  за
каждым шагом талиссы. Слышать разговоры друзей, видеть их лица.
     Но я не замирал от ужаса, когда замирали они. Не смеялся вместе с ними.
Их сражения, их мечты, их тревоги - они не были моими.
     И тогда я решил, что разобраться в секрете талиссы можно лишь идя с ней
рядом. Оказавшись среди них, став почти одним из них.
     Я ошибался. Понять талиссу нельзя, ее нужно почувствовать.  А для этого
мало быть рядом - надо стать ее частью.
     Друзья  принимали, но не слишком любили меня,  в этом не было тайны. Да
только и я не мечтал связать себя с кем бы то ни было столь тесными узами.
     Ведь  талисса - даже не дружба. Может  быть, больше,  чем дружба. Может
быть, нечто совсем иное.
     Я бы не назвал Терри другом Макобера.  Соратник, единомышленник? Не то,
не совсем то,  да и  слова  какие-то казенные.  Брат?  Уже  ближе.  Наверно,
талисса - это действительно братство.
     В ее основе  не обязательно лежит любовь. Но всегда - доверие.  Полное,
безграничное доверие каждого каждому. И ощущение себя частью единого целого.
     Нити, связывающие талиссу, столь же прочны, сколь и незримы.  Братство.
Не прощающее измен, хотя практически и не знающее их. Ибо, если верить  Бэх,
лишь искренность каждого позволяет создать талиссу.
     Братство, созданное по воле  богов или даже демиургов. Что ж, они могут
гордиться своими детьми.
     Но я - другой.
     Нетрудно было предположить, что Бэх станет меня проверять. И все же  на
ее вопрос я ответил правду:
     - Я прошел Посвящение ей, когда мне было шестнадцать.
     Конечно, я не был паладином Дарующей Жизнь.  Но за  последнее время мне
пришлось сменить  столько  ролей,  что и эту я  мог  сыграть  не  хуже любой
другой.
     Чистая случайность  едва не  разрушила весь мой план. Четыре года назад
Кадтрист служил стражником в альдомирском Лазоревом  храме. Я не сомневался,
что  он выдаст  меня  талиссе, и  кинжал, убивающий  на расстоянии, пришелся
весьма кстати.
     Мне еще повезло,  что  не  пришлось  в  открытую  столкнуться  с  Рыжей
Молнией. Когда-нибудь, если Бэх будет интересно, я расскажу ей, как мы с Пээ
познакомились. Очень романтическая история...
     Пожалуй, Пээ была  для талиссы едва ли не самым серьезным  противником,
не то что  Денетос. Услышав вчера, что  чародейка  помогала готовить завтрак
незадачливым грабителям, я, как и Айвен, тут же поспешил проверить, нет ли в
нем яда.
     Яда не было. Нам повезло, что Пээ так и не полюбила убивать.
     Что действительно оставалось для меня загадкой, так это смерть Айвена и
его чудесное  возвращение. Той ночью, когда он в первый раз покинул талиссу,
на арбалетчиках были плащи, которые некогда носила в Нетерте личная  гвардия
Кхарада.
     Совпадение? Или  действительно  одному  Кхараду под силу  возвращать  к
жизни мертвых?
     Сложнее всего  оказалось не подать вида, что  мне известно куда больше,
чем талиссе. Хорошо, хоть я не стал заранее изучать карту Лайгаша...
     Откровенно говоря, я вообще не думал, что зайду  с талиссой так далеко.
А в итоге сам себя загнал в ловушку: я не хотел убивать людей Айригаля  и не
мог бросить Бэх в беде.
     Уже не мог. Как не мог больше врать ей, называя себя паладином Ашшарат.
     Трудно сказать, когда я окончательно осознал это. Наверно, на постоялом
дворе,  когда понял, что Бэх для меня  дороже славы, дороже  власти,  дороже
могущества, которые давал пост  иерарха. Мне незачем было  помогать  талиссе
проникнуть в  Лайгаш: я  мог получить оттуда  все,  что  угодно, не  покидая
Альдомира.
     Бэх... Не сомневаюсь, что  если бы Ворон рассказал остальным  иерархам,
что заставило меня от него отречься, они тоже лишь усмехнулись бы.
     Из-за какой-то женщины... Еще месяц назад я думал бы так же, как они.
     Но  Бэх  и  не была  "какой-то" женщиной. Она  была той женщиной,  ради
которой я  готов пожертвовать всем.  И,  видят боги, это не  просто красивые
слова,  которые  легко  произносить  в  пятнадцать лет,  не  имея ничего  за
душой...
     И тут я услышал Зов. Бэх прочла письмо. И сделала свой выбор.
     Она  могла  сохранить  мою  тайну, сказав  друзьям,  что  мне  внезапно
пришлось их покинуть.
     Она была вправе  рассказать  им, кем  я был на самом деле. И  больше мы
никогда бы не встретились. Веденекос тихо оставил бы пост  члена синклита. А
талисса продолжила бы путь к сокровищам Лайгаша.
     И все же она позвала меня.
     Я подчинился воле кольца. Бэх сидела на том же месте, где я оставил ее.
Только глаза покраснели от слез.
     - Ты решила?
     Глупый вопрос. Но она ответила, словно слабое лесное эхо:
     - Я решила.
     Я опустился на траву  рядом с  ней.  Мы оба молчали:  самое главное уже
было сказано.
     - Ты отказался от своего бога?
     И все же она  не  до конца верила,  что я действительно сделаю это ради
нее.
     Я кивнул.
     - И  приобрел  помощь богини.  Своей богини. Так  что  я больше  не тот
всемогущий  паладин на белом коне, в которого ты влюбилась. Мне доступно  не
так уж и много. Особенно здесь.
     - Я не влюбилась...
     Ровный спокойный голос. Мое сердце остановилось. Неужели я ошибся?! Она
никогда не говорила в открытую о своих чувствах.
     - Я полюбила.
     Когда она подняла лицо, оно было детским и  растерянным, а на щеках еще
не высохло несколько мокрых дорожек. Я прижал ее к себе.
     - Лентал, что будет дальше?
     Я не  был уверен, что именно  она имеет в виду. Завтрашний день или всю
оставшуюся жизнь. Если, конечно, это не одно и то же.
     - Прорвемся.
     Наверно, это прозвучало не  слишком  успокаивающе.  Но  мне не хотелось
лгать. Бэх лишь предполагала, что Лайгашу есть что нам противопоставить. Я -
знал.
     Я так и не успел разобраться, почему в течение последних  лет на Лайгаш
работало  столько народа. В  синклите  им занимался Исиндиос,  а  старик  не
любил, когда кто бы то ни было пытался сунуть нос в его дела.
     Я мысленно вернулся к разговору с Айригалем. Его слова встревожили меня
куда  сильнее, чем я  старался ему показать. Что-то готовится, что-то должно
произойти.
     Спокойная жизнь в ближайшее время нам точно не грозит. Ни Бэх, ни  мне.
Даже если мы оба выберемся из Лайгаша живыми.
     - Нам не надо было сюда приходить?
     Я понял, что она подумала об Айвене.
     Что я мог ей ответить? Что иначе мы бы никогда не встретились?
     - Надо. И чем  больше я об этом  думаю, тем больше  убеждаюсь,  что нам
было просто необходимо сюда прийти.
     Она удивленно взглянула на меня, пытаясь понять, не пришло ли мне вдруг
в голову пошутить. И увидела, что я абсолютно серьезен.
     - Ты правда думаешь, что нам так уж нужны сокровища?
     - По крайней мере некоторым из вас... из нас - уж точно.
     Я улыбнулся  и  посмотрел в ту сторону, где мирное  посапывание Торрера
сливалось с похрапыванием Мэтта.
     - Бэх, не в сокровищах дело.  Хотя здесь их столько, что хватит на  всю
жизнь любому из вас. И еще внукам останется.
     - Не в деньгах...
     - Не  в  деньгах.  Но здесь  есть  и могущественные  артефакты.  Весьма
могущественные.  Темес  будет просто счастлив,  если ты избавишь от них Во..
Айригаля.
     Я уже не был его жрецом. Что ж, будем привыкать.
     - А какие?! - при свете костра было  видно, как заблестели  ее глаза. -
Расскажешь? Если знаешь, конечно.
     Я  лишь подтвердил то, что  она и  так  знала  от Темеса.  Но  Темес  и
представления не имел, что скрывает купол Лайгаша.
     - Пойми меня, пожалуйста, - я коснулся ее руки. - Если  сможешь. Отныне
я не служу Айригалю...
     Одиннадцать лет...
     - Но я ушел от него открыто. Не как предатель или перебежчик. И не имею
права раскрывать его тайны.
     - Но неужели Ашшарат?..
     Я вздохнул.
     - Она не задала мне ни единого вопроса. И надеюсь, не задаст.
     Бэх улыбнулась, скрывая улыбкой разочарование.
     - Ты  скажешь что-нибудь остальным?  - ее представления о чести были не
слабее моих.
     -  Обязательно. Когда выйдем из Лайгаша. Пока  же надо предупредить их,
что возможности Ашшарат, как и Темеса, здесь весьма ограничены.
     - Но почему не сразу?..
     - А ты возьмешься предсказать,  что сделает Торрер, услышав  о том, что
уже не первый  день проводит в  обществе иерарха Айригаля? -  улыбнулся  я в
ответ. - Вот и я не  возьмусь. А я  не  тот  человек, который  не может себя
защитить.
     На том мы и порешили. Но все получилось иначе.
     В  этом  было  немало  черного  юмора, столь  присущего  моему  бывшему
божеству. Сначала  я лгал Бэх и ее друзьям, называя себя паладином  Ашшарат.
Сегодня мне пришлось лгать, называя себя иерархом Ордена.
     И всякий раз я искренне верил, что моя ложь - во спасение.






     Ветер пробежал мелкой рябью по поверхности тихого лесного озерца.
     Ветки на берегу шелохнулись, и соскучившиеся по веселой компании комары
дружно устремились посмотреть, кому это вздумалось их навестить.
     Небрежно  отмахнувшись от роя надоедливой мошкары, Пээ  бесшумной тенью
спустилась к воде и на всякий случай огляделась по сторонам. Никого.
     Раздевшись,  девушка сложила  одежду в кожаный мешок и привязала его  к
запястью.
     На  мгновение  в  воздухе  мелькнуло  ослепительно-белое  женское тело.
Громкий  всплеск,  затухающие круги по  воде,  и озеро  впустило Пээ  в свои
глубины...
     Почувствовав, что босые ноги коснулись пола, девушка открыла глаза. Как
обычно, телепорт сработал безукоризненно.
     Отжав  волосы  снятым   со   стены  полотенцем,  Пээ  нырнула  в  узкое
пепельно-серое  платье  и поколебалась, стоит  ли обуваться. Пожалуй,  нет -
лучше померзнуть, нежели оказаться услышанной.
     Открыв дверь висящим на шее  ключом, девушка бесшумно  притворила ее за
собой.
     Она  уверенно  шла  по подземелью,  легко  ориентируясь в  замысловатой
паутине  коридоров.  Заслышав  шаги  стражи,  мгновенно  пряталась  в темные
боковые проходы. И вновь продолжала путь, когда патруль скрывался из виду.
     Никто  бы не удивился, обнаружив ее здесь. Но  потом  об  этом стало бы
известно.
     Наконец, она свернула в широкий,  хорошо  освещенный туннель. Осторожно
заглянув  за  угол,  прикинула на глаз расстояние до  пары стражников  возле
массивной  каменной  двери  с барельефом,  изображающим  увенчанного короной
ворона.
     Задумалась. Вынула из кармана и  положила  на  ладонь  сизое  голубиное
перышко.  Губы девушки  что-то шепнули,  перышко взлетело в воздух...  Через
пару секунд в  коридоре звякнули доспехи, и громкий храп  дал ей понять, что
дело сделано.
     Подойдя  к  двери,  чародейка прилепила  на замочную  скважину  катышек
мягкой жирной глины. Несколько слов - и дверь больше не представляла для нее
преграды.
     Убедившись,  что ее  никто не потревожит, Пээ  приблизилась  к  низкому
овальному столику и осторожно коснулась крышки.
     - Пещера Лойтоса, - тихо пробормотала она. - Что ж, мир их праху.
     Девушка вновь дотронулась до столика.
     - Отлично,  - ее шепот был не громче шелеста тростника на берегу омута.
- Как я и думала, он  не удержался от искушения посмотреть на талиссу своими
глазами. И появится там примерно через полчаса.
     Вот  и   все,  что   ей  надо   было  знать.  Теперь   оставалось  лишь
воспользоваться этим знанием.



     Друзья замерли.
     Паладин  Ашшарат явно выбрал неподходящий момент, чтобы сойти с ума. Не
настолько же он наивен, чтобы надеяться обмануть призрачных рыцарей...
     Стоявший перед ними воин был поражен не меньше талиссы.
     - Ты можешь это доказать, иерарх? - в его тоне слышалась издевка.
     Не  снисходя даже  до того, чтобы кивнуть,  Лентал  достал  из  кармана
маленькую  фигурку  ворона на черной витой  цепочке.  На  месте  глаз  птицы
пламенели крошечные рубины.
     - Этого будет достаточно?
     - Барон Элк к твоим услугам, монсеньер, - склонился в поклоне рыцарь. -
Я признаю твою власть, иерарх. Но у  меня есть приказ, который ты не в силах
отменить.
     Друзья ошарашенно переводили взгляд с Лентала на призрачного воина.
     - Кто же посмел противоречить воле иерарха Ордена?
     Бэх  никогда  не  видела его  таким.  Сейчас  перед  ней  был  человек,
привыкший, чтобы ему повиновались - и повиновались беспрекословно.
     - Виконт, - коротко  ответил рыцарь.  -  Я  прошу тебя  несколько минут
подождать. Когда он вернется, то, без сомнения, изменит свои распоряжения.
     - Что ж, мы подождем, барон, - бросил Лентал брезгливо-скучающим тоном.
- Но я искренне советую ему поторопиться.
     Еще раз поклонившись, Элк отошел в сторону.
     - А кто такой этот виконт? - шепотом поинтересовалась Бэх.
     - Их центурион, - тихо ответил Лентал. - И ждать его мы не будем.
     Он слышал за спиной перешептывание талиссы. И без труда мог представить
себе, что друзья о нем думают.
     Как не вовремя...  Именно сейчас, когда он даже  не может толком ничего
объяснить.
     И все зря.
     Талисса  оказалась  в пещере  быстрее,  чем предвидел  виконт.  Ловушка
захлопнулась. Однако пока не было никого, кто пришел бы ее проверить.
     Лентал и делал ставку на то, что барон не посмеет перечить иерарху. Элк
обязан  будет  доложить о  нем виконту,  тот  -  Денетосу, тот -  Исиндиосу,
Исиндиос - синклиту. Но до этого они должны успеть...
     -  Несколько  минут уже истекли, барон, -  тоном капризного аристократа
произнес Лентал. - Мы торопимся.
     - Ничем не могу помочь, иерарх, - глухо ответил рыцарь. - Приказ.
     - Освободить дорогу! - рявкнул Лентал.
     Бэх поежилась.
     Однако воины даже не пошевелились.
     Друзья  растерянно переглянулись.  Кем  бы  он  ни был,  этот  странный
человек, имевший  при себе  и изумрудный  листок Ашшарат,  и черную  фигурку
ворона - иерархом, паладином, хоть демоном,  - но надежда на  спасение таяла
на глазах.
     Лентал сделал шаг вперед. Рыцари сомкнули щиты.
     - Именем Повелителя Бесплодных Равнин, я приказываю вам расступиться!
     Никакой реакции.
     -  Жаль,  -  процедил  Веденекос.  -  Я  привык,   чтобы   мои  приказы
исполнялись.
     Выхватив висевший у  пояса  кинжал,  Лентал поддел им рукав рубахи чуть
пониже плеча и рванул лезвие вниз.
     Ткань с треском расступилась. В свете факелов  блеснуло тусклое серебро
торквеса, перевитого узкой лентой с рунами Ворона.
     Призраки качнулись вперед.
     Они  не успевали воззвать к  нему, не успевали  его остановить.  Но  их
единый беззвучный вопль врезался  в барабанные перепонки, едва не сбив жреца
с ног.
     Лентал устоял.  Проведя по  предплечью  лезвием кинжала, он  выдавил на
торквес несколько капель крови.
     Не-е-е-е-ет!!!
     Они  умирали,  заново  переживая каждый свою  смерть. Гниение старости,
горечь поражения, выходящий из спины клинок... Он  заставил  их испытать все
это вновь.
     Друзья в ужасе отвернулись.
     А   когда   они  повернулись   обратно,   воинства  виконта  больше  не
существовало.
     Но  и Лентал выглядел так, словно убил каждого из врагов своими руками.
Браслет не довольствовался одной лишь кровью владельца.
     Сорвав торквес с предплечья, жрец отшвырнул его в сторону.
     - Бэх... Ты можешь меня перевязать?
     На том  месте, где только  что  был  браслет,  зияла  открытая  рана  с
черными, обугленными краями.
     - Я полечу тебя? - девушка в одно мгновение оказалась рядом.
     - Нет, - покачал головой Лентал. - Побереги силы. Прорвемся.
     "Что-то слишком часто в последнее время мне  приходится это слышать", -
подумала  Бэх. Но почувствовала, что спорить сейчас бессмысленно. Оторвав до
конца свисающий вниз рукав рубахи, она перевязала рану.
     - Не туго?
     - Нормально, -  лицо Лентала побледнело.  -  Нам  надо торопиться. Если
Денетос узнает о том, что произошло, все пропало.
     - Денетос? - переспросил Макобер.
     -  Протектор  Лайгаша,  -   пояснил  Лентал.  -  Жрец,   отвечающий  за
сокровищницу.
     - Идем обратно? - Мэтт взглянул на Терри.
     Не дожидаясь  ответа Терри, Макобер принялся  быстро  осматривать стены
пещеры.
     Лунный эльф покачал головой:
     - Боюсь, что тогда, в  коридоре, мне все же не померещилось. Сзади  нас
ждут.
     Невыносимо тянулись минуты. Виконт мог появиться в любой момент.
     Лентал, - момент был явно не подходящий, но гном  не утерпел, - а никто
из твоих предков, случаем, не бывал в...
     - В Хорверке? - слабо улыбнулся Лентал.
     Гном кивнул.
     - Я хотел сказать... Он был...
     -  Оп-па!   -   торжествующе   воскликнул   Макобер.   Секретная  дверь
распахнулась.
     - Я пойду первым, -  Лентал  внимательно  оглядел друзей.  - И все  вам
объясню. Потом.
     - Я  с  вами, - неожиданно  шагнул  вперед  Баураст.  - Если  что,  моя
магия...
     - Малахитовое колье?
     Чародей не стал спорить.
     - Оно совсем  рядом.  За  этой  пещерой начинается  туннель, по потолку
которого идет сиреневая полоса. А дальше...
     -  Хорошо,  - Лентал  поморщился  и  поправил повязку.  - Остальное  по
дороге. Пошли?
     Друзья были столь ошарашены внезапным преображением паладина, что молча
кивнули в ответ.
     По  потолку  коридора  и  в  самом деле шла широкая  полоса, нанесенная
слегка мерцающей в темноте сиреневой краской.
     - Ты все знала? - обвиняюще шепнул Макобер.
     Бэх опустила глаза.
     - И не рассказала мне?!
     Девушка  подумала,  что  мессарийца  не исправит даже личная  встреча с
Властителем Ушедших  Душ. То, что путешествующий вместе с ними иерарх Ордена
мог одним махом покончить со всей  талиссой, Макобера, похоже, совершенно не
взволновало. А вот то, что столь увлекательная тайна прошла мимо него...
     - Я сама только сегодня утром...  - также шепотом ответила ему Бэх. - И
вообще, это не мой секрет!
     Коридор закончился узкой винтовой лестницей. И она вела вверх.
     Друзья растерянно переглянулись.
     - Терри?
     Лунный эльф удивленно посмотрел на пирамидку.
     - Она тоже показывает наверх. Наверно, другого пути здесь просто нет.
     - А если вернуться и поискать второй  выход  из  пещеры? - нерешительно
предложил Торрер.
     - Виконт  может оказаться  там раньше нас,  - отмел  его идею Лентал. -
Баураст, а ваше колье?
     - Наверху, - коротко ответил чародей.
     - Колье? - насторожился мессариец.
     -  Все потом, -  отрезал Лентал.  - Они  действительно  ждали виконта с
минуты на минуту.
     - Значит, наверх? - Мэтт тяжело вздохнул.
     - Эй, гномик,  -  Макобер попытался поднять  ему настроение.  -  Ты  же
сейчас под землей! Считай - у себя дома.
     - У нас дома, - ворчливо подчеркнул Мэтт, - так не строили!
     - А что, по-моему, очень даже прочная  лестница,  - изумился Торрер.  -
Думаешь, не выдержит?
     Мэтт издал звук, больше всего похожий на разъяренное рычание.
     - У нас строят так, чтобы по лестнице любой мог взобраться. А не только
тот, кто умирает от истощения! - и он окинул критическим взглядом  худощавую
фигуру эльфа.
     -  Животик,  что ли,  не  пролезает? -  ухмыльнулся  Торрер. - Так бы и
говорил!
     - Сам ты животик,  - проревел гном. - В  плечах мы широки! И заруби это
себе на носу!
     Удовлетворенно улыбнувшись, Мэтт запыхтел  вверх по лестнице. Остальные
потянулись следом.
     -  Ну,  и  куда  нам  дальше?  -  спросил Макобер Баураста,  когда  они
оказались наверху.
     - Дальше?  В  конце этого коридора,  -  маг  указал на  уходящий вперед
туннель, - развилка. Если пойти налево и еще раз налево, потом взять правее,
пройти два перекрестка...
     - Понял, понял, - не дослушал его мессариец. -  Налево, направо, прямо,
налево, налево, а дальше вы сами покажете нам дорогу. Договорились?
     -  Годится.  Но у меня к вам тоже  есть  один вопрос, - Баураст понизил
голос. - Я  вот  уже который день думаю:  разве Торрер  и  Терри -эльфийские
имена?
     - Нет, конечно, - снисходительно объяснил мессариец. - Так же, как Мэтт
- совершенно не гномье. Просто настоящие выговаривать замаешься.
     -  К тому  же значительно  сложнее разыскать  лунного  эльфа,  - словно
невзначай заметил маг, - если его зовут Терри, а не...
     - Не исключено,  - Макобер сделал вид, что не понял намека. - Но это уж
не ко мне.
     - Мэтр, - окликнул чародея Лентал. -  У  меня  сильное  подозрение, что
виконт теперь может объявиться только позади нас.
     -  Не  спорю,  -  согласился  Баураст,  пропуская остальных  вперед.  -
Думаете, мы сможем его задержать?
     - Полагаю, что у нас нет другого выхода, - пожал плечами Лентал.
     От потери крови у него так кружилась голова, что жрец весьма сомневался
в исходе схватки не  то что с виконтом - даже с Рэппи. Но не признаваться же
в этом Баурасту...
     - Дверь! - раздался изумленный голос  Макобера. - Что-то давно никто не
пытался остановить нас такими простыми замками!
     Замки и в самом деле оказались несложными.
     Лепнина на потолке длинной проходной комнаты, в которую попала талисса,
больше  подошла бы для  владений  Бессмертного  Воителя:  древки  склоненных
знамен образовывали свод, а гипсовые полотнища свисали из-под потолка вечным
напоминанием о неведомых битвах.
     Макобер  собирался  уже  было  пробежать  комнату  насквозь  и заняться
противоположной  дверью,  когда, обернувшись, заметил узкую  неглубокую нишу
справа  от входной двери.  Стоящая в нише лакированная  шкатулка, украшенная
изображением золотого парящего дракона, так и просилась в руки.
     -  Ну-ка,  ну-ка!  -  Мэтт  протянул  руку  к  шкатулке,  но  мессариец
неожиданно остановил его:
     - Подожди. Чует мое сердце, здесь есть какой-то подвох...
     Не касаясь шкатулки, мессариец внимательно осмотрел нишу.
     - Ага, так  и  есть! - Макобер торжествующе рассек кинжалом тонкую, как
паутина, нить. - Сейчас бы мы ее взяли, и...
     - И?.. - гном вопросительно посмотрел на друга.
     -  И какая-нибудь  гадость точно  бы  случилась!  -  уверенно  закончил
Макобер.
     Достав шкатулку, он откинул резную крышку.
     -  Ничего интересного,  -  мессариец  не сумел  скрыть разочарования. -
Просто свиток какой-то...
     - Магический? - с надеждой спросил Торрер.
     - Кто его знает, - Макобер явно потерял всякий интерес к своей находке.
- Веревочкой перевязанный. Ладно, потом почитаем.
     - Что значит потом? - нахмурился Торрер. - Дай-ка  сюда. Может, это уже
сокровища начались!
     - Велико сокровище, - хмыкнул мессариец, но свиток все же отдал.
     Развязав шелковый шнурок, эльф развернул свиток.
     -  Стоит свету  солнечных лучей  упасть на  эту  страницу, -  прочел он
вслух,  с трудом  продираясь через  неразборчивый почерк,  - как вы узнаете,
куда лежит из Лайгаша ваша дорога.
     - Знамо дело, - пробормотал гном. - Сокровища продавать, куда ж еще?
     - Интересно же, - укоризненно заметил Торрер.
     -  После  интересоваться  будешь,  -  Мэтт  был непреклонен.  - Ну  сам
подумай, - откуда мы тут солнце возьмем?
     Поразмыслив,  эльф  вынужден  был признать  его  правоту. Нехотя  убрав
свиток обратно в ларец, он бережно отправил его в заплечный мешок.
     Дверь из комнаты оказалась не заперта, и друзья бодро зашагали вперед.
     Развилка.  Пирамидка  показывает  прямо.  Но только  талисса  двинулась
дальше...
     - Веденекос!
     От этого голоса, холодящего в жилах кровь, они застыли на месте.
     Лентал с Баурастом обернулись первыми.
     Из бокового  прохода  донесся лязг  доспехов.  Меч  виконта оставался в
ножнах; перед собой рыцарь держал заряженный арбалет.
     И после смерти рыцарь продолжал подчиняться древнему кодексу Эбруонара,
запрещающему убивать со спины даже заклятых врагов.
     "Узкий  коридор  не  позволит  талиссе   сражаться  в  полную  силу,  -
пронеслось в голове у Лентала. - Если бы виконт дал ей еще хотя  бы четверть
часа... И откуда призрак так быстро узнал мое имя?.."
     - Akuanda ntura avertol...
     Баураст вытянул правую руку вперед.
     Пружина арбалета щелкнула, как удар хлыста.
     - Shaernh!
     В последний момент маг подался  вперед, загородив Лентала своим  телом.
Молния,  сорвавшись с  его  руки,  ударила  в доспехи  призрака и,  зашипев,
разлетелась снопом оранжевых искр.
     От рыцаря не осталось и щита с гордым фамильным гербом.
     Ухватившись рукой  за  стену, чародей улыбнулся, сделал несколько шагов
вперед и тяжело рухнул на пол. Из его шеи торчало  древко тяжелой арбалетной
стрелы.
     - Малахи...
     Его  умоляющие глаза еще  смотрели на  Лентала,  когда из горла хлынула
кровь. Через мгновение Баураст был уже мертв.






     Увидев  смущенные лица стражей у двери своей приемной, Денетос мысленно
понадеялся, что хотя бы здесь не произошло ничего сверхъестественного.
     Неприятностей и так  хватало за  глаза. А мелкие шалости, вроде игры на
посту в "бывать - не бывать", его сегодня не интересовали.
     - Мессир!
     Оглянувшись на  оклик, Протектор с облегчением увидел  спешащего к нему
Халтоса.
     - Я уж было решил, что и ты сбежал! - не удержался Дейнэр.
     - Что вы, Протектор, в мои-то годы.
     Денетос подозрительно взглянул на жреца: это была первая шутка, которую
он услышал от Халтоса за все время пребывания в Лайгаше.
     Мир положительно сошел с ума: у Халтоса прорезалось чувство юмора.
     - А что, кто-то исчез?  - поинтересовался  жрец,  глядя на  ошарашенное
лицо Протектора.
     - На этот раз виконт.
     Денетос полюбовался произведенным эффектом и добавил:
     - Разумеется, вместе с талиссой.
     - А его л-люди?  -  от  изумления Халтос даже начал слегка заикаться. -
В-вернее, нелюди?
     - Горстка праха,  - буркнул Дэйнер. - У кого-нибудь еще в цитадели были
торквесы?
     - Исключено, мессир. Только у вас.
     - Так я и думал, - кивнул Протектор, направляясь ко входу в приемную. -
Асдан отправлен?
     - Отправлен, мессир.
     Из-за поворота коридора выскочил запыхавшийся монах.
     -  Протектор! -  отчаяние в его глазах не предвещало ничего хорошего. -
Тревога на третьем уровне. Совсем рядом с...
     - Халтос!
     Денетос уже бежал в сторону Кельи Перехода.
     - Какие будут распоряжения, мессир? - тяжело дыша, Халтос изо  всех сил
старался поспевать следом.
     - Найди Андальта. Срочная связь  с Исиндиосом. Пусть доложит синклиту о
том, что у нас происходит. Особенно про торквес.
     Халтос попытался было на бегу достать из-за  пояса навощенные таблички,
но быстро оставил эту затею.
     - Понял, мессир.
     -  Поднимай  резервную центурию. Бич  Айригаля! Не успеют...  Как  пить
дать,  не  успеют.  Перебрасывай  их  через  Келью  Перехода.  Сколько  тебе
понадобится времени?
     - Полчаса, мессир.
     - Двадцать минут. Не больше. Я постараюсь задержать их.
     - Слушаюсь. А потом, мессир?
     - Отправляйся в мой кабинет.  Будешь следить, чтобы все пошевеливались.
И  скажи им, что если эти голодранцы унесут с собой хоть один талер,  судьба
Асдана покажется им...
     - Да, мессир?
     - Сам что-нибудь придумаешь. Хоть это-то ты можешь без меня сделать?
     Хлопнув  дверью, Протектор  оставил Халтоса  за порогом Кельи Перехода.
Тот покачал головой, вздохнул и бодро потрусил к верхним казармам.



     - Бау!  - Макобер кинулся  к чародею. И остановился, осознав, что  магу
уже не помочь.
     Сжав кулаки, мессариец повернулся к Ленталу:
     - Это из-за тебя! - голос мессарийца сорвался. - Все из-за тебя!
     - Мак, - Бэх дотронулась до плеча друга, но мессариец сбросил ее руку.
     -  Что  -  Мак?!  Ты-то наверняка все знала с самого начала!  И если бы
этот... этот...
     -  Если  бы  не  Лентал,  -  гном  встал  между  ними,  - призраки  уже
заканчивали бы нас хоронить. Если бы они вообще этим озаботились.
     Не проронив больше ни слова, мессариец поднял на руки тело чародея.
     - Пошли, - резко бросил он.
     Никто не решился ему возразить.
     Минут  через пять  Макобер  все  также  молча положил  Баураста на  пол
коридора  и присел рядышком на  корточки, привалившись  к  стене.  Руки  его
дрожали.
     Талисса остановилась.
     -  Ты же сам еле идешь, - попытался урезонить  его гном. - Ну куда тебе
еще...
     - Он говорил, что уже совсем близко. Выберемся, попробую...
     -  Что,  что ты  попробуешь!  - взорвался  Мэтт.  - Податься в монахи и
уговорить Ашшарат совершить чудо?!
     -  Ах,  так? - мессариец  с  вызовом посмотрел на гнома.  - Тогда я сам
найду малахитовое колье!
     - И как же ты собираешься его искать? - опешил Торрер.
     Макобер осторожно, словно боясь потревожить покой чародея, осмотрел его
карманы.
     - Вот  по  этой  карте!  -  он развернул  на коленях засаленный  клочок
пергамента.
     Бэх поднесла факел поближе.
     -  Кажется,  здесь  действительно  не так далеко, - задумчиво  произнес
Терри. - Вот только кто сказал, что нам туда?
     - Я сказал, - Макобер поднялся на ноги. - Не нам - мне.
     Друзья переглянулись.
     - Давай помогу, - поднял чародея Торрер.
     Мессариец  промолчал. Теперь он хромал еще сильнее,  и  видно было, что
каждый шаг причиняет ему боль.
     Время  от времени Терри незаметно поглядывал на пирамидку.  Всякий  раз
она подтверждала выбранный Макобером путь.
     На  этот  раз они даже не разговаривали  между  собой. Лентал то и дело
тяжело  опирался на стену коридора,  и  Бэх  бросала  на него  обеспокоенные
взгляды, но  чувствовала, что  тоненькая  ниточка, связывающая  ее с Тигром,
порвется от малейшего усилия.
     Потолок  коридора постепенно  снижался. Сначала пригнули головы  люди и
эльфы. Потом гном. Дальше можно было только ползти.
     Макобер сверился  с картой, привязал за собой тело Баураста, закрыл его
лицо плащом и исчез в глубине лаза. Остальные последовали за ним.
     И оказались в крохотной душной пещерке.
     - Мак, ты  уверен, что  мы не  первые,  кто на нее  наткнулся? - Торрер
остановился рядом с лазом, из которого хоть как-то тянуло воздухом.
     Мессариец озадаченно  посмотрел на пергамент. Потом взял факел и поднес
его к правой стене пещеры.
     Только  теперь  все  заметили  высеченные  на  камне  неясные очертания
животных.
     - Олени, что ли? - предположил Торрер.
     - Сам ты олени! - фыркнул Макобер. - Медведей не узнаешь?
     - Не узнаю, - честно признался эльф. - Гномом буду, если это не рога!
     - А кто тебе сказал, что у пещерных медведей не было рогов?
     Реплика мессарийца поставила Торрера в тупик.
     -  У пещерных?  -Торрер задумался. - Это тех, которые в пещерах  живут,
что ли?
     - Не живут, - назидательным тоном пояснил мессариец. - Это такие особые
медведи, крайне  чувствительные  к своей репутации. И в пещеры  они  заходят
исключительно  попозировать  художникам.  Особо тщеславные,  правда,  иногда
разрешают неутилитарно использовать свои остатки.
     -  Как-как  использовать?  - обалдело  переспросил эльф,  не  ожидавший
обнаружить в мессарийце такой кладезь премудрости.
     -  Не-у-ти-ли-тар-но,  - по  складам  повторил  Макобер.  -  Не  мешай,
пожалуйста.  Эх,   темный  вы  народ,  эльфы,  не  знаете  даже,  что  такое
зоолатрия...
     И, не теряя больше времени, мессариец заскользил пальцами по силуэту.
     - Что это с ним? - удивленно прошептал Терри.
     - Медвежатник, наверно, - так же шепотом предположил Торрер.
     Неожиданно медведь  начал обретать плоть и кровь.  На  глазах  обрастая
клочковатой  буро-рыжей  шерстью,  животное  недовольно  заворчало, оскалило
клыки и зашевелилось, сбрасывая с себя куски разваливающейся стены.
     Они отступили  назад.  Лентал положил руку  на  медальон. Терри обнажил
меч.
     А Макобер... Макобер протянул  руку и ласково почесал  медведя за ухом.
Все застыли.
     Довольно  урча,  животное тяжело спрыгнуло со стены  и разлеглось у ног
мессарийца, доверчиво подставляя ему живот.
     Стена  за  его  спиной окончательно  рухнула, обнажив грязную  тюремную
камеру.  Грубо  сколоченный  стол,  стул-развалюха,  неровные  сырые  стены.
Бросившиеся  врассыпную  крысы вызвали  из  заплечного  мешка  Мэтта  весьма
заинтересованное попискивание.
     Единственным  заключенным этого странного подземного  каземата оказался
взъерошенный филин,  обосновавшийся на краю  низкой неприбранной  кровати  у
дальней стены камеры.
     Увидев развалившегося  на полу медведя, филин  несколько раз возмущенно
щелкнул клювом. Медведь утробно зарычал и покачал головой.
     - Ну-ну.
     Друзья переглянулись.
     - Простите, что  вы сказали? - мессариец  понял,  что  не удивится  уже
ничему.
     - И все-то тебе не терпится, - благодушно откликнулся филин.
     - Магия? - с подозрением принюхался Торрер. - И  кто  же это, интересно
знать, решил использовать тебя, чтобы с нами пообщаться?
     - Что значит использовать? - возмущенно прогудел филин.
     - Погоди, - Макобер на  секунду обернулся к  эльфу.  - Дай  я сам с ним
поговорю.
     Филин насмешливо склонил голову на бок.
     Бэх взглянула на медальон: Тигр оставался спокоен.
     - Неужели Айригалю служат говорящие филины? - тихо спросила Бэх.
     Лентал пожал плечами:
     -  Ни разу о таком не слышал. Но это  в любом случае не его филин.  Это
сам по себе филин.
     - В смысле? - удивилась девушка.
     - Он не принадлежит этому месту. Не знаю, как по-другому сказать. Не от
мира сего.
     Макобер  присел на корточки рядом с филином  и набрал в легкие побольше
воздуха.
     - Обожаю говорящих птиц! - затараторил он. - Нельзя сказать, чтобы  они
попадались  мне каждый  день...  Но  всякий  раз,  когда мне  удается  вволю
поболтать  с ними,  я  обычно  спрашиваю: а не встречалось  ли им, скажем...
малахитовое колье.
     - А вам оно зачем? - хитро поинтересовалась птица.
     - Да не нам! Стали бы мы, в самом деле,  искать какое-то колье?! Как ты
только  мог такое  удумать!  Чтобы  мы, великие  победители  драконов, перед
которыми даже призраки рассыпаются в прах...
     - Куда-куда рассыпаются? - заухал филин.
     - Да куда угодно! Но раз уж ты сам  заговорил про колье, скажи хотя бы,
где оно сейчас.
     Филин покрутил головой.
     Жест был настолько человеческим, что  Мэтт невольно улыбнулся. Он уже в
который  раз с  наслаждением  наблюдал,  как  Макобер обрабатывает очередную
жертву.  Были  люди,  способные выдержать монолог мессарийца минут  пять. От
силы десять. После этого сдавались даже самые стойкие.
     В когтях у филина появилось колье. Бэх ахнула.
     - Умная птичка! - от  души похвалил  мессариец. - А теперь сам подумай,
ну,  зачем оно  тебе? На шею не  наденешь  - свалится,  а потом  еще в ногах
мешаться  будет. И тяжелое, небось, -  ни взлететь,  ни  за ветку уцепиться.
Морока, да и только.
     Филин расправил крылья, критически оглядел их и покосился на колье.
     - Но ты не расстраивайся! - успокоил  его Макобер.  -  Мы  тебя от этой
ерунды избавим. Представляешь,  как  тебе  повезло,  что  мы  случайно  мимо
проходили? А то так бы и сидел с этой безделушкой...
     Птица разжала когти,  и  колье скользнуло  в  подставленную мессарийцем
ладонь.
     - Кстати, ты  не знаешь...  случайно, конечно, - не унимался Макобер, -
какова его истинная ценность?
     - Восемьсот двенадцать с половиной талеров, если не обманут, - похлопал
глазами филин и одобрительно добавил: - Умный воришка. Морока, да и только.
     - Да я  не про то, - махнул  рукой Макобер. -  Хочешь верь, хочешь нет,
первый  раз  в  жизни такую  красоту вижу.  А  что  толку?  Ну, подарю  я ее
какой-нибудь девице...
     - Надень на шею, - посоветовал филин.
     - Себе?
     Филин вновь покрутил головой.
     - Ему? - мессариец указал на тело Баураста.
     Птица не ответила.
     Макобер осторожно приподняв голову чародея.
     Драгоценные  камни  заструились, перетекая  друг в друга, превращаясь в
живое сверкающее  ожерелье,  слепящее глаза  тем же чисто-изумрудным светом,
что отбрасывал в бою медальон Лентала.
     Движение  становилось все стремительнее, и Макобер отвел глаза, пытаясь
подавить подступающее головокружение.
     Баураст исчез.
     - Он?.. - Макобер растерянно взглянул на филина.
     - Там, где  ему сейчас хорошо,  - на  этот раз в голосе птицы слышалась
печаль. - Баураст искал это колье всю свою жизнь. Слишком долгую жизнь...
     Торрер хотел было что-то спросить, но Бэх приложила палец к губам.
     -  Это  он  уговорил  свою  талиссу отправиться  в  Лайгаш.  И  так  до
последнего дня не мог себе простить ее гибель. А потом ждал, ждал тех, с кем
мог бы повторить свою  попытку.  Ты спас его,  но и тебе лучше  не знать, от
чего.
     -  Ты  только  скажи,  - нерешительно проговорил Макобер, -  ему правда
хорошо?
     Птица кивнула.
     - Тогда ладно, - Макобер улыбнулся. - А как нам?..
     - Ну уж нет, - не выдержал стоявший за его спиной гном. - Мне, пожалуй,
и так неплохо! Большое спасибо, господин филин, но нам пора.
     Подойдя к ведущей из комнаты двери, Мэтт в изумлении обнаружил, что она
заперта на засов. Снаружи.
     - Вот так, значит? - растерянно произнес он, обращаясь к засову.
     -  Видите  ли, господин гном, -  скромно  потупился филин, -  некоторые
птицы столь драгоценны...
     - Ладно, чего уж там, мы и обратно проползти можем!
     - Мэтти, ты что? - удивленно шепнул ему Макобер. - Как с цепи сорвался.
     -  Не нравится мне здесь, - пробурчал гном.  - Уж слишком все как-то...
благостно  что  ли. Колье? На  тебе  колье. Не  знаешь, что  дальше делать с
Баурастом? И здесь все прямо как по заказу!
     - Ты что-то подозреваешь? - напрямую спросил мессариец.
     - Мы в Лайгаше, Мак! Понимаешь, в Лайгаше, а не на бульварах Альдомира.
И союзникам здесь  просто неоткуда взяться. Ты что, не видишь, что он просто
время тянет?!
     К концу разговора шепот гнома напоминал удары боевого молота.
     - А вам, собственно, куда надо-то? - даже не обиделся филин.
     -  Да  говорят,  здесь  сокровища  какие-то валяются, - снова  выступил
Макобер к вящему негодованию Мэтта. - Посмотреть бы, а? Ты не бойся, мы люди
аккуратные, ничего не поломаем!
     - Так до них еще идти и идти, - посочувствовал филин. - Сначала белесое
марево...
     - Что-что? - заинтересовался Терри.
     - Ну, мерзость такая. Сквозь нее одни жрецы Айри пройти могут.
     - Резко это он, - пробормотал Терри, - особенно в таком месте.
     - А что ты с ним сделаешь? - фыркнул Торрер. - Разве что чучело.
     - Ну, с маревом-то мы... - энергично начал Макобер.
     - С маревом-то да. А с Вечным Истуканом как - тоже надеетесь совладать?
Смотрите на Жалящей Слизи не поскользнитесь!
     - Слушай, - мессариец наклонился к филину. - Нам-то что, мы хоть с  кем
сразимся. Но Лайгаш, знаешь ли, жалко. Люди старались, строили... Может, как
по-другому проскользнем?
     - По-другому? - филин задумался. - Можно, конечно, и по-другому.
     На глазах  у  талиссы прямо  за  хлипким  столом открылся низкий тесный
проход, уходящий в темноту.
     - Опять ползти! - простонал гном.
     - Так пройдешь, - ободрил  его Торрер,  критически оглядев  с головы до
ног. - Мэтти, да у тебя никак мания величия.
     - Спасибо! - не веря своим глазам, Макобер перевел взгляд на филина.
     Но тот уже исчез. За дверью послышались шаги стражника.
     Мессариец в восхищении присвистнул.
     - Ни тебе медведя пещерного, ни тебе... Хорошо хоть туннель остался.
     -  Давайте скорей, - поторопил  всех Терри. -  Чует мое сердце, они уже
хватились и виконта, и его несравненных воинов.
     Пригнувшись, друзья поспешили вперед.
     Ни развилок, ни ответвлений. Туннель уверенно вел их к цели.
     Местами  шаги  талиссы  вызывали  небольшие  оползни,  и  Мэтт  уже  не
сомневался, что проход этот держится одним лишь волшебством.
     Но вот туннель еще больше придавил их к земле, заставив согнуться в три
погибели,  а потом внезапно,  точно они миновали  узкое бутылочное горлышко,
выплюнул талиссу в просторный освещенный коридор.
     - Нам налево, - вполголоса проговорил Терри, взглянув на "ключ".
     Пирамидка сияла так сильно, что на нее было больно смотреть.
     - Уже совсем близко.
     Поворот, еще один поворот.
     Увидев одинокую  фигуру, перегораживающую проход, в дюжине футов  перед
талиссой, Терри застыл на месте.
     - Подожди, - остановил он Торрера, уже сдернувшего с плеча лук. - Я так
понял, что между нами и сокровищами больше никого не будет.
     Но он был  - высокий, чуть грузноватый мужчина в серых боевых доспехах,
поверх которых свободно висел медальон.
     - Кажется, ворон, - прищурился Торрер. - Ну, с одним-то жрецом...
     Прямые черные  волосы, перехваченные кожаным  ремешком, спускались чуть
ниже плеч незнакомца. В глазах жреца отражались ненависть и отчаяние. Правая
рука сжимала гладкий черный посох.
     Увидев талиссу, он сделал  пару шагов ей навстречу и  положил  посох на
пол коридора у своих ног.
     - Это еще что такое? - Макобер удивленно оглянулся на Бэх.
     - Знает Кодекс, гад, - сквозь зубы процедил Торрер.  - Теперь у нас нет
другого выхода. Лентал, одолжишь меч?
     Лентал молча протянул ему клинок.
     -  Ты  уверен? -  гном ласково погладил  рукоять тяжелого  метательного
ножа.
     - Уверен, -  отрезал Торрер. - Если, конечно, ты не  собираешься биться
потом еще и со мной.
     - Понеслось - не остановишь, - вздохнул Макобер.
     Эльф  вышел  вперед  и  встал  перед  незнакомцем.  Мечи легли  рядом с
посохом.
     - Не  иначе,  как на кулачках надумали? -  проворчал гном. - Кто-нибудь
еще, кроме нашего великого героя, знает этот дурацкий кодекс?
     - Знает, -  откликнулся Лентал. - То, что ты  видишь, называется "обмен
оружием".
     -  В смысле?  -  удивился гном. - Хочешь  сказать, Торрер будет дубиной
драться, а мужик?..
     - Денетос, - поправил гнома Лентал, стараясь оставаться в тени.
     - А Денетос.... - Мэтт осекся. - Тот самый, что ли? М-да, велика честь.
Торрер-то хоть против него выстоит?
     - Не  знаю, - Лентал задумался. - Как боец - несомненно. Но Денетосу, в
отличие от Торрера, есть кому помочь...
     Тем временем эльф внимательно осмотрел посох и протянул его  жрецу. Тот
таким же образом поступил с обоими мечами эльфа.
     -  Странно  получается,  -  нахмурилась Бэх.  - Торрер, значит, с двумя
клинками, а Денетос - с одним посохом?
     -  Торрер  предоставил  ему  выбор,  -  поморщился  Лентал.  - Если  бы
Протектор  поднял один меч,  они бы  дрались по  турнирному варианту. Равное
оружие, одинаковые  доспехи  и  до  первой  крови.  Оставив противнику  оба,
Денетос вызывает его на настоящий бой. Практически без ограничений.
     - Понятненько, - протянул Мэтт. - Убить, значит, хочет.
     - Торрер имел право отказаться, - пояснил Лентал.
     -  Такой  откажется, - проворчал гном, но  Ленталу  послышалась  в  его
голосе гордость за эльфа.
     Противники отсалютовали друг другу.
     - А Торреру-то что до Кодекса? - теперь наступил черед Лентала задавать
вопросы.
     - Школа мечников в Иратаке, - Бэх встала за его плечом. - Он дал Обет.
     Паладин кивнул.  Если кто-то из талиссы вздумает вмешаться в  поединок,
эльф обязан будет драться против него на стороне Денетоса.
     Прикрываясь одним из мечей, как щитом, Торрер медленно пошел вперед.
     Протектор стоял,  непринужденно  опираясь на посох.  Он подпустил эльфа
поближе - и вдруг резко хлопнул левой рукой по воздуху.
     К мечу эльфа  потянулась тоненькая сиреневая ниточка. Соприкоснувшись с
клинком, она рассыпалась гроздью разноцветных искр.
     - Неплохо,  -  пробормотал  Лентал,  мучаясь  от  того,  что  не  может
предупредить Торрера, чем тому это грозит.
     Видя,  что Протектор  не собирается  защищаться, эльф помедлил. Денетос
оставался неподвижен.
     Решившись,   Торрер  сделал   несколько  быстрых  танцующих  шагов   и,
замахнувшись правой рукой,  неожиданно распрямил  левую. Клинок устремился к
подбородку Денетоса.
     - Пляшущий фавн, - прокомментировал Мэтт. - Неплохой прием. Но все-таки
он слишком торопится.
     Денетос загородился посохом буквально в последнюю секунду.
     Слишком поздно. Слишком неловко.
     Торрер готов уже  был отвести взгляд, чтобы не  видеть,  как скатится с
плеч отрубленная голова Протектора,  когда меч, прослуживший верой и правдой
не одно  десятилетие,  столкнулся с черным посохом  и  разлетелся  на мелкие
осколки.
     Из дюжин мелких порезов на лице эльфа выступили бисеринки крови.
     Денетос оставался невредим.
     Торрер отпрыгнул назад. Протектор проводил его ироничным взглядом.
     - Не выстоит, - Мэтт  начал понимать, что имел  в  виду Веденекос. - Он
уже весь в крови, а это чучело еще и не начало сражаться.
     Среди  русых  локонов  Торрера появились  охристые  пряди.  Во  взгляде
мелькнула  знакомая  друзьям   ярость:  в  этом  состоянии  задиристый,   но
миролюбивый в глубине души эльф способен был переплюнуть любого берсеркера.
     Денетос наблюдал за метаморфозой с холодным, отстраненным любопытством,
точно его это вовсе не касалось.
     Попытавшись отереть кровь со лба, Торрер только еще больше  размазал ее
по лицу. Теперь он был воистину страшен.
     - Защищайся, - прошипел эльф, поднимая клинок.
     Терри показалось, что  ворон на медальоне жреца слегка повернул голову.
Глаза птицы превратились в две яркие багровые бусинки.
     Торрер пошатнулся.
     - Свет, - простонал он. - Свет, разрази вас Эккиль!
     - Свет?! - удивился Макобер. - Двух факелов ему что ли мало?
     - По-моему, он ослеп, - пробормотала Бэх.
     - Этого еще  не хватало! - проворчал гном, словно Торрер потерял зрение
исключительно, чтобы сделать ему гадость.
     И тут Протектор наконец перешел в атаку. Мгновенно сократив расстояние,
отделявшее его от  эльфа, Денетос  перехватил посох, как  копье,  и  с силой
ткнул Торрера в пах.
     Эльф согнулся от боли, и Протектор коротким точным  ударом хлестнул его
по правому предплечью. Выпустив клинок, рука бессильно повисла вдоль тела.
     - Опять! - простонала Бэх. - Нет, ему определенно везет!
     Торрер нащупал левой рукой стену коридора и стремительно ушел вправо  -
второй  удар посоха  скользнул по  стене, не причинив  эльфу никакого вреда.
Сделав вид, что падает, Торрер нырнул к полу, перехватил клинок в левую руку
и вновь принял боевую стойку.
     Тянуть было уже нельзя. Для  привыкшего драться  на мечах посох слишком
непредсказуем.
     К счастью, в Иратаке их почти полгода учили драться вслепую.
     Скорее  почувствовав, нежели  догадавшись, что  жрец  отвел  посох  для
нового удара, эльф скользнул вперед и рубанул  мечом, рассчитывая  попасть в
не  защищенную панцирем шею. От  неожиданности Денетос дернулся,  закрываясь
левой рукой...
     Из  обрубка  фонтаном  забила  кровь;  кисть  бессильно соскользнула  с
гладкого дерева.
     Вскрикнув, жрец ослабил наведенную им слепоту.
     - Шансы уравниваются?
     Макобер так и не понял, спрашивал гном  или утверждал, но его довольная
ухмылка говорила сама за себя.
     Торрер не сомневался,  что  Денетос отступит,  а то  и  вовсе  потеряет
сознание от боли. И опустил оружие.
     Глаза ворона угрожающе блеснули.
     Кровь остановилась.  Обрубок рубцевался прямо на глазах,  а  Протектор,
без труда удерживая посох одной рукой, ткнул им с размаху  в открытую голень
эльфа.
     Сделав отчаянный пируэт, эльф все же не удержался на ногах.
     - Денетос убьет его, - сквозь зубы проговорил Лентал.
     - Посмотрим, - Мэтт, набычившись, не сводил глаз с противников.
     - Ты  сильнее,  чем я думал, жрец, - бросил Торрер в лицо Протектору. -
Вернее, не ты - твой бог. Сам же ты - пустышка, голем. И  мне жаль Айригаля,
если у него нет людей, которые хоть что-то могут без его помочей.
     Денетос усмехнулся.
     -  Думаешь, ты уже  победил? - прохрипел  эльф,  пытаясь  справиться  с
жуткой, разрывающей нервы болью. - Что ж, посмотрим, много ли стоит твой бог
против моей талиссы.
     Он оглянулся на друзей. Терри спокойно кивнул. Бэх подмигнула.  Макобер
помахал рукой. Мэтт пожал плечами. Айвен...  Эльфу на  мгновение показалось,
что и Айвен стоит среди них.
     Друзья соединили ладони.
     Торрер  вновь  повернулся к  врагу. Мысленно потянувшись к талиссе,  он
почувствовал, что каждый готов отдать ему свои силы. Все, без остатка.
     Эльф одним прыжком оказался на ногах и вновь бросился в бой.
     Однако  Протектор  был  куда более  опытным  бойцом, нежели можно  было
предположить. Жилы на его руке вздулись, но блестящий черный посох парировал
удары эльфа не хуже самого прочного щита.
     Снизу,  по  ногам, без  замаха. Поврежденная голень отозвалась в голове
огненным взрывом...
     Как там говорил Лентал? "Прорвемся"?
     Подпрыгнул -  отлично.  Теперь  в  шею, по  артерии,  сверху  и  слева.
Пригнулся, сволочь. Эх, второй бы меч сейчас!
     Эльф  наступал,  наносил  удар,  уходил  корпусом  в  сторону  и  снова
атаковал. С методичностью, которая сделала бы честь любому воину виконта.
     Только, в отличие от них, эльф не был неуязвим.
     Правая рука висела вдоль тела. Торрер ее уже не ощущал.
     Денетос допустил всего две ошибки. Обе стоили ему глубоких ран.
     Закрывшихся, затянувшихся. Но и он чувствовал, что устает.
     "Сколько мы  уже  тут развлекаемся? - подумал Дэйнер, отражая очередной
удар. - Минут десять? Больше?"
     Он  представил  себе,  как  поднятая  по  тревоге  резервная  центурия,
разобрав мечи и щиты, торопится по коридорам к Келье Перехода. Как вжимается
в стену Халтос, - чтобы  не сбили с ног, не затоптали. Халтоса им простят, а
вот если не уберегут Протектора...
     Пора заканчивать. С минуты на минуту они будут здесь.
     Вырвавшаяся из медальона черная спираль, закручиваясь и пожирая на лету
воздух, рванулась к горлу эльфа.
     Боги,  он же  ее  не видит! Мэтт  раскрыл  было  рот,  чтобы  крикнуть,
предупредить...
     Проклятый Кодекс!
     - Торрер, чары!
     Гном не произнес ни звука, но талисса его услышала.
     Эльфу хватило  одного  мгновения,  чтобы  раскрутить меч  Лентала перед
собой в единое защитное мерцание.
     Он не увидел, как, распавшись на части, спираль медленно растворилась в
воздухе. Но по недовольной вибрации клинка понял, что попал.
     - Чары, - фыркнула Бэх.  -  Тоже мне  знаток магии. Какой тебе  Денетос
чародей?
     Поймав вопросительный взгляд Лентала, девушка шепнула:
     - Он предупредил Торрера. Мысленно.
     - Нашла время спорить, - огрызнулся Мэтт, думая только об одном: как бы
Торреру не примерещилось, что нарушен его проклятый Кодекс.
     Гном тоскливо взглянул на Лентала.
     - Все чисто, - успокоил тот. - Помощь талиссы слабее помощи Айригаля.
     Пошатнувшись, Денетос отступил назад. Его силы были на исходе.
     - Спасибо, ребята! - эльф оборвал связь с талиссой.
     Полученные  силы  приятно  холодили  тело,  словно  таящие  на   ладони
снежинки. Но Торрер  знал, чего друзьям это стоило: еще немного, и  они сами
начнут терять сознание.
     Ворон   на   медальоне   Денетоса  захлопал  крыльями.   Услышав  свист
приближающегося  посоха, эльф попытался блокировать удар эфесом меча, но тот
прошел сквозь воздух.
     Слух обманул: посох шутя рассек доспех и отбросил эльфа к стене.
     В  бок  вонзилось  что-то  острое,  и  сразу  стало  трудно  дышать.  И
шевелиться. И думать...
     Меч Лентала сиротливо звякнул об пол.
     Денетос наконец позволил себе расслабиться. Кажется, все.
     Дернув  посох, Торрер подмял  под себя  рухнувшего сверху жреца, и  оба
покатились по коридору.
     -  Вот тебе  и  весь  Кодекс,  - пробормотал гном, вытирая холодный пот
тыльной стороной ладони. - На кулачках - оно и есть на кулачках.
     Тела  противников сплелись в единый клубок. А когда он распался, трудно
было  определить  победителя  и  побежденного.  По крайней  мере, с  первого
взгляда.
     Ясно было одно: бой окончен.
     Эльф распростерся на полу. Доспех на правом  боку  казался оплавленным.
Через  зияющую в нем дыру виднелось кровавое месиво и сломанные ребра. И все
же Торрер еще дышал.
     Денетос также оставался неподвижен. Под его телом медленно расплывалось
темное пятно.
     Бэх склонилась над эльфом, но Лентал решительно покачал головой:
     - Сейчас ни ты, ни я ему не поможем.
     - Я потащу его, - вызвался Мэтт. - Терри, подсобишь?
     Лунный эльф согласно кивнул:
     - Если только этим мы его не убьем.
     - Надо торопиться,  -  подобрав меч, Лентал оглянулся назад. -  Денетос
явно чего-то ждал.
     -  Господа, здесь какая-то красная кнопка!  - раздался из темноты голос
Макобера. - И тупик. Жмем?
     -  Крондорн его  знает, - Мэтт поколебался. -  Странно, чтобы вход  был
закрыт, а кнопка на виду. Может...
     За их спиной Денетос с трудом приподнялся на локтях.
     Это было  то  самое  место, куда  он приходил совсем  недавно,  получив
письмо Исиндиоса. Тогда он  еще мечтал о  долгой удачной  карьере,  о  месте
иерарха. Теперь...
     Теперь обо всем этом можно забыть. И все же он еще может выполнить свой
долг Протектора. Спасти Лайгаш. И пусть Исиндиос мудрит дальше без него.
     Да где же эта резервная центурия, Ворон их побери!
     Он с трудом  вытащил из кармана  маленькую бронзовую  коробочку. Сорвал
зубами крышку.
     Губы Денетоса шевельнулись. Толстая темно-синяя линия магической защиты
светилась совсем рядом, буквально в паре шагов.
     Только   бы   дотянуться   до   стены...   А   когда   кнопка  окажется
заблокирована...
     Жрец не видел,  как  позади него  коридор  осветился голубым  мерцанием
телепорта. Возникший в нем силуэт помедлил.  Провел рукой по волосам. Шагнул
вперед.
     Почувствовав на себе взгляд, Протектор обернулся. Она узнала его сразу.
     Мелькнула стальная звездочка. С мерзким хлюпающим звуком Денетос рухнул
в  лужу  собственной  крови.  Звякнув, коробочка  выкатилась  из  цепенеющих
пальцев.
     Телепорт уже  гас, когда  в коридор  один за  другим  посыпались  воины
резервной центурии.
     Услышав топот сапог, Макобер обернулся и решительно надавил на кнопку.







     Замерцав, стена в  тупике коридора  исчезла, открыв вход  в полукруглую
комнату,  из которой  пятью лучами  расходились широкие,  хорошо  освещенные
туннели. Стены комнаты опоясывал каменный  барельеф с панорамой Альдомира; в
центре просматривалось величественное здание Лазоревого храма.
     - По трое в ряд, чародеи  в середину! - скомандовал центурион за спиной
у талиссы,  справедливо опасаясь, что в  толчее воины положат  больше своих,
нежели врагов.
     Но и друзья не теряли времени.
     - Здесь еще одна кнопка! -  Макобер  был уже по  ту  сторону "двери". -
Давайте все сюда.
     Дождавшись,  пока Мэтт с Терри перетащат Торрера через порог, мессариец
вновь надавил на кнопку - на этот раз мирного синего цвета.
     Стена  встала  на  место.  Послышавшиеся  из-за  нее  проклятия  только
добавили  друзьям оптимизма: похоже  было,  что  второй раз  трюк с  красной
кнопкой не  прошел, а обходного пути воины Лайгаша  не знали.  Или же его не
существовало.
     - Ну что, добрались? - Бэх с надеждой взглянула на Терри.
     Пирамидка на ладони лунного эльфа в последний раз вспыхнула и погасла.
     - Добраться-то  добрались,  - спрятав "ключ" в карман, Терри огляделся,
пытаясь  сообразить, куда  двигаться  дальше.  -  Теперь  хорошо бы  еще  не
заблудиться.
     - Не заблудимся, - успокоил  его гном. - Время у нас есть, так что я бы
начал...
     - Слышите? - поднял руку Макобер.
     Откуда-то издалека до талиссы донесся  низкий грозный гул,  похожий  на
зарождающееся извержение вулкана.
     - Опять твои шуточки? - Мэтт с подозрением взглянул на мессарийца.
     -  Как  что,  сразу  я! - возмутился Макобер, однако договорить  ему не
удалось.
     Стены содрогнулись. Прошедшая по сокровищнице судорога отправила на пол
всех,  кроме  гнома,   первым  догадавшегося,  что   сейчас  произойдет.  И,
разумеется, Торрера, которому было уже все нипочем.
     Когда  они  поднялись,  отряхивая  пыль  со  штанов  и  ладоней,  Терри
удивленно воззрился на потолок:
     - Землетрясение, что ли? И именно в тот момент...
     Мощный грохот заглушил его слова.
     - Кажется, я знаю, что это такое, - Лентал побледнел.
     - Ну?!
     -  Система  ликвидации  Лайгаша.  У кого-то хватило ума  разблокировать
кнопку, а у кого-то...
     -  ...ее нажать,  -  закончил за него Мэтт. - Ясненько. И сколько у нас
есть времени?
     - Минут десять. Может быть, пятнадцать. На все.
     - То есть?
     - Это, по всей видимости, третий или четвертый подземный уровень. Волна
идет сверху вниз. И потом даже сам Во... даже сам Айригаль нас не откопает.
     - Лентал, - Бэх мягко коснулась его руки,  - я прекрасно  помню, что ты
твердо решил не выдавать никаких тайн Ордена.  Но, может быть, сейчас не тот
случай...
     -  Не  тот.  Думаешь,  меня  сильно радует  перспектива  остаться здесь
навсегда?
     -  Одним словом, надо бежать,  - подытожил  Макобер.  - И  одновременно
искать выход.
     - Бежать? - Мэтт с сомнением посмотрел на Торрера.
     - Идти. Ползти. Все что угодно, только бы не стоять на месте.
     -  А сокровища?!  -  возмутился гном,  чувствуя, как  его мечты рушатся
вместе с Лайгашем. - Так и останутся у Айригаля?!
     -  Ни у кого они уже не останутся,  - дернул его  за рукав мессариец. -
Лентал же сказал: через четверть часа здесь будут одни руины.
     - Утешил, нечего сказать, - Мэтт жалобно обвел взглядом талиссу,  точно
надеясь, что все это еще окажется глупой шуткой.
     - Мэтти, помоги лучше сориентироваться! - взмолился Терри.
     - Как, интересно знать? - набычился гном. - Лично мне все пять туннелей
кажутся абсолютно одинаковыми. Да и проложены они практически одновременно.
     - Может быть, центральный - главный? - предположил Макобер.
     - Примитивно, - фыркнула Бэх.
     - Господа, минуты три уже прошло, - напомнил Лентал.
     -  Видели?! - вдруг закричал  Мэтт,  заставив  друзей предположить, что
обильные переживания все же помутили его рассудок.
     Талисса  разом  повернулась  в сторону  второго  справа туннеля,  но не
заметила ровным счетом ничего необычного.
     - Видели что? - поинтересовался, наконец, Макобер.
     - Тень. Силуэт, - гном изобразил руками в воздухе нечто абстрактное.  -
Ростом примерно с меня. И готов поклясться, что он поманил нас за собой.
     -  Ну,  теперь,  по  крайней  мере,  понятно, по какому коридору  мы не
пойдем, - философски заметил Терри. - Осталось всего четыре.
     - Это еще почему? - подбоченился гном.  - Потому что его увидел я, а не
ты?
     - Ни в одной цитадели Лазоревого храма  я не встречал  призраков внутри
сокровищницы, - неожиданно поддержал гнома Лентал. - И терять нам, по-моему,
уже нечего.
     - Значит, решили,  - и, не  дожидаясь, чем закончится  спор,  мессариец
захромал вперед.
     Терри  с  Ленталом подхватили  плащ  с  Торрером;  остальные потянулись
следом.
     Трудно сказать  почему,  но  Мэтт  представлял  себе  сокровищницу  как
бесконечную  анфиладу комнат,  заваленных  всяким добром. Лайгаш разочаровал
его: бесконечным  казался  только сам  коридор. Вправо и влево от него то  и
дело  отбегали короткие  боковые  проходы.  Но  все  двери оказались наглухо
закрыты.
     - Да что же это такое! -  простонал гном. - Побывать в  сокровищнице, а
ничего, кроме ваших физиономий, так и не увидеть.
     С этими  словами он вытащил  из-за пояса топор и решительно  врубился в
одну из дверей.
     Маленькая  комнатка.  Полки  вдоль   стен,   уставленные  колбами  всех
возможных и невозможных цветов.
     - Вот попал так попал - опешил гном. - Где это мы, интересно?
     - Я тебе  потом расскажу, -  не останавливаясь, пообещал  Лентал. -  Но
если ты не собираешься заняться на досуге разведением нежити...
     Мэтт торопливо отпрянул от двери.
     - И что, они здесь все такие, э... сокровища?
     Черная змеистая трещина прорезала потолок. Но пока еще он держался.
     - Четвертый уровень, говоришь?  -  бросив опасливый взгляд наверх, гном
заспешил вслед за Макобером.
     Но мессариец уже добрался до конца коридора.
     - Тупик. И панелька какая-то.
     -  Ты это, того, не очень, в общем! - Мэтт мгновенно оказался  рядом  с
ним.
     Удар. Грохот. И опять удар.
     Они вжались в стены коридора.
     - Жми, - решился наконец Терри. - Все одно - погибать.
     Панелька мягко ушла в  камень.  Под ногами  Макобера засветился зеленый
пятиугольник. Секунда - и мессариец исчез.
     Выдохнув, Лентал медленно вытер пот со лба.
     - По крайней мере один выход отсюда мы нашли. Терри?
     - Может, Торрера сначала отправим?
     - А если нас там ждут?
     Лунный эльф  кивнул и,  подойдя  к  стене, надавил на  панельку. Мягкий
зеленый свет...
     - Будем надеяться, что они хотя бы отправились в одно и то  же место, -
пробормотала Бэх. - Теперь Торрер?
     Лентал  в одиночку подтащил эльфа к стене,  отошел в сторону и коснулся
панельки.
     Дождавшись, пока пятиугольник погас, жрец обернулся к гному.
     - Прошу.
     - Держитесь! - крикнул вдруг Мэтт, хватаясь за стену.
     Было полное ощущение, что  неведомый великан сжал Лайгаш в кулаке и как
следует встряхнул в надежде выяснить, есть ли кто внутри.
     Но на этот раз друзья устояли на ногах.
     -  Нет уж, давай  сначала  ты,  - кивнул на  панельку  Мэтт, когда  пол
перестал дрожать. - А то, сам знаешь, попаду я  к этому вашему Айригалю -  и
что? Лучше уж он тобой сперва перекусит.
     Гном и сам  понял,  что шутка у него  вышла скорее грустная,  но Лентал
улыбнулся.
     Грохот и  удары  доносились  теперь  сверху  почти беспрерывно. Лайгашу
оставалось не больше нескольких минут.
     - Мэтт, не упрямься. Что я, что ты...
     Бэх подняла на него глаза.
     - Не спорь. Все равно его не переупрямить. А чем дольше мы здесь...
     Взяв девушку  за  руку,  Лентал нажал на панельку. Свет.  Мэтт  остался
один.
     -  Другое дело, - пробормотал он. -  Ну,  где  это  видано, чтобы  гном
уходил из сокровищницы с пустыми руками.
     Вернувшись на  дюжину  шагов  назад,  он свернул  в  первое  попавшееся
ответвление.
     Выбив топорищем  замок,  гном  печально  обвел  взглядом  свою  добычу:
комната оказалась забита продолговатыми плоскими ящиками.
     - И никакой тебе  романтики, -  разочарованно протянул  гном.  - Нет бы
хоть напоследок...
     Будто откликаясь на  слово  "напоследок", потолок с треском раскололся,
обрушив на Мэтта поток мелких камней.
     Гном  пошатнулся,  но  не отступил.  Не  дожидаясь, пока  стены комнаты
начнут проваливаться внутрь, он  схватил один из ящиков и решительно потащил
его в главный коридор.
     Грохот. Удар.
     Мэтт  и   сам  не  понял,  как  оказался  на  полу.  Проведя  рукой  по
выбивающимся из-под шлема волосам, он почувствовал на ладони кровь.
     - Ну что  тебе, жалко что ли? - пропыхтел гном, явно обращаясь к самому
Лайгашу. - Маленький такой ящичек...
     Почувствовав, что не в силах встать на ноги, Мэтт принялся толкать ящик
перед  собой.  Рэппи  жалобно попискивала рядом, то  и дело  тычась носом  в
окровавленные руки хозяина.
     От сильного порыва ветра факелы на стенах коридора погасли.
     Камни   свистели   в   воздухе   уже  непрерывно:  уворачивайся   -  не
уворачивайся...
     Надвинув  поглубже шлем и вздрагивая всем телом  от каждого удара, гном
упорно  полз к телепорту. Перед глазами вставала багровая пелена, ног он уже
не чувствовал.
     До гнома донеслись отчаянные крики. "Воины Лайгаша нашли свою судьбу, -
равнодушно подумал он. - А я вот-вот найду свою".
     Ящик  уперся  во  что-то твердое. Подняв глаза, Мэтт с трудом разглядел
перед собой стену.
     Приподнявшись на  локтях,  гном попытался дотянуться до панельки.  Рука
бессильно проскребла по стене. Во рту появился отчетливый привкус крови.
     Мэтт  перевел  дух. Вдавить  панельку  в  стену  ему удалось  только  с
четвертой попытки.
     Ничего не произошло.
     Привалившись спиной к стене, гном подхватил перепуганную дрожащую Рэппи
и бережно посадил ее на колени.
     - Прости, животина! - только и смог сказать он.
     Ну, раз напоследок, так напоследок...
     Подцепив  лезвием  топора  крышку  ящика,  Мэтт  отжал  язычок замка  и
заглянул внутрь.
     Сапфиры.  Подобранные  один  к  одному,  как  на  прилавке  у  ювелира.
Чудовищно богатого ювелира.
     Гном улыбнулся и закрыл глаза.



     Когда Макобер надавил  на  красную кнопку, я  подумал,  что  надо  было
все-таки провести пару вечеров над картами Лайгаша. Да, задним умом...
     Вокруг нас зеленела редкая  березовая роща, насквозь прогретая ласковым
весенним  солнышком. После Лайгаша  пейзаж  казался неприлично,  идиллически
безмятежным, если не сказать банальным. Густой бархат травы, приютившаяся на
рухнувшем стволе чага, ярко-желтые россыпи одуванчиков...
     Поначалу  даже  трудно было поверить,  что  это не  очередная  западня,
специально сотворенная для того, чтобы грабители расслабились и добраться до
них не составило особого труда.
     Последним появился  Мэтт.  Он был  без  сознания  и выглядел так, точно
каждому из трех-четырех разрушенных  уровней Лайгаша удалось оставить на нем
свой  след.  Рэппи   попискивала  от  ужаса  и  никому  не   давала  к  себе
притронуться.
     Убедившись,  что  спастись удалось всем,  друзья рухнули,  где  стояли.
Только  мы с Бэх  нежились в потоках Силы наших  богов, точно две ящерицы на
теплых валунах. А потом, не сговариваясь, принялись за дело.
     Пока я пытался подлатать Торрера, Бэх удалось привести в чувство гнома.
Однако  свои  приключения после того, как  остальные  покинули  Лайгаш, Мэтт
описывал весьма туманно. А в конце поклялся,  что перед тем, как провалиться
в небытие, заметил приземистую  фигуру какого-то  другого  гнома, спешащую к
нему из темноты коридора.
     Пришлось  сделать вид,  что  мы  ему верим. Тем более  что  Макобер  со
значением показал глазами на солидную  вмятину на шлеме и потребовал,  чтобы
мы оставили Мэтта в покое.
     Как бы  то ни  было, сапфиров талиссе хватит не на один  год  безбедной
жизни.
     А вот нас в первый день хватило только на то, чтобы  отдыхать, отдыхать
и снова отдыхать. Не было желания даже разводить костер.
     Забавно, что Терри сразу выпустил поразмяться своего дракончика. Кто бы
мог ожидать, что он так трогательно к нему привяжется...
     Свиток  Абу  Дамлаха вызвал у талиссы  весьма  умеренный интерес и  еще
более умеренный энтузиазм.  По  общему  мнению,  никакие  сокровища  мира не
стоили ни Айвена, ни Баураста. С чем, в общем-то, трудно не согласиться.
     Как  оказалось,  нас выбросило всего в дне пути  от  Трумарита, столицы
герцогства Этренского. И талисса была настроена  остаться  в ней до тех пор,
пока ей не  наскучат  городская суета,  мягкие  кровати и светлый майонтский
эль.
     В  Трумарите мы с  Бэх и объявили  о своей помолвке.  Меня  поздравляли
довольно  сдержанно, да  и на  ее долю, как  мне кажется,  досталось  больше
напутствий, нежели поздравлений.
     После  свадьбы мы  отправились в мой родовой замок. Я  сказал  Бэх, что
мечтаю познакомить ее с родителями, но еще больше мне хотелось сказать маме,
что я вернулся. К ним. К Ашшарат.
     Расставались   без  особых  церемоний.  Талисса  обещала  ждать  нас  в
Трумарите по крайней мере месяц. И никто не  сомневался, что совсем скоро мы
увидимся вновь.
     Никто, кроме меня.


     Эпилог


     Высокая  стена  плюща, окружающая сад со  всех четырех  сторон,  скорее
должна  была  уберечь его хозяина от докучливого любопытства соседей, нежели
сам сад - от разграбления окрестными мальчишками.
     Как раз с  мальчишками-то  было проще всего. Когда хозяин отсутствовал,
калитка  сама  впускала  их  внутрь  и  ворчливо  напоминала, чтобы  они  не
жадничали, не дрались и ничего не поломали. А когда хозяин возвращался,  что
бывало не  часто,  та  же  калитка  просила шалопаев  не  беспокоить  его  и
заглянуть попозже.
     Отделаться  от  взрослых  оказалось  куда  сложнее. Встречать  сборщика
налогов или одержимого садовода,  прослышавшего  про  творящиеся за  забором
чудеса, выходил унылый долговязый  слуга, сообщавший, что хозяина  дома нет,
когда  будет неведомо, а что до  чудес, так чего только  люди  не придумают,
ежели заняться больше нечем.
     В отличие  от  калитки, заходить попозже слуга не  приглашал. Но налоги
платил исправно...
     Большую  часть времени  сад пустовал.  Однако сегодняшний душный летний
вечер служил редким исключением из правил.
     Под  платаном, в глубоком плетеном  кресле устроился  добродушного вида
старичок. На  гравюрах так частенько  изображают магов, скорее  даже Великих
Магов: спускающаяся чуть  ли  не до  земли  борода,  лучики-морщинки  вокруг
мудрых,  немало повидавших на своем веку  глаз,  пронзительно  седые волосы.
Одним словом, как любят говаривать сказители, "убеленный сединами старец".
     Вполуха прислушиваясь к беседе, у его ног вальяжно возлежал разморенный
жарой сайгак.
     Сказать по правде, старичок  этот не был  не только Великим, но и самым
обыкновенным магом, однако чувствовал  себя в образе вечного доброго дедушки
весьма уютно и  не видел резонов от  него  отказываться. В  конце концов, он
действительно мог бы иметь седины.
     Напротив старичка, на врытой в землю скамейке, расположился мужчина лет
тридцати  в просторном белом одеянии, стянутом небесно-голубым поясом. В нем
сразу  чувствовалась та  южноимперская порода,  что  так  привлекала  женщин
удивительным сочетанием  безмятежного  внутреннего спокойствия  и  неуемной,
бьющей через край энергии.
     Сквозь распахнутый ворот на шее виднелась цепочка с серебряной фигуркой
филина.
     -  Благодарю  вас  за угощение,  Величайший,  - мужчина чопорно склонил
голову, - и если мне будет дозволено вас покинуть...
     -  Дозволено,  отчего  ж  нет? -  проворчал  старик,  отправляя  в  рот
бело-розовую  гроздь  своих  любимых  ягод,  весьма  напоминающих  по  вкусу
клубнику  со сливками. - Я с  раннего детства слишком  многое тебе позволял.
Сам теперь и расхлебываю. Кстати, мой мальчик, если ты вдруг запамятовал, то
вот уже лет тридцать, как ты зовешь меня Дайнаэлем.
     И добавил, заметив протестующий жест собеседника:
     - Хотя, если вам, дорогой Эрсин тен...
     - Простите, Дайнаэль, - тут же поправился мужчина.
     - Так-то  лучше. А  то  все  "ваш покорный  слуга", да "если мне  будет
дозволено", - передразнил старичок. - Тьфу!
     - Еще раз простите, - смутился мужчина, - но я и в самом деле  чувствую
себя  полным дураком.  Больше  двух  лет готовить операцию,  чтобы  в финале
узнать, что вы и сами  вполне способны  навестить Лайгаш! Никогда не поверю,
что вам трудно было  бы обрушить  его  без  всяких там  талисс, денетосов  и
прочей ерунды! Кстати,  до сих пор не  пойму,  зачем  вам понадобилось целую
неделю торчать в этом каземате!
     -  Ты так  говоришь,  точно  я получал  от  этого  удовольствие!  -  не
сдержался старик. - Милый  мой,  ты хоть представляешь  себе, при всех своих
регалиях,  что  такое мгновенное  изменение пространства?  Да если бы  я всю
неделю  не создавал  по  дюйму  этот коридор, то у  сокровищницы талиссу  не
Дейнэр - сам Айри  встречал бы с распростертыми объятьями. И хорошо, если он
один.
     -  Пусть  так, - не  отступал  Эрсин.  - И  что  с того?  Когда  я  вас
спрашивал,  имеете  ли вы право что-нибудь сделать с  Лайгашем,  что  вы мне
ответили?
     - Чистую правду: не имею. Да ты  ешь, ешь, -  старик пододвинул блюдо к
Эрсину, - я и так что-то увлекся.
     Мужчина непроизвольно отщипнул несколько ягод.
     - Если так, я, признаться, не очень вас  понимаю. В чем  тогда  состоит
этот ваш пресловутый Договор? Я всегда как думал: гору, скажем, хоть двигай,
хоть в пыль, а людей...
     - А людей - не трогай, - закончил за него Дайнаэль. - Все правильно.
     - И чем же Лайгаш столь отличается от горы?
     - Тем, что его сотворили люди. Тем, что его исчезновение  меняет  жизни
десятков людей сегодня и тысяч - завтра.
     Эрсина особенно задевало то,  что Дайнаэль оставался абсолютно спокоен.
Сам же он по-прежнему чувствовал  себя лишь учеником. Быть может, лучшим, но
все же не более чем учеником, которого мэтр даже не считает нужным посвящать
в свои планы.
     -  Все, Син, хватит!  - Дайнаэль  коснулся руки  собеседника,  и  обида
внезапно показалась  Эрсину на  удивление детской и глупой. - Если бы не ты,
следующий ход Айри не заставил бы себя ждать.
     -  А  теперь? -  подобрался мужчина,  предчувствуя,  что Лайгашем дело,
пожалуй, не кончится.
     -  А  теперь я  бы  на твоем месте  заперся на  недельку  в  загородной
резиденции Ордена и хорошенько подумал: как  бы ты поступил на  его месте? -
посоветовал   старик.   -  Твои  планы  не  изменились,  дражайшая   супруга
по-прежнему мечтает видеть остальных богов толпящимися у подножия  ее трона.
Деньги  и  мощнейшие  артефакты,  которые  ты  стягивал  в  Лайгаш со  всего
материка, погибли... И главное - совершенно непонятно, кого в этом винить.
     Заметив удивленный взгляд собеседника, Дайнаэль хитро прищурился:
     -  А кто, собственно, его разрушил?  Макобер уверен, что  он. Веденекос
наверняка приписывает это себе.
     -  А я - себе?  - улыбнулся Эрсин.  - Но ведь если бы я не придумал эту
историю с графом...
     -  Вот и я про  то, - улыбнулся в ответ Дайнаэль. - Без  тебя - никуда.
Разве  что с Денетосом ты  чуть-чуть переиграл:  бедняга едва не тронулся от
твоего последнего  послания. Хотя  остальное, должен  признать, ты просчитал
просто блестяще.
     - Ну да, - иронически согласился мужчина,  хотя после такой похвалы ему
сразу расхотелось спорить. - Особенно Веденекоса.
     -  Разве  Веденекос  вписался  в эту историю  хуже остальных?  - лукаво
поинтересовался Дайнаэль. -  И не ты  ли, мой мальчик, говорил в свое время,
что симпатизируешь ему больше других иерархов?
     - Айригаль все же симпатизировал  ему значительно  больше, - усмехнулся
Эрсин. - Но подозреваю, что даже он не мог предположить...
     - Ты заставляешь меня повторяться. Я уже не раз говорил тебе: люди куда
более непредсказуемы, чем боги. Да только ты почему-то слабо в это верил.
     Эрсин покачал головой, признавая свое поражение.
     - Мне и в самом деле пора, - поднявшись со  скамьи, он  низко склонился
перед Дайнаэлем. - В конце недели  соберется синклит, а потом я, пожалуй,  и
точно  залягу в  резиденции. Имеет же,  в конце  концов, иерарх полное право
подумать на досуге, какие там планы у его собственного бога...

     Париж - Бордо - Москва, 1998 - 2001

     * Стихотворение Бэх.
     * Стихотворение Бэх.


Last-modified: Mon, 04 Nov 2002 09:15:56 GMT
Оцените этот текст: